Фантастика : Космическая фантастика : 10 : Джон Де Ченси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




10

– А до дому далеко, – сказал я.

– Действительно, – спокойно ответил Брюс. – Как бы там ни было, как я уже говорил, в нашем распоряжении гораздо более эффективный маршрут.

– Если мы сможем прорваться через этот портал без того, чтобы нас размазало по дороге. Кажется, это довольно трудно будет сделать.

– Это может потребовать вспомогательного компьютерного вмешательства во время вождения машины, если не полного компьютерного контроля.

Я вздохнул.

– Ты как думаешь, ты справишься с этим, Брюс?

– Не уверен. Видишь ли, я отнюдь не предвзято отношусь к машинам, я не считаю, что они все могут делать лучше человека. Эта задача может нуждаться и в хорошей координации глазомера и рук, и интуитивного чувства времени, которое есть на самом деле только у человеческого существа.

Я улыбнулся.

– Что ж, спасибо, Брюс. Ты говоришь мне такое просто потому, что тебя запрограммировали не обижать наши бедные маленькие «эго», или ты и впрямь так считаешь?

– Извини, Джейк, но этот вопрос довольно неоднозначен, и на него трудно будет ответить.

– Наверное, ты прав, Брюс. Что же, ты отлично поработал.

– Спасибо, Джейк. Работать с тобой – одно удовольствие.

Я повернулся на сиденье.

– Ну что, ребята? Что теперь будем делать?

– Поехали, – ответила Дарла. – У нас теперь есть карта. – Тут ее плечи сгорбились. – Прости, Джейк. Я забыла про Сэма. Я просто не подумала.

– Нам еще кое-чего не хватает, – сказал я. – Никакой провизии. С топливом вроде бы все в порядке, но как я могу понять из показаний приборов, у нас совсем плохо со смазкой, и нам нужен охладитель, вода нужна…

– Похоже на то, что обратная дорога, по словам Брюса, будет недолгой, – сказал Карл. – Может быть, нам удастся проскочить на том, что у нас есть.

Я покачал головой.

– Ты забыл про то, что до портала нам ехать по чужой территории, которую мы не знаем. Не только это – мне чутье подсказывает, что придется проехать много миль, прежде чем удастся поспать. У меня дома есть кой-какие неоконченные дела. Многое там надо сделать. Беда в том, что я не представляю себе, что можно сделать по поводу технического обслуживания. Разве что… – я оглядел гараж.

И тут я увидел Кларка, который шлепал к нам в полутьме.

Я помахал ему рукой, и он подошел к водительскому окошку справа.

Я нажал переключатель, и стекло иллюминатора с шипением отъехало вниз.

– Привет, Кларк, – сказал я весело. – Поздоровайся с Брюсом, он тут, в кабине. У вас двоих немало общего. – Я, показал на приборную доску.

– Рад с вами познакомиться, – сказал Брюс.

– Привет, Брюси, детка, – Кларк сунул свой песий нос в кабину. – Вы что это тут затеяли?

– Генеральную уборку, – сказал я ему. – Приводим все в порядок на случай быстрого сматывания удочек.

Кларк улыбнулся. Углы его рта приподнялись, показав в улыбке скругленные белые зубы. При этом его уши-воронки встали стоймя.

– Как хорошо, что я запер под замок серебряные вилки-ложки. Вы скоро собираетесь уезжать?

– Ну, пока нет, – ответил я. – Не думаю, что скоро. Есть тут один щекотливый вопросик – у меня кой-чего украли. Пару штучек, собственно говоря.

Уши упали.

– Вот как? Что именно украли?

– Модуль искусственного интеллекта, который принадлежал этому тяжеловозу, сопряженный с его компьютером. Это был весьма прогрессивный образчик, звали этот модуль Сэмом. Ты про это что-нибудь знаешь?

Кларк несколько обиделся.

– Разумеется, нет. Надеюсь, ты не думаешь, что это я его украл? Мне бы такое даже не пришло в голову.

– Извини, я совсем не хотел ни на что подобное намекнуть. Просто я не заготовил длинного списка подозреваемых.

Кларк кивнул.

– Понимаю, что ты имеешь в виду. Но, честное слово, ничем не могу тебе помочь. Мне только очень жаль, что так случилось.

– Я собираюсь поговорить на эту тему с Примом.

– Ну, конечно, так и следует поступить, – сказал Кларк, искренне покивав своей нескладной башкой. – Надеюсь, что недоразумение удастся исправить. – Его покатый лоб покрылся морщинками. – Ты сказал, что у тебя украли парочку вещей.

– Да. Насчет одной из них я даже не могу жаловаться, поскольку она мне изначально даром не была нужна. Черный кубик. Ты знаешь, что это такое?

– Начальный Эксперимент. Я знаю, как эта штуковина называлась, но это все, что я про нее знаю. Я-то всего-навсего тут работаю.

Я крякнул.

– Ты этим очень расстроился? – спросил сочувственно Кларк. – Мне очень жаль, что у тебя так нескладно получилось.

– Ценю твое сочувствие.

– Так ведь моя прямая обязанность – следить, чтобы вам было хорошо и спокойно, – Кларк отступил на шаг и окинул взглядом тяжеловоз.

– Хорошая машинка, – сказал он.

– Спасибо, – ответил я.

– А вы скоро придете наверх, друзья?

– В конце концов придем, – ответил я. – Как там дела у остальных?

– О, они вовсю наслаждаются. Ты пропустил очень приятный обед, кстати.

– Извини, но мы здесь были очень заняты. А Прим там был?

– Вообще-то, нет. Он занимался делом, которое не терпело отлагательств.

– А на ужине он будет?

– Нет. Он просил меня передать вам свое сожаление и извинения, но сегодня он не сможет с вами обедать. И ужинать. Он занят, страшно занят, и все такое.

– Очень-очень занят?

– Извини.

– Похоже, это очень удобный предлог.

Кларк неопределенно пожал плечами.

– Знаю, знаю, – ответил я. – Ты тут всего-навсего работаешь.

– Только за стол и койку, – ответил Кларк. – Жалованья никакого.

Я фыркнул, потом вспомнил, что разговариваю с роботом.

– Правильно. – Я оглянулся по сторонам. – Слушай, а в этом гараже кто-нибудь осуществляет техническое обслуживание?

– А что тебе надо?

– Общий технический осмотр и рутинные поправки и ремонтики.

– В таком случае, – сказал Кларк, – делу можно помочь. Я не механик, но если ты закатишь тяжеловоз в один из ремонтных боксов, мне кажется, ты вполне можешь получить то, что тебе надо.

– Куда закатить?

Я завел мотор, а Кларк показывал мне дорогу через весь гараж в узкий туннель, по стенам которого выстроились различные машины. Я протиснулся в этом узком пространстве и припарковал тяжеловоз, потом выключил мотор. Почти сразу же начались разные вещи. Мы услышали жужжание и щелчки, потом ровное гудение. Вдруг многосуставчатая механическая рука, яркая и блестящая, змеей скользнула вдоль переднего стекла, а на конце у нее топорщился целый пучок инструментов, странных приспособлений и насадок. Совершенно без моей команды, самостоятельно, передний кожух развернулся и откинулся, обнажив мотор. Головка с орудиями на миг зависла над ним, потом повернулась, прицеливаясь нужной насадкой, потом нырнула и исчезла из поля зрения во внутренностях мотора. Появились еще механические руки, которые занялись прочими частями машины. Ярко окрашенные шланги протянулись и подсоединились к различным клапанам и проводам.

Голос Брюса показался мне слегка встревоженным.

– Джейк, я не вполне понимаю, что тут происходит.

– Нам оказывают суперуслуги по уходу и ремонту.

Передо мной появились еще несколько механических рук, которые сновали во внутренностях машины, перекрещиваясь на пути, но ни разу не соприкоснувшись. Каждая рука работала с молниеносной скоростью. Хвать-щелк-шлеп-динь. Летели искры, вверх струились тоненькие струйки дыма, туман и пар поднимались от извивающегося клубка механических рук.

Все закончилось меньше, чем за минуту. Баки с топливом были полны до отказа. Уровни смазки и охладителя были на максимуме, резервуары с водой наполнены по горлышко, все аккумуляторы показывали полный заряд.

– Все системы на пять с плюсом, в порядке, – произнес Брюс.

– Похоже на то, – ответил я.

– Интересно, бесплатные обеды они тоже тут раздают? – спросил Карл.

– Может быть, это единственное место, где все делают «на пять», что бы ни означало это выражение, – сказал я и выкатился из ремонтного бокса на платформы гаража, где и остановился. К нам не спеша зашагал Кларк.

– Ну что, ребята, пошли наверх? – сказал я.

– Давайте сегодня переночуем в тяжеловозе, – предложила Дарла.

– Да, давай, а? – поддержал Карл.

Лори кивнула, и я сказал:

– Ладно.

– Мне абсолютно все равно, – откликнулся на это предложение Кларк. – Меньше уборки, если поменьше ваших туш. На здоровье, – он повернулся, чтобы уйти.

– Эй, Кларки? – окликнул я его. – Э-э-э… Кларк!

Он оглянулся, высокомерно глядя на нас через узкое покатое плечо.

– Кларк – это еще туда-сюда. На это я еще могу согласиться, – сказал он с усталым снисхождением. – А вот Кларки – это уж чересчур.

– Прости. А у тебя есть другое, настоящее имя?

– А разве утка не крякает? Да будет вам, вам же его ни в жисть не произнести. – Кларк повернулся. – Что ты хочешь?

– Как выбраться из этого места?

Кларк показал направо.

– Просто идите по этой зеленой черте на полу. Она выведет вас к туннелю на выход.

– Вот по этой черте?

– А что, ты тут еще одну видишь? Да, лапушка, вот по этой самой линии.

– А это и будет выход?

Кларк задумчиво потер нижнюю челюсть.

– Ну-ка, давай проверим. Туннель на выход. В последний раз, когда я заглядывал в словарь, это слово и означало именно выход.

Я заскрипел зубами.

– Мне нужно было твое подтверждение, что тут нет никакого подвоха. Полагаю, очень глупо с моей стороны было спрашивать.

– Неужели я выгляжу столь недостойным доверия?

– Честно сказать – да!

– Ай-яй-яй! У нас начинается мания преследования, голубчик. Мне кажется, лучше мне поскорее сматываться.

Так он и поступил.

Покачивая головой, я смотрел, как он исчезает в полутьме гаража.

– Он, по словам Прима, смешение всех наших личностей. Хотелось бы мне знать, от кого у него такой длинный и дерзкий язык.

Дарла расхохоталась.

– Странно, но мне кажется, что в нем я нахожу массу твоего собственного сардонического юмора, Джейк.

– Моего?! – завопил я. – Да ты издеваешься!

– Кстати, вполне логично, что у него словно бы женственная личность.

– Ну, для меня это совершенно нелогично и как раз ни к селу ни к городу.

Лори о чем-то напряженно думала.

– Как вам кажется, Джон, Роланд и остальные в порядке?

– А кто их знает, – ответил я. Потом потер подбородок. – Но одна вещь для меня бесспорна. Нами манипулируют.

– Это как? – спросила Дарла.

– То, что сказал Кларк насчет того, что он кажется недостойным доверия. На самом деле я соврал. Он производит какое угодно впечатление, только не такого существа, от которого можно ждать чего-нибудь угрожающего. Вообще трудно воспринимать его всерьез. Он фигура из комиксов, огромная неуклюжая НЕВЕРОЯТНОСТЬ, с трагикомической личностной психологией. А посмотрите на Прима. Он воплощенное суперсущество. Мудрое, доброе и мягкое. Но только подумайте. Он же мог принять любую форму, любой внешний вид. Он же не существо. Он орудие. По крайней мере, его тело – орудие. Та личность, которую он нам представляет, словно сделана по заказу, она слишком нарочита.

Дарла кивнула.

– Я понимаю, что ты имеешь в виду. Он словно из собственной шкуры выпрыгивает, чтобы доказать нам, какой он безопасный и какие у него хорошие и добрые намерения. Прямо из кожи вон лезет.

– Вот именно, – ответил я. – И эта тактика с самого начала только оттолкнула его от меня. Просто уж такой я человек, наверное.

– И я тоже, – Дарла уселась со мной рядом и задумалась. Наконец она сказала:

– Но что они от нас хотят?

– Может быть, то, что говорилось насчет того, как Кульминация хочет, чтобы мы к ней присоединились – правда, – сказал я. – Как бы там ни было, я не собираюсь торчать тут столько, чтобы выяснить, правда это или неправда.

Я нажал кнопку стартера, и мотор провернулся.

– Мы уезжаем?

– Пока что нет. Я сперва хочу проверить этот маршрут побега. Потом мы посмотрим, как можно раздобыть провиант. Если мы сможем утащить хоть немного еды, мы сможем быть готовы уехать в любой момент. Ну-ка, пристегнитесь.

Я прокатил тяжеловоз по зеленой черте на гладком полу гаража, она вела нас прямо через скопление машин, потом повернула влево. Она провела нас мимо еще каких-то весьма странных машин, потом миновала еще несколько ремонтных боксов, завернула вправо и ушла в дальние закоулки гаража. Я включил фары. Черта извивалась среди стеллажей коробок и контейнеров, за ними в темноте застыли высокие краны-деррики. Наконец мы оказались на чистом от машин и хлама пространстве. Стены зала сузились, и мы оказались в туннеле и кромешной тьме. Пол туннеля сперва шел немного вниз, потом выровнялся. Я поехал помедленнее, осторожнее, потому что мне слегка было не по себе. На меня снова стал давить страх потеряться. Черта закончилась, но туннель еще какое-то время продолжался, пока фары не показали мне что-то, что я сперва принял за тупик, но он оказался дверью, которая поднималась вверх очень быстро – слишком быстро, как мне показалось, поэтому я затормозил. Но что-то было не так: меня словно засосала какая-то сила. Тяжеловоз засосало в отверстие какой-то трубы и погнало вверх, вращая по спирали, словно пулю в нарезном стволе. Угол подъема был не такой стремительный, как в подъемниках для пешеходов в этом странном замке, но это было потрясающее путешествие наверх – даже слишком потрясающее, потому что на сей раз я был уверен, что мы забрались во что-то, из чего нам не так просто будет выбраться, может быть, это был ствол пушки или катапульты, которая выстреливала в небо летательными аппаратами. Вообразите наше смущение, когда мы выбрались наружу.

Но все оказалось в полном порядке. Труба неожиданно резко выровнялась, и мы увидели дневной свет – конец туннеля. Невидимая сила выпустила нас, и мы выкатились в ясное солнце, клонившееся к закату, и оказались на серо-зеленом двустороннем шоссе.

Я съехал с дороги на обочину и оставил мотор на холостом ходу. Мы были среди приземистых травянистых холмов. Деревья обрамляли пологий подъем справа, а на другой стороне дороги лежали несколько живописных розовых булыжников. Через параболическое зеркало заднего обзора мне хорошо были видны башни и стены Изумрудного города. Больше ничего видно не было, потому что вид был ограничен холмами.

– Ну, – сказал я, повернувшись к своим пассажирам, – как теперь будем заезжать обратно?

– Забудь об этом, – сказал Карл презрительно. – Кому нужен этот сказочный дворец?

– Насчет жратвы там жаловаться не приходится, – сказал я. – И похоже на то, что тут мы как раз сможем обойтись совсем без всякой жратвы.

– Мы чего-нибудь придумаем, – сказал Карл с высокомерной самоуверенностью.

– Ты думаешь, что мы сможем воровать у здешних фермеров? Или предлагаешь поохотиться на мелкую дичь?

– А? Чего? Не знаю, но как-нибудь не пропадем.

– Разумеется. А я уже чувствую муки голода. Дарла, что у нас там осталось в трейлере?

– Какие-то печенье и крекеры, по-моему. Полмешка грецких орехов, – она подумала еще. – Банка говяжьего бульона… и гнилое яблоко.

Я посмотрел на Карла.

Он пожал плечами, явно пренебрегая выразительностью моего взгляда.

– О'кей, о'кей. Ну и что? Ну, проголодаемся. Но рано или поздно мы проскочим этот портал, а чем скорее мы его проскочим, тем скорее мы окажемся там, где можно купить поесть.

Я сказал:

– Брюс, рассчитай самый быстрый маршрут к этому порталу и дай мне раскладку движения, предполагая безостановочное нахождение машины в пути с приблизительной скоростью около 130 километров в час.

– Сорок шесть часов двадцать пять минут, Джейк.

– Вот, пожалуйста, – сказал я. – Через два дня, если я вообще не буду спать или научу кого-нибудь из вас, ребята, как вести этот тяжеловоз, мы сможем туда приехать, и это при том, что мы предполагаем среднюю скорость Космострады или около того. Мне-то кажется, что по незнакомой дороге мы вряд ли сделаем больше восьмидесяти кликов.

– Восемьдесят кликов? – изумленно переспросил Карл. – Это… как же так? Получается только порядка пятидесяти миль в час? Эта машина вполне способна делать двести километров в час, или я совсем дурак!

– Тяжеловоз способен и на большее, – сказал я, – на высокоскоростной дороге, как Космострада. Но я имею в виду среднюю скорость, Карл. Это ведь совершенно другое дело. А эта дорога только чуть получше занюханной деревенской, проселочной.

– Да, знаю, – проворчал Карл. – И все же. Мне кажется, мы могли бы попытаться.

– Может быть, если нам так придется. Но пока я еще не готов уехать.

– Ладно, ладно. Извини. Я знаю, нам ведь сперва надо получить Сэма обратно.

Я с минуту изучал Карла. Сидящий в нем перепуганный мальчишка иногда был виден очень ясно. Он был дальше от дома, чем любой из нас.

Я посмотрел обратно на туннель, который выходил из основания крутого холма.

– Ну да ладно, мы же не можем съехать вниз по аппарели, которая ведет вверх. Это уж наверняка. Брюс, можем ли мы добраться до Космострады, используя эти второстепенные дороги?

– Нет. Джейк, тут нет никаких связей между дорогами.

– Туда отсюда не добраться, – вздохнул я. – Странное дело. А по бездорожью тут можно проехать?

– Может быть, и можно, Джейк. Карты не такие подробные, чтобы я мог решить этот вопрос наверняка и ручаться за правильность ответа.

– Вот, черт побери. Я не хотел бы ездить по бездорожью, но, похоже, тот туннель, который открылся нам в первый раз, в самой горе, – это единственный способ попасть вовнутрь.

– А кто сказал, что на этот раз они поднимут гору и снова дадут нам туда попасть? – спросила Дарла.

– Вот именно. Поэтому, как мне кажется, придется нам поездить по местности и поискать, не найдется ли миленьких маленьких съедобных кроликов, которые дали бы нам бабахнуть их по головке.

Я был страшно голоден. За завтраком я просто покопался в тарелке, и завтрак казался таким давним, словно был не утром, а несколько дней назад, а быстрый ленч, который состряпала Дарла, казалось, провалился в пустоту. Однако пока что с этим ничего нельзя было поделать. А если мы тут останемся сидеть, то вообще ничего не сделаем до конца дней своих. Поэтому я выкатился обратно на дорогу и покатил по ней с туристической скоростью, так, чтобы можно было обозревать окрестности, просто гуляючи.

– Они, разумеется, знают, где мы, – сказала Дарла.

Я кивнул.

– Конечно. Они знают каждое наше движение. Но пока что они нас не останавливали.

– Да, но я пока что не готова поверить, что Прим действительно от души говорил, когда утверждал, что мы можем покинуть планету в любой момент, когда захотим.

– Да, мне тоже не во все верится в этом случае, – сказал я. – Ты только посмотри на все то барахло, которое тут есть. Все эти экзотические машины, восхитительные штучки-дрючки, технологии. Они тут просто валяются под ногами и ждут, когда их возьмут и поднимут, а там и утащат разочарованные кандидаты в Кульминацию, которые раздумали в нее вступать.

– Может быть, все это и полагается стащить, – предположила Дарла.

Я подумал над этим.

– Может быть. Пока что-то вроде я не заметил никаких следов мародерства.

– Может быть, мы вообще первые из тех, кто доехал до конца дороги, до конца Космострады.

– Да-а-а. Подумать только.

Дарла задумалась, потом сказала:

– Но ведь не думаешь же ты всерьез, что кому-нибудь могло сойти с рук похищение чего бы то ни было с этой планеты?

– Ни на миг не допускаю такую возможность. Не могу поверить, чтобы Кульминация позволила анахронистически растащить и рассеять все это накопленное богатство по времени и пространству. Большая часть того, что тут есть – из далекого-далекого будущего. Эти чудеса настолько резко отличались бы от той действительности, из которой мы прибыли. Вот и говори тут о парадоксах.

– А как насчет утечки знаний? Все эти данные в библиотеке. Даже если кто-нибудь увезет с собой такие знания, это же тоже будет анахронизм.

– Тут ты права. Тогда, как я понимаю, никакое знание отсюда тоже не выйдет.

Мы переглянулись.

– Не нравится мне то, о чем это говорит, – сказала обеспокоенно Дарла.

– И мне тоже.

Небо было красивого лиловатого цвета, словно его раскрасили цветным мелком. Эти странные цвета, наверное, существовали тут потому, что атмосфера была гораздо тоньше, чем на обычных планетах. По крайней мере, мне так показалось. Хотя атмосферы хватало вполне, чтобы держать несколько пухлых облаков. Вне всякого сомнения, погода тут находилась под жестким контролем. Я подумал о том, идет ли тут когда-нибудь дождь.

Мы скатились по пологому склону на плоскую травянистую равнину. Перед нами появились какие-то здания. Впереди от главной дороги отпочковывалась еще одна, которая вела к ровному золотому куполу. Дальше еще одна дорога шла к сложному строению, которое выглядело помесью химической фабрики и дворца Великого Могола.

– Как много всякого… – сказала задумчиво Дарла.

– Вроде чего? – спросил я.

Она вздохнула и покачала головой.

– Так много вопросов, на которые нет ответа. Какие-то крошечные детали и огромные вопросы. Вот например, почему к главному порталу тут не ведет Космострада?

– Чтобы нас затормозить. Заставить нас дважды подумать, прежде чем уезжать. Или же потому, что это было такое красивое место, что им не хотелось портить его еще одним сооружением.

– Или все вместе, – продолжила Дарла. – Или же ни то, ни другое.

– Вот именно, – сказал я. – Не трать дыхания на различные объяснения. Тайна – это сущность жизни.

Она закатила глаза.

– О, позвольте мне записать эту мудрость.

– Ради бога. Тай-на… Тайна… А? Почему это вы смеетесь?

– Джейк, ты все чуднее с каждым проеханным километром.

– Меня и сводят с ума. Я же знал, что всему есть объяснение.

Несколько часов мы просто ездили по дороге и смотрели, какие виды открываются по сторонам. Тут было на что посмотреть. Растительность переменилась, на каком-то отрезке дороги перейдя в лес, потом деревья стали пореже и напоминали больше фруктовый сад. Повсюду были здания самого разнообразного архитектурного стиля. Не только здания – статуи тоже иногда попадались, например, огромная статуя крылатого, четырехногого грифона, вот только голова у него слегка напоминала кошачью. Статуя сидела на пьедестале-цилиндре и возвышалась над равниной метров на шестьдесят. Инопланетный бог? Мифическое животное? Невозможно точно сказать. Были там и другие монументы, которые напоминали гробницы или кенотафы. Одна из них напоминала ромбовидную массу металла, которая стояла под невозможным углом на одном из своих уголков, упираясь в такой же угол – вершину основания пирамиды. Еще один памятник был выполнен в виде гигантской стеклянной иглы, тонкой хрустальной рапиры, которая выстрелила в небо на сотню метров. Там, на этой планете, повсюду стояли обелиски, стелы, монолиты и прочие массы самого различного геометрического профиля.

Здания, здания… Одно из них показалось страшно знакомым. Мы были потрясены, когда поняли, что это. Я съехал на обочину, и мы остановились.

– Тадж-Махал! – выпалила Дарла.

Так оно и было, если память нам не изменяла. Хотя в Индии я бывал, я никогда в глаза не видел Тадж-Махала. Но это здание относится к тем универсальным открыточным образам, которые навсегда врезались в массовом сознании. Невозможно было ни с чем спутать эти безмятежные луковки-башенки, тоненькие стройные минареты, классическую симметрию и чувство пропорции. Словом, великолепно.

– Господи, – сказала Дарла, – что эта штуковина тут делает?

– Это часть коллекции, – ответил я.

– Ты думаешь, тут есть и земные артефакты?

– Наверняка.

– Может быть, это просто копия.

– Может быть. Выглядит новеньким, правда? Наверное, реставрирован или перестроен.

Я снова завел мотор, и мы поехали. Чуть подальше мы попали на перекресток. Вторая дорога была поуже, но она была сделана из того же голубовато-зеленого материала. Я остановился, проверяя движение. Движения на дорогах вообще никакого не было, поэтому я просто проехал дальше.

Мне надо было бы подождать, потому что через несколько километров на экране заднего сканера я увидел движущуюся точку.


Содержание:
 0  Дорогой парадокса : Джон Де Ченси  1  2 : Джон Де Ченси
 2  3 : Джон Де Ченси  3  4 : Джон Де Ченси
 4  5 : Джон Де Ченси  5  6 : Джон Де Ченси
 6  7 : Джон Де Ченси  7  8 : Джон Де Ченси
 8  9 : Джон Де Ченси  9  вы читаете: 10 : Джон Де Ченси
 10  11 : Джон Де Ченси  11  12 : Джон Де Ченси
 12  13 : Джон Де Ченси  13  14 : Джон Де Ченси
 14  15 : Джон Де Ченси  15  16 : Джон Де Ченси
 16  17 : Джон Де Ченси  17  18 : Джон Де Ченси
 18  19 : Джон Де Ченси  19  20 : Джон Де Ченси
 20  21 : Джон Де Ченси  21  22 : Джон Де Ченси
 22  23 : Джон Де Ченси  23  24 : Джон Де Ченси
 24  25 : Джон Де Ченси  25  26 : Джон Де Ченси
 26  27 : Джон Де Ченси  27  28 : Джон Де Ченси
 28  29 : Джон Де Ченси  29  30 : Джон Де Ченси



 




sitemap