Фантастика : Космическая фантастика : 26 : Джон Де Ченси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




26

Я заговорил, держа ключ поближе ко рту:

– Сэм, я в шевроле. Я выведу его, чтобы встретить эту гадость.

– Что? – раздался голос Сэма. – Как же ты… А, ладно. Хорошо, мне видится, что эта машина – единственное супер-оружие, которое у нас есть.

– Это вообще единственное оружие, которое у нас есть. Конец связи.

Замок зажигания был врезан в панель управления справа. Ключа у меня, разумеется, не было.

– Черт тебя побери, Карл, – пробормотал я. – Ты забыл мне сказать, как все-таки заводить эту штуковину без ключа.

– Попробуй положить руки на руль, – сказал Роланд.

Я так и поступил. Мотор взревел и ожил.

– Роланд, откуда ты знал?

– Если Кульминация чем-то и хороша, то это как раз тем, что очень много узнаешь. Большая часть новых знаний бесполезна, но время от времени попадается и кое-что полезное… – он засмеялся.

Я нажал на сцепление, покопался в ручке переключения передач, пока не почувствовал, что переключил на задний ход, потом выгнул шею назад, чтобы видеть, куда я вывожу машину. Я выкатил ее из прицепа. Шевроле ударился о пол храма с треском и стуком. Я снова переключил сцепление, на сей раз найдя верхний левый конец полувоображаемого Н коробки передач. Я переключил на первую скорость, а руки и ноги у меня постепенно расслаблялись, вспоминая бывшие когда-то привычными движения. Если хоть раз в жизни научился водить машину со стандартной коробкой передач, тебе этого никогда не забыть.

Я объехал тяжеловоз и стал выбирать извилистую дорогу между многочисленными разнообразными колоннами, которые поддерживали потолок в храме. Я выбирался из огромного зала. Я перешел на вторую скорость, и шины взвизгнули, как маленькая зверушка, которой наступили на хвост. Храм был гигантский, и места для маневра было предостаточно. Я выехал на открытое пространство на третьей скорости, правда, немного преждевременно, потому что мне тут же пришлось переключить на вторую, чтобы свернуть на боковую дорогу. Я снова переключил скорость, потом вернулся на вторую, переключил опять на третью.

– Сюда, – сказал Роланд, показывая вправо.

Тасманийский дьявол мчался прямо на нас, следуя по широкой дуге, которую образовывала боковая дорога, ответвляясь от главной. В этом смерче было полно энергии. Бледно-оранжевый свет и посверкивающий желтый дым, из которых он состоял, все еще бешено закручивались вокруг его сверкающего расплавленного ядра. В этом аду двигались странные тени, которые наводили на мысль, что там есть нечто живое, невероятно враждебное, вечно меняющее форму, превращающееся то в человека, то в крылатого дьявола, то во что-то еще, в какой-то безумный ужас, ужас в ночи. Кошмар этот жил где-то в нашем подсознании, прежде чем перевоплотился в этот адский огонь. В животе у меня похолодело, на языке прочно обосновался вкус железа.

Роланд старательно копался в панели управления, ища подходящее оружие, которое автоматически начинало подавать сигналы на панель перед ним.

– Роланд, – спокойно сказал я. – Карл никогда мне не показывал, как выпускать такую же штуку из машины, но на этой колымаге есть оружие, помеченное, как зеленый шарик.

– А он именно так его и назвал, – ответил Роланд, глядя на приборы перед ним. Потом он нажал кнопку.

Из-под машины с шипением выскользнул шар – зеленый, примерно метр в диаметре, и он сиял, как фейерверк на празднике независимости. Он немедленно поплыл к этому страшному смерчу.

Тасманийский дьявол немедленно остановился, все еще вращаясь. Казалось, эта гадина сообразила, что к ней приближается, стала быстро вилять из стороны в сторону, помчалась вбок от дороги по травянистому склону. Шар не изменил курса и пролетел мимо цели, продолжая свой путь по дороге.

– Интересно, – отметил Роланд.

– По крайней мере, мы знаем, что эта штука боится шаров, – сказал я, хотя особой благодарности за эти новые сведения не испытывал, мне не нужны были маленькие поблажки. – Черт! Я-то думал, что они могут искать цель…

– Может, «дьявол» что-то делает, чтобы сбить шар с цели.

– Возможно. Попробуй снова.

Роланд выпустил еще один сияющий зеленый шарик. «Дьявол» снова отступил, на сей раз укрывшись за зеленым холмом и на миг исчезнув. Когда шар растаял, «дьявол» снова выкатился из-за холма и въехал обратно на дорогу.

– Интересно, кого или что эта тварь должна уничтожить, – сказал я.

– Сойди с дороги и увидишь, – сказал Роланд.

Я повернул вправо и въехал в неглубокую колею, пропрыгал по ее неровному дну и выскочил на ровную поверхность.

Дьявол пересек дорогу, чтобы последовать за нами.

– Значит, он нацелен не на тяжеловоз и не на космический корабль Кларка, – сказал я. – Я-то надеялся, что на корабль.

– Нет, Джейк. Я боюсь, что ему нужен ты и только ты.

– Замечательно. Почему, действительно, этот шарик не должен идти в ногу со всеми остальными моими врагами?

Я дал газу. От задних колес взметнулись вихри пыли. Я погнал машину вверх по еще одному небольшому пригорку. На этот раз я резко развернулся, чтобы поехать вдоль гребня, который шел параллельно дороге и наконец снова поворачивал к ней обратно. Я понятия не имел о той скорости, с которой может ехать шевроле Карла, но готов был держать пари, что машина сможет обогнать «дьявола» при условии, что гонки будут проходить по ровной дороге. Если мы хоть немного с нее собьемся – нам конец. Ведь у этой страшной твари не было ни шасси, ни колес. Ей-то они не нужны. Однако если мы сможем обогнать ее, а потом снова выехать на дорогу, у нас был шанс.

А как же Сэм?

Роланд, казалось, читал мои мысли.

– Сэм выезжает из храма, – сказал он мне, оглядываясь и пытаясь рассмотреть в заднее стекло, что там происходит. – По-моему, «дьявол» не обращает на него внимания.

Но на нас он сосредоточился как следует, пытаясь перерезать нам дорогу. Я снова дал газу и немедленно напоролся на кочку, из-за которой нас бросило вправо. Я стал пытаться рулить, чтобы выправить положение, но понял, что ничего у нас не выйдет. Я снова повернул руль вправо, мы скатились с холма, ударились о землю и подскочили так, что застонали шасси. Меня тоже подбросило, и я ударился головой. Мое счастье, что крыша была изнутри обита чем-то мягким. Роланд свалился с сиденья и оказался на полу. Я изо всех сил жал на педаль, пытаясь въехать по противоположному склону. «Дьявол» уже был на гребне холма за нашей спиной. Склон оказался круче, чем я думал. Задние колеса стали проворачиваться и швырять комья грязи. Задние колеса машины стали юлить. Я все-таки выбрался наверх и выкатился на ровный участок поверхности, но «дьявол» уже нагнал нас и принюхивался к нашему заду. Я едва-едва успевал держаться немного впереди.

– Джейк, ты представляешь себе, что по Субстрату можно так же хорошо ехать, как и ходить?

– Э-э-э… нет, я как-то об этом не думал, – сказал я. – Однако намек понят.

Поэтому я повернул руль так, чтобы передние колеса равнялись – как бы это сказал мой друг Дейв Фейнманн – по измерению, столь же огромному, как космос, и такому же беспредельному, как бесконечность. Я нажал педаль газа, и мы куда-то перенеслись. Это было как окольный объезд между «здесь-и-сейчас» и «там-и-тогда» с маленькой остановочкой в «миге-едином». Над головой показались мрачные грозовые тучи, капли дождя упали на лобовое стекло, но только на миг. Потом ясные звезды зажглись над головой, и что-то – наверное, ночная птица – пропело песенку в лесу на обочине дороги. Тишина. Запах осенних листьев… А потом все это пропало, и мы снова выскочили на залитую солнцем поверхность Микрокосмоса, вернувшись в нынешнюю реальность, только теперь мы были уже на главной дороге и мчались по ней, оставив «дьявола» далеко позади, и он вертелся, как пьяный дервиш, пытаясь понять, что же все-таки произошло.

– Ловкий трюк, – признательно сказал я. – Как ты это сделал?

– Это ты сделал, Джейк…

– Ну да, я знаю. От этого мне слегка не по себе.

– Лучше быть не в своей тарелке, чем в своей могиле.

На спидометре значилось более ста миль в час, что с точки зрения шевроле было неспешной прогулочкой. Мы могли бы обогнать «дьявола», проскочить сквозь портал, но Сэм за нами не угонится. А без Сэма я не смогу найти тот портал, который мне нужен. Это означало, что с «дьяволом» надо расправиться прямо сейчас. Я совсем не сомневался, что он сможет последовать за нами и через портал. Но как с ним расправиться?

Мой ум бешено работал. Может быть, я мог бы погонять «дьявола» по дороге, пока Сэм не поравняется с нами, а потом… Но любой план потребует четкости и быстроты.

Дорога разветвлялась. Я поехал по правой ветке, которая снова вернула нас на главную дорогу.

– Роланд, что за штука такая – Субстрат? Постарайся объяснить в двадцати пяти словах или меньше.

– Это метафизическая база вселенной. Она под всем, что существует.

– Кто ее открыл?

– Никто. Это продукт соглашения.

– Спасибо, Роланд. Ты просто замечательно объяснил.

Он захохотал.

– На здоровье.

– Нет, честное слово. Ты хочешь сказать… – я посмотрел в зеркало заднего обзора и увидел, что «дьявол» довольно далеко от нас, но успешно нагоняет, – что сознание может создать новую вселенную?

Роланд посмотрел на меня.

Его глаза были бездонны.

– Это хорошая вселенная, Джейк. Но она могла бы быть и лучше. Гораздо лучше. Тебе не кажется?

– Мне-то кажется, что она могла бы быть в тыщу мильонов раз лучше, Роланд. Но это не означает… – я снова взглянул в зеркало. Тяжеловоз казался серой точкой на дороге.

Метафизика 101, три кредитки, понедельник, среда, пятница, 1500 часов, кантианский рационализм. Господи Иисусе, выпусти меня отсюда.

– Почему вы построили Космостраду?

– Для тех, кому кажется, что мир мог бы быть и лучше – это тропинка, по которой можно следовать к лучшему.

Я кивнул.

– А почему вы сделали так, что по этой тропинке очень трудно следовать?

– Ты и сам знаешь ответ на это. Поиск никогда, не бывает легким. Хотя есть и более приземленная причина. Если бы мы раздали всем карты Космострады, то у нас была бы самая большая дорожная пробка во вселенной. Настоящие кандидаты в Кульминацию были бы растоптаны в общей давке.

– И как раз поэтому Белая Дама хочет, чтобы я взял карту.

– Да, наверное, отчасти поэтому. У нее свои причины.

– Роланд, ответь мне еще на один вопрос. Когда-нибудь пойму я все это или нет?

– Нет.

– Спасибо, Роланд.

– На здоровье. Скажи, кстати, почему бы нам не попытаться справиться с тасманийским дьяволом сейчас же?

Я сказал:

– А что ты предлагаешь?

– Первый дьявол, которого мы увидели, был создан как раз этим вот автомобилем.

– Ты предлагаешь выстрелить «дьяволом» в «дьявола»?

– Именно так.

– А, отлично. Мне всегда хотелось узнать, что случится, если непреодолимая сила встретит на своем пути пресловутый несдвигаемый объект. Наверное, они подпишут брачный контракт и вложат свои сбережения в не облагаемые налогом акции целинных земель.

Роланд склонился над панелью управления.

– Я тут все настроил. Лучше убраться подальше с дороги: ведь за нами едет Сэм, и он может оказаться на линии огня.

– Похоже, что впереди как раз такая местность, какая нам требуется, – сказал я.

На поверхности земли впереди уже не было никаких складок или рытвин. Дорога проходила через подстриженный травяной газон мирового масштаба. Эта часть планеты выглядела так, словно кусок ее оставили нетронутым для будущей застройки. Кругом была девственная пустошь. Впереди был портал, его черные цилиндры возвышались над горизонтом. Они казались невероятно высокими небоскребами, словно призрачный немыслимый город стоял на равнине.

Я свернул с дороги на траву. Ехать было очень удобно: только время от времени нам под колеса попадалась рытвина.

«Дьявол» мчался за нами.

Роланд сказал:

– Есть вероятность того, что, когда встретятся два «дьявола», будет чудовищный взрыв.

– Ты этого точно не знаешь?

– Такое никогда раньше не случалось, поэтому знать все заранее невозможно.

– Ребята, вы же вне времени и пространства, вы же вечные. Почему бы вам не заглянуть в будущее и не посмотреть?

– Мы так и делали, – сказал Роланд, – но это сперва должно случиться.

– Что? Как? Ты что такое говоришь?

– Ну, понимаешь, если мы знаем, что случается, когда сталкиваются такие штуки, тогда незачем пытаться так сделать и посмотреть, какой получится эффект. А в этом случае, если мы заглянем в будущее, то не увидим, как это происходит, потому что этого никогда и не было. Правда же?

– А-а-а…

Есть такие дни, когда бесполезно спорить или пытаться дискутировать – все равно ничего не получится.

Это как раз и был один из таких дней.

– Ну ладно, – сказал Роланд, – поехали… только не мы, конечно, а эта штуковина.

Он ткнул пальцем в кнопку, и из-под машины выскочил клуб оранжевого огня, немедленно превратившийся в близнеца той сволочи, которая отражалась на экране прицела как расплывчатое оранжевое пятно. Новый «дьявол» покрутился секунду на месте, подхлестывая себя самого и издавая такой вой, которого не услыхать в тех местах, где обитают смертные. Потом он рванулся вперед.

Я завопил ему вслед:

– Наддай им жару, парень!

Роланд предложил:

– Советую убраться от них подальше.

Я уже с большим усердием именно этим и занимался, летя сломя голову обратно на дорогу. Когда мы там оказались, Сэма нигде не было видно. Я замедлил скорость, остановившись совсем, когда мы снова оказались на дороге. Я оглянулся, посмотрел через заднее стекло.

– Уж очень хочется посмотреть, что произойдет, – сказал я.

«Дьяволы» встретились. Казалось, они поглотили друг друга, слившись в одно облако, похожее на циклон. Оно стояло на месте, но вращалось в два раза быстрее, чем каждое из предыдущих в отдельности. Потом что-то стало происходить в центре облака. Извивающиеся тени поблекли, на их месте возникла все ярче и ярче разгоравшаяся звезда раскаленного добела света. Звезда росла и разгоралась до тех пор, пока на нее стало невозможно смотреть. Я закрыл глаза, потом снова открыл их, когда свет начал меркнуть. Звезда подверглась коллапсу, и все явление вместе распалось на огненные ленты, которые вихрились вокруг меркнущего ядра. Потом «дьявол» стал преображаться, слившись в огромное облако, которое было в два раза больше, чем каждый из «дьяволов», но темнее по цвету. Облако было нестойким. Части его по-прежнему отлетали пылающими комьями, постепенно испуская излучение, которое рассеивалось в воздухе.

– Долго оно не просуществует, – сказал Роланд. – В результате взрыв может разнести всю планету.

Я хлопнул себя ладонью по лбу.

– Замечательные идеи приходят тебе в голову, Роланд. Когда ты смотрел в будущее, там вообще было будущее?

Роланд потер подбородок.

– Мне кажется, нам надо быстро найти что-то, на что можно было бы навести и сосредоточить разрушительную энергию этой дряни. Нечто почти неразрушимое, что поглотило бы большую часть энергии «дьявола», прежде чем разрушилось бы.

– Не шевроле же, – сказал я почти безнадежно.

– Боюсь, что да.

Поэтому, я развернул волшебную карету Карла на сто восемьдесят градусов и поехал прямиком в ворота ада.

«Дьявол» встретил нас на полдороге. Кипящее облако поглотило нас, и мы жарились в радиации, пока окна не потемнели и не отрезали нас от этого ужаса. Мы сидели, словно в середине ядерного взрыва.

Я сказал:

– Надо полагать, у тебя есть лазейка, через которую ты нас отсюда выведешь?

– Нам придется бросить машину, – сказал Роланд, положив руку мне на плечо. – Готовься!

В шевроле было страшно жарко. Очень жарко. Сиденье стало припекать мне спину и ноги, когда Роланд хлопнул меня по плечу.

– Ну, – сказал он, – вставай и иди.

Я так и сделал. Машина исчезла. Мы шли по проселочной дороге. Была почти весна, закат дня. Дорога была глинистой, красной и холодной, по сторонам торчали остатки прошлогодних сорняков. Голый ветвистый лес рос справа от дороги, налево был луг с почерневшей травой, откуда там и сям торчали полузаросшие черные валуны. Небо было серым. Пенсильвания.

– Очень красиво, – сказал Роланд. – Только немного холодно и неуютно.

Холодный пронизывающий ветер доставал меня даже через куртку. Бурые листья лежали вокруг, втоптанные в гравий дороги. Солнце казалось рыжим мазком за горизонтом. В воздухе пахло ранней весной. За холмами прокричала птица, ветер прошелся по остаткам травы на холме.

– Ты никогда не ходил по каким-то особым частям Субстрата, – сказал Роланд, – ты всегда идешь по своим желаниям и мечтам. Знаешь, ведь Субстрат бесконечен. Но и по настоящей вселенной тоже можно так ходить.

– Да? А разве это не Земля? Мне-то показалось, что это настоящая Земля.

– Может быть, но, скорее всего, это обобщение разных мест, которые ты знал в своей жизни.

– Может быть, ты и прав. Это похоже на Пенсильванию, но не похоже ни на одно конкретное место, которое я помню.

Мы все шли и шли. Почему-то мне казалось, что я обязательно должен идти. Воздух был чистым и свежим, и я пил его большими глотками.

– Прекрасно, – сказал я. – Но я должен вернуться обратно к Сэму.

– У нас сколько угодно времени, – сказал Роланд. – Не волнуйся. Найди ту дорогу, которую тебе хочется. Если она окажется не той, какую нужно выбрать, найди другую.

Я находил дороги, что верно, то верно. Дороги, которые вели нас через такие места, в которых не хотелось и глаз открывать, не говоря уже о том, чтобы провести там выходной.

Мне казалось, что мы шли целыми днями. Что прошло уже очень много дней…

Мы пришли к широкой автостраде, которая была сделана из серебристого металла. Она простиралась между голубыми скалами. Я огляделся на ней. Я и понятия не имел, куда и откуда она ведет.

– Роланд, где мы, черт возьми?

– Не знаю. Найди другую дорогу.

Я искал и находил дороги. Все они были мне совершенно не нужны.

Я нашел еще одну дорогу, и она была просто замечательная, вот только не вела туда, куда мне хотелось бы поехать. Еще одна дорога – и я немедленно ее покинул.

– Сдаюсь, – сказал я.

– Как насчет вот этой?

Дорога выглядела неплохо, поэтому я пошел по ней, и она превратилась во что-то, похожее на Космостраду, но не так, чтобы очень. Поэтому я изменил ее вид, потом пригляделся к ней повнимательнее. И тут я понял, как нужно поступать. Тут мы сразу оказались снова на Микрокосмосе, а за нами тормозил тяжеловоз. Мы сошли на обочину. Сэм с визгом шин остановил тяжеловоз и открыл люк.

– Что случилось? – спросил он, когда я взобрался по лесенке и сел на сиденье.

Сэм встал и уступил мне водительское место.

Я повернулся и увидел, что Роланд уходит вдаль, оглядывается и машет мне рукой.

– Счастливого пути, Джейк! Удачи тебе, – крикнул он.

Я смотрел, как он уходит. Он не исчез. Он просто уходил вдаль.

– Интересно, справится ли он, – заметил я, закрывая люк.

– Кто? – спросил Сэм.

– Роланд.

– А что тебя заставило про него вспомнить?

– Что меня… ты хочешь мне сказать, что ты его не видел?

– Я никого не видел на дороге, кроме тебя.

– Он же вон там!

Он исчез. Или во-о-н та серая точка – это он? Солнце стояло низко над горизонтом, и трудно было сказать.

– Ладно, это не имеет значения, – ответил я.


Содержание:
 0  Дорогой парадокса : Джон Де Ченси  1  2 : Джон Де Ченси
 2  3 : Джон Де Ченси  3  4 : Джон Де Ченси
 4  5 : Джон Де Ченси  5  6 : Джон Де Ченси
 6  7 : Джон Де Ченси  7  8 : Джон Де Ченси
 8  9 : Джон Де Ченси  9  10 : Джон Де Ченси
 10  11 : Джон Де Ченси  11  12 : Джон Де Ченси
 12  13 : Джон Де Ченси  13  14 : Джон Де Ченси
 14  15 : Джон Де Ченси  15  16 : Джон Де Ченси
 16  17 : Джон Де Ченси  17  18 : Джон Де Ченси
 18  19 : Джон Де Ченси  19  20 : Джон Де Ченси
 20  21 : Джон Де Ченси  21  22 : Джон Де Ченси
 22  23 : Джон Де Ченси  23  24 : Джон Де Ченси
 24  25 : Джон Де Ченси  25  вы читаете: 26 : Джон Де Ченси
 26  27 : Джон Де Ченси  27  28 : Джон Де Ченси
 28  29 : Джон Де Ченси  29  30 : Джон Де Ченси



 




sitemap