Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 12 : Маргарет Дэвис

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51

вы читаете книгу




ГЛАВА 12

Пока Кайли и Джон Роберт ожидали в коридоре, она рассказала брату об утренней встрече с Кинаном. Кайли думала, что он рассердится на нее за то, что она не посоветовалась с остальными членами экипажа, но Джон Роберт ничем не выказал своего недовольства, слишком озабоченный, видимо, происходившим сейчас за закрытой дверью кают-компании.

Минуты тянулись невыносимо долго… Одна, две, пять. Кайли начала Ходить взад-вперед по коридору, пытаясь движением снять накопившееся напряжение. Джон Роберт стоял неподвижно, прислонившись к стене и не спуская глаз с двери.

Наконец дверь приоткрылась.

Кайли мельком увидела Грега, сидящего на диване, уронив голову в ладони, потом фигура Кинана заслонила Лукаса. Офицер вышел в коридор, и дверь за ним захлопнулась. Джон Роберт сделал было шаг вперед, но Кинан остановил его, подняв руку.

— Не нужно пока входить, — предупредил он. — Грегу следует несколько минут побыть одному.

— Что вы ему сказали, Кинан? Что вы с ним сделали? — потребовал объяснений Джон Роберт.

— Мы поговорили, — спокойно ответил Кинан. — Только и всего. Просто поговорили.

Он повернулся к Кайли.

— Капитан, сегодня утром я говорил вам, что у нас — у моего руководства и у меня лично — возникли сомнения относительно виновности Грега. Многого я не могу вам сказать, но хочу, чтобы вы знали — я убежден, что дело Лукаса требует пересмотра.

— И это означает?

— Это означает, Что я должен хорошенько расспросить его обо всем.

— Но ведь он совершенно не помнит, что с ним произошло.

— Да, не помнит, потому что его память заблокирована. Однако с моей помощью, надеюсь, он сумеет вспомнить произошедшее с ним.

— О какого рода «помощи» идет речь, Кинан? — спросил Джон Роберт. — Посредством наркотиков? Или гипноза? Все эти штучки, которыми пользуются следователи?

— Если я сочту их применение необходимым, то да. Однако этими методами пользуются не только работники следственных органов, мистер Майклсон, они являются стандартными способами, используемыми всеми известными мне практикующими психиатрами.

— А Грег знает, что вы намерены с ним проделать? — спросила Кайли, не скрывая скептического недоверия.

— Пока не знает. Но лишь потому, что он еще не совсем готов выслушать меня до конца. Капитан, он признал, что ему требуется помощь, а это уже очень большой шаг вперед, и дался он ему нелегко. Грегу нужно некоторое время, чтобы прийти в себя после этого первого, очень важного этапа, а потом я обязательно расскажу ему, что я намерен предпринять.

— А ваши действия не вызовут каких-либо необратимых повреждений его мозга?

— Капитан, буду с вами предельно откровенен. Работа мне предстоит труднейшая и далеко не приятная. Грег в опасности… В серьезной опасности. Происшествие на Джероссе может ускорить наступление кризиса. Грег находится на грани полного срыва. Вы сами это понимаете, иначе вы не рассказали бы мне всего, что вам известно. Я уверен, вы желаете ему добра, но вы — не профессионалы, и вам не вытащить его из беды самостоятельно. Я же попытаюсь.

— Попытаетесь? Значит, никаких гарантий? — вставил Джон Роберт.

— Нет, мистер Майклсон, никаких. Я сделаю все возможное, но абсолютных гарантий дать не могу. Слишком многое зависит от него самого, от его доверия ко мне, даже тогда, когда ему покажется, что я причиняю ему невыносимую боль. Я имею в виду боль не столько физическую, сколько душевную, понимаете?

— Но если вы окажете на него слишком сильное давление, Кинан, он взорвется.

— Будем надеяться, что до этого не дойдет. И вам он не причинит зла, намеренно, во всяком случае. Так что вам не следует опасаться.

— Думаю, капитан Кинан прав, Джон Роберт, — сказала Кайли. — Ты ведь сам говорил, что в этот раз он ведет себя иначе, тише, не столь вызывающе.

— В этот раз? Что вы имеете в виду? Кинан требовательно посмотрел на Кайли.

«Сказать ему или нет?» — безмолвно спросила она брата. Тот пожал! плечами.

— Что вы имеете в виду, Капитан? — настойчиво повторил Кинан свой вопрос.

— Грег был болен, когда мы впервые встретились с ним. Ничего серьезного, просто лихорадка. Но нам показалось, что он чем-то напуган. Потом он выздоровел, и все прошло.

— Напуган?

— До смерти, — бросил Джон Роберт. — Капитан корабля, на котором Лукас работал до нас, выбросил его на Богом забытой станции, и у Грега не было никакой надежды устроиться На какое-то другое судно в течение, по меньшей мере, месяца. Однако поначалу он и наше предложение отверг.

— Но, в конце концов, согласился? Почему?

— Понятия не имею.

— А я, кажется, начинаю догадываться, — произнёс Кинан с такой лучезарной улыбкой, что в коридоре вдруг будто стало светлее. — Скорее всего, он увидел в вас людей, которым можно доверять. А это весьма обнадеживающий фактор, уж я-то знаю. Значит, Ренару не удалось до конца подавить в нем веру в окружающих.

— Ну, хорошо, он доверяет нам, — согласилась Кайли. — Вы, очевидно, тоже.

Ей хотелось сказать, что и она начинает относиться к нему с доверием, но промолчала и, посмотрев на Джона Роберта, снова спросила его взглядом: «Так мы будем с ним сотрудничать или нет?» Брат задумался, явно недовольный отсутствием альтернативы, потом кивнул

— Если Грег разрешит вам помогать ему, тогда мы не против, — сказала Кайли. — Единственная проблема в том, что сегодня вечером мы принимаем на борт груз, и завтра в четыре часа утра «Галактика Виддона» отправляется в рейс. Я… — она оглянулась на брата, — мы не оставим Грета на станции. Здесь, на корабле, он чувствует себя в относительной безопасности, и, смею надеяться, «Галактика Виддона» стала для него чем-то вроде убежища, даже дома, если хотите. Я не желаю отнимать у него это.

— Рад, что вы это сказали, Капитан, — снова улыбнулся Кинан. — Я как раз и собирался просить вас позволить мне остаться на борту «Галактики Виддона».

— Хотите лететь с нами?

— Если позволите. Здесь, в знакомой обстановке, Грег будет вести себя не так скованно, как если бы мне пришлось работать с ним на станции.

— Я полагаю, лечение было бы более эффективным в медицинском учреждении, — предположил Джон Роберт.

— Почему вы так считаете? Уж не потому ли, что в медицинском учреждении имеется персонал, обученный усмирять разбушевавшегося пациента? Вы опасаетесь, что Грег может натворить здесь бед?

Джон Роберт вспыхнул, уязвленный резким тоном Кинана, но удержался от ответного выпада и сказал спокойно:

— Да. У меня есть такие опасения. Я — дипломированный медик, Кинан. И у меня достаточно опыта, чтобы понять — вы создаете потенциальную угрозу, что бы вы ни говорили. Да, сейчас Грег ведет себя спокойно, но его поведение может измениться, когда вы начнете давить на него.

Вы или очень уверены в себе, или очень наивны, если считаете себя способным справиться с любыми осложнениями, которыми чреваты ваши эксперименты.

— Но я ведь не останусь с Гретом совсем уж наедине, не так ли, мистер Майклсон? В случае чего, я обращусь за помощью к кому-либо из членов вашей семьи. И, насколько я понимаю, вы будете наблюдать за каждым моим действием, следить за каждым шагом. Я прав?

— Вы это сказали, Кинан. Не я.

— Вам и не нужно говорить. Мне и так все ясно. А посему я тоже скажу вам напрямик: вы вольны вести наблюдение за мной, но без какого-либо вмешательства в мою работу. Если у вас возникнут вопросы, если вы сочтете, что я оказываю на Грега слишком большое давление, скажите мне. Я вас внимательно выслушаю и, если смогу, даже попытаюсь объяснить вам, что я делаю и почему. Однако прошу вас запомнить — ни при каких обстоятельствах я не позволю вам встать между Гретом и мною во время сеансов, поскольку такое вмешательство может закончиться катастрофой; Вам это должно быть известно, если вы утверждаете, что достаточно опытны.

— А у вас самого достанет опыта?

— У меня ученая степень по психиатрической медицине, мистер Майклсон, как и у большинства следователей Корпуса. Мне, видимо, следует представить вам свой патент на медицинскую практику?

— Нет необходимости, — буркнул Джон Роберт и повернулся к Кайли. — Ну что, сестра, тебе решать. Воспользуемся его услугами? Как скажешь, так и будет. В конце концов, мы можем найти Грегу другого врача. Кинан не единственный психиатр на Омарлине.

— Но он единственный, кому доверяет Грег. Думаю, нам нужно принять его предложение. У нас нет выбора.

— Ладно, — вздохнул Джон Роберт. — Ну что же, Кинан, мы согласны. Надеюсь только, что вы выполните взятые на себя обязательства, — с этими словами он ушел не дожидаясь ответа Кинана.

Но Кайли прочла ответ в голубых глазах психиатра.

«Я тоже надеюсь, — говорили они. — Очень надеюсь».

Сразу же после разговора в коридоре Кинан отправился на станцию и вернулся спустя несколько часов с двумя большими, плотно набитыми сумками в руках. Кайли несколько удивилась столь объемному багажу — словно Кинан собирался провести на «Галактике Виддона» не несколько дней, а по меньшей мере пару месяцев.

— Приглашаю вас отужинать с нами, мистер Кинан, — сказала ему Кайли, проводив пассажира до отведенной ему комнаты рядом с кают-компанией. — Через час милости просим в столовую,

— Благодарю вас, Капитан, с удовольствием. Майклсонам редко удавалось, как на этот раз, собираться в столовой всем вместе, и Лайа решила устроить ужин, которому больше подошло бы название «пиршество». Холли, Лайа и Риз вели себя довольно свободно в присутствии нового знакомого, той дело отпуская шуточки в адрес Джона Роберта. Через два-три дня он собирался снять повязки, а пока ему все еще приходилось испытывать «унижение», принимая пищу из рук ближайшего соседа по столу. Правда, он не особенно расстраивался, поскольку сегодня вечером роль кормилицы досталась его жене, Холли.

— Не могу не воспользоваться возможностью попрактиковаться, — улыбнулась она Кинану, намекнув вслед за этим, что вскоре у ник с Джоном Робертом ожидается прибавление в семействе. Потом Холли с обезоруживающей непосредственностью мгновенно выведала у Кинана кое-какие сведения о его семье — жены и детей не имеет, есть отец с матерью да старшая сестра. Вскоре Холли, Лайа, Риз и Кинан непринужденно разговаривали между собой, не замечая отсутствия интереса к застольной беседе у Кайли и Джона Роберта, а также угрюмого молчания Лукаса, который поначалу вообще не хотел приходить на общий ужин, но все же появился в последнюю минуту, не сумев придумать убедительной отговорки.

Кинан, заглянувший к нему в каюту перед ужином, спросил его, не будет ли он против того, чтобы им провести несколько тестов сегодня вечером.

— Я тебя осмотрю, а потом ты заполнишь анкету Рейдигера. Идет?

Лукас молча кивнул, хотя ему хотелось послать старого дружка ко всем чертям.

Как только закончился ужин, Кинан поднялся и сделал Лукасу знак рукой — пора, мол Лукас встал, избегая взглядов Майклсонов: Холли с ее теплой ободряющей улыбкой; Риза, небрежно кивнувшего ему; Лайи, смотревшей на него не так враждебно, как несколько дней назад; и Кайли с Джоном Робертом, с лиц которых не сходило выражение беспокойства. Беспокойства за него, Грега

Лукаса. Их забота несколько подбадривала его и вместе с тем давила, словно тяжелый груз. «Я должен пройти через это, — приказал он себе, — хотя бы для того, чтобы оправдать их веру в меня. Обратной дороги нет, как бы тебе ни хотелось ретироваться».

Кинан отвел его в свободную пассажирскую каюту, попросил раздеться и тщательнейшим образом обследовал с помощью биосканнера.

— Ну что же, — ребра срастаются хорошо, но лучше тебе не снимать повязку еще с недельку. Я знаю, она причиняет неудобства, но не следует торопиться,

Он осторожно отложил сканнер и вынул из кейса, который принес с собой из своей каюты, портативный компьютер. Установив его на столе, Кинан предложил Грегу сесть и ответить на вопросы, которые будут появляться на экране.

— Я оставлю тебя одного, — сказал он. — Позови меня, когда закончишь или если возникнут какие-то затруднения с ответами.

Вопросы анкеты напоминали те, которые предлагались абитуриентам при поступлении в Академию, а сам тест был разработан таким образом, что в том случае, если анкетируемый давал уклончивый ответ на тот или иной вопрос, психиатр мог всегда определить по конечному результату, что тестируемый грешит против истины. Поэтому Лукас, после недолгих колебаний, решил отвечать предельно откровенно.

На заполнение анкеты ушло около часа. Лукас вызвал по интеркому Кинана, тот не замедлил явиться и, изучив отображенные на дисплее компьютера данные, повернулся к пилоту.

— Сядь-ка вон туда, — кивнул он на койку, — и постарайся расслабиться.

Лукас сел, но расслабиться не получилось. Кинан пододвинул стул и, сев напротив Лукаса, дружески улыбнулся.

— Грег, думаю, ты уже имеешь некоторые представления о том, что я намерен с тобой делать, — начал он, — а я не слепой и вижу, что ты очень волнуешься. Я попрошу тебя лишь об одном — доверять мне. Доверься мне полностью. Знаю, это нелегко, и чтобы помочь тебе, я подробно посвящу тебя в свои планы. Ты меня слушаешь?

— Да.

— Прекрасно. Итак, начнем мы с разговора. Просто побеседуем. А когда ты станешь более раскованным, я загипнотизирую тебя, чтобы исследовать степень и глубину блокировки, которую установил Ренар. На каком-то этапе я буду вынужден применить лекарственные препараты, чтобы понизить твою сопротивляемость к моему внушению, а затем приступить к разрушению блокировки. Извини, но без препаратов у нас ничего не получится. Как бы ни велико было твое желание сотрудничать, подсознательно ты все равно будешь сопротивляться мне. Предупреждаю тебя заранее, на этой стадии ты, скорее всего, будешь испытывать враждебность ко всему на свете. Если ты вдруг почувствуешь некую иррациональную ярость по отношению к человеку или к ситуации, попытайся вспомнить; что я предупреждал тебя об этом, и старайся изо всех сил сохранять контроль над собой. Попробуешь это сделать?

Лукас кивнул, не решившись выразить свое согласие словами.

— Ощущения при приеме лекарств будут не из приятных, так что ты не удивляйся и не тревожься. В лучшем случае ты почувствуешь вялость и необычную сонливость, в худшем — тебе покажется после сеанса, что ты действительно болен, настолько болен, что потребуешь прекратить лечение. Но я не прекращу его, как бы плохо ты себя ни чувствовал. Я просто не имею права делать этого, иначе ты окажешься еще в более худшем состоянии, нежели теперь. Ну вот, сказав все это, я хочу дать тебе еще один шанс отказаться. Если у тебя есть какие-то сомнения относительно моих намерений или моих способностей, сейчас самое время сказать об этом. Когда начнем, отступать будет поздно.

Лукас сжал кулаки. Потом разжал Снова сжал. — У меня нет сомнений. — Ты уверен?

— Да.

Психиатр внимательно посмотрел в глаза Лукасу, и тот постарался встретить его взгляд, не мигая. Видимо, выражение его Лица было убедительным, поскольку Кинан вдруг одобрительно улыбнулся.

— Молодец, Грег. Просто молодчина. Мы начнем завтра утром. Я дам тебе кое-что, чтобы помочь тебе расслабиться и спокойно спать ночью. Это снотворное, причем довольно сильное. Приняв его, ты не сможешь оставаться бодрствующим более пятнадцати-двадцати минут, как бы ты ни сопротивлялся. Не беспокойся — это нормально. Но если будешь испытывать какие-то другие ощущения, кроме сонливости, немедленно дай мне знать. То же самое и насчет других препаратов, которые я буду давать тебе в дальнейшем: если вдруг почувствуешь, к примеру, жар, холод, головокружение, затрудненное дыхание… в общем, что угодно — вызывай меня в любое время' суток. Усек?

— Да.

Кинан встал, прошел в ванную и вернулся оттуда со стаканом воды и крошечной розовой пилюлей. Лукас взял таблетку, осторожно положил ее на кончик языка и быстро проглотил, чтобы не оставлять себе времени на раздумья.

— Что еще? — спросил он, хлебнув воды из стакана.

— На сегодня все, — ответил Кинан, — увидимся утром.

Кинан не преувеличивал насчет сильного воздействия снотворного. Лукас уже клевал носом, когда добрался до своей каюты, и едва успел принять душ, прежде Чем завалиться в кровать и мгновенно уснуть. Сон его был настолько глубоким, что он не проснулся даже тогда, когда «Галактика Виддона» совершила прыжок.

Утром Кинан дал ему другую таблетку, белую, раза в два больше той, которую Лукас принял вечером.,

— Эта тебе понравится, — ухмыльнулся Кинан, когда Лукас пожаловался ему на слишком сильный эффект предыдущей. — Ну, давай, глотай. Сонливости не будет, ты ощутишь лишь чувство благополучия.

Лукас неохотно проглотил таблетку, с тревогой ожидая неприятных, ощущений, но Кинан не обманул его — ничего страшного не случилось. Они поговорили: Кинан задал Лукасу несколько вопросов о годах, прошедших после окончания Академии, потом сам рассказал о своей учебе в медицинском колледже й работе во флотском госпитале, предшествующей поступлению во Второй Отдел. К Концу беседы Лукас даже забыл, что разговаривает с психиатром, он общался с Кинаном просто как со старым, добрым знакомым.

Два часа спустя Кинан отпустил Лукаса. Тот хотел было отправиться на капитанский мостик, чтобы заступить на свою обьгчную вахту, но Кинан категорически запретил ему работать на мостике или в машинном отделении в период приема лекарств.

— Но и слоняться без дела не следует, — добавил он. — Надо чем-то заняться. Чем-то таким, что отвлекло бы тебя от наблюдений за собственными ощущениями. Знаешь, попроси-ка ты Джона Роберта, чтобы он подыскал тебе работу попроще, которая не требует использования сложной техники.

— Ну, не знаю, — пожал плечами Джон Роберт, когда Лукас обратился к нему. — Вообще-то хорошо бы сделать уборку в коридорах грузового отсека. Автоматическими скребками управлять не сложно, так что тебе не составит труда работать с ними. Закончишь там, можешь помочь Лайе в оранжерее.

Остаток дня Лукас добросовестно драил коридоры и не встречался с Кинаном до вечера, когда тот пришел к нему в каюту и принес еще одну розовою пилюлю. Лукас попытался отказаться от снотворного, но Кинан был непреклонен.

— Приказы врача не обсуждаются, — заявил он, и Лyкаcy пришлось подчиниться.

Пробуждение следующим утром оказалось нелегким. Глаза Лукаса не желали отбываться, а когда ему наконец удалось разлепить веки, он почувствовал, что они опухли и невероятно тяжелы. Снова пожаловавшись Кинану, Лукас получил от него следующую белую таблетку.

— Прими ее и садись, — приказал психиатр. Новый сеанс Кинана начался с вопроса о том, чем занимался Лукас в предыдущий день, затем спросил, нравится, ли ему работать на семейном корабле и что он думает о Майклсонах. Выслушав ответы Лукаса, он разрешил ему уйти.

— Это все? — скептически спросил Лукас. — Но ведь я провел с тобой всего несколько минут. Я знаю, что ты хочешь дать мне возможность расслабиться, прежде чем приступить к основным этапам работы, но с такими темпами вряд ли ты добьешься существенных результатов.

— Так ты полагаешь, что пробыл здесь всего несколько минут?

Тон Кинана насторожил пилота, Лукас внутренне напрягся.

— Посмотри на часы, Грег, — тихо сказал Кинан. — Уже время ленча.

Лукас взглянул на циферблат своих наручных часов, и его окатила волна паники. Последние четыре часа пролетели, будто пятнадцать минут. Заметив его беспокойство, Кинан все так же тихо произнес:

— Не стоит так волноваться, Грег. Не случилось ничего страшного. Мы просто…

— Разговаривали, — процедил Лукас. — Верно.

— Ты меня загипнотизировал.

— Да.

— Что я говорил? — спросил Лукас, повышай голос. — Что?

— Я не могу тебе сказать, что ты говорил. Я лишь скажу, что у нас получился хороший контакт. Прогресс налицо.

— В следующий раз такого контакта не будет, — сердито пробормотал Лукас.

— Да? Ну ладно, это обсудим потом. А сейчас сделаем перерыв. Ступай поешь и вздремни. Встретимся здесь же в пятнадцать ноль-ноль.

Направляясь в свою каюту, Лукас решил, что ни за что не вернется к Кинану, но в четырнадцать пятьдесят девять он предстал, перед психиатром, и следующие четыре часа снова прошли незаметно для него. Придя в себя, он почувствовал сухость во рту и боль в горле, и ощутил такую усталость, что едва добрался до своей каюты, даже не заходя на камбуз пообедать.

Вскоре к нему опять заглянул Кинан. со своими розовыми пилюлями. Лукас безропотно принял одну из них й спустя несколько минут впал в забытье. Следующий день прошел как в тумане. Из-за тяжелой обволакивающей усталости Лукас еле двигался, горло его болело — видимо, оттого, что он слишком много говорил, находясь под гипнозом — и, несмотря на принятое вечером снотворное, последнюю ночь он провел беспокойно. Лукас то и дело просыпался в холодном поту, не соображая в первые секунды пробуждения, закончился ли только что душивший его очередной кошмар или продолжается. Он попросил Кинана дать ему какое-нибудь другое, более сильное снотворное, но тот наотрез отказал.

— Нельзя, Грег. Кошмары скоро должны прекратиться, но пока придется тебе потерпеть.

Лукас не стал пререкаться, чувствуя себя слишком утомленным даже для разговоров. Навалившаяся на него усталость становилась невыносимой. На следующее утро ему стоило огромного усилия воли заставить себя подняться с постели и проковылять в ванную. Лукас надеялся, что, может быть, ледяной душ принесет ему какое-то облегчение, однако и это не помогло. Стуча зубами от холода, он протянул руку, чтобы отключить воду, и вдруг заметил след от укола на левом предплечье. Ему показалось, что он вот-вот упадет в обморок, но паника продолжалась всего мгновение, вновь уступив место страшной усталости. Он оделся, добрел до каюты Кинана… И еще один день оказался вычеркнутым из жизни.

Следующим утром Лукас обнаружил у себя на коже еще несколько следов от уколов, но теперь отнесся к этому с абсолютным безразличием. Приняв душ й одевшись, он настолько обессилел, что ему пришлось минут десять отдыхать, прежде чем отправиться завтракать. Добравшись до камбуза, Лукас вынул из холодильника первую попавшуюся под руку упаковку, даже не взглянув на этикетку. При одной только мысли о еде его начинало тошнить, но поесть было необходимо. Единственная проблема заключалась в том, что он забыл, как открывается упаковка. Так он и стоял, вертя пакет в руках и тупо уставившись на него, когда на камбуз пришли Джон Роберт и Холли.

— В чем дело, Грег? — спросил Джон Роберт, озабоченно глядя на пилота.

— Никак не открою, — буркнул тот,

— Давайте я помогу, — предложила Холли, протягивая руку к пакету.

— Нет! — яростно отказался Лукас. «Это мое! Она не отнимет этого у меня!»

Холли снова потянулась к пакету, но Лукас отшвырнул ее руку от резкого движения упаковка отлетела далеко в сторону, ударилась о прилавок и разорвалась. Просыпавшиеся из нее крошечные замороженные зеленые шарики раскатились по полу камбуза. Лукас едва не заплакал: «Мне их никогда не собрать. Я опоздаю к Кинану. Он рассердится на меня».

Он закрыл глаза, сильно сжимая веки, чтобы сдержать подступившие вдруг слезы. Из горла его вырвался сдавленный стон: казалось, еще секунда, и Лукас разрыдается.

— Позови Дэниэла! — услышал он встревоженный голос Джона Роберта, и мгновение спустя громадная рука инженера обняла Лукаса, ничего кроме успокоения, не предлагая ему. Он, однако, расценил это как злобное намерение лишить его свободы. Лукас изогнулся, пытаясь высвободиться.

— Нет! — прохрипел он. — Нет!

Джон Роберт обхватил его теперь уже обеими руками, достаточно сильными, несмотря на травму, для того, чтобы крепко держать Лукаса. Лукас сделал еще одну попытку высвободиться, и тут на камбуз ворвался Кинан.

Он, вероятно, принимал душ, когда его вызвала Холли — с волос капала вода, а из одежды на нем были только брюки. В правой руке психиатр держал шприц. Остановившись на долю секунды в дверях, Кинан мгновенно оценил ситуацию и двинулся прямиком к Лукасу.

— HET! — возопил тот, но крик его не ослабил хватки Джона Роберта и не замедлил наступления Кинана. Психиатр приставил инжектор к руке Лукаса и нажал на курок, вводя препарат, от которого по руке Грега прошла горячая волна. Лукас отчаянно дёрнулся, и на этот раз ему удалось сбросить с себя руки Джона Роберта, но лишь для того, чтобы тут же угодить в объятия Кинана, который не давал ему пошевелиться. Лукас почувствовал, как тепло распространяется по всему телу, и вот оно, достигнув мозга, будто взорвалось. Пилот услыхал свой последний пронзительный крик, прежде чем погрузиться в кромешную тьму.

Долгое время после этого Лукас ничего не мог вспомнить. Затем медленно, очень медленно в черной пустоте начали появляться бледно-серые, размытые пятна. Сформировалась первая робкая мысль, устремилась было вверх, подобно пузырьку воздуха в толще воды, но лопнула, не достигнув поверхности разума. Следующий «пузырек» оказался более удачливым и сумел вырваться на поверхность — Лукас кое-что вспомнил.

Он разговаривает с Кинаном. О чем и как долго — ему неведомо. Впрочем, он и не желает знать об этом. Ничто не имеет значения — ни слова, ни корабль, ни люди.

Ничто. Ни тогда, ни на протяжении многих последующих дней.

А может, прошли уже годы? Или всего несколько часов?

Лукас не знал.

И это его ничуть не беспокоило, до тех пор, пока с ним не заговорила Кайли.

Очередной «пузырек» Достиг поверхности. Лукас моргнул глазами и обнаружил что сидит в столовой. На столе перед ним — тарелка с бифштексом, жареным картофелем, зеленым горошком и каким-то желтым фруктом. На тарелке, в пределах досягаемости руки Лукаса, лежала вилка, но он не делал попыток взять ее.

Кроме Лукаса и Кайли в столовой никого больше не было. Она стояла рядом с ним, положив ему ладонь на плечо. Она никогда прежде не прикасалась к нему так, как сейчас. Лукас, удивленный, взглянул ей в лицо. Она очень устала, тупо подумал он. Кайли исхудала со времени их первой встречи: под глазами залегли темные, почти черные, круги. «Ты виноват в том, что она так выглядит», — укорил его внутренний голос. Лукас понял, что чем-то подвел Кайли, что-то сделал не так, как нужно. На мгновение стало стыдно, но лишь на мгновение. По крайней мере, она не сердится на меня, подумал он с благодарностью.

— Грег, вам надо поесть, — говорила ему Кайли. Он покачал головой.

Я не голоден.

— Грег, вы должны… — начала она посеклась, увидев выражение его лица. — Извините. Я не буду заставлять вас; Просто я беспокоюсь за ваше здоровье. Мы все беспокоимся.

— Со мной все будет в порядке.

— Конечно, с вами все будет хорошо, — сказала она, убирая ладонь с его плеча. — Мне нужно возвращаться на мостик, но если вам потребуется помощь…

— Я дам вам знать, — закончил он, гордый тем, что ему удалось улыбнуться.

Но Кайли эта улыбка не обманула. Печально взглянув на Лукаса, она удалилась.

Он отодвинул тарелку в сторону и закрыл лицо руками.

«Со мной творится нечто ужасное, — затравленно подумал он, — а я не знаю, что со мной творится, не говоря уж о том, чтобы как-то бороться с этим. Тогда кто же знает?» «Дэниэл, — снова заговорил внутренний голос. — Дэниэл поможет тебе. Ты должен идти к Дэниэлу. Немедленно!»

Лукас встал и, пошатываясь, двинулся к выходу. Добравшись до каюты Кинана, он нажал на кнопку рядом с дверью, и та с тихим Шипением отошла в сторону. Кинан сидел за столом, глядя на экран портативного компьютера. Он поднял голову и изумленно уставился на Лукаса.

— Грег? Ты зачем здесь? Сейчас ведь время обеда, тебе следует находиться в столовой. Что случилось?

— Немедленно, Дэниэл, — громко прошептал Лукас. — Сделай это немедленно.

«Что сделать? — панически завопил его разум. — Что?»

Но Кинан, видимо, знал, что надо делать. Он встал из-за стола, шагнул к Лукасу и, внимательно взглянув в его глаза, кивнул.

— Пойдем, — сказал он, взяв Лукаса за руку. Кинан провел его в смежную комнату и указал на кровать.

— Ложись, Грег, — приказал он и, когда пилот лег, подошел к столу, выдвинул один из ящиков и вынул оттуда одноразовый шприц и ампулу с какой-то бесцветной жидкостью. Наполнив шприц, Кинан подошел к Лукасу и протер участок кожи на его руке чем-то холодным и влажным. Лукас не смотрел вниз, он не спускал глаз с лица психиатра, силясь понять, что происходит. «Что?» — мысленно потребовал он объяснений у Кинана. А Кинан тем временем вводил ему препарат, и спустя несколько секунд Лукас уже не желал ничего знать.

— Не бойся, — тихо сказал Кинан, извлекая иглу шприца из руки Грега. — Здесь ты в безопасности. Я позабочусь 6 том, чтобы ничто не причинило тебе боли. Обещаю.

Лукасу снились отвратительные, внушающие животный ужас кошмары, подробности которых он позже не мог вспомнить, как ни старался. Он отчаянно пытался проснуться, освободиться от них, но каждый раз, когда он приближался к поверхности, что-то толкало его назад в глубину страшной темноты, и кошмары наваливались на него с новой силой.

Наконец ему удалось пробудиться. Он лежал на кровати, в смежной с каютой Кинана комнате. Все мышцы болели, будто он всю ночь занимался тяжелыми физическими упражнениями, глаза распухли, а ресницы казались липкими и влажными. Наверное, я опять плакал во сне, решил Лукас.

— Грег, ты проснулся? — спросил Кинан: Лукас пошевелился. Кивнул

— Можешь повернуться?

Лукас покорно перевернулся на спину.

Кинан откинул одеяло и поводил зондом биосканнера над телом Лукаса, глядя на дисплей, потом положил прибор на стул и тепло улыбнулся другу.

— Просто проверяю, — сказал он. Накрыв Лукаса одеялом, Кинан присел на край постели. — У тебя была беспокойная ночь. Ты что-нибудь помнишь? Хотя бы что-нибудь?

— Меня тошнило, И снились кошмары.

— А сейчас тебя тошнит?

— Нет.

— Есть хочешь?

Лукас на секунду задумался, затем покачал головой.

— Мы прибыли на станцию Сиддорн, — сообщил ему Кинан. — Пробудем здесь до вечера. Мне придется оставить тебя на несколько часов, а ты никуда не уходи отсюда. Дождись меня, хорошо?

— Ладно.

Кинан улыбнулся и потрепал Лукаса по плечу.

— Ты хороший пациент, Грег. Лучший из всех, с кем мне доводилось иметь дело. Скоро ты почувствуешь себя лучше. Очень скоро. Наша с тобой работа еще не завершена, но худшее уже. позади. Думаю, что через несколько дней память начнет возвращаться к тебе. Не сразу, постепенно — я сам установил несколько блоков, с тем чтобы воспоминания не обрушились на тебя все разом. Но если ты всё же почувствуешь, что они тебя расстраивают или возвращаются слишком быстро, немедленно обращайся ко мне. Я помогу.

Кинан Сделал паузу, изучая выражение лица Лукаса.

— Ты меня понял? — спросил он.

— Да.

— Прекрасно. А сейчас постарайся уснуть. Лукас покорно смежил веки и стал засыпать.

На этот раз кошмары не мучили его.


Содержание:
 0  Космический десант Mindlight : Маргарет Дэвис  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЗАГАДОЧНЫЙ ПИЛОТ : Маргарет Дэвис
 2  ГЛАВА 2 : Маргарет Дэвис  3  ГЛАВА 3 : Маргарет Дэвис
 4  ГЛАВА 4 : Маргарет Дэвис  5  ГЛАВА 5 : Маргарет Дэвис
 6  ГЛАВА 6 : Маргарет Дэвис  7  ГЛАВА 7 : Маргарет Дэвис
 8  ГЛАВА 9 : Маргарет Дэвис  9  ГЛАВА 10 : Маргарет Дэвис
 10  ГЛАВА 1 : Маргарет Дэвис  11  ГЛАВА 2 : Маргарет Дэвис
 12  ГЛАВА 3 : Маргарет Дэвис  13  ГЛАВА 4 : Маргарет Дэвис
 14  ГЛАВА 5 : Маргарет Дэвис  15  ГЛАВА 6 : Маргарет Дэвис
 16  ГЛАВА 7 : Маргарет Дэвис  17  ГЛАВА 9 : Маргарет Дэвис
 18  ГЛАВА 10 : Маргарет Дэвис  19  ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЧУЖДОЕ ПРИКОСНОВЕНИЕ : Маргарет Дэвис
 20  ГЛАВА 12 : Маргарет Дэвис  21  ГЛАВА 13 : Маргарет Дэвис
 22  ГЛАВА 14 : Маргарет Дэвис  23  ГЛАВА 15 : Маргарет Дэвис
 24  ГЛАВА 16 : Маргарет Дэвис  25  ГЛАВА 17 : Маргарет Дэвис
 26  ГЛАВА 18 : Маргарет Дэвис  27  ГЛАВА 19 : Маргарет Дэвис
 28  ГЛАВА 21 : Маргарет Дэвис  29  ГЛАВА 22 : Маргарет Дэвис
 30  ГЛАВА 23 : Маргарет Дэвис  31  ГЛАВА 24 : Маргарет Дэвис
 32  ГЛАВА 25 : Маргарет Дэвис  33  ГЛАВА 26 : Маргарет Дэвис
 34  ГЛАВА 27 : Маргарет Дэвис  35  ГЛАВА 11 : Маргарет Дэвис
 36  вы читаете: ГЛАВА 12 : Маргарет Дэвис  37  ГЛАВА 13 : Маргарет Дэвис
 38  ГЛАВА 14 : Маргарет Дэвис  39  ГЛАВА 15 : Маргарет Дэвис
 40  ГЛАВА 16 : Маргарет Дэвис  41  ГЛАВА 17 : Маргарет Дэвис
 42  ГЛАВА 18 : Маргарет Дэвис  43  ГЛАВА 19 : Маргарет Дэвис
 44  ГЛАВА 21 : Маргарет Дэвис  45  ГЛАВА 22 : Маргарет Дэвис
 46  ГЛАВА 23 : Маргарет Дэвис  47  ГЛАВА 24 : Маргарет Дэвис
 48  ГЛАВА 25 : Маргарет Дэвис  49  ГЛАВА 26 : Маргарет Дэвис
 50  ГЛАВА 27 : Маргарет Дэвис  51  Использовалась литература : Космический десант Mindlight



 




sitemap