Фантастика : Космическая фантастика : Глава 9 : Михаил Дубаков

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




Глава 9

"В старых небылицах рассказывается

много ложного о драконах. Например,

утверждается, что драконы имеют иной

раз до семи голов. Этого никогда не

бывает. Дракон может иметь только

одну голову…"

Станислав Лем.

Аркин резко остановил коня и прикрыл глаза. Что-то невиданное творилось в тонком мире, нечасто он ощущал такую мощь. Кроме того, Аркин совершенно не понимал причины, вызвавшей такое волнение, он что-то не мог припомнить заклятия, хоть чем-то похожего на это. Волнение постепенно затихало, но гул от уходящих искажений шел порядочный.

"Вершей сто отсюда будет, — прикинул Аркин, спешиваясь. — Пора!"

Он поставил ноги на ширину плеч, закрыл глаза и начал творить заклинание. Через несколько мгновений сквозь исчезающий мир и астралы унесся Зов строго определенной структуры и последовательности. Потом Аркин осторожно провел указательным пальцем снизу вверх и в десяти метрах от него прозрачный воздух прорезала ярко-голубая светящаяся линия, один ее конец упирался в землю, другой резко обрывался на высоте двадцати метров. Затем маг уселся прямо на траву и стал ждать. Время текло невообразимо медленно. Прошел час. На исходе второго Аркин заволновался и послал еще один Зов. В конце третьего часа терпение понемногу сходило на нет. "Не могу же держать распахнутыми эти врата вечно!" — раздраженно думал он, в очередной раз корректируя все время сбивающиеся параметры в тонком мире. Наконец из щели начала медленно высовываться голова чудища, она казалась какой-то неестественно плоской, но этот странный эффект был хорошо знаком Аркину: пространственные искажения, из-за которых и существовала возможность создания Врат Миров, приводили к визуальному исчезновению третьего измерения, но это был лишь оптический обман. Вслед за тупоносой мордой показались два огромных хитрющих глаза, задорно смотревших но Аркина, мощная шея, плавно переходящая в поджарое упругое туловище, четыре когтистых лапы и, наконец, хвост, усеянный метровыми шипами.

— Ну наконец-то! — облегченно выдохнул Аркин, небрежно проводя пальцем снизу вверх — черта тотчас исчезла. — Где же можно пропадать столько времени? — облегчение сменилось недовольством.

— А нельзя ли обращаться по имени? — невинно спросил дракон, осуждающе глядя на мага.

— Конечно, Karh’ar dre Ukreerth'aar Verrarregdrac Hrreuz'arkh, извини, — смягчив тон, сказал Аркин. — Но пойми, я жду уже три часа, и вообще…

— Спокойно. Спокойно, Аркин Ларн, — дракон хитро сузил веки. — Во-первых, твой Зов дошел до меня всего два часа назад, я уж не знаю в каком астрале он застрял. Во-вторых, не мог же я так сразу взять и бросить свою лучшую подружку, — взгляд дракона стал еще хитрее. — И, в-третьих, когда же ты запомнишь мое имя и перестанешь называть меня этой жалкой сокращенной кличкой?

Аркин в притворной муке обхватил голову руками:

— О-о-о! Только не надо про имя! Скажи мне, какой смертный в состоянии запомнить последовательность из двухсот сорока трех слов, каждое из которых — полная абракадабра.

— Почему же абракадабра? — обиделся дракон. — Это имена всех моих предков.

— Конечно, конечно, — поспешно согласился маг, — твоих легендарных предков.

Дракон самодовольно ухмыльнулся, он уже давно обнаружил, как легко прервать нападки друга в случае чрезмерного опоздания и заставить оправдываться его самого.

— Ладно, — хохотнул он, выпустив из ноздрей струйку дыма. — Последний раз повторяю.

Спустя пять минут, когда иссяк поток совершенно диких для человеческого уха слов, Аркин обреченно глянул на дракона и вяло закивал головой:

— Угу, как же, запомнишь такое имечко…

Дракон не выдержал и громко расхохотался: из ноздрей повалили густые клубы черного дыма, в страхе защебетали птицы, слетая с гнезд, а бурый медведь, мирно дремавший под сосной, стремительно вскарабкался на самую верхушку и дико заревел, совершенно не представляя, как он будет оттуда слезать.

Карх'ар грузно повалился на спину, подминая траву, и обхватил передними лапами светло-серый живот.

— А-ха-ха! — сквозь смех, выдавил он. — Имечко! Да у меня самое короткое имя в нашем роду! Ух-ха-ха!.. Вот… ой… вот, мой дед! О! У него отец был… ой… особый, он… ой… краткость вообще презирал… ой, не могу! Так он имя моего бедного деда засунул все оригинальные, то есть первые, имена всех… всех родственников! Ой, ха-ха-ха!.. Получилось восемьсот девяносто два! Слышишь?.. Ой… почти тысяча слов! Ой, бедный дед!.. Ух-ху-ха!.. Ой, не могу! Уф!! — с шумом выпуская пар из ноздрей, выдохнул дракон, разом расслабляясь и как-то обмякнув. — Давно так не смеялся! Ладно, Аркин Ларн, зови меня этой жалкой сокращенной кличкой, я, в отличие от прадеда, не гонюсь за глобальностью и фундаментальностью.

— Угу, — Аркин скептически посмотрел в хитрющие ярко-желтые глаза — взгляд дракона казался открытым и доверительным.

— На вот, — сказал маг, протягивая Карх'ару пузырек с фиолетовой жидкостью. — Для тебя припас.

— О-о-о! Фолиньевая! — радостно проревел дракон, мгновенно поднимаясь на все четыре лапы. — Концентрированная! — оценивающие констатировал он, рассматривая пузырек на свет, осторожно подхватив его огромными когтями. — Уважаю! Надо развести…

Перед драконом неизвестно откуда появилась огромная двухсотлитровая бочка, доверху наполненная водой. Затем он обломил небольшую сосенку, ободрал сучья и деловитым видом стал помешивать слегка пенящуюся фолиньевую настойку. Когда, по его мнению, все было готово, он небрежно отшвырнул импровизированный миксер, легко подхватил лапой бочку и одним внушительным глотком осушил ее. Потом сладко зажмурился, удовлетворенно рыгнул, лихо выпустив кольцо пара, и миролюбиво взглянул на Аркина.

— Чего звал-то, дружище? — спросил он, склоняя голову набок.

— Надо одного злодея отправить к праотцам, — просто ответил маг.

— А что, такой он нехороший, да? — с милой заботой вздохнул Карх'ар.

— Мрак вокруг него, а большего я и сам не знаю.

— Ладно, разберемся, коли надо. И где же этот злодей? Что-то я тут никого не вижу… — дракон начал театрально оглядываться по сторонам.

— До него вершей сто десять, если напрямик.

— Два часа лету, — буркнул Карх'ар и громко икнул.

— Ну, так полетели, — улыбнулся маг.

— Ну вот, опять на моем горбу, — с притворным огорчением сказал Карх'ар, пригибаясь к земле.

Аркин ловко взобрался по крылу и уселся на шее.

— Куда… ик, лететь?

— Вон туда, — маг указал на северо-запад. — Долетим до дороги, а там — вдоль нее.

— Ик! Ой… от рюмочки фолиньевой у меня всегда икота, — расстроено сокрушался Карх'ар, расправив крылья. — Надо съесть кого-нибудь, тогда быстрее пройдет… ик! Ох, тяжела судьба драконья! — он вздохнул и взмыл ввысь, то и дело оглушительно икая и пуская из ноздрей сизые кольца дыма.

Мелт понуро погонял коня, размышляя о тяжести средневековой жизни и невообразимости колдовства, когда УПИК тревожно пискнул и передал:

— Опасность первого разряда, класс "гамма 3". Точно на юге.

Капитан обернулся и увидел вдалеке дракона, очень похожего на того, что встретил в пустыне. Капитан пришпорил коня, нагнал мирно беседующую парочку, хлопнул Сэймана по плечу и указал на дракона.

— Оп-па… Дракон! — изумленно присвистнул ар-Стальк. — Над Трактом! Днем! Ну, это уж совсем странно… Да, дракон — это серьезно. А если черный — совсем плохо… — пробормотал он под нос, оглядываясь по сторонам.

— М-да, до ближайшего леса вершей десять, не менее. Никак не успеть… Что ж, будем себе спокойно ехать, может, не за нами летит.

Тем временем дракон приблизился и начал снижаться.

— Черный… — прошептал Сэйман. — Явно к нам.

Дракон лихо приземлился, перегородив всю дорогу метрах в десяти от троих товарищей, и глухо икнул. С его шеи проворно спрыгнул молодой человек в черно-вишневом плаще.

"Боевой маг, молодой совсем, а на черном драконе… — подумал Сэйман. — Видно, силен не по годам".

— Отойдите, почтенные! — обратился прибывший маг к спутникам Сэймана. — У меня дело только к этому человеку. Потому, не мешайте или я буду вынужден не считаться с вами.

— Ни за что! — задорно крикнул Корни, обнажив дангиены.

Капитан медленно потянул бластер из кобуры.

— Что ж, это ваш выбор, — маг пожал плечами.


— Подожди! Ик… — остановил Аркина Карх'ар. — Вот этого, серебристого, — дракон кивнул на Мелта, — я уже видел.

— Где? — изумился маг.

— Да полетел я в пустыню, позагорать, — дракон хмыкнул. — Смотрю, а он на песочке лежит, дрыхнет. Дай, думаю, поговорю с человеком. Так вот, лег я рядом, жду, когда проснется. Ну, и разморило меня, задремал… ик… Просыпаюсь, а он уж на меня таращится и молчит, молчит и таращится. Я его спрашиваю: "Ты чего в пустыне делаешь, балда, помрешь ведь". А он молчит. Я ему говорю: "Хочешь — подвезу, за бутылочку фолиньевой?" — и хитро, значит, подмигиваю. А он молчит, идиот, глазами лыпает. Ну думаю, хрен с ним, если такой дурак. Повернулся я спиной, сказал, что помирай, мол, коли тебе жизнь не мила, и улетел. А он, смотри ты, живой. От того места, где я его встретил, вершей четыреста до Хульма, не меньше. А он без провизии… без воды… Хм… Силен… Ик!

— А чего ж ты его не съел?

— Ну, — дракон обиделся, — не такой уж я кровожадный, чтобы первого встречного на закусь пускать. И потом, что-то мне в нем понравилось…

— Понравилось? — задумчиво переспросил Аркин. Он то знал, что драконы умеют видеть людей насквозь.

— Натурально! — Карх'ар скорчил шутливо-серьезную мину.

— Тогда оттащи его куда-нибудь отсюда, а заодно и мальчишку. Только быстро, — тихо приказал Аркин.

— Момент! — заверил мага дракон взмывая в воздух.

Он стремительно скрылся за лесом, словно улетев, а потом настолько резко спикировал на отважную троицу, что никто не успел увернуться. Капитан пальнул пару раз из бластера, но излучение поглотилось и равномерно распределилось по всей поверхности чешуи, так что дракон ничего не почувствовал, а в следующее мгновение его обхватила мощная драконья лапа, ласково, но уверенно прижав к чешуе. Другая лапа обхватила Корни. Руки капитана оказались крепко прижаты к бокам и никакой возможности освободиться не было. Дракон тотчас набрал высоту и улетел.

Все произошло настолько стремительно, что Сэйман не смог или не захотел ничего сделать. Похоже, его устраивал такой поворот событий, он и сам опасался за жизнь Корни и Мелта.

— Я вижу, ты по неизвестной мне причине хочешь посостязаться со мной в магии, — невозмутимо скрестив руки на груди, обратился ар-Стальк к Аркину. — Если у тебя есть вопросы, я готов попытаться на них ответить.

— Я всего лишь выполняю приказ, так что не пытайся отвлечь меня своими доверительными речами, — холодно бросил Аркин.

— Имеющий разум пусть живет своими мыслями, — нахмурился Сэйман. Он начал подозревать, что схватки не избежать, а убивать этого талантливого… мальчишку, по меркам магии, ему вовсе не хотелось. — Возможно, твой разум окажется яснее, чем разум пославшего тебя.

— Я не намерен соревноваться в риторике, — в тот же миг вокруг Сэймана быстро стало сжиматься огненное кольцо. Ар-Стальк положил руку на рукоять меча и на огонь вылился водопад воды. Огонь шипел, отплевывался, но не мог пробиться сквозь сплошную стену. Аркин соображал быстро, вода по его желанию начала собираться над головой соперника, превращаясь в лед, затем Аркин на полную катушку раскрутил гравитацию и масса льда неминуемо должна была расплющить Сэймана, но тот все предугадал и лед напоролся на щит огня и лишь таял, соприкасаясь с огнем, но испаряться не успевал, так что через пару секунд чародей стоял мокрый с головы до ног.

Заметив в первом астрале манипуляции Аркина со скоростями молекул, Сэйман хмыкнул, но не стал ничего изменять, он лишь сделал шаг вправо. У левого уха раздался глухой хлопок, таким незамысловатым, но довольно эффективным заклятьем Аркин хотел разорвать горло сопернику. Отбив еще пару атак, ар-Стальк решил контратаковать. От его спаренного заклятья огненного вихря и ледяного молота Аркин отбился с огромным трудом, совершенно раскрывшись при этом, но, к его удивлению, противник не воспользовался отличной возможностью разом решить поединок одним ударом. Сэйман был раздосадован, он совершенно не хотел лишать жизни столь неожиданного соперника, а временно вывести его из игры никак не удавалось, все подобные заклятья намного сложнее обычных смертельных, поэтому Аркин успевал атаковать сам, мешая ему провернуть свой план.

Молодой маг решил сместить акценты и попробовал воздействовать на душу в Исчезающем Мире. Между физическим телом и "астральной" оболочкой существовали связи, влияние на любое из тел приводило к изменению состояния другого тела, но эта связь была неоднозначной. Например, остановка сердца вела к полной смерти физического тела, но астральное тело лишь слегка деформировалось, но нормально функционировало в своем Исчезающем Мире. А вот полное испепеление уже серьезно затрагивало и астральное тело, которое едва-едва выживало после такого.

Аркин попробовал обездвижить астральное тело, что должно было привести к замедлению рефлексов противника и частично ослабить его Силу. Но ар-Стальк с легкостью ушел от атаки с помощью заклятья Лабиринта. Оно так запутывает связи души с физическим телом, что всякое воздействие на одно из тел никак не отражалось на другом.

Аркин пустил пару тривиальных огненных шариков, готовя Пространственный Срез, одно из самых эффективных заклятий, но Сэйман с легкостью разрушил все первоначальные установки для этого заклятья, а на шарики и вовсе не обратил никакого внимания, они с легким шипением разбились о ткань камзола, не оставив никакого следа.

Аркин, совершенно отчаявшись достать противника магией, выхватил клинок, и как раз в этот момент с пыхтением рядом с ним приземлился Карх'ар.

— Что, крепкий орешек? — задорно спросил он, кивая на Сэймана.

— Куда как… — раздраженно бросил маг, попутно разрушая совершенно странные для него наработки ар-Сталька в Тонком Мире.

— А ты, чем даром вопросы задавать, помог бы!

— Ик!

— Что?

— Ух, надоела мне эта икота! Ик! Слушай, — дракон перешел на доверительный тон. — Ты его займи еще на полчасика, а я пока слетаю, озерцо какое, что ли, поищу… ик… попью водички, может, полегчает… ик!

— Ну уж нет! — рассердился Аркин. — Я тут не собираюсь распинаться один! Лучше помоги, а потом хоть на край света лети.

— Ладно, ладно… — дракон примирительно поднял передние лапы. — Один момент, сейчас зажарим… Ик!

Карх'ар тотчас стал серьезным, посмотрел оценивающим взглядом на ар-Сталька и с натугой выдохнул. Поток огня из драконьей пасти и ледяная сосулька, мимолетно посланная Аркиным, бессильно разбились о невесть откуда взявшийся щит из самой Тьмы.

— У-у-у! — недовольно покачал головой дракон. — Против Тьмы я пас. Это ж надо! — он вновь покачал головой и изумленно икнул.

— Вот же сволочь какая! — выругался Аркин. — Он еще и с Тьмой управляться умеет!

— Когда весь арсенал ваших средств исчерпан, может, поговорим? — устало спросил Сэйман, скрестив руки на груди.

— Не весь! — крикнул Аркин, поудобнее перехватывая двуручный меч.

Сэйман как-то нехотя и обреченно достал свой клинок. Противники начали сближаться. Дракон неодобрительно глядел на них, поглаживая длинный ус. Потом вдруг как-то подобрался весь, громогласно проревел "Риррха Врраден!" и замысловато крутанул хвостом. В тот же миг Сэйман бессильно рухнул в дорожную пыль. Волшебство драконов вообще в Тонком Мире не отражается, лишь по косвенным признакам в Исчезающем Мире можно определить волшбу, но Сэйман не успел… умудренный опытом Карх'ар действовал четко и стремительно. В ту же секунду тело Сэймана вспыхнуло призрачным темно-красным огнем, мгновенно превращавшим плоть и кровь ар-Сталька в черный пепел. Налетевший порыв ветра легко подхватил его и понес, играя, неведомо куда.

— Ну что ж ты так грубо… — поморщился дракон. — Надо ж было поговорить…

— Не о чем говорить с тем, кто повелевает Тьмой, — вложив меч в ножны, хмуро ответил Аркин. — Кстати, чем ты его шарахнул?

— А хвостом… — хитро ответил дракон.

— Хвостом? — недоверчиво переспросил маг.

— Ага, бабушка научила, — дракон скорчил старческую рожу и зашамкал, подражая своей престарелой бабушке. — Внучек, ешли хочешь ушыпыть или абеждвижыть шваего шопелника, то нет нишего лучше харошехо ужара хваштом по галавхе.

— Ну я вдарил по его астральному телу своим астральным хвостом, — дракон перешел на обычный тон.

— Что-то я не замечал за тобой способности колдовать в Исчезающем Мире… — подозрительно прищурился Аркин.

— Ха! У меня много всяких талантов! — хвастливо хмыкнул дракон, лихо подняв хвост. — Ик! Слушай, я полечу, не могу я уже с этой икотой!

— Ага, давай, Карх'ар, спасибо, — Аркин махнул рукой, подходя ближе к тому месту, где его заклятье Испепеления наконец достало ар-Сталька.

Карх'ар взлетел, махнул на прощание лапой и быстро скрылся за горизонтом. Аркин нагнулся, поднял амулет в виде атакующего феникса и клинок в черных ножнах. Он осторожно вынул его из ножен и внимательно рассмотрел: сплошная гарда, надежно укрывающая руку, была сделана в виде черного дракона, зубами вцепившегося в самый кончик рукояти и обвившегося хвостом вокруг начала лезвия. Тело дракона и чуть раздвинутые крылья как раз и образовали гарду. Метровое лезвие, чуть сужающееся к концу, было белесым, словно политое молоком. Неизвестные Аркину руны покрывали начало клинка.

— Эурит!.. — восхищенно прошептал маг, проводя рукой по рунам.

Редчайший металл, мечта любого горного гнома и совершенно не встречающийся в империи. Никто из людей никогда не видел изделий из эурита, лишь редкие свидетельства древних высоких эльфов позволили Аркину сделать такой вывод. Характерный цвет и структура, невыносимая легкость и уверенность… да, сомнений не было.

— Вот это да! — эйфория захлестывала боевого мага, он осторожно обхватил черную шершавую рукоять древнего клинка и не заметил, как яростно вспыхнули два рубиновых глаза черного дракона, вонзившего клыки в Великий Столп Миров, а именно его символизировала рукоять, о чем свидетельствовала короткая надпись на языке, который не в состоянии был разобрать ни один из ныне живущих:



"Когда сожмешь его в руке
Не нужно лишних слов.
Лишь Д'Аркаркин, отец-дракон,
Удержит Столп Миров…"

А еще одну надпись на лезвии вообще никто из когда-либо ступавших на землю этого мира не смог бы прочесть, но Творец, взглянув на нее, пришел бы к выводу, что пора бы и вмешаться, а то мир и рухнуть может невзначай… Он немедленно отвлекся бы от своего хобби… но пока Мир был предоставлен самому себе…



***

— Безумец! — в крике старика выплеснулось отчаяние и невыносимая боль.

Он тяжело опустился в кресло, устало обхватив седую голову иссохшими руками. В помутневшем хрустальном кубе молодой человек с восхищением осматривал клинок.

— Нет… это конец… ему не успеть… — из уголков бледно-голубых глаз, словно стыдясь кого-то, осторожно выползли две слезинки и медленно поползли по впалым скулам, оставляя за собой мокрые дорожки.

— Не успеть…



***

Корни пришел в себя, встал и осмотрелся: вокруг непроходимой стеной стоял лес. Хмурые ели решительно сжали ряды, колючие густые кустарники свирепо окружали маленькую полянку, чудом возникшую в этой непролазной мрачной чаще. Корни растормошил капитана.

— Куда эта тварь нас закинула? — со стоном дотрагиваясь до затылка, выдавил Мелт.

— Вот уж не знаю, — Корни мрачно покивал головой, глядя на небо. — Вроде, Хульмский лес. Нам туда, — он указал на северо-восток.

"Что там с направлением?" — мысленно обратился Мелт к УПИКу.

"Сорок километров строго на юго-запад от точки взлета".

— Ни хрена себе! Сорок километров! — пробурчал капитан. — По таким дебрям это ж дня три, не меньше.

— Угу… — согласился Корни. — А что такое километр?

— Километр? А вы чем расстояние измеряете?

— Вершами.

— Чем?

— Вершами. Одна верша — восемьсот шагов.

— А-а… ну, тогда километр — около тысячи шагов.

— Пошли, что ли, — бросил Корни, продираясь через колючий кустарник. — Я в лесу, конечно, не вырос, но охотился частенько.

— А я вот лес не люблю, — пробормотал капитан, вспоминая зловещие джунгли на второй планете Альдебарана. Они покрывали все континенты, ни одного пятачка безлесья, только пару скалистых рифов в океане. Поначалу джунгли казались совершенно тихими, почти необитаемыми. Редкая птица перепорхнет с ветки на ветку, да какое-нибудь насекомое пролетит около уха, а потом… Все словно взорвалось: взбесившиеся лианы пытались обвить тело с головы до ног, безобидная трава ощетинилась едва ли не стальными шипами, насекомые собирались в осмысленные стаи и методично атаковали, набежали хищники, слегка напоминающие земных тигров, какие-то ящерицы вовсю плевались кислотой. Генераторы силовых полей работали на полную катушку, в ушах стоял сплошной рев пары крупнокалиберных пулеметов на жидком порохе, бесшумно уносились в чащу энергетические разряды бластеров, вкрадчиво шипели огнеметы. Но, несмотря на сверхпрофессионализм десантников и тяжелое вооружение, из одиннадцати человек до посадочного модуля дошло только четверо…

Потом, исследовав видеозаписи и несколько представителей этой проклятой планеты, ученые сказали, что лес — коллективный разум. Нашли центры, универсальные центры связи в мозгах этих примитивный ящеров и в нервной системе насекомых. Лес был огромным живым организмом, управляющим всеми своими "жителями". Тогда было решено оставить его в покое, несмотря на удивительно подходящие для человека состав атмосферы и среднесуточную температуру воздуха.

Внезапно нахлынувшие воспоминания заставили капитана с опаской всматриваться в лесную чащу. "Черт его знает, что тут за леса на этой планете, — думал Мелт. — Если тут волшебники есть, то почему бы и лесам не иметь разум?"

Но все три дня пути прошли относительно спокойно, лишь в первую ночь кто-то внушительный ломанулся прочь, когда разбуженный Мелт снес сосенку из бластера. А так звери не трогали человека. Корни настрелял из лука небольших зверьков, до боли напоминавших капитану белок, которых он видел однажды в зоопарке, только цвета они были какого-то сиреневого. К полудню третьего дня совершенно неожиданно лес расступился и перед ними раскинулась равнина с редкими деревьями и густой травой.

— Дорога там! — махнул Корни.

— Ну, пошли… — неуверенно пожал плечами капитан. — Она был совершенно уверен, что Сэйман не станет дожидаться их тут трое суток, но, может какой-либо знак оставит.

Приближаясь к дороге, Мелт ощутил какую-то тяжесть, неприятное чувство обреченности волнами накатывалось на капитана, перемешиваясь с тревогой.

— Что-то тут неладно… — пробормотал капитан, поеживаясь.

Корни непонимающе посмотрел на него, он совершенно ничего странного не чувствовал.

Дорога в этом месте была страшно изуродована: оплавившийся песок, выжженная трава, глубокие воронки, какой-то мутный, вязкий воздух.

— Да-а-а… Не слабо… — присвистнул Мелт, касаясь остекленевшего края двухметровой ямы и осторожно заглядывая вниз: какой-то металлический багровый отблеск привлек внимание капитана. Какой-то предмет…

— Корни, иди сюда! — он позвал юношу. Смотри. Видишь?

Корни осторожно склонился над ямой.

— Там что-то есть.

— Давай я тебя за ноги подержу, ты повиснешь и достанешь.

— Конечно, — согласился Корни, отстегивая ножны.

Капитан взял его за лодыжки и лег на землю. Корни повис, шаря руками по дну.

— О! Нашел! — радостно крикнул он.

В этот же момент мрачное багровое пламя с глухим стоном вырвалось из ямы. Яростная сила подняла и отшвырнула капитана метров на шесть, но он продолжал крепко сжимать лодыжки юноши и тот тяжело плюхнулся прямо на него. Все стихло.

— Твою мать!.. — глухо выругался Мелт, посмотрев на Корни. Его волосы сильно обгорели, обуглились брови и ресницы, все лицо покрылось страшными волдырями. Капитан приложил ухо к груди — сердце билось неровно и отрывисто.

— Проклятье! — прошептал Мелт, вытягивая из автодоктора датчик синхронизации. — Где эта чертова теменная доля…

В следующее мгновение датчик всеми своими мелкими иглами впился в черепную коробку юноши.

— Биоритмы… перенастройка… готово… — Мелт торопливо нацепил автодоктор на левое запястье Корни. Автодоктор тревожно заурчал, перемигиваясь желтыми и красными огоньками.

"Состояние?" — обратился Мелт к УПИКу.

"Стабильное. Болевой шок и ожоги первой степени на лицевой части головы. Частично повреждено левое глазное яблоко, прогнозируемая потеря зрения около 70 %. В полевых условиях вероятно восстановление не более 70–73 % кожного покрова" — сухо отрапортовал УПИК.

— Будет жить… — облегченно вздохнул капитан, тяжело опускаясь на траву. — Что же делать… не торчать же здесь, на дороге…

Капитан задумался.

Через час до его слуха донесся глухой скрип, тихие голоса и мягкий конский топот. Мелт привстал и посмотрел вдаль: с юга приближался небольшой обоз. Десяток телег сопровождали три десятка низкорослых, кряжистых существ. Мелт никогда не видел таких мощных рук и широких плеч, казалось, что любой из них может с корнем вырвать какое-нибудь деревце в пол-обхвата. Непропорционально большие для людей головы сидели на очень коротких шеях. Все поголовно носили бороды: одни — длинные и окладистые, другие — покороче. На широких кожаных поясах висели кинжалы и небольшие кистени. Из-за спины каждого второго выглядывало лунообразное лезвие боевого топора.

"Гномы" — догадался Мелт, припоминая древние легенды и рассказы Корни.

Завидя покореженную дорогу, гномы в нерешительности остановились, но, недолго думая, свернули с Тракта и стали обходить страшное место по лугу.

— Остановитесь, почтенные! — Мелт поднял руку, обращаясь к шедшему первым гному. — Приветствую вас! Моему спутнику очень плохо, не довезете ли вы нас до ближайшей деревни?

— Да тут, почитай, и деревень-то по ходу и нету, так… хутора… — важно ответил первый гном.

— Ну хоть бы до хутора… — просительно сказал Мелт.

— Отчего ж не довести… — гном выпустил облако табачного дыма, вынимая изо рта трубку, — довезем, коли надо. Клади мальчонку на воз. Эва! Как его!.. — гном сокрушенно покачал головой, взглянув на волдыри. Однако не стал расспрашивать о причинах, любопытство не было характерно горным гномам.

Обоз не спеша двинулся дальше.

— Тебя как звать-то?

— Мелт Гор.

— А мальчонка-то кто?

— Корнуэлс дар Сархар.

— Да ну? Сын Сайрона? Знавал я его, славный рубака! — гном сделал глубокую затяжку. — А, может, к нам, в горы? На кой вам эти незнакомые хутора? Тут и разбойнички шастают, мало ли что… Давеча вести прошли… Отряд столичный разбойнички-то порешили, да. И тела сожгли… вот такие дела… Ну, так как, Мелт Гор? — гном хитро прищурился.

— В общем-то, мы и направлялись в Варторые Горы, Сэйман ар-Стальк говорил, что там живут его друзья, — капитан нахмурился.

— Сэйман? — искренне удивился гном. — Вот так-так… Да это ж, почитай, наш покровитель и благодетель! Стало быть, вы с ним шли?

— Да, — кивнул Мелт.

— А где ж он сам-то?

Мелт пересказал гному все, что знал. Гном задумчиво покачал головой, бормоча под нос:

— Вот уж не думаю, что боевой имперский чародей, пускай и с драконом, сподобится ар-Сталька порешить. Слабоваты они для того… М-да… И тебя, выходит, имперские войска ищут… Совсем невесело… м-да.

Внезапно гном насторожился, поднял руку, и обоз остановился.

— Конные… не меньше сотни, — прислушиваясь, с тревогой сказал он. — Не иначе тебя ищут. Шибче на дно воза ложись, мы тебя мешками сверху-то завалим. А мальчонку — в сено. Токмо тихо! Чтоб ни звука!

Тяжело придавленный мешками с пшеницей, Мелт слышал, как подскакал отряд, и жесткий, грубой голос повелительно крикнул:

— Стой!

Обоз остановился.

— Что почтенному сотенному угодно? — спокойный голос гнома был полон учтивости и уважения.

— Мы ищем вот этого человека. Не встречали?

— Нет, не видали, — после секундной паузы раздумья ответил гном.

— Не далее, как час назад, мы нашли вот это на месте какого-то страшного побоища.

"Что же он там нашел?" — недоумевал Мелт, не имея возможности выглянуть наружу.

— Мы обошли то место стороной, — невозмутимо ответил гном.

Зловещая тишина повисла над трактом. Не сказать, что сотник был слишком подозрительным, но гномов он вообще недолюбливал. Гномов много кто не любил, они вызывали крайне противоречивые чувства страха, невольного восхищения, презрительного пренебрежения и резкого любопытства. Люди восхищались их мастерством и физической силой, презирали, как презирают все покоренные народы, боялись, как боялись всех неразгаданных, непонятых до конца. Но когда у человека была возможность показать свое превосходство над гномами, он почти всегда пользовался ей, невольно унижая и, тем самым, озлобляя гномов.

— Обыскать повозки! — коротко приказал сотник.

— … - обреченно подумал капитан, закрывая глаза.



***

Верховный позволил себе слегка расслабиться. В мрачном будущем проскользнул лучик надежды. Совсем робкий, хилый лучик, но все же он слегка развеял мглу обреченности и неопределенности.

Три дня назад радостный Хранитель поведал о том, что след клинка нашелся. Великая Империя, именно там сейчас находился символ могущества зо-г-аров — Седой клинок. Слишком далеко, чтобы определить точное место, но тем не менее…

В тот же день десяток реголдов унес на себе Хранителя и девятерых его помощников. Атрилловые кольца, сделанные Роганом, обеспечивали полное сходство личин троллей с людьми. Лишь серые глаза с чуть странными зрачками могли выдать чересчур осведомленному человеку истину. Впрочем, некоторые имперские маги, отбросив мишуру заколдованных колец, тоже могли обнаружить обман. Но риск здесь неизбежен.

Да и в самом деле, что такое десять троллей в обмен на Седой Клинок? Это попросту мизерная, до безобразия мизерная цена. Верховный не раздумывая, дал бы в сто раз большую цену, и даже тогда чаши весов не уравнялись бы.

А Хранитель был хорошим магом… жалко было бы его потерять… Да и его помощники истинные мастера, но… Все же… Седой клинок…



***

Редко, очень редко пролетает какое-нибудь создание над черными водами Мертвого озера.

Уже немолодой, умудренный летами золотой дракон решил похвастать перед своей совсем юной подругой, вспомнить молодость. Он низко-низко полетел над озером, задевая кончиками крыльев поверхность воды. Самка благосклонно взирала на такие шалости, совершенно увлекшись этим пожилым, но таким привлекательным драконом.

Но вдруг словно что-то оборвалось: дракон изогнулся в невыносимой муке и упал в воду, беспомощно молотя хвостом направо и налево. Внезапно он совершенно затих, будто сжатый невидимой, но мощной лапой, и безвольно погрузился в пучину.

Самка покружила еще несколько часов, оплакивая своего возлюбленного, и улетела, в ужасе спеша прочь от этого невыносимо зловещего Мертвого озера.

Час спустя воды расступились, и из них решительно вылез, отряхиваясь, золотой дракон. Он как-то зловеще осмотрелся и улетел на юго-восток.


Содержание:
 0  Надрывы : Михаил Дубаков  1  Глава 1 : Михаил Дубаков
 2  Глава 2 : Михаил Дубаков  3  Глава 3 : Михаил Дубаков
 4  Глава 4 : Михаил Дубаков  5  Глава 5 : Михаил Дубаков
 6  Глава 6 : Михаил Дубаков  7  Глава 7 : Михаил Дубаков
 8  Глава 8 : Михаил Дубаков  9  вы читаете: Глава 9 : Михаил Дубаков
 10  Глава 10 : Михаил Дубаков  11  Глава 11 : Михаил Дубаков
 12  Глава 12 : Михаил Дубаков  13  Глава 13 : Михаил Дубаков
 14  Глава 14 : Михаил Дубаков  15  Глава 15 : Михаил Дубаков
 16  Глава 16 : Михаил Дубаков  17  Глава 17 : Михаил Дубаков
 18  Глава 18 : Михаил Дубаков    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.