Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 23 : Маргарет Дэвис

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51

вы читаете книгу




ГЛАВА 23

— Так что же с ним случилось? — озабоченно спросила Кайли.

— Не знаю, но уверен, что эта гадость имеет к случившемуся с ним непосредственное отношение, — ответил Кинан, бросая взгляд на свет, пристроившийся на стене.

Из командной рубки свет последовал за ними в каюту Лукаса, где сначала растекся по полу, а затем взбежал по стене. Он утратил интенсивность, сменив темно-пурпурный свет на розовый, а неистовое биение сократилось до медленной ровной пульсации. Инопланетяне смотрели на него время от времени, но уже не проявляли беспокойства.

Попыток общаться с людьми они тоже больше не делали, хотя серый пришелец, который обучал Кайли жестам и другой, темно-коричневый, навестили Лукаса.

Серый вскоре ушел, а коричневый вознамерился обследовать Лукаса, пользуясь своими приборами. Он жестом приказал Кинану отойти в сторону, и психиатр неохотно подчинился, напряженно наблюдая за манипуляциями пришельца и приготовившись вмешаться, если существо причинит Лукасу боль. Но инопланетянин даже не прикоснулся к Лукасу, а лишь водил приборами над его телом. Потом вернулся серый, оба пришельца обменялись сигналами и принялись ждать, когда Лукас придет в себя.

Насторожённо глядя на инопланетянина, Кинан поставил стул рядом с койкой Лукаса и сел Выглядел психиатр неважно. Кинан очнулся только через несколько секунд после того, как Лукас потерял сознание на мостике, и даже сейчас, час спустя, лицо его было бледным.

Пришельцы позволили людям свободно перемещаться по всему кораблю, хотя и в сопровождении одного или нескольких инопланетян, которые живо интересовались каждым предметом на судне. Больше всего заинтересовал инопланетян сад Лайи. Они приходили в оранжерею целыми группами, как на экскурсию, и, разглядывая растения, испускали пронзительный свист, особенно при виде красных и оранжевых цветов. Лайе оставалось только гадать, что они пытались выразить этими звуками — удивление или волнение, — но ей льстило подобное внимание к предмету ее гордости.

Холли и Джон Роберт вернулись в машинное отделение, которое также с большой охотой посещали пришельцы. Джон Роберт очнулся вскоре после Кинана, чувствуя такую же слабость, как и психиатр. Кинан обследовал его и, хотя не обнаружил никаких повреждений организма, посоветовал Джону Роберту в течение нескольких ближайших часов прислушиваться к своим ощущениям.

Кайли заподозрила, что рекомендации Кинана. ее брату были бы более настоятельными, не испытывай психиатр на себе последствия воздействия неизвестного оружия. Он не хотел ограничить себе свободу действий — ведь прикажи он

Джону Роберту лечь в постель, ему и самому пришлось бы подчиниться собственному приказу.

Несмотря на усталость и бледный вид» Кинан каждые четверть часа вскакивал со стула и исследовал Лукаса посредством биосканнера. Коричневый пришелец тоже периодически проверял состояние Лукаса, но гораздо реже Кинана и не так тщательно.

Лукас пришел в себя через несколько часов. Кинан поднялся, едва заметив, что пилот шевельнулся, и снова принялся водить Над ним зондом сканнера. Лукас дернулся, тело его напряглось, он издал горлом какой-то сдавленный звук, потом глаза его открылись, и он обвел каюту невидящим взглядом, словно не понимая где находится.

— Как чувствуешь себя, Грег? — спросил Кинан, когда в глазах Лукаса появилось осмысленное выражение.

— О'кей, — сказал пилот, потом рывком сел, протирая глаза пальцами.

— У тебя болит что-нибудь? — спросил Кинан.

— Нет.

— Кайли говорит, что ты потерял сознание, как только коснулся света. Ты помнишь, что произошло!

Лукас замер.

— Так та помнишь, Грег? — настойчиво повторял Кинан.

— Свет… Он разговаривал со мной.

— Он… Что?

— Разговаривал со мной. — Лукас посмотрел на Кинана. — Дэниэл, я понимаю, в это трудно поверить, но…

Он запнулся, когда серый инопланетянин, стоявший в углу, двинулся к нему. Существо остановилось у койки и начало подавать руками и пальцами какие-то знаки. Глаза Лукаса широко открылись… От чего? От удивления? Инопланетянин прекратил жестикулировать, и Лукас нерешительно попробовал повторить один из его жестов, неуклюже двигая руками, но Серый, похоже, понял его и осторожно коснулся плеча Лукаса, сжимая и разжимая свои пальцы.

Кайли думала, что Лукас вздрогнет от прикосновения пришельца, но пилот не испугался, напротив, он посмотрел на серого инопланетянина как на старого друга, вроде Кинана. Лукас сделал еще какой-то знак, и пришелец, явно понявший его, снова коснулся плеча пилота, затем вернулся в угол комнаты, где принялся объясняться жестами со своим коричневым соплеменником.

— Грег, что происходит? — недоуменно спросил Кинан, переводя взгляд с пришельцев на Лукаса.

— Он… Кирит спросил, хорошо ли я себя чувствую и может ли он поговорить со мной.

— Ты понял, что он говорил тебе? — Да.

— Каким образом?

— Квайла сказала мне.

— Квайла?

— Свет.

— Свет сказал тебе, что говорит пришелец?

— Дэниэл, я понимаю, что слова мои кажутся безумными, но я в здравом уме. Клянусь. Квайла управляет кораблем миквири. Ее название на их языке «корабельный разум». Она несет ответственностъ за все — начиная от систем обеспечения и кончая навигацией. Она представляет из себя нечто вроде суперкомпьютера, но она — больше чем машина, гораздо больше. Она способна чувствовать и думать. В каком-то смысле ее можно назвать живым существом.

— И она может общаться с тобой?

— Да.

— И с ее помощью ты понимаешь, что говорят инопланетяне?

— Да. Хотя это непросто. Квайла может видеть их жесты только посредством моих глаз, а мое восприятие внешнего мира отличается от ощущений ее предыдущего сотоварища. Ей приходится переводить увиденное мною в знаки, которые она способна распознать, а затем переводить эти знаки в слова, понятные мне… Мы учимся друг у друга, но общаться нам по-прежнему трудно.

— Вы устаете?

— Немного.

— Вы оба?

— Ну, в основном я, — признался Лукас. — Квайла не испытывает каких-либо физических ощущений кроме как через меня, но то, что чувствую я, чувствует и она. Улавливаешь смысл?

— Более или менее, — уклончиво ответил Кинан.

— Грет, а почему квайла объединилась с тобой? — спросила Кайли. — Чтобы помочь нам общаться с миквири?

Лукас помедлил с ответом.

— Отчасти.

— А еще почему?

— Она была одинока и нуждалась в сотоварище.

— И она выбрала тебя?

— Да.

— Почему тебя? Почему не одного из миквири? Лукас заморгал глазами, будто этот вопрос ему не приходила голову прежде. Взор его затуманился, и он медленно произнес.

— Я оказался достаточно восприимчивым. Немногие могут быть столь восприимчивы, как я. Во всяком случае, не многие миквири. Квайла ничего не знает о людях. Она не пыталась достигнуть ничьего разума, кроме моего.

— Но она могла бы? — резко спросил Кинан. Лукас покачал головой.

— Не знаю, но даже если она и смогла бы, теперь это не имеет значения. В сотоварищи квайла выбирает себе кого-то одного. Причем того, кто очень восприимчив, иначе контакт будет очень поверхностным. Ей не достигнуть единения с индивидуумом, который плохо восприимчив.

— Но что именно означает это единение, Грег?

— Я… — Лукас умолк, нерепштельно глядя то на Кайли, то на Кинана, будто не доверяя им.

— Я… — он снова запнулся, потом сказал, — Говорю вам, это внутри меня. Квайла — часть меня.

— Неотъемлемая часть?

— Да.

— Ты хочешь сказать, что не можешь отделиться от нее? Совсем не можешь?

— Я не должен делать этого, — пробормотал Лукас. — Единение для квайлы — это сама, жизнь. Если я умру, она выберет в сотоварищи кого-то другого. Она не имеет органов чувств, и без сотоварища она изолирована от физического мира, она как бы — не знаю, как это сказать — ну, голодает, что ли.

— А тебе не кажется, что ты описываешь паразита? — предположил Кинан.

— Нет! — с жаром возразил Лукас. — Она не паразит! Наши взаимоотношения — это симбиоз, а не паразитизм.

— Хочешь сказать, что ты тоже получаешь от вашего союза пользу? — спросил Кинан.

Лукас учащенно задышал, словно вопрос психиатра расстроил его. Он открыл рот, видимо, хотел что-то сказать, затем вновь закрыл его. Дыхание его вдруг замедлилось, мышцы лица расслабились.

— Да, мне тоже оно полезно, — сказал он наконец. — Дэниэл, я понимаю, тебе требуется время, чтобы поверить во все это, но ты не должен бояться ни квайлы, ни меня. Она не причинит мне вреда. Более того, объединение с ней выгодно для нас всех — я все буду знать о миквири, о их корабле, о крейсере Корпуса… Между прочим, он все еще неподалёку от нас. Нам вскоре надо что-то предпринимать с ним. Вновь получив энергию, крейсер откроет по нам огонь, но, с другой стороны, он не может вечно работать на аварийном источнике питания. Так же как и мы, — добавил Лукас, будто только что вспомнил об этом. Он на мгновение прикрыл глаза, потом повернулся к Кайли. — Скажи Джону Роберту, что можно активировать двигатели. Квайла не будет на этот раз отключать их.

— Так это она отключила двигатели?

— Да.

— Каким образом?

— Она поглощает энергию, — объяснил Лукас. — Ей всегда требуется некоторое количество энергии для жизнедеятельности. Обычно она берет столько, сколько ей нужно на корабле миквири, и они даже не замечают потери. Но квайла может поглощать и гораздо больше — от другого корабля, от солнца, от любого источника. Если она оттягивает от корабля энергию достаточно сильно и неожиданно, двигатели автоматически отключаются. Их можно активировать снова, но лишь в том случае, если квайла прекратит поглощать энергию. Защитные экраны здесь. бесполезны. Они способны выдержать наплыв энергии, но не могут, воспрепятствовать опорожнению.

Кайли долго и внимательно глядела на Лукаса, потом направилась к интеркому. Инопланетяне наблюдали за ней, но не делали попыток вмешиваться в ее действия!

— Джои Роберт, ты меня слышишь? — спросила она.

— Слышу, Кайли, — незамедлительно отозвался тот.

— Грег говорит, что мы можем активировать основные двигатели. Попробуй и дай мне знать, что у тебя получится.

— Понял.

Интерком умолк На несколько секунд, затем снова послышался голос Джона Роберта.

— Они вроде бы реагируют, Кайли. Холли начала активацию, но нам потребуется несколько часов, чтобы выйти на полную мощность.

— Само собой. Миквири не пытаются остановить вас?

— Миквири? Ты имеешь в виду инопланетян? Нет, они просто наблюдают.

— Если попытаются, немедленно сообщи мне, — приказала Кайли.

— Они не попытаются, — подал голос Лукас Кайли обернулась к неону.

— Впечатление такое, что ты абсолютно уверен в этом.

— Да, уверен. Если бы они даже и захотели навредить нам, у них ничего не получится. Квайла им не позволит. Я же говорил, Кайли, она управляет их кораблем. Пока я ее сотоварищ, нам нечего опасаться.

— Миквири знали об этом и допустили ее единение с тобой?

— У них не было выбора, — печально проговорил пилот. — Погибли все миквири, из числа которых квайла могла бы подобрать себе нового сотоварища после смерти Хинфаллы. Они и представить себе не могли, что квайла сольется с человеком. А к тому моменту, когда они осознали, что происходит, было уже слишком поздно.

— Они потерпели крушение? — спросил Кинан, оглядываясь на стоящих в углу миквири.

Инопланетяне напряженно наблюдали за людьми. «Понимают ли они нас? — задалась Кайли вопросом. — Сообщает ли квайла им, что говорит Лукас, или им остается только догадываться?»

Лукас кивнул

— Они вышли из прыжка в нестабильном участке пространства и наткнулись на какой-то барьер. Они не знают точно, что он из себя представляет. Их приборы не срабатывают при приближении к нему. Квайла утратила способность управлять кораблем. Некоторые — нет, многие члены экипажа погибли.

Лукас заговорил, быстрее, закрыв глаза, словно он описывал картины, увиденные в своем мозгу:

— Корабль получил повреждение, а квайла дошла до самой грани… я не знаю, как это выразить словами… ну, скажем, безумия. Она не могла обрабатывать данные, собранные сенсорами корабля. Прыжковая инерция вытащила судно из опасной зоны, но корабль и квайла вышли из строя. Сейчас квайла считает, что пришла в норму, но она не совсем уверена… — Миквири не могут вернуться домой, — продолжил Лукас после небольшой паузы, внезапно открывая глаза. — Несколько месяцев искали они обходной путь вокруг барьера, но так и не нашли его. Мы должны помочь им. Возможно, нашим кораблям удастся найти обходной путь. Ведь наши приборы — неодушевленные. Может быть, нестабильность не повлияет на них так, как она воздействовала на квайлу.

— Именно это она и приказывает тебе сообщить нам? — спросил Кинан. — То, что мы должны помочь миквири?

— Она ничего мне не приказывает! — вспыхнул Лукас. — Она не посмела бы! Спроси миквири, если не верить мне.

— Каким образом? — хмыкнул Кинан. — Насколько я понимаю, пока что ты — единственный, кто способен общаться с ними.

— Верно, — неожиданно согласился Лукас. — С этим тоже надо что-то делать. А что, если составить программу перевода для главного компьютера? У миквири есть письменный язык. Думаю, вместе с квайлой мне удастся кое-чего добиться,

Хотя это будет не легко. Нам нужно сообщить миквири, что мы поможем им найти обходной путь вокруг барьера. Нужно, чтобы они поняли…

— Поняли? Что, Грег? — спросила Кайли, когда пилот вдруг умолк.

— Поняли, что мы не представляем для них угрозы. Квайла боится, что миквири сочтут ее предательницей из-за того, что она выбрала себе в сотоварищи человека. Мы должны убедить миквири в том, что она не предала их. Она по-прежнему несет ответственность за их жизни. А теперь эта ответственность легла и на меня.

— А за наши жизни ты несешь ответственность? — поинтересовалась Кайли.

— Конечно, — смущенно бросил Лукас. — И я обещаю, что не подвергну вас… вернее, нас — опасности.

— Но ведь ты утверждаешь, что эта штуковина поселилась, так сказать, в твоем мозгу. Она легко может управлять тобой, разве нет? — спросил Кинан.

— Нет! Неправда! — лицо Лукаса мгновенно побледнело.

— Это правда, Грег, — твердо сказал Кинан.

— Нет! Она — часть меня, но она не будет управлять мною против моей воли.

— Ты уверен в этом?

— Абсолютно.

— Тогда как ты объяснишь тот факт, что сейчас она снова почти довела тебя до коллапса, после менее чем двадцати минут пребывания в сознании?

— Я не собираюсь тер…

Но он уже снова был на грани потери сознания. Он весь задрожал, а глаза его расширились от испуга и удивления.

— Не понимаю… — выдохнул он. — Она не должна… Дэниэл..

Кинан подскочил к нему и, выхватив из кармана инжектор, приставил его к шее пилота.

— Нет! — вскричал Лукас, отбрасывая руку Кинана. Но психиатр был сильное, и ему удалось бы сделать укол, если бы коричневый инопланетянин не удержал его руку.

Кайли направилась было к ним, но остановилась, когда второй инопланетянин — Лукас назвал его Киритом — издал высокий пронзительный звук и нацелил на Кинана оружие. Психиатр оглянулся на него и замер. Он не оказал сопротивления, когда схвативший его за руку пришелец отобрал у него инжектор, и не пошевелился, когда коричневый обыскал его карманы.

Лукас пытался подняться с койки. Свет на стене позади него неистово пульсировал: темную красно-оранжевую субстанцию прорезали ярко-желтые полосы. Цвета слегка потускнели, когда Лукас наконец встали прерывисто вздохнул, но квайла продолжала пульсировать так быстро, Что у Кайли заболели глаза.

— Дэниэл, почему? — спросил Лукас дрожащим голосом. Он положил ладони на плечи психиатра и развернул его лицом к себе. — Почему? — повторил он свой вопрос.

Кинан молча смотрел на него. Кайли никогда не видела у человека подобного выражения лица, представляющего из себя одновременно страх, вызов, стыд и печаль.

— Я снял энцефалограмму твоего мозга, Грет, — тихо произнес психиатр. — Она сильно отличается от предыдущих. Ты проявлял ненормальную интенсивную мыслительную активность, даже когда спал.

— И поэтому ты подумал, что я опасен? Вот почему ты готов поверить, что квайла овладела моим разумом?

Кинан не ответил. Лукас крепко сжал плечи Кинана, словно намереваясь вытрясти из него ответ.

— Дэниэл, квайла не спит. Я — да, но она нет. Я знаю, ты ее боишься — я тоже боялся поначалу, — но она не завладела ни моим разумом, ни моим телом. Она — не паразит, и она не желает мне зла. Ни мне, ни тебе, ни миквири. Никому из нас.

— Это ты так считаешь. Я — нет.

— И ничто тебя не убедит? Что бы я ни сказал и что бы я ни сделал?

— Нет.

Лукас пытливо всмотрелся в лицо Кинана, пытаясь разглядеть за ним человека, которого называл когда-то другом, но тот взирал сейчас на него как враг, предпочитающий скорее умереть, нежели сдаться.

Лукас внезапно отпустил психиатра и, подойдя к коричневому инопланетянину, просигнализировал ему что-то, неуклюже двигая руками и пальцами. Инопланетянин оглянулся на Кирита, как бы испрашивая у него руководства к действию. Кайли не заметила, чтобы серый пришелец каким-то образом отреагировал на немой вопрос соплеменника, но ответ, видимо, был, поскольку коричневый отдал Лукасу инжектор, который отнял у Кинана.

Лукас на мгновение прикрыл глаза, будто собираясь с мыслями, затем повернулся к психиатру.

— Дэниэл две недели назад ты просил меня доверять тебе… Доверить тебе свой разум, возможно, даже свою жизнь. Я доверился тебе. И я доверяю тебе по-прежнему. Я знаю, что квайла не контролирует меня. Я знаю, что ни она, ни миквири не представляют для нас угрозы, но я вижу, что тебе трудно в это поверить. Я забыл, что на тебе тоже лежит ответственность… И не только за меня. Возьми это.

Он протянул Кинану инжектор. — Если ты действительно полагаешь, что я настолько опасен… Ну что же, делай как сочтешь нужным. Никто не будет тебя останавливать — ни я, ни миквири.

Кинан ошеломленно смотрел на него, раздираемый противоречиями, не способный к действию. Лукас подождал несколько секунд, потом вложил инжектор в руку психиатра.

Кинан взглянул на инжектор в своей руке, затем поднял глаза на Лукаса. Взгляды их скрестились на мгновение, показавшееся обоим вечностью. И вдруг пальцы Кинана разжались, и инжектор упал на пол. Лукас положил ладони на плечи Кинану и, наклонив голову, прошептал ему что-то на ухо. Кинан не ответил, он просто стоял, вперив невидящий взгляд в пространство, подобно слепцу на краю утеса; боящемуся пошевелиться из-за страха сорваться в пропасть.

Лукас убрал руки с плеч Кинана, потом качнулся и, подняв инжектор, подал его Кайли.

— Если тебе покажется необходимым использовать его, делай это без промедления, — сказал он.

Кайли заглянула в глубину серых, ясных и открытых как никогда глаз пилота и увидела в них лишь того, кого видела всегда — Грега Лукаса. Как бы ни ужасалась она при мысли о том, что мозг его захвачен чуждым разумом, она не заметила ни единого признака того, что Лукас повредился умом. Да, он был расстроен, но его беспокоило отношение людей к нему, а не присутствие квайлы.

— Не думаю, что в этом есть необходимость, — медленно проговорила Кайли. — Не теперь, во всяком случае.

— Так, может быть, позже такая необходимость возникнет? — спросил Лукас, ища ее взгляда.

— Я не знаю, — призналась Кайли.

Он улыбнулся так тепло, что Кайли показалось, что она стоит под лучами горячего летнего солнца Эвереста. Лукас протянул руку, будто намереваясь коснуться ее щеки, но передумал

— Кайли, я никому не позволю причинить тебе вред, — тихо сказал он, — ни тебе, ни твоей семье, ни твоему кораблю. Клянусь.

Она кивнула, принимая его обещание, хотя сомневалась, что он сумеет сдержать его. Слишком многое зависело от факторов, не подвластных его воле.

Коричневый инопланетянин издал пронзительный крик, и Кайли рефлексивно зажала уши ладонями. Второй пришелец тоже крикнул, и каюта наполнилась отвратительным запахом.

— Что случилось? — спросила Кайли Лукаса. Но Лукас уже устремился к двери.

— Корабль приближается! — бросил он через плечо.

Лукас вышел из каюты, прежде чем Кайли успела ответить. Инопланетяне тоже поспешили за ним. Свет последовал их примеру. Сияющая розовая субстанция, прорезаемая оранжево-желтыми вспышками, заструилась со стены на пол и метнулась через открытую дверь в коридор.

Кайли тоже направилась было к выходу, но остановилась, осознав, что Кинан не намерен покидать каюту.

— Дэниэл, вы что же, не пойдете?

— Вы разве не обратили внимания? — спросил он, не двигаясь с места.

— Внимания? На что?

— На Грега. Пять минут назад он был на грани коллапса. Я не сомневался в том, что он потеряет сознание. И вдруг, ни с того ни с сего, он пришел в норму. Нет, более того… Он как бы возродился, обрел новые силы.

Кинан был прав, Кайли не обратила внимания на то, что когда Лукас выходил из комнаты, он не был бледным и выглядел так, будто проспал часов восемь здоровым крепким сном.

— Неужели квайла? — изумленно предположила Кайли.

— Я не знаю, чем объяснить подобную перемену.

— Полагаете, она способна на это? Воздействовать на него не только мысленно, но и физически?

— Почему нет? Ведь она воздействовала на ваш корабль.

— Вы боитесь его, да? — спросила вдруг Кайли.

— А вы нет?

— Не знаю. Когда я думаю о том, что с ним случилось, мне становится страшно, но когда я смотрю на него, я вижу, что он ничем не отличается от того, прежнего, Грета Лукаса. Дэниэл, что нам делать?

— Я бы несколько изменил вопрос; что можем мы сделать?

* * *

Лукас и четверо инопланетян уже были на мостике, когда Кайли и Кинан добрались, туда. Трое миквири держали в руках какие-то приборы, очевидно, средства связи. Они периодически оглашали командную рубку пронзительными звуками, но снизили их интенсивность до уровня, терпимого для человеческого уха.

Лукас сидел за пультом, внимательно наблюдая за показаниями оживших индикаторов и мониторов. Джону Роберту, похоже, удалось восстановить подачу энергии, достаточную для того, чтобы «Галактика Виддона» вновь обрела глаза и уши. Серый инопланетянин — единственный из присутствующих миквири не занятый разговорами или манипуляциями с аппаратурой — стоял рядом с пилотом, глядя то на него, то на один из видеомониторов.

На мониторе виднелся еще один корабль, так же, как и крейсер Корпуса, дрейфовавший неподалеку от «Галактики Виддона».

— Дэниэл, это звездолет класса «Горизонт», — сказал Лукас, не оборачиваясь. — Оружие имеется, но это не боевой корабль.

«Каким образом он узнал, что мы с Кинаном пришли?» — подумала Кайли. Крики, издаваемые миквири, заглушали все звуки, даже шум шагов. Кайли тревожно взглянула на свет, частично разливающийся на пульте под ладонями Лукаса и проливающийся на пол, к его ногам, где также образовалась небольшая «лужица». Неужели квайла способна видеть… Или она обладает какими-то другими органами чувств?

Кинан подошел к монитору и вгляделся в изображение. На ярко-серебристом корпусе корабля, покрытом сенсорными пластинами, не было видно выступающих структур, которые указывали бы на наличие оружия, которым обычно оснащались боевые корабли Корпуса и которое могло бы в течение миллисекунд превратить «Галактику Виддона» в облако раскаленного пара.

— Похоже, ты прав, — произнес Кинан с надеждой в голосе. — Суда класса «Горизонт» используются только для курьерских миссий или в качестве эскорта. Думаю, адмирал Квиллер послал этот корабль, чтобы встретить нас на Кардосе. Он, конечно, вооружен, но не столь сильно, как крейсер. Если Оману получил наше сообщение, он вполне мог привести его сюда. Ты пробовал связаться с кораблем?

— Нет. Мне пока не удалось убедить Кирита в том, что это не ловушка. Он очень обеспокоен, Дэниэл Квайла вывела судно из строя, но она не сможет долгое время поглощать энергию от обоих кораблей, особенно если они одновременно реактируют свои двигатели.

— Приятно узнать, черт побери, что она не всесильна, — пробормотал Кинан себе под нос. — Грег, нужно подать какой-то сигнал Если корабль адмиралтейский, мы напрасно волнуемся. Попроси квайлу, пусть она временно прекратит отторжение энергии от этого корабля, чтобы он мог получить сообщение от нас и послать ответ.

— Дэниэл, если Сорсели доложил в Адмиралтейство, что мы проникли в запретную зону для встречи с инопланетянами, по нам могут открыть огонь вместо ответа. Квайла может защитить «Найэти», но оберегать еще и «Галактику Виддона» ей не по силам.

— Нет, не думаю, что этот корабль с базы Церрон. Скорее всего, это судно Адмиралтейства, а если да, то по нам не станут открывать огонь бес-причинно.

— Мы находимся в запретной зоне. А это вполне достаточная причина для того, чтобы открыть огонь.

— Да, мы в запретной зоне. Но и корабль такого класса не посмел бы прибыть сюда без приказа.

— Он мог получить приказ от Сорсели, — . заупрямился Лукас.

— Грег, вспомни, когда ты был на базе Церрон, ты видел там хотя бы один корабль класса «Горизонт»? Ну, вспоминай, видел?

— Нет, — признал Лукас.

— Стало быть, это адмиралтейское судно, Грег. Наверняка!

— Не знаю, — с сомнением покачал головой Лукас. Он перевел взгляд с серебристого корабля на Кирита. Инопланетянин произвел какой-то жест, пилот ответил Оба выглядели явно недовольными. Лукасу пришлось повторить свой жест несколько раз: либо он неверно изобразил его, либо Кирит нуждался в уговорах. Наконец инопланетянин подал последний знак — рубанул воздух правой рукой — после чего сложил руки на груди и отвернулся от Лукаса.

— Что он сказал, Грег? — спросил Кинан, бросая на инопланетянина сочувственный взгляд. Как бы плохо ни обстояли дела у людей, для миквири ситуация казалась совсем уж критической — они были окружены тремя чужими кораблями, а квайла объединилась с человеком. Ясно, что Кирит имел основательные причины для беспокойства.

— Он сказал, что ему следовало прислушаться к своим инстинктам и прежде всего не останавливать нас здесь, — ответил Лукас. — И еще он сказал, что я не могу делать все, что мне заблагорассудится. Все равно он не может остановить меня.

— Это правда?

— Что? То, что он не сможет остановить меня? Не совсем. Они могут оглушить меня — у них есть оружие вроде наших сканнеров — но в таком случае они навлекут на себя недовольство квайлы. Ей придется решать, кто из нас прав, кто виноват, а если квайла найдет такой выбор невозможным…. она может попросту прекратить свое существование.

— Ты хочешь сказать, она умрет? — спросил Кинан. — Ты ведь говорил, что она — живая, значит, она может и умереть?

— Не знаю, можно ли это назвать смертью. Она… Она как бы рассеится. Да, для нее это равносильно смерти.

— А если это произойдет, что случится с тобой?

Лукас печально посмотрел на Кинана, неуверенный в том, следует ли ему говорить откровенно, и, подумав секунду, решил не уходить от прямого ответа.

— Дэниэл, я прочно связан с квайлой, — тихо произнес он с чувством собственного достоинства. — Нравится тебе это или нет, но связь эта жизненно важна. Тело мое сможет, вероятно, пережить отделение от квайлы, но не думаю, что мой разум переживет разлуку.

Кинан снова взглянул на монитор.

— Я по-прежнему уверен, что нам надо связаться с этим кораблем. Конечно, мы можем попробовать совершить прыжок, прежде чем они восстановят подачу энергии, но это не поможет ни миквири, ни тебе. Ты ведь сам говоришь, что не способен отделиться от квайлы, а это означает, что нам придется либо оставить тебя здесь, либо взять ее с собой. И в том, и в другом случае кто-то пострадает. Я правильно оцениваю ситуацию?

— Существует еще одна альтернатива, — неохотно сказал Лукас.

— Какая же?

— Квайла может разделиться сама. Одна ее часть могла бы отправиться со мной, другая — остаться здесь. Такое разделение нежелательно, но она способна сделать это рада того, чтобы защитить и миквири, и меня.

Квайла может проникать и на другие корабли? — резко спросила Кайли.

— Да.

— Легко?

— У нее нет физического тела. Она вольна отправляться, куда желает, пока есть сосуд, который может содержать ее.

— Сосуд? Ты имеешь в виду корабль? — спросил Кинан.

— Предпочтительнее для нее, конечно, корабль, но в случае необходимости подойдет любой физический объект.

— Включая и человеческое тело?

— Возможно, но только при чрезвычайных обстоятельствах, да и то ненадолго. Она неуютно чувствует себя в объектах биологических форм жизни и предпочитает неодушевленные предметы.

Кайли посмотрела на квайлу.

— Она уже расползлась по нашему кораблю? Лукас энергично замотал головой.

— Нет! Она здесь, но она еще не закрепилась.

— Что значит «не закрепилась»?

— Не сделала себя частью корабля. Она на борту судна, но… как бы это… еще не проникла в его глубины. Она не распространилась по кораблю: по переборкам, двигателям, компьютерам.

— Но она может? — не отставала от пилота Кайли, все больше тревожась.

— Да, но без разрешения она не сделает этого.

— Ты хочешь дать ей такое разрешение? Лукас недоуменно заморгал.

— Какое я имею право? Это твой корабль, Кайли, а не мой.

— Но если квайла останется на «Галактике Виддона», ей придется когда-то «закрепиться», не так ли?

— В конце концов, да.

— А если мы не захотим этого? Тогда тебе придется остаться с миквири?

— Думаю, да.

— А ты выживешь на их корабле?

— Мы и миквири дышим одним и тем же воздухом, так Что насчет этого никаких проблем.

— А как насчет пищи миквири — ты сможешь питаться ею?

— Не знаю.

— Но ведь квайла должна знать? Лукас снова моргнул.

— Думаю, смогу.

— Как долго?

— Понятия не имею.

— И все же, сколько ты продержишься? Неделю? Месяц? Год?

— Не знаю. По меньшей мере, несколько месяцев. Может, несколько лет.

— А потом ты умрешь?

— Мы все умрем рано или поздно.

— Только в твоем случае скорее рано, чем поздно, да?

Лукас не ответил, и Кайли вздохнула. Она хотела услышать от него слова, вселяющие надежду на то, что все проблемы легко и разом решатся. Однако на это рассчитывать не приходилось. Кому-то из них — либо миквири, либо людям — грозила реальная опасность.

Кайли повернулась к Кинану.

— Дэниэл, вы уверены, что корабль Адмиралтейства?

— Абсолютно. Кайли вгляделась в изображение корабля. Даже временно выведенный квайлой из строя, выглядел он угрожающе… Но предложенная Лукасом альтернатива казалась ей совсем уж неприемлемой.

— Грег, я тоже считаю, что нам лучше попытаться вступить с ними в контакт. Можешь сказать квайле, чтобы она позволила им активировать двигатели?

Лукас, поколебавшись, кивнул,

— Но прежде я должен предупредить Кирита…

— Валяй. Миквири рискуют не меньше нас, а, может быть, и больше. Они имеют право на защиту.

Переговоры Лукаса и Кирита не заняли много времени. Инопланетянин пронаблюдал за движением рук пилота и ответил на них серией коротких выкриков. Две миквири двинулись к выходу, а Кирит и его коричневый товарищ остались на мостике.

— Кайли, что-то происходит, — донесся из динамика интеркома встревоженный голос Риза. — Тут у нас в саду целая группа инопланетян рассматривала растения, и вдруг они все бросились прочь из оранжереи.

— Прибыл еще один корабль Корпуса, Риз. Дэниэл думает, что это адмиралтейский корабль, но полной уверенности нет. Мы хотим позволить им восстановить подачу энергии, чтобы они смогли получить сигнал от нас и послать ответ, но если мы ошиблись относительно их намерений, по нам могут открыть огонь. Поэтому капитан пришельцев приказал почти всем миквири вернуться на свой корабль.

— А что делать нам? — спросил из машинного отделения Джон Роберт, прежде чем Риз успел задать Тот же вопрос. — Может, мне поднять защитные экраны? У нас уже достаточно энергия.

— Думаю, не стоит. На таком расстоянии от них будет мало толку.

— Кайли, ты уверена, что…

— Нет, я ни в чем не уверена.

Кайли вспомнила, как она кляла себя за то, что наняла Лукаса тогда, на Демаркере, но последствия того решения не шли ни в какое сравнение с теми бедами, которые ждали их сейчас в случае неправильного выбора. Она открыла рот, чтобы сказать Лукасу, что передумала, но было уже слишком поздно.

— Квайла позволила им возобновить подачу энергии, — сообщил он. — Теперь надо ждать, пока их капитан реактивирует экраны и сенсоры, прежде чем выйти на связь с нами.

Кайли прошла к креслу второго пилота, чтобы надеть наушники… И вдруг динамик внешней связи заговорил сильным женским голосом:

— Здесь капитан Эллисон, командир звездолета «Харлингер». Вы нас слышите?

— Они сначала восстановили связь, — удивился Лукас, — и даже еще не подняли экраны.

Кайли торопливо надела наушники и включила микрофон.

— Здесь капитан Майклсон, командир грузового судна «Галактика Виддона». Мы слышим вас, «Харлингер».

— С вами все в порядке, ребята?


Содержание:
 0  Космический десант Mindlight : Маргарет Дэвис  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЗАГАДОЧНЫЙ ПИЛОТ : Маргарет Дэвис
 2  ГЛАВА 2 : Маргарет Дэвис  3  ГЛАВА 3 : Маргарет Дэвис
 4  ГЛАВА 4 : Маргарет Дэвис  5  ГЛАВА 5 : Маргарет Дэвис
 6  ГЛАВА 6 : Маргарет Дэвис  7  ГЛАВА 7 : Маргарет Дэвис
 8  ГЛАВА 9 : Маргарет Дэвис  9  ГЛАВА 10 : Маргарет Дэвис
 10  ГЛАВА 1 : Маргарет Дэвис  11  ГЛАВА 2 : Маргарет Дэвис
 12  ГЛАВА 3 : Маргарет Дэвис  13  ГЛАВА 4 : Маргарет Дэвис
 14  ГЛАВА 5 : Маргарет Дэвис  15  ГЛАВА 6 : Маргарет Дэвис
 16  ГЛАВА 7 : Маргарет Дэвис  17  ГЛАВА 9 : Маргарет Дэвис
 18  ГЛАВА 10 : Маргарет Дэвис  19  ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЧУЖДОЕ ПРИКОСНОВЕНИЕ : Маргарет Дэвис
 20  ГЛАВА 12 : Маргарет Дэвис  21  ГЛАВА 13 : Маргарет Дэвис
 22  ГЛАВА 14 : Маргарет Дэвис  23  ГЛАВА 15 : Маргарет Дэвис
 24  ГЛАВА 16 : Маргарет Дэвис  25  ГЛАВА 17 : Маргарет Дэвис
 26  ГЛАВА 18 : Маргарет Дэвис  27  ГЛАВА 19 : Маргарет Дэвис
 28  ГЛАВА 21 : Маргарет Дэвис  29  ГЛАВА 22 : Маргарет Дэвис
 30  вы читаете: ГЛАВА 23 : Маргарет Дэвис  31  ГЛАВА 24 : Маргарет Дэвис
 32  ГЛАВА 25 : Маргарет Дэвис  33  ГЛАВА 26 : Маргарет Дэвис
 34  ГЛАВА 27 : Маргарет Дэвис  35  ГЛАВА 11 : Маргарет Дэвис
 36  ГЛАВА 12 : Маргарет Дэвис  37  ГЛАВА 13 : Маргарет Дэвис
 38  ГЛАВА 14 : Маргарет Дэвис  39  ГЛАВА 15 : Маргарет Дэвис
 40  ГЛАВА 16 : Маргарет Дэвис  41  ГЛАВА 17 : Маргарет Дэвис
 42  ГЛАВА 18 : Маргарет Дэвис  43  ГЛАВА 19 : Маргарет Дэвис
 44  ГЛАВА 21 : Маргарет Дэвис  45  ГЛАВА 22 : Маргарет Дэвис
 46  ГЛАВА 23 : Маргарет Дэвис  47  ГЛАВА 24 : Маргарет Дэвис
 48  ГЛАВА 25 : Маргарет Дэвис  49  ГЛАВА 26 : Маргарет Дэвис
 50  ГЛАВА 27 : Маргарет Дэвис  51  Использовалась литература : Космический десант Mindlight



 




sitemap