Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 15 : Уильям Дитц

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




ГЛАВА 15

Омега

Было темно, уже давно наступил вечер, когда Ария Т’Лоак вместе со своим сопровождением прибыла в клуб «Загробная жизнь». Ее телохранители первыми выбрались из бронированного лимузина и, переговорив со стоявшими перед зданием охранниками, вернулись, чтобы открыть ей дверь.

Т’Лоак вышла наружу, игнорируя обычную кучку зевак, которые ждали, чтобы взглянуть на нее, и быстрым шагом прошла через парадную дверь. Красная ковровая дорожка вела прямо к клетке, стоявшей посередине вестибюля. Внутри ее ждал Сай Тактус. И на него стоило посмотреть. Его выражение лучше всего можно было описать как оскал, и стоял он, держась руками за вертикальные прутья решетки.

— Добрый вечер… Сука.

Т’Лоак безмятежно улыбнулась.

— Милая попытка, Тактус, но я пока еще не готова тебя убить. Но не теряй надежду, это произойдет.

И, сказав это, она прошла мимо.

Тактус издал скорбный вой, настолько громкий, что его было слышно на танцполе. Но Т’Лоак не оглянулась назад, продолжая идти в свой офис на втором этаже. Как обычно, ее ждало много работы. Всевозможные дела, начиная от необходимости нанять новую танцовщицу до решения вопроса с подкупом правительственного чиновника на Камале. Но Т’Лоак наслаждалась преодолением подобных сложностей и гордилась своей способностью находить решения. Она с удовольствие взялась за дела и уже ушла с головой в работу, когда к ней вошел Иммо.

— Для вас звонок.

Т’Лоак подняла глаза от терминала.

— Кто там?

— Призрак.

— Правда? Что ж, это любопытно. Поставь приватный барьер. Я отвечу.

Приватным барьером была полупрозрачная электронная завеса, которая «опускалась» по команде, отгораживая Т’Лоак и ее гостей от остальной части ночного клуба. Но в данном случае она решила принять звонок в одиночку.

Освещение сделалось чуть тусклее, воздух, казалось, закипел, когда начал формироваться проецируемый образ, и в комнате возник Призрак. Прежде Т’Лоак множество раз общалась с ним, и он выглядел все так же за одним исключением. Во время предыдущих разговоров Призрак всегда восседал на фоне какого-нибудь броского вида. Например, звезды или планетарной панорамы, но не в этот раз. Позади него виднелся лишь нейтрально серый фон, будто он летел на корабле или же находился в месте, которое не хотел выдавать. Он вежливо кивнул.

— Ария Т’Лоак. Всегда приятно видеть. Вам не дашь и двух сотен лет.

Т’Лоак улыбнулась.

— Готова поспорить, вы говорите это всем девушкам.

— Только представительницам вашей расы. В иных случаях это может быть опасным.

Т’Лоак тихо рассмеялась.

— Итак, что я могу для вас сделать?

— Я кое-что потерял и хочу вернуть.

— Понимаю. О каком именно предмете идет речь?

— Это человек. Один из моих агентов. Его похитили.

Т’Лоак почувствовала, как ускоряется ее пульс. Беседа становилась интересной. Очень интересной.

— И он на Омеге?

— Да. Именно поэтому я вам и звоню.

— Конечно, — произнесла Т’Лоак. Так, словно это было самой естественной вещью на свете — а так оно и было. — Что вы можете о нем рассказать?

— Его зовут Кай Ленг, — сказал Призрак, и его зажигалка вспыхнула. — Вот как он выглядит. Он в руках организации, называющей себя «Подполье биотиков».

На месте Призрака возникло и начало медленно вращаться трехмерное изображение. И Т’Лоак почувствовала, как холод тонкой струйкой просачивается в ее вены. Лицо со слегка азиатскими чертами идеально подходило под то описание, что дала ей женщина по имени Шелла. То есть, описание именно того человека, который хладнокровно убил Лизелль.

Более того, если Призрак не ошибается, Ленга держит у себя «Подполье биотиков»! Одна из двух группировок, ответственных за ограбление ее банка, и та самая, найти которую ей так долго не удавалось — до вчерашнего дня, когда Кали Сандерс и Дэвид Андерсон заглянули к ней. Они знали, где прячутся биотики и надеялись выручить пару бывших учеников Сандерс. Глупое побуждение на самом деле, если оба молодых человека находились на Омеге по собственному выбору, но благое дело, тем не менее.

Но важно было держать этот факт в тайне, потому что если Призрак хотел спасти Кай Ленга, она собиралась его убить. «Сохранить», — произнесла Т’Лоак, зная, что изображение Ленга останется в ее файлах.

Призрак возник снова. Он курил, и когда он сделал глубокую затяжку, уголек его сигареты засветился, словно зловещий красный глаз.

— Я знаю, где он, но у меня не хватает людей, и я бы не отказался от некоторой помощи в проникновении. Сможете мне помочь?

— Да, я помогу. Но вам придется заплатить.

Призрак тонко улыбнулся.

— Конечно, придется. Сколько?

Т’Лоак задумалась на мгновение. Важно было назначить достаточно большую плату, чтобы Призрак возмутился, но в то же время не столь высокую, чтобы не отпугнуть его. Она хотела не только убить оперативника Призрака, но и кое-что на этом заработать.

— Два миллиона.

Призрак выдохнул, и струю дыма подхватил поток воздуха, разорвав ее на клубы.

— Ленг ценен для меня… Но не настолько ценен. Один миллион.

— Полтора.

— Хорошо, полтора. Если выступите быстро. Я затягиваю переговоры, но биотики сильно давят, и у меня заканчивается время.

— Почему бы вам просто не заплатить им выкуп?

Призрак стряхнул пепел с конца сигареты.

— Вы доверяете «Подполью биотиков»?

— Нет.

— Я тоже.

Т’Лоак кивнула.

— Я начну спасательную операцию в течение ближайших двух циклов.

— Вы не собираетесь спросить у меня, где он?

Т’Лоак улыбнулась.

— Я уже знаю, где.

Дела обернулись ужасно плохо — и Джиллиан понятия не имела, как все исправить. Только что она стояла рядом с внутренними воротами, глядя в свой уни-инструмент, а в следующий момент уже летела по воздуху. Она ничего себе не сломала от удара о стену пещеры, но потеряла сознание и не смогла вместе с Зон и остальными броситься в погоню за Ким и Ленгом.

Весь этот эпизод был унизительным, и, помимо того что он мог понизить статус Джиллиан внутри группировки, у него могли быть и другие последствия. Что если они решат убить Ленга? Таким образом уничтожив наживку, предназначенную для выманивания Призрака? Тогда она потерпит поражение… И подобная вероятность наполнила Джиллиан тревогой.

Такие мысли и эмоции одолевали девушку, когда все биотики, не назначенные на охрану, собрались под сводом главной пещеры. Они сидели на разномастных ковриках, образующих вместе букву U, и смотрели туда, где привязанные к паре крепких стульев сидели Ленг и Ким. Оба они изо всех сил старались выглядеть безразличными, но у Ленга это получалось чуть лучше. Мифра Зон открыла собрание вступительной речью.

— Сегодня печальный день. Мы — биотики. Это значит, что мы по сути своей превосходим других существ, вне зависимости от расы. Но мы обладаем свободой воли. Поэтому мы можем делать неправильный выбор. И именно это случилось с Кори Ким, когда она приняла решение поставить свои личные желания выше нужд нашей организации.

На лице Ким отразилось дерзкое выражение.

— Давай-ка кое-что проясним… Это правда, что когда-то Кай вызывал у меня определенные чувства. Но я не поэтому помогла ему бежать.

Зон выглядела удивленной.

— Нет? Почему же тогда?

— Потому что я также работаю на «Цербер». Мы повсеместно, уродина… Запомни это.

Ленг простонал.

— Ты с ума сошла? Зачем ты…

Ленгу не дали договорить. Его тело конвульсивно дернулось, когда Саллус приложил шоковую дубинку к задней части его шеи. Его бессознательное тело повисло на веревках, удерживавших его. Ким не опустила глаз, но прикусила нижнюю губу. На ее лбу виднелись бисеринки пота. Зон нахмурилась.

— Хороший вопрос. Зачем ты нам об этом рассказала?

— Потому что я горжусь этим, — важно ответила Ким. — А вы в любом случае убьете меня.

Зон кивнула.

— Ты шпионка, и, в отличие от Ленга, нам ты не нужна.

Ленг к тому времени пришел в себя. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но тотчас закрыл его, когда Саллус поднял шоковую дубинку и посмотрел на него. Оперативник «Цербера» ничего не мог сделать.

Глаза Зон обежали толпу и остановились на Джиллиан.

— Решение принято. Теперь нам нужен палач. И, потому что Кори Ким напала на Джиллиан Грейсон, эта привилегия предоставляется ей. Подойди, Джиллиан, и сверши свою месть.

Джиллиан почувствовала себя дурно. Она не хотела становиться палачом и знала это, и, несмотря на слова Зон, она терзалась из-за проявления невнимательности, позволившей Ленгу сбежать. Поэтому когда Джиллиан вставала и пошла вперед, внутри нее бушевала битва. Что если она откажется убивать Ким? «Тогда они посадят тебя в клетку или убьют тебя, — откликнулся голос в ее голове. — И у тебя не будет возможности отомстить за убийство отца».

«Значит, плата за месть — это месть», — ответила Джиллиан.

«Да, — отозвался голос. — В данном случае так и есть. Подумай о своем отце. Подумай о том, что с ним сделал Призрак. И сделает с другими, если позволить ему жить. Ким, конечно, жаль. Но она выбрала свою судьбу. Точно также как ты должна выбрать свою».

В глазах Зон читалось одобрение, когда Джиллиан остановилась напротив нее и приняла большой пистолет.

— Стреляй ей в голову, — наставляла Зон. — И займи ее место в совете.

Джиллиан почувствовала удовлетворение, понимая, что, место в совете будет для нее идеальным вариантом претворить в жизнь план по убийству Призрака. Но, когда Джиллиан подняла тяжелый пистолет, а все остальные биотики смотрели на нее, Ким предприняла безнадежную попытку спастись. Но она была связана и не могла как следует сконцентрировать свои биотические силы. В результате ее «опустошение» получилось слабым и не достигло своей цели, лишь дав Джиллиан повод спустить курок.

Раздался громкий БУМ, и голова Ким взорвалась. Кусочки плоти и костей брызнули на биотиков, сидевших в переднем ряду. Кровавое облако обволокло Ленга розовой пеленой, и звук выстрела метнулся эхом между стен пещеры, а стул, к которому была привязана Ким, грохнулся об пол. Правосудие было свершено.

Ленг закрыл глаза, борясь с эмоциями. У него был приказ убить Джиллиан. Но теперь это дело стало личным, и задание, которое до этого было просто работой, теперь принесет ему удовлетворение. Единственным вопросом оставалось, где и как.

Мотт нервничала и неспроста. Этот звонок должен станет ее второй беседой с Призраком один на один. И она не хотела совершить ни единой ошибки. Поэтому когда проекция закружилась и остановилась, она внимательно следила за тем, как она сидит, как лежат ее руки, а также осознавала тот факт, что ее правой ступней завладел нервный тик.

Призрак кивнул.

— Приятно видеть тебя снова. Нам нужно очень многое обсудить.

Глава «Цербера» обладал неким магнетизмом, который ощущался, даже несмотря на разделявшие их световые годы. Он не отрываясь смотрел ей в глаза своими глазами цвета голубого льда.

— Я связался с Арией Т’Лоак, — сказал он. — Она поможет нам с дополнительными людьми.

Брови Мотт поднялись.

— Так значит, она готова помочь? Участвовать в нападении?

— Если я заплачу ей крупную сумму денег… да.

— Это очень интересно, — ответила Мотт. — Но вы, возможно, захотите пересмотреть свою сделку с Т’Лоак.

Призрак извлек сигарету, но не зажигал ее.

— Продолжай. Я весь внимание.

— Как вы знаете, «Зловещие черепа» объединились с «Подпольем биотиков», чтобы ограбить личный банк Т’Лоак. После ограбления она отомстила «Зловещим черепам», перебив их всех до единого, кроме их лидера и одной женщины по имени Шелла-Шелла. Я смогла с ней поговорить, и она рассказала мне одну очень интересную историю. Если верить Шелле, когда-то она работала на агента «Цербера».

— И?

— И Шелла сказала, что подчинялась оперативнику по имени Мэннинг, который, если верить ее описанию, точная копия Ленга.

— Интересно, — допустил Призрак, — но что с того? Ленг за последние десять лет сменил дюжины личностей — и работал с сотнями разных людей.

Другой бы, возможно, сник под немигающим взглядом Призрака, но не Мотт. У нее были твердые доказательства, и она знала это.

— Да, сэр. Шелла заявила, что Ленг в то время был на Омеге, выслеживал человека по имени Пол Грейсон, который работал тогда на Т’Лоак. Пытаясь захватить цель, Ленг со своим отрядом вломился в квартиру Грейсона. Там еще была азари. Они оглушили ее дротиком со снотворным. Затем, проверив квартиру, Ленг перерезал ей горло. Ее звали Лизелль… И она была дочерью Т’Лоак.

Призрак какое-то мгновение хранил молчание.

— Ты в этом уверена?

— Настолько, насколько могу быть уверена, не читав личное дело Ленга.

Призрак коснулся кнопки.

— Джана, пожалуйста, перешли личное дело Ленга на мой терминал.

Ответ последовал практически незамедлительно.

— Да, сэр.

Зажигалка Призрака вспыхнула, и к тому времени, когда дело появилось на его терминале, глава «Цербера» вдыхал дым глубоко в легкие. Мотт была слишком далеко, чтобы разобрать текст на экране, но она была уверена, что Призрак прокручивает некий длинный документ. Прошла почти целая минута, прежде чем он произнес:

— Ага, вот он… Отчет Ленга о той самой ночи. Повиси на линии, пока я просмотрю его.

Мотт ждала, пока Призрак дочитает отчет. Как только он закончил, документ исчез с экрана.

— Итак, — сказал он, переводя глаза обратно на нее, — твоя информация верна. В отчете Ленга упоминается убийство женщины-азари, но нет ее имени.

Мотт пожала плечами.

— Полагаю, он не знал, кем она была. И посчитал, что необходимо устранить свидетеля. В любом случае, похоже, что Т’Лоак считала Грейсона убийцей своей дочери, пока это ограбление банка не свело ее с Шеллой-Шеллой, которая поведала ей из первых уст о том, что там действительно произошло. В тот момент судьба Ленга была решена. Т’Лоак пыталась убить его в ресторане «Синий мрамор», но ей это не удалось. А потом, прежде чем она смогла предпринять еще одну попытку, Ленга схватили биотики. Таким образом, — подвела итог Мотт, — если она станет помогать «Церберу» в атаке на биотиков, то это будет сделано для того, чтобы убить Ленга. Не для его спасения.

Призрак выпустил струю серого сигаретного дыма, повисшего в воздухе перед ним. Его голос прозвучал спокойно.

— Хорошо… К сожалению, мы уже не можем остановить Т’Лоак от преследования Ленга, потому что она знает, где он. Поэтому нам придется поступить по-другому. И вот, что нам нужно сделать.

Мотт слушала внимательно. И когда Призрак закончил говорить, она кивнула головой.

— Да, сэр. Но я очень волнуюсь о точном расчете времени.

Призрак выдохнул облако дыма.

— Да. Я тоже.

Джиллиан хотела заснуть, но не могла. Потому что всякий раз, когда она начинала погружаться в сон, перед ней вставала Кори Ким. Раз за разом Джиллиан ощущала отдачу пистолета, видела, как осколки кости разлетаются по воздуху, и слышала бесконечное эхо выстрела. Тогда она просыпалась с бешено колотящимся сердцем, в промокших насквозь простынях.

Поэтому, не имея под рукой снотворных таблеток, единственное, что могла сделать Джиллиан в данной ситуации — это заняться тренировкой, столь изнурительной, что заставила бы ее тело отключиться в тот момент, когда она донесет голову до подушки. Именно поэтому она и была в центре пещеры, в области, отведенной для занятий биотиков, когда к ней подошла поговорить Мифра Зон. Джиллиан в тот момент как раз выполняла то, что воспринимала про себя как танец. Серия тщательно продуманных движений должна была укреплять одновременно и тело, и биотические способности.

— Очень впечатляет, — сказала Зон, когда Джиллиан заканчивала серию движений, которые называла «падающий лист». — Хотела бы я, чтобы все наши члены тренировались так же усердно, как и ты. Возможно, в ближайшие дни ты смогла бы дать несколько уроков. Давай немного пройдемся… У меня есть кое-какие новости, которые тебя заинтересуют.

Джиллиан взяла полотенце, вытерла пот с лица и последовала за Зон к противоположной стороне пещеры, где происходили встречи их лидеров. Ни одного из других членов совета здесь не было.

— Пожалуйста, — сказала Зон, указывая жестом на свободный стул, — присядь.

Джиллиан к тому времени была уже более чем заинтригована и внимательно слушала Зон.

— Я хотела бы обсудить с тобой две вещи, касающиеся того, что сказали другие биотики. И эти вещи тесно связаны друг с другом. Во-первых, я хотела бы пригласить тебя в совет лидеров от лица его членов. Мы были очень впечатлены тем, как ты справилась с ситуацией с Кори Ким. Это было нелегко, мы знаем это, но ты поставила свою ответственность перед группой выше любых личных чувств, которые ты могла испытывать к Кори. А именно такая приверженность делу нам и нужна.

Это было не совсем верно, ведь главной мотивацией Джиллиан, заставившей ее исполнить роль палача, стало желание отомстить за смерть отца, но она не видела смысла упоминать об этом.

— Я сказала, что у меня есть новости, — продолжала Зон, — и новости действительно есть. Призрак согласился на наши требования выкупа.

Джиллиан почувствовала, как ее сердце забилось чуть быстрее.

— Это замечательно… Он назвал время и место?

— Да. Обмен состоится завтра в девять ноль-ноль, в месте, которое назначит «Цербер».

— Место выбирают они? Это безопасно?

— Нет, не безопасно, — признала Зон. — Но никак иначе Призрак не желает появляться лично. А это самое важное, если мы хотим убить его. А мы, несомненно, именно этого и хотим.

— Да, — решительно сказала Джиллиан. — Это положит конец «Церберу».

— Именно, — согласилась Зон. — В данный момент нам нужно убедиться, что мы готовы к завтрашнему дню. В наш отряд войдем мы с тобой, Лем, Саллус плюс еще с десяток более слабых последователей. Катар останется здесь вместе с твоим другом Ником и нашими воинами. В скором будущем мы покинем пещеру, но еще неделю или около того мы здесь задержимся, а это значит, что нам нужно защищать это место. Есть у тебя вопросы?

У Джиллиан были вопросы. Масса вопросов. Но ни одного, на который могла бы ответить Зон. Если только она не могла предсказывать будущее.

— Нет. Спасибо.

— Тогда все. Мы узнаем точное место обмена лишь за час. А значит, тем более важно распределить ключевые роли, составить планы на все возможные варианты развития событий и провести несколько репетиций. Поэтому присоединяйся к нам через полчаса в главном зале. Помимо того, что ты член совета, ты еще и одна из самых могучих наших биотиков. Мы рассчитываем на твою силу.

Джиллиан ощущала в себе новую целеустремленность и решительность, поднимаясь обратно к себе. Она свершит свою месть. И смерть Призрака даст ей еще больше. Будущее принадлежало ей.

Омега

На Омеге было три вещи, в которых нуждалось большинство ее обитателей: воздух, пища и вода. Первое было наиболее важным из всех, потому что без него те, кто дышит кислородом, умерли бы очень скоро. Именно поэтому Хендел, Иммо и батарианец по имени Па-да ползли сейчас через воздуховод, отмеченный на детальном чертеже, предоставленном персоналом Т’Лоак, как OMAS 462.3410.497. Эти чертежи были составлены вскоре после захвата ею власти сотни лет назад и регулярно обновлялись. Не потому, что Королева Пиратов хотела помочь таким образом своим подданным, а потому что считала, что эта информация когда-нибудь может пригодиться, как и случилось.

Как и прочие инженерные коммуникации на Омеге, вентиляционные шахты протяженностью в сотни километров эволюционировали вместе с постоянно изменяющимися потребностями, прихотями и технологическими возможностями тех, кто населял космическую станцию. Среди прочего это означало, что здесь не существовало такого понятия, как стандартизированные размеры воздуховодов. В некоторых можно было стоять в полный рост. Другие, вроде того, что преодолевал сейчас Хендел, были едва больше ширины его плеч. И это было неудобно. Особенно для человека, не любившего замкнутые пространства. Но, сосредоточившись на своем задании, которое состояло в том, чтобы разведать маршрут, по которому наемники Т’Лоак смогут неожиданно атаковать «Подполье биотиков», Хендел мог держать свой страх под контролем.

Его головной фонарь выхватывал из темноты пару метров впереди, и у Хендела, ползущего вперед на локтях, затекла шея от постоянного смотрения вперед. Всякий раз, когда он доползал до пересечения, необходимо было останавливаться и сверять маршрут по уни-инструменту. Некоторые из боковых ответвлений были отмечены на схемах, другие нет. Камеры, расположенные над его ушами, записывали все путешествие, и хотя самому Хенделу это никак не помогало, люди Т’Лоак потом смогут внести новые сведения в контрольные экземпляры карт.

Помимо тесного пространства, на пути также встречались препятствия — иссохшие тела мертвых крыс, покрытый пылью робот обслуживания, которого пришлось толкать перед собой до ближайшего бокового прохода, и вентилятор, который необходимо было отключить и разобрать, прежде чем двигаться дальше.

Хендел приблизился к очередному пересечению, и еще раз сверился с картой. Судя по схеме, здесь нужно было повернуть налево. Хендел достал небольшой баллончик с краской и нарисовал им светящуюся стрелку на внутренней поверхности воздуховода. Позже, когда здесь пойдет боевая команда, эти отметки помогут им быстро сориентироваться.

— Уже близко, — сказал Иммо сзади. — Во всяком случае, так следует из схемы. Вряд ли биотики стали бы затруднять себя установкой сенсоров в воздуховодах, но мало ли. Смотри в оба.

Хендел и так смотрел в оба, и последнее что ему сейчас было нужно, это один из прихвостней Т’Лоак, говорящий ему, что делать. Но ему удалось скрыть свое раздражение, издав в ответ неразборчивое бурчание вместо слов.

Протиснувшись влево через узкий изгиб, Хендел миновал отходящий в бок канал. Выдуваемый из него мощным вентилятором воздух устремлялся вперед по прямолинейному участку, в конце которого виднелся какой-то свет. Снизу? Хендел надеялся, что да, поэтому он пополз вперед и наткнулся на просторный металлический короб, соединивший друг с другом много лет назад четыре воздуховода различных форм и размеров.

Хендел перебрался внутрь короба и ему пришлось потесниться там, чтобы дать место для Иммо и Па-да. Прямо под ними, примерно в тридцати метрах снизу, сквозь грязную решетку виднелся под пещеры. Там внизу можно было разглядеть несколько десятков человек, все они собрались вокруг одного, проводившего групповые упражнения. Хендел попытался обнаружить среди них Джиллиан и Ника, но так и не смог определить их с какой-либо уверенностью. Но они были там, он был в этом точно уверен и жалел, что не может немедленно начать атаку.

— Хорошая работа, — сказал Иммо, вглядываясь через решетку. — Возвращаемся назад, подготовим команду и сделаем этим людям сюрприз, которого они никогда не забудут.

В этом, решил Хендел, он точно мог с ним согласиться.

Конвертер массы, служивший печью крематория, располагался в центре чашеобразного углубления, в окружении сорока восьми рифленых колонн. Как и в случае со многими другими вещами на древней космической станции, точное изначальное назначение этого сооружения было неясно. Кто-то говорил, что крематорий некогда служил храмом, и Мотт полагала, что это вполне вероятно, учитывая красоту этого места. Это, в общем-то, не имело значения — главное, чтобы оно могло послужить задуманной цели. Которая состояла в том, чтобы использовать комплекс как место проведения планируемого обмена.

Поэтому когда саларианская похоронная процессия вошла в похожий на амфитеатр зал и начала двигаться по чуть пологому спуску в сторону светящегося конвертера, Мотт заняла место в верхнем ряду изгибающихся скамеек и приготовилась наблюдать. А также рассчитать, где должен располагаться каждый из людей Призрака. Здесь также были и другие зрители, в том числе попрошайки, торговцы едой и простые зеваки. Женщина с лотком религиозных принадлежностей подошла к Мотт, но агент «Цербера» жестом отогнала ее прочь.

Погребальная песнь саларианцев носила повторяющийся характер, и хотя Мотт и не понимала их языка, внутренняя печаль слов не требовала перевода. К сожалению, за исключением кого-то вроде Т’Лоак, большинство жителей Омеги не могли позволить себе вывезти тело родственника со станции. И места, достаточного для кладбища, здесь тоже не было. Поэтому большинство трупов кремировали. В том числе и десятки безымянных, становившихся жертвами свирепствовавшей на Омеге преступности. По стандартной процедуре их отвозили в морг, где держали в течение двух циклов. Затем, если за телами никто не приходил, их «пускали в обработку». Этим эвфемизмом обозначали подобный конвейеру процесс, в котором десятки тел отправлялись в конвертер массы, не удостаиваясь хотя бы короткой молитвы.

Но в данном случае этот саларианец, похоже, умер от естественных причин и имел достаточно денег, чтобы заплатить за более достойный уход. Гроб, лежавший на плечах четверых мужчин, был богато украшен выгравированными иероглифами, походившими на какой-то чертеж. Носильщики держали свою ношу с великим достоинством и продвигались вперед характерными скользящими шагами.

Что Мотт нравилось в этом месте, так это то, что помещение здесь было достаточно ограниченным — плотно стоящие колонны не позволят многочисленным врагам в одночасье заполнить зал, а все чашеобразное внутреннее пространство хорошо просматривалось с различных точек. Плюс, благодаря тому, что им придется входить через единственные двери, биотиков можно будет заставить идти вниз по спуску.

Конечно, это было далеко не все. Оперативники «Цербера» могут оказаться в меньшинстве и, не имея ни одного собственного биотика Уровня 3, стать уязвимыми перед «бросками» и всем прочим. Поэтому, чтобы немного уравнять шансы, Мотт уже спланировала один сюрприз. Но сработает ли он? Даже со всеми теми преимуществами, что давало им это место, оставалось еще столько переменных, что даже самый тщательно продуманный план мог легко пойти наперекосяк.

Пока Мотт обдумывала планы, провожающие образовали полукруг перед конвертером. Ярко заискрился столб переливающегося света. Он словно так и жаждал поглотить все, что будет положено в его сияющую глотку. Оказавшись внутри, объект будет превращен в энергию, замкнув тем самым вековой цикл созидания, распада и возрождения.

В конце спуска, прямо перед конвертером, была платформа. Гроб поставили на нее. Под нарастающую громкость пения, саларианец, ведший церемонию, нажал на кнопку, и один из краев плоскости опустился вниз. Красиво разукрашенный гроб соскользнул в столб огня и исчез в быстрой вспышке света. Погребение закончилось. Когда провожающие покидали помещение, с ними вышла и Мотт.

Прошел уже почти полный цикл с момента завершения разведывательной операции, и атака на пещеру шла полным ходом. За тем исключением, что Хендел представлял себе «атаку» как всеобъемлющее нападение на удерживаемые врагом позиции, а не занудное передвижение ползком по лабиринту пересекающихся воздуховодов. Помимо этого, его недовольство усиливал и тот факт, что хотя именно он обнаружил укрытие биотиков и вел разведывательный отряд днем ранее, лидером их надземной команды из шести человек был назначен Па-да. Но хоть какая-то роль была лучше, чем вообще никакой, особенно если учесть, что таким образом он сможет оказаться одним из первых, кто войдет в убежище биотиков.

Не имея другого выбора, Хендел был вынужден смириться со своим положением и ползти вслед за идущими впереди него, слушая шелест проносящегося мимо воздуха и глядя на поношенные подошвы ботинок, по которым прыгал свет закрепленного на его голове фонаря. Ограниченность пространства воздуховода означала, что ни один из наемников не смог надеть ничего массивнее легкой брони — или взять с собой оружие мощнее легких автоматических пистолетов. Исключение составляли два биотика Т’Лоак, которые должны были защитить остальных от Уровней 3, с которыми они ожидали столкнуться внутри пещеры. Встретятся ли ему Джиллиан и Ник среди них? Вполне возможно. И если Джиллиан будет там, то что за человек окажется перед ним? Наивная девушка, которую он поклялся защищать? Или убийца, в которую она превратилась? Оба варианты были равновероятны.

Несмотря на долгий и неудобный способ передвижения, надземная команда ползла вперед достаточно быстро, благодаря обновленным картам, с которыми сверялся Па-да, и стрелкам, нарисованным Хенделом на стенах воздуховодов. Один за другим они вылезли в соединительный короб, в котором едва хватило место для всех них. Па-да давал им кое-какие последние инструкции, пока два других наемника готовили тросы.

— Итак, — сказал батарианец, — делаем всё так, как спланировали. Наша задача — всем одновременно опуститься на пол. Затем мы атакуем охранников и отвлекаем их от входа.

Возможно, это будет все, на что нам хватит сил. Но если дела пойдут особенно хорошо, я попробую отыскать Кай Ленга и захватить его. Тем временем Хендел попытается открыть ворота изнутри. Есть вопросы? Нет? Тогда пошли.

Плазменный резак выжег в центре решетки окружность, и когда металлический диск упал на пол многими метрами ниже, в воздух поднялось облако пыли. Стоявший рядом с местом падения биотик посмотрел вверх, увидел съезжающих на тросах захватчиков и выкрикнул предупреждение. Точно нацеленная очередь из пистолета наемника заставила его замолчать. В этот момент защитники начали стрелять в ответ — и использовать свои биотические способности.

Съезжая по веревке, Хендел увидел, как одна из наемниц сорвалась со своего троса. С криком она упала вниз, на твердую как камень поверхность, ударившись об нее с отвратительным глухим звуком, и осталась лежать неподвижно на полу. Место ее падения обозначилось маленьким облачком пыли.

Не считая этого происшествия, остальные захватчики смогли достичь низа невредимыми. В их числе и Хендел, который увидел мчащихся на него двух женщин-биотиков. Он вскинул руки, усилием воли создал сингулярность и оторвал защитниц от земли. Они беспомощно поплыли в воздухе, дергая ногами, а он вытащил пистолет. Одна из защитниц была азари. Другая — человеком. На обеих была броня без шлемов. Поэтому Хендел всадил по пуле каждой в голову. Их тела безвольно повисли, и он позволил им упасть.

Хендел уже готов был броситься на другого биотика, турианца, который, казалось, был тут за главного, когда ударная волна настигла его сзади. От мощного удара он упал на живот. И когда Хендел сумел перевернуться на спину, он обнаружил, что над ним стоит Ник Донахью, направив на него дуло крупнокалиберного пистолета.

— Мистер Митра! — воскликнул Ник. — Что вы тут делаете? Вы убили Марису!

Бой кипел вокруг них, и Хендел смутно различил сотрясший землю взрыв, приподнимаясь на локтях.

— Марису? Она была твоей подругой?

— Да, черт побери… Мы собирались пожениться.

— Прости меня, — сказал Хендел. — Но ты сам в этом виноват. Помнишь, чему мы с Кали учили тебя? Те, кто использует свои биотические способности во вред другим, заплатит за это. Это лишь вопрос времени.

— Ублюдок, — процедил Ник сквозь стиснутые зубы. — Поганый ублюдок. Сначала ты убил Марису, а теперь еще и смеешь заявлять, что это моя вина. Прощайте, мистер Митра. Можете дальше читать нотации в аду.

— Где Джиллиан? — спросил Хендел. — Она жива?

Он увидел вспышку, но уже не успел услышать звука или почувствовать, как пуля вошла ему в лоб. Не увидел Хендел и того, как один из адептов Т’Лоак Уровня 3 сокрушительным ударом отправил Ника на землю. Их тела легли рядом, в двух метрах друг от друга.


Содержание:
 0  Mass Effect: Обман Mass Effect: Deception : Уильям Дитц  1  ГЛАВА 1 : Уильям Дитц
 2  ГЛАВА 2 : Уильям Дитц  3  ГЛАВА 3 : Уильям Дитц
 4  ГЛАВА 4 : Уильям Дитц  5  ГЛАВА 5 : Уильям Дитц
 6  ГЛАВА 6 : Уильям Дитц  7  ГЛАВА 7 : Уильям Дитц
 8  ГЛАВА 8 : Уильям Дитц  9  ГЛАВА 9 : Уильям Дитц
 10  ГЛАВА 10 : Уильям Дитц  11  ГЛАВА 11 : Уильям Дитц
 12  ГЛАВА 12 : Уильям Дитц  13  ГЛАВА 13 : Уильям Дитц
 14  ГЛАВА 14 : Уильям Дитц  15  вы читаете: ГЛАВА 15 : Уильям Дитц
 16  ГЛАВА 16 : Уильям Дитц    



 




sitemap