Фантастика : Космическая фантастика : Дэйвис : Стивен Дональдсон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




Дэйвис

Он без устали шагал по палубе мостика. Дэйвис ничего не мог с собой поделать - им двигал ускоренный метаболизм. Страх перед «Затишьем» и Марком Вестабулом терзал его нервы. Сердце ныло от досады и почти метафизической тоски. Чувство обиды распирало грудь, словно под ребрами жужжал рой рассерженных ос. Ему хотелось кричать - кричать на Мин Доннер.

«Неужели вы не осознаете, на что вы обрекли мою мать?»

Еще три дня назад он считал, что Морн сводит его с ума своими постоянными отсрочками, сомнениями и конфликтующими приоритетами. Однако теперь он понимал ее. Дэйвис впервые испытывал такое болезненное разочарование.

Это не оправдание.

В глубине души он был лейтенантом полиции, рожденным и вскормленным для работы. Его инстинкты взывали о долге, о защите Земли, об уничтожении «Затишья». Ему хотелось сражаться за будущее человеческого космоса. Но Мин Доннер заставила его стыдиться принадлежности к копам. Он не знал, как простить преступления, укреплявшие власть Холта Фэснера: преступления, совершенные против его отца и матери.

Мин по-прежнему была убеждена в правоте Уордена Диоса. В отличие от нее Дэйвис доверял только Морн.

«Я думаю, нам нужно спасти его».

Он был согласен с этим. Он рвался в бой и жаждал битвы - ведь «Затишье» прилетело именно за ним. Боевой корабль нагло вторгся в околоземное пространство, чтобы заявить права на Дэйвиса. Амнионы хотели использовать его в войне против человечества. Он охотно пошел бы на смерть, чтобы сорвать их планы. Но ему хотелось, чтобы Диос понес наказание…

Наверное, Морн желала того же самого. В момент рождения он получил ее ум и воспоминания. Она с не меньшей ясностью, чем Дэйвис, осознавала необходимость решительных действий. Но теперь он понимал ее сомнения - ее ожидание дополнительной информации. Вероятно, Морн тоже стыдилась своей принадлежности к полиции. Как и Дэйвис, она не знала, кому доверять. И она хотела уточнить, кто получит выгоду от принятого ею решения.

Вторжение «Затишья» стало личной проблемой Дэйвиса. Очевидно, Вестабул уже смирился с невозможностью помешать распространению иммунной вакцины Вектора. Он смирился с тем, что человечество узнает о секретах, унесенных «Трубой» из запретного пространства. Он прилетел сюда за Дэйвисом. Амнионы хотели изучить его и создать технологию для производства мутантов, похожих на людей. Если бы их исследования увенчались успехом, они получили бы мощное оружие, способное истребить порожденные на Земле формы жизни.

Однако его проблема не ограничивалась этим. Он был уверен, что Уорден постарается выполнить требования Вестабула. Иначе пушки «Затишья» вызовут колоссальные разрушения на поверхности планеты. Возможно, Диос не знал, какие надежды амнионы возлагали на Дэйвиса. Или - если Энгус прав - Уордена могли шантажировать тем же мутагеном, который лишил Сиро разума и подчинил Сорас Чатлейн. В любом случае ничего хорошего ждать не приходилось.

Спасение Диоса было более безопасным вариантом, чем выполнение его приказов. К сожалению, Энгус отказался помогать, а Дэйвис не мог придумать, как выполнить эту миссию в одиночку. При неудачной попытке его могли взять в плен. С другой стороны, он должен был остановить атаку «Затишья». Под угрозой находились жизни миллионов людей.

Самый легкий способ заключался в следующем: можно было оставить главу полиции Концерна в беде, обратиться к Совету и опорочить репутацию Диоса. Тогда никто не ожидал бы, что «Каратель» и «Труба» подчинятся его приказам. Но к кому тогда перейдет власть Уордена? Кто займет его место? Мин Доннер? Вряд ли. Копами владел Холт Фэснер. Дискредитация Уордена привела бы к краху полиции и позволила Дракону уйти от наказания за преступления, которые совершал для него Диос.

Не удивительно, что Морн тянула время. Дэйвис и сам поступил бы так же, если бы мог вынести ожидание. Он без устали шагал по мостику, стараясь найти выход из создавшегося положения. Но в голову не приходило ничего толкового. Он был слишком напуган.

Немногим раньше Дэйвис заявил: «Наше время кончается. Мы не можем оставить это безнаказанным. Что будем делать?» На первый взгляд казалось, что он переложил решение на мать. Однако это было не так. Его неуверенность в себе имела другую причину. С момента рождения он почти не влиял на свою судьбу. Ник отдал его амнионам. Морн направила сына к Биллу. Энгус спас Дэйвиса из тюремной камеры. Да, он перезапустил программное ядро отца, но только потому, что так сказала Морн. Все это время он вел себя как беспомощный слабак, пока Мика и Морн, Энгус, Вектор и даже Сиб компенсировали его промахи.

Фактически он не искал каких-то новых ответов. Дэйвис хотел уловить намек, который подсказал бы ему, как спастись от амнионского плена. Если бы он знал планы Морн, то мог бы прояснить свое положение. Но с ним никто не говорил. Его проблемы никого не волновали. Мать выжидала. Энгус захлопнул душу и забаррикадировался собственными страхами. Мика так устала от забот и огорчений, что могла следить лишь за прицелом. Мнение Вектора о ситуации было слишком простым, чтобы решить дилемму Дэйвиса. Сиро потерял рассудок. Что касается Доннер, то она, возможно, понимала ситуацию…

Доннер загадочно намекнула на «искупление вины». В этом кризисе она уловила грани и возможности, которые остались неясными для Дэйвиса. Ее скупые объяснения внесли еще большую путаницу. Ник и Майлс Тэвернер подставили Энгуса, чтобы дать Дракону власть над всем человеческим космосом. И Диос мирился с этим? Очевидно, да. Он без возражений санкционировал операцию. Мин тоже была замешана. Она раскрыла факты, но ничего не сказала о том, что стояло за ними.

«Подумайте немного. И сами все поймете».

Наверное, Морн уже поняла. И именно поэтому она решила подождать. Но «Затишье» прилетело сюда не за ней.

Мин вела интенсивные переговоры с Центром командного пункта. За исключением пилота Пэтриса и связистки Крей, она была единственной на мостике, кто занимался полезным делом. Штурман и системотехник повторно проверяли одни и те же данные. Мика изучала вооружение «Карателя», хотя знала о нем уже все необходимое. Энгус и Сиро шептались словно два заговорщика. Морн, Долфин Юбикве и Вектор сохраняли пассивную неподвижность.

По контрасту с ними Мин, стоявшая у пульта связи, была заряжена, как пистолет. Прижимая рукой наушники, она решительно шептала в ларингофон приказы и распоряжения. Дэйвис слышал лишь обрывки фраз. Он рассеянно поправил пистолет, который оттягивал его карман. Чуть позже ему показалось, что Мин адресовалась к Хэши Лебуолу. Он перестал прислушиваться к ее словам. О чем бы она ни говорила с директором Бюро по сбору информации, их разговор не имел отношения к его дилемме.

Через пару минут Мин начала перечислять названия кораблей: «Доблесть», «Рискованный» и так далее. Взглянув на дисплеи штурмана, Дэйвис понял, что она выстраивала заградительный кордон вокруг «Затишья». Мин расставляла корабли таким образом, чтобы каждый из них мог вести огонь по амнионскому сторожевику, «Карателю», командному пункту полиции Концерна и станции Холта Фэснера.

Торможение выводило крейсер на расчетную орбиту. Мин Доннер была готова ко всему, но она, как и Морн, еще не приняла окончательного решения. А Дэйвис не мог больше ждать. Преодолев инерцию, он подошел к Термопайлу и Сиро. Не зная, с чего начать, юноша молча смотрел на отца. Наконец тот поднял голову и нацелил на сына колючий взгляд. Дэйвис тихо прошептал:

– Скажи мне, как поступить. Как освободить Уордена Диоса?

Пожалуйста, ответь. Мне нужен конкретный план. Неужели все, что я хочу спасти, обречено на уничтожение?

Энгус криво усмехнулся, как будто злился на него.

– Спроси у Сиро.

Он кивком головы указал на брата Мики.

– Парень знает, что надо делать.

– Я знаю, что надо делать, - подтвердил Сиро Васак.

Он тоже усмехался - таинственной улыбкой, которая намекала на страх и облегчение.

– У тебя ничего не получится, - с раздражением крикнул Дэйвис. - Тебе грош цена, если Энгус откажется участвовать в этом! Если он не поможет нам спасти Уордена Диоса!

Он тут же пожалел о том, что перенес свой гнев на Сиро. Брат Мики съежился в кресле. Дэйвис увидел, как его глаза наполнились темной пустотой. Мальчик обиженно пригнул голову и прикусил губу. Подавив стон, Дэйвис повернулся к Энгусу.

– У Вектора осталось несколько таблеток с вакциной.

Его голос дрожал от горечи, которую он не мог преодолеть.

– Даже если Марк Вестабул ввел Диосу замедленный мутаген, мы могли бы помочь ему добраться до станции.

– Ты что, меня не слушаешь? - вспылил его отец. - Сколько раз тебе повторять? Твой Диос знал, что делал, когда отдал Морн в руки Саккорсо; когда подставил меня и уничтожил мой корабль. Он отнял мою жизнь! Он искалечил судьбу твоей матери!

Его взгляд перешел на Морн.

– Уорден знал, что делал, когда превращал меня в киборга. Он назвал это преступлением против моей души. Но его не остановили ни закон, ни честь офицера. Он наплевал на них! Теперь, похоже, его замучила совесть, и Диос решил разделаться с собой. Лично я хочу убедиться, что он не передумает.

Дэйвис пожал плечами. Насколько он понимал ситуацию, обвинения Энгуса были вполне обоснованными. И намек Мин об «искуплении вины» никак не смягчал ситуацию. Никто не хотел отвечать на терзавшие его вопросы.

– Морн, - неожиданно сказал Вектор, - я думаю, мы должны лететь к Земле, чтобы исполнить нашу миссию.

Он говорил спокойно и тихо, но его лицо омрачала тревога.

– Мы не можем полагаться на догадки и предположения. После всех этих потоков лжи ситуация стала абсолютно непонятной. Если мы начнем волноваться о возможных ошибках, то потратим время зря и не сделаем того, что хотели.

Морн промолчала. Возможно, она не слышала его. Лейтенант Хайленд сидела в командном кресле с опущенной головой и закрытыми глазами. Лишь напряженность плеч и губы, слегка подрагивавшие в ответ на реплики ее друзей, показывали, что она осознавала происходящее. Внезапно Порсон доложил:

– Директор, «Затишье» повернуло к нам антенны. Похоже, амнионы решили пообщаться с нами.

Дэйвис тут же повернулся к пульту связи. Морн быстро открыла глаза и посмотрела на Мин. Мика издала несколько нечленораздельных звуков, которые могли быть проклятием или молитвой.

«В данный момент я жду предложений от директора Диоса. Раз он заварил эту кашу, то пусть ее и расхлебывает. Возможно, он знает какое-то решение проблемы».

Директор Доннер не колебалась.

– Общая трансляция, Крей, - приказала она. - Крейсер полиции Концерна «Каратель» вызывает амнионский сторожевик «Затишье».

На этот раз Мин использовала систему громкой связи, а не шептала слова в ларингофон.

– Мы вас не слышим. У нас серьезные повреждения антенных блоков. Если вы хотите связаться с нами, то пересылайте свои сообщения через командный центр полиции Концерна.

Выключив микрофон, она посмотрела на Крей.

– Повторяйте эту запись, пока амнионы не отреагируют на нее.

Мин повернулась к офицерам и добавила:

– Отныне никаких секретов. Что бы ни сказал Марк Вестабул или Уорден Диос, все эту будет записано в официальных документах.

То есть занесено в вахтенный журнал корабля и компьютеры Центра.

Дэйвис затаил дыхание. «Будет записано в официальных документах». Мин вновь поколебала его недоверие. «Отныне никаких секретов». Искупление вины. Абсолютная честность. Что, черт возьми, она делала? Чего добивалась?

– Мне кажется, они услышали нас, - доложил штурман. - Амнионы перестраивают антенны.

Капитан Юбикве выпрямился в кресле.

– Порсон, ты можешь выяснить, с кем они собираются говорить?

Очевидно, он не был таким безучастным, каким хотел казаться.

– Мы не способны перехватывать узкополосные сигналы, капитан, - ответил штурман. - Часть их антенн находится на той стороне, которая нам не видна. Но перед отключением сканерной сети мы получили хорошую картинку. Я могу сказать, что в тот момент одна из их антенн была направлена на командный пункт полиции Концерна, а вторая - на станцию Фэснера.

– На домашний офис Концерна рудных компаний? - рявкнул Долфин. - А куда направлены антенны Дракона?

Порсон сверился с показаниями приборов и быстро рассчитал вектора.

– На станцию полиции, «Затишье» и Сака-Батор. Он смущенно посмотрел на Долфина.

– Еще одна нацелена на нас, но офис Фэснера ее не использует.

Внезапно Дэйвис понял направленность вопросов, заданных Юбикве. Его сердце сжалось от тревоги. Он повернулся к Морн.

– Что мы будем делать, если Вестабул договорится с Фэснером?

– У меня есть вопрос лучше, - мрачно вставил Энгус - Как мы узнаем о том, что они договорились?

Мин прервала свое общение с Центром и отключила ларингофон.

– Они не договорятся, - уверенно произнесла директор подразделения спецназа. - Фэснер не сможет дать Вестабулу того, что тот хочет.

Взглянув на Морн, она мрачно добавила:

– Однако если Уорден не выполнит требований амнионов, они начнут переговоры с Фэснером.

Энгус выругался.

– Только этого нам и не хватало! Новой угрозы! Его хриплый голос вибрировал от напряжения,

словно он сражался с зонными имплантами.

– Когда чертов Диос нажрется мутагенов и прикажет нам сдаться, вы сделаете все, чтобы мы подчинились. Вас пугает возможная сделка Вестабула и Фэснера. Вы, очевидно, думаете, что эта идея может склонить нас к самопожертвованию. Но лично мне плевать на ваши страхи. Если Фэснер хочет продать эту чертову планету, я не возражаю. Мне ее не жаль.

– Короче, тебя этот вопрос не волнует, - прервал его Дэйвис. - Ты уже прояснил свою позицию, когда сказал, что не хочешь участвовать в освобождении Диоса.

Вскипавшее отчаяние требовало выхода. Дэйвис боялся, что если он еще раз подавит свой крик, его сердце взорвется от негодования.

– Однако некоторые из нас думают иначе. Так что заткнись и не мешай нам разрабатывать план.

– Ты что, приятель, не врубаешься? - возмутился Энгус. - Неужели твой тупой и жалкий мозг еще не понял, что я стараюсь сохранить наши жизни?

Дэйвис промолчал. Он не знал, как объяснить отцу, что некоторые вопросы были важнее выживания. Морн опять закрыла глаза, как будто не хотела видеть сына и Энгуса, экранов сканера и всего того, что могло отвлечь ее от размышлений.

– Крей, - спросила она, - Совет знает, что мы находимся на борту «Карателя»?

Мин опередила связистку. Не поворачивая головы и не отключая ларингофон, она быстро ответила:

– Центр поддерживает связь с директором Хэнниш, которая в данный момент участвует в заседании Руководящего Совета. Она знает о вашем прибытии. Но широкополосное вещание на Землю пока невозможно. Диспетчерская служба занята наведением порядка на планете. Массовая эвакуация вызвала кризис, а отключение сканерной сети еще больше осложнило ситуацию. Ограниченное число каналов командного пункта полиции не соответствует масштабам бедствия. Если Койна не рассказала о вас советникам, то они до сих пор ничего не знают.

Директор подразделения спецназа сделала паузу и мрачно добавила:

– Хотя, возможно, они услышали что-то от Фейна. Я уверена, что он поддерживает постоянный контакт с домашним офисом Дракона.

Внезапно Крей замахала рукой.

– Директор, - доложила она, - Центр передает нам сообщение от директора Диоса.

О, черт! Дэйвис содрогнулся от недоброго предчувствия. Вот и началось. Он не был готов к такому быстрому развитию событий.

Морн открыла глаза и пригнулась вперед. В ее взгляде пылал огонь сомнений. У Дэйвиса сложилось впечатление, что мышцы ее шеи, плеч и рук напряглись от тревожного ожидания. Вектор придвинулся к командному пульту. Дэйвис сделал то же самое. Беспокойство Морн притягивало его, как магнит. Он инстинктивно сжал пальцы на рукоятке пистолета.

– Амнионы на прицеле, - усталым голосом доложила Мика. - Я могу выстрелить в них, как только ты скажешь.

Сиро был ее братом. Она лучше других понимала цель, ради которой использовался мутаген Сорас Чатлейн.

Мин Доннер сохраняла бесстрастное спокойствие. Ее не коснулась тревога на мостике. Похоже, она забыла, что такое страх.

– Выведите сообщение на динамики, - велела она Крей. - И оставьте меня на этом канале связи. Я продолжу переговоры с Центром. Пусть с амнионами говорит лейтенант Хайленд.

«Слава Богу, - подумал Дэйвис. - Она не обманула. Мин действительно держала свое слово».

– Будет сделано, директор, - ответила Крей. Дрожащими руками она нажала на несколько клавиш. Динамики издали приглушенный треск статики, порожденный импульсным двигателем. Морн подбодрила себя и сделала глубокий вдох. Сквозь шум искажений донесся знакомый мужской голос.

– «Каратель», это Уорден Диос.

Он говорил спокойно и четко, словно его ничто не волновало.

– Я нахожусь на борту «Затишья». Впрочем, вам это известно. Мин? Почему не отвечаете? Долфин?

Дэйвис никогда не слышал голос главы полиции Концерна рудных компаний. Но в нем пробудились воспоминания матери. Он почувствовал странный трепет, словно воин при звуке трубы. Харизма Уордена вдохновляла веру и желание служить. Хотя, скорее всего, это был отклик Морн, проникший через брешь их индивидуальных различий. Тем не менее убежденность Диоса импонировала Дэйвису - создавала основу для честной работы копа. И сердце юноши отозвалось на зов Уордена.

«Я думаю, нам нужно спасти его». Да! «Я по-прежнему доверяю Диосу».

Возможно, не считая Морн, он был единственным, кто реагировал подобным образом. Капитан Юбикве пригнул голову, словно стыдился того, что потерял контроль над кораблем. Пэтрис продолжал выполнять свои обязанности. Мика сфокусировалась на прицеле. Порсон делал вид, что изучает показания сенсоров. Системотехник Байделл была парализована тревогой. Глессен напряженно сжимал кулаки и шептал проклятия. Мин возобновила переговоры с Центром, как будто ее не заботило положение Уордена. Дэйвис завидовал ее хладнокровию и концентрации. Ему не хватало этого бесстрастного спокойствия. Его нервы звенели, словно карильон.

Морн судорожно пожала плечами и включила микрофон командного пульта.

– Директор Диос.

Она прочистила горло, поморщилась от слабости и сглотнула слюну.

– Это Морн Хайленд. Я нахожусь на борту «Карателя» и управляю кораблем.

Уорден ответил не сразу. Статика наполнила его молчание плотной завесой неопределенности. Он как бы прятался за ней. Затем Диос хрипло спросил:

– Вы лейтенант Морн Хайленд? С «Повелителя звезд»? Я вас правильно понял?

Он был явно удивлен.

– И вы командуете кораблем?

Очевидно, Уорден не имел контакта с Центром и с Хэши Лебуолом. Он не знал, кто управлял «Карателем».

– Да, сэр.

Морн подняла голову и выпятила челюсть.

– Мой отец был капитаном Дэйвисом Хайлендом. Но я больше не считаю себя лейтенантом полиции. Мне пришлось отказаться от этого звания, когда я попала на «Мечту капитана». Вблизи системы Масси-ва-5 я захватила крейсер. Никто не пострадал. Директор Доннер и капитан Юбикве находятся на мостике.

Она мрачно добавила:

– Однако решения на корабле принимаю я. Морн будто бы предупреждала: «Не пытайся

приказывать мне. Я больше не подчиняюсь тебе».

Какое-то время Уорден молчал. Наверное, он был ошеломлен ее словами. Тем не менее, возобновив разговор, Диос ничем не показал своего изумления. Расстояние и помехи надежно скрывали его эмоции.

– Простите меня, Морн. Слишком много сюрпризов за такой короткий промежуток времени. Мне нужно немного освоиться. Насколько я знаю, вы однажды уже совершали нечто подобное - захватывали власть на чужом корабле.

Диос не стал уточнять детали, но, очевидно, Вестабул рассказал ему о том, как она вынудила Станцию Всех Свобод вернуть ей Дэйвиса. Это случилось после того, как Ник продал ее сына за компоненты тахионного двигателя.

– Похоже, вы хороши в таких делах. Наверное, Вестабул объяснил ему, как она добилась возвращения Дэйвиса.

– Я не спрашиваю о ваших дальнейших планах,- продолжил глава полиции.- У нас нет времени на эти частности. Но в сложившихся обстоятельствах я хотел бы убедиться, что Мин и Долфин не пострадали при захвате корабля.

– Они перенесли лишь пару оскорблений. Дэйвис одобрительно кивнул. Морн сохраняла ту же бесстрастность, что и Уорден. Ее голос не выдавал никаких эмоций.

– При желании вы можете убедиться в этом. Однако в данный момент директор Доннер занята. Я позволила ей выполнять обязанности временного руководителя полиции Концерна. Взамен она приказала капитану Юбикве не вмешиваться в мои действия.

На этот раз Уорден не медлил.

– Они слышат меня?

– Наш разговор транслируется через динамики громкой связи, - ответила Морн.- Вас слышат все, директор.

«Отныне никаких секретов».

– Долфин? - спросил Уорден. - С вами все в порядке?

Голос Диоса исказился помехами. Капитан Юбикве открыл рот для ответа, но затем посмотрел на Морн. Она повернулась к нему и молча кивнула.

– Нет, директор. Я не в порядке.

Бас Долфина дрожал от злости и обиды.

– Все пошло не так, и я не знаю, что делать с этим. Мне не понятно, как мы оказались в таком дерьме. Но я могу заверить вас, что за последние дни мы приняли несколько решений, которые оказались вполне разумными.

– Уверен, что так оно и есть, - извиняющимся тоном ответил Уорден. - Рад был услышать ваш голос.

Помолчав, он добавил:

– Морн, а Энгус с вами? Он тоже слышит меня?

Термопайл удивленно склонил голову на бок. Желваки на его скулах напряглись. Дэйвис содрогнулся. По неясным для него причинам он боялся, что Уорден воспользуется приоритетными кодами киборга. Отголоски веры и идеализма в голосе Диоса убеждали его в обратном. Но Дэйвиса уже тошнило от принуждения, и он не хотел, чтобы Уорден вновь прибегал к нечестным методам.

Возможно, Морн испытывала те же чувства. Однако она ничем не выдавала своих сомнений.

– Да, директор, он слышит.

В ее голосе появилась язвительность.

– Вся уцелевшая команда «Трубы» находится на мостике.

Уорден не стал интересоваться погибшими людьми. Похоже, что этот вопрос его не волновал.

– Энгус, - сказал он, - я удивлен, что вам удалось так много сделать. Вы хорошо потрудились.

Диос подождал пару секунд, надеясь на ответ. Когда Энгус промолчал, он спросил:

– Надеюсь, с вами все в порядке?

Морн посмотрела на Термопайла и кивнула ему, как Долфину. Ее взгляд помрачнел от боли и тревоги. Энгус разжал челюсти.

– Это будет зависеть от ваших приказов,- огрызнулся он.

Дэйвис сжал ладонь на рукоятке оружия. Чтобы как-то успокоить стучавшее сердце, он глубоко вздохнул и задержал дыхание. Из динамиков раздалось недовольное восклицание.

– Я не собираюсь отдавать вам приказы.

Голос Уордена намекал на усталость и горечь потерь.

– Думаю, что Мин уже пыталась сделать это. Но если кораблем управляет Морн, то, значит, вы нашли какой-то способ обойти приоритетные коды. Мы говорили об этом однажды.

Наверное, он понял, что Ник выбыл из игры. Здесь большого ума не требовалось. Если бы Саккорсо получил власть над Энгусом, ситуация на борту «Карателя» выглядела бы иначе.

Термопайл поднял руки к лицу и потер покрасневшие щеки.

– В таком случае, - ответил он, - я скажу вам правду. Со мной тоже не все в порядке. Толстяк Юбикве не так глуп, каким кажется на первый взгляд. Он верно заметил, что мы здесь оказались в полном дерьме. Но в отличие от него и остальных я знаю, чем мы тут занимаемся.

Занимаемся? Дэйвис с удивлением посмотрел на Термопайла. О чем он говорил?

– То есть? - осторожно спросил Уорден. Энгус мрачно усмехнулся. Пропустив сентенцию

Диоса мимо ушей, он с вызовом произнес:

– Мы ожидаем, что вы сдержите, по крайней мере, одно из ваших обещаний. Я уверен, что каждый из нас надеется на что-то свое, но лично мне хотелось бы увидеть, как вы разберетесь с преступлением, совершенным вами против меня.

Глаза Морн непроизвольно расширились. Дэйвис прикусил губу. Мать и сын не учли той возможности, что Диос мог дать Термопайлу какое-то обещание. Несмотря на агрессивное отношение к главе полиции Энгус действительно говорил ему правду.

– Я подумаю над этим,- ответил Уорден.- Перед принятием решения мне нужно оценить ситуацию.

– Хорошо, - проворчал Термопайл. - А пока вы прицениваетесь, я скажу, о чем думаем мы. Нам не терпится узнать, какой мутаген вам ввел Марк Вестабул.

Уорден вздохнул.

– Не волнуйтесь об этом, - ответил он. - У меня во рту таблетка с ядом. В случае необходимости я без колебаний раскушу ее.

Он твердо добавил:

– Мне не хочется превращаться в амниона. Дэйвис верил ему. Он и сам был готов совершить

самоубийство. Несмотря на статику и помехи, голос Уордена не вызывал никаких сомнений. Морн тоже безоговорочно доверяла Диосу большую часть своей жизни. Дэйвис чувствовал, что лояльность главе полиции Концерна укрепляла его позицию. При таком настрое он относился к своей возможной участи гораздо проще, чем когда был наполнен яростью и страхом.

Морн вонзила пальцы в волосы, отгоняя воспоминания о «честном» Диосе. Она напомнила себе, что директорат полиции Концерна рудных компаний оказался полностью коррумпированным.

– Зачем вы говорите нам об этом? - с раздражением спросила она. - Чего вы добиваетесь? Я уже сказала, что не считаю себя копом. Я не подчиняюсь вам. Наши планы не будут зависеть от вашей пилюли с ядом - есть она у вас или нет!

– Я это учту, - ответил Уорден.

Пленение на борту «Затишья» подталкивало его к решительным поступкам.

– Однако вы должны понять, с кем говорите. Я не какая-то амнионская пешка, которую вы можете игнорировать. Я Уорден Диос! И я здесь выполняю свою работу!

Напряженность момента была так велика, что Морн задрожала. Мин отвернулась, фокусируя внимание на наушниках и ларингофоне. Она по-прежнему вела переговоры с Центром.

Дэйвис беспомощно кивнул. Уорден Диос действительно выполнял свою работу: спасал Сака-Батор, командный пункт полиции и миллионы человеческих жизней. Разве можно было спорить с этим? Ситуация требовала, чтобы он предложил себя в жертву. Так поступил бы каждый настоящий коп.

Однако Морн продолжала гнуть свою линию.

– Прошу прощения, директор Диос. Я кое-что не понимаю.

Наверное, она хотела спросить: «Какие обещания вы решили выполнить?»

– Почему вы на борту амнионского судна? Как вы можете выполнять свою работу, превратившись в заложника?

Очевидно, ее слова задели Уордена.

– Вам не обязательно понимать это, Морн, - с неожиданной страстностью ответил он. - Лучше подумайте о том, что случится, если мы не выполним требований амнионов. Они разрушат Сака-Батор, станцию полиции Концерна, ваш корабль и все то, на что смогут навести орудия. А затем люди, уцелевшие после жуткой бойни, окажутся в войне с запретным пространством. В тотальной космической резне! О Боже, Морн, мы говорим о таком количестве крови, которым можно затопить планету. Попробуйте это понять.

Она закрыла лицо руками и прошептала:

– Не передергивайте, директор. Лучше расскажите нам об их требованиях. Чтобы мы знали, с чем нам предстоит столкнуться.

– Хорошо, - мрачно согласился Уорден. - Я изложу их притязания. Амнионы считают Дэйвиса Хайленда своей законной собственностью. Они хотят вернуть его на «Затишье». Кроме того, в качестве компенсации за диверсионный акт, совершенный на Малом Танатосе, амнионы требуют Энгуса Термопайла, Вектора Шейхида и вас, Морн Хайленд. Если вы четверо не прилетите сюда и не сдадитесь добровольно, сторожевик откроет огонь из всех орудий.

Слова Уордена вернули Дэйвиса к его дилемме. «Затишье» прилетело именно за ним. Но акцент проблемы незаметно изменился. Внутренний трепет убеждения, который он почувствовал, слушая Диоса, переместил критический заряд в другую плоскость. Дэйвис уже забыл о преступлениях Уордена. Это произошло самой собой. Однако прежний страх остался. Диктат амнионов толкал его к пропасти, которую он не мог преодолеть.

Юноша неосознанно приблизился к директору подразделения спецназа, как будто ждал от нее какого-то намека - намека, который вывел бы его из тупика. Возможно, Мин знала… Нет. Она даже не взглянула на него. Естественно, она слышала каждое слово, но делала вид, что была поглощена переговорами с Центром. Ее внимание фокусировалось на ларингофоне и наушниках.

Энгус начал что-то говорить, но Морн остановила его взмахом руки. Она размышляла над собственной дилеммой: не менее трудной, но абсолютно другой.

– А что вы скажете о себе, директор Диос? - спросила она. - Что нужно вам?

Динамики затрещали.

– Вы несколько раз повторили, что не считаете себя обязанной подчиняться моим приказам.

Уорден говорил неторопливо и бесстрастно, однако за словами ощущалась огромная настоятельность.

– Если бы вы сохранили былую лояльность, я приказал бы вам выполнить требования «Затишья». Но поскольку вы не подчиняетесь мне, я постараюсь убедить вас в необходимости такого поступка.

Прочистив горло, он хрипло добавил:

– В случае вашего отказа я прикажу директору Доннер арестовать вас и отправить на амнионский корабль.

Диос вновь смягчил тон разговора.

– Я не собираюсь оплачивать свои ошибки вашими жизнями. Видит Бог, я хотел бы принять основной удар на себя. Вы знаете, что это правда. Вам известно о сокрытии иммунного лекарства «Интертеха». Вы уже слышали, что ради прохождения акта преимущественного права беднягу Энгуса ложно обвинили в преступлении. Мы продали вас Нику, чтобы вы не могли рассказать о нашем сговоре на Рудной станции. И это я виновен в том, что «Затишье» прилетело к Земле. Майлс Тэвернер отправился на Малый Танатос по моему приказу.

Уорден Диос знал о записи сообщения. Фактически, он признавался в своих преступлениях.

– Морн, мне плевать, что случится со мной. Я согласен быть заложником и готов просить вас сдаться амнионам. Но я не могу допустить уничтожение миллионов невинных людей из-за того, что мы с вами не исполнили свой служебный долг.

Мин замолчала и повернулась к Хайленд, чтобы взглянуть на ее реакцию. Капитан Юбикве нахмурил густые брови. Офицеры дежурной смены забыли о пультах, ожидая ответа Морн. Даже Мика подняла голову. Ее глаза потемнели от отчаяния и безмолвной тоски. Энгус прошептал проклятие. Рот Вектора уныло изогнулся. Губы генетика дрожали от боли. Сиро не понимал, что происходит. Он сидел, откинув голову назад, и что-то нашептывал себе под нос.

«Амнионы считают Дэйвиса Хайленда своей законной собственностью… Мне плевать, что случится со мной…»

Жизнь Дэйвиса снова зависела от решений, которые принимали другие люди.

Очевидно, Морн не замечала прикованных к ней взглядов. Просьба Уордена затронула ее до глубины души. На глазах появились слезы. Нахмурив лоб, она сжимала подлокотники кресла, словно боялась потерять равновесие. Возможно, в ее голове звучали голоса родителей. Она склонилась к микрофону и, задыхаясь от эмоций, произнесла:

– Мы должны обсудить эти требования. Я не могу принимать такие решения за других людей. Оставайтесь на связи, директор. Обещаю не задерживать ответ.

Она печально отключила микрофон, как будто прощалась с Диосом навсегда. Дэйвис больше не слушал ее. Взгляд юноши перешел на Мин Доннер. Он хотел задать ей вопрос, но не знал, как выразить свои чувства. Критический момент, которого он так боялся, навис над ним, и ему нужно было понять, что делать дальше. Выполнить просьбу Уордена или вышибить себе мозги из пистолета? Дэйвис считал, что из всех людей на мостике только Мин могла дать ему верный совет.


Содержание:
 0  Тот день, когда умерли все боги. Прыжок в катастрофу. Том 2 : Стивен Дональдсон  1  Хэши : Стивен Дональдсон
 2  Морн : Стивен Дональдсон  3  вы читаете: Дэйвис : Стивен Дональдсон
 4  Уорден : Стивен Дональдсон  5  Дэйвис : Стивен Дональдсон
 6  Энгус : Стивен Дональдсон  7  Морн : Стивен Дональдсон
 8  Уорден : Стивен Дональдсон  9  Долфин : Стивен Дональдсон
 10  Мика : Стивен Дональдсон  11  Койна : Стивен Дональдсон
 12  Морн : Стивен Дональдсон  13  Клитус : Стивен Дональдсон
 14  Мин : Стивен Дональдсон  15  Клитус : Стивен Дональдсон
 16  Сиро : Стивен Дональдсон  17  Лейн : Стивен Дональдсон
 18  Койна : Стивен Дональдсон  19  Холт : Стивен Дональдсон
 20  Уорден : Стивен Дональдсон  21  Энгус : Стивен Дональдсон
 22  Дэйвис : Стивен Дональдсон  23  Сиро : Стивен Дональдсон
 24  Мин : Стивен Дональдсон  25  Дэйвис : Стивен Дональдсон
 26  Энгус : Стивен Дональдсон  27  Мика : Стивен Дональдсон
 28  Энгус : Стивен Дональдсон  29  Энгус : Стивен Дональдсон
 30  Уорден : Стивен Дональдсон  31  Холт : Стивен Дональдсон
 32  Морн : Стивен Дональдсон  33  Хэши : Стивен Дональдсон



 




sitemap