Фантастика : Космическая фантастика : Глава 8 : Михаил Дубаков

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




Глава 8

"… Со всех сторон,

куда не пойдешь,

прямо в сердце —

нож".

Федерико Гарсия Лорка

Мелт проснулся, едва успев задремать. Сквозь чуткий тренированный сон капитан уловил едва слышный скрип плохо смазанных петель входной двери. Он открыл глаза, в призрачном свете луны было видно, что дверь закрыта, но тихий шепот капитан уловил.

Он осторожно вытащил из кобуры импульсный бластер, затем осторожно снял с пояса многофункциональные очки, нацепил их на нос и дал мысленную команду включить режимы ночного видения и прицеливания. УПИК обработал команду и послал сигнал на приемное устройство очков, заставляя их переключиться в нужные режимы.

Внезапно комната стала ярко-салатовой, и перед глазами заплясал красный крестик, жестко связанный с системой координат ствола бластера. Капитан осторожно приподнялся на локте, навел крестик на дверь и стал ждать. Ждать он умел.

Через минут двадцать дверь стала приоткрываться, на этот раз совершенно бесшумно, и на пороге появился человек. Алчные глаза быстро обшаривали комнату, в левой руке человек профессионально держал небольшой кинжал. Подобранный, словно кошка перед броском, человек был готов в любой момент мгновенно испариться, если кто-то из спящих проснется раньше времени.

Мелт, не задумываясь, нажал на курок. В таких ситуациях он никогда не думал. Годы тренировок в любой опасной ситуации переключали управление организмом на автоматические условные рефлексы, которые на порядок быстрее заставляли тело совершить то или иное действие.

Бледно-желтый луч из бластера и ярко-огненный шарик из руки чародея, до сих пор мирно храпящего, почти одновременно достигли вошедшего. С двумя дымящимися дырами в бедре и голове человек без стона повалился на пол. В ту же секунду так же тихо упал и второй, пытавшийся, было, ускользнуть, но капитан стрелял быстро. По коридору разнеслись шаги третьего сообщника. Мелт пулей метнулся к двери, выскочил в коридор и увидел спину убегающего. Красный крестик лег на шейный позвонок и в следующее мгновение обезглавленное тело, нелепо взмахнув руками, рухнуло на дощатый пол, а голова по высокой траектории вылетела сквозь распахнутое настежь окно в самом конце коридора.

Мелт опустил бластер и только теперь удивился, чем это огненным метнул пару секунд назад спасший его человек? Тем временем, тот как раз вышел из комнаты и с явно недовольным выражением лица указывал на трупы. Мелт только пожал плечами, пряча бластер в кобуру. Он до поры до времени предпочитал молчать, ожидая, пока УПИК не накопит достаточно данных для полной идентификации языка.

Человек в черном досадливо махнул рукой, выпихнул тело одного их нападавших за порог и завалился спать. Мелт, не долго думая, последовал его примеру. Ночь прошла спокойно.

Утром капитана разбудил занудный писк УПИКа. Капитан открыл глаза и увидел, что остался в комнате один.

— Чего тебе? — моргая заспанными глазами, буркнул он.

— Данные по языку частично обработаны, — радостно заявил УПИК. — Возможен перевод и синтез разговорной речи.

— Отлично! — обрадовался капитан. — Ты вот что, переключись на внутренний режим, я тебе буду мысленно команды отдавать. И ты тоже прямо в мозг информацию транслируй.

— Угу, — грустно, словно насупившись, сказал УПИК и замолк. Ему по какой-то причине было неприятно общаться с капитаном через нейрочип, но сейчас так было безопаснее, да и лучше, чтобы речь звучала из уст капитана, а не из динамика УПИКа.

Мелт накинул для конспирации плащ и вышел из комнаты. Спустившись по лестнице, он увидел своих спутников за столом, похоже, они завтракали. Перед человеком в черном стоял, согнувшись в заискивающемся поклоне, хозяин корчмы. "Переводи!" — мысленно скомандовал капитан, и в ту же секунду неестественно странно, прямо в аналитическом центре мозга "зазвучали" слова разговора, не то, чтобы слова… скорее образы, но так или иначе, Мелт понимал, о чем идет речь.

… - Так, значит, лесорубы, да? — с милой улыбкой, за которой скрывалась ядовитая решимость атакующей кобры, обратился человек в черном к хозяину.

Хозяин побелел и заплетающимся языком с трудом лепетал что-то:

— Они… они мне сами… сами сказали! Я что? Я ничего! Мое… мое дело маленькое: напоить… накормить… за лошадьми присмотреть… Я что?.. Я ничего…

— Когда они явились? — улыбка слетела с лица человека в черном, осталась жестокость и холодная решимость в странных пылающих глазах.

— Вчера! Вчера явились! — закивал хозяин, тройной подбородок при этом нелепо трясся. — Трое… И сказали, что товарищи… да… товарищи их должны подойти через пару дней… лесорубы. А потом… потом, сказали, в Рон пойдут…

Человек в черном внимательно посмотрел в глаза хозяину и бросил презрительно:

— Черт с тобой, живи, сволочь. Но если до меня дойдут слухи, что хоть один постоялец убит или ограблен… Вернусь и четвертую, собаку! Ясно?!

Хозяин вдохновенно затряс тройным подбородком, украдкой вытирая пот со лба.

— Да… Да я что? Мое дело маленькое… Но все будет в порядке… Да… Все… — непрерывно кланяясь, он попятился назад и скрылся в дверях кухни.

Мелт спустился вниз и сел за стол. Человек в черном внимательно посмотрел на него и спросил:

— Что ж ты молчишь все время, неужели немой?

— Нет, — ответил капитан, теперь прекрасно понимая язык.

— О! Заговорил! — обрадовался человек в черном. — Первым делом надо знакомиться. Я Сэйман ар-Стальк, — он коротко кивнул.

— Я Корнуэлс дар Сархар, — так же коротко кивнул юноша. — Для друзей просто Корни.

— Меня зовут капитан Мелт Гор, — сказал Мелт, наливая себе в кружку вина.

— Кэптайн Мелт Гор, — задумчиво повторил Сэйман. — Странное имя.

— Капитан — это ранг, звание, — Мелт сделал изрядный глоток, вино было слегка терпкое, но в общем ничего.

— А-а-а, — покивал головой Сэйман. — Воинское звание или ступень посвящения?

— Воинское, — с достоинством подтвердил Мелт, отдирая кусок мяса от вчерашнего поросенка.

— А откуда ты к нам пожаловал? Такой одежды у нас не носят…

— Издалека… — просто ответил капитан. Он подумал, что если вдруг сейчас начнет рассказывать о космосе и других планетах, то его еще еретиком каким назовут и сожгут, чего доброго. Нет, уж лучше молчать.

— А все-таки? — настаивал Сэйман.

— Из-за океана, — Мелт подумал, что хоть один океан на этой планете есть.

— А как же ты сюда добрался? Не на драконе, часом?

Мелту показалось, что в голосе Сэймана звучала то ли издевка, то ли сомнение, но точно он не мог определить. "Драконы… Кто ж это такие?" — капитан напряг память, но ничего похожего не всплывало.

— На корабле, — наконец сказал он, что было недалеко от истины.

— А чего ж ты в пустыне-то делал? — как-то недовольно спросил Сэйман. — Пустыня, она посторонних не любит.

— В общем, ничего особенного. Мы просто путешествовали, я и пять моих товарищей. Забрели в пустыню, думали, хватит припасов, а она вон какая огромная оказалась, я один остался… — Мелт нахмурился, словно скорбя по погибшим товарищам. Впрочем, товарищи-то действительно погибли, но их было много больше пяти.

— Врешь ты все, — просто сказал Сэйман, тоже прикладываясь к кружке с вином. — Не из-за океана ты. Ты вообще не отсюда.

Мелт чуть не подавился сочным мясом поросенка. "Вот те раз…" — подумал он, лихорадочно соображая, что делать дальше.

— Ты странный человек, Мелт Гор, — Сэйман вытер бороду тонким полотенцем. — Мыслей твоих я не могу прочитать, даже ни на йоту, оружие у тебя, конечно, эффективное, я структуру не смог рассмотреть, но это не огонь… да, тем не менее я твердо знаю, что за океаном таких людей нет.

"Какого черта он должен уметь читать мои мысли?! — с удивлением подумал капитан. — Эй, ты там правильно перевел?" — обратился он к УПИКу.

"Конечно!" — обиженно пискнул компьютер, его всегда задевали подозрения в некомпетентности.

— На лошади ты никогда не ездил, это сразу видно; никакого обычного оружия у тебя с собой нет; говор у тебя какой-то странный, — продолжал Сэйман. — Кто ж ты такой, а? — он внимательно посмотрел на капитана.

— Ну… я… — смешался Мелт. — Да, я пришел с другого Мира, — наконец решился он, понимая, что выглядит полным идиотом.

— Вот и славно! — почему-то обрадовался Сэйман, хлопнув Мелта по плечу.

"Кто-то из нас сумасшедший, — подумал капитан. — Откуда они тут вообще знают про то, что существуют другие Миры? Бред какой-то!"

— У вас там могучие маги, если могут заколдовать такой предмет. Сила у него приличная. Кстати, примени его еще раз, я хочу внимательно посмотреть.

Мелт догадался, что речь идет о бластере, он достал его и тиснул спуск. Еле заметный луч прожег дециметровую дыру в толстенных досках двери. Сэйман почесал нос и пробормотал:

— Совершенно непонятно, как оно может такие дыры жечь… Там ни капли магии… М-да. Поле, вроде, электромагнитное, но такой интенсивности! Невероятно!

УПИК проглотил половину слов, не зная их значений, но контекст намекал на какое-то "поле". Мелт, донельзя расстроенный странностями этого мира, был и вовсе добит "полем". "Какое еще к черту поле в 17-ом веке?!" — яростно думал он, допивая вино.

— Коней! — крикнул ар-Стальк, поднявшись на ноги.

— Ага, сию минуту… сию минуту, — засуетился хозяин, выбегая вон.

Через пять минут троица не спеша ехала по Тракту. Корни и Мелт скакали на мелковатых, но резвых лошадках, безвозмездно подаренных "гостеприимным" хозяином корчмы. Капитан, хмуро подпрыгивая в седле, никак не мог понять, чего ему ждать от этого мира: "Почему он так обрадовался, когда узнал, что я не отсюда? Какой-то магией все время бредит… что ж это за планета такая!"

— Куда мы едем? — буркнул капитан, в очередной раз ловя утерянное равновесие.

— В Сток, — ответил Сэйман. — Этот город — один большой рынок, особенно сейчас, когда приближается очередная ярмарка. Через пару дней будем там, нужно кое-кого повидать, кое-что прикупить.

Два дня пути прошли спокойно. Постоялый двор, где остановились на ночлег, был тихим. Путники, что попадались по дороге, благоговейно жались к обочине и неистово кланялись, едва завидев черный с серебром камзол Сэймана ар-Сталька. Лошади оказались добрые и усталости не знали. Только капитан, не привыкший к верховой езде, со стоном забирался на коня утром следующих суток, но Корни и Сэйман всячески подбадривали его.

По пути они много разговаривали. Мелт спрашивал о географии планеты, о государствах, ар-Стальк неизменно отвечал. Капитан узнал, что сейчас они находятся в западной окраине Великой Империи людей, что столица отсюда далеко, больше недели скорым ходом. С севера империя граничила с Междуречьем и Пограничным королевством, на юге соседями были герры, с запада — Великая Пустыня, ну, а на востоке империя уперлась в Плавный океан. Капитана интересовала структура государственного управления, ремесла, характеры людей, военное дело, Сэйман охотно рассказывал обо всем этом, кое-что добавлял Корни, и Мелт все более убеждался, что по невероятной, совершенно исчезающей случайности его занесло на планету, потрясающе напоминающую его родную Землю. Две луны и чуть более длинные сутки, кое-какие новые, неизвестные УПИКу виды растений и животных — вот, пожалуй, и все отличия.

Капитан не спрашивал о магии, так как не верил в волшебство. Так получилось, что и Сэйман ни словом не обмолвился о ней, но первые сомнения закрались в душу капитана, когда он начал расспрашивать об истории.

— Когда-то давно, — начал Сэйман, — жили только эльфы…

— Кто? — не поверив своим ушам, переспросил капитан.

— Эльфы, — повторил ар-Стальк.

— Это что, сказка?

— Какая же сказка, — обиделся Сэйман. — Первая эпоха со дня сотворения Мира. "Первая Книга", как называли её сами высокие эльфы, там она достоверно описана.

Капитан решил, что это уж чересчур напоминает Библию, смешанную с легендами Дж. Толкина, и перевел разговор на другие темы, оставив историю на потом. "Какой смысл слушать эти древние эпосы, если есть вопросы понасущнее, тем более, что их достоверность вызывает сомнение", — думал он, вновь нервно натягивая поводья из-за того, что лошадь чересчур резво перепрыгнула какую-то кочку. Сэйман понимающе покивал головой, думая, что пришельцу из другого мира тяжело сразу переключиться на другой уклад. "Ничего, — про себя бормотал он, — со временем это пройдет, по себе знаю…"

К полудню третьего дня вдалеке показались крепостные стены торгового центра запада империи. По всем дорогам в него стекались люди, повозки, обозы — намечалась очередная ярмарка, коих в году было не меньше тридцати. У главных городских ворот, на которые аккурат выходил Хульмский Тракт, образовалась изрядная очередь.

— В чем дело, любезный? — обратился Сэйман к купцу, стоявшему в конце очереди

— Да вот, говорят, злодея-супостата ищут, — купец подозрительно посмотрел на Сэймана. — Из града стольного посланники самого императора явились, на входе-то всех и осматривают, значит.

— И что, свидетель, что ли, стоит? — удивился ар-Стальк.

— Да какой такой свидетель? Эти, как их… портреты у них имеются, во! — купец многозначительно поднял палец, — вот по ним, значит, и удостоверяют. А еще, говорят, и чародеи там рядом, а чтоб под магией какой злодей-то в град сей не проник.

— Спасибо, любезный, — поблагодарил Сэйман купца и подумал: "Вот какие быстрые, а мы-то опоздали… Жаль!"

— Слушайте меня, — зашептал он, поворачиваясь к спутникам. — Тебя, Мелт, уже начали искать…

— Меня?! Искать?! Кто?! — ошарашено воскликнул капитан.

— Тише! — раздраженно зашептал Сэйман. — Потом поговорим. Есть кому. Слушайте. Сейчас мы плавно развернемся и медленно поедем назад, потом свернем вон на ту дорогу, а потом… — он внезапно осекся, почувствовав буравящий спину взгляд. Он медленно, словно невзначай, обернулся, и успел заметить, как неприметный, серенький человек, на первый взгляд простой ремесленник, быстро отвел глаза и мгновенно растворился в толпе.

— Так! Похоже, медленно ехать уже поздно! Скорее! Назад! — крикнул Сэйман, круто разворачивая и пришпоривая коня. Корни тоже лихо развернулся, а вот капитан немного замешкался, все же за три дня особых навыков в верховой езде не приобретешь.

Буквально через две минуты из города лихо вырвался конный отряд из двух десятков всадников. Черные плащи развевались от бешенной скачки, блестящие шпоры безжалостно впивались в глянцевые бока вороных жеребцов, из-за левого плеча каждого всадника выглядывала рукоять меча.

— Скорее! Сворачиваем в лес! У них кони лучше, не уйдем! — прокричал Сэйман, резко повернув коня вправо. — Спешиваемся! Здесь верхом не пройти! За мной!

Вся тройка спешилась и устремилась вглубь густого и мрачного Хульмского леса.

— Проклятье! Не знаю я здешних лесов! — в сердцах выругался ар-Стальк, обнаружив небольшую тропку. — Ладно, пошли по ней, куда-нибудь придем…

Тем временем преследователи разделились: половина спешилась и углубилась в лес по следам троицы, а вторая половина свернула на едва заметную тропку совсем неподалеку, надеясь настичь преследуемых.

Сэйман остановился и прислушался: отчетливый конский топот приближался довольно быстро.

— А-а, Ra'azar Rorrh'ramm! — проревел ар-Стальк, видимо, ругательство. — Догоняют! Что ж, выхода нет, будем драться. Корни, бери собаку и спрячься вон там, в дальнем конце поляны…

— Вот еще! — недовольно хмыкнул юноша. — Я не стану прятаться за чьи-то спины.

— Не время спорить, Корни, — спокойно, но решительно сказал Сэйман. — Тот десятник на мосту — ребенок, по сравнению в теми профессионалами, что нас преследуют, а ведь ты его не уложил…

— Но… — начал было Корни.

— Никаких "но", прячься и забери собаку, а то первый же выпад лишит тебя радости существования.

Корни понуро подозвал Ларни и стал за большим, в три обхвата, деревом.

— Доставай магическую штуковину, — обратился ар-Стальк к Мелту. — Сейчас будет жарко.

С легким свистом из черных, перевитых серебром ножен выскользнул клинок ар-Сталька. Лезвие словно отливало молочным цветом. "Странная сталь", — подумал капитан, глядя на меч. Очки он надевать не стал, полагаясь на свою меткость. Стрельба на вскидку была любимым развлечением Мелта, и он не раз выигрывал пари. А сейчас был день, все идеально видно, так что…

Через минуту на краю небольшой полянки показались всадники, ехали они не спеша, а увидев поджидавших Мелта с Сэйманом и вовсе остановились, выстроившись полукругом. Один из них, с золотой перевязью, что указывало на чин сотника имперской гвардии, выехал чуть вперед и заговорил:

— По высочайшему приказу императора этот человек, — рука в блестящей черной кожаной перчатке указала на Мелта, — подлежит немедленному аресту. Вы, почтенный гражданин, — сотник обратился к ар-Стальку, — вложите клинок в ножны и не препятствуйте нам, тогда вам ничего не угрожает, мы не причиним вам вреда.

— Прекратите пустые разговоры, — насмешливо крикнул Сэйман, поудобнее перехватывая меч. — Убирайтесь или попробуйте напасть, но, клянусь, живым из вас отсюда не уйдет никто!

В этот момент к десятку конных присоединился десяток пеших, что шли непосредственно за тройкой товарищей.

— Сопротивление бессмысленно, — мягко улыбнулся сотник. — Я последний раз предлагаю вложить меч в ножны.

Сэйман на этот раз не удостоил ответом самоуверенного сотника.

— Что ж, право умереть у вас всегда есть, — сотник коротко махнул рукой, и его люди бесшумно устремились к обреченной паре, с тихим лязгом обнажив клинки.

Двадцать метров отделяло нападающих от Мелта и Сэймана, пять секунд потребовалось им на то, чтобы преодолеть это расстояние, десять человек без вскриков повалилось в траву, прежде чем подоспевший выбил бластер из руки капитана. Мелт стрелял быстро.

— Черт! — он коротко выругался, уворачиваясь от стремительного выпада; лезвие меча проскользнуло в считанных сантиметрах от шеи.

Быстрый захват кисти, сжимающей рукоять, резкое движение, и рука, выдернутая из плечевого сустава, бессильно повисла вдоль тела. Сразу два острия глухо звякнули о сплав спецскафандра и мягко отскочили, не в силах пробить его. Два коротких удара, и лицо одного из нападающих превратилось в кровавое месиво из осколков костей, носового хряща и мяса. Разворот. Удар ногой в колено, затем в лицо склонившегося от боли. Подсечка. Еще одна. Тело капитана, закованное в неуязвимый скафандр, серебристой змеей мелькало среди черных плащей и блестящих клинков. Трое поверженных бездыханно лежали на земле, еще двое, тихо постанывая, отползали прочь. Краем глаза Мелт увидел, как белесый клинок Сэймана с легкостью перерубал подставленное лезвие меча одного из противников и располовинил его от левого плеча до бедра. Еще двое обезглавленных трупа валялось неподалеку. Зловещий свист… Яркая вспышка в мозгу… Глаза застилает кровавый туман, слабеют ноги. Сквозь пелену крови и боли, падающий в траву капитан замечает едва заметную улыбку на суровом непроницаемом лице сотника. "Тяжелая черепно-мозговая травма, возможен летальный исход, — тревожно посылал в мозг сигналы УПИК. — Необходимо срочное хирургическое вмешательство".

— Проклятье! — в который раз за последний час выругался Сэйман, заметив падающего в траву Мелта. Он яростным ударом разнес череп предпоследнему противнику, а затем резким движением метнул в сотника нож, выхваченный из голенища сапога. Несмотря на все свое мастерство, сотник не успел отклониться и через секунду, хрипя и харкая кровью, корчился на земле — нож попал точно в сонную артерию. А Сэйман уже склонился над Мелтом, разглядывая тяжелую рану.

— Хорошо хоть удар немного вскользь пошел… — бормотал он. — М-да, тут песком не обойдешься… А, другого пути нет!

Сэйман сосредоточился, прикрыл глаза и бездвижно застыл. На поляну выбежал Корни, с тревогой глядя на капитана. Он посмотрел на частично оскальпированный череп и широко открыл глаза: плоть стремительно срасталась, склеивались вместе осколки костей, даже волосы отрастали на прежнюю длину.

Сэйман открыл глаза и самодовольно улыбнулся, глядя на результаты своего труда.

— Это… это вы?! — выдавил Корни, указывая на Мелта.

— Такое в империи может только один человек, кроме меня, — печально хмыкнул маг. — Но вот сейчас-то нас точно засечет любой мало-мальски развитой адепт…

Мелт как-то судорожно пришел в себя, совершенно не чувствуя никакой боли. УПИК лепетал совершенно невероятное: "…повреждения ликвидированы без последствий, нейронные связи восстановлены, потери крови минимальны и не влияют на функционирование организма, волосяной покров восстановлен".

"Мать твою… — капитан ошеломленно потер голову. — Сколько времени прошло?"

"Две минуты… с небольшим…" — как-то неуверенно выдал УПИК.

"Что?!" — капитан вообще перестал что-либо соображать.

— Ну что, очухался, дружище? — устало улыбаясь, Сэйман положил руку на плечо Мелта.

— Это… это ты? Или… или… О, черт! — капитан со стоном повалился на траву. — Что здесь происходит, в конце концов?!

— Ты о чем? — не понял ар-Стальк.

— Три минуты назад я был почти трупом. А теперь никаких следов! Бред… — Мелт закрыл лицо руками, стараясь осмыслить и понять случившееся, но ничего, кроме невозможного, в голову не приходило.

— Ну, манипуляции со временем лечат бесследно, — пожал плечами Сэйман.

— Что?! — капитан приподнялся на локте, дико глядя на волшебника.

— Ну что ты на меня так смотришь? — слегка удивленно сказал Сэйман. — Обычная переориентация времени в локализованной области пространства. Конечно, такое не многим под силу…

Мелт вновь со стоном повалился в траву, бормоча под нос:

— Да, в результате травмы я свихнулся, и моя разгулявшаяся фантазия вытворяет хрен знает что…

— Да ты что, дружище? — уже искренне удивился Сэйман. — Ты абсолютно здоров! Темпоральный поворот совершенно полностью исцеляет!

— О-о! — еще сильнее простонал Мелт. — Какой поворот? Темпоральный? О-о! Средневековье! Холодное оружие! Кони! Натуральное хозяйство! Манипуляции со временем!.. Бред! О, боже! Я брежу!..

Ар-Стальк пожал плечами, представив капитану возможность оклематься самостоятельно, и начал стаскивать в кучу трупы. Двоих, еще живых, он хладнокровно прикончил кинжалом.

— А зачем их в кучу? — спросил Корни.

— Сжечь надо, ты пока веток насобирай, — хватая обезглавленное тело за ногу, натужно ответил Сэйман.

— Но зачем? — удивился юноша.

— Уф! — ар-Стальк забросил труп наверх. — Некромантия — очень опасная штука, Корни. Умеющий маг сможет вытянуть множество подробностей из любого, даже обезглавленного трупа, а вот из горстки пепла уже не достанешь ни черта, будь ты хоть самим Творцом. А, не надо никаких дров, я и так тут наследил сверх всякой меры, — устало махнул рукой маг. — Отойди-ка!

Корни отошел от кучи тел. Через секунду необычайный жадный огонь охватил трупы и буквально через несколько мгновений лишь пепел напоминал о месте схватки. Даже клинки сгорели без следа.

— Элементальный огонь поэффективнее обычного будет, — хмыкнул ар-Стальк, глядя на удивленного Корни.

Капитан, открывший было глаза, вновь застонал и запричитал пуще прежнего. Несмотря на уверения УПИКа, что все в норме, он решительно отказывался верить в подобные галлюцинации.

Когда увещевания УПИКа увенчались успехом, Мелт уже пришел в себя и только невнятно бормотал под нос:

— Куда я попал!.. Что ж это за планета такая свихнувшаяся! Волшебники! Чародеи! Тьфу, бред какой!..

— Ну что, Мелт Гор, отошел? — спросил Сэйман, подводя двоих коней из числа тех, что смирно стояли рядом, дожидаясь безвременно ушедших хозяев.

Капитан неуверенно кивнул головой, засовывая найденный бластер в кобуру.

— Тогда на коня и вперед! — весело прикрикнул маг, лихо вскакивая в седло.

Мелт без всякого энтузиазма тоже вскарабкался в седло, проклиная такой вид передвижения: "Тоже мне, магия! Лучше бы антиграв какой дохлый изобрели, а то темпоральный поворот… тьфу!"

— Ну, скорее! Академия ни за что не пропустит заклятье темпорального поворота, хотя они и не догадываются о структуре и вообще самой возможности манипуляций с астралом темпоральных связей, так что тут через сутки, не позже, будет патруль, — Сэйман пришпорил коня.

Корни и Мелт последовали его примеру.

— Послушай, а какого черта они от меня хотели? — вдруг вспомнил капитан, поравнявшись с Сэйманом.

— Так не знаю ведь я, — вздохнул маг.

Капитану показалось, что вздох получился чересчур притворным.

— О, Северный Тракт! — обрадовался Сэйман, выезжая на опушку. — Он то нам и нужен! Прямиком в Вартовые Горы поедем, горные гномы — мои лучшие друзья.

— Ну и клинок у вас! — восхищенно завертел головой Корни, вспоминая перипетии схватки. — Такой твердый, что об него все лезвия обламываются!

— Они не обламываются, это мое лезвие их перерубает, — поправил Сэйман.

— Ну да?! — не поверил юноша.

— Точно! — авторитетно подтвердил маг.

— Вот это да!

— Ничего, вот доберемся до Вартовых Гор, может и тебе такой справим.

— Правда? — в глазах юноши появился жадный блеск.

— Слушай, я вообще редко обманываю, — игриво прищурил глаз чародей.

— А десятника на мосту? — хитро спросил Корни.

— Ну, это же ради твоего спасения! — протянул Сэйман.

Перебрасываясь шуточками, они резво скакали по Тракту. Мелт слегка подотстал, он все еще не мог смириться с мыслью, что на этой планете (а, может, в этом МИРЕ?) земные сказки стали явью. Он даже вспомнил, кто такие драконы. Похоже, то существо, что он встретил в пустыне, было именно драконом.

"Что ж, — с горечью думал капитан. — Остается только надеяться, что все это идиотский сон…" Но жестоко болевший синяк на кобчике, опостылевший конь и вывихнутый при неудачном ударе мизинец левой руки были слишком реальными…



***

Главный Хранитель Ра-Вокхра быстро шел по центральному коридору Дворца Заката. С виду в его взгляде не было ничего необычного, но тот, кто знал его хорошо, определил бы крайнюю степень волнения по слегка вздрагивающему левому веку. Мало того, он бы очень удивился, потому что Хранитель не просто волновался, он ужасно нервничал. Все его существо трепетало и дыхание перехватывало от мысли, что сейчас придется сказать Верховному… Нет, лучше об этом не думать!

— Аудиенцию, — сквозь зубы процедил Ра-Вокхра первому секретарю.

— Согласно древнему Кодексу… — высокопарно начал было секретарь.

— Я знаю Кодекс, — тихо и зловеще прошипел Хранитель. — Если ты не скажешь обо мне Верховному, то очень скоро вообще не сможешь говорить.

Секретарь побледнел, потом начал медленно закипать, но все же, вспомнив Рогана, пошел к Верховному. Через минуту он вернулся и холодно бросил:

— Верховный ждет вас, но он очень недоволен.

Хранитель только яростно сверкнул глазами и проследовал в Зал Совета.

— Что заставило достойнейшего нарушить порядок аудиенции? — вместо приветствия спросил Верховный.

— Ужасные вещи, Верховный… Седой Клинок исчез… — Хранитель понуро отвел глаза.

— Что? — прошептал Верховный, зло сузив глаза.

— Исчез… — промямлил Ра-Вокхра.

— Та-ак… — правитель зо-г-аров осторожно опустился в кресло. — Когда?

— Ну… в общем… не раньше десяти дней назад… — замялся Хранитель, еще более склонив голову.

— Что?! — взвился Верховный. — Почему я узнаю об этом только сегодня?!

— Ну… я… в общем… Я только тогда проверял наличие в последний раз… и сегодня…

— Что?!! — разъяренный рев никогда до сих пор не повышавшего голос правителя сотряс стены Зала. — Да ты должен проверять каждые шесть часов!! Даже среди ночи!! Даже, если смертельно болен!!

Хранитель понуро молчал, целиком осознавая свою вину. Верховный постепенно успокоился и уже не кричал. Лишь расширенные ноздри и сжатые губы свидетельствовали о скрытой ярости и гневе:

— Почему не сработали охранные чары?

— Мы тщательно проверили… Все чары целы, — глухо ответил Хранитель.

— Так… Я даю тебе и остальным Хранителям неделю. Если по истечении этого времени никаких следов Клинка вы не обнаружите, то… Ты сам знаешь Кодекс Хранителей.

— Да, Верховный, — пробормотал Ра-Вокхра.

— Ступай, достойнейший, — с ядовитой злостью сказал Верховный, махнув рукой.

Хранитель тихо удалился, так и не распрямив спину. Верховный сел в кресло и с такой силой ударил кулаком по подлокотнику, что крепкий стрег с треском раскололся.



***

— Милорд, ссегодня вернуллиссь посслы. Правый Шшилат сс намии, — шептал Хевр на ухо Герку. — Но Шшилат проссит еще неделлю на ссборы.

— Сколько они рассчитывают выставить? — задумчиво спросил Герк.

— Говорят, ссто тыссяч…

— Значит, здесь они будут не раньше, чем через три недели…

— Да, Милорд.

— Что ж, придется отложить выступление, — Герк досадливо поморщился. — Надо дождаться их армию. — Он осторожно достал из ножен Клинок Великой Мглы (Rheargrorh, как именовался он в легендах посвященными) и любовно зашептал:

— Я знаю, ты должен пить вдоволь крови, чтобы не терять силу, но подожди еще немного, скоро мы утопим в ней мир.

Rheargrorh ничего не ответил, лишь слегка увеличилась область Мглы, окружающей лезвие.



***

— Что, хочешь посмотреть эти записи? Я тогда еще молодой был, горячий… решил на мир вблизи посмотреть. Вот и накропал кое-что…

"… Никогда не знаешь, какой стороной повернется к тебе удача. Вертится… то передом, то задом. То просвистит клинком, срезав сантиметр волос, то застрянет наконечником стрелы в левом лёгком, заставляя надрывно харкать кровью.

Ладно бы что-то одно, тогда хоть была бы определенность какая-то! А то кружишь перед противником и не знаешь, удастся ли ему вывернуть кисть насколько надо, когда ты рубанешь сбоку после ложного замаха или же нет? Если б знал, что удастся наверняка, то ведь не полез бы. А так… Вот порезал камзол, сволочь!

Самое гадкое в этой удаче — ее мимолетность. Глядишь — танцует перед тобой, махая платочком. Ты уж и обрадовался, и деньжат поднакопил, и сейчас вызов на дуэль принял, а вот… шпага в ребро. Ты в агонии смотришь недоуменно на свою удачу, а она, брезгливо оттирая платочком кровь, лишь махнет рукой на прощание: "Адью, мол, милый…"

Да-а… Тут только один выход, но зато верный, хотя и не совсем привлекательный. Надо всегда надеяться на худшее, только и всего. Тогда никакая удача вас за нос не проведет, нет. Но ведь, не хотят люди… вот же черти глупые! Они, видишь ли, верят в свою звезду! Тьфу!.."


Содержание:
 0  Надрывы : Михаил Дубаков  1  Глава 1 : Михаил Дубаков
 2  Глава 2 : Михаил Дубаков  3  Глава 3 : Михаил Дубаков
 4  Глава 4 : Михаил Дубаков  5  Глава 5 : Михаил Дубаков
 6  Глава 6 : Михаил Дубаков  7  Глава 7 : Михаил Дубаков
 8  вы читаете: Глава 8 : Михаил Дубаков  9  Глава 9 : Михаил Дубаков
 10  Глава 10 : Михаил Дубаков  11  Глава 11 : Михаил Дубаков
 12  Глава 12 : Михаил Дубаков  13  Глава 13 : Михаил Дубаков
 14  Глава 14 : Михаил Дубаков  15  Глава 15 : Михаил Дубаков
 16  Глава 16 : Михаил Дубаков  17  Глава 17 : Михаил Дубаков
 18  Глава 18 : Михаил Дубаков    



 




sitemap