Фантастика : Космическая фантастика : Белая книга алекса : Олег Дивов

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




С утра подул легкий ветерок, дым оттянуло к северу, и на холме, где разбила лагерь команда Алекса, появилась возможность хоть немного подышать. А к полудню, когда поместье догорело, оказалось и вовсе хорошо.

Алекс стоял чуть поодаль от своего походного шатра в привычной расслабленной позе – заложив руки за пояс и чуть ссутулившись. Время от времени он морщился, сплевывал и оглаживал живот. Сейчас Алекс был одет в белую просторную рубаху до пят, из под которой выглядывали остроносые мягкие сапоги. Кожаный ремень безо всяких украшений, никаких цепей с камнями-амулетами на шее, ничего такого на руках и голове, чем любят сверкать местные помещики. Только металл боевых браслетов нет-нет, да и блеснет из широких рукавов. И тонкое золотое кольцо с причудливой резьбой на безымянном пальце правой руки. Так с ходу и не скажешь, кто стоит. Для воина-наемника тонковат в кости, для аристократа слишком подчеркнуто избегает знаков отличия. Разве что король, наверное, может позволить себе такую простоту. Ему не нужны украшения, чтобы издали заявить о себе. Лицо короля – вот главное, чем он ярок и славен. Но этот, конечно же, не король.

Это просто Алекс. Алекс-Голова-с-Плеч.

Алекс переступил с ноги на ногу, а острые глаза его из-под копны волос продолжали внимательно изучать руины поместья. Да, волосы, вот что выдавало в Алексе знатного и богатого. Не каждый может позволить себе отпустить такую роскошную гриву и день за днем поддерживать ее красоту. Сейчас густая темно-коричневая шевелюра, почти не расчесанная, чуть влажная еще после купания, свободно рассыпалась по закутанным в белое плечам, а спереди челка падала ниже бровей. И взгляд из-под нее казался еще более пронзительным, чем обычно. Стоит убрать волосы назад – и откроется высокий чистый лоб. Тут же разительно переменится все лицо Алекса. Куда-то исчезнет гордый красиво очерченный нос с едва заметной горбинкой, пропадут мягкие чувственные губы, и никто уже не восхитится прекрасной линией подбородка. Только глаза останутся на лице, приковывая к себе внимание любого, кто рискнет на нем задержать взгляд. Те самые глаза увидит он, которые знает, и которых справедливо опасается все королевство, а еще немало земель окрест. Поговаривают, сам король избегает встречаться взглядом со своим верным слугой. Мало ли, какую тайну вытянут из королевской души эти проклятые зеленые глаза…

Неприятный человек. Алекс-Без-Сердца.

Мало кто знает, что у Алекса на голове есть шрамы, и волосы местами не растут. И только самым приближенным известно, что уже назавтра в роскошной шевелюре появится странный белый песок, а кожа у основания волос покраснеет и начнет шелушиться. И если Алекс два раза в день не будет обрабатывать лицо специальными мазями, оно все окажется в струпьях и язвочках.

И еще Алекс, наверное, единственный на всю Долину, кто вот так постоянно морщится и сплевывает. Ходят слухи, что одно отравление все-таки его врагам удалось. Почти удалось – не умерло чудовище. Алекс сделал несколько шагов вперед, и сразу же переместились четверо оруженосцев, образующие вокруг хозяина невидимый квадрат. Прядь волос мешала смотреть, и Алекс ее сдул, но отбрасывать волосы со лба и не подумал. Сейчас, такой растрепанный, он выглядел очень скромным и домашним, даже чуть застенчивым – разумеется, если не обращать внимания на раздирающий пространство взгляд. Зачем-то ему в этот теплый, хотя и пасмурный день, понадобилось мягкое и привлекательное лицо. Все знают – Алекс ничего не делает просто так.

Откуда он только взялся, этот Алекс-Убей-Всех?

Пять лет назад странным образом возник при дворе некто без прошлого, без родословной, без рабов и земли. И за все эти годы ничего он не нажил кроме скромного поместья где-то в южных предгорьях и сотни подозрительно верных слуг, вроде бы не наемных, но и не рабов тоже. Камней и золота не носит, денег у короля не клянчит, награбленное сдает в казну, с чего имеет свой процент, но кто в наше время проживет на такие гроши? Неподкупен, честен до глупости, во что, впрочем, никто не верит, полагая, что просто дьявольски хитер этот Алекс-Трижды-Проклятый. Сколько раз пытались зарезать его, отравить, стрелой достать издали – ничего не вышло. А на пятнадцатом бароне и прекратились всякие попытки справиться с ним. Пятнадцать древнейших родов обезглавил Алекс-Палач, обвинив в измене. И то ли сломалось что-то в королевстве, то ли выбил злодей всех настоящих храбрецов, но вот уже год минул, как никто не пробует свести с ним счеты. А этой ночью шестнадцатое владение он разорил – и сойдет ему это с рук, сойдет. Кто нападает среди ночи? Разбойник, трус, убийца. Алекс. И полторы тысячи головорезов, странное войско, которое так и называют – команда Алекса. Ни символа, ни знамени, только Алекс впереди. До поры до времени, разумеется. Подъедет на полет стрелы, встанет, осмотрится, рукой махнет – мол, давайте, – и уходит в тыл. Мечом владеет отвратительно, кинжалом еще туда-сюда, в доспехах едва шевелится. Слаб здоровьем, видите ли. Правда, стрелять из арбалета лучше него вряд ли получится, но он ведь и не стреляет в бою никогда. Палач он, вот кто. Прирожденный.

У себя на холме Алекс заложил руки за спину и закусил губу. Внизу, прихваченный кольцом оцепления, суетился уцелевший после ночного штурма местный народ. Растаскивал остатки поместья, добывая из-под завалов то, что не сгорело, и валил в кучи. Хлеб к хлебушку, золотишко к золоту. Деловитые учетчики с пухлыми тетрадями, злобные надсмотрщики, рабская доля. Все теперь к казне отойдет – и товар, и люди. Селение заново отстроится, крепость закопченную почистят, сядет здесь королевский наместник и пойдет жилы выкручивать и пот кровавый выжимать. Королю война нужна, а война девка жадная. Угораздило же барона попасться на глаза Алексу… Да какой из него изменник? Но только Алекс зря не приходит. Раз он тут – значит, было.

Два часа назад группа опытных следопытов ушла обследовать замок. "Как обычно, как раньше, – сказал Алекс. – Вы ищете все странное. Все особенное. Или то, что покажется вам таковым. Или его следы. Здесь работал некий книжник по прозвищу Буба Колдун. Поговорите с челядью, узнайте как можно больше об этом человеке. Почему барон приблизил его к себе. почему забрал с собой, убегая. Найдите место, где Буба ставил опыты – это наверняка в подвалах замка, – и осмотрите его предельно внимательно. Да, тех, с которыми будете говорить, потом убейте…".

Зачем эта нелюдь ищет странное? Так нелюдь же. Алекс.

Говорят, у его есть книга, обтянутая выбеленной до снежного цвета человеческой кожей. Кожу Алекс содрал с колдуна по имени Фрай, а в книгу он пишет на непонятном языке все свои тайны. И если Алекс когда-нибудь умрет, останется только найти переводчика. Но где взять ткую нелюдь, чтоб читала на нелюдском?…

Подошел главный военный советник команды Алекса, Крон.

– Пленных восемьдесят шесть, мастер. Все готово.

Алекс поморщился, стиснул зубы и прикрыл глаза. Тяжело сглотнул, что-то недоброе прошипел.

– Вам плохо, мастер?

– Мне? Плохо? Нет, Крон, мне удивительно хорошо. Как же мы Бубу упустили, а? Неужели придется идти за ним к Перевалу?

– Надо будет, и пойдем. Вы, мастер, только прикажите.

– Слабоваты мы в горы лезть. Туда с армией надо, а не с карательным отрядом. Напоремся на дикарей… Фу.

– Ну, мастер, Буба этот тоже не дурак к людоедам на костер соваться… Да и барон. Где-нибудь в предгорьях они залягут. Там и найдем, судари-то заметные. Тут ведь нашли.

– Но опоздали. И куда дочка баронова делась? Точно среди убитых нет ее, ты уверен?

– Да здесь она, мастер, с толпой смешалась. Заметим, разглядим. В крайнем случае местных постращаем.

– Если среди простых спряталась, значит, не боится их. И предательства не ждет. Слушай! Может, просто зарубить рыл двадцать-тридцать, а? – оживился Алекс. – Послать кого-нибудь из молодых, пусть набираются опыта. Ее наверняка выдадут. Или сама откроется.

– Расход людей, мастер. Король узнает, не обрадуется, это ж его теперь люди, не чужие.

– Да какие это люди! – Алекс только рукой махнул. – Нету здесь людей. Ну ладно, давай пока решать насущные вопросы. Где там мясо?

Пленные бароновы дружинники, которых Алекс обозвал "мясом", стояли неровной шеренгой, напротив них выстроилось несколько десятков бойцов Алекса, так называемый штурмовой взвод. Перед строем расхаживал один из младших командиров с засаленной тетрадью в руках. "У тебя сколько уже набито? – спрашивал он солдата. – Ага, запишем… Молодец, здорово прибавил. Сегодня не нужен, иди отдыхай. И в следующий раз, когда драка будет, без нужды не геройствуй, побереги себя… А у тебя сколько? Чего так мало-то? Ну, значит, будешь работать".

– Снайперы отстреляли хорошо, – бурчал у Алекса над ухом Крон. – Растут просто на глазах. А техника рубки как-то застряла. Не вижу особых сдвигов. Нужно это направление прокачивать отдельно…

Алекс слушал и морщился, его мучила изжога.

– Равняйсь! Смирно! Слава мастеру Алексу!

– СЛАВА МАСТЕРУ АЛЕКСУ!

– Молодцы, бойцы, – сказал Алекс. – Хвалю. Вольно. Значит, так… – он развернулся лицом к пленным и вдруг скорчил такую рожу, что шеренга уцелевших местных вояк от ужаса заходила ходуном.

– Уффф… – Алекс выдохнул и потер тыльной стороной ладони заслезившиеся глаза. – Не могу, помираю. Убить кого-нибудь, что ли… В общем, слушайте. В команде Алекса насчет пленных закон простой. Если хочешь жить, берешь меч и рубишься с нашим бойцом. Завалил его – выбирай, либо идешь на все четыре стороны, либо вступаешь в команду. Кто не хочет рубиться, может попытать счастья в качестве мишени для арбалетчика. Отходишь на сто шагов и бежишь. Не поймал стрелу задницей – беги дальше, свободен. Пробежаться желающие есть?

Шеренга заволновалась. Драться на мечах с бойцом Алекса удовольствие ниже среднего. А вот удрать от арбалетчика, да при форе в сто шагов, да если умело петлять…

Вперед шагнул молодой парнишка с основательно разбитым лицом.

– Я побегу! – сообщил он довольно бодро, даже с неким задором.

– Замечательно, – сказал Алекс. – Взводный, распорядитесь, чтоб отмерили дистанцию, воткнули там колышек… Ах, готово уже? Я вами доволен. И дайте мне стрельнуть кто-нибудь. Ну хотя бы ты, Шани, старина, я твой арбалет знаю.

Доброволец заметно побледнел. Ему, видимо, в голову не пришло, что Алекс тоже часть команды, и имеет право на единоборство с пленным.

Пожилой, весь в шрамах, опытнейший воин Шан быстро зарядил арбалет и с поклоном на вытянутых руках преподнес его Алексу.

– Почту за честь, мастер.

– Для меня честь стрелять из твоего оружия. Даже мой арбалет не так хорош. Ну ты, юноша, чего стоишь? Дуй вон к тому колышку. Можешь даже не останавливаться возле него, разрешаю. Просто беги. Доброволец сорвался с места. Алекс внимательно осмотрел арбалет, взял его наизготовку и повернулся к удаляющейся "мишени".

После колышка убегающий начал петлять. Алекс долго смотрел ему в спину, что-то вычисляя, и парень удалился еще шагов на полсотни, когда стрелок молниеносно вскинул оружие и почти сразу нажал на спусковой рычаг. Секунду никто не дышал, а потом раздался дружный вопль – бойцы Алекса кричали от восторга, пленные от ужаса и разочарования. Парень фактически сам выбежал под стрелу, Алекс невероятным образом угадал, куда именно тот сместится.

– Ну вот, – Алекс, не глядя, сунул арбалет в сторону, и Шан его подхватил. А Алекс закрыл глаза и сделал несколько глубоких вдохов. – Ну вот… Полегчало. Ладно, пойду я. Крон, присмотри здесь.

Он ушел, а ему смотрели вслед и думали – неужели правда, что если Алекс не убьет хотя бы одного, ему не дожить до завтрашнего дня? Был ведь такой слушок. Будто довлеет над мастером Алексом страшное проклятье. Хочешь день протянуть – хоть одну жизнь, но забери.

– Как дела, охраннички? – спросил Алекс на ходу, ни к кому из оруженосцев конкретно не обращаясь. Видно было, что он и вправду лучше себя почувствовал. – Перекусить нам, что ли… Стоп! А это кто? Не может быть! Лан! Видишь ту черненькую? Вон, справа. Мешок несет. Рубаха серая.

– Вижу, мастер.

– Сюда ее. Только не за волосы. Подойди и вежливо пригласи.

Здоровяк Лан, такой же высокий, как Алекс, но раза в полтора шире в плечах, бросил на хозяина удивленный и слегка насмешливый взгляд. Окажись поблизости какой-нибудь царедворец, у него бы сердце остановилось. Невозможно представить, чтобы оруженосец с мастером вот так запросто… А уж с Алексом…

– За тебя, дурака, беспокоюсь, – мягко объяснил Алекс. – Понял?

– Виноват, мастер. Исполняю.

Лан трусцой припустил с холма вниз. За спиной у Алекса один из оруженосцев потянул из-за плеча меч, проверяя, достаточно ли легко тот ходит в ножнах.

– Не успеешь, – обрадовал его Алекс категорическим тоном. – Знаете что, молодые… Шли бы вы отсюда.

– Мастер…

– Назад отойдите. Вплотную к шатру. Так лучше будет.

– Но мастер, позвольте…

– Я сказал.

– Исполняем.

Насупленный Лан, уже заметивший непорядок, и худенькая черноволосая девчонка, босая, в перепачканной рубахе, поднимались на холм.

– Попалась, голубушка… – пробормотал Алекс. Впрочем, без особого удовлетворения в голосе.

В положенных семи шагах от мастера Лан остановился и придержал девчонку за рукав. От прикосновения пленнница нервно вздрогнула, но послушно остановилась тоже.

– Мастер… – Лан коротко и с достоинством поклонился. Девчонка очень похоже скопировала его движение. Лан ошарашенно на нее покосился и шевельнул было левой для удара в живот, чтобы согнуть нахалку как следует, в пояс, но Алекс его опередил.

– Но! – сказал он. – Не стоит. Спасибо, Лан. Теперь отойди.

Изумленный телохранитель подобрал локоть, зато уронил челюсть.

– Спасибо, Лан, – повторил Алекс мягко.

– Мастер… – Лан согнулся в три погибели, демонстрируя поклоном одновременно рабскую покорность и глубокое несогласие. Бочком отполз к своим и принялся с ними почти беззвучно перешептываться, не сводя при этом глаз с загадочной пленницы.

Девчонка смотрела под ноги и невоспитанно шевелила пальцами расслабленно опущенных вдоль тела рук.

– Здравствуйте, наследница, – мягко сказал ей Алекс. – Не смею даже приносить извинения.

Пленница наконец-то подняла на Алекса глаза и оглядела его с головы до ног. Губы ее неприятно дергались, тонкие пальцы ускорили свой бег.

Алекс медленно приблизился, разглядывая девчонку не менее откровенно, только без такого испепеляющего презрения.

– Вы только не забудьте, наследница, что я чужак. Колдовство Долины на меня не действует. Не тратьте силы понапрасну…

"А вот как врежет она сейчас… Просто так, со злости и от омерзения. Поруганное достоинство, материальный ущерб и все такое прочее… Мне-то что, а вот мальчишек жалко. Не станет же она действительно бить прицельно в меня. Смысл? Нет, она на оруженосцах моих отыграется. Накастует, к примеру, "огненное блюдце" парням под ноги а то и "небосводом" весь холм расплющит. Хотя для "небосвода" молода еще, неопытна. Но все равно, даже после "блюдца" мальчишкам отлеживаться – сколько? Неделю, не меньше. Нет уж. Да и не хочу я, чтобы кто-то знал, до какой степени мне удалось прокачать своих бойцов. Это главная тайна команды Алекса, секрет на самый крайний случай. Пока все считают команду просто необычно сильным войском, у противника остается надежда. Один-единственный мощный колдун откуда-нибудь из северных предгорий, колдун-смертник, готовый ценой жизни раздавить врага – и нет команды. А вот если вдруг откроется, что выстоит команда против колдуна, пошатнется, но выстоит… Такую карту по мелочи не открывают. Хм-м, как бы сконцентрировать ее ненависть на себе? А попробую-ка я девочку разозлить…".

Алекс подошел еще ближе. Девочнка чуть попятилась.

– Признаться, я был поражен вашей гибкостью, наследница, – проворковал Алекс. – Возможно, вам даже удалось бы улизнуть от меня, если бы не две крошечных ошибки. Волосы нужно было стричь еще короче и грубее. И обувь, хотя бы самую дешевую и изорванную, стоило найти. Очень уж вы неловко босиком…

Алекс встал к девчонке вплотную и заглянул ей в глаза.

– Это ведь подвиг, леди Мэй. Совершенно одна, брошенная на произвол судьбы, родным отцом ведь брошенная – сбежал как последний трус…

"Какое приятное лицо. Точнее – милое личико. Кончик носа чуточку вздернут, глаза с искоркой, с лукавинкой, сейчас ее разумеется не видно, но и ситуация не та. Дайте этим глазам отогреться, и выглянет прелестное существо. Хитрый и подвижный зверек. Лиса. Точно, лисичка. В Долине почему-то нет лис, здесь вместо собачьих грызуны – барсуки, еноты. Да, очень славная барышня. Почему я раньше ее не видел? Шестнадцать лет, девица на выданье, еще годик повремени и все – перестарок. Впрочем, невеста она по меркам Долины незавидная. Здесь женскую красоту мерят шириной бедер и охватом груди, чем больше – тем лучше. Приданого у нее кот наплакал, землица худая, папаша широко известный сумасброд. Что, кстати, и доказал лишний раз, позорно удрав еще до начала боя. Да, бедная девочка. Тут поневоле научишься быть гибкой и сообразительной. Выживать".

Отеческим жестом Алекс взял девчонку за плечо. И добился-таки своего.

– Руку! – прошипела она, напрягаясь всем телом. – Руку, мерзавец!!!

И отвесила Алексу крепкую пощечину.

Оруженосцы даже с места двинуться не успели. А может и нарочно умерили прыть – не след людям их положения вмешиваться в дела господ из высшего круга. Тем более, что дочка барона – колдунья, это они уже сообразили. Пусть и одетая в мешковину, плененная, брошенная родителем без защиты, но все равно – колдунья и наследница прямого вассала короля. Хотя бы даже и неверного вассала. О чем, впрочем, еще не объявлено. Если по твою душу приходит команда Алекса, всяческие объявления как правило бывают потом. Алекс не казнить приходит, но разбираться. Напрасно его обзывают палачом…

И действительно – сейчас Алекс в услугах охраны не нуждался. Он коротко выдохнул и сильно ударил контессу раскрытой ладонью в челюсть.

Такого с леди Мэй, видимо, не случалось еще ни разу в жизни. От удара девушка повалилась навзничь и с земли ошарашенно уставилась на обидчика. Грубая серая рубаха задралась, обнажив худые мускулистые бедра. Алекс машинально отметил, что девчонка крепкая и в походе с ней проблем не будет.

– Ну? – спросил он ласково. – Все ясно?

Госпожа наследница огляделась в поисках услужливо протянутой руки. Не держаться за ушибленное место у нее достоинства хватило, а вот подниматься с земли без чужой помощи – это, наверное, тоже оказалось для наследницы внове. Алекс легонько усмехнулся. "Забавная штука – барские привычки. Валяться заголясь в присутствии не равных себе по крови – это запросто. Мы для нее вроде как не существуем, что мои парнишки, что я сам. Но вот руку при всем этом своем несуществовании могли бы и протянуть".

Алекс шагнул к девчонке вплотную, и та испуганно съежилась.

– Палач… – прошептала она.

– Что-что?

– Палач, – сказала наследница громко, с убежденностью обреченного существа. – Теперь я знаю точно – ты питаешься жизнями людей.

– При чем тут люди? – очень натурально удивился Алекс. – Здесь людей нет. Короче так, леди Мэй. Я не хочу вам причинять вред. И постараюсь этого не делать. Но... Если будете плохо себя вести, придется некоторое время жить со связанными руками. Ясно? Вы мне не нужны. И батюшка ваш мне тоже не интересен. Я просто обменяю вас на одного... Типа. Буба Колдун, вот за кем мы приходили. Слушайте, вставайте, земля сырая.

Судя по глазам контессы, она пребывала в окончательном смятении.

– Он не умеет делать золото. Он действительно колдун, но…

Алекс протянул руку и бесцеремонно рвыком поставил девчонку на ноги. Та замахнулась было в ответ, но остановила движение на полпути.

– Вот это правильно, – одобрил Алекс. – А золото – что оно мне? Я золото не ем. Мне сведения нужны. Знания.

– Поэтому ты ловишь колдунов и убиваешь их? – фыркнула девчонка. – Думаешь, никто не понимает, кого именно ты записываешь в изменники, подлец? Ты выбираешь тех, кто покровительствует магам. По-моему, этого не знает только наш несчастный король…

– Убивать, конечно, приходится, – согласился Алекс. – Без этого никак. Ладно, сударыня. Объявляю вас пленной в ранге моего почетного гостя. Если не наделаете глупостей, через недельку-другую воссоединитесь со своим досточтимым папашей. Всё. Лан! Слышал, да? Пусть о леди Мэй позаботятся.

– Урод, – сказала леди Мэй.

– Есть такое мнение, – кивнул Алекс. – Потом еще поговорим. Расскажете про Бубу.

– И не подумаю.

– Очень даже подумаете. Когда я соберу голов двадцать вашей челяди, да и начну у вас на глазах эти головы рубить…

– Да ты чудовище! – сорвалась на крик девчонка. – Ты сам-то понимаешь, какое ты чудовище?! Подошедший Лан переводил взгляд с контессы на Алекса и обратно, и качал неодобрительно головой. Вероятно, ему Алекс чудовищем не казался.

– И такое мнение есть. Ничего, я привык. Меня по-всякому называли за последние шесть лет, – сказал Алекс мягко. – Знаете, леди, в э-э… мире, непосредственно из которого я пришел в Долину, у меня было прозвище "Ван Шот Мэн". Если перевести, это что-то вроде "человек одного выстрела", тот, кому для убийства не приходится стрелять дважды. А знаете, чем закончилась моя карьера в том мире? Смертью. В меня попал другой такой же, как я. Попал из рокет лаунчера. Из большой такой штуки, которая… Ну, огнем плюется, скажем так. И поверите ли, это была не первая моя смерть. Я вообще не уверен, что жив. Может, я лежу в коме. А может, в могиле. А может, одной ногой в могиле стою. Поэтому… Вы не стесняйтесь при выборе слов. Вы меня обидеть просто не сможете. Все, до свидания. О вас позаботятся. Лан, отведи.

Наследница ушла в сопровождении Лана, и минимум дважды она на Алекса оглядывалась.

А Алекс вдруг почувствовал себя очень расстроенным, сухо посоветовал оруженосцам "не путаться под ногами", зашел в шатер, упал на походную кровать, приказал себе хотя бы временно не прислушиваться к тому, где у него что болит, и в результате задремал.

Разбудил его Крон.

– Вернулась группа из замка, – сказал военный советник. – Ничего особенного. Нашли подвал, где Буба работал. Он уходил в спешке, кое-что позабыл, но это совершенно обычное магическое барахло. Правда Галена заинтересовала одна руна. Он ее скопировал на пергамент, чтобы вам самому не ходить. Вот, мастер, посмотрите. Гален понятия не имеет, что она может означать, а он ведь лучший у нас по этой части…

Алекс принял у Крона кусок пергамента, бросил на него взгляд, и рука, держащая лист, задрожала.

– Где это было? – спросил Алекс хрипло.

– Мелом на стене, мастер. В мастерской Бубы.

– Сволочь, – выдавил Алекс. – Тупая сволочь. Либо он ничего не понимает, либо издевается надо мной. И в том, и в другом случае он заслуживет наказания. Поймаю – убью. Вырву из гада каленым железом все, что он знает, и убью.

– Эта руна что-то значит, мастер?

– Хм… – Алекс немного успокоился, и теперь насмешливо щурился. – Как бы тебе объяснить… Для тебя это основополагающая формула мира, наверное. Истинное имя мира, вот.

– Это опасно? – насторожился Крон. – То, что Буба владеет такой формулой?

– Да никоим образом. Мы ежедневно называем известную нам часть мира Долиной. Ничего, она же от этого не развалилась. А меня сегодня назвали уродом, чудовищем и палачом. Вот, дышу пока. Хотя… Надо спешить. Я умираю, Крон. Ты это наверняка заметил.

Крон запротестовал было, но Алекс решительным движением руки приказал ему молчать.

– Главное, теперь мы знаем, что все было не зря, – сказал Алекс, глядя на пергамент. – Все, что натворила команда – не зря. У спешки есть смысл. И у жестокости, с которой мы добываем сведения, тоже. Мы непременно возьмем Бубу. А он нас выведет на кого-то по имени Рутгер. Буба служил у Рутгера несколько лет. Они расстались совсем недавно. Я почти уверен, что Рутгер – человек.

– То есть? – переспросил Крон. – Вы так это сказали – "человек"… Что вы имеете в виду, мастер?

– Что имею, то и введу, – непонятно ответил Алекс. – Все, старина, иди. Скоро обед. Проклятье, для кого обед, а для кого попытка обеда! Будем надеяться, что хотя бы ради сегодняшнего удачного дня меня не стошнит. До чего же отвратительное занятие, скажу я тебе – медленно умирать! Все, иди, мне нужно подумать.

Крон вышел из шатра озадаченный, и сказал Лану, чтобы тот повнимательнее смотрел за мастером Алексом, который сегодня явно не в себе. После чего отправился искать Галена – сообщить ему, что руна оказалась именем мира, и по словам мастера Алекса, это не опасно.

А Алекс достал из-под кровати заплечный мешок и вынул из него красивый резной ящичек. В ящичке оказались перья, чернильница и книга со снежно-белой обложкой. Алекс раскрыл книгу на середине, где начинались чистые листы, и принялся выводить пером слова – на неведомом в Долине английском языке.

"Никто не мог знать, что я – человек, – написал Алекс. – Ни раньше, в Крепости, ни теперь, в Долине. Да, многие из встретившихся на моем пути осознавали, что я иное существо, отличное от них. Но природа моя так и осталась для всех тайной. Однако, после того, что нам открылось сегодня, я в этом не уверен. Что рассказал Бубе этот Рутгер? И главное – зачем? Возможно, он просто неуклюже пошутил. Или решил таким образом подать мне знак, что я "засвечен". Но каковы должны быть мои ответные действия? Не знаю. Больше всего я боюсь понять, что Рутгер играет со мной. Будь он таким же, как я, несчастным, сознание которого переселилось сюда в результате аварии – неужели он так упорно избегал бы контакта? Сомневаюсь. Все эти годы я надеялся, что Рутгер нечто вроде вебмастера, и цель его странствий по Долине – контроль за происходящим. Но вот, я поставил Долину буквально на уши – и никакой реакции с его стороны. Что еще я должен сделать, чтобы на меня обратили внимание? Построить замок в форме компьютера? Изобрести динамит и взорвать тут все к чертям?

А может, они просто до сих пор не нашли способа вытащить меня, и боятся, что узнав правду, я впаду в депрессию? Но я все равно умираю. Когда я жил в Крепости, мне не требовалась пища и вода. Теперь мне нужно и то, и другое, но похоже, местные продукты мой организм очень плохо усваивает. Не хватает витаминов или аминокислот, или еще какой-то жизненно важной дряни – я буквально разваливаюсь. Что будет после смерти? Умру я окончательно – быть может, в реале я сейчас именно так погибаю на больничной койке?… Или меня ждет очередная реинкарнация? Но куда я еще попаду? И что буду вынужден делать? Здесь я всего лишь убиваю картонных персонажей бездарной фэнтэзийной ролевой игры, и пока убиваю, кое-как держусь на ногах – а в следующем мире?

И все-таки, больше всего я боюсь одного. Виртуальная реальность всегда привлекала шизофреников. И может статься, Рутгер действительно играет со мной, упиваясь своей власть над… А над кем? Да над несчастнейшим из смертных, мечтающим только об одном – вырваться отсюда. Вернуться домой. Увидеть жену и сына. Шесть лет, Иисусе, целых шесть! Даже если мне удастся спастись – с какой сдвинутой психикой я отсюда выйду! Все эти годы я был вынужден жить по законам игровых миров, то есть растить из себя самого эффективного убийцу в округе. Да, я постоянно твержу себе "они не люди". Но легче ли от этого моим жертвам? Которые не люди…

Возможно, Рутгер – это сам Д.Дэнмэн, разработчик интеллекта для машины "Силикон-8", и ее системы безопасности, в недрах которой я и погибаю. Тогда мои дела плохи, ведь значит, со мной забавляется полусумасшедший частично парализованный гений. Что ему чьи-то страдания, у него своих полно. С такого станется обучить Бубу написанию логотипа "Дэнмэн Софт" просто так, из голого постмодернизма, дабы сия могущественная руна заняла достойное место в системе магии Долины. Ох, кто бы мог подумать, что на узлах ГПС "мозги" помимо боевых программ содержат еще и "игрушки", причем игры – важнейшая часть защитной системы? Кто может понять логику гения… Никто. Я не мог точно. Даже когда после того взрыва очнулся на мостовой в грязном переулке и увидел, что ко мне идет какая-то баба с автоматом… А Дайна, бедная, тоже понять не могла – отчего новенький валяется трупом и не спешит хватать лежащий рядом шотган… Впрочем, я писал уже об этом в первой части. Это Дайна так меня назвала – "Ван Шот Мэн". Ее убил тот же гад, который позже застрелил меня. Человек. Русский хакер, пытавшийся сломать оборону "Дэнмэн Секьюрити". Наши постоянно ломали эту машину. Она, может, и сбрендила из-за того, что ее ломали по-нашему, по-русски. И дернул же меня черт тогда поехать на это торжественное открытие… Я приехал, а оно как взорвется, и меня – головой обо что-то – бац!…

Тем не менее, хватит распускать нюни. Ведь так или иначе выход только один – я должен продолжать свой путь. Невероятно горько это сознавать.

Поймаю Бубу – руки отрублю, чтоб не писал на стенах логотипов".

Алекс промокнул написанное и захлопнул книгу. Подумал, открыл снова, с тоской поглядел на титульный лист.

"Алексей Ерёменко, журналист (Россия, Санкт-Петербург). Белая книга Алекса. Путеводитель по мирам центрального мозга российского узла Глобальной Противобаллистической Системы".

23/04/2001 00:10-06:30


Содержание:
 0  вы читаете: Белая книга алекса : Олег Дивов    



 




sitemap