Фантастика : Космическая фантастика : 23 : Джон Де Ченси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




23

Из девяти человек банды в живых осталось трое. Краузе говорил мне, что двое пали жертвой трудностей путешествия, которое нам всем пришлось проделать до Микрокосмоса, а Мур только что сказал мне, что трое, включая Краузе, погибли в сражении на дороге. Из тех, кто выжил, мне был знаком Брандон, уж это само собой; именно его я впихнул в очко деревянного нужника на Высоком Дереве. Видимо, он все еще таил на меня злобу за это пикантное происшествие. Двоих остальных я узнал, вспомнив ту потасовку, что разыгралась в свое время ни планете-гараже «дорожных жуков». Зейк Мур был их атаманом. Это был крупный человек, ширококостный, высокий, большерукий и большеногий, массивный и негибкий, как высоченные деревья его родной планеты. Корни его уходили глубоко, они больше походили, условно говоря, на плетеный стальной кабель, и были они жестки и жестоки. Он, похоже, потерял в весе. Лицо стало бледнее, и черты слегка заострились. Глаза из-за этого стали еще ярче, словно в них все время горел огонь злобы, словно в серой золе его физиономии развели очаг.

Кларк уже был снаружи – Мур велел ему выйти, и он как можно скорее повиновался – при условии, что ему можно будет взять с собой уменьшенный космический корабль. Осмотрев корабль, Мур почесал в затылке и нехотя согласился.

Кларк неловко извинялся.

– Это же дело самих людей, Джейк. Я не смею вмешиваться.

– Понятно, – ответил я.

– Да нет, ничего ты не понимаешь, но я тебя за это не виню…

С грустным и убитым видом Кларк вышел через заднюю дверь. Она закрылась за ним.

Это было в своем роде воссоединение. Все, кто когда-либо претендовал на фунт моей плоти, все собрались тут, включая даже покойного Кори Уилкса. Разумеется, он был представлен не во плоти – он присутствовал с помощью мошеннической программы искусственного интеллекта, которая была наполнена его воспоминаниями, личностными чертами и амбициями. Немного раньше она влезла в мой бортовой компьютер, сумев на какое-то время вырвать управление у самого Сэма. Сэм сражался с ней и сумел ее одолеть, но, видимо, когда Сэм ушел из компьютера, ничто не могло помешать программе Уилкса выбраться из-под компьютерной стражи и замаскироваться под программу искусственного интеллекта, которая прилагалась вместе с программным обеспечением бортового компьютера. «Брюс» прекрасно сыграл свою роль, сумев на время обмануть даже меня.

К общему торжеству присоединился и еще один – инопланетянина который мечтал разодрать мое тело на кусочки. Твврррлл, ретикулянец, бывший командир, а ныне единственный оставшийся в живых член команды Ловушки. Высокий, тощий кошмар в зеленом хитиновом панцире, он стоял в дальнем углу трейлера, а его глаза-камеры сфокусировались на мне. По прошествии всего этого времени он все еще яростно охотился на меня и не стал бы отказываться от погони, пока кто-нибудь из нас, а то и оба, не погибнет.

Приятная компашка. Мы так много пережили вместе. Старые друзья.

Мур размахнулся и ударил меня по лицу ребром ладони.

– Это просто для начала, – сказал он.

Слизывая с губ кровь, я подергал сзади сковавшие меня за спиной наручники. Я не упал и мог бы пнуть его в пах, но не стал, боясь, что Мур прикончит меня на месте.

– Можешь взять кубик, – сказал я.

– Как мило с твоей стороны предложить его, – ответил Мур, – принимаем твое предложение.

Из кабины донесся глухой грохот.

– Это Мьюррей взрывает сейф, – сказал Мур.

– Я бы сказал вам код, – ответил я.

– Ага, и подложил бы нам мину? Нет, спасибо. Кроме того, тебе больше не понадобится сейф. И тяжеловоз тоже. Собственно говоря, тебе уже в этой жизни ничего не понадобится, кстати.

– Не понимаю тебя, Мур, – ответил я.

– Это как же?

– Такие хлопоты, такие усилия. И все это для мертвого уже Кори Уилкса – или это Джордж Прендергаст теперь заказывает музыку?

– Я не совсем помер, – сказал голос Кори Уилкса по внешней связи тяжеловоза.

– Кори, ты помер целую вечность назад, – сказал Сэм, ерзая, чтобы сесть поудобнее.

Он и остальные – Джон, Зоя, Дарла, Они и Рагна – сидели, скрестив ноги кружком возле прицепа.

Голос захихикал.

– Сэм, мне все еще непривычно обращаться к тебе во плоти. Я полагаю, что это действительно плоть – или, по крайней мере, ее хорошее подобие. Когда я тебя в первый раз таким увидел, я чуть не выдал себя с головой. Такое потрясение! Но, если отвечать на твое обвинение, Сэм, – нет, я не помер «вечность назад». Мы просто стали с тобой по-разному думать. Вернее, я стал думать иначе. Мое мировоззрение стало разительно отличаться от твоего, и, конечно…

– У нас на это нет времени, – рявкнул Мур.

– По-моему, есть, – ровно ответил Кори.

– Командир! – Мьюррей выполз через переходник. – Командир, туг две чертовы штуковины!

Зейк смерил меня взглядом, потом посмотрел на Мьюррея.

– Ты что мелешь? – спросил он.

– Там, в сейфе, было ДВА кубика!

Он выбросил один из машины, и Мур его поймал. Потом Мьюррей выбросил еще один точно такой же кубик. Мур поймал второй, уронил первый, поднял его и стоял, таращась на оба сразу.

– Чтоб меня черти забрали, на кусочки порезали, – сказал он.

Я захохотал. Смеяться было больно, поэтому я смолк.

– Что все это значит? – завопил Мур.

– Два кубика, – сказал я, хотя мне было больно говорить из-за распухшей губы. – С одним я сюда приехал, второй создал сам на этом же промышленном предприятии.

Мур фыркнул.

– Да что ты говоришь!

Он бросил оба кубика своему третьему дуболому, потом протиснулся между ящиками и подошел туда, где стоял шевроле, в одном из своих многих временно-пространственных воплощений. Он схватил за одну из дверных ручек и дернул. Дверь не шелохнулась. Он большим пальцем несколько раз нажал на цилиндрик на замке, однако ничего не произошло. Дверь оставалась закрытой.

– Теперь насчет этой штуки, – сказал он. – Будь-ка так любезен и дай мне ключи от нее.

– У меня их нет, – ответил я.

За это меня ударили чем-то твердым и не очень тяжелым по голове. Я повернулся и увидел Джоффа Брандона, который размахивал длинной полой титановой трубкой – наверное, это была стойка от полевой палатки.

Однако била она больно.

Мур приятно улыбнулся:

– Не хочешь ли исправить свой ответ?

– Нет.

На сей раз мне удалось увернуться. Джофф промахнулся, но в следующий раз все равно попал по мне.

– Ты уверен?

– Да.

Джофф ударил меня сзади по бедрам.

– Слушай, ты можешь забрать эту несчастную машину, черт с ней, но я же тебе говорю, что ключа у меня нет!

Мур поднял руку, чтобы остановить Джоффа.

– Ладно! Мьюррей, поди сюда и посмотри, что тут за замок.

Мьюррей покопался в ящике с инструментами, который он пронес в машину, и выбрал оттуда какие-то отмычки. Они, похоже, и предназначались для того, чтобы ими открывать старинные замки. Мьюррей бочком пробрался поближе к шевроле.

– Ты мне так и не ответил на мой вопрос, Мур, – сказал я.

– Это на какой вопрос?

– Кто дергает за твои веревочки?

За это я получил еще один удар по черепу.

– Никто за мои веревочки не дергает, – сказал мягко Мур, – а разве это было не понятно по моему поведению? Хотя, надо признаться, меня слегка провели.

Он посмотрел на тяжеловоз и увидел одну из камер, что служили глазами компьютеру.

– М-да. Провели. Надули. Водили за нос.

– Если бы у меня были уши, – сказал голос Уилкса, – то они горели бы сейчас со стыда.

Мур фыркнул.

– Тогда какие у тебя причины, Зейк? – настаивал я, хотя в ушах у меня звенело от последнего удара. – Не станешь же ты утверждать, что твоя злоба против меня такова, что ты стал гоняться за мной до конца вселенной!

– А почему бы и нет? Люди знают, что я, случалось, таил злобу и за меньшее, чем ты мне сделал… но ты прав. Мои мотивы, можно сказать, были весьма патриотические. Мы должны были забрать у тебя карту Космострады, не то Внешние Миры пропадут!

– Бред собачий, – отрезал я. За это я и получил еще удар по спине стойкой от палатки. Сморщившись и пытаясь не показать навернувшихся на глаза слез, я резко и четко рявкнул:

– Мур, слушай меня! Неужели до тебя еще не дошло? Кубик – не карта. Никогда в нем не было никакой карты!

– Конечно, дошло. Это выжжено клеймом на моей шкуре, оно, это клеймо, гласит на всю вселенную, что я самый большой в ней идиот. Но теперь мне нужна эта проклятущая штуковина – обе, если уж на то пошло, – хотя я не понимаю ни хрена, почему так получилось – но мне нужны эти кубики для того, чтобы купить себе обратный билет с этой планеты.

– Ну, так ты получил эти кубики. Так убирайся к черту из моего тяжеловоза!

Прежде чем Джофф успел ударить меня еще раз, я резко развернулся на месте, поднял колено к груди и резко ударил ногой в челюсть Джоффу, стараясь ребром попасть ему по подбородку. Удар пришелся точно по цели, и он отлетел на груду всякого хлама, намертво потеряв сознание.

Третий дуболом немедленно наставил на меня свое оружие, но стрелять пока не стал. По глазам его я понимал, что ему страшно хочется немедленно попробовать свое оружие на моей шкуре, но немедленно после удара по Джоффу я замер на месте, дав ему возможность подумать, прежде чем открывать огонь.

Я стоял, не двигаясь, и смотрел прямо ему в глаза. Мур хохотнул, и парень с оружием расслабился.

– Отлично сработано, – сказал Мур. – А я все гадал, когда Джофф тебе осточертеет, – он вздохнул. – Бедняга Джофф. Дурак дураком и уши холодные, боюсь, что так. – Выражение его лица приняло ностальгический оттенок. – Ах, как жаль, что Жюля подвело сердце. Жюль на голову выше этого идиота.

Он снова вздохнул и повернулся к Мьюррею, который пытался открыть машину странно изогнутым металлическим стержнем.

– Как дела?

– На вид просто, – пожаловался Мьюррей, – а на деле…

– Зейк, – сказал я, – тебе действительно нужна эта машина или ты согласишься на точную копию?

– А? Чего?

– Этот завод может сделать тысячу копий этой вот машины за десять минут – сделает, если ты понравишься заводу. Эта машинка была разработана и сделана именно тут.

– Ты что такое мелешь?

– Разве Богиня тебе не сказала? Именно здесь мы и получили эту машину.

Мур нахмурился.

– Но машина была у вас до того, как вы приехали на Микрокосмос. Как это вы могли получить ее здесь?

– Это Парадокс. Спроси Богиню.

Мур крякнул.

– Поди попробуй получить у нее прямой ответ… Тебе не приходилось иметь дело с этой… этой ШТУКОЙ.

– И кубик тебе тоже не нужен. Я знаю обратную дорогу. У меня есть карта. Настоящая карта. Она твоя, и можешь никому ее не отдавать.

Мур уставился на меня, не мигая.

– Где?

– В компьютере.

Мур медленно повернулся к камере.

– Правда?

– Абсолютная, – ответило подобие Уилкса.

Мур медленно и зловеще улыбнулся.

– Ты что же, ждал подходящего момента, чтобы мне сказать?

– Конечно.

– Конечно, – Мур медленно шел, упорен руки в бока, к маленькой камере внешнего обзора. – Мне совершенно очевидно, что тебе что-то нужно, Уилкс. Но, ей-богу, совсем не могу понять, почему тебе кажется, что ты еще можешь диктовать условия. Положение у тебя не таково.

– Ну-ка, подумай еще раз.

– Да я же просто могу забрать карту. Мьюррей понимает в компьютерах.

– Я сотру ее прежде, чем ты сможешь вытащить мой штепсель из розетки.

Мур остановился и топнул ногой. Трейлер затрясся.

– Чтоб ты провалился! Ты же сдох. Я сам видел, как вон они тебя похоронили. И вот ты тут, пытаешься без мыла влезть в рай…

Программа-Уилкс рассмеялась.

Мур снова вздохнул. Он выглядел страшно усталым.

– Что тебе надо?

– Ну, об этом как-то неудобно говорить… но я не совсем знаю, что именно и как я могу сделать. М-м-м… неправильно. Лучше сказать так: я знаю, что именно мне хочется, но я не знаю, с какими именно козырями мне играть. То есть, у меня есть идея, с кем мне надо поторговаться, но эта мысль…

– Что тебе надо? – сквозь зубы сказал Мур.

– Ну как что? Роскошное новое тело, такое же, как у Сэма.

Мур с мученическим видом вздохнул:

– Ну, я-то его тебе дать не могу!

– Нет, ты – нет. Но вот Джейк, может быть, и может.

Глаза Мура сузились.

– Вот как?

– Ну да. Я знаю завод, знаю, что он может делать. Он может производить практически все на свете. Наверняка он может создать мне такое же тело, как у Сэма. Я бы охотно поспорил, что Прим сделал Сэму тело именно здесь. Но вот что-то мне кажется, что завод не станет для меня ничего такого делать – можно сказать, что я почти уверен, что не станет. Но Джейк тут приобрел репутацию почти художника, артиста от конструирования. Правильно, Джейк? Они сделают для тебя все, что ты им скажешь.

– А почему бы и нет? – сказал я. – Конечно, Кори, договорились.

– А ну-ка погодите, сукины дети, – сказал Мур. – Ни о чем мы не договорились, если тут для меня нет доли! Понятно, вы? – он подождал, не ответим ли мы на это. – Я сказал, понятно вам?!

Сверкнула вспышка света, и сзади, из трейлера, раздался громкий треск. Мур отскочил назад и упал на колени, вытащив пистолет. От того места, где стоял Мьюррей, поднимался столб голубого дыма. Я присмотрелся. На полу завода лежала кучка обугленного вещества: почерневшая бедренная кость, ребро, осколок черепа. Больше ничего не было, кроме горстки пепла.

Мур медленно поднялся. Он осторожно подкрался к тяжеловозу, глядя на обугленные останки своего подручного. Вонь горелого мяса наполнила трейлер. Лицо Мура побелело, потом налилось холодным гневом. Он навел на меня пистолет.

– Провались ты пропадом! – выдохнул он, потом завопила. – Будь ты проклят!

Он навел на меня мушку.

– Нет.

Это слово пало между нами, словно мертвечина, оброненная с неба стервятником. Голос, который произнес это слово, не принадлежал человеку.

Твврррлл выступил из полутьмы. У него в руках было маленькое ручное оружие, и этот пистолет был наведен на Мура.

– Нет, – повторил он, – Священная Жерртва не может быть повррреждена.

Мур не шелохнулся, прицелившись по-прежнему прямо мне в лоб.

– Не надо, Зейк, – предупредил голос Уилкса. – Это неразумно… особенно сейчас.

Время шло, прошла вечность, а может, две.

Мур медленно опустил пистолет.

– Свяжи ему ноги, Даррелл, – сказал он своему единственному оставшемуся в живых и в твердой памяти приспешнику. – Потом посмотри, сможешь ли ты привести в себя Джоффа.

Даррелл заставил меня сесть. Он тщательно следил за тем, чтобы не оставить мне лазейку для того, чтобы ускользнуть или даже пошевелиться. Он связал меня еще одной веревкой из того нескончаемого запаса, что они принесли.

Джофф наконец пришел в себя. Я не сломал ему шею, хотя мне так этого хотелось. Потирая подбородок, он подобрал с пола свое оружие и, пошатываясь, встал на ноги.

– Тащи ее сюда, – приказал Мур, показывая на Дарлу.

Я напряг руки, пытаясь ослабить путы. Я ничего не мог сделать.

– Она же беременна, Зейк, – сказал неловко Даррелл.

– Ну и что? – взорвался Мур. – Если у тебя кишка тонка, то…

Дарла на меня не смотрела. Лицо ее было полно мрачной решимости. Я был даже рад, что она на меня не смотрела. Это было бы только хуже.

Они повалили ее, когда снаружи что-то случилось. Вспыхнул свет, такой яркий, что, казалось, он проник даже в трейлер.

Мур встал с руганью.

– Это опять она, – сказал он.

Внезапно задняя дверь трейлера распахнулась, и белый свет залил все кругом. Для меня это было как божественное присутствие, как избавление.

– ПОКАЖИТЕСЬ, СМЕРТНЫЕ! – раздался усиленный каким-то образом голос. Я его узнал.

Мур колебался, прежде чем взять один из кубиков. Он побледнел, но собрался с мужеством и протиснулся мимо шевроле к выходу. Когда он подошел к двери, то упал на колени.

– Мы слышим, о великая владычица, – сказал он, заслоняя глаза от источника этого страшного божественного света высоко вверху. – У нас есть тот предмет, который тебе нужен.

После минутной паузы голос раздался снова:

– ДА. ДА. ОТЛИЧНО! ЭТО ОН И ЕСТЬ? – сказал резко голос.

– Да, великая владычица.

– ОТЛИЧНО. СКАЖИ СВОИМ ТОВАРИЩАМ, ЧТОБЫ ОНИ ВЫШЛИ ОТТУДА. Я ЖЕЛАЮ ИХ ВИДЕТЬ. НЕ ВАШИХ ПЛЕННИКОВ – ТОЛЬКО ТЕХ, КТО В ВАШЕЙ ШАЙКЕ.

Джофф и Даррелл зашевелились, но Мур махнул им рукой, делая знак остаться внутри.

– Послушайте… Богиня… – начал нерешительно Мур.

– ЧТО ТАКОЕ? – голос нетерпеливо перебил его.

– У нас было соглашение. Вот кубик, тот предмет, который вы приказали нам достать для вас. Мы так и сделали, подвергаясь огромным опасностям, мы заплатили за это дорогой ценой… – он крякнул от рези в глазах и стал потирать их. Свет был слишком ярок. – Я… мне не видно тебя, владычица, – сказал он.

– НЕВАЖНО. Я ДАЛА ВАМ ПРИКАЗ, И Я ТРЕБУЮ, ЧТОБЫ ОН БЫЛ ВЫПОЛНЕН. СЕЙ СЕКУНД. Э-Э-Э… ТО ЕСТЬ, НЕМЕДЛЕННО!

– Какой приказ? – подозрительно спросил Мур.

– Я ВЕЛЕЛА ВАМ ВЫЙТИ ИЗ ЭТОЙ МАШИНЫ. ВОТ КАКОЙ ПРИКАЗ… И ОСТАВИТЬ ВАШЕ ОРУЖИЕ В МАШИНЕ.

– Что?! Да я! – Мур пытался разглядеть, что же именно стоит за слепящим сиянием. – Слушайте! Если только вы хоть на миг прекратили бы свои сценические эффекты…

– НЕ СМЕТЬ РАЗГОВАРИВАТЬ СО МНОЙ ТАКИМ ТОНОМ, КОМОК ДЕРЬМА! КОГДА Я ГОВОРЮ «АП!», ВЫ ПРЫГНЕТЕ. ЯСНО? И, КРОМЕ ТОГО…

Мур вышел из себя.

– Эй, минуточку, мать вашу!

Сэм именно в этот миг взлетел на ноги. У меня не было времени даже удивиться тому, как это он смог выдраться из необыкновенно прочной строительной веревки. Все произошло необыкновенно быстро. Он выскочил перед трейлером, налетев на Джоффа и влепив походя удар по шее ребром ладони Дарреллу, который тут же свалился. Сэм и Джофф несколько мгновений катались по полу, потом из кучи извивающихся рук и ног выпал пистолет и запрыгал по полу. Оба они рванулись, чтобы его перехватить. Тут же, откуда ни возьмись, появился Джон и стал перерезать на мне веревки. Выпутываясь из обрывков, я услышал шипенье и треск и увидел вспышку энергии. Джон пригнулся. Я подполз к Дарреллу, чтобы найти его пистолет. Снаружи гремел голос Богини. Внутри были вопли и общие беспорядки. Я взглянул и увидел Зою, которая размахивала охотничьим ножом. Я нащупал пистолет и покатился назад, к выходу из трейлера, встав на колени возле левого заднего колеса шевроле. Я вскочил на ноги, увидел, как Мур прицеливается поверх крыши автомобиля. Я поднял пистолет-автомат Даррелла и выпалил в него десять очередей. Потом я снова упал на колени. В передней части трейлера было тихо. Я оглянулся. Все лежали на полу. Я видел Дарлу – она сжалась за картонными ящиками с продуктами. С ней все было в порядке.

– Сэм? – окликнул я.

– Ему досталось, Джейк, – услышал я голос Джона.

Позади шевроле не было никаких подозрительных движений. Я решил рискнуть и бросился к задней двери. Мура не было видно. Снаружи оказалось, что свет рассеялся.

– Джон! – завопил я. – Ты видишь его по другую сторону машины?

– Нет, он, наверное, выпрыгнул.

Я услышал, что в демонстрационном зале топают бегущие ноги. Мур бежал вовсю по блестящему бело-голубому полу. Я вытащил пистолет и выпалил в него несколько раз, как раз в тот момент, когда он почти исчез во входе в туннель, который вел в главные здания завода.

Я снова пошел в машину.

Глаза Сэма были закрыты, но он дышал, что само по себе было поразительно, если учесть страшную рану в груди, которую он получил. Молния страшной силы поразила его и нарисовала страшный извилистый черный ожог от живота до самой шеи.

– Делай все, что можно сделать, – сказал я тихо Джону, – а я помчался за Муром.

Дарла оказалась рядом со мной, ее рука изо всех сил сжимала мое плечо.

– Не уходи, Джейк, – сказала она. – Давай выйдем отсюда – давай уедем…

Я снял куртку и накинул на нее. Потом поцеловал ее.

– Он должен умереть, – сказал я ей.

Зоя стояла над Джоффом. В его спине красовался охотничий нож. Я обнял ее одной рукой и прижал к себе. Она словно окаменела и никак не могла расслабиться.

– Хорошо сработано, – сказал я ей.

– Я никогда никого прежде не убивала, – ответила она.

– Как ты достала нож?

– Он был прямо рядом со мной, под ненужным листом оберточной бумаги. Они даже не потрудились проверить. И чисто случайно они нас так посадили, что мы могли передавать нож друг другу. – Она провела рукой по своим темно-каштановым кудрям. – Глупо с их стороны.

Дарла сказала:

– Наша последняя веселая поездка, словно на американских горках, здорово тут все перепутала, потому что вещи перемешались. По-моему, это нож Шона. Я помню, что положила его в ящик с инструментами. Видите? Он свалился и раскрылся от удара.

Я снова прижал Зою к себе и посмотрел, не протрезвился ли от удара Даррелл, который не шевелился с тех пор, как его свалил удар Сэма. Шея у него была сломана, и он был мертв.

– Где ретикулянец? – спросил я, вдруг вспомнив про него.

Рагна ответил:

– Эта скотина убежала со всей возможной поспешностью, как только началась перестрелка.

Он показал на переходник.

– Вот черт. Придется проверять кормовую каюту и кабину.

– Эй, вы, там? – раздался голос Кларка из дальнего конца трейлера.

Я прошел назад и спустил ему подъемную лестницу. Он взобрался наверх и вошел к нам.

– Ты не видел там, снаружи, ретикулянца? – спросил я.

– А, такого отвратительного в хитине цвета ликера шартрез? Он помчался вслед за тем, первым. Как тебе мое маленькое представление?

– Представление?

– Мне-то казалось, что моя имитация была особенно блестящей, если принять во внимание тот факт, что я никогда не слышал, как Богиня разговаривает.

– Так это был ты?! – с изумлением спросил я.

– Ну, естественно. Попробуй только не сказать мне после этого, что во мне погиб великий артист.

– Ты просто гений.

Кларк притворился смущенным.

– Ну что ты, что ты, ничего особенного.

– Спасибо, – сказал я.

– Скажи спасибо ребятам на заводе. Они занимались специальными эффектами…

– Весьма рад был быть полезен, – сказал управляющий заводом. Как обычно, его голос раздавался откуда-то из воздуха. – Мы не придерживались единого мнения по данному вопросу, но все-таки пришли к выводу, что какое-то вмешательство, пусть не прямое, было необходимо.

– Опять мы у вас в долгу, – сказал я с чувством.

– Ерунда, пустяки.

Я вернулся и посмотрел на Сэма.

– Самое странное, – сказал Джон, – это то, что рана заживает. Видишь?

Он очень осторожно провел рукой по ране Сэма, смахивая прочь обугленные крошки сожженного тела. Под ними была беловатая ткань шрама.

– Поразительно. Он, однако, все еще не пришел в сознание. Пульс очень хороший, и…

Веки Сэма затрепетали.

– Сэм? – сказал я, опускаясь возле него на колени.

Он открыл глаза и посмотрел на меня.

– Что?

– С тобой все в порядке?

– По-моему, да. Ничего плохого я не чувствую, – он стал почесывать грудь, но Джон перехватил его руку. – Чертовски щекотно, – пожаловался Сэм.

– По-моему, ты вполне поправишься, – сказал я.

– Ты можешь поверить, что я споткнулся о какой-то дрянной мусор и поэтому выронил пистолет? А потом дал ему его схватить… Если ты хоть раз в кои-то веки убирался тут…

– Сэм, заткнись.

– Ты смеешь так разговаривать со своим отцом?

– Отдохни, а меня можешь с потрохами скушать потом, попозже. Мур удрал – я пойду за ним.

– Не будь идиотом.

– Мне что-то кажется, что сейчас он уже покинул пределы завода, – сказал Кларк. – Их машины были припаркованы возле погрузочного склада, недалеко отсюда.

– А как насчет ретикулянца?

– Системы безопасности сообщают, что две «единицы живой биомассы» покинули «пределы производственного комплекса», – сообщил Кларк, который, видимо, ловил такие сообщения просто из воздуха.

Сэм встал на ноги. Джон помогал ему.

– Есть кое-что, Джейк, что я просто обязан сделать. Нет-нет, со мной все в порядке, не помогай мне, – сказал Сэм.

Он прополз через переходник. Я последовал за ним. Когда я оказался в кормовой каюте, Сэм стоял возле стены, отвинчивая пластину, под которой скрывался центральный процессор.

– Привет, Джейк, – сказал голос Брюса. – Вот Сэм говорит, что нам нужно совершенно переформатировать вспомогательный архив. Я ему все объясняю, что такие действия непременно потребуют…

– Прекрати, Уилкс, – сказал я. – Мы на эту удочку больше не попадемся.

– Джейк, я вижу, ты не понимаешь. Паразитная программа, которую ты называешь Уилксом, перестала мною управлять. Она передала мне управление… Нет никакой необходимости…

– ЗАТКНИСЬ!!! – сказал я, потом глубоко вздохнул. – Все кончено, Кори.

Пауза, потом:

– Сэм, пожалуйста, – это был голос Уилкса.

– Нет, Кори, – сказал Сэм, поднимая защитную панель над кнопкой ПЕРЕЗАПУСК. – Надо сказать последнее «прости».

– Ясно, – сказал тихо голос Уилкса.

Сэм встал, нацелив палец на красный выключатель.

– Я должен был бы ненавидеть тебя, Кори. Но почему-то этого не происходит. Я всегда чувствую, что мне тебя жалко. Мне кажется, что за всю свою жизнь ты не испытал ни одной светлой минуты.

Прошло долгое молчание, и раздался голос:

– Нажми кнопку, Сэм.

Мы услышали звук, весьма похожий на вздох.

– Я… я очень устал. Очень.

Сэм нажал кнопку. На табло центрального процессора загорелись несколько красных огоньков.

Так закончилась еще одна человеческая жизнь. Почему-то, невзирая ни на что, это всегда очень печально.


Содержание:
 0  Дорогой парадокса : Джон Де Ченси  1  2 : Джон Де Ченси
 2  3 : Джон Де Ченси  3  4 : Джон Де Ченси
 4  5 : Джон Де Ченси  5  6 : Джон Де Ченси
 6  7 : Джон Де Ченси  7  8 : Джон Де Ченси
 8  9 : Джон Де Ченси  9  10 : Джон Де Ченси
 10  11 : Джон Де Ченси  11  12 : Джон Де Ченси
 12  13 : Джон Де Ченси  13  14 : Джон Де Ченси
 14  15 : Джон Де Ченси  15  16 : Джон Де Ченси
 16  17 : Джон Де Ченси  17  18 : Джон Де Ченси
 18  19 : Джон Де Ченси  19  20 : Джон Де Ченси
 20  21 : Джон Де Ченси  21  22 : Джон Де Ченси
 22  вы читаете: 23 : Джон Де Ченси  23  24 : Джон Де Ченси
 24  25 : Джон Де Ченси  25  26 : Джон Де Ченси
 26  27 : Джон Де Ченси  27  28 : Джон Де Ченси
 28  29 : Джон Де Ченси  29  30 : Джон Де Ченси



 




sitemap