Фантастика : Космическая фантастика : 12 : Джон Ченси

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу

12

Я чувствовал себя двояко, потеряв шевроле. С одной стороны, я почти радовался тому, что потерял эту проклятую штуковину и ее бездонный мешок сюрпризов. С другой стороны, я ненавижу ходить пешком, а нам именно это и пришлось делать. Мы доскакали на собственных копытах до того места, где въезд в портал Голиафа разделял остров почти надвое. Дальше к югу плотность движения была больше, и мне пришло в голову, что если что-нибудь приезжает для того, чтобы забрать всех с острова, то это должно быть как раз там. Я был прав. Примерно в трех четвертях пути по внутренней кривой полумесяца на восточном берегу была пристань. Теперь я знаю, что моя интуитивная ориентация, по крайней мере, немного была правильна. Солнце теперь заходило на другой стороне острова, а для меня то место, где заходит солнце, называется западом. Странно, что большая часть планет вращается к востоку.

Я стоял, глядя на запад вдоль отрезка дороги на дальний берег, вдоль того места, где дорога закругленно вливалась в море. Мне казалось, что я могу оттуда видеть выезд из портала.

– Роланд, как по-твоему, насколько далеко от того места, где мы выехали на планету, до того места, где мы остановились?

Он заслонил рукой глаза от солнца и посмотрел на запад, потом взглянул на ближайший берег, потом опять назад.

– Два клика, может быть, меньше.

– А во сколько ты оцениваешь нашу скорость, когда мы пролетели насквозь через портал?

– Мах-запятая-восемь, но я не смотрел.

Я тоже не смотрел, но звучит здорово. Значит, мы перешли от примерно двухсот пятидесяти метров в секунду к нулю меньше чем за два клика. Что это означает в переводе на силу тяжести, такую работу, от которой глаза на лоб должны вылезти, а? И ведь учти, я не сразу стал тормозить.

Я почти чувствовал, как шевелятся электроны в мозгу у Роланда. Либо Роланд был естественным молниеносным счетчиком, либо у него в мозг был вживлен микрокалькулятор. Временами – просто на несколько секунд – глаза его становились холодными и словно силиконовыми. Он быстро ответил.

– Слишком много. – Потом покачал головой, изумленный и озадаченный. – Не могу подсчитать. Это не может происходить.

– Я как раз именно это и думал, но волей-неволей приходится признать, что это правильный подсчет.

– Но мы не почувствовали такого страшного торможения. Нормальные нагрузки обычного панического торможения, да, но... – он подумал над этим. – Это означает только одно – что этот странный шевроле не чувствует себя связанным какими-нибудь там естественными законами физики. Вроде как сохранение энергии или движения.

– Правильно, но это невозможно, по крайней мере, мне так говорили в школе. – Я кое-что вспомнил. – Еще одна вещь – мне никак не удалось подумать над этим прямо тогда, но я почувствовал волну жара, когда только что выбрался из машины. Сперва я подумал, что это солнце, но стало прохладнее, когда я отошел от машины. Это, конечно, могло быть всего лишь мое воображение...

– Нет, ты прав. Машина испускала тепло какое-то время после того, как мы остановились. Оно было очень и очень заметным, но когда я потрогал корпус, он был только слегка теплым.

– Сверхрадиационная субстанция, вероятно, но это не удивительно, если принять во внимание скорости, которые машина может развить в атмосфере. Скажи мне, как тебе кажется, могла машина превращать неизрасходованную энергию прямо в тепло?

Он пожал плечами.

– Почему нет? Превращение энергии движения и инерции в тепло – пожалуйста. Я склонен поверить во что угодно после встречи с этой машиной.

Я почесал свою трехдневную щетину.

– Ага. Диковато, правда?

– Хм-м-м... диковато, это точно, да.

Остальные поджидали нас на другой стороне дороги. Это была длинная тропа, и нам надо было еще идти и идти, если мы хотим попасть на пристань, так нам, по крайней мере, сказали.

– Неприятности, Йи? – спросила нас одна пожилая женщина. – Фаша машина сломалься?

– А-а-а, да. Скажите мне, это правда, что отсюда нет пути обратно в земной лабиринт?

Она рассмеялась, показав золотой клык во рту. Вид этой штуки потряс меня, пока я не понял, что это было. Когда это дантисты прекратили применять эту технику? Сто лет назад? Двести?

– О, Наин, Наин, каррада, нет, нет, нет, – видимо, вопрос был страшно глупый. – Майн готт, нет, – сказала она, все еще смеясь. – Невозможно. Фы ехать не тот портал? Ни? Ошибка?

– Да, мне кажется, так все и получилось. Спасибо.

– Фы идти там, – сказала она, показывая рукой на юг. – Мы там стоять, пока лодка не прийти, – продолжала она, показывая с презрением к нижнему краю острова. – Слишком много люди. Инопланетяне.

Ее спутник жизни улыбнулся мне. Он был чуть постарше, лысый и носил на глазах линзы... очки, вот как они называются. Мы оставили их хихикать друг с другом, словно они только что услышали замечательную хохму. Отходя в сторону, я сообразил, что тут в округе довольно много людей пожилых и почти старых. Здесь что, нельзя получить лечение от старости? Золотые зубы, очки... о'кей, вещи эти были примитивны, но как насчет средств транспорта?

– Джейк! – это Джон позвал меня через дорогу. – Женщины хотели бы найти туалет. Нам бы найти хоть укромное местечко.

– Правильно.

– Кто-то едет, – сказал Роланд, показывая на западную дорогу.

– Сэм!

– Нет... родстер... даже два.

Я заслонил глаза от солнца и посмотрел. Две зеленые точки направлялись к нам. Ретикулянцы, абсолютно вовремя.

Я чуть не перебросил Роланда через дорогу. Нам тут же нужно было убежище, но поблизости не было ничего подходящего, кроме небольшого пригорка, до которого надо было бы бежать еще с минуту. Я завопил всем, чтобы они бежали так, словно за ними черт гонится, и они помчались, не задавая вопросов. Они быстро учились, как надо себя вести.

Распластавшись в песке за вершиной холмика, я смотрел, как два зеленых родстера, словно насекомые, проехали по острову и остановились на краю восточного пляжа. Впереди был тот автомобиль, который тащил трейлер, а тот, что ехал сзади, был покрупнее, с дополнительным задним сиденьем, плюс еще складское пространство впереди. Смутно очерченные фигуры за подтемненными иллюминаторами сзади не показались мне ретикулянскими, но я не мог сказать, люди это были или нет. Оба автомобиля съехали с дороги, вероятно, для того, чтобы переговорить между собой. Через минуту-другую они пересекли Космостраду и направились на север, возможно, идя по нашим отчетливым следам. Только действительно ли они шли за нами? Нет, дорога, которая огибала пляж и так изобиловала движением.... Наши следы должны были бы к тому времени уже стереться. Когда они увидели наполовину потонувшую дорогу, шансы были пятьдесят на пятьдесят, что они поедут на север. И все же...

Когда они пропали из виду, я встал и стряхнул песок с груди. Теперь я был без куртки и без рубашки, поскольку моя коричневая вторая кожа осталась в шевроле вместе с пистолетом Петровски. Сила привычки спасла для меня ключ от Сэма, потому что я вообще-то не оставляю его валяться где попало. Я благодарил всех богов, какие только есть во вселенной, за то, что вовремя переложил его в карман штанов.

Я прошел на другую сторону холма и слегка дал волю чувствам. Дарла смотрела, как я пинаю песок, поднимаю палку и избиваю ни в чем не повинный куст растительности до состояния пюре. Потом я бросил палку.

Она подошла ко мне.

– Тебя наконец тоже достали?

– МЕРТЕ! – сказал я. – Дерьмо вонючее!

Я еще пару раз пнул песок.

– Черт побери и в ад спусти!

На большее у меня не хватило дыхания.

Она подумала, что это довольно забавно. И я тоже с ней согласился через пару минут. Я посмотрел на нее. Она была в трусиках и лифчике, на ней были ее сапоги до колен, а свой комбинезон она свернула в узел, который несла под мышкой. Роланд нес ее рюкзак. Если мои мозги не были бы заняты всякими проблемами, мне тоже трудно было бы на нее не таращиться. Роланд таращился так, что глаза вылезали из орбит, и я не мог его упрекнуть. Трусики Дарлы были совсем прозрачные, Сьюзен была тоже по всем стандартам радостью для глаз, тем более, что сверху на ней вообще ничего не было, но для него Сьюзен была уже, так сказать, известной величиной.

– Дарла, каким образом эти проклятые клопы выслеживают нас?

– Не знаю. Это очень странно. Но они ведь команда Ловушки, разве не так?

Остальные насторожили уши. Я пожалел о том, что Дарла так сказала, но теперь они все поняли, даже если раньше им это не пришло в голову. Ловушки охотятся только за одной жертвой и только за одной, так что телеологисты не были в опасности, если только ретикулянцы не собирались использовать их в качестве приманки, чтобы до меня добраться. Но это, как я понимал, была вполне реальная возможность.

– О'кей, значит, они команда Ловушки, но как они проследили нас через случайный портал... и почему?

– А могли они проследить нас сканером?

– Они были позади Сэма, и даже он, наверное, потерял нас. А Сэм не пролетел через портал, поэтому они не за ним сюда проехали. Нет, у них какая-то более экзотическая техника слежения, которую знают только ловушечники. Но что это за техника?

Дарла подумала над этим.

– Химические следы? Феромоны?

– Возможно, но разве могут они выследить крохотные количества этих веществ сквозь бесчисленные безвоздушные километры?

– Некоторые земные насекомые могут чувствовать молекулы – одну или две – в кубических кликах воздуха, так что может быть...

– Да, но рикки-тикки – не насекомые. Они высокоразвитые формы жизни. Они даже рождают своих детей так же, как мы.

– Я собиралась сказать, что с помощью высокоразвитой технологии они могут делать то же самое через вакуум.

Я погладил ее плечо.

– Извини, родная, я просто вредничаю. Я знаю, ты правильно заметила... но... – я посмотрел на небо и помассировал шею. – Господи, как я устал.

Я зевнул и почувствовал, что не могу остановиться.

– Извини, – сказал я, наконец придя в себя. – Еще одна вещь. Когда они меня взяли на крючок?

– В ресторане? У «Сынка»?

Я раздумывал над этим довольно долго.

– Ага. В ресторане. Но я никогда не подбирался близко к этому ретикулянцу. Если бы они поливали меня какой-то дрянью, она попала бы и на других людей. Запутала бы им следы.

Дарла прикусила губу и покачала головой.

– Не знаю, но они как-то должны были это сделать, Джейк. Мы же знаем, что они охотятся не за Сэмом, что они его даже не маркировали. Каким-то образом это оказался ты, твоя личность.

– А что они делали на ферме, снова поливали меня каким-то особым отмечающим средством, потому что первое не привилось или выветрилось?

– Вполне возможно. А может быть, они просто искали карту. Ты спросил, почему они последовали за нами через случайный портал. Это могло быть только потому, что они уверены, что у тебя есть карта, или же ты знаешь, где можешь заполучить ее.

– Ага, все теперь абсолютно убеждены в этом. Мне кажется, что выглядело это так, словно мы специально промчались через этот портал, а Петровски буквально старался нас втянуть обратно. Ну ладно, может быть, что этого никто толком не видел, но мы действительно не колебались ни секунды, прежде чем в этот портал проскочить.

– Вот именно, что мы даже не колебались, а теперь миф о карте Космострады стал реальностью.

Я кивнул. Так оно и было. Только я сам доказал ее мнимое существование, пытаясь убежать от преследования.

Я вздохнул.

– Давай двигаться.

– Хорошо. Я собираюсь описаться, если мы не найдем укромного местечка.

Роланд спустился с гребня холмика, где он смотрел на дорогу.

– Еще одна машина проехала мимо, – возвестил он.

– Рикксиане? – спросил я.

– Нет, за рулем люди, один человек. Странно, колымага показалась мне знакомой. Мне кажется, я видел ее на Голиафе, но не могу вспомнить, где. – Он почесал в затылке. – О, я вспомнил. Это было на распродаже подержанных автомобилей. Старый кусок МЕРТЕ. Продавец, пытался нам его всучить, продать за наличные, вместо того чтобы дать напрокат.

– Один человек, ты говоришь? Кто бы это мог быть, черт побери?

– А, пошли вы все к черту, – сказала внезапно Дарла и присела в кустиках. – Я не могу больше терпеть. Джентльмены, вы не будете так любезны?..

– А? – сказал я. – О!.. – потом повернулся к Джону и Роланду.

– О'кей, взвод, кру-гом!

– Господи, везет же мужчинам, – сказала Сьюзен, занимая место рядом с Дарлой.

Везет? Ну ладно, мы можем, писая, написать свое имя на песке. Но это же не жанр искусства.

По мере того как мы приближались к пристани, мы встречали все больше инопланетян, большинство из них были герметически закупорены в своих машинах, не в состоянии выйти на воздух этой планеты без технологической помощи. Сквозь иллюминаторы машин мы видели спрутообразных существ, которые плавали в среде, похожей на водную, куски желатина, которые комфортабельно сидели в тумане желтого газа, еще многие формы жизни, которые мы вообще никогда не встречали. Некоторые существа загадочно помахивали нам, пока мы проходили мимо них, поднимали вверх щупальца или когти. Другие просто поворачивали за нами глаза на стебельках, следя, что мы будем делать. Большинство вообще никак не реагировало.

Остров был словно салон-выставка моделей машин. Кругом валялись различные предметы, которые вообще не были похожи на средства передвижения, расплавленные останки, по которым вообще невозможно было догадаться, как они передвигались. Тут были и люди, ожидая терпеливо, они двигались в медленном потоке машин, как и все. И тяжеловозы тут тоже были, что было весьма странно.

Я спросил одного снабженца, толкача с тяжеловозом, когда придет паром.

– Он обязательно придет, а вот когда... – сказал он и сплюнул на песок.

– Спасибо, – сказал я и отошел прочь.

Пристань была большая, гавань тоже, но казалась неглубокой, хотя чистота воды могла просто искажать глубину. Я был поражен тем, что поблизости не было причала или дока или чего-то в этом роде. Вместо этого на самом глубоком месте, где гавань образовывалась в изгибе острова, песок резко уходил в воду. Там он казался твердым и утрамбованным.

– Как ты это понимаешь? – спросил я Роланда.

– Гидроскиф?

Я потер свою колючую щетину.

– Смешно, но когда я услышал слово «паром», я подумал как раз об этом, о какой-нибудь штуке, которая плывет прямо по воде, нарушая ее поверхность. Кроме того, понадобился бы плоский кусок берега, чтобы пристать к нему.

– Правильно. Тут, кажется, весьма примитивная технология, по крайней мере там, где дело касается людей. Может быть, это лодка.

– Ну ладно, – зевнул я. – Мы в конце концов увидим. – И я плюхнулся на песок.

Винни снова рисовала, и на сей раз я за ней следил. Она нарисовала одну большую спираль, рядом с ней были маленькие, и она соединяла их линиями. Я был заинтригован и спросил Дарлу, объяснила ли ей Винни, что она рисует.

– Это что-то связанное с ее племенной мифологией, – сказала мне Дарла. – Я не поняла, про что это все.

Ее ответ заставил меня подумать, что она уклоняется от того, чтобы прямо рассказать мне, в чем дело, но нет, она просто устала и не хотела, чтобы ее дергали из-за всяких глупостей. И все же я был заинтригован. Теперь Винни рисовала линии внутри спирали. Я подошел к ней, встал на колени на песке и спросил ее так четко, как только мог, что она делает.

– Де-ево... много де-евьев, – сказала она, показывая на большую спираль. – Но не как де-ево... как свет! Много бойсое де-ево как свет.

Она показала на меньшие спиральки.

– Много свет, много свет, свет много-много...

Я не мог понять остальное, что она стала говорить, но она говорила о галактиках и Космостраде, которая их соединяла, так мне показалось. Вот уж примечательная была бы мифология, если бы только не тот факт, что такие мифы могли зародиться только в контакте с человеком. Это могло быть самым вероятным объяснением ее религиозных представлений. Более сенсационная интерпретация была та, которую многие антропологи долгое время обсасывали, но в ней не было, на мой взгляд, ни смысла, ни правды. Много света, много света...

Винни прошла через великие деревья, которые растут на краю света, и теперь была в стране богов, идя по тропинкам среди звезд. Или как-нибудь еще. Пока я смотрел на нее, я почувствовал долю вины за то, что сделали люди с ее естественной средой обитания, и подумал, не было ли какого-нибудь способа избежать этого. Наверняка на Оранжерее было больше джунглей, чем те, которые включали в себя дом Читы. Наверное, все население этого вида не превышало на планете нескольких сот тысяч, хотя я не был в этом уверен. Разумеется, Оранжерея не вся была покрыта джунглями. Совершенно верно, там были и километры дождевого леса, но у планеты было больше океанов на поверхности, чем у земли, плюс обычный ассортимент климатов. На ней были и ледяные полярные континенты, хотя и маленькие, пустыни, равнины, все на свете. Проблема была в том, что множество тропических регионов были иссушены и необитаемы, а более мягкие регионы были не в изобилии, потому что массы земли Оранжереи были сосредоточены вокруг экватора.

Обдумывая все это, я вскоре пришел к такому выводу: народ Винни, естественно, расположился в регионах, богатых едой, которую можно было собирать. Те же самые регионы джунглей поставляли большие урожаи органического сырья, которое использовалось для производства большого диапазона продуктов – включая лекарства от старения. Это было самое прибыльное дело, которое только можно было бы себе представить. Оранжерея была одним из немногих источников таких продуктов.

Я посмотрел на паутину линий внутри большой спирали. Она аккуратно и, казалось, точно выполнила рисунок. Линии пересекали всю картину, и я поразился, как она может вдохнуть в рисунок такую точность, если линии эти были чисто воображаемые. Ну хорошо, схеме этой она от кого-то научилась, который, в свою очередь, выучил этот узор у кого-то еще, а тот еще у кого-то?.. Неужели у Читы, которая начала эту традицию, было такое богатое воображение... или рисунок-схема основан на каких-то фактах? Если быть более точным, то могло ли так быть, что народ Винни был в контакте с инопланетными культурами задолго до того, как люди поселились на их планете? Да, не только возможно, но и вероятно. А могли ли племена Винни подхватить от них какие-то скупые указания насчет того, куда вели основные пути Космострады в Галактике? Да, это было вполне возможно, и мне надо было подумать об этом сразу.

Что-то меня озарило, и сама мысль об этом заставила меня рассмеяться вслух. Ведь правда, абсурдно? Рисунки Винни на песке... карта Космострады? Может быть. Нет, не может быть. Это была не карта, а только стилизованный ее рисунок. Поразительное культурное явление, да. Но точная карта самой запутанной системы дорог во вселенной? Даже и рядом не лежала. Сперва надо было бы узнать, через какие порталы проезжать, и для этого нужны были бы вспомогательные карты планет. Всякое такое вроде: первый поворот направо, проехать столько-то километров, и все такое прочее. А потом надо знать, какие звезды по дороге, в какой части Галактики ты находишься и так далее. Есть граница точности, которую не превзойдешь с песком и палочкой. Нет, мне казалось, что точная карта Космострады должна быть не только трехмерной, но и гиперпространственной. Возможно, это невероятно и невыполнимо графически, но придется включить какой-то математический элемент времени во всю схему, чтобы стало понятно, каким образом время работает в этой системе. На долгих маршрутах это очень важно, поскольку каждый прыжок через портал включает в себя и временное смещение. Простая относительность. А на этой дороге, если верить легендам, геодезический элемент где-то создавал таинственные короткие соединения пространства, из-за чего время как бы схлестывалось петлями, заставляя человека возвращаться в свое прошлое или еще что-нибудь похлеще.

Но чем больше я об этом думал, тем больше эта идея меня завораживала. Нет, я не мог бы себя никогда убедить, что это была та самая карта Космострады, но что, если все думали, что она существует? Я попробовал продумать все последствия этого. Может быть, ретикулянцам нужна была Винни – может быть, они пришли на ранчо специально, чтобы ее украсть. Но как могли они узнать про ее картографические способности, если я сам только что это понял? Если они это знали еще до меня, они могли бы схватить Винни в мотеле в любое время. Если только не... если только не... смехотворно! Это все чушь собачья. Ну, а что еще? Давайте порассуждаем так: может, они думают таким образом? Они увидели, как я пронесся сквозь портал, который никому не известен. Они знают, что на мне карты нет, потому что в милиции ее у меня не нашли... и они думают: а что это парень делает? У него, должно быть, есть карта. У Сэма ее нет, потому что Сэм не полез в портал, черт, может, они разобрали Сэма и обыскали его? Значит, Сэм отпадает, и они думают: что же такое, черт возьми, у него есть, раз он выбрался из милиции почти нагишом? Чита! Наверное, это она, потому что зачем еще ему тащить ее с собой? Ну да, так оно и есть, Чита. Взять их, бобик. Достать и принести карту.

Ох, черт. Сэм по ту сторону, беспомощный калека, а я тут, по эту сторону ничейной земли. Нет, подумай минутку. Разве они не дали бы возможность Сэму проскочить через портал и только потом решили бы обыскать его? Потому что, если они увидели бы, как Сэм повернулся и не стал проезжать в портал, или как он заколебался на пороге въезда, они не стали бы возиться с ним. В этом случае у меня должна быть карта, потому что иначе я ждал бы, что Сэм пролетит через портал за мной. Но если это правда и они оставили Сэма в покое, то почему Сэм не проехал портал? Что с ним случилось?

Я сдался, потому что не мог придумать ничего разумного, упал на песок и закрыл рукой глаза.

– Дарла?

– Да, Джейк?

– Ты посматриваешь, как дела?

– Угу.

– Хорошая девочка. Спокойной ночи.

– Спи крепко...


Содержание:
 0  Космический дальнобойщик : Джон Ченси  1  2 : Джон Ченси
 2  3 : Джон Ченси  3  4 : Джон Ченси
 4  5 : Джон Ченси  5  6 : Джон Ченси
 6  7 : Джон Ченси  7  8 : Джон Ченси
 8  9 : Джон Ченси  9  10 : Джон Ченси
 10  11 : Джон Ченси  11  вы читаете: 12 : Джон Ченси
 12  13 : Джон Ченси  13  14 : Джон Ченси
 14  15 : Джон Ченси  15  16 : Джон Ченси
 16  17 : Джон Ченси  17  18 : Джон Ченси
 18  19 : Джон Ченси  19  20 : Джон Ченси
 20  21 : Джон Ченси  21  22 : Джон Ченси
 22  23 : Джон Ченси  23  24 : Джон Ченси
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap