Фантастика : Космическая фантастика : Город Здравомыслия City of Reason : Мэтью Джарп

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

…стоит под угрозой уничтожения. Предотвратить взрыв берется бывший пират.

Поселенцы просто созданы быть легкой добычей. Во-первых, они обретаются у черта на рогах за орбитой Нептуна, эдакие последние крохи цивилизации перед Великой Тьмой. Во-вторых, у каждого своя философия. Никто просто так от человечества не отделяется, если только не одержим какой-нибудь идеей, которая никак не. укладывается в рамки привычного образа жизни. А потому поселенцы сваливают и обосновываются на ледяных телах за орбитой Нептуна и там пытаются построить для себя Утопию. Никогда еще не встречал философии, которая не калечила бы общество. Поэтому большинство поселений выглядит хило.

Пожива легкая, но скудная. Оборудование у них не из лучших. И нет ни уймы энергоносителей, ни сырья, ни разнообразной бионики. Короче, нет ни одной вещи, ради которой пират с радостью рискнул бы жизнью. На самом деле пояс Койпера приобрел славу своего рода питомника для пиратов. Оттачиваешь уменья там, куда свет Солнца почти не достает, а потом, когда получишься и приобретешь оружие, соскальзываешь в гравитационный колодец и вступаешь в высшую лигу.

И зачем я тогда ошиваюсь здесь, среди ледяных глыб? В том-то и дело. Видите ли, я больше не пират. Я теперь по эту сторону закона. Теперь, превращая космолет с командой в комок сплавов с обжаренной начинкой, я на стороне ангелов. Я Уничтожитель, вон и лицензия на передней переборке, рядышком с фотографией моей мамочки-праведницы.

Информацию я получаю из «всевидящего ока». Координационная Группа держит три космические станции на полярных орбитах Солнца, перпендикулярных эклиптике. С помощью своих станций и рассыпанных по всей Солнечной системе спутников-шпионов эти гады все кругом видят. Надо ли говорить, что именно появление Координационной Группы убедило меня и мне подобных взяться за ум. Лучше играть за команду-победителя.

И вот я мирно бью баклуши сразу за орбитой Нептуна, и вдруг на радаре — «би-и-ип». Что-то там есть, чему быть не положено, и K°ординаторы про это не знают, — со мной такое впервые.

Подкрадываться поздновато: мои радар и приемник орут что есть мочи, то есть я себя уже выдал. Ну и ладно, тогда поиграем в Уничтожителя. Щелкаю громкоговорителем и голосом Воинственной-Скотины-При-Исполнении талдычу:

— Лицензированный Уничтожитель «Синица в руке» обращается к неопознанному объекту. Пожалуйста, активируйте переговорное устройство и назовитесь.

Одновременно посылаю плевок машинного кода, который передаст то же сообщение (минус воинственный тон) автоматизированным системам корабля.

С чего это я решил, что передо мной корабль, а не какой-то там астероид, удравший с привычной орбиты? В конце концов, у меня же на радаре только крошечная точка. Может быть чем угодно.

Чутье, если хотите. Несколько минут сбора информации, и система наведения в бортовом компьютере подтвердила мое подозрение. Та штука полая внутри, вращается и около тридцати тысяч миль назад выбросила облачко — при поджиге ракетного топлива для корректировки курса.

Значит, я прав. Как и следовало ожидать, черт побери. Я здесь выжил и тянул лямку дольше, чем многие вообще жили на свете, и большую часть этих лет я провел, охотясь на корабли. Тушенку в жестянке я за тысячи километров чую.

Но с неопознанного судна никакого ответа. Вопрос Уничтожителя не полагается пропускать мимо ушей. Проложив курс, я рванул за нахалом. Обогнал его за какие-то пару часов. Он даже убегать не пытался. Вот тут-то я впервые увидел его посудину.

Посудина — это еще мягко сказано. Кораблик был просто комком камня и льда и, наверное, только чудом удерживал равновесие, когда турбины запущены. За орбитой Марса он и десяти минут не протянет. Солнце растопит лед, а что тогда будет скреплять эту рухлядь? Неудивительно, что Координаторы его не пришпилили. Передо мной был просто чертов астероид.

На случай, если у тебя нет сенсоров, дружок, скажу, что следую параллельным курсом на расстоянии двух тысяч метров от твоего… ну, хочешь, назовем это судном. Так вот, я уже тебе сказал, кто я, но если ты слишком долго болтался на своем камне, я тебе объясню, что это означает. А означает одно: на тебя нацелена моя пушка, которая за пару секунд расплавит тебя вместе с посудиной. Идем дальше. Теперь ты, вероятно, спрашиваешь себя, что делать, чтобы избежать подобной участи. Для начала можешь назваться, а потом подумаем.

Я дал ему несколько минут, а мое сообщение повторялось по всем частотам и на паре десятков общих языков, и наконец дождался ответа:

— Э… не стреляйте, мистер. Я Джессе Марсларсен. Из Высоко Фантастической Империи Трансэмоционального Превосходства.

Придется поискать в базе данных… Шестьдесят три человека, живут в пещере, вырубленной в ледяном астероиде на расстоянии двухсот миллионов миль отсюда. Да уж, фантастика на всю катушку.

— Ты правильно поступил, Джессе. Теперь, когда ты заговорил, вероятность того, что я тебя прикончу, процентов на пятьдесят меньше. Имя и регистрационный номер твоего судна?

— У меня его нет. Корабль самодельный.

— Уже догадался. Значит, в Координационной Группе ты его не зарегистрировал?

— Взнос нам не по карману. Мы не производим ничего, что могли бы продать, понимаете?

— Ага, эти данные у меня на экране. Однако опасно шляться по космосу, когда Координаторы не знают, что у тебя на уме. Такой парень, как я, скорее всего, сперва откроет огонь, а уж потом будет объяснять ситуацию комиссии по надзору. Давай-ка дадим название твоему кораблю. Пусть будет «ДЖАФР».

— Это что, случайный код?

— Нет. — Я хотел было объяснить ему, что означает сокращение, но передумал. У нашего Джессе, похоже, с чувством юмора не ахти. — Да, случайный код. А теперь сделаем так, как поступают Координаторы, когда регистрируют полет. Я спрошу, какое у тебя дело, куда ты летишь, а потом посмотрю, что у тебя на борту. Смысл в том, чтобы люди в месте твоего назначения знали: опасности ты не представляешь и можно спокойно позволить тебе пришвартоваться. Если, конечно, они готовы заплатить за эту информацию.

— Ну, я ведь никак не смогу тебя остановить, да? — спросил Джессе. — Я согласен все рассказать и пустить тебя на борт для инспекции. Но знай: то, что ты расскажешь тем, к кому я лечу, их не обрадует.

— И почему же, Джессе?

— Потому что я собираюсь их убить.


Зонды, которые я взял с собой на «ДЖАФР», подтвердили слова Джессе. Он перевозил здоровенное термоядерное устройство, погребенное под камнями и льдом; из которых состоял его корабль. Никакой артиллерии или вообще какого-либо оружия у него не было. Просто одна дурацкая бомба, стандартный ионный двигатель и довольно жалкий модуль жизнеобеспечения. Удивительно, но кто-то позаботился снабдить никудышное суденышко спасательным шлюпом и коммуникатором для подачи сигнала бедствия. Тщетная мера в этом малонаселенном регионе, но два очка за предусмотрительность. В остальном кораблик оказался на редкость убогим. Тут и одному было бы тесновато, но на борту оказалось двое. Двое молодых людей.

В модуль жизнеобеспечения я попал через короткий туннель, который вел к шлюзу. Впустили меня без протестов или угроз, но я все равно не снял боевого скафандра. Не потому, что так безопаснее, а потому, что, обращаясь к металлической лицевой пластине и батарее сенсоров, люди всегда нервничают. А мне нравятся ответы, которые слышишь от тех, кто нервничает.

Джессе Марсларсен оказался темноволосым узколицым парнишкой. Отличный марсианский генотип. Согласно опубликованному манифесту Высоко Фантастическая Империя копалась в эмоциях. Они использовали кое-какие импланты и генетические модификации, чтобы… ну, не знаю, обуздать эмоции, или лучше их понять, или еще что. О своих успехах им доложить было нечего, но все равно — желаю удачи.

Фокус с боевым скафандром начинал действовать на Джессе. Если по связи его голос звучал напряженно, то сейчас казалось, что парнишка вот-вот сломается.

Его спутница была не из Высоко Фантастической Империи, а из соседней колонии. Милашка шестнадцати земных лет, рыжеватая блондинка, зеленые глаза и россыпь веснушек на носу. Но внешность, как это часто бывает в наши дни, обманчива. В ее случае упругое тело фотомодели — просто ходячая питательная среда для софонтового шелка.

Я не раз видел, как люди разгоняют себе мозги нитями. Готов поспорить, что на Луне нет ни одного жителя, у которого в старом добром «сером веществе» не нашлось хотя бы кусочка шелка. Это популярный имплант; не из тех, какими пользуюсь я, но имеет своих приверженцев. Приятно видеть, что даже эту моду поселенцы довели до крайности. Сомневаюсь, что в хорошенькой головке фотомодели осталось хотя бы что-то от молодой девушки, которую когда-то звали Шонеси Мактэггерт. Стоило мне с ней заговорить, как сразу стало ясно: я говорю с шелком.

Она была из анклава, называющего себя Лучший Путь. Сведений о нем в моей базе данных оказалось немного, а на одном названии далеко не уедешь. Если вся их доктрина построена на увлечении модификациями мозга, они могут быть очень и очень опасными. Однако в тот момент меня интересовало не то, почему Лучший Путь создал столь отвратительное существо, а для чего ее посадили на корабль с мальчишкой и бомбой.

— Джессе, Шонеси, спасибо за приглашение. Люблю, когда облегчают работу. Обязательно упомяну это в отчете. А теперь, если вы не против, расскажите, что вы затеяли. Ваша траектория, похоже, примерно через двадцать три дня приведет судно к колонии под названием Город Здравомыслия. У вас ссора с этими ребятами?

— Мы наносим им ответный удар, — серьезно ответил Джессе. — За последние два года они много раз атаковали нас.

— Атаковали обе ваши колонии?

— Нет, пока только Высоко Фантастическую Империю, но и все остальные в нашем секторе тоже под угрозой. Лучший Путь как раз проходил по орбите под нами, и сначала они помогали нам советом, как отразить атаки, а теперь предложили дать им сдачи. Шонеси здесь для того, чтобы произвести стратегический анализ базы, которую предстоит уничтожить, и найти то место, где бомба произведет максимум разрушений. У Высоко Фантастической Империи нет никакого опыта в подобных делах.

— А у Лучшего Пути есть?

— Кое-кто из них был на военной службе. До того, как присоединиться к Лучшему Пути.

— Но, конечно, не сама Шонеси.

— Ее тренировали профессионалы. — Джессе глянул на девушку у другой стены кабины. — Она справится.

Я повернулся к Шонеси.

— Миссия камикадзе? Задавая этот вопрос на стандартном китаглийском, я одновремен-

но направил луч коммуникационного лазера в линзу-слезу у нее на левой щеке. По нему я послал кое-какие приоритетные овердрайв-коды, чтобы посмотреть, не выболтают ли что-нибудь ее импланты лицензиированному Уничтожителю. Как выяснилось, ничего. Она была заперта. Заперта для официального чиновника. Но я уже говорил вам, что не всегда работал Уничтожителем. До того как переметнуться к Координационной Группе, я был пиратом.

— Не обязательно, — отозвалась Шонеси. — Но если до такого дойдет, мы готовы. — Она взглянула на Джессе, а тот смотрел на нее с гордостью и восхищением.

— Ты готова отдать жизнь, лишь бы помочь соседям?

— Верно, это не наша борьба. Лет через десять или около того наша орбита уведет нас в другой сектор. Но нельзя оставлять безнаказанной неприкрытую агрессию. Наш Совет старейшин был готов рискнуть моей жизнью; чтобы помочь этим людям.

Надо отдать должное программному обеспечению, которое ею управляет: играла она весьма убедительно. Я спросил себя, знает ли ее «собрат по оружию», что она, по сути, не человек? Вряд ли.

— Послушайте, голубки, должен вам сказать, что не мое дело вмешиваться в местную политику. Я здесь для того, чтобы собирать информацию, которую Координационная Группа потом выставит на торги. Если Город Здравомыслия захочет заплатить нам за услуги, они узнают все, что мне о вас известно. Вы были откровенны со мной, и за это я вам благодарен, но скажу напрямик: если они купят наш товар, Город Здравомыслия разнесет ваш кораблик вдребезги.

— Они не купят вашу информацию.

Вероятно, девчонка права. Город Здравомыслия был странным даже по меркам поселенцев. Никакого манифеста они не опубликовали, не зарегистрировались на прием иммигрантов и ни разу не вносили платы Координаторам. Верно и то, что никто манифестов не читает, никто в созданные поселения не иммигрирует, а если не торгуешь, то денег на плату Координаторам у тебя нет. Но обычные поселенцы хотя бы делают вид, что не рвут связей с остальным человечеством, пусть и считают это родство весьма отдаленным. Город Здравомыслия стартовал с Титана, захватил кусок грязного льда на краю Солнечной системы и с тех пор держался особняком.

— А что такого сделал Город Здравомыслия? Почему вы хотите сбросить на него бомбу? — спросил я Джессе.

— Они подослали нам «троянцев» в пакетах данных, и те вырубили нам систему жизнеобеспечения. Мы едва не погибли.

— М-да. А откуда вы знаете, что пакеты пришли из Города Здравомыслия?

— Друзья помогли проследить источник, — ответил он, кивнув на Шонеси.

Я покачал головой. Логично предположить, что чокнутые поселенцы сумеют поладить и объединятся против нас, но почему-то этого не происходит.

Шонеси встряхнула коротко стриженной гривкой — великолепная имитация непокорной гордости.

— У них есть право обороняться.

— Как я уже говорил, не мне вмешиваться.

Я подтянулся назад к шлюзу, собираясь выйти из тесной кабинки, и коротко поиграл с мыслью, а не сказать ли Джессе, что такое на самом деле Шонеси. Пока они провели вместе сто пятьдесят два дня, до завершения миссии осталось еще двадцать три. Если допустить, что они сумеют заложить бомбу и убраться живыми, им предстоит адски долгий образный путь.

Джессе восемнадцать земных лет. Даже будь у Высоко Фантастической Империи пунктик по поводу воздержания (а я просто уверен, что это не так), он бы на стену лез, пытаясь найти способ подобраться к этому упругому тельцу. И плевать на трансэмоциональное превосходство. А знай он, что перед ним просто программное обеспечение, проходящее по вживленным в нервную систему органическим волокнам, то, возможно, потерял бы интерес. И остаток пути из изощренной пытки превратился бы в вялые разговоры.

Да нет, решил я, лучше не надо. Мне самому когда-то было восемнадцать, и я знаю, что сказал бы старому дураку: не лезь в мои дела. Махнув им на прощанье рукой в железной рукавице, я удалился через шлюз.

На обратном пути я проверил данные, которые выудил из девчонки. Учитывая, что они краденые, ни один суд их не примет. Но ведь Координационная Группа не суд, там никому нет дела до того, откуда взялась информация. Они же просто брокеры. Узнают кое-что, потом продают, тем держатся на плаву и способствуют бесконечно сложному процессу межпланетной торговли. Все в выигрыше.

Обычно за слухи и сплетни, внутреннюю информацию о колонии платят немного, но у меня было такое ощущение, что Лучший Путь занимается чем-то таким, что остальным в Солнечной системе покажется тошнотворным и опасным. Создание сверхчеловека — деликатная тема. Никто пока не готов открыто выступить против улучшений, будь то генетические модификации эмбрионов или органические импланты для взрослых. И те, и другие широко распространены. Однако все хотят знать, что затевают соседи. Что они создают? Насколько умнее и сильнее станут новые люди? И сколько в них останется от исходного хомо сапиенс?

Выкачанные из мисс Мактэггерт сведения дали мне довольно сносное представление о том, что замышляет Лучший Путь. Для пояса Койпера это была довольно процветающая коммуна из нескольких тысяч человек. Старейшины основательно «подправлены» обычными имплантами. У младших поколений кое-какие радикальные генетические модификации, сплошь в области мозга. Еще у них есть несколько десятков мозго-подключенных детишек, которые учатся напрямую связываться с тремя искусственными интеллектами, управляющими системой жизнеобеспечения. Также они выращивают собственный софонтовый шелк. Неудивительно, если учесть, в каких количествах они его потребляют. За миллион единиц валюты Внешней Системы не купить такого объема нитей, какой идет на каждого ребенка. Да, верно, его вживляют в младенцев. Как будто мало того, что им черепушки под гнезда просверливали!

Ладно, жутковатое местечко. Ладно, они творят ужасные вещи с детьми. Я тоже знаю, что это отвратительно, я не полный инвалид по части этики. Но еще мне известно, что готового раскошелиться покупателя привлечет не праведный гнев. Нет, он захочет знать другое: какое преимущество дают этой колонии улучшенные мозги? И что старейшины собираются с этими новыми людьми делать?

Гадать над этим предстоит Координационной Группе. У них есть вся информация об основателях колонии, равно как и о том, чего следует ожидать от чрезмерного пристрастия к софонтовому шелку. Данные я послал моему обычному агенту в штаб-квартире Координаторов на Меркурии. На этом моя работа закончена.


Должен вам кое-что рассказать об орбитах. Попрощавшись с кем-то, ты, пока не подожжешь топливо, все-таки идешь по одной с ними орбите вокруг Солнца. Чтобы сэкономить горючее, каждый какое-то время скользит по ней немного, разгоняется и замедляется, и так постепенно вы расходитесь в разные стороны. Словом, об эффектных расставаниях можно забыть. Еще много дней приходится смотреть на тех, от. кого только что красиво ушел.

Безобразный ком «ДЖАФРа» еще маячил на карте радара, когда поступил звонок от моего агента в Координационной Группе. Разумеется, никакого двустороннего разговора, ведь до штаб-квартиры на Меркурии пятнадцать световых часов. Впрочем, двусторонней беседы с Сеймуром Глэдстоуном все равно не получалось, даже если он был в той же комнате.

— Отличный отчет, ковбой, — без вступления начал он. — Где ты выкопал эту шайку? Я хочу сказать, чуток софонтового шелка еще никому не вредил, но у них-то!.. А, ладно. Мы посадили нашего ведущего аналитика покопаться в твоих данных и поискать, что еще можно найти на ребят из Лучшего Пути. Оказывается, они тоже с Титана, совсем как те бедолаги из Города Здравомыслия. Но это еще цветочки. Город Здравомыслия был основан математиком по имени Истинный Лучшезлат, который возглавлял Институт интроспекции при Высшей школе абстрактных наук в колледже Высокой мысли университета Титана. — Последние слова Глэдстоун произнес нараспев, точно считывал с экранчика дата-блокнота. И действительно, через минуту блокнот со стукам упал на стол, а Глэдстоун подался к камере, чтобы продолжить заговорщицким шепотом, в котором совсем не ощущалось необходимости, но который был совершенно в его духе: — У ник там разразился настоящий Скандал. С большой буквы. Все по классике: секс, деньги, стимуляторы познания. Институт Лучшезлата сотрудничал с Факультетом экспериментального познания, писали вместе программы, которые работали бы в мозгу модифицированного человека, но что-то пошло наперекосяк.

Остановив запись, я приготовил себе сэндвич и устроился поудобнее, чтобы дослушать остальное. Сразу нужно было так сделать, еще только-только увидев лицо Сеймура на экране.

— Факультет подослал шпионку из симпатяшек, чтобы она выкрала какие-то там прототипы сознания. Она соблазнила аспиранта, потом доцента и даже, по всей видимости, самого Лучшезлата. Девице удалось извлечь много всяких кодов, пока ее наконец не поймали и не проследили до ЭксПоза.

Ну, ты сам знаешь, какие у них на Титане интриги. Оказывается, у Факультета был крупный бюджет и большое влияние на ректора, поэтому Лучшезлата вышибли. Тогда он собрал кое-каких сторонников и основал колонию. Судя по их начальному пакету, они неплохо устроились. Я бы дал им еще лет десять, прежде чем они приползут назад или вымрут.

А тем временем на Титане законодательные власти занервничали из-за истории с созданием постчеловека, и большую часть работы Факультета объявили противозаконной. Со временем даже Университет уже не смог их защитить от рассерженных крестьян с вилами, и… ну, сам знаешь, чем это все закончилось, да? В поясе Койпера на астероиде под названием Лучший Путь.

Дай я расскажу про этот так называемый Лучший Путь. Ты раскопал кое-что на поверхности, но это далеко не все: они ведут исследования в области нанотехнологий, загрузки человеческого сознания в компьютер и еще всяких способов пробраться в постчеловеческое будущее. На мой взгляд, все они там с приветом.

Ну, так вот, эти две колонии обосновались подальше друг от друга в ледяной глуши, но проходит двадцать лет — все течет, все меняется, — и сегодня они практически соседи. Совпадение? Может быть. А может, и изощренный план мести.

Честно говоря, месть — это моя идея. У аналитика, ИскИна, разумеется, фантазии не хватило бы. У ИскИнов просто нет чувства драмы. Как бы то ни было, ИИ считает, что конфликт между Высоко Фантастической Империей и Городом Здравомыслия развязал Лучший Путь, причем в собственных корыстных целях.

Вот зачем я все это тебе рассказываю. У нас есть клиент, который готов тебе заплатить, чтобы ты помешал детишкам взорвать Город Здравомыслия. Двадцать тысяч вэ-вэ-эсов, из которых мы возьмем обычные двадцать процентов комиссионных. Думаю, работенка непыльная, учитывая, что они не вооружены.

Задание понял? Удачи, mazel tov, bon voyage[1] и все такое. Да, и будь осторожен. Что я забыл? Ничего в голову не приходит. Мы тебе сбросим результаты анализа, чтобы ты изучил на досуге. Шифровка стандартная. Если есть вопросы, валяй.

Результаты анализа ИскИна подтвердили мою догадку, что Высоко Фантастическую Империю подставили. Но зачем? Маловероятно, что Лучший Путь пытается избежать юридических последствий геноцида. Здесь же пояс Койпера. Здесь законы не действуют. Здесь есть только Уничтожители вроде меня, а мы не мстим и не караем злодеев. Единственная наша задача — останавливать появляющихся пиратов до того, как они начнут донимать клиентов на орбитах внутренних планет.

Чем больше я читал, тем меньше сходились концы с концами. Очевидно, что Высоко Фантастическая Империя никак в этой склоке не замешана. Колонисты — выходцы с Марса и потому ненавидят любую власть. Это слабая колония, маленькая и малоразвитая, экспериментирующая с сознанием не для того, чтобы породить сверхчеловека, а просто чтобы чуть лучше понять самих себя. Я был уверен, что «троянцев» запускали не из Города Здравомыслия, а с Лучшего Пути.

Происходящее мне не нравилось по многим причинам. Джессе Марсларсена, без сомнения, обманывают, а мне он чем-то приглянулся. Скорее всего, дурачат и Высоко Фантастическую Империю, хотя они сами виноваты, нечего было верить мошенникам с Лучшего Пути. И больше всех пострадает Город Здравомыслия. Там-то люди просто пытаются жить своей жизнью, черт побери, и никому не мешают.

А потому мое дело — разобраться в этой путанице, и плевать, что поборник справедливости из меня никакой.

Проложив курс на перехват «ДЖАФРа», я запустил турбины.


Как только я увидел, что от «ДЖАФРа» отделился спасательный шлюп, первым моим желанием было его поджарить. Лазер я включил и нацелил, еще до того, как тактический компьютер проанализировал ситуацию.

На борту шлюпа бомбы нет. Масса не та, и никакой очевидной системы наведения. Значит, внутри что-то еще, и мне хотелось знать, что именно, прежде чем я спущу курок.

До Города Здравомыслия всего три сотни километров. Оба корабля быстро, сбрасывали скорость, поэтому у меня было предостаточно времени отправить робота на «ДЖАФР», чтобы он разрядил бомбу до того, как ее сбросят, но шлюп все изменил. Мне хотелось вернуть его на «ДЖАФР», чтобы разом разобраться со всеми участниками:

Быстро перепрограммировав робот, я отправил его перехватить шлюп, потом надел скафандр и отправился на «ДЖАФР». Бомба потребует всего моего внимания, и даже если робот не вернет шлюп, то хотя бы сумеет помешать ему сделать то, что задумал пилот. С остальным можно будет разобраться, избавившись от бомбы.

На «ДЖАФРе» я не стал тратить времени на шлюз: просто прорезал себе путь, растапливая лед химическими палочками для сварки и бросая отваливающиеся куски за спину, пока прокладывал туннель к центру. До бомбы я добрался за несколько минут, а еще через пару минут схема детонатора уже была у меня в голове. Вывинтив из обшивки болты, я поддел отверткой ручное управление и оторвал его.

Теперь можно расслабиться. Вытащив остатки детонатора, я отсоединил бомбу. Потом разобрал зарядное устройство, а детали забросил в туннель за собой. Наконец я извлек заряд взрывчатки, который при взрыве уплотнил бы смесь дейтерия с тритием, и его тоже отправил в открытый космос.

Вся операция заняла чуть меньше десяти минут. За работой я подслушивал разговор Джессе и Шонеси.

«Он внутри! Он на корабле! — Джессе был в панике. — Что мне делать?»

«Ты ничего сделать не можешь».

«Но он же разбирает бомбу. Взорвать ее?»

«Мы недостаточно близко. Она не. причинит Городу никакого вреда».

«Я должен его остановить, иначе вся миссия провалится. Почему послали меня? Я же ничего не умею!» Надо, признать, мне стало жаль парнишку. Я определенно слышал всхлип. Что поделаешь, если они нарвались на меня. Что поделаешь, если какой-то денежный мешок хочет, чтобы они провалились. Но опять же: большинство взявших контракт Уничтожителей просто разнесли бы посудину из лазерной пушки и забрали денежки. Комиссия по надзору не стала бы докапываться, почему в такой ситуации применили смертельное оружие. Поэтому кое в чем парню повезло: я так не работаю.

Что Шонеси в шлюпе, я понял сразу. Она увидела робота и как раз пыталась от него улизнуть. Пилотировать она умела неплохо, но шлюп был не слишком маневренным, и робот его нагонял. Тогда Шонеси пустила в ход артиллерию. Я в общем-то был уверен, что она у нее есть, но понятия не имел, как поступить, чтобы ее нейтрализовать, Шонеси расстреляла робота из лучевика и продолжала двигаться прежним курсом. Ну все, с меня хватит. Эту марионетку я разнесу на атомы без малейших угрызений совести.

Я как раз собирался послать приказ своему кораблю, когда в игру вступила защита Города Здравомыслия.

И шлюп, и «ДЖАФР» угодили в сеть из тончайшего углеродного волокна. «Синица в руке» была достаточно далеко и потому успела разглядеть угрозу и вовремя затормозить. Отталкиваясь от стеная выбрался из туннеля, на ходу анализируя ситуацию.

Защита у Города оказалась простая и эффективная. Сеть на радаре не видна, потому что толщина нити гораздо меньше длины радиоволны. Разумеется, каждой по отдельности не хватило бы, даже чтобы остановить корабль со слабеньким ионным двигателем, не говоря уже о ракете на химическом топливе или звездолете с ядерной турбиной. Но их расположили так, чтобы любой направляющийся к Городу корабль затягивал все новые и новые нити, пока наконец не запутается, не достигнув центра сети.

Дорогое, надо сказать, устройство. Углеродного нановолокна здесь было достаточно, чтобы дотянуться до Марса. Даже прикидывая, как бы мне вернуться на борт, пробравшись через дыры в сети; я задавался вопросом: каким образом им удалось произвести столько нановолокна — при ограниченных-то ресурсах колоний? А потом вспомнил слова Сеймура: тот говорил, что колонисты Города слишком уж хорошо оснащены для людей; которые побросали свои дома, лишь бы бежать от преследований. Да уж, совсем нетипичные поселенцы. У них была даже «крыша» на внутренних планетах, кто-то ведь заплатил, чтобы они не пострадали.

Похоже, мне не следовало беспокоиться. Даже без меня Город Здравомыслия сам бы справился. Чем больше «ДЖАФР» и шлюп пытались высвободиться, тем больше их притягивало друг к другу. Я решил подождать с расстрелом Шонеси, пока не вычислю, в чем заключался ее план.

Если Джессе и Шонеси рассчитывали на скрытность, то план провалился. Нам посылали импульсные сигналы. Диспетчерская служба? И это на астероиде, где нечего контролировать? Я ответил стандартной идентификацией.

— Лицензированный Уничтожитель, — послал я им архивированным кодом. — На вас пытались совершить нападение. Я нейтрализовал угрозу, ситуация под контролем. Не дергайтесь, ребята. Волноваться не о чем.

Когда шлюп подошел достаточно близко, Шонеси уже покинула борт. На ней оказался боевой скафандр по последнему слову техники, к тому же она прихватила довольно мощное ручное оружие. Во-первых, лучевое ружье на выносном самонаводящем рычаге, вмонтиро-

ванном в спину скафандра — им она разнесла робота. Во-вторых, перезаряжающаяся вручную лазерная пушка на правом предплечье. И по батарее самонаводящихся малых ракет на каждом бедре.

У меня была газовая горелка, пружинный боло и чертовски хорошая оборонительная позиция в туннеле. А еще «Синица в руке» потихоньку выжигала мне путь к отступлению по другую сторону «ДЖАФРа», чтобы я мог выбраться из куска льда еще до того, как Шонеси оценит происходящее.

Каждые несколько секунд я просматривал видеосъемку с разных точек, чтобы следить за действиями Шонеси. Сенсоры, которыми я засеял оболочку «ДЖАФРа», отслеживали приближение спасательного шлюпа. Искореженные останки робота все еще посылали мне запись передвижений девчонки. Она осторожничала, остерегаясь намотавшихся на шлюп нановолокон: они могли прижать ее к обшивке.

Я высунул голову из туннеля ровно настолько, чтобы забросить на шлюп линь. Линь проскользнул в ячейку нановолоконной сети, «кошка» ударила в обшивку и зарыскала, пытаясь за что-нибудь уцепиться. Как только подхвачу шлюп, смогу перетащить его, куда пожелаю. Я высунулся, чтобы выбросить еще один линь, и тут Шонеси выпустила в меня ракету.

Мне пришлось нырнуть назад в туннель. Ракета рванулась следом. Но по пути что-то в ее системе наведения сбилось, и она безобидно разорвалась в космосе. Я снова выполз, надеясь забросить второй линь, но Шонеси встретила меня лазером. Приняв удар на скафандр, я все-таки подцепил шлюп. Пятясь назад в нору, я сбрасывал излишки тепла в лед. Потом задействовал удаленные лебедки на концах линей, чтобы повернуть шлюп в более выгодное положение.

Неплохой шанс выстрелить из боло, к тому же лучевое ружье Шонеси запуталось в сети, поэтому я рискнул вернуться к жерлу туннеля. Вот только забыл о парне. Я сбросил его со счетов как слабака, но — дьявол меня побери! — он подкрался сзади и выпустил заряд эпоксидного клея.

Я произвел выстрел, обездвижил Шонеси и лишь потом повернулся к Джессе. Эпоксидка за несколько секунд сковала мне ноги, но в бою без гравитации ноги не слишком нужны.

Сквозь лицевую пластину его скафандра было видно, что мальчишка в ярости. Он набросился на меня со свирепостью, удивительной для сопляка, у кого еще несколько минут назад дрожали колени. Он снова выстрелил из эпоксидного ружья и промахнулся на самую малость, а то бы совершенно залил меня. Я зажег плавильную горелку. Неприятно, конечно, что пришлось воспользоваться легким оружием против твари снаружи и смертельным — против мальчишки, но надо и о собственной шкуре подумать.

Джессе попятился в туннель, страх на его лице читался так же ясно, как до того — ярость. Но ружья не бросил. Он свернул в новый туннель, по моему пути к отступлению, я двинул следом и, повернув за угол, увидел только-только застывающую стену эпоксидки. Я как раз взялся резать ее по краю горелкой, когда в спину мне ударила стена жидкого гелия. Не успел я сообразить, что же, черт побери, происходит, как меня заморозило.


— Он приходит в себя.

— То есть он живой?

— Конечно. У него ведь наверняка есть импланты. Не может не быть при его-то профессии. Разве ты не хочешь, чтобы он выжил?

— Я не думал об этом.

— И едва меня не одурачил. Ты устроил ему идеальную ловушку. Умница. Не так-то просто обмануть Уничтожителя.

Туг она была права. Как же ему удалось меня обмануть? Я-то его игнорировал как совершенно никчемного человека, а он взял да и превратился в гения.

— Наверное, просто повезло. Рядом проходила труба охлаждения, и мне удалось заблокировать оба туннеля, чтобы гелий заполнил весь отрезок.

— Ты правильно поступил. Он нужен нам живым.

— Зачем?

— Слышал, что он сказал перед тем, как я на него напала? — так он заявил Городу. У него все под контролем. И они никого не послали проверить. Он уже выиграл для нас немного времени. Нужно и дальше использовать его.

— Как?

— Он может пригодиться, если понадобится еще раз выиграть время. Возможно, придется снова убеждать Город, что все в порядке.

— Но он не будет нам помогать.

— Всегда есть способы заставить человека делать то, что ему не хочется.

— Ты имеешь в виду пытки?

— Скорее, контроль разума.

Одно я знал точно: я обездвижен, лишен одежды и не получаю никаких радиосигналов. С помощью импланта я попытался послать сообщение, но не получил подтверждения от «Синицы в руке». Плохо. Если корабль в определенный срок ничего от меня не услышит, то начнет действовать сам, а когда это случается, поверьте, лучше находиться как можно дальше. А ведь я не могу даже определить, как долго был в отключке. Я открыл глаза.

— Вы совершаете серьезную ошибку, — сказал я парящей передо мной парочке. Я был привязан к переборке жгутами из углеродного нановолокна. По всей видимости, их вырезали из сети, которая сейчас, наверное, оплела уже весь корабль.

— Так и знала, что ты это скажешь, — отозвалась Шонеси. — Но никто не придет тебя спасать, и за твою смерть никто не отомстит: мы слишком далеко от гравитационного колодца.

Поглядев на нее, я невольно улыбнулся. Линза-слеза на ее левой щеке была залеплена пластырем. Неплохая идея. Она полностью отрезала доступ к своему программному обеспечению. Скорее всего, догадалась, что я с ней проделал. Молодчина.

— Который час? Как долго я был без сознания? Джессе хотел было ответить, но Шонеси его остановила:.

— Ничего ему не говори. Он попытается использовать любую информацию.

— Шесть часов, — сказал я. — Шесть часов молчания, и мой корабль просыпается. А просыпается он сердитым. Вот и прикиньте, надо ли вам волноваться.

Ответ я прочел на лице Джессе. Время у нас есть, но немного.

— Я бы сказал, меньше часа.

Джессе поморщился, что само по себе служило подтверждением, и Шонеси бросила на него угрюмый взгляд.

— Надо пошевеливаться, — сказала она.

— Ты думаешь, он серьезно? А вдруг он блефует?

— И тем не менее нужно сделать все как можно скорее.

— Тебе кое-что следовало бы знать о своей спутнице, Джессе. Замерев, Джессе поглядел на меня, потом на Шонеси,

— Он тянет время, — отрезала она. — Не слушай его. Не забывай: он на что угодно пойдет, лишь бы нас остановить.

— Это ты забыла, девочка. Мне плевать, преуспеете вы или провалитесь. Это не мое дело.

— Поэтому ты разобрал нашу бомбу?

— Кое-кто мне заплатил, чтобы она не взорвалась. Насчет остальных ваших планов ничего не говорилось. Если у вас есть еще какая-то цель, не стесняйтесь. У тебя ведь имеются и другие цели, правда, Шонеси? О которых ты не потрудилась рассказать парню?

Джессе переводил взгляд с меня на подругу. Как обычно, обуревавшие его чувства читались у него на лице. Он был растерян и преисполнен решимости, а еще его снедало любопытство — и все одновременно. Взрывоопасная смесь.

— Тебе ведь известно, что у Лучшего Пути давние счеты с Городом Здравомыслия? Когда-то на Титане они были союзниками, но потом разошлись во взглядах. И вот, пожалуйста, снова столкнулись двадцать лет спустя. Хорошо еще, что Лучший Путь нашел Высоко Фантастическую Империю, чтобы одурачить и заставить выполнить за себя грязную работу.

Джессе снова посмотрел на Шонеси.

— Ты знала их на Титане? Ты же сказала, что хочешь нам помочь.

— Город Здравомыслия никогда на вас не нападал, Джессе. Это проделал Лучший Путь. Все это — части одного плана. Равно как и то, что тебя отправили с бомбой и хорошенькой девицей. Только она не девушка, Джессе. Она клубок софонтового шелка, управляющий девичьим телом. Давай, спроси ее, как она планирует захватить контроль над моим сознанием.

— Чего только не придумает! — покачала головой Шонеси. — Софонтовый шелк? Задумайся, Джессе. У тебя нет причин доверять этому человеку. Со мной ты работал долго. С ним только что познакомился. Меня ты знаешь, а он — чужой. Он хочет помешать нам сделать то, ради чего мы сюда прилетели.

— Но бомбы больше нет, — возразил Джессе. Все кончено.

— Не это, так другое. Бомба — лишь план А. Давай обсудим другие планы, посмотрим, как можно спасти миссию.

— Есть, и другие планы? Почему, ты мне о них не рассказала? Ты поэтому улетела на спасательном шлюпе?

— Я же тебе говорила: отправилась на разведку. Пока он не разобрал бомбу, у меня других планов не было.

— Что же мы можем сделать теперь?

— У Города Здравомыслия есть уязвимые места…

— Мне ни за что не прорваться незамеченным, — выпалил Джессе. — Ты говорила, у них нет обороны. А это нановолокно — невероятно продвинутая технология.

— И не поддается обнаружению. Откуда нам было знать…

— Ты сказала, что вы проанализировали их колонию, знаете их слабые места. Значит, ложь? А бомба-то настоящая? Я был просто для отвода глаз, верно?

Вот молодчина! Наконец-то он начал думать толовой.

— Осторожней, малыш, — сказал я. — Твоя спутница не позволит провалить миссию только потому, что, на твой взгляд, она плохо пахнет.

Джессе перевел взгляд на меня и тем дал Шонеси шанс. У него за спиной сверкнул нож, но не успел я и рта открыть, как она уже вонзила его в спину парнишке. И снова мальчик меня удивил. Согнувшись вдвое и упершись руками в пол, он пнул девицу так, что она отлетела через всю кабину, потом развернулся, полетел за ней и придавил коленом к переборке.

Рефлексы у Шонеси были на диво. Для машины схватка всего лишь математическая задача. Если у тебя подходящее программное обеспечение, можешь вычислить контрудар практически из любого положения. Я думал, она вколет ему снотворное, но ее программа, вероятно, сочла такой ход слишком очевидным. Она хорошенько съездила ему по носу, потом вывернулась, чтобы ударить по торчащему у него из спины ножу. Только тогда, рассчитав себе путь бегства и вырвавшись из его рук, она сделала ему укол.

Джессе пришлось несладко, но присутствия духа он не потерял. Вместо того чтобы броситься на противницу, он метнулся ко мне. Пока он возился у меня за спиной, я было решил, что он собирается меня освободить. Но ошибся. Вырвав кусок из переборки вместе со мной, он укрылся ею, как щитом, чтобы напасть на Шонеси.

Однако та завладела небольшим паровым ножом — прекрасное оружие в рукопашной на космолете. Сверхнагретый водяной пар вырывается с достаточной силой, чтобы резать человеческое тело, но не металл, жар даже прижигает раны, так что не пачкаешь помещение кровавыми брызгами. И я плыл как раз под клинок.

По каким-то причинам я не мог достучаться до своего корабля, но лазер в уголке правого глаза сохранился, а вот пластырь на щеке Шонеси оторвался. Сфокусировавшись на линзе-слезинке, я стал ломать ее. У меня было всего несколько секунд, после чего оружие близкого боя порежет меня на ленточки.

Я уже выкачал из Шонеси уйму информации, однако она отрезала пути доступа, по которым я прошел. Но была одна довольно простая череда команд, куда мне удалось залезть. Подпрограмма, которую она недавно сгрузила, но еще не использовала.

Мой план мог замедлить ее лишь на несколько секунд, и я не знал, сумеет ли Джессе воспользоваться предоставленным ему шансом. Он был странным парнишкой, переменчивым и неопытным, но временами способным на озарения.

Вот тут озарило меня самого; я понял, в чем смысл всей ерунды с трансэмоциональным. В манифесте Империи говорилось что-то о том, как черпать силы из эмоций для решения проблем, с которыми не способен справиться интеллект. Подпрограммка, которую Шонеси назначила к исполнению, но не активировала и не стерла, вызовет у Джессе сильную эмоциональную реакцию. Если я прав, эта реакция способна спасти шкуру нам обоим.

Риск, конечно, большой, но как я и говорил, пара секунд… Тик-так. А какого черта! Я послал команду «запуск».

Рука Шонеси разжалась, и нож уплыл в сторону.

— Я много думала о твоих словах, Джессе, — сказала она. — И ты прав. Пора перенести эти отношения на новый уровень.

— Что?! — Джессе выпустил доску, к которой я был привязан.

— Скорей, Джессе, — собрав остаток сил, гаркнул я. — Хватай ее!

Надо отдать ему должное, среагировал Джессе быстро: схватил девушку за плечи и удержал. Спина его рубашки пропиталась кровью, над ней парили красные капли.

— Джессе, — жарко выдохнула Шонеси, — Я тебя люблю. Джессе заглянул в ее глаза.

Господи Иисусе, он купился!

— Джессе, — рявкнул я. — Это уловка. Выброси ее через шлюз.

Оба были для меня потеряны, утонули в программах, которые заложили в них старейшины. Я в общем и целом неплохо себе представлял, как долго Шонеси пробудет под контролем романтической программы, которую я запустил, но понятия не имел, придет ли в себя Джессе раньше нее. А ждать и выяснять я не мог себе позволить.

Видел я не слишком хорошо, потому что мою доску от них отнесло. Извернувшись, чтобы посмотреть на стену, к которой был примотан, я заметил наспех связанную проволочную клетку. Цилиндр Фарадея. Вот как они блокировали мой радиосигнал. Я тут же связался с «Синицей в руке». На свой странный механический лад корабль по мне скучал. Оставалось всего шесть минут до того, как он проснется и создаст еще одну копию меня, чтобы сгрузить в нее последнюю сохраненную версию моего сознания. Самое время предотвратить этот кошмар.

Я уже смоделировал всю тактическую ситуацию в собственной базе данных, а теперь велел бортовому компьютеру прогнать обширную серию симуляций. Позиции и траектории «ДЖАФРа» и «Синицы в руке», два идиота, которые начинают приходить в себя от несвоевременной романтической интерлюдии, открытый люк шлюза, кнопка экстренной эвакуации и я. Менее чем через секунду я получил решение задачи.

Подвинуть лазером ком камней и льда, вроде «ДЖАФРа», сравнительно просто. Просверлить туннель, не придав при этом вращения кораблю, требует много большей точности. Рассчитав наилучший угол, я дал кораблю команду стрелять лазером и приготовился к неприятной встрече с переборкой. Под действием пара корабль развернуло, шлюз надвинулся, чтобы проглотить Джессе и Шонеси. Одновременно доска, к которой я был привязан, поплыла к стене, так что угол нацелился на кнопку экстренной эвакуации. Я развернулся как раз вовремя, чтобы посмотреть на парочку, плывущую к моей ловушке.

Казалось, они собираются поцеловаться, но я увидел, как рука Шонеси скользит по спине Джессе, чтобы повернуть нож. Он был упоен мгновением, в его лице смешались вожделение и мечтательность. Потом я заметил, как его ноги раздвигаются, что совсем не соответствовало выражению лица. Они достигли шлюза, и Джессе отпустил Шонеси, разведя руки пошире. Руки и ноги едва-едва успели остановить его у шлюзового отсека, когда я нажал кнопку. Внутренняя дверь закрылась, заперев Шонеси в шлюзе, внешняя открылась без декомпрессии.

Шонеси изо всех сил цеплялась за внутренний люк. И оставалась в сознании гораздо дольше, чем немодифицированная женщина. Я ее не видел, но Джессе наблюдал за происходящим через иллюминатор, и его лицо, как всегда, было открытой книгой. Большего мне и не требовалось, чтобы понять: она мертва.


Город Здравомыслия наконец согласился отпустить Джессе. Я за него поручился, и он как будто искренне раскаивался. Однако они затребовали тело Шонеси, и со временем я сообразил почему. Она была им нужна для завершения миссии. Не той, о которой она рассказала Джессе, когда они улетали с Высоко Фантастической Империи, и не тайной миссии, которую, как она считала, выполнит, когда прилетит на место. Оказывается, была еще и третья, настолько тайная, что даже она сама о ней не знала. Даже старейшины Лучшего Пути о ней не знали. Это была миссия Города Здравомыслия.

Когда она умерла, я выкачал из нее уйму данных. В скафандре у меня есть одно устройство, позволяющее извлечь и переписать информацию из квантовых хранилищ в софонтовом шелке, и сделать это, не оставляя следов. Последнее было как раз очень важно, так как Город Здравомыслия недвусмысленно запретил мне осматривать тело, пока их шаттлы летали взад-вперед, выпутывая, «ДЖАФР» из нановолоконной сети.

Проанализировать данные мне удалось лишь после дознания, когда нас с Джессе препроводили под охраной через безопасный проход в сети на мой корабль. Я намеревался побольше узнать о планах Лучшего Пути. И действительно узнал, но совсем не то, чего ожидал.

Люди, создавшие Лучший Путь, были конкурентами тех, кто основал Город Здравомыслия. Но еще раньше они сотрудничали. Экспериментальное Познание поставляло «железо» в виде модифицированных и усиленных человеческих мозгов, а Институт интроспекции — программное обеспечение, структуру мышления, которая будет на этих мозгах работать. Но, похоже, они давали ЭксПозу кое-что еще. Сам о том не подозревая, Лучший Путь работал над прототипом совершенного постчеловека и делал это по проектам Города Здравомыслия.

И я только что доставил этот прототип разработчикам.


— Никак в голове не угадывается, что она не была человеком, сказал Джессе, когда мы закончили осмотр моего корабля. — Я и правда к ней привязался, думал, что тоже ей нравлюсь. А все оказалось липой. Ее последние слова были, вероятно, просто сбоем программы. Наверное, она даже хотела использовать это против меня, просто вырвалось не вовремя. Она никогда меня не любила.

— Не повезло, — отозвался я. Подтянувшись, я сел в командное кресло перед главным монитором и подмигнул фотографии мамочки. Приятно снова быть дома. Заданьице принесло мне солидную сумму, хотя я, вероятно, не выполнил того, ради чего меня наняли. Исполнителя предупреждать надо, знаете ли… Если кто-то хотел, чтобы я убил Шонеси до того, как она попадает в Город Здравомыслия, так бы и сказал. А ходить вокруг да около — так дела не делаются.

Ну и ладно. Я хотя бы остался в живых, чтобы рассказать Координационной Группе, что творится среди грязных сгустков льда в поясе Койпера. Только подумайте: я был на волосок от того, чтобы по возвращении встретить восстановленную копию самого себя. Экзистенциальные мучения, юридические склоки, не говоря уже о проблеме, кто где будет спать.

— Постчеловечество, — покачал головой Джессе.

— Постчеловечество, — согласился я. — А пошло оно!..


Содержание:
 0  вы читаете: Город Здравомыслия City of Reason : Мэтью Джарп  1  Использовалась литература : Город Здравомыслия City of Reason
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap