Фантастика : Космическая фантастика : Глава 12 : Вебер Дэвид

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу

Глава 12

Секретарь Адмиралтейства открыл дверь кабинета, с поклоном пропустил в нее высокого темноволосого офицера и закрыл ее за ним. Зеленый адмирал лорд Хэмиш Александер подошел к огромному окну и посмотрел вдаль, поверх сверкающих шпилей и пастельных башен города Лэндинг, столицы Звездного Королевства Мантикоры.

Темно-синие воды залива Язона, простирающегося на сотни километров до южного горизонта внутреннего моря, сверкали в лучах Альфы Мантикоры. Несмотря на вентиляцию, источаемый солнцем жар ощущался даже сквозь теплоизолирующий пластик окон. Наружная температура радовала адмирала, хотя и была почти невыносимо высокой, ведь он только что прибыл из фамильного имения в герцогстве Верхнее Слайго, а в северном полушарии Мантикоры сейчас стояла зима. Но Лэндинг лежал меньше чем в полутора тысячах километров от экватора, и на противоположной стороне усеянного парусами залива шелестела под легким ветерком изумрудная зелень.

Хэмиш отвернулся от окна и, сложив руки за спиной, оглядел кабинет Первого Космос-Лорда. Стены украшали панели светлого местного дерева — обычное дело, не то что во внутренних мирах. В углу красовался камин. Он был настоящим, а не просто служил украшением, и это, подумалось Александеру, как раз являлось экстравагантной причудой. Здание Адмиралтейства простояло полторы с лишним сотни мантикорских лет и в высоту имело чуть больше ста этажей — весьма скромно по меркам антигравитационной цивилизации, — но каминная труба возносилась вверх сквозь тридцать с лишним этажей вентиляционных шахт. Он мог только восхищаться упрямством и настойчивостью того, кто проектировал это здание, особенно в климате, где кондиционирование воздуха требовалось в гораздо большей степени, нежели отопление.

Гость хохотнул и взглянул на часы. Космос-Лорд опаздывал — неудивительно при его расписании, — и Александер принялся лениво расхаживать по знакомому кабинету, изучая модели звездолетов и старинные масляные и акриловые портреты, возобновляя знакомство со старыми друзьями и подмечая новые поступления.

Он восхищался деталью метровой модели КЕВ «Мантикора», гордости Флота, когда дверь у него за спиной отворилась. При виде вошедшего, адмирала флота сэра Джеймса Боуи Вебстера, его обветренное лицо осветилось улыбкой. У Космос-Лорда был характерный вебстеровский подбородок.

Вошедший хозяин кабинета тоже улыбнулся и крепко сжал ладонь Александера обеими руками.

— Хэмиш! Неплохо выглядишь, смотрю. Прости, что вытащил тебя так незадолго до дня рождения Эмили, но есть разговор.

— Вот я и прибыл, — сухо произнес Александер, когда Вебстер выпустил его руку и развалился в кресле. Гость проигнорировал приглашение занять другое и пристроился на краю стола, достаточно большого, чтобы служить посадочной платформой для шаттла.

— Как Эмили? И отец? — спросил Вебстер. Его улыбка слегка померкла.

Александер пожал плечами.

— Настолько хорошо, насколько можно ожидать — оба. Доктор Гагариан нашел новый метод лечения и хочет испробовать его на Эмили, а отец не очень хорошо переносит зиму, но…

Он снова пожал плечами, как человек, задевший старую рану и обнаруживший, что она по-прежнему болит. Вебстер молча кивнул. Отцу Александера, двенадцатому графу Белой Гавани, сравнялось почти шестьдесят четыре года — больше ста десяти земных, — и он принадлежал к последнему поколению до введения пролонга. Ему осталось не так уж много. Судьба леди Эмили Александер стала одной из величайших трагедий Мантикоры, которую Вебстер — как и все, кто знал актрису лично, и тысячи тех, кто никогда с ней не встречался, — ощущал, как свою собственную. Некогда признанная прима Королевского драматического голотеатра, она оставалась одним из самых любимых писателей и режиссеров Мантикоры, но сцену ей пришлось оставить в результате воздушной аварии, сделавшей ее полным инвалидом. Поврежденные нервы упорно не поддавались ни пересадке, ни регенерации, и даже современная медицинская наука не могла восстановить разрушенные центры управления моторикой.

Вебстер подавил выражение бесполезного сочувствия, которое, он знал, только вызовет у Александера чувство неловкости, и встряхнулся, посмотрев более внимательно на офицера перед ним. Хэмишу Александеру исполнилось сорок семь — чуть за восемьдесят стандартных лет, — хотя выглядел он едва ли на треть отцовского возраста, только вокруг глаз появились свежие тревожные морщинки и несколько новых белых нитей на висках.

— А твой братец?

— Великолепный Вилли? — Хэмиш моментально просветлел, в глазах засиял неожиданный смех. — Наш благородный Лорд-казначей в прекрасной форме! Шепнул мне тут пару слов — грубых, кстати, — относительно последнего проекта флотского бюджета.

— Он считает, что бюджет слишком завышен?

— Нет, он просто думает, что ему придется потратить чертову уйму времени, уговаривая Парламент его принять. Однако полагаю, братец уже потихоньку привыкает.

— Надеюсь, потому что в следующем году, вероятно, станет хуже, — вздохнул Вебстер.

— Представляю. Но мне почему-то кажется, что ты хотел меня видеть не ради того, чтобы узнать мнение Вилли насчет бюджета. В чем дело, Джим?

— Если честно, я хотел аккуратно прощупать Вилли — с твоей помощью — на тему некоторых текущих событий. Или нет, не столько Вилли, сколько правительство в целом.

— Ну-ка… — прищурился Александер. — Звучит зловеще.

— Может, и не зловеще, но как-то тревожно. — Вебстер взъерошил волосы неожиданно усталым жестом. — Речь идет о станции «Василиск», Хэмиш.

— Ага, — пробормотал Александер и вытянул ногу, любуясь носком зеркально отполированного ботинка.

Василиск всегда являлся злободневным политическим вопросом, а с учетом взглядов нынешнего Первого лорда Адмиралтейства, едва ли стоило удивляться, что Вебстер попытался сделать осторожную — и неофициальную — попытку прощупать правительство без участия гражданского начальства.

— Ага, — кисло согласился Зеленый адмирал. — Ты знаешь, что там происходит?

— Я слышал, там наметилось некоторое оживление, — пожал плечами Александер. — Ничего конкретного, если не считать немногих диких слухов.

— В данном случае они, может, и не совсем дикие.

Тон Вебстера заставил Александера приподнять бровь. Первый Космос-Лорд скривился, полез в стол и вытащил объемистую пачку почтовых дискет.

— Здесь у меня, Хэмиш, — сказал он, — четырнадцать официальных протестов от хевенитского консула на Василиске, шестнадцать от различных мантикорских и не принадлежащих Королевству торговых картелей и ругательные заявления от девяти капитанов хевенитских торговых судов, ссылающихся на притеснения и незаконные обыски своих кораблей. Здесь также, — бесстрастно продолжал он, — пять одинаковых заявлений от нехевенитских шкиперов и их жалобы на «неправомерные угрозы применения силы» со стороны флотского персонала.

По мере оглашения списка брови Александера уползли почти под линию волос.

— Похоже, там и впрямь становится весело, — пробормотал он.

— Да уж.

— Ну, так про что все эти протесты и заявления?

— Они касаются некоего коммандера Хонор Харрингтон.

— Что? — фыркнул Александер. — Ты имеешь в виду ту, которая накрыла Себастьяна одним бортовым?

— Ее, ее, — подтвердил Вебстер с невольной улыбкой. Затем он помрачнел. — В данный момент коммандер Харрингтон является исполняющим обязанности старшего офицера пикета на станции «Василиск».

— Она — что? Что, во имя господа, офицер, способный провернуть такое чудо, делает на станции «Василиск»?!

— Это была не моя идея, — возразил Вебстер. — Ее спустили сверху после того, как Сонино детище закапризничало в ходе дальнейших маневров.

— А-а, и она решила засунуть свою ошибку под ковер, чего бы это ни стоило офицеру, который в действительности выполнил за нее всю работу?

Презрение Александера было явным, и Вебстер пожал плечами.

— Я знаю, ты не любишь Соню, Хэмиш. В данном случае я тоже не в восторге от нее, но на сей раз она ни при чем. Думаю, Яначек постарался. Ты же знаешь, как этот старый упертый… — Вебстер помедлил. — Я хочу сказать, ты знаешь, как он печется о семейных интересах.

— Угу, — кивнул Александер, и Джеймс снова пожал плечами.

— Как бы то ни было, он выразил пожелание, а я был слишком занят, торгуясь с ним относительно нового инженерного крыла для Саганами, чтобы отказать.

— Ладно, но что делает коммандер в должности начальника пикета? Это должен быть, по меньшей мере, капитан.

— Согласен. — Вебстер поднял спинку кресла обратно. — Что тебе известно о Павле Юнге?

— О ком? — Александер прищурился, явно с трудом припоминая. — Ты имеешь в виду наследника Северной Пещеры?

— Его.

— Немного — и это немногое мне не нравится. А что?

— А то, что де юре именно капитан лорд Павел Юнг является начальником пикета на Василиске. К сожалению, его кораблю понадобилось «срочное переоборудование», и он счел предстоящий ремонт слишком сложным, чтобы доверить его старшему помощнику. Так что он привел его домой сам — оставив на посту Харрингтон с единственным легким крейсером.

Александер уставился на него округлившимися глазами, и под его изумленным, недоверчивым взглядом Вебстер покраснел.

— Джим, я знаю тебя чертову прорву лет, — вымолвил наконец Александер. — Поэтому, надеюсь, ты скажешь мне, почему не уволил его немедленно?

— Политика, — вздохнул Вебстер. — Тебе ли не знать! Поэтому мне и необходимо выяснить твое мнение о возможной реакции правительства. Господи, Хэмиш! Проклятые хевениты жаждут крови. Полдюжины картелей во главе с Гауптманом сходят с ума. Графиня Марица готовится драться против бюджета Флота зубами и когтями, а чертовы «Новые Люди» у нее в кармане. Ты же знаешь, какой тяжелый танк представляет собой Северная Пещера в политическом раскладе! Все, что я мог сделать, это спихнуть Юнга с глаз подальше. Думаешь, герцог скажет мне спасибо, если я в такое время раздразню Ассоциацию консерваторов, отстранив от должности ненаглядное испорченное чадо первого заместителя самого барона Высокого Хребта?

— Нет. Вероятно, нет, — согласился Александер, подумав, но признание оставило кислый привкус.

Большинство мантикорских аристократов чтили традицию службы на благо общества, подпитываемую чувством долга. Те, кто не разделял этих взглядов, относились к самым эгоистичным и невыносимым экземплярам в известной вселенной. Своим прибежищем они избрали Ассоциацию консерваторов барона Высокого Хребта Мишеля Жанвье.

Ассоциация открыто исповедовала «восстановление исторического баланса власти, созданного нашими Основателями» между дворянством и нахальными плебеями. Упомянутого «баланса», как Александер прекрасно знал, никогда не существовало иначе, как в их личных мечтах. Он с минуту размышлял, затем нахмурился.

— Каков этот Юнг?

— Надменный, хорош собой, некомпетентен, нестерпимый хам, — отчеканил Вебстер. — Достойный отпрыск клана Северной Пещеры.

— В это я могу поверить, коль скоро он спихнул свои обязанности на младшего по званию и, задрав хвост, умчался обратно к цивилизации.

— Гаже, Хэмиш. Гораздо гаже. — Александер заломил и вторую бровь, и Вебстер расстроенно махнул рукой. — Если не ошибаюсь, он умышленно подставил Харрингтон, назначив ее исполнять свои обязанности.

— Почему ты так думаешь?

— Они на ножах, еще с Академии. Подробностей я не знаю. Комендантом тогда был Хартли, а ты в курсе, как трудно вытянуть из него хоть что-нибудь. Но Юнг схлопотал официальный выговор за недостойное поведение. Он обращается с женщинами, словно большой кодьяк с беовульфовским бизоном, — в точности как его отец и оба братца, — и явно не понимает отказов. Я имею в виду, физически.

— Ты хочешь сказать, он… — Александер даже привстал со стола, причем выражение его лица сделалось грозным, но Вебстер перебил его ухмылкой.

— Думаю, он пытался, но Харрингтон родом со Сфинкса. — Александер понимающе кивнул. — И на старших курсах заняла второе место по рукопашному бою. Насколько я могу себе представить, он, может, и начал, но закончила явно она. — Его улыбка погасла. — Вот Юнг и навалил на нее станцию, надеясь выставить дурой.

— Понятно. А о чем все эти протесты?

— Похоже, никто не сказал коммандеру, что станция «Василиск» — это такое место, куда мы посылаем наших дураков и бездельников. Может, у нее и остался всего один корабль, но она действительно обеспечивает соблюдение Торгового Уложения в своем Узле. И если бы только это! За последние три недели Харрингтон, разместив в ближнем космосе разведывательные зонды на несколько сот миллионов долларов, охватила всю внутреннюю часть системы, установила контроль Флота за космическим движением вокруг Медузы и переняла таможенные функции у АЗА. И вообще здорово там все перетряхнула. Адмирал Уорнер сказал мне по секрету, что Юнг разочаровался в радостях цивилизации и пытается ускорить ремонтные работы. Видимо, хочет вернуться и остановить коммандера. Думаю, он боится, что создал чудовище, которое может пожрать его самого. Даже протекция не спасет. К сожалению, в данный момент Юнгов «Колдун» стоит у ребят Уорнера на «Гефесте» вскрытый и распотрошенный, как использованная консервная банка. Я не уверен, но у меня сложилось отчетливое ощущение, что Уорнер сознательно тянет резину с переоборудованием просто ради удовольствия наблюдать, как Юнг корежится. А тот не может оставить корабль без уважительной причины. Так что он сидит и не рыпается.

— Боже правый, — тихо произнес Александер. — Ты хочешь мне сказать, что у нас на Василиске наконец-то появился старший офицер, выполняющий свою работу? Замечательно!

— Да, она выполняет свою работу, и, насколько я могу судить, чертовски хорошо, но об этом-то, — Вебстер помахал дисками, — и речь во всех жалобах. У нее разбросаны бригады по всей системе, а с парнем, которого она поставила разбираться с инспекцией на терминале, и вовсе тяжелый случай. Он вколачивает Торговое Уложение в глотку каждому, слово в слово, с указанием параграфов и пунктов. Полагаю, не обошлось без четких указаний Харрингтон. Конечно, хевениты взвыли, но этот маньяк потрошит и наши корабли. Раньше все торговые дома Королевства проходили через Василиск практически без досмотра, и теперь они вне себя. Ну и самое худшее: помнишь слухи о контрабанде через Медузу? — Александер кивнул, и Вебстер кисло улыбнулся. — На нынешний момент харрингтоновские группы орбитальной проверки захватили контрабанды больше чем на девятьсот миллионов долларов и послали образцы на экспертизу. В ходе инспекций они поймали за шкирку картель Гауптмана на попытке протащить через Медузу шкурки большого кодьяка и официально заявили об этом. Коммандер захватила грузовик в четыре с половиной миллиона тонн, зафрахтованный Гауптманом, — «Мондрагон» — и арестовала его!

— О боже! — Александер, представив себе, какую кашу заварила неведомая ему Харрингтон, прижал руку к ребрам, тщетно пытаясь унять смех.

— Тебе смешно, — проворчал Вебстер, — а ко мне тут ворвался Клаус Гауптман собственной персоной и клялся всем святым, что его люди чисты, как первый снег, и что во всем виноват хозяин «Мондрагона», и что Харрингтон тормозит его другие, законные, грузы. Он требует ее головы, а хевениты изъявляют готовность наточить ему топор! То, что происходит с их транзитом через Сеть, само по себе достаточно плохо, но тебе же известна их официальная позиция относительно наших притязаний на Медузу. Их консул буквально грыжу наорал насчет ее «заведомо незаконных обысков законных торговых судов в ходе их законной торговли с независимой планетой». Налицо все признаки первоклассного дипломатического скандала, и положение лучше не становится.

— Трахал я хевенитов! — рыкнул Александер. — И в задницу Гауптмана! Как я понимаю, она выполняет именно то, что полагалось делать уже много лет, Джим!

— Да? И ты думаешь, сэр Эдвард Яначек разделяет твои взгляды?

— Нет, но это не повод отыгрываться на Харрингтон. Проклятье, из того, что ты говоришь, следует, что Юнг самым подлым образом пытался воткнуть ей нож в спину! Хочешь ему помочь?

— Ты же знаешь, что нет! — Вебстер снова запустил руки в волосы. — Черт, Хэмиш, на «Бесстрашном» служит мой внучатый племянник. Если я отзову Харрингтон, я преподам ему совершенно неправильный урок выполнения офицерских обязанностей. В подобном случае любой флотский офицер придет к такому же выводу!

— Именно.

— Черт подери, — вздохнул Вебстер. — Я — Первый Космос-Лорд. Не моя забота решать судьбу какого-то коммандера.

Александер нахмурился и вернулся к изучению носков своих ботинок, а Вебстер еще больше опустил спинку кресла. Он знал это выражение лица.

— Послушай, Джим, — произнес, наконец, адмирал Александер, — знаю, я младше тебя, но мне кажется, мы должны благодарить эту Харрингтон, а не наказывать. Впервые у нас на Василиске офицер, который готов вкалывать. Мне это нравится. Мне это нравится гораздо больше, чем то, что у нас там было. И тебе тоже. Хорошо, она поднимает волну и кое-кого выводит из себя. Прекрасно. Пусть. Даже Яначек не может изменить миссию Флота на Василиске — и слава богу, а то он давно уже убрал бы нас оттуда. Но если мы собираемся приказывать ей, что делать, мы не вправе выбивать почву у нее из-под ног в тот же момент, когда она начнет это делать. — Он сделал паузу. — Ты мне много рассказал про тех, кто на нее жалуется, но что говорят люди с Василиска?

— Мишель Рено из команды АКС просто в восторге. Я получил от него два или три блестящих рапорта о деятельности лейтенанта Веницелоса, откомандированного с крейсера. Заметь, если хотя бы половина того, что говорят хевениты, правда, — Веницелос, должно быть, своего рода псих, но Рено он нравится. Эстель Мацуко, похоже, убеждена, что Харрингтон может, не замочив ног, перейти залив Язона. На предыдущих старших офицеров пикета она даже жаловаться перестала, настолько они ей освинели. А теперь я получаю письма с благодарностями за наше «отменное сотрудничество»!

— Ну, по-моему, все ясно, не так ли?

— Стало быть, ты думаешь, мне просто не следует вмешиваться.

— Ты совершенно прав. Василиск столько лет был позором Флота. Наконец нашелся хоть кто-то, способный действовать. Такое событие может вызвать переосмысление проблемы в целом.

— А что, пора?

Голос Вебстера звучал встревоженно, и Александер пожал плечами.

— Если хочешь, я прощупаю Вилли на этот счет и передам тебе. Думаю, Кромарти сказал бы «да». Мы годами выплясывали вокруг вопроса из-за «политической ситуации», а проблема только усугублялась. Не сомневаюсь, консерваторы примутся стенать и плакать, равно как и либералы, но им не победить. Консерваторы не смогут сохранить любезную их сердцу безопасную изоляцию, если мы не вцепимся в терминал обеими руками, а либералы не смогут защищать медузиан от инопланетной заразы без нашего контроля над транспортным сообщением между космосом и планетой. Впервые у нас на Василиске офицер, которому хватает духу привлечь их внимание к вопросу, и если они попытаются что-нибудь с этим сделать, Палата общин их остановит намертво. Я говорю «пусть», и, думаю, Вилли скажет то же самое.

— Надеюсь, ты прав. — Вебстер встал и смахнул диски обратно в ящик стола, затем хлопнул Александера по плечу. — Я искренне надеюсь, что ты прав, Хэмиш, поскольку, вне зависимости от политики, ты блюдешь интересы службы. — Он взглянул на стенной таймер и улыбнулся. — Смотрю, время к обеду. Присоединишься ко мне в адмиральской столовой? Думаю, пара-тройка стекляшек чего покрепче отвлечет нас от забот о судьбах мира.


Содержание:
 0  Космическая станция "Василиск" : Вебер Дэвид  1  Пролог : Вебер Дэвид
 2  Глава 1 : Вебер Дэвид  3  Глава 2 : Вебер Дэвид
 4  Глава 3 : Вебер Дэвид  5  Глава 4 : Вебер Дэвид
 6  Глава 5 : Вебер Дэвид  7  Глава 6 : Вебер Дэвид
 8  Глава 7 : Вебер Дэвид  9  Глава 8 : Вебер Дэвид
 10  Глава 9 : Вебер Дэвид  11  Глава 10 : Вебер Дэвид
 12  Глава 11 : Вебер Дэвид  13  вы читаете: Глава 12 : Вебер Дэвид
 14  Глава 13 : Вебер Дэвид  15  Глава 14 : Вебер Дэвид
 16  Глава 15 : Вебер Дэвид  17  Глава 16 : Вебер Дэвид
 18  Глава 17 : Вебер Дэвид  19  Глава 18 : Вебер Дэвид
 20  Глава 19 : Вебер Дэвид  21  Глава 20 : Вебер Дэвид
 22  Глава 21 : Вебер Дэвид  23  Глава 22 : Вебер Дэвид
 24  Глава 23 : Вебер Дэвид  25  Глава 24 : Вебер Дэвид
 26  Глава 25 : Вебер Дэвид  27  Глава 26 : Вебер Дэвид
 28  Глава 27 : Вебер Дэвид  29  Глава 28 : Вебер Дэвид
 30  Глава 29 : Вебер Дэвид  31  Глава 30 : Вебер Дэвид
 32  Глава 31 : Вебер Дэвид  33  Глава 32 : Вебер Дэвид
 34  Приложение от автора : Вебер Дэвид  35  Времяисчисление : Вебер Дэвид
 36  Приложение от редактора : Вебер Дэвид  37  Воинские звания Вооруженных Сил Мантикоры : Вебер Дэвид
 38  Список основных действующих лиц : Вебер Дэвид  39  Использовалась литература : Космическая станция "Василиск"
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap