Фантастика : Космическая фантастика : 8 : Диана Дуэйн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу

8

Джосс услышал привычный перезвон сигналов оповещения, когда «Арнхем» входил в зону слепой посадки Томстоуна, и распрямился в кресле.

— Командор Хантли, — сказал он, — прежде, чем мы сядем, я хотел бы попросить вас совершить облет и осмотр местности. Низко и медленно.

— Нет ничего проще, — ответила она, сказала несколько слов в персональное переговорное устройство, а затем посмотрела на Джосса.

— Терри желает знать: насколько низко, насколько медленно и сколько проходов?

— Пятьдесят метров, двести узлов максимум и четыре прохода.

Ивен стоял рядом. Он был в футболке и шортах. Энергокостюм у него забрали и передали для ремонта офицеру по обслуживанию вооружений. Ивен кивнул Джоссу. Кажется, тот думал о том же:

— Хочешь попробовать термическое прощупывание? — спросил он.

— Термический и инфракрасный поиск, датчики перемещения, — все, что есть. Мне нужно знать, кто находится в своем жилище, а кто нет, — с этими словами Джосс сделал оборот в кресле, повернул несколько рычагов на панели сканирования и стал наблюдать за появляющейся информацией.

Комплект датчиков, которыми был оснащен штурмовой линкор «Арнхем», не был таким современным и изящным, как на «Ноузи», но нехватка изящества с лихвой окупалась мощностью. Система была спроектирована так, чтобы можно было локализовать противника сразу же после того, как тот предпринял первый шаг, и избежать при этом обнаружения. Обычный жилой район, такой как Томстоун, вообще не представлял никаких трудностей. Джосс закончил с градуировкой и передал координаты в память компьютера.

— Проблема состоит в том, — сказал он, что двадцать невинных людей ранены и попали в госпиталь, трое находятся в морге, и один Будда знает, сколько семей собрали пожитки и ушли отсюда. После приземления нам с тобой надо будет сходить в офис шерифа. У Штек, наверное, найдутся списки городских жителей, а я хочу пробежаться по ним, чтобы знать, кто и где находится.

— А сколько виновных людей, по твоему мнению, вылетело отсюда за последние двадцать четыре часа?

— По моим подсчетам — двенадцать человек. — Джосс взглянул вниз, на инфракрасный сканер. — Если бы на Марсе было потеплее, жилища не остывали бы так быстро. А в нашей ситуации кривая распада дает позитивный отсчет, может быть, на восемнадцать часов или даже меньше, но все равно это является свидетельством чьего-то присутствия в помещении. И я не стал бы отбрасывать даже самые слабые уровни инфракрасного излучения.

— Понятно. Кстати, мне нужно переговорить с Лукрецией.

— Ты… сам?

— Боюсь, что да. Нам понадобится тяжелая огневая поддержка, когда мы обнаружим, где скрываются наши друзья из Красного Рассвета. И хотя Крис и остальные тоже хотят…

— Чисто из эгоистических соображений, Глиндоуэр, ты же знаешь! — засмеялась Хантли. — Вы, сопы, единственные парни, которые в эти дни занимались настоящим делом. А я не прочь присоединиться.

— Командор Кристина Хантли — леди до мозга костей, — сказал Ивен. — Ей бы еще только красивые командорские усы!

— Он поспешно отскочил в сторону, когда она легонько стукнула его своей облаченной в металл рукой, но улыбаться не перестал. Ивен опять повернулся к Джоссу.

— Теперь ты понимаешь, что мне нужно поговорить с Центром, чтобы уладить этот вопрос?

— Угу, — согласился Джосс. Сейчас он согласился бы на что угодно, потому что сосредоточил внимание на сканере и отключился от всего, что происходило вокруг. Его пальцы плясали по клавиатуре, и он был вполне доволен тем, что снова с головой ушел в работу. Еще задача значительно осложнилась бы, если бы датчики сканирующей системы «Арнхема» были настроены на противопехотное оружие. Тогда им предстоял бы еще один веселый денек, каких у них с Ивеном на Марсе уже было немало.

Он сообразил правильно. Не обращая внимания на разрушенные здания, в которых уже никого не было, он исследовал несколько уцелевших и недавно покинутых построек. Термальный и инфракрасный анализы элементарно обнаруживали разницу между домами, которые только что покинули владельцы, и теми, которые пустовали уже давно. Если хозяин выходил, например, в бар, чтобы утопить там свои горести, или еще куда-то, то он или она обязательно оставляли работающим контролер окружающей среды, так что купола, несмотря на их теплоизоляционную оболочку, излучали излишки различимого тепла. Многие жилища были холодными: их излучение не оставляло никаких следов на экране. Если бы в домах, излучение которых было слабым, находился человек в ЗСЖ, пусть даже мертвый, его очертания могли быть различимы. Но ничего подобного им обнаружить не удалось.

— Господи! — воскликнула Крис Хантли. — Когда вы сказали мне, что это местечко немножко потрепали, то не сообщили и половины всей правды. Это выглядит так, — она поколебалась минуту, словно чего-то стесняясь, — как будто все сделано хорошо обученным военным персоналом.

— Должно быть, Крис, — отозвался Ивен. Он уже насмотрелся на эти разрушения день назад, когда они с Джоссом прилетели из Велеса, — Сыны Красного Рассвета играют в грубую игру, и неизвестно, как им удается выжить.

— Если окажется, что среди них есть бывшие члены Трипл-А, — добавила Хантли, — они будут иметь дело со мной.

Джосс почувствовал, как у него дернулась кожа на затылке от холодного и беспристрастного тона ее голоса. Впасть в ярость было бы легче, но, кажется, персонал Штурмовых Бронедивизионов Космических Сил, был хорошо натренирован и сдерживать свои эмоции, и правильно строить речь. Ведь лишние слова тоже приносили вред, иногда даже непоправимый.

— Хорошо, Командор, — сказал, наконец, Джосс. Я, в принципе, получил ту информацию, которая мне была нужна. Мы можем садиться.

— Отлично, — ответила Крис.

Подошел офицер связи и сказал:

— Мэм, Чарли сообщил, что энергокостюм офицера Глиндоуэра проведет не менее недели в отделе технической реабилитации. Сервомеханизмы в плохом состоянии и требуют замены, а у нас в данный момент нет в наличии необходимых электронных и гидравлических запчастей.

Крис недовольно подняла брови:

— Что ж, в таком случае мы дадим тебе ЗСЖ-комбинезон, — сказала она, обращаясь к Ивену. — Не думаю, что стоит ждать целых полторы недели, пока твой энергокостюм переправят на Луну, а оттуда пришлют новый, — она усмехнулась: — А может быть, нам удастся где-нибудь поблизости раздобыть энергокостюмчик, который будет тебе впору…

Джосс наблюдал за лицом Ивена. Оно излучало странную смесь нерешительности и рвения.

— Вот как, — сказал напарник, — что ж, хорошо.

Крис отвернулась и стала наблюдать за посадкой.

Джосс на секунду представил себе потрясенных жителей Томстоуна, увидевших посадку огромного линкора на остатки своего посадочного комплекса. Даже огромный кратер посередине площадки, оставшийся от взрыва, не мог послужить помехой для приземления: огромный корабль просто не мог почувствовать его. Кроме тех, кто уже покинул поселение, Красный Рассвет, скорее всего, оставил в Томстоуне, по крайней мере, одного из своих шпионов, и если бы тот в панике попытался сбежать, с помощью приборов инфракрасного видения можно было бы без труда обнаружить это.

— Кстати, нужно сделать еще кое-что, — сказал Джосс. — Не могли бы вы одеть парочку ваших людей в энергокостюмы и выставить их в качестве охранников на парковочной площадке, пока мы будем осматривать город?

— О, можете не беспокоиться, под пушками «Арнхема» не стоит ничего опасаться. Я вас заверяю в этом.

— Меня не это беспокоит, Командор. Я хотел бы, чтобы жители этого городка знали, что мы не собираемся шутить с теми, кто разрушил их дома. Может быть, этим шагом мы спровоцируем и реакцию того марсианина, который все еще прячется здесь и наблюдает за нашими действиями. Он и его коллеги, — Джосс насмешливо улыбнулся, — возможно, рассчитывали, что сюда прибудет большое число полицейских, во всяком случае после того, как они расстреляли город и сбили наш «Ноузи». Я на их месте подумал бы об этом. А они увидят нас не только живыми, но на этот раз еще и с большой вооруженной поддержкой. Нам нужно побольше людей. И желательно — в энергокостюмах.

— Мне нравится твой напарник, — бросила Хантли Ивену. — У него пытливый ум.

— Поэтому я и взял его в напарники, ведь я слишком честен, прямолинеен и открыт, — засмеялся тот.

— Да, это именно так. Что касается вас, офицер О'Баннион, обращайтесь ко мне просто Крис, без «Командор». Я думаю, вы сообразите, в какой ситуации ко мне нужно обращаться по званию, но сейчас — просто Крис. О'кей?

— О'кей, Крис. Записано и внесено в вахтенный журнал, — улыбнулся Джосс. — Теперь о другом. Вы не могли бы оставить кого-нибудь на пульте связи, вдруг обнаружатся люди, следящие за нами?

— Нет ничего проще. Майк, я думаю, уже справился со своей работой и вполне может этим заняться. Хорошо, Майк?

Офицер связи за переборкой приподнялся со своего места и поднял большой палец.

— Только не сейчас. А что от меня требуется?

— Фиксировать на мониторе все, что увидишь, и записывать.

— Понял. Если хотите, могу провести трассировку всех доступных спутников связи.

— Отлично, — сказала Крис.

Ивен угрюмо усмехнулся:

— Ты представляешь, Крис, эти ублюдки стреляли в нас во время обеда в Сихуане. Помнишь этот ресторанчик?

Крис Хантли явно оскорбило услышанное.

— После! Ну, это я могла бы простить. Но во время обеда — это просто отсутствие воспитанности и хороших манер.

— Об этом я как-то не подумал. А здесь они попытались нас взорвать, сбили корабль, а главное — сумели вконец расстроить наш отпуск. И я хочу, как можно скорей разъяснить кое-кому, как я этим раздражен, и если ты и остальные из Трипл-А получат разрешение от моего босса, я думаю, никто не откажется поучаствовать в этом.

— Он надел ЗСЖ-комбинезон и последовал за Джоссом к воздушному шлюзу.


Гельвеция Штек зло посмотрела на них, когда они вошли в здание полицейского управления, а точнее, в его развалины. Здесь было уже чуть-чуть прибрано. По крайней мере, обугленный хлам, который раньше был разбросан по всему полу, был собран в одну бесформенную кучу.

— Вы опять здесь! — сказала она. Сейчас в ее голосе было чуть меньше злости, но скорее это было результатом усталости, а не внезапного приступа доброты. — Что теперь?

— Офицер, — обратился к ней Джосс, сохраняя официальный тон, — нам нужны самые свежие копии переписи местного населения, а так же список всех убитых, раненых, оставшихся без крова во время последнего налета преступников.

Штек долго смотрела ему в лицо, как будто хотела что-то на нем прочитать. Ее собственное лицо сохраняло все то же изможденно-жесткое выражение, но Джосс надеялся, что на этот раз она воздержится от грубых замечаний. Ивен уже оправился от приступа депрессии, а Джосс — пока нет, и острое чувство тоски только усиливалось, когда он видел опустошения, принесенные Красным Рассветом.

Когда Штек, покопавшись в спасенных от пожара и бессистемно сваленных в картонный ящик документах вернулась, у нее в руках была тонкая, со слегка опаленными краями пачка бумаг и еще один написанный от руки листок, на котором были видны очень свежие следы перечеркиваний и правок.

— Еще двое умерли, — сказала она. — Один — прошлой ночью, другой — сегодняшним утром. Желаю приятно провести день.

С тех пор, как они покинули «Арнхем», Ивен не промолвил ни слова. Было ясно, что его состояние не изменится до их возвращения на линкор. К счастью, офицер Штек не испытывала больше желания поболтать с кем-то из патрульных, а тем более с бойцом энергодивизиона, лишенным своего впечатляющего костюма. Кроме того, ее нисколько не интересовало, для чего это вдруг Ивену и Джоссу понадобились списки населения.

Тишина, сгустившаяся вокруг, хотя и действовала Джоссу на нервы, все же была безопасна. Они с Ивеном давно чувствовали ответственность за возможные просчеты и договорились действовать как можно более осторожно по отношению к представителям Межпланетного Полицейского Управления. Одно дело — легкое беспокойство по поводу взяток, даваемых контрабандистам полицейским, совсем другое — когда в преступный бизнес вовлечена крупная корпорация, осуществляющая закупки суперсовременного вооружения, занесенного в секретные списки.

Организация с такими деньгами и ее идеология фальшивого патриотизма, которую она пыталась посеять среди людей, делало Красный Рассвет гораздо более опасным, чем очередная шайка гангстеров. Для них было достаточно просто привлечь на свою сторону людей. Людей, которые еще никогда не брали взяток и не просили подаяния, людей, недовольных своей жизнью из-за каких-то сложных обстоятельств или попросту завидующих тем, кому, по их мнению, выпало больше милостей.

Любого полицейского из МПУ, который косо смотрел на представителей Солнечного Патруля, уже можно было подозревать, а Джосс с Ивеном на каждом шагу встречали таких во время этого расследования. Представление о Марсе — планете тех, кто трудился, проливая пот, чтобы сделать принявший их мир годным для нормальной жизни, была сладкой и недостижимой мечтой. Эта планета завлекла слишком большое количество мрази, для которой идеализм был только средством управления другими людьми.

Жестокость была тут постоянным явлением. Она превращала в изгоев тех, кто родился вне Марса. «Немарсиан» заставляли носить значки их родной планеты для того, чтобы их можно было легко отличить от коренных жителей.

Джосс поежился от холода и включил нагреватель своего ЗСЖ-комбинезона.


Когда они вернулись на линкор, Майк помахал им рукой:

— Послание для вас обоих, — сказал он без особой радости, а потом добавил: — Не думаю, что это хорошие новости.

Ивен заволновался:

— Это от Лукреции, — сказал он. — Она, вероятно, уже узнала, во сколько обойдется ремонт «Ноузи».

— Вряд ли. Я еще не составлял оценочный отчет. Пошли, а то простоим тут весь день. Хуже, чем было до этого, уже не будет.

— Ты так думаешь? — усомнился Ивен.

Коммуникатор «Арнхема» был сопряжен с СП-декодером «Ноузи», и твердая копия послания уже лежала на входе печатающего устройства. Ивен взял ее в руки, посмотрел, потом очень осторожно положил на то же самое место, как будто хотел быть первым, прикоснувшимся к ней пальцами.

— Это отзыв. Лукреция передает наше дело под юрисдикцию МПУ.

— Что? — Джосс схватил лист и впился в него глазами. — Но она не может так поступить! — даже произнося эти слова вслух, он понимал всю их бесполезность. Лукреция могла сделать это и после того, как он пробежал глазами немногословное сообщение, он понял, что она не только могла, она на самом деле сделала это. Послание гласило:

Я РАССМОТРЕЛА ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ НА МАРСЕ. В ВЫСШЕЙ СТЕПЕНИ РАЗОЧАРОВАНА ОТСУТСТВИЕМ ПРОГРЕССА В ЭТОМ ДЕЛЕ. НЕМЕДЛЕННО ПЕРЕДАЙТЕ ТЕКУЩИЙ МАТЕРИАЛ В ШТАБ-КВАРТИРУ МПУ В ВЕЛЕСЕ. ВЫ ОБА ОТСТРАНЕНЫ ОТ ДАННОГО ДЕЛА И ВЫЗЫВАЕТЕСЬ НА ЛУНУ СРАЗУ ПО ПОЛУЧЕНИИ ДАННОГО ПОСЛАНИЯ.

Л.ЭСТЕРГАЗИ. КОМИССАР ЗОНЫ. СП ЛУНА.

— Вот так, значит, — тихо проговорил Джосс, испытав благоговейный страх перед тоном послания. — Игра окончена. Она, должно быть, просто в ярости.

Ивен посмотрел на напарника и не стал его разубеждать. Он сам был шокирован полученным отзывом.

— У меня было чувство, что мы должны были раньше сообщить ей о Сынах Красного Рассвета, — хмуро сказал он, — но разве я что-нибудь предпринял? Нет… «Отложи это, пока не раздобудем что-нибудь поконкретнее, Глиндоуэр. Этим ты сразу впечатлишь босса, — говорил я себе. — Ну — отложил».

— Надо сейчас же связаться с Луной, — предложил Джосс. — Сделай это ты. Признай все ошибки, а потом объясни, почему мы не можем этого бросить.

Джосс понимал всю бесполезность таких действии. Лукреция подписалась не просто как «Комиссар», а как «Комиссар зоны». Это означало, что не будут приниматься во внимание никакие извинения, никакие аргументы, никакие самые веские причины; это означало, что надо сделать так, как приказано, или распрощаться со своей карьерой. Если они хотели оспорить какие-то детали, то могли сделать это только на Луне, по другую сторону ее кабинетного стола. Попытка осуществить это с большего расстояния грозила только новыми неприятностями.

— Джосс, ты же знаешь, что я не могу этого сделать, — печально улыбнулся Ивен. — Не можешь и ты тоже, поэтому не смотри на меня так.

— Гм… Я просто предложил, — Джосс напряженно пытался найти хоть какую-то лазейку, глаза его слепо смотрели в темноту холодного экрана. Потом Джосс снова ожил и, что-то придумав, щелкнул пальцем. — Но вот что мы можем сделать, даже должны сделать, так это выслать сообщение о том, что произошло с «Ноузи», и как бы случайно включить туда все, что обнаружили в данный момент. А затем мы сходим в отдел техреабилитации и попросим ребят работать очень медленно, так что у нее появится уйма времени для того, чтобы передумать.

Ивен помолчал несколько секунд и рассмеялся:

— Крис права, — выдавил он сквозь смех. — У тебя действительно очень пытливый ум.

— Я с ним в хороших отношениях, — ответил Джосс.

Текст послания взялся составлять Ивен. Все его жалобы на то, что ему смертельно надоело сочинять эту льстивую чушь, сразу полетели в сторону. Что делать? У него перед Джоссом было одно неоспоримое преимущество: он сумел удержаться на своем месте, общаясь с Лукрецией в два раза дольше, чем Джосс.

— Это все равно, что сказать, что я лучше подхожу для тренировки львов, потому что держу хорьков в собственных штанах, — проворчал Ивен, но сел в тихий уголок и принялся стучать по клавишам. Звук был нерегулярным, прерывающимся и тонким, особенно в те моменты, когда Ивен старался, чтобы текст выглядел как извинение, а не как отказ от выполнения приказа. Последнее произвело бы на Лукрецию неотразимое впечатление.

Вдруг звук ударов прекратился.

Джосс закрыл свой коммуникатор и поглядел поверх переборки. Ивен держал в руке лист с распечаткой послания Лукреции и напряженно изучал его. Больше всего в эту минуту он был похож на биолога, столкнувшегося с занимательным, но очень ядовитым экземпляром.

— Что-то не так?

— Не знаю. Может быть. Не могу точно сказать, что именно, но… В общем, построение фраз несколько настораживает.

Джосс еще раз прочитал текст послания, пытаясь понять, что странного здесь мог уловить глаз Ивена.

— Ты уверен?

— Нет, — Ивен положил текст с посланием и стал ходить взад-вперед, периодически на него поглядывая. Так огромные коты играют с мышью, поджидая, когда та сделает попытку бежать. Правда, листок с текстом не двигался, а Ивен все ходил и ходил.

— Понял! — вдруг закричал он и хлопнул по листу бумаги рукой. — Как ты говорил, дружок, когда ты поработаешь с Лукрецией примерно столько же, сколько и я, ты начнешь здорово понимать ее стиль. Так вот, это стиль — не ее.

— Не понял?

— Когда мне приходилось видеть имя Лукреции на каких-то документах, оно выглядело только как «ЛУКРЕЦИЯ ЭСТЕРГАЗИ», а затем шли должность и местоположение. Свое имя она всегда указывала полностью. А здесь только инициалы.

— Л.Эстергази. Ивен, здесь не за что зацепиться, все остальное выдержано в стандартной форме. К тому же послание было составлено в раздражении.

— А когда мы получали другие послания?

— Гм… Я понимаю тебя. И что, всегда только Лукреция, не "Л"?

— Без всяких исключений, по крайней мере, за все время моей службы.

— Дай-ка мне взглянуть еще разок.

Джосс пробежал глазами по тексту сообщения. Хотя он и понимал опасения Ивена, но оснований для таких выводов было все же немного. Если, они неправильно истолкуют существо дела, то есть ошибочно посчитают данный документ фальшивкой, Лукреция наверняка заставит их оплатить ремонт «Ноузи» из собственного кармана.

— Бинго!

— Не понял?

— Это подделка! — Джосс возбужденно помахал листком перед носом у Ивена и обязательно станцевал бы еще и джигу, если бы офицер связи не оторвался от своей работы и не выглянул посмотреть, что там за переполох.

— Здесь ничего нет о расходах! Ничего! Даже малейшего намека. А когда это Лукреция упускала случай ущипнуть нас в этом вопросе?

— Только тогда, когда не было повода, — бодро закончил Ивен.

— О нет, нет, когда такое случается, она неизменно упрекает нас в том, что в таком-то и таком-то случае вам следовало проявлять большую осмотрительность. Я никогда не обращал внимания, как она подписывается, но согласись, она может здорово попортить нервы, отчитывая кого-нибудь из нас за то, что мы ради сбора информации угостили человека обедом! — Потом его улыбка сделалась еще шире. — Ты взгляни на временной штамп. Тогда, когда она писала нам это, она должна была уже знать, что ты назначил вознаграждение в двадцать пять тысяч. Ты что думаешь, она бы не упомянула об этом даже намеком?

— Да она бы просто разорвала нас на части! — Ивен еще раз посмотрел на дату, потом на маршрутный код, потом снова на Джосса. — Кажется, ты претендуешь на то, чтобы стать остроумной частью нашей команды, — сказал он. — Докажи это. Узнай, откуда пришло это послание. Проверь послание с Сатурна, полученное накануне. Теперь я подозреваю, что и там оставлены только инициалы.

Джосс прекратил улыбаться и нахмурился.

— Если мы правы, и этот документ является фальшивкой, значит, кто-то пытается настойчиво убрать нас с Марса. Кажется, мы должны быть им благодарны за то, что они стараются убедить нас улететь по собственной воле, а не с помощью очередной бомбы. — Он присел в кресло напротив коммуникатора и хотел было стереть из памяти файл с рапортом, над которым трудился Ивен, но передумал.

Через пару минут он все же стер этот файл и заменил его отчетом о своих последних находках.

— Маршрутный код записан неверно. Ты только посмотри! — Он указал на группу цифр: 1:104/424. Откуда, черт побери, пришло это послание? Это же код сети коммуникаций на Деймосе. А первичный маршрут? Тот же идиотизм. Послания с Луны передаются на базу Орел с кодом 1:10/0, потом дальше, к месту назначения. Чтобы такой щепетильный в вопросах расходов человек, как Лукреция, послал сообщение прямо на Деймос? Таким способом можно было бы посылать письма через Гонконг адресату на той же улице! Да и сама система не позволит этого сделать. Солнечный Патруль развалился бы через неделю, если бы каждый посылал сообщения так, как ему вздумается. Сообщения посылаются пачками, для экономии денег, — он снова взглянул на маршрутный код, немного поразмыслил и добавил: — Нет, нет. Ты знаешь, что это означает? — и он помахал в воздухе распечаткой послания. — Мы нашли декодер!

— Что?

Джосс почти танцевал от радости.

— Эти сукины дети подключили его к каналу связи! Но они оказались не настолько умны и не смогли изменить программное обеспечение! Спутник запрограммирован на распределение посланий через коммуникационный узел Солнечного Патруля. Именно так! А ближайший находится не на Луне, а на Деймосе!

— Отлично, — сказал Ивен, спокойно выжидая, пока закончится эта буря неуемного восторга. — Так где ж этот Чертов декодер?

Джосс осекся, радостный порыв его несколько поубавился.

— Как где? Где-то здесь, на Марсе.

— Благодарю вас, Господин Великий Ученый, — поблагодарил его Ивен. — Пойдем-ка лучше поищем Крис.


Кристина Хантли удобно раскачивалась в кресле для управления ведением стрельбы и слушала Джосса и Ивена. Напарники разместились в таких же креслах, но из-за переполнявшего их волнения удобства так и не ощутили. И Крис не могла им в этом помочь. Она, словно издеваясь над ними, раскачивалась и раскачивалась, покусывая губы. Потом, сделав резкое движение, прикусила губу сильнее обычного и наконец Остановилась.

— Ох! Надо бросить эту привычку! — она потерла рукой подбородок и включилась в разговор.

— Так вы говорите, что теперь патрульная связь не сможет находиться в безопасности до тех пор, пока у них в руках будет этот декодер?

— Совершенно верно, — подтвердил Джосс, — он старался скрыть усталость, но это все хуже и хуже удавалось ему. — В декодер заложены параметры для совмещения с любым машинным кодом. А на некоторых базах об этой машине еще вообще ничего не слышали.

— Похоже, использование новейшего оборудования — одна из скверных привычек Красного Рассвета. Нам надо срочно с ней покончить. Так же, как со стрельбой по людям и с разрушением их домов, — сказала Крис и пожала плечами. — Вам ведь еще не известно, что Космические Силы используют те же кодовые переменные. Значит, Красный Рассвет может подключиться к связи любого корабля флота, и если когда-нибудь они решатся на переворот, то будут готовы встретить все, что мы выпустим на орбиту, прежде, чем мы заподозрим об этом!

— О, это просто великолепно! — с горечью произнес Ивен. — Это как раз то, чем может воспользоваться эта шайка умопомешанных.

— А как они завладели декодером? — спросила Крис. Ее голос был сладок, как сироп. — Он прошел полевые испытания, и его поместили — дайте-ка догадаюсь — в корабль со слабым вооружением, идущий без сопровождения.

Джосс с Ивеном переглянулись между собой. Крис засмеялась. Ответ напрашивался сам собой.

— Урезание расходов, полагаю. Теперь понятно. Учет и ревизия.

«Не отказался бы послушать кусочек „честной и открытой“ беседы между Крис и Лукрецией», — подумал Джосс, стараясь сохранять на лице безмятежное выражение. — Ваш офицер связи говорил, что может провести трассировку спутников, — вспомнил он. — Я могу переговорить с ним?

— Конечно, — она положила перед собой коммуникатор. — Хантли вызывает Форда. Привет, Майк. Ты на месте?

— Так точно, босс.

— Твой трассер зафиксировал последнее сообщение?

— Секундочку… О, да. Принести результаты обработки?

— Выведи на свой экран. Сейчас к тебе подойдет офицер О'Баннион. Полное содействие, Майк.

— Все понял, босс. Конец связи.

— Конец связи, — подтвердила Крис и выключила пульт, потом с любопытством посмотрела на напарников. — Джосс, Ивен, будьте же снисходительны, объясните, что у вас на уме?

— Мы думаем, что спутник все еще на Марсе, — сказал Ивен. — Маршрутные коды подтверждают это. Я думаю, что налетчики не станут рисковать, выводя его на орбиту, пока мы здесь и занимаемся поисками. А если им понадобится связаться, ну, скажем, с руководством Красного Рассвета, их можно будет достаточно быстро запеленговать. Они работают на поверхности. Дело за малым — как можно быстрее обнаружить преступников. Джосс?

— Если эти поддельные сообщения были посланы с Марса, то, используя связной трассер, я смогу отследить, на какой спутник приходило послание, и, триангулировав коммуникационную сеть Солнечного Патруля на Фобосе и Деймосе, вычислю, где находится источник.

Командор Хантли улыбнулась ему:

— Мне нравится твоя манера разговора, — сказала она. — Дай мне знать, когда накроешь их, и мы сразу отправимся туда на «Арнхеме».

— Крис, ты начинаешь кое-что забывать, — заметил Ивен. — Помнишь, что я говорил тебе о рельсовых пушках? И о том, что произошло с нашим крейсером?

— Гм… Совсем вылетело из головы.

Джосс с удивлением увидел, как ее вялость исчезла, словно кто-то переключил невидимую кнопку и заставил весь организм работать в совершенно другом режиме.

Она поставила обе ноги на пол, выпрямилась и сосредоточилась.

— Да, если они без промаха били по вашему крошечному кораблю, — эта громадина будет легкой добычей. Но я не собираюсь лететь туда, не сделав снимков местности. Предложения?

— Нам понадобилось три дня, чтобы выпросить у Космических Сил снимки со спутников, — сказал Джосс. Он постарался говорить спокойно, без тени раздражения. — Вы можете сделать это быстрее?

— Три дня? — Крис удивленно уставилась на него. — А на чьей они стороне? Я думаю, что смогу улучшить этот показатель на несколько порядков. Ты отправляйся выполнять свою триангуляцию и дай мне несколько координат, а я через полчаса положу тебе на стол несколько картинок.

Пару секунд Джосс сидел неподвижно, переваривая эту информацию, потом поднялся, сердечно поблагодарил Крис и отправился на пульт управления к Майку. Через несколько минут он уже возвращался обратно, немного уставший, но здорово повеселевший.

— Посмотрите на детектива, — сухо заметил Ивен, — он что-то уже разнюхал и теперь полностью доволен собой, правда, мне кажется, что он все же чувствует себя идиотом.

Джосс скорчил гримасу. Ивен хорошо предсказал ситуацию: триангуляция смогла только показать, что источник фальшивых посланий находился в том же районе, что и загадочные инверсионные следы летательных аппаратов, обнаруженные ими с помощью снимков. Там же прервался и сигнал датчика слежения. Если бы не чертов «танк» с рельсовой пушкой, они бы давно уже нашли свой декодер и были бы далеко отсюда. Конечно, это было бы непросто. Без Элен Мэри Камерон, без ее отца, без патрульного корабля. От Сынов Красного Рассвета трудно было уйти. А без мощной военной поддержки это было просто нереально. Что беспокоило Джосса, так это вопрос: чьи же пушки мощнее? И его одолевали неприятные предчувствия.


Командор Хантли сдержала свое слово. Не прошло и двадцати минут, как поступили снимки со спутников. Вся команда «Арнхема» сгрудилась в кают-компании у огромного экрана, на который выводилось изображение.

Сначала нельзя было разобрать ничего, кроме красновато-коричневого простора марсианских пустынь. Но после того, как офицер военной разведки «Арнхема» сел за клавиатуру, все переменилось. Точно так же, как несколько дней назад Джосс обработал видеозаписи, сделанные Ивеном в разрушенном пакгаузе. Лейтенант Ямата занялся термографическими, радарными, инфракрасными и лазерными сканерами и обнаружил то, что они все искали.

— Пещеры? — удивился Ивен. — Черт побери, тогда неудивительно, что прекратились сигналы датчика. Он же совсем не предназначен для работы сквозь твердую породу!

Глубина пещеры была метров пятьдесят, во всяком случае, сканеры выдали именно такую цифру, прежде чем показался туннель, ведущий в глубину и разветвляющийся в огромный лабиринт других пещер и проходов. Прощупывались так же большие массы металла и источники энергии.

— Насколько точны эти снимки? — спросил Ивен через несколько минут. — Это предположения ли утверждения?

Ямата нажал несколько клавиш и прочитал короткое сообщение в правом верхнем углу экрана.

— В данных атмосферных условиях точность сканирования составляет примерно восемьдесят плюс-минус пять процентов.

— Точность может быть улучшена? — поинтересовался Джосс. — Или атмосферные условия непреодолимы?

— Но мы же работаем в режиме реального времени, О'Баннион, — ответил офицер разведслужбы. — Я могу сделать запрос на оптическое увеличение. Назовите объект просмотра.

— Хорошо, давайте рассмотрим поближе вход в подземелье. Установите двухсекундную задержку картинок и сбалансируйте движение объектов. Я все-таки хочу точно знать, есть ли там что-нибудь движущееся.

Минут пятнадцать они наблюдали за сменой стоп-кадров на экране. Никаких изменений не было. Джосс зевнул.

«Это не работа. Первые пятнадцать минут всегда достают меня. Они тянется так долго, что кажутся бесполезной потерей времени, хотя все-таки недостаточно долго для того, чтобы потерять всякое терпение и бросить работу», — подумал Джосс.

Конечно, выглядело бы архискверно, если бы человек, просивший о помощи, вдруг все забросил на середине пути, но если бы он при этом еще и…

Что-то пискнуло, и в верхней части экрана засветилось сообщение:


АКТИВИЗИРОВАН ДАТЧИК ДВИЖЕНИЯ, ИДЕТ ТРЕНИНГ.


Голубая светящаяся точка медленно ползла слева направо, потом внезапно остановилась, и на экране достаточно четко обозначились контуры движущегося объекта. Это был скиммер, причем тяжелый, большегрузный, а не легкий, на пять пассажиров, какие они привыкли видеть в окрестностях Томстоуна.

Джосс заволновался. Ему показалось, что он узнал аппарат. Он открыл свой коммуникатор, набрал код и легонько присвистнул. Все присутствующие обернулись, и он развернул свой коммуникатор так, чтобы всем было видно.

— Два дня назад я отметил этот скиммер в Томстоуне. Повесил на него датчик слежения, — сказал он. — Этим утром мы летели за ним, но датчик вдруг прекратил регистрироваться. Теперь я знаю, почему. И где. В кают-кампаний оживленно заговорили. Кто-то предложил завалить вход в туннель, пустив туда ракету небольшой мощности, скажем, в несколько килотонн, и терпеливо ждать, что произойдет дальше. Джосс это предложение отбросил. Он боялся, что где-то внутри этого подземного комплекса находятся пленники. Пара десантников с «Арнхема» тут же вызвалась помочь Джоссу и Ивену освободить их. Из-за шума никто не услышал, что снова запищал сигнал оповещения со сканера. Потом кто-то случайно взглянул на экран.

— Черт, вы только посмотрите! А сколько у них может быть таких машин?

Головы присутствующих повернулись, и в комнате стало очень тихо. В сознании человека, видящего перед собой движущийся танк, всегда возникало что-то первобытное: какой-то трепетный страх и мысль, что его вооружение намного мощнее твоего. Этот «танк» Джосс с Ивеном уже испытали на собственной шкуре.

— Неважно, сколько их там, — вмешалась Крис. — Вопрос в том, что мы с ними будем делать? Имейте ввиду, что эта орудийная башня снабжена рельсовой пушкой. — Она оставила своих людей размышлять над этой проблемой и повернулась к Ивену и Джоссу. — Решено, мы в этом будем участвовать. Комиссар Эстергази может утвердить разрешение, когда мы вышлем запрос. Пока похищенный декодер не окажется в руках Патруля, я устанавливаю на линкоре режим максимального эфирного молчания. Как вы оба на это смотрите?

— Все отлично, — ответил Ивен.

Они оба рассчитывали на то, что Трипл-А окажет им огневую поддержку, но даже желание Крис помочь не могло подавить у них ощущение того, что ситуация выходит из-под контроля.

— Тогда включите-ка свой коммуникатор и запишите мое заявление, — сказала Крис.

— Да будет известно, что я, Кристина Э.Хантли, офицер, командующий Первым батальоном Броненосной Штурмовой Группы, при сем официально вверяю эту боевую единицу в поддержку гражданских Сил в лице офицеров Солнечного Патруля Э.Г.Глиндоуэра и Д.Д.О'Банниона. День 224, координационный год 2068, текущее время… э… — тут ее уверенный официальный тон дал осечку, она запнулась, и, не выдержав, хмыкнула: — Скажите же, черт вас побери, который сейчас час?


— Я не хочу одевать энергокостюм! — сказал Джосс.

Он прекрасно понимал, что сейчас выглядит, как ребенок, который отказывается одеть противный ему костюмчик, чтобы пойти с родителями к бабушке.

— Ты будешь носить костюм, хочешь ты этого или нет, — не допускающим никаких возражений тоном сказал, а точнее, приказал ему Ивен. — Когда тебя чуть не взорвали один раз — это неприятная случайность, но когда это повторяется во второй раз — это уже неуважение по отношению к твоим руководителям. И друзьям. Ты что думаешь, я так и буду всю жизнь носить тебя на руках?

Джосс пробормотал в ответ что-то непонятное о чьей-то матери, но энергокостюм надел. Его удивило, как сидит на нем амуниция: он был уютно запрятан в ней, как желток в яйце. Обслуживающий персонал Трипл-А явно расстарался, подгоняя костюм так, чтобы он доставлял Джоссу минимум неудобств. Но все равно! Если бы не эта ситуация, он бы даже и не подумал надеть его, а теперь вот сам удивлялся, как удобно эта вещь сидит на нем. И все-таки Джосс не любил костюмы.

Очень не любил.

Ему пришлось прослушать лекции по системам вооружений, защиты, комплектам энергопакетов, жизнеобеспечения, управлению системами с обратной связью…

— А как вы… ну, в общем, включаете его? — невинно спросил Джосс в конце обсуждения устройства шлема и систему усиленного видения.

Ивен улыбнулся:

— И тебе не стыдно задавать такой вопрос, когда мы все почти уже объяснили? — сказал он. — Слушай внимательно!

Джосс, не умеющий еще толком ходить в энергокостюме, мог только неуклюже топтаться на месте и обдаваться потом. Палуба в кают-компании мягко вибрировала под ударами его металлических ступней.

Линкор «Арнхем» оторвался от посадочной площадки Томстоуна. Команда выбрала направление на Сайденхем, и для наблюдателя, следящего за ними, это выглядело, как возвращение на базу. Но планы были другими. Пролетев немного, они собирались повернуть туда, где Сыны Красного Рассвета готовились к спокойному сну.

— Так, теперь лазерное оружие, — коротко произнес Ивен, и Джосс не смог сдержать недовольного ворчания.

— Ну а с ним что?

— Оно не опасно, по крайней мере, не так опасно, если ты не подставляешь голову…

— О, это забавно.

— Дай мне закончить, Джосс.

— Хорошо, хорошо, молчу. Рассказывай мне про лазеры.

— Так вот, лазеры не причинят и не могут причинить тебе вреда, если ты не будешь круглым идиотом и не станешь наслаждаться пейзажем во время боя. Энергокостюмы снабжены зеркальным покрытием. Лазерный луч сначала должен пробить слой, а уже потом — разрушать находящиеся под ним покрытия. Даже если он разрушит рефлектор, ему придется еще пройти керамику и спецлагетурный сплав, а это может произойти только тогда, когда ты будешь стоять на месте как языческий болван.

Джосс хорошо помнил, как Ивен уворачивался от «танка» и его рельсовой пушки — одна мысль об этом уже вызывала у него тошноту. Сам-то он тогда болтался в руках у Ивена, как ребенок в люльке.

— …впоследствии тебе понадобится впрыскиватель и около трех литров воды для замены потерянного пота, — продолжил Ивен и весело подмигнул. Если бы Джосс был способен управлять своими собственными руками, он бы точно стукнул его. — И кроме того, тебе нужно будет снимать кассету с нервопластом, а также баллистический лайнер, и хорошенько промывать. Правда, лучшее, что можно сделать с остатком нервопласта, так это окунуть его в хороший дезодорант.

— А-а, теперь мне понятно, откуда этот запах.

— Только помни, — не сдавался Ивен, — либо двигайся, либо ложись на землю. Потребуется много лазеров и много времени, чтобы разрушить энергокостюм.

— Звучит очень обнадеживающе. А как насчет рельсовых пушек?

Наступила короткая пауза. Ивен громко откашлялся. Джосс ожидал, что сейчас услышит одну из его шуток, но лицо Ивена посерьезнело.

— Старайся не попасть под их огонь.

— Ух, ладно.

Джосс не додумался, что бы ему еще сказать. Эти страшные пушки были способны испортить настроение и сорвать любой разговор.

— А что в этом костюме я сам смогу применять против разных ублюдков?

— О, там предостаточно вооружений. Вот ротационные пулеметы, справа и слева от твоих предплечий, с мощностью в две тысячи раундов каждый. Лазер расположен здесь, в надплечевом отсеке. Посмотрим. Он управляется визуально прямо из твоего шлема. Но главное — запомни: твои головные блоки находятся слева. Для ведения стрельбы тебе нужно будет немного повернуться в эту сторону. А вот здесь, под плечевым обтекателем — две мини-ракеты САКЛОС. Они тоже управляются визуально. Наведи фокус на цель, а остальное уже сделает автоматика.

Ивен сделал шаг назад. И без костюма он был очень высок, но составить конкуренцию человеку, облаченному в энергоснаряжение, явно не мог.

— Удовлетворен моими объяснениями?

— Что-то вроде этого, — буркнул Джосс. На самом-то деле он был в ужасе. — «Да, — подумал он, — в конце-то концов, я уже столько времени работаю бок о бок с человеком в энергокостюме. И он уже дважды спасал мне жизнь!»

Он находил педагогические способности Ивена несколько утомительными. Но энергокостюм — этот шедевр инженерного искусства — его восхищал все больше. Отдельные металлические части его состыковывались между собой с точностью механизма швейцарских часов с пружинками. Их нужно было заводить каждый день, но временные интервалы они фиксировали не менее точно, чем кварцевые кристаллы, к тому же имели гораздо более привлекательный вид.

— А теперь, — сказал Ивен, — повторим все сначала.


— Так к чему, ты говоришь, вас обязывает устав СП?

Ивен чувствовал откровенную неловкость, как и любой человек, сталкивающийся с необходимостью соблюдать бюрократические предписания.

— Крис, это закон, в том числе и для тебя, пока не развязана полномасштабная война. Мы должны сделать обязательное предупреждение преступникам до начала стрельбы, чтобы дать им шанс сдаться.

— И ты уверен, что это сработает?

— Не очень. Но тем не менее.

— Вот именно, — «но». — Хантли посмотрела на обоих офицеров Солнечной Полиции и покачала головой. — Ладно. Хотите предупреждение — будет предупреждение. Но вы можете записать, что лицо, командующее силами нападения, считает, что эта идея высосана из пальца. Так вот, мы сделаем предупреждение, но моим способом, понятно? И я не хочу слышать после этого никаких жалоб. Вы, ребята, можете проводить аресты, снимать показания и тому подобное, а мое дело — покончить с Сынами Красного Рассвета с минимальными, понимаете вы, с минимальными потерями, а еще лучше — вообще без потерь. Ясно?

— Ясно, — ответил Джосс. — И спасибо.

Хантли кисло улыбнулась.

— Благодарности потом, — сказала она. — Ваши люди у меня в долгу. А вы двое — тем более.

Джосс посмотрел, как она прошла на командный пункт, потом глянул на Ивена и усмехнулся. Не потому, что Командор Хантли так отреагировала на предложение начать тщательно спланированную ночную атаку с выкрика: «Всем стоять, полиция!». В этом не было ничего смешного. Это правило о предупреждении явно было состряпано одним из кретинов-законодателей, которого больше всего заботили бандиты, а не пострадавшие от них люди. Но что больше всего изумило Джосса, так это какой-то странный взгляд его напарника.

Как и Джосс, Ивен был по горло облечен в новый военный энергокостюм, и по идее должен был сейчас выглядеть как человек, все мечты которого сбылись в один день. Но чувствовалось, что ему так же неуютно, как и Джоссу, а может быть, даже больше. У Джосса были свои причины не любить то, что на нем было надето: несмотря на лекции Ивена, первый опыт общения с энергокостюмом стал для него в буквальном смысле курсом бесконечных аварий. Кое-что он уже сломал, хотя, к счастью, пока не собственные кости. В конце концов, с горем пополам он научился ходить без угрозы для собственной жизни.

Ивен умел извлекать из энерговооружения все. Он часто ворчал на недостатки своего старого энергокостюма, и называл его «обезьяньей моделью». А сейчас он снова был при деле, в полном военном снаряжении, да еще с гораздо большим количеством оружия, чем мог позволить себе раньше. Но вид у него был такой несчастный, что Джоссу казалось, что сейчас его напарник, не выдержав, выскочит из этого энергокостюма.

— Ивен, что с тобой?

Глиндоуэр причудливо покачался внутри своего скафандра.

— Мне не нравится этот костюм, — наконец сказал он.

Джосс чуть не поперхнулся.

— Ну, ты совсем как я. Но посмотри же, Ивен, в этом костюме есть все, что ты видел в кино. Пулеметы, ракеты, лазер. Даже гранатомет и дымопоглотитель.

Ивен бросил на него взгляд, который точно убил бы его на месте, если бы Джосс был без энергокостюма.

— Все это так. Но в нем слишком много энергии и слишком много оружия.

— Да ты что?!

— Я никогда бы не подумал, что такое можно сказать о военном костюме, но здесь инженеры явно перестарались. Он слишком сложен. Тебя запросто могут подстрелить, пока ты будешь раздумывать, какое оружие выбрать, а если ты к тому же не помнишь управляющие функции, то можешь сразу же прощаться с жизнью.

— Но не все же так плохо в этом энергокостюме. Если бы это было так, его бы не поставили на вооружение.

— Я говорю, как может быть. Какой-то придурок, одевавший этот костюм до меня, изменил функциональные коды, — проворчал Ивен и снова покачнулся. — Тот, что обычно устанавливает пулеметы на одиночную стрельбу, теперь занимается лазером. Например, тебе нужно разоружить преступника, выбив у него пулей оружие из рук, а ты вместо этого разоружишь его полностью и навсегда. Руки вплоть до самого плеча тоже не останется.

Джосс молча помахал своим коммуникатором. Рот его был стиснут. Джосс изо всех сил старался не засмеяться, но не выдержал и, откинув назад голову, разразился необычным ревущим смехом. Он смеялся до слез.

— Он даже не пахнет так, как нужно, — обиженно рявкнул Ивен. Но это только сильней рассмешило напарника. — Этот новый отвратительный пластмассовый запах…

— Ты хочешь сказать, что, что… — Джосс притушил смех до неустойчивого подрагивающего звука, — что твой собственный костюм со всеми своими колокольчиками и свистками удобно растирает тебе промежность?

Ивен густо покраснел и свирепо посмотрел на Джосса. Потом грустно усмехнулся.

— Ты потерпи, дружок. Скоро ты поймешь, насколько я был прав, — его тоже разобрал смех. — Тяжело человеку, идущему в бой, понимать, что он носит не свой размер шортов. Один неверный прыжок, Джосс, и настанет моя очередь исполнять партию сопрано в хоре!

Джосс пристально посмотрел на своего друга и, глотнув воздух, сказал:

— Тогда пойди и поменяй свой энергокостюм на ЗСЖ!

Ивен уставился на него большими глазами.

— Я всегда задавал себе вопрос, какова же все-таки мощность одного глотка воздуха? — и выиграв сет, гейм и матч, оставил Джосса и важно зашагал к месту выброса десанта.


Полночное марсианское небо, усыпанное звездами, было теплым и синим, и этот редкостный цвет все-таки смягчал унылую пустоту ночи. Неожиданно в вышине минула маленькая звездочка — это вполне мог быть орбитальный спутник, отразивший блеск далекого солнечного луча, или корабль, направляющийся, скажем, из Велеса или Хершеля.

Это был «Арнхем», постепенно снижающийся над пустыней. Он уже снизился до пятидесяти метров и теперь медленно шел над обледеневшей марсианской пустыней ко входу в потайной редут Красного Рассвета. Блеснули серебром очертания корабля, наружу выбросили многочисленные тралы, и десантники первого батальона Трипл-А начали спуск на широко раскинутом понтоне. Через несколько секунд вспыхнули тормозные ракеты, и показалось, что поверхность планеты так же полна звезд, как и небо над головой.

Джосс О'Баннион выпутался из строп ракетного пакета разового применения. В темноте со стропами пришлось бороться долго. Оказалось, что система торможения была снабжена еще и специальными стяжками, какой-то странной «упряжью» с серебряными блямбами. Освободившись от этих многоруких объятий, он сгреб все в кучу и спрятал за близлежащим валуном.

Потом Джосс поднял голову и поискал глазами Ивена. Он хотел узнать, долго ли его напарник барахтался среди бесконечных ремней.

Ивен вместе с десантниками давно уже скрылся из вида. Сыны Красного Рассвета, кажется, еще не проснулись. Их не смог разбудить даже шум штурмового линкора прямо над головой.

Его коммуникатор пару раз щелкнул в ухе, и Джосс попробовал движением щек, как и было положено, настроить громкость. На линкоре готовились к выдаче предупредительного сообщения. Если у пилота с головой было все в порядке, он сразу же должен был отвести корабль за линию горизонта. Иначе их ждали фатальные неприятности.

— Внимание! — прогремел голос страшной силы.

Даже в энергокостюме, в наушниках, при выключенном пульте связи Джосс почувствовал, что его мозгам как-то очень тесно и неуютно внутри головы. Перед выбросом на поверхность Крис предупреждала, что для оповещения будет использована система бортовых громкоговорителей «Арнхема». Десантники только рассмеялись, а Ивен хмуро улыбнулся. Джосс потребовал разъяснений, но ему их никто не дал. Оказалось, что эти громкоговорители — шумовые генераторы с высокочастотными драйверами, раздуваемыми до невероятных размеров. Чаще всего они использовались для подавления противника в зоне приземления, если в применении оружия не было необходимости. Сила звука была децибел 240. Джосс частенько бывал в ситуациях, когда из-за шума ему не удавалось даже расслышать собственных мыслей. Но не имея защиты от этого шума, можно было распрощаться с собственным существованием.

— ВНИМАНИЕ! ГОВОРИТ СОЛНЕЧНЫЙ ПАТРУЛЬ! ВЫ АРЕСТОВАНЫ! ВСЕМ БРОСИТЬ ОРУЖИЕ, ИЛИ МЫ ОТКРЫВАЕМ ОГОНЬ!

Это прозвучало, как глас Божий в один из ненастных дней. Когда наступила тишина, клокот двигателей «Арнхема» показался нежным и ласковым шепотом.

Как только ударная волна отхлынула от головы, Джосс ожил. Ему стало интересно: когда же появится хоть один намек на то, что Красный Рассвет существует не только в кошмарных снах? Находиться слишком глубоко под землей и не слышать этого рева они явно не могли. Нет, нет, ребятишки проснулись. Правда, был и такой вариант: как и всякие фанатики, чье дело потерпело крах, они спустились в бункеры и покончили с собой. Но и это было не слишком вероятно. Невообразимый рев, покрывший поверхность планеты на несколько секунд, способен был не только разбудить всех мертвецов, он мог еще и заставить их выйти и пожаловаться на слишком шумную обстановку. Джосс даже улыбнулся, представив себе череп, ушные раковины которого пытаются заткнуть полуистлевшими пальцами… Фу, гадость! Потом что-то сдвинулось с места впереди. Это был один из десантников. Он выпрямился и стал всматриваться в темноту. Оставив щеку прижатой к сенсорным выключателям внутри шлема, Джосс попытался вспомнить, как подключается система усиленного видения.

— Не включается. Опять забыл. И как это после шума они еще двигают мышцами на голове? Я думаю… О-о-о… Ладно, в следующий раз, конечно, если он будет, и если Ивен не будет объяснять слишком быстро. И все-таки, как же его включить?

Из тени на освещенную звездами поверхность вышли еще несколько десантников в энергокостюмах, и Джосс удивился, почему он не услышал никакой команды о продвижении вперед, но потом вспомнил, что еще не подключил систему коммуникации. Крутя во все стороны головой и стараясь найти нужный сенсор, Джосс наблюдал, за десантниками, медленно продвигающимися туда, где, по предположению, должен был находиться вход в подземный лабиринт. Обнаружить его было нелегко: судя по всему, он был хорошо замаскирован. Из-за темноты у Джосса уже начались галлюцинации.

— Ночное видение, ночное видение, где же, черт побери, мое ночное видение? — думал он.

Джосс толком не знал, что ему делать дальше. Его очень беспокоили слова Ивена об измененных управляющих функциях. Опрометчивых действий он совершать не хотел. Бог его знает, какими будут результаты.

— А может, лучше просто посидеть в темноте?..

Тут же ему пришлось выпрямиться. Даже без ночного видения он различил нечто движущееся в темноте. Больше всего это было похоже на оползень. Но дрожания поверхности под ногами, характерного для таких явлений, не было. К тому же, даже в условиях ослабленной гравитации почва не могла двигаться вверх! «Нечто» скользило бесшумно и устрашающе.

— Они идут! — завопил Джосс и увидел, как десантники в энергокостюмах легли на землю, когда лазеры и пулеметы противника открыли огонь. Энергетические тепловые лучи прорезали темноту, и Джосса внезапно отбросило назад пулеметной очередью.

Он испугался внезапной близости смерти. Она была совсем рядом. Их разделяла только тонкая оболочка энергокостюма. Джоссу было не по себе. Потеряв равновесие от мощного пулевого потока, он опрокинулся навзничь. Каким-то чудом ему все же удалось сойти с линии огня и укрыться за лежащим рядом огромным каменным валуном.

Джосс осторожно выглянул из-за укрытия и осмотрелся. Ни один механизм его шлема пока не работал.

То, что он видел, было подобно Брейгелевскому аду. Конечно, если предположить, что у художника был кислотный диэтиламид. Джоссу не раз приходилось видеть расщепительное лучевое оружие, собственно говоря, одним из его представителей был ремингтон, но он еще никогда в жизни не находился под массированным огнем военного лучевого оружия. Несмотря на свой калибр и радиус действия, обычные военные пулеметы по сравнению с этим могли считаться детской игрушкой.

Бандиты, казалось, были повсюду: они прятались в хорошо замаскированных прикрытиях и ни сканирующие сенсоры, ни приборы визуального обнаружения не могли зафиксировать их. Только ослепительные вспышки света, прорезающие воздух со звуком громовых раскатов, обнаруживали их местонахождение.

— Только помни, говорил Ивен, необходимо либо двигаться, либо ложиться и прижиматься к земле. Нужно много лазеров и много времени, чтобы разрушить энергокостюм, — повторил про себя Джосс. «Просто здорово, — невесело подумал он. И очень вдохновляет. Но что, черт побери, мне делать, если у них куча лазеров, а укрытия, за которыми я мог спрятаться, уже растерты в марсианский песок?»

И вдруг он увидел громадную рельсовую пушку. Она выезжала из своего подземного редута медленно и лениво, как дракон из неприступной берлоги. Калибр ее составлял не менее фунта, а в ствол, пожалуй, мог пройти и бочонок. На дальнем конце установки, на вращающемся бронированном пьедестале, был виден толстый выступ-отсек перезарядки и механизмов ведения стрельбы.

— Да-а… Вывести эту часть из строя было бы неплохо, — подумал Джосс. — Но она, кажется, здорово защищена. По крайней мере, если бы я ее проектировал, я бы ее защитил… У самого основания этого вращающегося пьедестала была видна какая-то цилиндрическая кабина. — Командная рубка? — предположил Джосс. — Наверняка она. Посмотри-ка на длинную щель там…

И вдруг он понял, что так хорошо видит жерло рельсовой пушки только потому, что она направлена на него.

— Черт! — выругался он и прыгнул.

Он прыгнул слишком тяжело и слишком неуклюже и с грохотом приземлился на камни. Снаряд — мощная пятикилограммовая оплеуха — просвистел у него над головой. Скорость его была так высока, что звуковая волна от выстрела достигла ушей через две секунды.

— Ну-ка прикинем. При данной атмосферной плотности ускорение составит около тридцати двух фунтов в секунду в квадрате…

Он снова подпрыгнул, и снова вовремя: ствол рельсовой пушки повернулся с удивительной скоростью и снова смотрел на него.

— На этой пушке стоят очень хорошие траверс-моторы, — подумал Джосс, — а на движущихся объектах их установить очень трудно.

— Ох! — он в очередной раз неловко приземлился, на этот раз на спину. Ему здорово повезло: задняя часть энергокостюма Трипл-А была просто перенасыщена смягчающими приспособлениями. Джосс выругался и поднялся, собираясь с мыслями.

Другие десантники тоже балансировали вокруг и тоже служили движущимися мишенями. Чаще всего это им удавалось, но иногда — и нет. Джосс пришел в ужас, увидев, как рельсовая пушка описала полукруг и выстрелила. В шестистах футах, на противоположном конце траектории, смутно серебрились контуры энергокостюма. Еще секунду назад в этом костюме был живой человек. Сейчас в его груди зияла огромная рана в фут шириной. Сраженный человек рухнул в кровавую мглу, а костюм посыпался на камни как стекло.

— Я на войне, — подумал Джосс с ужасом, — на настоящей войне… Это не перестрелка с несколькими бродягами, отвоевавшими себе кусок марсианской пустыни, это настоящая война. «Силы цивилизации против темных сил зла.» Или как там еще? «Бойцы за Свободу против Лакеев Бродячих Псов». — Его передернуло. Даже если только одна из противоборствующих сторон позволяла себе мыслить такими аллегориями, это едва ли сулило что-нибудь хорошее.

Джоссу очень хотелось присоединиться к одной из групп в энергокостюмах. Но это была не самая удачная мысль. Лучше всего сейчас было затаиться в отдалении, не привлекая к себе никакого внимания. Только так он мог уберечь других людей от огня лазеров. Он старался не останавливаться и, двигаясь, все стрелял и стрелял из своего лазера в сторону рельсовой пушки. Это было бесполезно. Такой же эффект произвела бы стрельба из игрушечного ружья. Установка с рельсовой пушкой была снабжена отражателями по всей длине ствола и еще какими-то средствами защиты, видимо, такими же, как и энергокостюм.

— Такими, но только немного попрочнее, — подумал Джосс. Тише! А где, собственно говоря, мои ракеты?

Продолжая прыгать между валунов, он пытался вспомнить, какую функцию управления ракетами показывал ему Ивен. Его напарник был абсолютно прав: слишком много всякой всячины впихнули в этот костюм. Наконец ему удалось вызвать внутренний экран руководства по управлению. Джосс читал его целую минуту, пока нашел пункт о пуске ракет.

— Ага, посмотрим. Правую руку просунуть внутрь, согнуть…

Рельсовая пушка разрушила еще один энергокостюм вместе с десантником. Разговоров в каналах внутренней связи почти не было — каждый хотел подобраться поближе к смертоносному орудию, но никто не знал, как уберечься от ее снарядов. Становилось ясно, что система наведения этого чудовища запрограммирована на поиск энергокостюмов. Неприятности не закончилось. Из-за скал, скрывающих вход в подземный лабиринт, появилась хорошо знакомая Джоссу машина, которую они с Ивеном называли «танком».

…Еще одна рельсовая пушка… «Танк», выехав на равнину, открыл беглый огонь. Десантники попадали на землю.

Огромный ствол рельсовой пушки развернулся в другую сторону, видимо, отыскав более удобную для поражения мишень.

— Ну вот, теперь можно действовать… — он выскочил из-за укрытия и подпрыгнул вверх. Но не рассчитал: толчок оказался слишком сильным, и он подлетел на целых триста фунтов. Ослабленная гравитация, конечно же, делала свое дело.

— Черт! — Джосс раскинул свои руки, но это не помогло: он набрал скорость до тех пор, пока не закончилась энергия первоначального толчка. Потом он падал вниз. Наверное, со стороны это выглядело очень грациозно: падение высохшего осеннего листа на не знающую лесов марсианскую землю. Джосс не увидел, как сначала «танк», а потом и стационарная рельсовая пушка, повернули свои орудия в его сторону.

— Ай! — крикнул он и выстрелил из ультраскоростного мощного пулемета. Как у него это получилось, Джосс не знал, но управляющую функцию запомнил точно.

…Его слегка качнуло в воздухе и отнесло в сторону.

Смерть величиной с его голову, с шумом разрезав воздух, пронеслась над ним. Взрывная волна отбросила Джосса прямо к земле. Он снова упал на спину.

Джосс вспомнил давние физические ощущения. Тогда отец впервые поймал его, десятилетнего мальчишку, с сигаретой в зубах. Эта дурацкая мысль почему-то упорно лезла в голову и раздражала его. Раньше он думал, что бой десантников в энергокостюмах с любым противником — почти прогулка по Елисейским полям. Они — надежно защищенные бойцы правосудия — будут хладнокровно и методично расстреливать противника, а тот — умирать и спасаться бегством.

Все было совсем иначе.

«Что-то здесь не так, такого не должно быть», — подумал Джосс, поднимаясь с земли. — О, черт!

Он снова слишком сильно оттолкнулся и по ошибке прыгнул по восходящей дуге прямо к рельсовой пушке.

— Я этого совсем не хотел! — он изогнулся и замахал руками, увидев, как огромный ствол поворачивается в его сторону, потом вспомнил про пулемет и дал очередь. Отдача вынесла его вперед и немного вниз. Толку от этого было мало: увернувшись от рельсовой пушки, он попадал под огонь «танка».

«О, нет, только не это», — подумал он и выстрелил из пулемета в другом направлении. Но и это не слишком помогло: он оказался рядом с башней рельсовой пушки…

— Джосс! — расслышал он по каналу связи голос Ивена. — Эх, парень…

— О'Баннион, что ты делаешь, черт тебя побери! — донесся откуда-то голос Крис Хантли, испуганный и раздраженный. — Тебе что, жить надоело? Пригнись!

— Я пытаюсь, — ответил Джосс, наклоняясь и балансируя руками. Его отбросило к башне, и он очутился перед рубкой управления с длинной закрытой перегородкой позади. Противнику оставалось только открыть перегородку, высунуться оттуда с ракетопускателем и одним выстрелом размазать Джосса по скалам.

Он вскарабкался на ноги и отпрыгнул в сторону от выхода из рубки.

— Эй, а у меня начинает получаться! — обрадовался он, мягко приземлившись прямо под стволом рельсовой пушки.

Раздался грохот очередного выстрела. Он почти ощутил плазменное дыхание вспышки, а боковая ударная волна сбила его с ног.

Джосс поднялся.

— Мне это начинает не нравиться, — медленно произнес он, не обращаясь ни к кому. И все-таки это было укрытие. Находясь вне видимости, он обошел башню и опять посмотрел на внутренний экран со списком управления.

«Пулемет работает нормально, — подумал он, — но где же эти хваленые ракеты? Мне же говорили, что в костюме должны быть ракеты. Как управлять ими, я нашел, остается выяснить, как наводить на цель».

Джосс остановился неподалеку от выхода из башни. Неожиданно перегородка раскрылась, и он увидел два лица в ЗСЖ-шлемах, смотрящих прямо на него.

— Прекрасно, — сказал он. — Очень сожалею, парни! — и, сделав круговое движение рукой, покрыл все пространство пулеметным огнем.

Лица исчезли.

Джосс пробрался ко входу, влез внутрь и вошел в помещение операторов.

Он отбросил разорванные тела в сторону и склонился над пультом управления.

— Посмотрим…

Посередине находился рычаг управления, очень похожий на тот, который на «Ноузи» управлял стрельбой со стандартной кнопкой пуска для большого пальца. Сбоку светился экран для прицеливания с перекрестной координатной сеткой.

«Кажется, понял», — подумал Джосс и нажал на спусковой рычаг.

«СИСТЕМНАЯ ОШИБКА», — появилось сообщение на экране. Восстановилось исходное изображение, и над, ним загорелась маленькая мигающая строка:


«ВОЙДИТЕ В ЦИКЛ ПЕРЕЗАРЯДКИ».


— Слава Богу, это сделано для идиотов, — удовлетворенно сказал Джосс и нажал на желтую кнопку. Платформа содрогнулась, что-то щелкнуло и прошло в ствол. «ЦИКЛ ПЕРЕЗАРЯДКИ ЗАКОНЧЕН», — запрыгали буквы на экране. Цвет его сменился на зеленый.

— О'кей, — прошептал Джосс, очень довольный тем, что разобрался с управлением. — Ну, теперь…

— Джосс, Джосс, что происходит?

— Не сейчас, Ивен, ответил он, поворачивая пушку вокруг и испытывая ее маневренность. Команды, подаваемые с пульта управления, исполнялись медленнее, чем он ожидал: белый крестик поиска цели на три секунды опережал следующий за ним ствол орудия…

Джосс оглянулся, ища «танк». Он нашел его быстро: тот опять выстрелил и разорвал на куски еще один энергокостюм.

— Черт тебя побери! — пробормотал Джосс и схватил рычаг наведения. Рычаг не сразу подчинился. Очевидно, в программу управления была введена задержка около секунды. «Танк» неожиданно остановился, и дуло его небольшой рельсовой пушки стало поворачиваться в его направлении.

Вдали, среди камней, Джосс увидел энергокостюм, мчащийся к танку с огромной скоростью. Это был Ивен.

— Нет же, — пробормотал Джосс и снова взялся за рычаг наведения. — Ивен, не делай этого, пригнись! — ему совсем не хотелось, чтобы Ивен пострадал от разрыва снаряда, выпущенного из этой штуки.

Ивен бросился на землю. Джосс, внимательно наблюдая, как ствол «танка» завершает свой поворот, сделал последнее движение рычагом наведения. Белый маркер совпадения на экране поравнялся с танком и дернулся. Раздался пронзительный звуковой сигнал…

— Получи, ты, скотина! — тихо проговорил Джосс и нажал на пуск. При скорости двадцать километров в секунду, кажется, что все происходит мгновенно. «Танк» загорелся, подпрыгнул в воздух и взорвался, куски его огненным дождем осыпали скалистую поверхность. Теперь он был достоянием истории. И географии.

Джосс рассмеялся приглушенным смехом и вдруг почувствовал, что рычаг наведения стал каким-то странным на ощупь. Он посмотрел вниз и увидел, что полностью раздавил его своей металлической перчаткой.

— Ладно, — пробормотал он. — В следующий раз попробую полегче. Крис?

— Джосс! — услышал он в ответ. — Только Бог спасает тебя от смерти. Ты абсолютный, полнейший, совершеннейший идиот!

— Крис, если с тобой все в порядке, подожди, пока я выберусь отсюда, и взорви эту пушку.

— Причем немедленно. Прыгай повыше. Только, будь любезен, держись подальше от «Арнхема». Навожу на цель…

Джосс понял, что с чувством юмора у Крис Хантли сейчас не все в порядке, и поспешно выскочил из рубки управления на башню рельсовой пушки. Из-за горизонта медленно, как диск Фобоса, выплывали контуры громадного линкора.

— Как могло случиться, что корабль, выглядевший так дружелюбно раньше, оказался таким устрашающим? — спросил себя Джосс. Но сейчас было не до этого. Он пригнулся и изо всех сил оттолкнулся от основания пушки.

Неуклюже барахтаясь во время полета, он все же увидел, как Ивен поднялся и прыгнул вдогонку. Прыжок Ивена был грациозен и точен. И все же Джосс был очень доволен собой. Он ощущал себя полноправным и опытным бойцом энергодивизиона…

Удар о землю прервал его радужные мысли. Он снова свалился на спину и выругался.

Позади него мягко приземлился Ивен и тоже прижался к земле.

— Бог оберегает пьяниц, детей и начинающих бойцов энергодивизионов, — сказал он. В ту же секунду голос Кристины Хантли произнес:

— Персонал в безопасности. Внимание! Через пять секунд открываем огонь.

Джосс хотел что-то спросить, но не успел.

Все пространство вокруг осветилось ослепительной белой вспышкой.

…Когда они с Ивеном опять поднялись на ноги, на том месте, где стояла стационарная установка с рельсовой пушкой, оседало небольшое грибовидное облако.

— Всего лишь маленькая тактическая ядерная ракета, — пояснил Ивен. — Пойдем к остальным.

Джосс судорожно глотнул воздух и неуклюже запрыгал вслед за Ивеном.

— Отлично, леди и джентльмены, — сказала Крис, — а теперь разделимся на группы. Следите за вооружением: часть его нужно будет забрать с собой. Не говоря уже о возможных заложниках. Вперед!

В огромный пещерный лабиринт вел только один вход, расположенный недалеко от того места, где стояла рельсовая пушка. Десантники уже побежали туда, и Ивен с Джоссом запрыгали вслед. Вход был длинным спускающимся вниз туннелем. Кажется, наполовину это было все-таки природное образование, хотя другая часть выглядела как искусственное углубление. Цвет стен говорил скорее о вулканическом происхождении…

Грохот выстрелов, прорезавших полумрак, отвлек Джосса от размышлений о скалах.

Они находились в довольно-таки просторной пещере, из которой многочисленные проходы вели в другие помещения, расположенные и выше, и ниже входа. Все пространство вокруг находилось в непрерывном движении от многочисленных людей в ЗСЖ-комбинезонах, открывших огонь из пулеметов и лазеров. Это длилось недолго. Бойцы энергодивизионов были теперь в своей стихии. Рассыпавшись в разные стороны, они буквально скашивали все, что стреляло первым. В этой огромной пещере стояло еще два или три «танка», но мини-ракеты, выпущенные сразу несколькими десантниками, вывели из строя их рельсовые пушки.

Неожиданно наступила тишина.

Звуки выстрелов стали доноситься из дальних туннелей.

— Действуйте, ребята, — раздался в каналах связи голос Крис. — Соблюдайте порядок, выясните, откуда ведется огонь. Все ли танки выведены из строя?

— Все танки здесь и уничтожены, — доложил кто-то из десантников.

— Хорошо. Продолжайте.

Джосс посмотрел на разрушенные «танки» и мертвые тела вокруг и побежал за Ивеном вглубь подземного лабиринта, но вдруг остановился и внимательно присмотрелся к одной из стен.

— Боже мой! — воскликнул он. — Что это?

Ивен замедлил шаг и оглянулся.

— О чем ты?

Джосс показал на стену:

— Об этом.

Стену покрывал огромный наскальный рисунок: полукруг с семью концентрическими дугами, на каждой из которых был выбит шар. Восьмая и девятая арки уходили под нависшую над ними скалу.

— Это схема, — сказал Джосс. — Схема Солнечной Системы!

— Да, пожалуй, — согласился Ивен и побежал дальше.

Джосс остановил его.

— Ивен, ради Бога, постой, взгляни на другую часть стены!

Ивен остановился. У него перехватило дыхание. Стена была покрыта очень изящными и отчетливыми наскальными рисунками, так или иначе повторяющими содержание первой рельефной картины.

— Первобытные марсиане! — выдохнул Джосс.

Ивен с сомнением покачал головой.

— Если это называется «первобытные»… — но не стал продолжать, а вздохнул и пошел дальше по туннелю. — Мы займемся этим позже. Джосс, пошли!

Звук пулеметной стрельбы и лазерных вспышек из нижних пещер стал слышнее. Они пробирались на шум по центральному туннелю к основной массе десантников.

Видимо, это была главная пещера. Она выглядела, как и первая, и была вся — от стены до потолка — расписана вложенными спиралями и геометрическими фигурами. Прямо по наскальным рисункам чиркали пули и отбивали целые фрагменты росписи. Лилась теплая кровь.

Бандиты все еще вели огонь, и хотя он не наносил большого вреда, они не сдавались. Десантники попытались разоружить кое-кого из стреляющих, но их убили свои же, видимо, не желая, чтобы их помощники попали в плен.

— Пещеры один и два второго уровня свободны, — сообщила Крис. — Сосредоточьтесь на третьей. Там еще есть люди. Ищите заложников!

Джосс осмотрел повнимательнее пещеру второго уровня. Это место, судя по его виду, использовалось для складирования. Здесь стояли машинное и компьютерное оборудование, запчасти и боеприпасы. Все пространство внизу было испещрено кабельными сетями.

— Следите за ногами! — крикнул кто-то сзади. — В проходах заложены мины!

И, как бы в ответ на это, один из туннеля осветился слабой вспышкой света.

— Одна есть! — бодро сказал женский голос. — Их очень удобно взрывать.

— Все же будьте осторожнее с наскальными рисунками! — взмолился Джосс. — Они сделаны не людьми!

После этих слов в эфире наступила тишина. Потом Джосс через свой канал связи услышал голос Крис:

— Джосс, дружок, ты решил подурачиться, так ведь?

— Вовсе нет, — ответил он. — Я такого никогда в жизни не видел. И я совсем не думаю, что бандиты, большую часть которых мы сейчас уничтожили, занимались в свободное время наскальной резьбой.

Крис выругалась.

— Джосс, сделай мне одолжение, пожалуйста. Не говори мне об этом, пока мы не закончили операцию.

Джосс глотнул воздух.

— Понял.

— Молодец. Действуй.

Откуда-то снизу донесся звук пулеметной стрельбы.

— Идем, — позвал Ивен.

Джосс побежал вслед за ним по туннелю, гораздо более крутому, чем предыдущие. Пещера, в которую он выходил, была намного меньше, чем остальные. Все те же наскальные росписи покрывали ее стены. Сваленное в беспорядке компьютерное оборудование занимало чуть ли не полпомещения. В стороне от всего этого стоял небольшой стеллаж, а на нем — довольно-таки большой прибор, как голова медузы, окутанный щупальцами проводов. Джосс сразу узнал его.

— Это спутник с декодером, — прохрипел он. — Крис!

— Я слышала, — сказала она. — Босвел, Мик, забирайте прибор и выходите наверх.

Не успел Джосс обернуться, как вошли два десантника и, мягко отстранив Ивена с Джоссом, направились в глубь пещеры.

Грохот и световые вспышки говорили о том, что взорвалось еще несколько мин.

— Фергал, Джоанна, Узи, — сказала Крис, — отойдите немного назад и займитесь документацией и оборудованием в верхних помещениях. Помните: здесь все является уликами. Остальные направляйтесь на третий уровень.

Ивен пошел в указанном направлении, Джосс не отставал. Вдруг раздался выстрел, а потом чей-то крик. Крик был женским. Джосс задержался на распутье туннелей, посмотрел налево, потом направо, и, услышав еще один крик, двинулся влево.

Перед ним кто-то бежал. Фигура в ЗСЖ обернулась и выстрелила в Джосса. Джосс, не думая, выстрелил в ответ, все из того же пулемета. Фигура в ЗСЖ рухнула, распавшись пополам.

«Как и бедный шериф Джо», — подумал Джосс. Он прошел мимо мертвого тела и направился к небольшой комнатке, которую, по его мнению, нужно было осмотреть. Ивен неотступно шел сзади. Джосс осторожно протиснулся сквозь узкий проем.

Комната была разделена перегородками на несколько отсеков. В ближнем отсеке на полу лежали три грязных взъерошенных человека в униформах Солнечной Полиции. Увидев Ивена и Джосса, они уставились на них с удивлением.

— Космические силы? — прохрипел один из них.

— Солнечный Патруль, — ответил Джосс.

— В этих костюмах? — удивился второй узник с капитанскими нашивками на рукавах.

— Не обращайте внимания, — сказал Джосс. — Ваши люди в порядке?

— Если быть сбитыми с орбиты, взятыми в заложники, избитыми и напичканными наркотиками вы называете порядком, — ответил капитан, явно приободрившись, — то, действительно, с нами все хорошо. Мы не сказали им больше, чем нужно. А поскольку вы здесь, им это все равно уже не пригодится. Вот только те бедняги…

Джосс с ужасом посмотрел туда, где, как ему показалось, лежала пара мешков. Капитан осторожно дотронулся до них и отбросил грязное покрывало. Под ним оказалось два человека. Одним из них был бородатый, изможденного вида рыжеволосый пожилой мужчина. Другим… Другим была Элен Мэри Камерон.

— Элен Мэри! — крикнул Джосс.

Она пошевелилась, подняла голову и ошеломленно посмотрела на него.

— И Эндрю Камерон, я полагаю. — Джосс поклонился.

— Джосс? — слабым голосом спросила Элен Мэри.

— Да, собственной персоной, — ответил тот.

Она улыбнулась:

— Я же говорила, что разыщу его.

— Тебе повезло, что ты осталась жива! — воскликнул Джосс.

— Вирендры хотели нас убить, — сказал отец Элен.

Джосс затаил дыхание.

— А где же они теперь?

— Здесь! — ответил голос Кэтти Вирендра, и перегородка распахнулась.

Она направила пулемет прямо на Элен Мэри и улыбнулась какой-то змеиной улыбкой.

— Вот уж действительно банда Смита, — проговорил Джосс. Я должен был догадаться раньше: никакого Смита никогда не было. Ведь так? А все это — ваши люди. Это вы держали в кулаке огромный район планеты!

Кэтти зло усмехнулась:

— Я не намерена стоять здесь и глазеть на вас. Да, это были наши люди. И их еще много. Вы разрушили только часть нашего оружия, но это далеко не все! Вы не уничтожите всех, а мы пока сделаем передышку на пару месяцев в каком-нибудь тихом месте.

Джосс удивленно посмотрел на нее.

— Ты всерьез полагаешь, что у вас есть шанс выйти отсюда? Ради Бога, не делайте глупостей! Мы вооружены!

— А они — нет, — бодро произнес Скотт Вирендра, указывая на Камеронов. — Девушка пойдет с нами. Она будет нашим пропуском на выход.

— У вас ничего не получится. В подземелье полно десантников.

— Получится, — уверенно сказала Кэтти. — Шутить мы не собираемся. — Она сладко улыбнулась и, скосив глаза, выстрелила.

Эндрю Камерон вскрикнул от боли и упал у стены.

— Пока это только колено, — объяснила Кэтти. — Так вот, убирайтесь сами и скажите своим друзьям в энергокостюмах держаться от нас подальше. В противном случае она долго не проживет. Ну же, делайте так, как я говорю!

Ивен с Джоссом переглянулись. И отступили назад.

— У нас большие проблемы, Крис, — передал Ивен, — отведи своих людей с третьего уровня.

Наступила долгая пауза.

— Подтверждено. Всем отойти.

В коридорах и проходах неожиданно стало тихо. Скотт Вирендра протянул ЗСЖ Элен Мэри.

— Надевай.

Она повиновалась.

Кэтти посмотрела на Джосса и презрительно усмехнулась:

— Вы двое слишком слюнявы для грозных полицейских. Что, не хотите еще раз сказать: «Вы никогда не выйдете отсюда?»

Джосс ничего не ответил.

Через частный канал он услышал шепот Ивена:

— Переключись на термальное видение. Функция Н-1.

Джосс судорожно глотнул воздуха и выполнил приказание. Залитая светом комната стала темной. Только красные пятна от находящихся в помещении тел светились отчетливо и резко: три пятна у стены, а одно немного поодаль, да еще три пятна, возвышающиеся над ними, два высоких и одно низкое.

— Пока, сопы, — сказала Кэтти. — Увидимся как-нибудь в другой раз.

— Джосс! — умоляющее рыдание вырвалось у Элен Мэри.

Он не произнес ни слова.

Скотт Вирендра открыл дверь и вытолкнул из комнаты Элен Мэри. Кэтти усмехнулась на прощание и пошла следом. Дверь закрылась.

Джосс понял, что смотрит сквозь стену. Свет от трех красноватых пятен стал слабеть по мере удаления человеческих фигур.

— Огонь! — тихо скомандовал Ивен.

Он выполнил собственную команду, настроив пулемет на автоматическую стрельбу. Очередь была очень коротка, со стороны она могла показаться одиночным выстрелом массивного снаряда. Джосс не был так изощрен в обращении с оружием, но от него этого и не требовалось.

Два световых пятна по ту сторону перегородки изогнулись, сплющились и брызнули на дальний конец стены чем-то теплым.

Третье пятно осталось на месте. Было отчетливо видно, как маленькая фигурка закрыла лицо руками.

— Прощай, Кэтти, — спокойно сказал Джосс и направился к перегородке.


Они сидели, уютно расположившись в баре ресторана Хилтона и вспоминали недавние события.

— Это, конечно, так, — сказал Ивен. — Красный Рассвет долгое время хозяйничал на планете, и его приверженцев вместе с их идеями нельзя ликвидировать одним ударом. Но можно надеяться, что теперь правительство всерьез займется этим вопросом. Очень уж явственно обнаружилось чье-то крупное финансовое участие в закупке вооружений для этой банды. Мне кажется, что некоторым промышленным компаниям придется восстановить разрушенный Томстоун. Да и многое другое.

Джосс не спеша потягивал из своего бокала напиток. Нормальный напиток. Он не светился странными цветами и не отдавал гнилью. Это была замечательная «Столичная водка», рецепт которой был когда-то изобретен в Великой России.

Джосс посмотрел на свой хронометр и спросил:

— Интересно, а что теперь сделают с подземельем?

Ивен рассмеялся:

— Уверен, что это единственное, что теперь тебя интересует.

— Не единственное. Еще мне хочется, чтобы отремонтировали наш «Ноузи», — он слегка усмехнулся. — Я не собираюсь возвращаться из отпуска, пока крейсер не приведут в порядок. Не лететь же на Луну в общественном транспорте!

Ивен кивнул. Он был счастлив от ласковой тишины гражданской жизни, от бокала розового джина, от обычного шерстяного костюма, делающего его похожим на какого-то сельского джентльмена. Ему не хватало только большой охотничьей собаки, застывшей у ног с пойманной уткой в зубах.

— Мы оба в отпуске, — сказал он.

— Но что ты будешь делать? Как проведешь время? — спросил Джосс. — Я, например, буду продавать свои видеоштучки… сроки договоров, которые я заключил, еще не истекли. А потом… наверное, отправлюсь в то подземелье.

— Ну, это если тебе позволят, — заметил Ивен.

Джосс усмехнулся:

— А куда они денутся? Если они меня туда не пустят, я опубликую в газете статью и потребую от правительства спасти исторические ценности, обнаруженные в пещерах. А ты, насколько я припоминаю, собирался целую неделю испытывать свой новый энергокостюм?

— Я собираюсь целую неделю провести за стойкой бара и пить что-нибудь вроде этого. — Ивен указал на свой бокал. — Мы с Крис будем обмывать наши подвиги, а попутно я буду вносить поправки в эти энергокостюмы, — он печально покачал головой. — Стоит оставить на время службу, и все рушится…

Джосс снова посмотрел на хронометр.

— Где же они все-таки? — беспокойно спросил он. — Разве мы не договаривались встретиться в восемь часов?

— Успокойся, они придут.

— Мистер О'Баннион, — громко произнес голос за спиной, — мистер Джосс О'Баннион…

Джосс поспешно вскочил из-за стойки, огляделся и недовольный вернулся назад, взяв у посыльного в традиционной темно-красной униформе конверт.

— Мистер О'Баннион?

— Спасибо, — сказал Джосс и протянул мальчику кредитную бумажку. Тот счастливо разулыбался.

— Так ты растратишь все деньги, — заметил Ивен.

— Ну и пусть. За блестяще проведенную операцию нам положено вознаграждение, — ответил Джосс и, отмахнувшись, принялся распечатывать конверт.

— Джосс? — услышал он голос с другой стороны.

Он выронил конверт из рук, потом снова подобрал его и сунул в карман.

— Элен Мэри!

Плавной походкой она пересекла зал. Необычно красивая, в ярко-голубом платье, она сразу привлекла завистливые взгляды присутствующих. Элен поздоровалась с Ивеном и подошла к Джоссу.

— Мы готовы? — спросила она.

Джосс открыл рот и снова закрыл его. Он просто не знал, что сказать.

— Красивое платье, — подсказал ответ Ивен.

— Гм… да… очень… — пробормотал Джосс. — Как твой отец?

Как раз сейчас врачи занимаются его коленом, — ответила Элен Мэри. — Но он сказал, что я могу идти и пожелал приятно провести время. — Она потупила взор, но улыбка на ее лице была очень лукавой. — А хорошая девушка должна слушаться своего отца.

— Гм… — смутился Джосс, бросив восхищенный взгляд на ее платье.

— Какая беззаботная компания! — услышали они еще один голос за спиной.

В бар вошла Крис Хантли в потрясающем платье красного цвета, впрочем, гораздо более строгом, чем у Элен.

— Все уже собрались? Я очень проголодалась. Куда мы сегодня направимся?

— Я знаю потрясающий китайский ресторанчик неподалеку, — сказал Джосс, — самый лучший в Велесе, а может быть, и на всей планете.

— Так что же мы тогда стоим?

Вчетвером они вышли из бара. Дамы шли впереди и почему-то непринужденно болтали о новых типах гранатометов вперемешку с Уставом горнодобытчиков. За ними важно следовала мужская половина компании. Ивен нагнулся к Джоссу и тихо спросил:

— От кого это?

— Перестань таращить глаза на платье, у тебя будет еще уйма времени, я говорю о письме!

— Ах, это! — Джосс вытащил конверт из кармана и завершил его распечатывание. Когда он прочитал имя отправителя, лицо его непроизвольно расплылось в улыбке:

— Ну конечно же от Лукреции!

Ну и что же она нам пишет?


Содержание:
 0  Полнолуние : Диана Дуэйн  1  КОДОВОЙ РЕГИСТРАЦИИ. : Диана Дуэйн
 2  В соседней комнате тихо и ласково заворчали по-валлийски. : Диана Дуэйн  3  3 : Диана Дуэйн
 4  4 : Диана Дуэйн  5  5 : Диана Дуэйн
 6  6 : Диана Дуэйн  7  7 : Диана Дуэйн
 8  вы читаете: 8 : Диана Дуэйн    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap