Фантастика : Космическая фантастика : Глава 17 : Михаил Дубаков

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




Глава 17

"Сейчас не ночь, сейчас такой ясный, солнечный

день. Ночь будет потом".

Янка Брыль

Он медленно приходил в себя. Голова гудела, гулко стучало в висках и дико болел затылок. Все тело мерно вздрагивало. Он открыл глаза, осторожно, подрагивая веками: ровный грунт проносился справа налево, мелькали кустики травы и редкие камни, а еще лошадиные копыта…

Мелт слегка повернул голову и увидел ногу в стремени, а еще ножны, которые при каждом скачке лошади глухо ударялись о лодыжку.

Он сосредоточился на своем теле: руки заведены за спину и довольно умело связаны веревкой, впрочем, недостаточно умело… ноги тоже связаны, в районе щиколоток. Он слегка пошевелил ногами и вздохнул с облегчением — с коленными суставами все было нормально, если бы еще не дикая головная боль…

— Почему до сих пор голова болит? — едва слышно прошептал капитан.

— Ушиб серьезный, но минут через десять пройдет, — так же тихо ответил УПИК.

— Сколько их?

— Два десятка всадников ровно.

— Помоги мне расслабить мышцы на кистях рук.

— ОК, нет проблем.

Капитан почувствовал, как напряженные мышцы обмякают, каждая клеточка мышечной ткани принимает свое обычное положение, и веревки уже не сдавливали кисти, казалось, что сейчас не составляет труда просто вынуть руку…

Капитан слегка пошевелился — рукоять "Береты" приятно ткнулась в бок.

"На месте!" — удовлетворенно подумал Мелт. Появился шанс выпутаться отсюда.

Прошло несколько минут, боль в затылке действительно улеглась осталась лишь неприятная тяжесть в голове, однако она не была помехой.

— Пожелай мне удачи, — шепнул капитан.

— Угу, удачи! — радостно пикнул УПИК.

Собравшись с мыслями, Мелт решился. Он медленно и очень аккуратно высвободил правую руку, а потом все зависело от скорости и фортуны. Его рука резко дернулась к кобуре, выхватила пистолет, спустила предохранитель, уткнула ствол в бок ошеломленному всаднику и нажала на курок. Всадник без звука повалился грудью прямо на лежащего поперек коня капитана. Мелт сильнее перегнулся, прицелился и выстрелил — пуля разорвала веревку, стягивающую ноги. Отряд зашумел, увидев освобождающегося пленника.

В следующее мгновение Мелт перевалился через лошадиную спину, сделал сальто после приземления на руки, вскочил и резво сиганул в кусты, довольно редкие, но на конях там проехать быстро было проблематично.

— За ним! — прокричал десятник. — Взять живого, а лучше мертвого! Арбалетчики на изготовку! Стреляйте!

Семеро ловко соскочили с коней, выхватили арбалеты, умело натянули тетивы и выстрелили — все болты просвистели мимо, лишь один попал в руку, не пробил скафандр.

— Что за ерунда! — пробормотал тот, кто попал. — А ну-ка мы его заговоренным-то болтом…

С этими словами он тщательно прицелился и спустил тетиву. Со странным свистом посеребренный болт прорезал воздух и попал точно в правый бок. Капитан неуклюже споткнулся, пробежал еще несколько метров неуверенными шагами и упал.

Теряя сознание, он недоумевал, что же это за оружие такое здесь есть, которое пробивает навылет спецскафандр, пусть и несколько облегченной модели. УПИК с тревогой пищал о повреждении правого легкого и печени, настаивая на скорейшей госпитализации, но капитан уже не слышал этого.

— Молодец, Дьюри! — десятник залихватски хлопнул удачливого арбалетчика по плечу. — Император узнает твое имя!

Дьюри гордо улыбнулся, низко поклонился десятнику и вскочил в седло, укрепив арбалет на спине.

— Эх, кабы вернуть болт магический… последний ведь… — пробормотал он себе под нос невесело, — да уж исчезают они бесследно после выстрела…

— Сволочи, — сквозь зубы выдавил Корни, видя, как безжизненное тело Мелта взваливают на коня. Он не сомневался, что может разорвать свои веревки с легкостью, но что потом? Он не устоит против девятнадцати, тем более здесь есть арбалетчики. Поэтому ничего не оставалось, как сжать зубы, собрать волю воедино и ждать…

Минуло два дня непрерывной скачки. Лошади менялись три раза, всадники устали безмерно без сна, но не смели остановиться, приказ императора был важнее жизни любого из них, тем более впереди маячила награда. Поэтому скачка продолжалась.

Автодоктор старался вовсю, вовремя включенный УПИКом, он не давал капитану умереть. Рана не кровоточила, но и не затягивалась, все силы организма сосредоточились на ней, и, если бы не скачка, Мелт бы уже пришел в себя. А так его состояние не улучшалось, хотя и хуже ему не становилось.

— Знамена империи! — воскликнул один из всадников.

— Вперед, пока светло! — повеселевшим голосом прикрикнул десятник, и лошадям дали шпор.

Лагерь встретил их светом костром и факелов.

— К императору! Срочно! — бросил десятник стражам у имперского шатра.

— Вопрос? — непробиваемо и бесцветно поинтересовался глава охраны.

— Первостепенное дело государственной важности!

— Суть?

— Мы доставили императору того, кого он приказал найти.

Глава охраны кивнул и скрылся в шатре. Через несколько минут оттуда буквально выбежал правитель, на ходу пристегивая ножны с клинком.

— Где?! — возбужденно спросил он.

— Вот он! — почтительно поклонился десятник, стаскивая тело Мелта с лошади и кладя его к ногам правителя.

На губах императора застыла торжествующая улыбка.

— Завтра будет казнь.

— Он и так едва жив.

— Лучшего лекаря! Чтоб завтра этот человек был в сознании! — резко крикнул правитель. — Кто отличился? — обратился он к десятнику.

— Адепт Свейрат помог схватить его, а вот он, Дьюри, — десятник показал рукой на арбалетчика, — снял его при попытке убежать.

— Ты отныне сотник, — обратился император к десятнику.

— Дьюри!

— Ваша светлость… — арбалетчик преклонил колено.

— Ты будешь сотником в моем полку арбалетчиков. Всем выдать по три десятка сребреников!

— Слава императору! — восхищенно прокричал отряд.

— Удачный день! — прошептал правитель, вновь бросив взгляд на человека, которого так долго искал.

— У нас тут еще его спутники, двое…

— Завтра будет казнь, — вновь повторил император. — Четвертование. Сарайэн!

— Да, мой повелитель!

— Чтоб завтра к обеду все было готово! Понял?

— Непременно, мой повелитель.

Император еще раз посмотрел на Мелта, над которым уже склонился его личный лекарь, и пошел спать. День действительно был удачным, тем более что завтра должны были сдаться гномы, и сдаться без боя, чего еще никогда не делал их народ.



***

— Летят! Летят! — возбужденно замахал руками дозорный.

И действительно, через минуту все ожидающие заметили три черные точки, летящие с северо-запада. Точки росли, не спеша и величественно превращаясь в реголдов, крылатых символов зо-г-аров. Реголды лихо спланировали на площадку возле Дворца Заката, прямо возле Верховного и его свиты.

— Приветствую тебя, Хранитель, — с едва заметной улыбкой на губах произнес Верховный.

Хранитель припал на колено, отстегнул от пояса ножны и на вытянутый руках поднес их правителю зо-г-аров.

— Седой Клинок возвращен в обитель предков, — тихо, но с гордостью сказал Хранитель.

— И за это тебе даруется прощение, Хранитель, по твоей вине все хлопоты…

Хранитель покорно склонил голову:

— Это просто удача, что зеркало в пустыне наконец смогло пробить завесу…

— Да, мы этого не предусмотрели, а договоренная партия реголдов сгинула… Тем не менее, можно начинать! Все готово.

— Был совет?

— Да, родраги там также присутствовали. Послезавтра начинается великая война… Недоставало только Седого Клинка.

— Много странного творится в мире… — Хранитель, поднявшись с колен, поджал жестокие губы.

— Так что же?

— Мистическая связь Мертвого озера с каким-то лесным, а еще я сражался с золотым драконом-оборотнем.

— Драконом-оборотнем? Уж не привиделось ли тебе? — нескрываемое удивление отразилось на лице Верховного. — Возможно ли это?

— Говорю, что видел. Восемь моих помощников погибло по его вине, — слегка обидевшись, ответил Хранитель.

— Странно… — нахмурился Верховный.

— Да уж… — вздохнул Хранитель.

— Попробуй что-нибудь о нем выяснить.

— Слушаюсь, — кивнул Хранитель.

— Как только что-нибудь узнаешь, немедленно скажешь мне.

— Слушаюсь, — вновь кивнул Хранитель и удалился, отставив Верховного одного.

— Быть такого не может… Бред какой-то… — бормотал правитель, оставшись сам с собой. — Это просто невозможно…



***

Аркин ошеломленно оглядывался по сторонам: какие-то странные белесые стены без всяких надписей и знаков, лепной потолок с вычурным орнаментом, мозаичный пол, ни единого стула, стола, полки — совершенно пустое помещение. Что-то волновало его, какое-то смутное чувство незавершенности. Аркин всмотрелся внимательнее: так и есть, в комнате не было ни дверей, ни окон, только белые стены, мозаичный пол и потолок с лепкой.

Аркин обошел по периметру все помещение, тщательно ощупывая стены, надеясь обнаружить потайную дверь — тщетно. Но воздух здесь обновлялся, это Аркин чувствовал. Как? Он не имел ни малейшего понятия. Здесь не пахло магией, да и какому идиоту может взбрести в голову возобновлять воздух в комнате магическим путем?

Он походил еще немного, потом уселся на пол, подождал час, но ничего не произошло. Аркин начинал злиться, ему не нравилась глухая пустота этой странной комнаты, лишенной всяких намеков, ему не нравилось ожидание неведомо чего.

" Что за идиотское заклятье… — подумал он, вновь скептически осматривая потолок, — то ли зашвырнуло куда-то, хотя это, вроде бы, невозможно, то ли мастерская иллюзия для сознания…"

Наконец ему надоело. Волшебник ушел в Мягкий астрал и уравнял там сахайраны противоположностей для изрядного куска стены, после чего раздался приличный взрыв и в стене зазияла дыра. Аркин подошел и осторожно выглянул наружу: темный коридор, холодный и сырой, уходил в обе стороны от пролома.

Аркин удрученно вздохнул, выбрался из замкнутой комнаты и пошел вправо. Стало темно. Волшебник раскалил шарообразную область воздуха и, перемещая ее перед собой, пошел дальше. На заплесневелых стенах не было никаких украшений, фресок, гобеленов, потолок терялся где-то далеко вверху, а щербатый пол плавно шел под уклон, все увеличивая угол.

Идти стало неудобно, ноги скользили по влажным камням, угол стал крутым, Аркин остановился. Недолго думая, он бросил несколько слов, что-то там проделал руками, вызывая в сознании домашнюю заготовку стены огня. Мозг сам проделал всю необходимую работу, и через пару секунд вниз по коридору с уханьем рванулся огонь, подгоняемый яростным ветром.

— Так-то лучше, — удовлетворенно усмехнулся маг, ощупывая сухую стену.

Метров через пять коридор заканчивался тупиком и вертикальным колодцем, уходящем вниз.

Аркин пожал плечами, сдвинул эерхон падения на шесть кронов в слабость и прыгнул, медленно опускаясь вниз. Колодец был глубоким, уже минут пять прошло, а конца видно не было. Аркин начал было подумывать об ускорении спуска, но тут его ноги неожиданно коснулись мягкого песка. Помещение было совсем крохотным: только песок на полу и массивная железная дверь на расстоянии вытянутой руки. Дверь Аркин вынес точно так же, как и стену. За дверью был еще один коридор, но освещенный архольтовыми плитами, сухой и чистый.

Это начинало порядком надоедать. Новый коридор волшебник промчался стрелой, страстно желая найти ту сволочь, которая все это устроила.

Очередная дверь, сорванная с петель бешеным напором пламени, глухо врезалась в далекую стену большого зала, порвав старинный гобелен с изображением битвы эльфов.

— Ишь, горячий какой, — с усталой улыбкой вымолвил глубокий старик, едва Аркин вошел в зал.

— Что все это значит? — едва сдерживаясь, спросил молодой маг.

— Может, сперва выразишь свое почтение старшему? — наставительно произнес старик, касаясь ремешка из кожи снежной змеи.

— Мне нужны объяснения! — игнорируя слова старика, выпалил Аркин.

— Ну, раз ты не желаешь выразить мне почтение, поздороваюсь первым я, хотя, видит Творец, лишь из-за Слова сделаю это, — старик с насмешкой взглянул в глаза Аркину. — Здравствуй, Девятый.

Аркин, словно окаченный ведром холодной воды, изумленно уставился на старика.



***

Он впервые пожалел, что не умеет слушать лес. Как трудно вести преследование по редким обрывкам астральных теней, тем более, когда уходящий старается как можно тщательнее стереть следы.

Нищий слегка подустал, не так-то просто постоянно уходить в астрал и ловить там малейшие сдвиги, оставленные Седым Клинком, а тут еще и по гущару пробираться приходится… Совсем невесело. Но пока был хотя бы маленький шанс вернуть клинок, он должен пытаться его использовать.

Он уселся на поваленное дерево, блаженно вытянул ноги и расслабился. Мысли потекли совсем по другому руслу, он думал об императоре, о молодом волшебнике Аркине Ларне, о Мелте Горе… Мелт! Нищий спохватился, сразу стал серьезным, сосредоточился и ушел в себя.

Перед глазами встали горы, врата, копошащиеся там люди, лагерь, армия, шатер императора, Мелт…

— А-а-а! Проклятье! — яростно взревел нищий старик. Он с отвращением отбросил посох и тут же начал меняться, превращаясь в дракона.

Спустя минуту золотой дракон шумно взмахнул крыльями и грузно оторвался от земли. Медленно поднимаясь над лесом, он полетел на северо-запад, постепенно наращивая скорость. Ругаясь, на чем свет стоит, он изо всех сил работал крыльями. Времени было в обрез.



***

— Слушай дальше, внучек.

"… Следом за головной нерушимой расвой следует расва вьющаяся. Сахайраны и вал'эны Вьющуюся расву образуют. Они суть загадка еще более великая для мага, не ведают они природы их.

Тяжко словами разъяснить смысл и деяние их на мир оказываемое, однако возможно. Сахайраны и вал'эны суть законы, по которым Твердь строилась. Уж чрезвычайно неодинаковы сахайраны: одни изменять труда нет, а к иным подобраться возможности и нет почти.

И названия-то у сахайранов разных непохожие есть. На разные вереницы сахайраны разбиты.

Первая вереница — оборотные сахайраны, это коли есть, к примеру, сахайраны противоположностей.

Вторая вереница — сталые сахайраны, это коли затруднения великие при волшбе с ними возникают.

Третья вереница — плавные сахайраны, это коли вне зависимости от крутизны перемен отклик меняется чуть, к примеру, сахайран удачи.

Четвертая вереница — путевые сахайраны, это коли меняя его, направление меняется, тут примеров множество, любая величина, направлением обладающая.

Пятая вереница — плывущие сахайраны, это коли не суть важна строгость в значении, выполнение условия требуется только.

Сахайраны и вал'эны, накладываясь друг на друга, законы Тверди образуют. Вал'энов множество великое, даже счету поддается с трудом…"

— Ну, внучек, все равно вал'эны и сахайраны выучить тебе придется, однако не теперь, пока просто все обзорно надо окинуть, чтоб попривык ты к новому и не страшился потом сложности мироздания.


Содержание:
 0  Надрывы : Михаил Дубаков  1  Глава 1 : Михаил Дубаков
 2  Глава 2 : Михаил Дубаков  3  Глава 3 : Михаил Дубаков
 4  Глава 4 : Михаил Дубаков  5  Глава 5 : Михаил Дубаков
 6  Глава 6 : Михаил Дубаков  7  Глава 7 : Михаил Дубаков
 8  Глава 8 : Михаил Дубаков  9  Глава 9 : Михаил Дубаков
 10  Глава 10 : Михаил Дубаков  11  Глава 11 : Михаил Дубаков
 12  Глава 12 : Михаил Дубаков  13  Глава 13 : Михаил Дубаков
 14  Глава 14 : Михаил Дубаков  15  Глава 15 : Михаил Дубаков
 16  Глава 16 : Михаил Дубаков  17  вы читаете: Глава 17 : Михаил Дубаков
 18  Глава 18 : Михаил Дубаков    



 




sitemap