Фантастика : Космическая фантастика : ГЛАВА 8 : Уильям Дитц

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




ГЛАВА 8

Омега

Корабль был маленьким, быстрым и зарегистрирован на подконтрольную «Церберу» компанию. Как раз то, что нужно для перемещения агентов, пленников и наличных денег с места на место. А благодаря заблаговременно внесенной по экстра-тарифу плате в адрес стыковочного узла Арии Т’Лоак, юркое маленькое судно смогло зайти в док без задержек.

Прекрасно одетая женщина и двое тяжеловооруженных мужчин вышли из корабля двадцать минут спустя. И, так как женщина явно была тут главной, те, кому платили за наблюдение за прибывающими и убывающими судами, увидели то, что должны были увидеть — чиновницу в сопровождении двух телохранителей.

Уличные подонки, наводнявшие доки, оказались достаточно умны, и ни один из них даже не приблизился к женщине, так что трое прибывших смогли очень быстро спустить вниз и пройти вглубь станции. Смешанный отряд из людей, турианцев и батарианцев ожидал их и быстро окружил чиновницу защитной стеной.

И именно в этот момент один из ее первоначальных телохранителей ускользнул прочь. Спустя мгновения Кай Ленг уже затерялся в толпе. Охотник за головами, возможно, или наемник на каком-то задании, или еще кто-то. Омегу населяли тысячи подобных лиц. Его ноге было уже лучше, и он перешел на скорый шаг.

Обязанности Ленга в течение всех этих лет требовали, чтобы он проводил значительное время на Омеге, но положение дел на станции всегда оставалось очень переменчивым. Рестораны, полюбившиеся ему в предыдущий визит, исчезли, сквозные ранее улицы были перегорожены, и той областью, в которой он находился, управляли «Синие светила». Это можно было понять по тому, как много их находилось на улицах — и по отсутствию уличных бандитов.

По счастью, кое на что Ленг мог рассчитывать, и этим кое-чем была конспиративная квартира «Цербера», куда он и направлялся. После того, как Ленг убил Лизелль, а Грейсон исчез с Омеги, необходимо было ликвидировать все явки из предположения, что вся сеть здесь могла оказаться под угрозой.

С тех пор была основана новая конспиративная квартира, но Ленг не знал, чего ожидать там, пока шел по узкой улице в сторону квартала, который облюбовали для себя представители высшего криминалитета. Охранники стояли на углах домов, в дверных проемах и на крышах. Все они следили за оперативником, двигавшимся к симпатичному трехэтажному зданию, находившемуся под защитой взрывной стены, металлических ворот и пары кроганов. Те с подозрением следили за Ленгом, остановившимся перед сканером, но когда ворота откатились в сторону, повернулись к нему спинами.

Чтобы войти в здание, Ленгу пришлось пройти еще один сканер. После подъема на лифте на третий этаж нужно было ввести четырехзначный код на панели у входной двери. Квартира оказалась такой, как и ожидал Ленг — похожее на номер отеля жилье с одной спальней и ванной, небольшой гостиной и маленькой кухней. Все это было удобным, но безликим. Даже в воздухе ощущался какой-то казенный дух. Но Ленга, который не собирался задерживаться здесь надолго, это устраивало.

Как и любая крупная организация, «Цербер» зависел от маленькой армии функционеров. Людей, которые могли устраивать отвлекающие маневры, подобные тому, который позволил Ленгу незаметно проскользнуть на станцию, арендовать конспиративные квартиры для агентов и заниматься еще десятками других дел, имевших критическое значение для общего успеха. И Ленг вспомнил об их роли, когда подошел к кофейному столику, чтобы проверить оставленные для него вещи.

Там лежали туалетные принадлежности, все в соответствии с его предпочтениями, и три комплекта одежды. На нем уже был очень практичный набор легкой брони, а из оружия — пистолет «Рейзер» производства «Касса Фабрикейшнз». Но, по его запросу, ему оставили дробовик «Соколов» и снайперскую винтовку «Веспер». Рядом также лежали коробки с патронами и два набора для чистки оружия. Такого обслуживания удостаивались лишь оперативники высшего звена, и Ленг принимал подобные вещи как само собой разумеющееся.

Прозвучал сигнал входящего звонка. От кого? Ответ был очевиден. Призрак. Это было напоминанием о том, что Ленг по-прежнему находится под наблюдением. Он повернулся к голо-платформе.

— Принять вызов.

Множество светящихся точек возникли в воздухе и, слившись вместе, превратились в образ Призрака. В последний раз, когда Ленг видел Призрака, за его спиной можно было разглядеть замерзшую пустыню. Но сейчас силуэт его босса выделялся на фоне ржаво-красной планеты. Похоже было, что он в некоей командировке, цель которой навсегда останется тайной.

— Рад видеть, что ты добрался благополучно, — сказал Призрак.

— Спасибо.

— Хендел Митра, Кали Сандерс и Дэвид Андерсон уже на Омеге или вскоре туда прибудут.

Ленг пожал плечами.

— Это вполне ожидаемо. Они ищут Ника Донахью и Джиллиан Грейсон. Я убью их, когда будет время.

Призрак держал незажженную сигарету. Он прокрутил ее пальцами правой руки в одну и в другую сторону.

— Перед самым их отлетом с Цитадели, Кали и Андерсон вызывались советником Диа Ошаром.

— Интересно.

— Очень. Очевидный вопрос: зачем? Поэтому до того времени, как мы будем знать ответ, я хочу, чтобы ты оставил их в покое.

— Я понял.

На мгновение повисла тишина, пока Призрак смотрел куда-то мимо камеры. Затем его глаза цвета голубой стали снова встретились с глазами Ленга.

— Джиллиан Грейсон хочет убить меня. И я думаю, вполне можно предположить, что Ошар и прочие члены Совета не против того, чтобы это произошло.

— Возможно, — ровным тоном согласился Ленг. — Но я найду Джиллиан, и тогда эта часть проблемы будет решена.

— Теперь, когда другие твои задания выполнены, ты можешь уделить все свое внимание этому вопросу, — ответил Призрак, зажигая сигарету. — Нам предстоит проделать огромную работу, Кай… Разберись с этим как можно скорее, — и с этими словами он исчез.

Отключив связь, Ленг провел несколько минут за компьютерным терминалом, потом зарядил дробовик и спустился обратно на улицу. Тяжелая пушка была необходима в качестве средства устрашения для уличных головорезов, а также давала преимущество в случае, если ему придется отбиваться от целой банды.

Кроганы по-прежнему стояли перед входом, и все казалось обычным, когда Ленг отправился на встречу с Королем Попрошаек. Его звали Хобар, он был волусом и чем-то вроде общественного института на Омеге. Его титул происходил от положения Хобара как владельца обширной сети профессиональных и полупрофессиональных попрошаек, каждый из которых платил волусу по десять процентов своей дневной выручки в обмен на то, что тот любил называть «управленческими услугами». Это включало в себя распределение углов или других точек, где конкретный попрошайка имел право заниматься своим делом, «защитные» платежи различным бандам, дававшие право работать на их постоянно переходящих из рук в руки территориях, и кое-какое базовое медицинское обслуживание.

Но Хобар занимался и еще одним видом бизнеса. Его сеть попрошаек была столь обширна и вездесуща, что они замечали все, достойное внимания. И находились те, кто готов был заплатить хорошие кредиты за информацию о своих врагах, деловых партнерах, иногда и о своих друзьях. Именно этим его талантом и собирался в полной мере воспользоваться Ленг.

Офис Хобара располагался в задней части закусочной столовского типа, в которой акцент делался на количество, нежели на качество — такая бизнес-модель отлично срабатывала в тех случаях, когда дело касалось многих жителей Омеги. И благодаря его длительному покровительству, не говоря уже о попрошайках, которые ежедневно ходили туда-сюда, любимая кабинка Хобара была переделана так, чтобы лучше подходить его округлому телу и механическому креслу, заменявшему ему отсутствующие ноги.

Никто не знал, как или почему он лишился обеих нижних конечностей, хотя ходили мрачные слухи, что волус сознательно велел ампутировать себе ноги, чтобы вызывать больше жалости. Если это было так, то стратегия оказалась удачной, потому что деньги, подаваемые ему прохожими, Хобар вложил в успешную, несмотря на ее ничтожность, империю.

Ленг, до этого уже пользовавшийся услугами Короля Попрошаек, вошел в душное чрево ресторанчика и прошел мимо длинного раздаточного стола, заставленного ведрами с едой, в заднюю часть помещения, туда, где стояло кресло Хобара. На столе перед ним громоздились тарелки с недоеденным обедом, разные распечатки и прочие офисные принадлежности. Несмотря на то, что на нем был надет скафандр, воздух наполнял мерзкий аромат немытой плоти. Блестящий компьютерный терминал располагался справа от Хобара, позади него подпирали стену двое охранников — один был человеком, а второй — батарианцем, и оба были вооружены. Они пристально следили за ним, но не попытались помешать Ленгу, когда тот повесил дробовик на крючок на стене и сел на скамейку напротив Хобара.

Король Попрошаек славился отличной памятью, что стало очевидно, когда он заговорил.

— Мистер Мэннинг… Давно не виделись. Ваше последнее предприятие прошло хорошо, я надеюсь?

Во время своего прошлого задания на Омеге Ленг вломился в квартиру Грейсона и убил Лизелль Т’Лоак. Личность Мэннинга помогла ему тогда и могла помочь снова.

— Да, благодарю вас.

— Хорошо. Как я могу вам помочь?

— Я разыскиваю молодую женщину. Человека. Скорее всего, она прибыла на Омегу не далее чем несколько дней назад.

— У вас есть фотография?

— Есть, — сказал Ленг, подтолкнув к нему через стол чип.

Хобар сгреб его рукой.

— Вам это обойдется в пять тысяч кредитов, если мы заметим ее и сообщим вам ее местонахождение.

— Две тысячи пятьсот.

— Четыре тысячи — и ни кредитом меньше.

Ленг тонко улыбнулся.

— Три тысячи.

— Три пятьсот.

— По рукам.

Выражение лица Хобара, если оно что-то и выражало, осталось скрыто под маской, закрывавшей большую часть его лица. Но Ленг был уверен, что тот доволен.

— Как с вами связаться?

— Все на этом чипе.

— Превосходно. Доброго вам дня, мистер Мэннинг. И не забудьте подать беднякам.

За исключением стоящих на страже, все члены «Подполья биотиков» собрались в вестибюле старого отеля или на балконе второго этажа, откуда, прислонившись к перилам, можно было смотреть вниз. Их собралось здесь семьдесят три, включая Ника, который стоял рядом с Лемом на балконе.

Ник к тому времени уже чувствовал себя немного лучше, хотя и все еще сожалел о том, что убил соперницу, выставленную против него «Зловещими черепами», даже несмотря на то, что такие смерти были, как любила говорить Мифра Зон, «неприятной, но необходимой частью революции», — имея в виду то, что биотики собирались в конечном счете занять место Совета Цитадели. На это, конечно же, понадобятся деньги. Много денег. Вот почему биотики и «Зловещие черепа» намеревались ограбить банк.

И не просто какой-то банк. А банк, принадлежавший не кому-нибудь, а Арии Т’Лоак. Королеве Пиратов. Дерзкое предприятие, которое — в случае успеха — не только обеспечит «Подполье» кое-каким необходимым им капиталом, но и поднимет группировку в средние ряды преступной иерархии Омеги.

— Итак, — говорила Зон, пробегая глазами по лицам окружающих, — банк хорошо охраняется. «Черепа» обеспечат основную огневую поддержку. Но мы должны быть готовы помочь им в случае необходимости.

— Принимая это во внимание, — продолжала она, — нашей главной целью будет — противостоять биотикам Т’Лоак и победить их. Основываясь на собранной как нами, так и «Черепами» информации, там, похоже, будет по меньшей мере двенадцать специалистов Уровня 3 или выше.

— Не вопрос, — сказал один из людей на первом этаже. — Мы таких на завтрак едим.

Вслед за этим замечанием раздался хор одобрительных голосов: «Да, точно!», «Тащи их сюда» и «Сокрушим ублюдков».

— Болтать можно сколько угодно, — критически заметила Зон, — а чрезмерная самоуверенность — глупость. К тому же, хотелось бы вам напомнить, что нам придется оставить треть наших людей здесь, для защиты отеля. Потому что через час после ограбления — максимум через два — силы Т’Лоак атакуют это здание. Также как и штаб «Черепов». Поэтому мы пошлем около пятидесяти человек. Примерно десять из них будут лучшими нашими дарованиями, такими как Ник Донахью.

Это замечание спровоцировало взрыв аплодисментов.

Догадывалась ли Зон о его сомнениях и пыталась изгнать их? Ник не знал. Но когда азари посмотрела прямо на него и назвала его имя, парень почувствовал прилив гордости настолько сильный, что готов был сделать все ради нее. В том числе и ограбить серьезно охраняемый банк.

Собрание продолжалось еще пятнадцать минут, пока Зон и ее первый заместитель Катар рассказывали о боевом плане, протоколах связи и о пути отхода после ограбления. Потому что вломиться внутрь было одним делом, а вернуться домой с награбленным — другим.

Затем биотикам предстояло покинуть отель и отправиться к банку, который располагался в трех километрах отсюда. Но вместо того, чтобы маршировать по улицам, стараясь привлечь к себе внимание, как бывало раньше, биотики разделились на три группы, каждая из которых шла к цели своим путем. Ник был в третьей группе под командованием Арриуса Саллуса.

Искусственная десятичасовая ночь была уже на исходе, когда Саллус повел свою команду через почти пустынные улицы по проверенному накануне маршруту. Вследствие раннего часа, другие хищники также были на охоте. Их можно было заметить, крадущихся тут и там, постоянно готовых ограбить пьяницу, напасть на спешащих на работу или сцепиться друг с другом, если представится такая возможность. Но они прекрасно понимали, что не стоит атаковать тяжеловооруженную группу, решительным шагом двигающуюся через сменяющие друг друга озерца света и тени.

Наконец, они прибыли на заранее определенную точку встречи, и настало время соединить биотиков с «Черепами» и сделать финальные приготовления к нападению. На каждый из входов в треугольное здание банка Т’Лоак приходилось по одной группе. Изначально это здание было храмом, построенным членами давно забытого культа, и его со всех трех сторон окружали пешеходные дорожки и улицы. Открытые пространства делали невозможным незаметное проникновение — и создавали вокруг практически зону свободного огня.

И еще более неприступным это место делали оружейные установки — по одной на каждом из трех углов здания. Их добавила сюда Т’Лоак семьюдесятью годами ранее, и с тех пор они использовались лишь раз, когда ныне исчезнувшая банда «Блэк Джекс» атаковала «восточную» сторону банка. Ни один из нападающих не смог войти внутрь — по крайней мере, так утверждала легенда, — что объясняло, почему ни одна из криминальных группировок Омеги с тех пор не пыталась совершить ограбление. Поэтому прямой удар исключался, равно как и попытка вторжения из-под земли, потому что там у Т’Лоак тоже были системы защиты.

Говоря просто, богатство Т’Лоак было неприступным. Во всяком случае, в это верила сами Королева Пиратов, хотя это предположение должно было вот-вот подвергнуться проверке. И Ник будет частью объединенного отряда, который либо преуспеет там, где потерпели поражение «Блэк Джекс», либо погибнет, пытаясь сделать это.

— Итак, — сказал Саллус, когда около тридцати биотиков и «Черепов» собрались вместе. — Вы знаете схему. Первый и второй отряды ударят по северо-западному и северо-восточному углам здания из точек на противоположных сторонах улиц. Нашей задачей будет обрушить молот на «южный» край банка. Как там у вас, «Черепа»? Заряды готовы?

— Собраны и готовы к размещению, — невозмутимо сказал сержант в шлеме.

— Хорошо, — ответил Саллус, — Теперь запоминайте… Как только путь будет проложен, двигаться нужно будет быстро. Если оружейная установка все еще будут действовать, мы уничтожим ее. Если же она окажется выведенной из строя, мы направимся прямо в центр управления. При этом защитники с другого конца здания не смогут прийти сюда на помощь, не оставив беззащитными свои сектора. Но даже без этого там будет масса противников, так что не зевайте. Ладно, за мной.

Ник почувствовал, как его сердце начинает биться быстрее, пока шел вслед за Саллусом и «Черепами» между двумя мало примечательными зданиями к основанию пятидесятиметровой колонны. Таких колонн насчитывались десятки по всей Омеге, а эта располагалась прямо через улицу от банка Т’Лоак.

— Закладывайте заряды, — сказал Саллус, сверившись со своим уни-инструментом. — Взрывать по моей команде.

«Черепа» заложили заряды и махнули остальной части отряда, чтобы те отошли назад. Саллус специально кивнул, когда с севера послышались звуки выстрелов — и поднял вверх свою трехпалую руку, чтобы кто-нибудь из «Черепов» не подорвал взрывчатку слишком рано. Точный расчет времени решал все. И именно он отвечал за то, чтобы дать команде быстрого реагирования Т’Лоак достаточно времени переместиться в атакуемую часть банка, прежде чем взрывать колонну.

— Всё, — сказал он по прошествии шестидесяти секунд. — Взрывай.

К тому времени искусственный дневной свет начал усиливаться, так что Ник не только услышал серию громких взрывов, но и почувствовал, как земля дрогнула под ногами, и увидел, как падает колонна. Все началось с брызнувших во все стороны из-под основания сооружения осколков. Затем наступил странный момент, когда колонна, казалось, падала в замедленном движении, после чего в воздух взметнулось облако пыли, когда она ударила в южный край банка и пробила насквозь два верхних этажа трехэтажного здания. Сила удара заставила оружейную установку, расположенную на южном краю сильно поврежденного здания вывалиться наружу и рухнуть на улицу внизу. Кто-то внутри, должно быть, выжил, но не многие.

— Готово! — проорал Саллус. — Мост есть… За мной.

Облако пыли еще продолжало подниматься вверх, когда Ник вслед за еле различимым впереди «Зловещим черепом» взобрался на кучу щебня и дальше на поверхность колонны. Она протянулась через всю улицу до того места, где ее верхушка погрузилась в сокровищницу Т’Лоак. По кривой поверхности было трудно идти, раздался крик, когда один из «Черепов» сорвался вниз, но большинство нападающих смогли удержать равновесие. Это были безумные мгновения, в которые все чувства Ника обострились до невиданных ранее пределов, и его единственной целью было хорошо сделать свое дело и заработать дополнительное уважение Зон. Он не был уверен, где она сейчас — скорее всего, где-то с Тактусом, — но он знал, что она получает подробные отчеты.

Сколь бы сокрушительной ни была первоначальная атака, внутри все равно оставалось множество защитников. Это стало очевидным, когда раздались звуки выстрелов, и один из «Черепов» пошатнулся под многочисленными ударами пуль. Но благодаря тому, что он, как и остальная часть ведущего отряда, был в тяжелой броне, он смог остаться на ногах и открыть ответный огонь. Так называемые «тяжелые» были, тем не менее, относительно медлительными, поэтому те, кто шел непосредственно за ними, были одеты в среднюю броню и несли более легкое вооружение.

Ник предпочел остаться в своей легкою броню ради дополнительной свободы движений, которую она ему давала. Вспышки света возникли со всех сторон, когда грабители спрыгнули со своего импровизированного моста и открыли огонь. Ник сначала хотел накинуть биотический барьер для защиты своего отряда, но не был уверен, кто может попасть внутрь него. Поэтому он сформировал необходимую для создания сингулярности энергию и усилием воли воплотил ее в реальность. Эффект получился зрелищным. Внезапно все защитники оказались притянуты друг к другу вместе с кусками мебели, обломками здания и трупом какого-то турианца.

Когда подчиненные Т’Лоак беспомощно поплыли в воздухе перед ними, «Черепа» открыли огонь. Защитники представляли собой смешанную группу из саларианцев, батарианцев и людей. Их тела спазматически задергались, когда сотни пуль ударили в них и сбили кинетические щиты, оставив их без защиты. Через пару мгновений все они уже были мертвы, и стоило Нику позволить сингулярности исчезнуть, их тела попадали на пол.

— Хорошая работа! — прокричал Саллус. — Теперь в центр управления. За мной.

Ник не был уверен, как их лидерам удалось узнать о центре управления и выяснить его местоположение, но он подозревал, что тут не обошлось без взятки кому-то из окружения Т’Лоак. Тому, кто — если у него хватило ума — уже покинул Омегу в неизвестном направлении.

Саллус провел отряд к аварийной лестнице, по которой они спустились на первый этаж. Ник понимал, что овладение центром управления было чрезвычайно важно для открытия хранилищ. Но если Ник понимал это, то уж подчиненные Т’Лоак и подавно. И те, кто не отправился в северную часть здания в ответ на отвлекающий маневр, только и ждали, пока Саллус расчистит лестничный проем, чтобы обрушить на него шквал высокоскоростных пуль.

Это разозлило Ника. Он послал вниз по коридору ударные волны. Затем, выхватив пистолеты, он начал стрелять, шагая вперед. «Черепа» пошли в наступление, добавив свой огонь к его. Груда тел выросла прямо рядом с дверью с надписью «Центр управления».

Под надрывный вой сирены один из «Черепов» направил дробовик в замок двери и дважды выстрелил. Поток картечи разорвал на части запорный механизм, и один из биотиков отодвинул дверь в сторону. Лампы над головой бросали пятна света вниз, на пол лежащей за проемом комнаты, и впереди, примерно в восьми метрах, стояли трое, прижавшись спиной к изогнутой консоли.

Ник вошел в комнату третьим и сразу же понял, что перед ним адепт. Азари стояла с поднятыми вверх руками. Барьер перед ней вспыхивал, когда высокоскоростные пули ударяли в него. Это означало, что биотик и укрывшиеся с ней техники были пока что в безопасности от «Черепов».

Но это не касалось Ника, который знал, что биотический заряд или рукопашный удар могли пройти через защитный экран. Поэтому он решительно двинулся вперед, почувствовав внезапное сопротивление, когда проходил через барьер, за которым последовало ощущение, будто он преодолевает полосу зыбучего песка. Затем внезапно давление прекратилось — Ник прорвался через завесу.

Азари к тому моменту уже встревожилась. Он видел это на ее лице. Стоит им сойтись, как защитница потеряет сосредоточение, и экран исчезнет. Это откроет саларианцу, нанятому для взлома банковских протоколов безопасности, доступ к системе управления. Он держался позади и должен был подойти в любую минуту. Все это промелькнуло в мозгу Ника, как вдруг пуля впилась в его правое плечо, развернув его на месте и отбросив назад. Пол устремился ему навстречу, и неожиданно Ник обнаружил, что лежит лицом вниз, а его тело разрывает жгучая боль. Легкая броня оказалась ошибкой.

Боясь получить выстрел в спину, Ник сумел перевернуться. И в этот момент перед его глазами голова азари разлетелась на части, когда один из «Черепов» выстрелил в нее. Ник крикнул: «Не убивайте техников!», но те уже были мертвы. А это значило, что теперь их успех зависел целиком от саларианца.

Ник оперся на здоровое плечо, а более слабая девушка-биотик остановилась рядом с ним, чтобы наложить немного меди-геля на его рану и помочь подняться. Она была примерно одного с ним возраста и одета в среднюю броню.

— Тебе придется идти, — настойчиво проговорила она. — «Черепа» вряд ли тебя потащат, а я для этого недостаточно сильна.

Ник понимал, что она права, и с трудом встал на ноги. Он почувствовал головокружение, неуверенно пошатнулся, и испытал благодарность, когда девушка поднырнула под его левую руку, пытаясь помочь ему удержать равновесие. Но, раненый или нет, он, к своему удовлетворению, увидел, что саларианец сидит перед панелью управления, и услыхал отдельные радостные возгласы, когда открылось одно из хранилищ.

Тут появилась Зон и следом за ней Тактус. Они прошли мимо Ника, удостоив его не более чем взглядом, подошли к панели управления и оставались там, пока друг за другом не открылись остальные хранилища. В этот момент внутрь влетел Катар. Судя по повреждениям его брони, он побывал в самой гуще схватки. Ник стоял достаточно близко и услышал, что кварианец говорит Зон.

— Люди Т’Лоак стекаются со всех сторон. Нам нужно убираться отсюда.

— Войдем в первое хранилище, — мрачно проговорил Саллус. — Вычистим его, прорвем дыру в западной стене и выйдем через нее наружу. Я прикажу первому и второму отрядам перегруппироваться и прикрывать нас огнем.

План имел смысл, и Зон это понимала.

— Разумно, — спокойно сказала она. — Мы перераспределим людей соответствующим образом. Жаль, что не будет времени вынести добро из второго и третьего хранилища, но часть лучше, чем ничего.

Спустя несколько секунд Ник вместе с другими способными самостоятельно передвигаться ранеными стоял в очереди, тянувшейся через коридор и распахнутую дверь к длинному узкому помещению под табличкой «Хранилище № 1». Послышался приглушенный тяжелый взрыв, когда «Черепа» прорвали дыру в задней стене, и один из биотиков начал выкрикивать: «Бери мешок! Бери мешок!»

Выдаваемые им заплечные мешки оказались дешевыми и тонкими, но это не составляло проблемы, потому что их предполагалось использовать лишь один раз. Дорога была каждая секунда, и все они понимали это, пробираясь через хранилище к рваной дыре в задней его стене и искусственному дневному свету по ту сторону. Раненых не заставляли нести мешки, но у остальных они были, так что заранее назначенные «загрузчики» рассовывали по ним маленькие слитки. Большая часть галактической торговли происходила в цифровой форме, но подобные переводы можно было отследить, поэтому преступные сообщества вынуждены были использовать другие виды валюты, и бериллий служил одной из таких валют.

Процесс поначалу шел медленно, но очередь стала двигаться быстрее, когда загрузчики стали действовать более расторопно, так что прошло не так много времени, прежде чем Ник и его спутница шагнули через новообразованный выход в хаос перестрелки. Похоже, первый и второй отряды успешно перегруппировались для обеспечения прикрытия, но люди Т’Лоак стягивались в район, и снайперы палили со всех сторон.

— Вперед! — сказала девушка, когда они начали переходить через улицу. — Бежим!

Бежать Ник не мог. Почти не мог. Но он старался изо всех сил, а битва все сильнее разгоралась вокруг, и пули ударяли в тротуар со всех сторон. Они пересекли улицу и оказались у входа в узкий проход, разделявший два здания. Звуки боя начали стихать, по мере того, как они углублялись в переулок, и Ник уже думал, что они спасены, как вдруг от двери в восьми метрах впереди них отделился батарианец. Наемник держал в руках направленную в их сторону штурмовую винтовку.

Ник потянулся было за пистолетом своей здоровой рукой, но тут девушка высвободилась из-под его плеча. Она была в лучшем случае Уровнем 2, но «бросок» она умела делать не хуже других. Удар отшвырнул батарианца назад, сбив ему прицел. Залп высокоскоростных зарядов пролетел над головой Ника, а тот в свою очередь три раза нажал на курок. Время, потраченное на стрельбище, окупилось сполна — две из трех пуль ударили в незащищенное лицо наемника.

Им оставалось лишь проковылять мимо тела и покинуть район как можно быстрее. Стало ясно, что план, по которому они должны были перегруппироваться и вернуться в отель как единый боевой отряд, провалился, и теперь каждый биотик был сам по себе. И девушка знала это.

— Мы не успеем вернуться в штаб, — мрачно сказала она, — до того, как люди Т’Лоак нападут на него.

— Оставь меня, — сказал Ник. — Со мной все будет в порядке, благодаря тебе. Мне теперь нужно лишь найти, где затаиться, пока бой не утихнет.

Девушка посмотрела на него снизу вверх. У нее был большой лоб, широко посаженные глаза и симпатичный рот. Она проговорила твердым тоном:

— Нет. Я тебя не оставлю.

Неожиданно Ник увидел нечто совершенно новое для себя. В ее глазах читалось выражение защиты. И еще кое-что. Преданность, которой он не заслуживал. Ник улыбнулся.

— Спасибо тебе. Идем… Там впереди есть отель. Там ты сможешь снять для нас номер. Люди Т’Лоак вскоре будут повсюду, разыскивая отставших. Нам нужно убраться с улицы.

Отель оказался закрыт, и понятно, почему. Последнее, чего хотел его хозяин — это ввязываться в бандитскую войну. Но девушка была настроена решительно. Она била кулаком в дверь, пока управляющий не приоткрыл ее на щелочку. Добившись его внимания, она рассказала вполне убедительную историю о том, как она и ее муж гуляли возле банка Т’Лоак, когда разверзлись врата ада. Его зацепила шальная пуля, и все, что им сейчас нужно — это место, где можно переждать, пока все это безумие не прекратится. По счастью, управляющий оказался человеком и был готов помочь представителям своей расы.

Через минуту парочка уже была внутри и вскоре после этого они вошли в обшарпанную комнату, а за окнами, между тем, начали стихать звуки боя, и усиливаться звуки транспорта. Вооруженные разборки считались обычным делом, а людям надо было работать, и жизнь продолжалась своим чередом. То есть, продолжалась для большинства из них — исключение составляли убитые во время ограбления.

Ник сел на кровать и, откидываясь назад на подушки, попытался подавить стон, когда девушка подняла его ноги с пола.

— Скажи мне кое-что.

Девушка села рядом с ним. У нее были карие и очень серьезные глаза.

— Что же ты хочешь знать?

— Твое имя.

— Мариса. Мариса Мендез.

— Меня зовут Ник. Ник Донахью.

— Я знаю. Все знают.

— Я хочу поблагодарить тебя, Мариса. Ты спасла мне жизнь.

Мариса опустила глаза.

— Пустяки.

Ник поднял левую руку и взял Марису за подбородок. Их глаза встретились. Он хотел что-то сказать, но обнаружил, что вместо этого целует ее. Ее губы были мягкими, от нее пахло мылом, и боль в его плече моментально ушла. Как хорошо, что он жив.


Содержание:
 0  Mass Effect: Обман Mass Effect: Deception : Уильям Дитц  1  ГЛАВА 1 : Уильям Дитц
 2  ГЛАВА 2 : Уильям Дитц  3  ГЛАВА 3 : Уильям Дитц
 4  ГЛАВА 4 : Уильям Дитц  5  ГЛАВА 5 : Уильям Дитц
 6  ГЛАВА 6 : Уильям Дитц  7  ГЛАВА 7 : Уильям Дитц
 8  вы читаете: ГЛАВА 8 : Уильям Дитц  9  ГЛАВА 9 : Уильям Дитц
 10  ГЛАВА 10 : Уильям Дитц  11  ГЛАВА 11 : Уильям Дитц
 12  ГЛАВА 12 : Уильям Дитц  13  ГЛАВА 13 : Уильям Дитц
 14  ГЛАВА 14 : Уильям Дитц  15  ГЛАВА 15 : Уильям Дитц
 16  ГЛАВА 16 : Уильям Дитц    



 




sitemap