Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 13 : Уильям Дитц

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




ГЛАВА 13

Где-то в Туманности Полумесяца

Призрак вернулся домой. Если, конечно, аскетичный офис над удаленным шахтерском миром можно было так назвать. Работы скопилось много: кампания по продвижению идеологии «Цербера» на мирах Альянса, сооружение новой космической станции и просмотр неиссякаемого потока докладов от его полевых агентов. Именно этим он и занимался, когда вошла Джана.

— Простите, что отвлекаю, сэр… Но это сообщение вы захотите увидеть.

Призрак поднял глаза.

— От кого?

— От «Подполья биотиков». Ленг у них… И они хотят денег.

— Разумеется, — кивнул Призрак. — Но как они узнали, куда отсылать сообщение?

— Они не знали. Послание прошло через руки полдюжины спонсируемых нами организаций, каждая из которых передавала его дальше.

— Ясно, — помещение на миг осветилось, когда Призрак закурил сигарету и нажал на кнопку. Перед ним предстал компьютерный образ, который затем разбился на несколько частей и вновь стал цельным. Чертами аватар напоминал человека, не имеющего никаких гендерных признаков.

«Приветствую, — произнес посланник. — Я представляю „Подполье биотиков“. У нас в плену один из ваших лучших оперативников. Человек по имени Кай Ленг».

В этот момент на видео предстал сидящий на койке Ленг в помещении, напоминавшем пещеру. Камера смотрела на него сверху вниз. Казалось, он не знал, что за ним наблюдают, но, возможно, Ленг просто игнорировал слежку. В кадре вновь появился аватар.

«Как вы можете видеть, Ленгу не причинили вреда, и мы сохраним его в целости, но только если вы будете следовать моим инструкциям».

«Пауза», — вымолвил Призрак и повернулся к Джане.

— Мы отследили сообщение?

— Оно было отправлено с Омеги, но на этом след теряется.

Призрак стряхнул пепел с сигареты и сказал: «Далее».

Голограмма продолжила: «Мы хотим десять миллионов кредитов в форме бериллиевых слитков. Доставить их нужно на Омегу. Сделать это должен Призрак и только Призрак, чтобы мы удостоверились, что все наши условия выполнены.

Мы понимаем, что Призрак может находиться — и, вероятнее всего, находится — за пределами Омеги. Учитывая это, мы даем ему три стандартных дня, чтобы добраться сюда. Когда он достигнет места встречи, вы отправите сообщение по номеру, который появится в конце записи. Тогда мы и обговорим последние детали. Или, если вы предпочтете сберечь кредиты, дайте нам знать. Мы пристрелим Ленга и оставим тело там, где ваши оперативники его найдут».

Аватар исчез, и на его месте возник набор цифр. Они немного колыхались, словно находились под водой.

— У нас есть номер, — угрюмо сказала Джана.

— Итак, теперь мы знаем, — произнес Призрак, затушив окурок. — Они хотят денег.

— Возможно. Это может быть ловушка.

— Верно, — согласился Призрак. — Хотя попытка заполучить деньги увязывается с нападением на банк Т’Лоак. Они готовят средства для войны.

— Похоже, связь есть, — кивнула Джана.

— Ну, и что бы ты сделала? — спросил Призрак. — Заплатила бы выкуп? Или дала бы им убить Ленга?

Подобные вопросы были предназначены испытать девушку, заставить ее решать комплексные задачи, ведь ее специально готовили к тому, чтобы принять больше ответственности в будущем. Черты ее лица немного напряглись.

— Всеми нами можно пожертвовать.

— Это правда, — одобрительно кивнул Призрак. — И Ленг — не исключение. Однако он — ценный кадр. Я бы не заплатил за него тридцать миллионов или даже двадцать, но десять? Учитывая то, чего он достиг и может достигнуть в будущем, десять — приемлемая цена.

Джана продолжала стоять на своем:

— Ваши слова во многом имеют смысл. Но разве эта ситуация не ставит под сомнение компетентность Ленга? Его же взяла в плен третьесортная группировка сумасшедших биотиков.

Призрак улыбнулся:

— Ты не сентиментальна, Джана. Мне это нравится. Но подумай вот о чем. Ленг не может знать, заплатим мы выкуп или нет. И он сидит в той пещере, проклиная собственную глупость. И если мы заплатим, он будет благодарен и полон решимости избегать впредь подобных ошибок. Верность — крайне ценная вещь. Призрак наблюдал за глазами Джаны, пока она обдумывала его слова.

— Да, сэр. Я понимаю ваш замысел.

— Хорошо. Вот что я хочу, чтобы ты сделала… Сообщи биотикам, что мы заплатим пять миллионов и ни кредитом больше. Они не согласятся — если они и впрямь начали все это ради денег, — но они что-то заподозрят, если мы не поторгуемся. А нам нужно выиграть время. Мотт сейчас на задании, пытается собрать больше информации. Как знать, может, ей повезет.

— Я позабочусь обо всем, — кивнула Джана.

— Еще кое-что, Джана…

— Да?

— Сообщи ублюдкам, что если они причинят Ленгу вред, я брошу все ресурсы на уничтожение их организации.

Джана улыбнулась. Она была военным офицером до того, как присоединилась к «Церберу», и эхо этого прошлого можно было услышать в ее ответе:

— Сэр, есть, сэр.

Омега

Т’Лоак почувствовала мрачное предвкушение, проскользнув в дверной проем мимо пары своих наемников и взглянув на огромный комбайн, очертания которого угадывались на другом конце асимметричной площади. С самого нападения на ее банк население Омеги замерло в ожидании возмездия. Но его не последовало. Оттого ходило множество пересудов. Неужели Королева Пиратов размякла? Быть может, «Черепа» теперь на коне? Подобные вопросы звучали в каждом баре, клубе и кафе на Омеге.

И Т’Лоак знала об этом. Но «Подполье биотиков» эвакуировало отель, в котором находились его члены, и перенесло базу в другое, неизвестное место. Т’Лоак была уверена в том, что ее оперативники вскоре его разыщут. Но «Зловещие черепа» предпочли остаться в своем разукрашенном граффити комбайне — металлическом ящике, который мог послужить как внушительным укреплением, так и неплохим гробом. И теперь, после вдумчивой подготовки, она была готова нанести удар.

Иммо противился участию Т’Лоак в обещавшей быть интенсивной перестрелке. Но она настояла на своем присутствии, чтобы подбодрить своих людей — и явно продемонстрировать свою силу всем и каждому на Омеге. Просчитанная стратегия, которая обезопасит ее власть от посягательств в будущем.

Последние пару часов она провела, перемещая сотню своих наемников к комбайну. План был подобраться поближе, но не слишком близко, и дать Черепам понять, что битва неизбежна.

Теперь, когда последние секунды уносились прочь, Т’Лоак слушала голос Иммо, раздававшийся через наушник в ее правом ухе.

— Приготовиться… Начинаю отсчет с десяти. Девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один.

Ничего не произошло. Т’Лоак нахмурилась и уже готова была потребовать у Иммо ответа, когда раздался приглушенный удар, и земля под ее ногами содрогнулась. Все на секунду замерло, прежде чем разразился поистине впечатляющий повторный взрыв — это арсенал, расположенный в глубинах комбайна, взлетел на воздух, и струи пламени и дыма вырвались из всех дверей, люков и прочих отверстий машины. Такой эффект вызвала специально модифицированная подземная торпеда, запущенная с расстояния более одного километра. Преодолев некоторое количество препятствий, орудие проделало дыру в днище комбайна, тем самым нанеся удар оттуда, откуда «Черепа» не ждали — снизу.

То, что случилось дальше, было до приятного предсказуемо. По прикидкам Т’Лоак, взрыв убил десятки «Зловещих черепов». Но внутри комбайна было множество отсеков, так что можно было предположить, что определенное количество наемников выжило.

И предположение оправдало себя, когда как минимум дюжина «Черепов» показалась из основного люка. Люди Т’Лоак поджидали рядом и уничтожили их с безжалостной эффективностью. Это положило конец попыткам к бегству. Т’Лоак нарушила радиомолчание:

— Давайте внутрь и прикончите недобитков.

Те наемники, которые сегодня служили телохранителями Т’Лоак, прикрывали азари с флангов, когда она покинула относительную безопасность дверного проема и начала зигзагообразное движение к комбайну по открытой местности. Секунды спустя она, перепрыгнув через чье-то бездыханное тело, присоединилась к своим бойцам, бравшим штурмом массивную машину.

Троица «Черепов», показавшаяся из основного люка, обрушила на наемников Т’Лоак град очередей, и наступление приостановилось. Но ответный огонь очистил вход, и атакующие, шагая по трупам, смогли пробраться в комбайн. Плотный дым снижал видимость.

— Разделиться, — приказала Т’Лоак по радио. — Обыскать все отсеки. Убить их всех, кроме Тактуса. Он нужен мне живым.

По обеим сторонам тускло освещенного коридора тянулись комнаты, каждую из которых требовалось проверить и зачистить. В первом помещении, куда ступила Ария, было пусто, и, судя по виду, оно использовалось для проведения инструктажей. Вернувшись в коридор, Т’Лоак услышала слева от себя стрекот автоматического оружия и, повернувшись, увидела, как наемник пошатнулся, получив очередь в спину. За этим последовала вспышка и громкий взрыв — один из его приятелей закинул в отсек гранату, и пальба прекратилась.

Подобные сцены происходили повсеместно, пока захватчики пробирались все глубже в недра машины. Т’Лоак позволяла другим идти впереди, но и сама не уходила от драки, пока они взбирались по лестнице на вторую палубу, к находившимся на ней жилым помещениям. Именно тогда к ней из клубящегося дыма вышел Иммо. Она кивнула в знак приветствия:

— Как наши успехи?

— Хорошо пока что.

— А Тактус?

— Еще не нашли. Но мы наткнулись на женщину, с которой вы говорили в банке. Она в лазарете, вместе с еще двумя. Я не был уверен, как следовало поступить, так что приставил к ним охрану.

— Веди.

Иммо провел Т’Лоак дальше по коридору до места, где рядом с люком стоял наемник. На металле рядом с проемом было небрежно намалевано слово «Лазарет». Охранник отступил в сторону, чтобы Т’Лоак смогла войти. Медицинский отсек оказался маленьким, но хорошо оборудованным. У дальней переборки стояли четыре постели, две из которых были заняты. На одной из них, подсоединенный к дыхательному аппарату, лежал турианец и, казалось, был без сознания. А в человеке на другой койке Т’Лоак узнала Шеллу. Ее правое колено покоилось на подушке.

— Итак, — сказала Т’Лоак, — мы снова встретились.

Шелла была напугана. Т’Лоак видела это по ее глазам. Но женщина силилась сохранить хладнокровие и кивнула в ответ:

— Бежать смысла не было.

— Да, не было.

— И что же теперь?

Шелла боялась худшего. Т’Лоак разглядела и это в ее глазах.

— Я считаю, ты сказала мне правду о том, что случилось с моей дочерью. Так что я сдержу слово. Иммо устроит тебя в приличное медицинское учреждение.

На лице Шеллы отразилось как удивление, так и облегчение:

— Спасибо.

— На здоровье.

И с этими словами Т’Лоак вышла из комнаты. Тактус оставался на свободе. Но ее бойцы теснили «Черепов» все глубже и глубже в чрево комбайна, и скоро турианец будет загнан в угол. Ее вызвали по рации, и Т’Лоак, следуя вызову, оказалась в плохо освещенном коридоре. Под звуки прерывистого гудения к ней подошел батарианец, чтобы изложить ситуацию.

— Мы считаем, что Тактус и еще двое его людей зажаты в отсеке в конце этого прохода. Мы могли бы прикончить их парочкой гранат, но нам сказали взять Тактуса живым.

— Все верно, — сказала Т’Лоак. — Ждите дальнейших указаний.

Сложив ладони рупором, Т’Лоак крикнула, и ее голос пронесся до конца коридора:

— Тактус… Это Т’Лоак. Ты меня слышишь?

— Да, — раздался ответ. — Я тебя слышу.

— Хорошо. Отсюда нет иного пути, кроме этого. Если хочешь жить, опусти оружие и выходи оттуда, заложив руки за голову.

Секунда молчания.

— Хорошо. Не стреляйте. Мы выходим.

Т’Лоак повернулась к батарианцу.

— Добавьте света на тот конец коридора. Было бы ошибкой доверять этому ублюдку.

Вспыхнуло пятно света от фонаря, метнулось по потолку и застыло на частично открытом люке как раз в тот момент, когда показался Тактус. Его руки были сцеплены на затылке, он вышел первым, а за ним — еще двое «Черепов». Т’Лоак подняла пистолет и выстрелила дважды. Головы дернулись и наемники упали. Тактус выглядел встревоженным.

— Ты же обещала! — сказал он обвиняющим тоном.

— Я обещала пощадить тебя, — ответила Т’Лоак. — И я это сделаю. Стой на месте.

К тому моменту появился Иммо, и Т’Лоак повернулась, чтобы поговорить с ним:

— Хочу, чтобы Тактуса заковали в цепи. Множество цепей. Как все будет готово, проведите его по улицам. Пройдет немного времени, прежде чем об этом узнают все. Это ясно?

Иммо кивнул:

— Так точно.

— И найдите все, что осталось от моих денег. Я хочу их вернуть.

И вот некогда гордого Тактуса публично провели по улицам до самого клуба «Загробная жизнь», где его поместили в клетку для всеобщего обозрения и осмеяния. Слухи об унижении турианца распространились мгновенно, и послание было ясным: любой, кто вознамерится напасть на Королеву Пиратов, заплатит поистине немалую цену. Порядок вещей — в понимании Омеги — был восстановлен.

Ресторан «Синий мрамор» лежал в руинах. Переднее окно было разбито, а сотни пулевых отверстий украшали бетонный фасад. Стоявшая на другом конце улицы Мара Мотт видела, что ремонт уже шел полным ходом под руководством дородного человека. Владельца? Да, Мотт подумала, что так и есть, и пересекла оживленную улицу, чтобы поговорить с ним.

— Здравствуйте… Вы, случайно, не владелец?

Когда мужчина повернулся к ней, Мотт отметила, что у того сросшиеся брови, нос картошкой, а на щеках чернеет вечерняя щетина.

— А вы кто? — грубовато поинтересовался он.

— Меня зовут Хоби, — солгала Мотт. — Кэрол Хоби, и я интересуюсь произошедшим здесь.

Мужчина нахмурился:

— Почему?

— У меня есть клиент, — ответила Мотт. — Именно он хочет знать об этом, и он готов заплатить. Если, конечно, это вы — владелец.

В глазах толстяка блеснула, пожалуй, жадность.

— Меня зовут Гарза, и я тут шеф-повар. Управляющий был убит в этой перестрелке. Идем… Моя кухня не пострадала. Попьем чайку и потолкуем. Здесь же слишком много ушей.

Мотт знала, что Гарза прав. Если следила она, могли следить и другие. И она последовала за поваром мимо рабочих прямиком в ресторан. Внутри никого не было, и, судя по нанесенному ущербу, интерьер тоже потребует ремонта.

Но, как и сказал повар, кухня была цела. И в ней, у дальней стены, стоял маленький столик, за которым работники ресторана могли передохнуть. Гарза поставил чайник на плиту, прежде чем сесть напротив нее.

— Сколько вы заплатите?

— Это зависит от того, сколько вы знаете, — ответила Мотт. — Если вы скажете мне, кто организовал нападение и почему, я дам вам пятьсот кредитов.

— Тысячу.

— Шестьсот. И это последнее предложение. Помните: больше вам никто не даст. Сомневаюсь, что еще кому-то есть дело до того, кто начал эту заваруху.

Гарза заметно взволновался.

— И да, и нет. Думаю, я знаю, кому еще есть дело… Тому, кто будет очень огорчен, если я заговорю.

— Обещаю, я никому не скажу.

— Вы о многом просите, гражданка Хоби… Если это ваше настоящее имя. Хорошо, согласен на шестьсот. Хотите к чаю сливок или сахара?

— Да, пожалуйста.

Поухаживав за гостьей, Гарза сел. Их глаза встретились.

— Был тут один. Пришел в ресторан, присел за столик и заказал что-то из мексиканской кухни.

— Опишите его.

Гарза так и сделал, и Мотт почувствовала, как ее пульс участился. Толстяк в деталях описал Ленга.

— Хорошо. Он сел за столик. Что было потом?

— К заднему входу подошел саларианец, — сказал Гарза и ткнул пальцем в дверь позади себя. — Сказал, что вот-вот начнется штурм, и что надо бы предупредить наших клиентов.

— Всех, кроме того, который ел мексиканскую еду?

— Именно. Я сообщил управляющему, а он передал остальным.

Мотт нахмурилась:

— Зачем нападающим предупреждать вас? Это же не имеет смысла.

Гарза изучал ее глазами поверх края чашки.

— Наш управляющий лишь вел дела в «Синем мраморе», но хозяин не он.

Мотт почувствовала нарастающий интерес.

— И кто же хозяин?

— Ария Т’Лоак.

— Значит, она напала на собственный ресторан?

— Да.

— Зачем?

Гарза пожал плечами.

— Она хотела смерти того человека, которого я описал. Но у нее не вышло. Многих ранили, убили, но тот, за кем она сюда явилась, сбежал.

Были еще вопросы и еще ответы. Но ни один из них так и не объяснил, почему Т’Лоак хотела убить Ленга. Мотт заплатила Гарзе, покинула ресторан и продолжила свое расследование. У нее не заняло много времени, чтобы узнать о нападении на «Зловещих черепов» и позорном марше Тактуса по улицам станции.

Была ли связь между сражением с «Черепами» и покушением Т’Лоак на Ленга? Мотт ее не видела, но знала, что Джана и Призрак ждут от нее исследования любой возможной зацепки.

С этими мыслями Мотт отправилась на поиски тех, кто присутствовал при штурме базы Мрачных «Черепов», но обнаружила лишь, что большинство наемников погибли. А персонал Т’Лоак был не особо разговорчив. Но ее беготня оправдала себя, подарив ей одну возможную зацепку — «Черепа», которого Т’Лоак не только пощадила, но и велела своим людям доставить его в больницу. Разумно было задаться вопросом: почему Т’Лоак истребила всех «Черепов», за исключением лишь их лидера и рядового бойца?

И Мотт направилась в так называемую «Скотобойню» — медицинское учреждение, где оказывали помощь беднякам Омеги, но все остальные старались обходить его стороной. Фасад незамысловатого двухэтажного здания украшали потускневшая вывеска, на которой можно было разобрать «Центральная больница Омеги», и несколько небрежно заделанных повреждений, нанесенных во время какой-то стычки. Когда Мотт прибыла на место, мимо нее промчалась узкая шестиколесная «скорая».

Она оставила пациента на каталке, который, судя по кровавым бинтам на груди, получил пулю. Мотт проследовала за парой санитаров, вкативших носилки внутрь больницы. Они повезли пострадавшего дальше, в ярко освещенное отделение неотложной помощи, а Мотт задержалась в вестибюле. Это был просто сумасшедший дом. По меньшей мере двадцать человек ожидали приема, а к стойке регистратуры тянулась длинная очередь, где всех обслуживала одна-единственная азари с изможденным лицом. В воздухе висел непрекращающийся гул голосов. Его подчеркивали короткие объявления по громкой связи и непрекращающийся плач больного ребенка. Все это производило впечатление хаоса, страдания и безнадежности.

Поэтому вместо того, чтобы встать в очередь в регистратуру, Мотт прошла мимо нее и направилась к двойным дверям, которые вели в помещения первого этажа. Здесь оказалось очень мало больничного персонала. Это значило, что большую часть заботы о пациентах приходилось брать на себя родственникам и друзьям. А раз здесь было так много посторонних, которые приходили и уходили постоянно, Мотт могла идти, куда угодно.

Мотт не смогла раздобыть фотографию женщины по имени Шелла, но знала, что нужный ей «Череп» был человеком и женщиной. Поэтому она могла не обращать внимания на людей мужчин, турианцев, батарианцев и всех прочих. Но, пройдя по палатам и пристально рассматривая каждого не скрытого за грязными занавесками пациента, Мотт заметила лишь три возможных варианта. Все они сказали, что зовут их не Шелла-Шелла, и не подходили под то описание, что было у оперативницы.

Поэтому на заляпанном кровью лифте Мотт поднялась на второй этаж, где и продолжила свои поиски. Условия здесь были такими же, как и на первом этаже. Некоторые пациенты провожали ее просящими взглядами, очевидно, надеясь, что она была врачом, пришедшим их осмотреть, а другие возмущенно хмурились.

Но когда удача улыбнулась ей, все оказалось не совсем так, как она ожидала. Идущая ей навстречу женщина была в уличной одежде, и если бы не костыли, на которые та опиралась, Мотт, возможно, прошла бы мимо нее, не обратив внимания. Но агент «Цербера» знала, что нужная ей женщина была ранена в колено, поэтому преградила ей путь.

— Простите… Вас зовут Шелла?

У женщины были очень короткие волосы и тонкие черты лица.

— Кто спрашивает?

— Моя фамилия Хоби. Я бы хотела задать вам пару вопросов.

— О чем?

— О «Зловещих черепах», атаке на ваш комбайн и причине, по которой вас оставили в живых.

— Ничего не могу сказать. Пожалуйста, уйдите с дороги.

Мотт не двинулась с места.

— На Омеге есть больницы и получше.

— Они стоят денег.

— Ответите на мои вопросы — сможете себе это позволить.

Шелла на секунду задумалась.

— Мне нужна операция. Тут ее провести не могут, да я бы и не хотела делать ее здесь.

— Сколько?

— Десять тысяч.

— Договорились.

Шелла вскинула брови.

— Надо было потребовать пятнадцать.

Мотт улыбнулась:

— Что-то лучше, чем ничего.

— Половину вперед — и я рассказываю все, что вы хотите знать.

— Даю тысячу вперед, — сказала Мотт. — И еще я заберу вас отсюда.

Шелла замолчала, но лишь на секунду:

— Идет.

— Пойдем, возьмем ваши вещи.

— Какие вещи? Что мое — то на мне.

Полчаса спустя женщины сидели друг напротив друга в комфортабельном ресторане. Нога Шеллы отдыхала на стуле. Еда в «Скотобойне» была отвратной, и Шелла воспользовалась шансом прилично поесть. Как только им принесли напитки, Мотт начала расспросы:

— Ты была из «Зловещих черепов». И Т’Лоак убила всех «Черепов», кроме вас с Тактусом. Почему она пощадила тебя?

Шелла отхлебнула кофе из чашки.

— Напомни-ка, на кого ты работаешь?

— На человека, способного заплатить тебе десять тысяч кредитов, — ответила Мотт. — Пожалуйста, ответь на вопрос.

Шелла пожала плечами:

— Ладно… Будь по-твоему. «Черепа» объединились с группировкой, называющей себя «Подполье биотиков», чтобы ограбить банк, принадлежащий Т’Лоак. И план сработал. Только мне вот прострелили колено и бросили подыхать.

Т’Лоак собиралась убить меня. Но у меня была информация о смерти ее дочери. И я предложила ей рассказать то, что я знаю, в обмен на свою жизнь. Она согласилась.

Мотт почувствовала, что ее интерес возрастает.

— Эта информация, о которой ты говоришь. Как ты ее заполучила?

Наступила долгая пауза — Шелла словно обдумывала свои варианты. Затем она заговорила:

— Раньше я была вольным стрелком. И однажды я работала на одну крайне секретную группу. На организацию, называющуюся «Цербером».

Такой ответ был полной неожиданностью, и Мотт знала, что на ее лице отразилось удивление.

— «Цербер»? Группа защитников человечества?

Шелла насмешливо фыркнула:

— Это они так говорят. Но «Цербер» не только отстаивает права людей. Они проводят самые разные операции против людей и организаций, которые считают угрозой.

— И как именно им помешала дочь Т’Лоак?

— Никак. Не напрямую, во всяком случае. Но у нее была любовная связь с человеком по имени Пол Грейсон. И по каким-то причинам, о которых я знаю не особо много, «Цербер» хотел его заполучить. Главный оперативник собрал команду, и мы вломились в квартиру Грейсона.

Сердце Мотт забилось как бешенное.

— Как его звали?

— На Омеге он назывался Мэннингом. Но сомневаюсь, чтоб это его реальная фамилия.

Мотт изо всех сил старалась сохранить непроницаемое лицо. Она знала, кем на самом деле был Мэннинг — Ленгом. Она была близка. Очень близка. Еще пара вопросов — и она узнает, почему Т’Лоак охотилась за Ленгом.

— Итак, вы вломились. Что потом?

Шелла отвела глаза в сторону, прежде чем снова встретиться взглядом с Мотт.

— Грейсон чуть было не ушел, но один из наших всадил в дочь Т’Лоак дротик с транквилизатором, и Мэннинг перерезал ей горло.

Мотт нахмурилась:

— Почему?

Шелла пожала плечами:

— Не знаю. Может, ему приказали это сделать. Или просто ему захотелось.

— Значит, ты рассказала об этом Т’Лоак, и она тебя отпустила?

— Да. Дважды.

Мотт обдумывала то, что услышала. Ленг убил дочь Т’Лоак. Неудивительно, что Королева Пиратов охотилась за ним.

— Ты довольно везучая.

— Правда? Не особо чувствуется.

— Может, лишние девять тысяч кредитов изменят твое настроение к лучшему, — сказала Мотт. — А потом, после операции, подумай над тем, чтобы улететь с Омеги. Довольно опасное место для жизни.

Звякнули ключи, дверь открылась, и Ленг приготовился. Раз в день ему дозволялось покидать камеру и вместе с Кори Ким спускаться на дно пещеры. Иногда они ходили по нему взад и вперед, а иногда по кругу. На Ленге не было наручников, да и нужды в оных не было, ведь Ким или любой другой биотик могли размазать его по стенке в любой момент.

Но это не значило, что Ленг не мог сбежать. Все, что ему требовалось — это немного помощи. И Ким могла это обеспечить. По крайней мере, таков был план, когда они спустились на основной уровень пещеры и начали ходить по нему туда-сюда. Только в это время Ленг мог говорить с Ким, не ощущая на себе пристального взгляда камер его клетки. Это делало каждую секунду особенно ценной.

— Скажи мне кое-что, — начал он. — Ты когда-нибудь скучаешь по «Пол-акра ада»?

Ким искоса взглянула на него.

— Ты, наверное, шутишь.

Ленг криво ухмыльнулся.

— Я не про тюрьму. Там было ужасно. Я про нас с тобой.

Ким перевела взгляд на землю.

— Может быть. Иногда. Но реально ли это было? Мы пытались выжить. Объединить усилия было разумно.

— Верно, — сказал Ленг, вынужденно разворачиваясь и начиная путь в обратном направлении. — Но за этим крылось и кое-что большее.

— Правда? Никогда не была в этом уверена.

— Ты ушла от меня. Не наоборот.

— Нет, — сказала Ким. — Я ушла от «Цербера». В этом вся разница. Была, во всяком случае.

— Я обязан «Церберу», — ответил Ленг. — Мы оба обязаны. Если бы не он, мы бы до сих пор были в «Пол-акра ада». Или уже погибли бы.

— «Цербер» использует тебя. Ты, похоже, не придаешь этому значения, но я придавала. Есть границы, которые нельзя переступать ради достижения цели. Даже если это хорошая цель.

— Значит, ты вступила в «Подполье биотиков». И теперь ты — профессиональная похитительница.

— Я много чего перепробовала, когда ушла из «Цербера». Подполье — самое последнее. И мы не профессиональные похитители. Нам нужны деньги, вот и все… В биотиках природой заложено превосходство. Мы умней из-за особого устройства нашего мозга, выносливей из-за опасностей, которые преодолеваем еще до рождения, и когда мы придем к власти, все наладится.

— Для кого? — требовательно спросил Ленг. — Для тебя? Для человечества? Или для ваших лидеров?

— Для всех, — упрямо сказала Ким. — Для всех рас.

Ленг пожал плечами.

— Может, в этом-то и проблема, дорогая… Может, нам следовало сосредоточиться на самих себе. Между нами было что-то особое — и, увидев тебя, я вспомнил об этом.

Ким улыбнулась, когда они дошли до другого края пещеры и повернули обратно.

— Ты пытаешься меня заболтать, Кай? Если так, то ничего не выйдет.

— Нет, — солгал Ленг. — Я просто думаю о своей жизни, вот и все. Думаю о том, что есть, и о том, что могло бы быть.

Наступила томящая тишина. Они шагали плечом к плечу. Ким заговорила первой.

— Забудь об этом, Кай. Что было, то прошло.

Это были жесткие слова, но Ленгу показалось, что он уловил мечтательные нотки в ее голосе. Он не был свободен. Не наверняка. Но первый шаг был сделан.


Содержание:
 0  Mass Effect: Обман Mass Effect: Deception : Уильям Дитц  1  ГЛАВА 1 : Уильям Дитц
 2  ГЛАВА 2 : Уильям Дитц  3  ГЛАВА 3 : Уильям Дитц
 4  ГЛАВА 4 : Уильям Дитц  5  ГЛАВА 5 : Уильям Дитц
 6  ГЛАВА 6 : Уильям Дитц  7  ГЛАВА 7 : Уильям Дитц
 8  ГЛАВА 8 : Уильям Дитц  9  ГЛАВА 9 : Уильям Дитц
 10  ГЛАВА 10 : Уильям Дитц  11  ГЛАВА 11 : Уильям Дитц
 12  ГЛАВА 12 : Уильям Дитц  13  вы читаете: ГЛАВА 13 : Уильям Дитц
 14  ГЛАВА 14 : Уильям Дитц  15  ГЛАВА 15 : Уильям Дитц
 16  ГЛАВА 16 : Уильям Дитц    



 




sitemap