Фантастика : Космическая фантастика : Энгус : Стивен Дональдсон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




Энгус

Он хотел пробраться на скаут. Это был единственный путь к свободе, который он мог вообразить себе: пройти на борт, прежде чем Мика начнет ускорение, закрыть люк шлюза и улететь подальше от «Затишья». Если Сиро активирует гранату, корабли Мин Доннер потеряют бдительность, наблюдая за гибелью сторожевика. К тому времени мощный импульсный двигатель «Трубы» вырвет их из хватки черной дыры. И тогда Энгус захватит скаут, освободится от командного модуля и умчится к границам человеческого космоса.

При таком раскладе ему пришлось бы взять с собой Мику. Эта идея не беспокоила его. Он знал, что лучшей помощницы не найти во всей вселенной. И он не думал, что Мика стала бы возражать. Сиро был обречен на гибель. На Земле ее не ожидало ничего хорошего. Вряд ли Мика хотела сдаваться дебильным копам. Возможно, она сама предложила бы ему свою компанию.

Энгус едва не умер от ужаса, перелетая от «Затишья» к командному модулю. Сила выхлопа, скорость полета плюс обычный страх перед открытым космосом угрожали свести его с ума. Он считал, что если бы зонные импланты не регулировали давление крови, его сердце просто бы взорвалось от напряжения.

Когда люк командного модуля закрылся за его спиной, и шлюз наполнился воздухом, который он мог вдыхать в свои легкие - вдыхать, сорвав проклятый шлем, - Энгус забыл обо всем, кроме бегства. Ему требовался скаут - причем немедленно. Ничто другое не спасло бы его от ярости амнионов или страха перед тем, что Диос и Лебуол могли сделать с ним, как с киборгом полиции. Но путь на «Трубу» оказался отрезан. Юбикве закрыл люки шлюзов: вполне предсказуемая предосторожность на тот случай, если во время бегства из сингулярного поля большое ускорение оторвет два маленьких судна друг от друга.

Шанс был потерян. Ускорение оказалось настолько большим, что даже сила киборга не позволила Энгусу начать какие-то действия, направленные на захват «Трубы». Он едва успел устроиться в одном из гравитационных кресел модуля и застегнуть ремни. Мощь двигателя угрожала лишь его сознанию. Термопайл не мог бежать. Он был киборгом - маленьким мальчиком в детской кроватке. Энгус всю жизнь спасался от опасности, но смерть играла с ним в прятки. Черт! Еще одно поражение.

Убедившись, что Дэйвис и Уорден воспользовались защитой гравитационных кресел, он расслабился на мягких подушках и расправил уставшие члены. Энгус не видел хаоса огня, когда дисперсионное поле «Трубы» превратило залп протонных пушек в алое безумие. Он не смотрел на экраны сканера, но ощущал зарождение черной дыры. Граната Сиро взорвалась. Пространство почувствовало неистовый голод. Гигантский гравитационный кулак ударил по кораблю и его экипажу.

Энгус понял, что Диос победил. Выстрел Сиро активировал гранату и напитал возникшее поле дополнительной энергией. Силы, выпущенные на свободу, убили мальчишку между одной наносекундой и другой. Он исчез в квантовой вечности сингулярного горизонта событий. Затем черная дыра уничтожила «Затишье». Она всосала в себя огромный сторожевик… и стала еще сильнее.

В ускользающем сознании мелькнула мысль о Мике: рассчитала ли она мощь черной дыры при поглощении массы амнионского судна? После этого он ни о чем не думал. Свирепые g ворвались в его мозг и, несмотря на зонные импланты, увлекли в объятия тьмы.

Свинцовая тяжесть уменьшилась и вдруг одним рывком, будто выйдя из глубокого космоса небытия, достигла невесомой легкости. Казалось, он превращался в пар и возносился в непонятные выси. Неисчислимые века давления - века, которые компьютер оценил мгновениями, - канули в прошлое, и Энгус перенесся из темноты в легкий свет бестелесной свободы.

За несколько прошедших дней Термопайл научился входить в контакт с базами данных. Компьютер информировал его, что он находился в обмороке тринадцать секунд. Значит, он не умер? Ну да - мертвец не мог бы получать информацию из имплантированного программного ядра. Однако все, что прежде было значимым и весомым, исчезло: плоть, разум и страх. Тринадцать секунд перенесли его на другую сторону внутренней бездны, похожей на трещину разбитой лицевой пластины.

Динер Бекман полагал, что черные дыры являлись порталами в иные сферы бытия. Он считал, что люди могли преодолевать их без ущерба для здоровья. Вспомнив это, Энгус почувствовал тревогу. Он не хотел оказаться в чужой реальности. Восстановив контроль над веками, он медленно приоткрыл глаза. Тьма рассеивалась, как будто ее всасывали очистители воздуха. По его щекам потекли две слезинки. Он быстро осмотрел экраны командного модуля.

Ближнее пространство было чистым. Энгус удивился. Он ожидал увидеть остатки алого шторма или искаженное сияние внутри горизонта событий сингулярного поля - так называемое доплеровское регрессивное угасание. Однако экраны демонстрировали мирный космос. На полетной схеме отмечались позиции модуля, станции полиции, «Карателя» и других кораблей кордона. Индикаторы статуса рапортовали, что захваты надежно держали «Трубу». Последние шлейфы эмиссии плазменных выстрелов поблекли; гравитация исчезла. Модуль и скаут, сохранив структурную целостность, спокойно дрейфовали на стационарной орбите. Очевидно, Мика запрограммировала включение автопилота на тот случай, если она потеряет сознание. Когда оба судна преодолели тяготение черной дыры, автоматика отключила двигатель «Трубы». Пульт связи сиял огнями запросов: командный пункт полиции Концерна, «Каратель» и несколько других кораблей вызывали капитана Юбикве на связь.

Впрочем, понятно, почему экраны сканера были чистыми. Сингулярность, порожденная Сиро, проглотила не только «Затишье», но и алый шторм. Сенсоры модуля, восстановив свои функции, вновь могли проводить осмотр окружающего пространства.

Морн боялась возникновения черной дыры. Сингулярное поле, усиленное массой амнионского судна, могло сорвать с орбиты станцию полиции, уничтожить «Каратель» и другие корабли, а затем превратиться в угрозу для Земли. Но Мин Доннер заверила ее, что такой беды не случится. Директор подразделения спецназа имела академические знания об устройствах и оружии, применявшихся в полиции. Она сказала, что маленькие черные дыры сгорают интенсивно и быстро - они поглощают самих себя. Сингулярное поле, обладающее массой звезды, сохраняет температурные условия, которые способствуют росту черной дыры. Но если поглощенная масса сопоставима с планетарным весом, а размер объекта не превышает сантиметра в диаметре - крохотная штука, несмотря на огромную гравитацию - температура этого феномена будет равна жару в ядре солнца. Сингулярность, созданная Сиро, содержала лишь массу «Затишья».

Один из экранов мостика сообщал о том, что черная дыра существовала только 5,9 секунды. Достаточный срок, чтобы изменить структуру власти в человеческом космосе и все отношения между расой людей и амнионами. И кое-что в жизни Энгуса.

Он потерял свой единственный шанс на спасение. Долфин закрыл и опечатал люк воздушного шлюза. То же самое, очевидно, сделала и Мика. Энгус мог бы вскрыть замки и пройти на «Трубу». Но к тому времени Долфин и Диос пришли бы в себя. Первым делом они начали бы переговоры с «Карателем» и станцией полиции. Если бы Термопайл вырвал скаут из захватов модуля, Доннер получила бы предупреждение. Ее корабли навели бы прицелы на «Трубу», и Энгус не успел бы набрать скорость, необходимую для вхождения в подпространство.

Он не мог бежать, но это не тревожило его. Странная легкость заполнила тело и голову, как будто черная дыра поглотила в себя все, что двигало им прежде. Его новая душа была невесомой и светлой. По воле случая он расположился в кресле у пульта связи. Все операционные функции Долфин переключил на свою консоль. Отвечать на запросы станции полиции и «Карателя» мог только Юбикве. Энгус чувствовал себя свободным от любых обязательств. Ему нравилось это ощущение. Он просто сидел и наслаждался им.

Эйфория длилась дольше, чем он предполагал. Часть ее по-прежнему оставалась с ним, когда Юбикве вдруг дернулся в ремнях, заморгал ошеломленными глазами и быстро осмотрел индикаторы пульта.

– С возвращением, толстяк, - с усмешкой сказал Энгус. - Ты так долго был в нокауте, что я посчитал бы тебя покойником, если бы не твой отвратительный храп.

Юбикве повернулся к Термопайлу. Его рот раскрылся, но пересохшее горло отказывалось модулировать слова. Энгус удивился странному чувству - похоже, он испытывал к Долфину симпатию.

– Ты знаешь, что храпишь во сне? Храпишь, как гигант. Если оценивать твой храп по десятибалльной шкале, я дал бы тебе одиннадцать.

Долфин с трудом сглотнул и прохрипел:

– Как долго…

– Около четырех минут,- ответил Энгус - Расслабься. Нам ничто не угрожает.

Он оскалил зубы в широкой улыбке.

– Однако ты еще не понял главного. Капитан «Карателя» нахмурился.

– И что же я не понял? Энгус кивнул на дисплеи.

– «Затишья» больше не существует. Сторожевик исчез в сингулярном поле. А затем черная дыра пожрала саму себя.

Он развел руками в стороны и потянул мышцы спины, пока не щелкнул позвоночник.

– Я думаю, это означает нашу победу. Капитан Юбикве еще раз осмотрел экраны. Его

взгляд заскользил по индикаторам и консолям. Знакомый мостик «Карателя», схемы и данные, которые он понимал, восстанавливали его разум и силы не хуже переливания крови. Взглянув на Дэйвиса и Диоса, он убедился в том, что они живы.

– Что с Микой? - спросил Долфин. Энгус пожал плечами.

– Наверное, еще не пришла в себя. Или просто молчит. Я думаю, если мы выжили, то уцелела и она.

Он почувствовал смутную тревогу. Ему вдруг захотелось пойти и проверить состояние Мики.

– В данный момент нам ничто не угрожает,- сказал Энгус - В крайнем случае, мы можем обойтись даже без импульсного двигателя «Трубы». Будем не спеша дрейфовать к «Карателю» и посмеиваться над прежними страхами.

Долфин начал проявлять первые признаки понимания.

– О, черт! - проворчал он.

Его голос стал более уверенным и громким.

– Потрясающе! С ума сойти…

Широкий рот Юбикве растянулся в усмешке.

– Я согласен с тобой, - сказал он Энгусу. - Ты умеешь убеждать людей. Тебе даже не нужно стараться. Люди верят твоим словам автоматически. Действие, похожее на храп.

В его глазах появились искорки веселья.

_ Я не знаю, что Мин сделает с тобой. Она обязательно что-нибудь придумает. Возможно, тебя посчитают опасным для общества и на всякий случай ликвидируют. Но, так или иначе, я подам прошение, чтобы тебе дали медаль за отвагу - желательно, до того, как ты будешь расстрелян. Это я твердо обещаю.

Он помахал руками, словно отвергал возможные благодарности.

– Такой герой должен иметь медаль - даже если ее прикрепят к крышке гроба, а не на твою широкую грудь.

– Как ты добр, - шутливо проворчал Термопайл. - Не могу выразить чувств, которые я испытываю, слушая тебя. Если честно, то это тошнота.

Зная шуточки Долфина, он не стал упоминать о том, что готов был сражаться за жизнь до последнего вздоха. Капитан ответил расслабленным смехом.

– Мне понятны твои страхи, Энгус. На самом деле я думаю, что медаль тебе повесят на грудь, но сделают все, чтобы она вонзилась в сердце. Многие люди не выдерживают такой почести.

Юбикве хотел развить свою мысль, но его прервал стон Уордена. Глава полиции конвульсивно пошевелил бедрами, словно управлял упряжью сопел. Затем он открыл глаза.

– Энгус, - хрипло рявкнул он. - Долфин. Где мы находимся? Что происходит? Доложите о «Затишье».

Наверное, он догадывался, что Термопайл, Юбикве и Мика планировали новую диверсию на амнионском корабле. Он знал о взрыве протонного излучателя. Но ему никто не рассказывал о намерении Сиро. Долфин рассмеялся.

– «Затишье» уничтожено, - ответил он. - Сторожевик исчез в черной дыре.

А затем превратился в поток субатомных частиц при разрушении гравитационного поля.

– Сиро Васак, брат Мики, взорвал одну из сингулярных гранат. Я где-то читал, что эти штуки не имеют практического применения. Но, на мой взгляд, они работают как надо. Главное, все сделать правильно.

Диос поморщился, потер веко единственного глаза и похлопал ладонями по щекам. Затем он выпрямил спину и властно приказал:

– Капитан Юбикве, повторите. Я не понял ни слова из того, что вы сказали.

Долфин тут же отбросил свое легкомыслие.

– Прошу прощения, директор.

Вспомнив о Сиро и Векторе, он печально добавил:

– К сожалению, былого не вернуть. Мы хотели спасти Сака-Батор и вас - спасти всех, кого сможем. Нам просто повезло, что цена оказалась не слишком высокой. Сиро был юнгой на корабле Ника Саккорсо. Если бы он уцелел, его судили бы, как нелегала. Но этот парень отдал жизнь, чтобы уничтожить амнионское судно.

Энгус мог бы объяснить, что Сиро потерял рассудок после того, как Сорас Чатлейн ввела ему в кровь мутаген, которым Вестабул инфицировал Диоса. Однако он не хотел говорить об этом. Такие слова представили бы Сиро безумным сумасшедшим. А он заслуживал уважения. Очевидно, Долфин думал так же. Он не стал уточнять историю Сиро.

– Васак перенес гранату на корпус «Затишья» и остался рядом с ней. Когда вы присоединились ко мне на борту модуля, Мика включила двигатель «Трубы» и начала удаляться от сторожевика на огромной скорости. Амнионы открыли огонь из плазменных пушек, но она прикрыла нас дисперсионным полем. Затем Сиро выстрелил в гранату из импульсного ружья. Он спас наши жизни и уничтожил амнионов.

Диос наморщил лоб и забарабанил пальцами по краю консоли. Похоже, он обдумывал какой-то план. Его взгляд попеременно переходил то на Долфина, то на Энгуса, то на экраны. Возможно, он оценивал неуловимые возможности…

«Черт, - молча выругался Энгус. - Катился бы ты в ад, Уорден!» Он по-прежнему интриговал - даже одержав победу. Судя по атаке Фэснера и ответному удару Доннер, Диос получил поддержку Совета. Однако он не собирался успокаиваться.

– Возможно, следует указать на это,- хрипло сказал Диос, - но вы чертовски рисковали.

Глаза Юбикве сузились. Его мышцы напряглись, превращая тело в твердую глыбу.

– Нашу миссию санкционировала Мин Доннер, - мрачно ответил он.

Дэйвис, сидевший у пульта системотехника, поднял голову и повернулся к Долфину.

– Вы сказали ему, что это был план Энгуса? - спросил он.

Наверное, Дэйвис очнулся несколько минут назад и решил посидеть с закрытыми глазами. Его шлем лежал на полу рядом с креслом. Лицо выглядело усталым и сердитым.

– Мы с Вектором собирались пожертвовать собой. Нам хотелось спасти Совет и не допустить войну. Но Энгус придумал замечательный план. Он убедил Морн принять его за основу наших действий.

В голосе Дэйвиса чувствовалась злость.

– Капитан Юбикве, вы сообщили директору Диосу, что он уцелел лишь благодаря смекалке и отваге Энгуса? \

Термопайл посмотрел на юношу. Его удивила поддержка Дэйвиса. На миг в груди Энгуса расцвело странное чувство, похожее на благодарность. Очевидно, человек, которым он стал, действительно гордился своим сыном. Легкость и эйфория. Благодарность. Черт! Его голову наполняли эмоции, которыми он никогда не пользовался.

В отличие от Термопайла Диос оставался бесстрастным. Он медленно повернулся к Дэйвису, осмотрел инфракрасным протезом ауру молодого человека и, кивнув самому себе, произнес:

– Дэйвис Хайленд, наверное, вам не раз говорили о сходстве с отцом. Но думаете вы, как ваша мать. Можете гордиться этим.

Голос Диоса восстановил былую властность. Энгус помнил его авторитарные тона. Точно так же глава полиции говорил с ним, когда менял программное ядро. «Мы совершили преступление. По сути, вы больше не человек. Мы лишили вас выбора и ответственности». Но тогда Энгус улавливал в его голосе оттенки отвращения. Теперь их не было. Диос сказал: «Это нужно остановить». И он сдержал свое обещание. Чертов коп! Уорден замышлял какую-то опасную интригу.

– Не тревожьтесь об Энгусе, - сказал он Дэйвису. - Я знаю, что многим обязан ему. Мне известно, какую цену он заплатил за мое спасение. Я не забуду об этом.

Диос вновь повернулся к капитану Юбикве.

– Долфин, я не возражаю против риска. Однако вы удивили меня. Я благодарен вам за помощь. Вы дали мне шанс закончить начатое дело. Я постараюсь оправдать ваши усилия.

Долфин недоуменно пожал плечами и кивнул. Его мощные челюсти жевали слова, которые он предусмотрительно оставил при себе. Энгус молча выругался. Он знал, что чувствовал сейчас командир «Карателя». «Постараюсь оправдать ваши усилия». Проклятье! Это означало новые интриги. Юбикве был сыт коварными замыслами Диоса. Они обходились людям слишком дорого. Термопайл не желал участвовать в их реализации. Прервав главу полиции, он проворчал:

– Слушай, толстяк. Если ты сейчас не свяжешься с Микой, я сам это сделаю. Она молчит слишком долго.

– Ты прав, - быстро согласился Долфин. Похоже, он был рад вмешательству Энгуса.

Юбикве тут же включил интерком и поднес микрофон к губам.

– Мика? Вы слышите меня? Как ваше самочувствие? Вы в порядке?

Наблюдая за ним, Энгус понял, что Долфин сердился на Уордена. Ему не нравились манипуляции главы полиции Концерна. Будучи копом, он не мог оправдать поступки Диоса - даже тем, что тот вывел полицию из-под власти Холта Фэснера.

Мика ответила не сразу. Когда она в конце концов заговорила, ее голос был надломленным скорбью.

– В порядке? Не совсем.

Она задыхалась от боли и слез.

– Я думаю, у меня кровотечение… внутреннее. Мне нужно в лазарет…

Она замолчала - возможно, потеряла сознание.

– Черт!- выругался Энгус и расстегнул ремни.- Ей необходима помощь. Я пойду…

Дэйвис остановил его жестом руки.

– Сиди. Я позабочусь о ней.

Он кивнул на пульт связи, сиявший огоньками вызовов.

– Посмотри, что происходит. «Каратель» и станция полиции требуют ответов. Я думаю, директору Диосу и капитану Юбикве придется принять несколько важных решений.

Его усталое лицо нахмурилось от подозрений.

– Мне не интересно знать, какими они будут. Но ты должен выслушать их. Они не должны приниматься за твоей спиной.

Дэйвис тихо добавил:

– Не беспокойся. Я помогу Мике не хуже тебя.

Термопайл хотел что-то возразить, но затем расслабился и откинулся на спинку кресла. Его сын был прав. Диос намеревался «оправдать усилия» полиции, и Энгусу следовало быть настороже. Победа Диоса могла оказаться очерненной новыми шокирующими преступлениями.

Пока Долфин открывал люк, Дэйвис расстегнул ремни и направился к воздушному шлюзу. Прежде чем войти в пропускную камеру, он остановился и повернулся к Диосу.

– Сиро был мальчишкой. Примерно моего возраста - если не считать, что меня принудительно вырастили в амнионской лаборатории. Сиро стал нелегалом только потому, что Мика не могла предложить ему ничего другого. Он не заслуживал этой смерти.

Диос кивнул, давая понять, что слова Дэйвиса имели для него значение.

– Капитан Юбикве, запишите приказ для директора Доннер, - велел Уорден. - Это мой последний приказ! Я объявляю помилование для Мики Васак, Сиро Васак, Вектора Шейхида и Морн Хайленд.

Морн совершила преступление, сохранив у себя пульт зонного импланта. Она скрыла обличающую улику против Энгуса, а затем использовала этот зонный имплант на себе. Кроме того, ее могли обвинить в нарушении субординации и даже в мятеже.

– Пусть им предоставят все, что они захотят, - продолжил Диос, - новое местожительство, лечение, деньги, идентификаторы и работу. Каждая их просьба должна быть выполнена. Энгус Термопайл не нуждается в помиловании. Он является нашим сотрудником. К тому же он не совершал незаконных действий.

Долфин прошептал:

– Приказ записан.

Уорден посмотрел на Дэйвиса, словно хотел спросить: «Этого достаточно?» Энгус видел, что парень расслабился. Взгляд Дэйвиса смягчился, его кулаки разжались, на губах появилась смущенная улыбка.

– Спасибо, директор, - хрипло сказал он. Оттолкнувшись от поручня, Дэйвис исчез в створе шлюза.

Энгус, утратив остатки эйфории, ожидал дальнейших действий Диоса. Он не думал, что они понравятся ему. Тем не менее Термопайл сохранял терпение. Он хотел узнать, какой выбор предложит ему Уорден - и предложит ли вообще.

– Директор, - неуверенно окликнул Долфин. Он указал на мигавшие индикаторы.

– Я должен ответить на вызовы. Их стало еще больше.

– Нет! - рявкнул Диос. - Не отвечайте. Я вам приказываю.

Его голос походил на оскал зубов: казалось, еще немного, и он укусит собеседника.

– Мин может потерпеть, - продолжил Уорден. - И если понадобится, она договорится со станцией полиции. Я не хочу, чтобы вы выходили на связь до тех пор, пока мы с Энгусом не покинем ваше судно.

– Что вы задумали? - вмешался Термопайл. - Мне это нравится. Куда мы полетим?

Долфин мрачно нахмурился и с угрозой произнес:

– Директор Диос, я офицер полиции. Вы препятствуете выполнению моих служебных обязанностей.

Глава полиции Концерна покачал головой.

– Вы выполните их. Но не сейчас. Послушайте, Долфин. Это важно.

Он говорил спокойным тоном, однако Энгус чувствовал, что в сердце Уордена клокотал вулкан страстей. Его сдержанность лишь увеличивала силу слов.

– Я хочу, чтобы вы доставили Дэйвиса и Мику на станцию полиции. Передайте Мин, что я категорически требую признания их заслуг. Защитите этих людей от произвола чиновников. Существует возможность, что советники в приступе фарисейства решат наказать кого-нибудь из них. Я же попытаюсь уговорить Термопайла, и если он составит мне компанию, мы полетим повидаться с Холтом Фэснером.

Он неловко пожал плечами.

– Я прошу вас выйти на связь с Мин только после того, как я покину модуль.

«Диос будет уговаривать меня», - с удивлением подумал Энгус. Слетать в гости к Фэснеру? Неужели он действительно так сказал? Или слово «уговорить» следовало понимать, как замену «заставить»?

Долфин расстроено смотрел на главу полиции Концерна, под началом которого он служил с тех пор, как стал копом.

– Директор, зачем вам это?- запротестовал Юбикве.- С Холтом покончено. Вы можете забыть о нем. Лучше сами поговорите с Мин Доннер…

– Нет, - прервал его Уорден.

Его тон был выразительным, как крик.

– Койна рассказала Совету о преступлениях, которые я совершил по указанию Дракона. После ее выступления люди перестали доверять мне как главе полиции. Я скомпрометирован. На мне лежит такой же груз вины, как и на Холте Фэснере. Совет может оправдать мои действия, но я по-прежнему буду считать себя преступником. Если вы сейчас свяжитесь с Мин Доннер, она будет вынуждена арестовать меня за злоупотребления служебным положением. Она прикажет вам доставить меня на станцию полиции, и это надорвет ее сердце. Она по-прежнему верит мне, Долфин.

Он озабоченно вздохнул.

– Я не хочу бросать на нее тень. Если Мин не арестует меня, Совет заподозрит ее в соучастии. Она тоже будет дискредитирована.

Уорден не стал упоминать о том, что именно Долфину пришлось бы арестовывать его. Столь неприятная обязанность могла оказаться болезненной для Юбикве. Впрочем, тот уже оценил правоту предсказаний Диоса - и она ужаснула его.

Диос не дал ему время на ответ. Он заговорил еще более страстно:

– Дракон по-прежнему жив. Я знаю это. Большая часть его станции уцелела. Взгляните на экраны сканера.

Он кивнул головой на штурманский пульт.

– Могу поспорить, что Холт, отдавая приказ об атаке Сака-Батора, позаботится о собственной безопасности. Он все еще жив и по-прежнему обладает огромной властью. Его контракты и базы данных являются системой рычагов, с помощью которой он будет продолжать поддерживать свою империю. Если советники предпримут против него какие-то действия, Дракон уничтожит половину из них и разрушит глобальную финансовую систему, которая помогает нам сохранять баланс сил с запретным пространством. Проклятье! При желании он может продать амнионам бесценные секреты человечества. У него остались дроны и корабли. Возможно, в эту минуту он копирует архивы станции, чтобы затем подняться на борт яхты и уйти в подпространство.

– Кордон Мин Доннер воспрепятствует этому, - возразил капитан Юбикве.

Уорден со вздохом покачал головой. Указав рукой на дисплеи командного пульта, он мрачно сказал:

– Ее корабли не в той позиции.

Энгус бросил взгляд на экраны штурманского пульта. Навигационная схема подтверждала слова Диоса: при старте с дальней стороны мятежной станции быстроходная яхта Фэснера могла беспрепятственно обойти кордон Мин Доннер. Это предполагало интересные возможности…

Плечи Долфина поникли.

– Вы думаете, он продаст амнионам наши секреты? - в отчаянии спросил Юбикве.

Диос скрестил руки на груди и сквозь зубы ответил:

– Амнионы могут выращивать людей и имплантировать им чужие воспоминания. Они способны сделать Холта бессмертным - особенно за тот товар, который он предложит им. Я думаю, что Фэснер пойдет на такую сделку. Долфин, прошу вас, не мешайте мне и Энгусу. Позвольте нам остановить Дракона. Остановить навсегда! Прежде чем он успеет совершить самое худшее из своих преступлений.

Его голос стал более мягким.

– Я хочу, чтобы вы сделали это без нарушения приказов Мин Доннер. Не спешите восстанавливать связь с «Карателем». Подождите, пока мы не отправимся на станцию Концерна.

Долфин потер лоб ладонью и прикрыл глаза рукой. Он избегал взгляда Уордена. Его плечи напряглись. На лбу появились морщины.

– Вы не вернетесь оттуда, - сказал он приглушенным голосом.

Его фраза была не вопросом, а констатацией факта.

– Разве это важно? - тихо возразил Уорден.

С уст Долфина сорвался стон. Он молча повернул лицо к экранам.

– Хорошо! - вмешался Термопайл. - Давайте притворимся, что сказанное вами разумно и толково.

Он больше не желал играть в прятки. Ему хотелось узнать правила новой игры.

– У меня возник вопрос. Как вы надеетесь «уговорить» меня отправиться с вами?

Диос медленно повернулся в кресле и посмотрел на Энгуса.

– Я вам нужен, - заявил Термопайл. - Это очевидно. Если Фэснер еще жив, то сохранилась и большая часть его службы безопасности. Вам не удастся справиться с охраной в одиночку. Но с какой стати я должен решать ваши проблемы?

Во время первой встречи, когда Уорден давал ему инструкции по спасению Морн, Энгус с трудом выдерживал пронизывающий взгляд главы полиции Концерна. Теперь он не испытывал никакого смущения. Чем честнее становился Диос, тем меньший страх внушал он Энгусу.

– Вы хотите пригрозить мне расправой? Каким-то кодом, который сожжет мой мозг, сотрет базы данных или введет программное ядро в состояние стазиса? Я не сомневаюсь, что вы можете сделать это. Трахнутый Хэши Лебуол наверняка вложил в мою программу какую-то гадость.

Диос по-прежнему смотрел на него.

– Нет, - ответил он. - Я не собираюсь угрожать вам расправой. Мне было бы стыдно вымогать у вас помощь.

В его голосе появились настораживающие тона.

– Вы полетите со мной, потому что я возьму «Трубу». Вам придется либо согласиться, либо убить меня и Долфина.

Он посмотрел на капитана Юбикве, но не стал ожидать его реакции.

– Впрочем, вы можете остаться здесь. Но тогда вся ваша жизнь будет проходить под опекой чиновников полиции. Если же вы захватите «Трубу», Мин Доннер откроет огонь. Вместе с вами погибнут Дэйвис и Мика. Не думаю, что это вам понравится.

Термопайл фыркнул и свирепо усмехнулся.

– А еще я могу пролететь с вами часть пути и, убив вас, вернуть свой корабль. Мне не хотелось бы расставаться со скаутом.

Уорден не сводил взгляда с Энгуса. Ничто не могло изменить его решения. У него не было обратного пути.

– Я принимаю такую возможность.

Энгус молча пожал плечами. Он верил Диосу: тот фанатично выполнял свои обещания. Директор Доннер была права. Уорден старался искупить свою вину.

Термопайл со вздохом повернулся к Долфину.

– Он кое-что не сказал тебе, толстяк. Вестабул вколол ему мутаген.

Юбикве содрогнулся. Он рывком поднял голову и с ужасом посмотрел на Уордена.

– Это то же самое вещество, которым Сорас Чатлейн свела с ума Сиро, - пояснил Энгус. - У директора Диоса имеется лекарство, удерживающее мутаген в пассивном состоянии. Пока пилюли не кончатся, он будет оставаться человеком. Их хватит на несколько часов.

Долфин хотел задать вопрос, но из горла не вышло ни звука.

– Ситуация хуже, чем выглядит, - продолжил Термопайл.- Если мы отправим Диоса на станцию полиции, то Лебуол излечит его иммунной вакциной. Но после этого директора Диоса будут судить за предательство. Если ты отпустишь его к Фэснеру, он покончит с собой. Парень слишком долго был копом - он не вынесет дискредитации. Диос понял, что законы, по которым он судил других людей, приложимы и к нему. Лично мне это нравится.

Он склонился вперед и доверительно добавил:

– Вряд ли Мин Доннер скажет тебе спасибо, если ты доставишь его на станцию. Суд над Диосом станет для нее ужасной мукой.

Перед капитаном Юбикве разверзлась личная пропасть. Он отчаянно пытался вернуть былую определенность. Несмотря на упрямую натуру, Долфин всю жизнь считал Мин Доннер и Уордена Диоса непогрешимыми людьми. И вот теперь его наивные представления рассыпались как песочные замки. Он выглядел несчастным и потерянным. Примерно так же Энгус чувствовал себя в открытом космосе, когда шанс на выживание измерялся долями процента…

Долфин оперся локтями на пульт и положил квадратный подбородок на ладони. Не глядя на Диоса, он мрачно проворчал:

– А ведь я подозревал, что будут неприятности. Слишком уж легко все вышло. Вы трудный человек, Уорден. Мне кажется, что людям, которые работали с вами, не раз хотелось совершить сеппуку.

Он кивнул на открытый люк воздушного шлюза.

– Если меня подвергнут допросу, я скажу, что пришел в сознание уже после того, как вы покинули модуль. Когда лазарет подлечит Мику и Дэйвис принесет ее сюда, я закрою люки и освобожу «Трубу» от захватов.

Взглянув на Диоса, он тихо закончил:

– Только сделайте это красиво.

Уорден кивнул. Его единственный глаз замерцал влажной пленкой. Сглотнув пару раз, он коротко ответил:

– Обещаю.

Однако Диос не стал предаваться эмоциям. Возможно, он боялся потерять контроль над чувствами.

– Энгус? - быстро спросил Уорден. - Вы со мной?

– Черт бы вас побрал! - с усмешкой произнес Термопайл.- Я не могу пропустить такого веселья. Мне доводилось охотиться на разную дичь, но за драконом я еще не гонялся.

Он не узнавал себя. Уорден и Морн сплавились в его сознании в единое целое. Исполнив свои обещания, они изменили Энгуса непонятным и радикальным образом. Кроме того, ситуация предполагала весьма интересные возможности.


Содержание:
 0  Тот день, когда умерли все боги. Прыжок в катастрофу. Том 2 : Стивен Дональдсон  1  Хэши : Стивен Дональдсон
 2  Морн : Стивен Дональдсон  3  Дэйвис : Стивен Дональдсон
 4  Уорден : Стивен Дональдсон  5  Дэйвис : Стивен Дональдсон
 6  Энгус : Стивен Дональдсон  7  Морн : Стивен Дональдсон
 8  Уорден : Стивен Дональдсон  9  Долфин : Стивен Дональдсон
 10  Мика : Стивен Дональдсон  11  Койна : Стивен Дональдсон
 12  Морн : Стивен Дональдсон  13  Клитус : Стивен Дональдсон
 14  Мин : Стивен Дональдсон  15  Клитус : Стивен Дональдсон
 16  Сиро : Стивен Дональдсон  17  Лейн : Стивен Дональдсон
 18  Койна : Стивен Дональдсон  19  Холт : Стивен Дональдсон
 20  Уорден : Стивен Дональдсон  21  Энгус : Стивен Дональдсон
 22  Дэйвис : Стивен Дональдсон  23  Сиро : Стивен Дональдсон
 24  Мин : Стивен Дональдсон  25  Дэйвис : Стивен Дональдсон
 26  Энгус : Стивен Дональдсон  27  Мика : Стивен Дональдсон
 28  вы читаете: Энгус : Стивен Дональдсон  29  Энгус : Стивен Дональдсон
 30  Уорден : Стивен Дональдсон  31  Холт : Стивен Дональдсон
 32  Морн : Стивен Дональдсон  33  Хэши : Стивен Дональдсон



 




sitemap