Фантастика : Космическая фантастика : Глава 32 : Вебер Дэвид

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу

Глава 32

Капитан Хонор Харрингтон, Королевский Военный Флот Мантикоры, снова стояла на галерее космического дока на борту КСЕВ «Гефест». Руки ее были стиснуты за спиной, а на плече очень прямо восседал Нимиц. Передняя лапа непринужденно покоилась на макушке хозяйского берета — простого черного берета повседневной формы КФМ, — и его зеленые глаза, словно темные зеркала, отражали эмоции спутницы, глядящей сквозь толстый бронированный пластик.

За окном в вакууме покачивался КЕВ «Бесстрашный». Искореженный и ободранный корпус его напоминал раздавленную беспечным ребенком игрушку. Прямо к окну выходила зияющая дыра, протянувшаяся вдоль бока крейсера длинной чернильно-черной раной, откуда торчали зазубренные края сломанных переборок и остовы расплавленных ферм. Здесь погибла Доминика Сантос. Мало что напоминало некогда безупречно гладкий корпус. Некоторые пробоины казались маленькими, скрывая внутри истинные масштабы разрушений. У Хонор защипало в глазах, когда она в который раз вспомнила погибших под ее командованием людей.

Капитан сердито заморгала, глубоко вздохнула и выпрямилась, мысленно возвращаясь назад — к тому ошеломляющему моменту, когда она и ее уцелевшие соратники осознали, что победили, глядя на заполонившую мониторы ужасную в своей ярости картину огненной гибели «Сириуса». Судя по поведению рейдера и продемонстрированному им вооружению, экипаж мнимого грузовика составлял не меньше полутора тысяч человек. Не выжил никто. Даже теперь, стоило Хонор закрыть глаза, как перед ней в мельчайших деталях вставало зрелище ослепительного энергетического котла и возвращалось испытанное в тот миг тошнотворное отвращение к делу рук своих… и бесконечное ликование триумфа.

Но чего стоил этот триумф! Харрингтон снова до боли закусила губу. Сто семь человек — больше трети находившихся на борту — погибли. Еще пятьдесят восемь получили тяжелые ранения, хотя через несколько месяцев флотские медики, вероятно, вернут их в строй.

Цена крови и боли ужасна. Потери составили пятьдесят девять процентов всего ее экипажа, включая Доминику Сантос и двух из трех ее старших инженеров. Для ремонтных бригад едва набралось сто двадцать человек, а ведь от крейсера остались буквально лохмотья. Передние импеллерные узлы окончательно скисли в момент гибели «Сириуса», и на сей раз починить их не представлялось возможным. Что еще хуже, заднее импеллерное кольцо умерло еще через сорок пять минут — три четверти часа, в течение которого «Бесстрашный» по инерции пролетел еще девяносто четыре миллиона километров, пока в лишенную атмосферы рубку стекались доклады о разрушениях.

Какое-то время Хонор была уверена, что ее экипаж последует за экипажем «Сириуса». Большая часть систем жизнеобеспечения корабля отказала, три четверти компьютерной сети не работали, гравикопье закоротило три из его задних бета-узлов, инерционный компенсатор не отзывался, а семьдесят процентов инженерного и аварийно-ремонтного персонала числились среди потерь. Члены экипажа, многие из них раненные, оказались заперты в лишенных воздуха отсеках по всему кораблю. Ее собственные апартаменты получили прямое попадание и оставались без воздуха больше шести часов. Нимица спас только его бронированный контейнер — а пластинка с планером сплавилась и покорежилась, и один ее уголок отломился. Смерть на сей раз прошла слишком близко от кота. Хозяйка в сотый раз протянула руку, чтобы погладить зверя, вновь убеждаясь, что он выжил.

Но Алистер МакКеон и Илона Риерсон, единственный оставшийся лейтенант Доминики Сантос, как проклятые, вкалывали среди разрухи. Харкнесс со своей погрузочной командой находился в первом ракетном отсеке, когда оторвало второй. Они уцелели, и старому служаке не потребовались приказы, чтобы начать пробиваться навстречу МакКеону и Риерсон. В процессе они не только привели в чувство компенсатор, но и умудрились подключить два из разрушенных задних узлов, обеспечив крейсеру торможение в две с половиной сотни g.

Израненному кораблю Хонор потребовалось больше четырех часов, чтобы затормозить относительно Василиска, но ее люди не теряли времени даром. МакКеон и Риерсон продолжали свою ремонтную деятельность, подключая все новые и новые системы внутреннего контроля, а лейтенант Монтойя (слава богу, она вовремя избавилась от Сушон!) и его санитарные бригады работали на износ, вытаскивая раненых и трудясь над их искалеченными телами в лазарете. Слишком многие из пациентов Монтойи умерли — слишком многие, чтобы он мог спать спокойно всю оставшуюся жизнь, — но именно благодаря ему выжили такие люди, как Сэмюэль Вебстер и Салли МакБрайд.

А потом был долгий путь домой. Они словно подкрадывались, поскольку связь на «Бесстрашном» не работала. Харрингтон не имела возможности сообщить даме Эстель или Адмиралтейству о победе и рассказать, какой ценой она добыта. До того самого момента, пока «Бесстрашный» не приполз обратно на орбиту Медузы спустя тринадцать часов после старта — и бледный как мел Скотти Тремэйн не подошел на своем боте к его истекающим воздухом развалинам.

Ремонтным кораблям КФМ потребовалось два месяца, чтобы привести крейсер в состояние, позволяющее наконец перегнать его через сетевой терминал на «Гефест». Два месяца, в течение которых весь Королевский Флот, призванный ее отчаянным сигналом «Зулу», проводил «внеочередные военные игры» на Василиске — и приветствовал три хевенитские боевые эскадры, прибывшие «с дружеским визитом» через шесть дней после того, как морпехи капитана Пападаполуса и подчиненные Барни Изваряна уничтожили вооруженную винтовками армию медузианских кочевников.

Хонор никогда не перестанет скорбеть по своим погибшим подчиненным. Однако скрытое напряжение в голосе хевенитского адмирала, когда тот отвечал на учтивое приглашение адмирала д'Орвиля, стоило каждой секунды надрывного труда, каждого мгновения сомнений и решительности. А какое удовольствие видеть лица хевенитских офицеров, молча переносивших «заградительный огонь» учтивых визитов, прежде чем им позволено было удалиться с, фигурально выражаясь, поджатыми хвостами. Шоу организовал д'Орвиль с тем, чтобы гости удалились — и отправили домой предупреждение, что Василиск является мантикорской территорией и таковой останется.

И затем, наконец, путь домой в сопровождении почетного караула из целой эскадры супердредноутов, а из каждого флотского динамика в системе звучал мантикорский гимн. Хонор думала, у нее сердце разорвется, когда «Бесстрашный» вошел в терминал, чтобы отправиться домой, и гигантский д'Орвилевский «Король Роджер» замигал бортовыми огнями в официальном салюте флагману. Однако гордость и сдобренная горечью радость не могли унять страх, в котором она до поры не смела признаться самой себе.

Все время, пока ремонтные бригады трудились над ее истерзанным кораблем, Хонор заставляла себя верить, что крейсер еще можно вернуть в строй. Вердикт техников верфи убил эту надежду.

«Бесстрашный» слишком состарился и вынес слишком много. И отдал тоже. Ремонт требовал практически полной реконструкции и обошелся бы в сумму, равную стоимости нового, более крупного военного корабля. В течение недели его отбуксируют со стапелей на одну из орбитальных станций разборки, и рабочие, которые никогда по-настоящему не поймут, чем он был, что значил и что совершил, выпотрошат его, разрежут на куски и отправят в переплавку.

Крейсер заслуживал лучшего. Хонор снова сморгнула слезу. По крайней мере, он закончил свой жизненный путь как воин. Победил в битве, затем доволок выживший экипаж до дому, а не умер после десятилетий сна на консервации. И память о нем останется навсегда, ибо КЕВ «Бесстрашный» внесен в Список Славы КФМ. Имена вошедших в него кораблей передаются по наследству новым, дабы увековечить завоеванную ими славу.

Харрингтон снова глубоко вздохнула и отвернулась от окна. При виде трех человек, стоявших рядом, ее уныние несколько развеялось. Алистер МакКеон выглядел очень непривычно — и в то же время совершенно естественно в белом берете капитана и с тремя золотыми кольцами полного коммандера на рукаве. Его ждал эсминец «Трубадур» — и назначение на изрядно усиленный пикет при станции «Василиск». Теперь терминал охраняет не один престарелый легкий крейсер, а полный экспедиционный корпус. И он останется там, пока не закончится строительство сети укреплений.

Женщина улыбнулась бывшему старпому. Он улыбнулся в ответ. Затем Хонор перевела взгляд на остальных офицеров. Смуглый красавец лейтенант-коммандер Андреас Веницелос выглядел как всегда франтовато. Старший лейтенант Рафаэль Кардонес больше не казался слишком юным. Они не отправятся с МакКеоном. Как и их бывший капитан, они получили назначение на новый корабль. Пройдет еще несколько месяцев, прежде чем Харрингтон снова сменит черный берет на белый. Веницелос станет ее старпомом, а Кардонес — главным тактиком. Хонор настояла на этом, несмотря на слишком низкое звание последнего, и никто в управлении кадров не посмел с ней спорить.

— Ну, Алистер, — она протянула руку, — я буду по вас скучать. «Трубадуру» повезло заполучить вас, а Флоту нужен старожил Василиска, чтобы держать все в кулаке. Не давайте шпионам наглеть.

— Постараюсь, мэм.

Улыбка МакКеона сделалась шире. Он сжал протянутую руку, но тут запищал его наручный ком.

— Мой челнок, мэм. Надо бежать.

— Я знаю. Удачи вам, капитан МакКеон.

— И вам того же, капитан Харрингтон.

Алистер отступил на шаг, резко отсалютовал и исчез в коридоре. Хонор улыбнулась ему вслед, затем обернулась к Веницелосу.

— Вы разобрались со списком экипажа, Андреас?

— Да, шкипер. Вы оказались правы — это в управлении кадров напутали. Они обещали к завтрашнему утру все исправить.

— Хорошо. — Она на секунду склонила в раздумье голову. — Тогда, полагаю, вам лучше вернуться к стапелям. За этими тыловыми крысами должен приглядывать настоящий офицер.

— Да, мэм.

Веницелос улыбнулся и поманил за собой Кардонеса. Парочка направилась к строительным стапелям в дальнем конце «Гефеста», где приближалась к завершению сборка нового корабля Хонор — тяжелого крейсера класса «Звездный Рыцарь» с именем «Бесстрашный». Она посмотрела им вслед, затем с новым вздохом повернулась к старому «Бесстрашному».

По большому счету, все кончилось, подумала она с легкой грустью. Слишком много людей погибло, чтобы исправить ошибки, жадность и глупость других, но они сделали это. С картеля Гауптмана сняли обвинение в причастности к заговору на Василиске, но Королевский Суд обязал его следить за действиями собственных служащих и здорово дал по рукам, штрафанув на несколько миллионов долларов. Суд Адмиралтейства объявил «Мондрагон» законным трофеем в борьбе с контрабандой — решение, совершенно случайно сделавшее капитана Хонор Харрингтон миллионершей. Что важнее всего, неудачная операция Хевена по захвату Медузы и сетевого терминала оживила политическую ситуацию. Страх перед повторной попыткой хевенитов отхватить часть мантикорских владений обратил рядовых консерваторов против Яначека с его пренебрежением к Василиску. Либералы и прогрессисты полностью сдали позиции. По сути, Акт об Аннексии подвергся таким исправлениям, какие не снились ни графине Марице, ни барону Высокого Хребта в самых страшных снах.

И был еще Павел Юнг.

При мысли о Юнге Хонор позволила себе редкую злорадную усмешку. Нимиц откликнулся урчанием. Семья и политические связи спасли подлеца от трибунала и даже следственной комиссии, но ничто не могло спасти его от суда коллег. Во всем флоте не нашлось бы офицера, не понимавшего сути поступка командира «Колдуна», и удивительно малое их количество, с учетом власти клана Юнгов, давало себе труд скрывать свое мнение о нем. Воспользоваться своим положением для того, чтобы воткнуть нож в спину младшему по званию, само по себе достаточно скверно, но именно лорд Павел Юнг совершенно игнорировал ситуацию на самой Медузе. Именно лорд Павел Юнг не потрудился подняться на борт «Сириуса» и лично заверил фальшивое инженерное заключение. И никто, похоже, не сомневался в вероятном исходе хевенитской операции, останься лорд Павел Юнг старшим офицером на станции «Василиск».

Их с «Колдуном» отправили работать эскортом: тыркаясь туда-обратно по гиперпространству, охранять не имеющие твердого расписания грузовики, курсировавшие между королевством и Силезской конфедерацией. Даже Первый лорд Яначек и папа не могли уберечь его. Юнгу еще повезло, что им вообще удалось удержать его на действительной службе.

Что до Народной Республики Хевен, то Правительство и Флот Королевы Елизаветы пока недостаточно сильны, чтобы вступить в открытую войну — особенно сейчас, когда побитая оппозиция все еще способна заявить (формально), что все доказательства связи Хевена с мекохе и винтовками на Медузе — косвенные. Обнаружение сотрудника хевенитского консульства (и полного полковника Республиканской армии, не меньше), снабжавшего армию Шамана наркотиками, вызвало большие подозрения, но он погиб, а Республика настаивала — и издала замечательно официальную документацию для «подтверждения», — что полковника Вестерфельдта отстранили от должности в консульстве за растрату казенных денег несколько месяцев назад. Несомненно, он уже тогда имел связи с мантикорскими преступниками, которые на самом деле и снабжали туземцев. Упомянутые преступники, схваченные морпехами Пападаполуса, оказались не в состоянии доказать, что в роли их хозяина выступала Республика Хевен, и больше уже никогда ничего не докажут. Последний из них предстал перед расстрельной командой месяц назад.

Оппозиционные партии могли сколько угодно орать о своей решимости избежать войны, которой боялись, но они знали правду не хуже Хонор. Из тех, кто побывал на Медузе и видел, что сделали ходульники с патрулем лейтенанта Малкольм, и помнил взрыв нарколаборатории и бойню, на которую хевениты спровоцировали медузианских кочевников, — никто ничего никогда не забудет и не простит. Сама Королева предприняла шаги, чтобы выразить свое неудовольствие.

Согласно Королевской Декларации, любое проходящее через Сеть судно под флагом Республики, вне зависимости от пункта назначения и дипломатического иммунитета, обязано допустить на борт группу проверки и не препятствовать обыску. Иначе ему не разрешат дальнейшее движение. Более того, ни один хевенитский военный корабль не будет пропущен ни при каких обстоятельствах. Никакого обсуждения этой меры не допускалось. Хевениты могли подчиняться, или нет… и на месяцы увеличить продолжительность торговых рейсов.

Хевен проглотил это умышленно рассчитанное унижение, но, поскольку доказательств так и не появилось, по-прежнему твердил о своей невиновности и взывал к галактическому общественному мнению по поводу «своевольной дискриминации» и того, насколько далеко зашла Мантикора в пятнании их доброго имени.

Никто из мантикорцев им, разумеется, не верил — так же как никто в Королевстве не верил их яростным протестам по поводу неспровоцированного нападения некоего коммандера КФМ на безоружный торговый корабль и безжалостное убийство всего экипажа. Возможно, у хевенитов не осталось иного выбора, кроме как протестовать без передышки, однако они стали требовать экстрадиции Харрингтон для предъявления ей обвинения в убийстве. Ее это повеселило. Позже один из правительственных экспертов по иностранным делам объяснил ей пропагандистскую теорию «большой лжи».

Она тогда еще усомнилась, что кто-либо где-либо вообще может поверить в чепуху, распространяемую Министерством информации Республики Хевен, но эксперт только хмыкнул. Очевидно, чем наглее ложь, тем больше вероятность того, что люди, не имеющие к ней никакого отношения, примут ее, поскольку, с их точки зрения, не бывает дыма без огня. Хевенитский суд — вернее, то, что заменяло им суд, — заочно признал офицера КФМ Харрингтон виновной и приговорил ее к смерти. Надо же было хоть как-то подсластить проглоченную пилюлю.

Королевство отреагировало на требования Республики самым недвусмысленным образом. Хонор улыбнулась и одернула китель, рукав которого украшали четыре золотых кольца капитана, внесенного в Реестр. Ей присвоили внеочередное звание капитана первого ранга, перескочив второй ранг, а адмирал Кортес едва ли не извинялся за то, что ее не посвятили в рыцари. Он несколько минут распространялся на эту тему, весьма неубедительно ссылаясь на дипломатические последствия и влияние на «нейтральные умы» дарования Короной рыцарского титула человеку, признанному судом другого государства военным преступником. Но сам тон беседы говорил совершенно об ином. Правительство заботили не Хевен и не Солнечная Лига: его волновали либералы и Консервативная Ассоциация. Они потерпели поражение с Василиском, но их власть не была сломлена, и типичным для политиков образом они свалили все свои неудачи на капитана Харрингтон, а не на собственную глупость и недальновидность.

Хонор это не интересовало. Она посмотрела на ленту Мантикорского Креста, вторую по значению награду Королевства за доблесть, сияющую кроваво-красным на ее черном, как космос, мундире. Теперь она твердо стояла на лестнице к адмиральскому чину, и никто — ни Павел Юнг, ни Республика Хевен, ни графиня Марица или сэр Эдвард Яначек — не мог отбросить ее назад.

Женщина вздохнула и прижала ладонь к прозрачному пластику, прощаясь с «Бесстрашным». Она уже повернулась уходить, когда кто-то окликнул ее.

— Капитан Харрингтон?

Дородный коммодор, пыхтя, приближался к ней по галерее.

— Да, сэр? — откликнулась она озадаченно.

— Ой, извините. Вы меня не знаете. Я Эндрю Йеренский.

Он протянул руку, и Хонор пожала ее.

— Йеренский, — повторила она, все еще гадая, почему он ее разыскивал.

— Я хотел поговорить с вами насчет вашей работы на Василиске, — объяснил толстяк. — Видите ли, я из Комиссии по развитию вооружений при БК.

— А-а, — кивнула Хонор. Теперь она поняла: самое время кому-нибудь наконец официально обратить внимание на глупость переоборудования «Бесстрашного».

— Именно, — просиял Йеренский. — Я прочел ваш рапорт. Блестяще, капитан! Просто блестяще, как вы провели «Сириус» и разнесли его! Честно говоря, я надеюсь, вы согласитесь выступить с официальным докладом о ваших действиях и тактике на заседании Комиссии на следующей неделе. Знаете, наш председатель, адмирал Хэмпхилл, поставила на повестку дня обсуждение продемонстрированной эффективности смешанного применения гравикопья и энергетических торпед.

Хонор прищурилась. Адмирал Хэмпхилл? Уж не хочет ли он сказать?..

— Мы в восторге от результатов ваших боевых действий, капитан, — продолжал разливаться Йеренский. — Это блестящее подтверждение концепции новых вооружений! Только подумать — ваш старый маломерный крейсер померился силами и одолел восьмимиллионнотонный рейдер с вооружением линейного крейсера! Нет, стоит только подумать, насколько нереальной оказалась бы подобная задача для любого из старых, традиционно вооруженных крейсеров, я едва…

Хонор уставилась на него, все еще не веря в услышанное, пока он все бормотал и бормотал про «новое мышление», «соответствующие орудийные системы для современных военных кораблей», «дало вам преимущество, в котором вы действительно нуждались, не так ли?» — и что-то горячее и примитивное закипало в глубине ее души. Взгляд хозяйки потяжелел, и Нимиц припал к ее плечу, обнажив клыки. У женщины даже пальцы скрючились от желания задушить напыщенного олуха. Его «новое мышление» стоило жизни почти половине ее экипажа, потому что заставило подойти вплотную к пасти «Сириуса», и не «соответствующее оружие» спасло то, что осталось от «Бесстрашного», — а люди, их мужество, боль и кровь… и некоторое участие Провидения!

Коммодор не замечал ее состояния. Он просто продолжал трещать, так усердно помогая себе жестами, что Хонор с нетерпением ждала, когда он, наконец, вывихнет плечо. Уголок ее рта начал подергиваться.

Выступить перед членами его Комиссии? Он хотел, чтобы она поговорила с членами его Комиссии и рассказала им, каким гениальным прозрением оказалось переоснащение «Бесстрашного»?! Харрингтон уже набрала в грудь воздуха, чтобы подробно объяснить ему, куда он может засунуть свое приглашение, но тут ее осенила новая мысль. Она притормозила, чтобы обдумать ее, и тик прошел. Вместо злобы в ее глазах заплясали чертики, и женщина подавила внезапный позыв расхохотаться ему в лицо, когда толстяк наконец остановился.

— Извините, коммодор, — услышала она свой голос, — но правильно ли я вас поняла? Вы хотите, чтобы я обратилась к официальному заседанию Комиссии по развитию вооружений и дала свою оценку эффективности боевых систем «Бесстрашного»?

— Именно, капитан! — пришел в восторг Йеренский. — Наши наиболее прогрессивные члены — на самом деле, весь флот — останутся у вас в вечном долгу. Личное свидетельство офицера, применившего новое оружие в реальном бою, будет, я уверен, иметь огромный вес для наиболее реакционных и упертых членов Комиссии, а нам, видит бог, любая помощь кстати. Нет, некоторые из этих твердолобых вообще отказываются признавать, что именно наше оружие, и ваше мастерство, разумеется, обеспечило победу!

— Потрясающе, — пробормотала Хонор. Сияющие карие глаза смеялись, а твердые губы расцвели широкой улыбкой. — Ну, коммодор, не вижу возможности отклонить вашу просьбу. Дело в том, что я сама испытываю очень сильные чувства по поводу новых вооружений, — ее улыбка сделалась еще шире, — и буду несказанно счастлива поделиться ими с адмиралом Хэмпхилл и ее коллегами.


Содержание:
 0  Космическая станция "Василиск" : Вебер Дэвид  1  Пролог : Вебер Дэвид
 2  Глава 1 : Вебер Дэвид  3  Глава 2 : Вебер Дэвид
 4  Глава 3 : Вебер Дэвид  5  Глава 4 : Вебер Дэвид
 6  Глава 5 : Вебер Дэвид  7  Глава 6 : Вебер Дэвид
 8  Глава 7 : Вебер Дэвид  9  Глава 8 : Вебер Дэвид
 10  Глава 9 : Вебер Дэвид  11  Глава 10 : Вебер Дэвид
 12  Глава 11 : Вебер Дэвид  13  Глава 12 : Вебер Дэвид
 14  Глава 13 : Вебер Дэвид  15  Глава 14 : Вебер Дэвид
 16  Глава 15 : Вебер Дэвид  17  Глава 16 : Вебер Дэвид
 18  Глава 17 : Вебер Дэвид  19  Глава 18 : Вебер Дэвид
 20  Глава 19 : Вебер Дэвид  21  Глава 20 : Вебер Дэвид
 22  Глава 21 : Вебер Дэвид  23  Глава 22 : Вебер Дэвид
 24  Глава 23 : Вебер Дэвид  25  Глава 24 : Вебер Дэвид
 26  Глава 25 : Вебер Дэвид  27  Глава 26 : Вебер Дэвид
 28  Глава 27 : Вебер Дэвид  29  Глава 28 : Вебер Дэвид
 30  Глава 29 : Вебер Дэвид  31  Глава 30 : Вебер Дэвид
 32  Глава 31 : Вебер Дэвид  33  вы читаете: Глава 32 : Вебер Дэвид
 34  Приложение от автора : Вебер Дэвид  35  Времяисчисление : Вебер Дэвид
 36  Приложение от редактора : Вебер Дэвид  37  Воинские звания Вооруженных Сил Мантикоры : Вебер Дэвид
 38  Список основных действующих лиц : Вебер Дэвид  39  Использовалась литература : Космическая станция "Василиск"
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap