Фантастика : Космическая фантастика : Глава 4 : Иар Эльтеррус

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10

вы читаете книгу




Глава 4

Мерхалак мерил нервными шагами адмиральскую рубку флагманского мета-корабля, то и дело поглядывая на пока еще тусклую тактическую сферу. Вскоре начнется первое сражение новой войны, в общем-то, никому не нужной войны, но без нее, как ни жаль, не обойтись. Слишком велики силы сторон, такие два монстра просто не способны ужиться в одной галактике. Кто-то должен победить, а кто-то — проиграть. Третьего не дано. Хотя, если бы не просьба графа, которого гросс-адмирал безмерно уважал, он бы ушел из СПД. Потому что организация, имея такого руководителя, как Мара ран Сав, не способна добиться ни декларируемых, ни истинных целей. Но раз силами СПД командует именно он, то он сделает все ради победы.

Сейчас Мерхалак всей душой молился Благим об одном: успеть вовремя вывести основные силы флота к бреши в сети пространственных защитных станций Трирроуна. Успеть до того, как о предательстве командиров восемнадцати из них станет известно Дарли Фарлизи. Прошедшей ночью гросс-адмирала внезапно подкинуло, он вскочил с твердым знанием, что атаковать нужно немедленно, не теряя ни часа. И тут же озадачился вопросом: почему? Обычно он доверял своей интуиции, но столь сильных предчувствий у него еще не бывало. Не прошло и нескольких минут после этого, как с Мерхалаком связался глава флотской разведки, генерал Тайхер, и сообщил о заговоре в среде еще не отправленных в отставку старых офицеров трирроунского флота, которым очень не нравились новые порядки. Большинство из них служили на пространственных станциях пояса защиты, они сумели взять под контроль восемнадцать станций, компактно расположеннных на стыке границ Трирроуна, Парга и Сообщества Т'Онг, после чего сообщили об этом в СПД — один из заговорщиков являлся давним агентом организации и имел канал связи. Естественно, им пообещали все, что они захотели, потребовав только не допустить ведения огня гиперорудиями этих восемнадцати станций во время прибытия флота организации. Теперь нужно было успеть.

По всей галактике мета-корабли покидали места базирования, собирались в эскадры и, сопровождаемые кораблями других типов, неслись через корону галактики туда, где должны были находиться во время сражения. Часть из них спешно перекрывала пути флотам Кэ-Эль-Энах, чтобы не дать им возможности прийти на помощь союзнику. Т'Онг на присутствие чужих флотов на своей территории внимания не обращал, а на протесты Парга в СПД плевать хотели — королевство не обладало силой, которую стоило бы принимать во внимание. Эскадры, базировавшиеся в Тиуме, Мооване, Ринканге, Телли Стелл и Лавиэне должны были по мере подхода атаковать столичную систему Республики из короны. Захватить ее, понятно, они не могли, но доставить трирроунскому руководству множество неприятных минут были вполне способны.

— Господин гросс-адмирал! — привлек внимание Мерхалака голос адъютанта. — Через три минуты прибываем.

— Что показывают сканирующие системы?

— Флота республики еще нет, сюда успели добраться только разрозненные эскадры. Остальные придут не ранее, чем через полчаса.

Мерхалак довольно ухмыльнулся. Похоже, предательство командиров станций оказалось для противника полной неожиданностью. Очень хорошо, за полчаса многое можно успеть. Интересно, что предпримет Фарлизи? К сожалению, предсказать ее действия гросс-адмирал не мог, так как сталкивался с ней лишь однажды. Но нельзя недооценивать любимую ученицу Т'Сада Говаха, никак нельзя. На память пришла ее странная тактика во время последнего сражения прошедшей войны, и Мерхалак скривился. Этих аарн невозможно понять, они слишком парадоксально мыслят. Он надеялся только, что сейчас за пультами управления кораблей республики сидят не аарн, а обычные трирроунцы, которым не справиться с тактикой управляемого хаоса, не говоря уже о чем-то более сложном.

— Господин гросс-адмирал! — снова заговорил адъютант. — Изменники вышли на связь.

— И что они говорят? — скривился Мерхалак. Предателей он всегда презирал, хотя не воспользоваться их услугами было бы глупо.

— Проход свободен! Экипажи станций нейтрализованы. Накопители гиперорудий под контролем верных капитанам людей.

— Отлично. Идем шестью ордерами. Расчет безопасного курса готов?

— Так точно!

— Тогда вперед.

Мета-корабли, эскадра за эскадрой, начали втягиваться в брешь. Предатели не солгали: восемнадцать станций впереди по курсу действительно не стали открывать огонь, наоборот, они даже сняли защитные поля, демонстрируя свою лояльность. Остальные станции могли, конечно, доставить кое-какие неприятности, дальность гиперорудий позволяла, но это не остановит атакующие ордера СПД, да и вообще не сыграет особой роли.

Мерхалак едва заметно усмехнулся. Основной флот постепенно втянулся внутрь защитного пояса Трирроуна. Теперь ничто не помешает мета-кораблям безнаказанно расстреливать оставшиеся верными республике станции с тыла, тем самым расширяя брешь. Вот пусть шесть передовых эскадр этим и займутся, а он, тем временем, подготовит ловушку для флаг-адмирала Фарлизи, куда она, вероятнее всего, сгоряча и сунется, о чем очень быстро пожалеет, да будет поздно. Девочка, конечно, талантливая, но еще недостаточно опытная, на этом он и сыграет.

Гросс-адмирал принялся отдавать приказ за приказом, формируя построение для сражения. Таких построений в галактике еще никто не видел — больше шестидесяти тысяч мета-кораблей и вдвое больше линкоров первого класса сформировали из себя гигантское кольцо. Точнее, колец было три, каждое последующее имело меньший диаметр, чем предыдущее, и располагалось позади большого. Над кольцами зависли атакующие ромбы, состоящие из мета-кораблей и авианосцев под защитой бесчисленных эсминцев. При виде всего этого успевшие прибыть к бреши эскадры Трирроуна оттянулись за пределы досягаемости орудий мета-кораблей. Республиканские капитаны явно не понимали, что происходит.

Прошло около получаса, прежде чем из гиперпространства начали одна за другой вырываться эскадры военного флота республики. Боевые станции, дварх-крейсера, линкоры, авианосцы, миноносцы и эсминцы, не говоря уже о всякой мелочи, наподобие фрегатов и корветов. Помимо того появились, что немало удивило Мерхалака, около шестисот мета-кораблей. Хотя да, у ордена же есть Матка второго флота "Возмездие", который тысячи лет терроризировал галактику. Хвост Проклятого с ними, роли они не сыграют, их слишком мало.

Неумелые эволюции большинства трирроунских кораблей вызвали у гросс-адмирала смех. Да уж, в их рубках сидят точно не аарн. Только четыре из шестнадцати эскадр действовали на должном для ордена уровне. На них придется обратить пристальное внимание, они опаснее всех остальных, вместе взятых.

Ну что ж, скоро начнется. Мерхалак пристально смотрел на тактическую сферу, но там мало что менялось — Фарлизи ничего не предпринимала, только перестраивала свои силы по понятному ей одной алгоритму. Ничего, он подождет, вскоре девочка убедится, что на дальнем расстоянии гиперорудия боевых станций бессильны, и обязательно сунется в подготовленную ловушку, у нее просто не будет другого выхода.


Дарли задумчиво рассматривала тактическую голосферу и ничего не понимала. Что за идиотское построение? Чего пытается добиться Мерхалак? Какого хвоста Проклятого он выстроил эти три кольца? Просто так он вряд ли стал бы это делать, флотоводец гениальный, флаг-адмирал его искренне уважала и сожалела, что он враг. Она задумчиво прошлась по рубке. Как жаль, что здесь нет ни Сина, ни Т'Сада — ей до сих пор не хватало наставников. Да и уверенности в себе недоставало. Дарли до сих пор корила себя за гибель стольких аарн во время последнего сражения Войны Падения. Умом понимала, что ничего больше не смогла бы сделать, но совесть ела ее поедом. В общем, где-то глубоко в душе флаг-адмирал считала, что не готова к такой ответствености, что не справится и провалит все дело. Теперь перед ее глазами находилось подтверждение этих мыслей. Она не знала, чем ответить тиумцу. Однако отвечать было надо, ведь флотом командует именно она, остальные офицеры ждут ее приказов и ничего не предпримут сами.

— Общий приказ по флоту! — в конце концов приняла решение Дарли. — Начать обстрел с дальних позиций.

Как ни странно, это ничего не дало. Мета-корабли оказались окружены защитным полем, которое сводило на нет все усилия комендоров боевых станций, просто поглощая энергию возникающих вокруг пространственных аномалий. Дарли задумчиво потерла подбородок — с таким она еще не сталкивалась. Инженеры СПД свой хлеб зря не едят, придумали новинку.

— Эйсарх, — обратилась она к дварху "Республики". — Просканируй защитное поле мета-кораблей и просчитай его напряженность. Мне нужно знать, с какого расстояния они станут уязвимы.

— Сейчас сделаю, — отозвался тот.

Некоторое время он молчал, а затем неуверенно сказал:

— Что-то очень странное… Гиперорудия способны нанести им вред только в двадцати световых минутах, не дальше. А вот мезонные — приблизительно в двух часах. Вот только нам это не поможет, поскольку второй слой поля предназначен как раз для защиты от мезонных орудий. Боюсь, единственное действенное оружие, имеющееся у нас на данный момент — это фарсенские торпеды, но их всего лишь около сорока тысяч.

— Весело… — присвистнула Дарли. — Похоже, мы влипли. Передай эту информацию всем офицерам на флоте. Если у кого-то появятся какие-либо идеи, пусть немедленно связывается со мной.

Она села в свое кресло и задумалась. Что же делать? Подходить к мета-кораблям на двадцать световых минут — чистой воды самоубийство. Торпед на эспедешников не хватит, да и не все из них поразят цель. Очень неприятная ситуация. Ясно теперь, почему Мерхалак отдал инициативу ей — ждет, что она предпримет. А выбить врага с территории республики Дарли обязана.

— Вызов с дварх-крейсера "Белый Свет" — сообщил дварх.

— Давай!

На экране перед Дарли появился подтянутый черноволосый мужчина лет сорока на вид. Полковник Сархен, командир правого ударного крыла лам-истребителей. На самом деле — аарн и прирожденный пилот.

— Здравствуй, Дарли, — улыбнулся он.

— Рада тебя видеть, Майрин, — кивнула она. — Что у тебя?

— Да идея одна в голову пришла. Как ты знаешь, у нас на флоте сейчас четыреста с небольшим прирожденных пилотов. Все мы способны на микропрыжки через гипер. Так почему бы не прыгнуть прямо внутрь мета-корабля, где у них расположены ангары, мы знаем, и не оставить в подарок мезонную бомбу? А потом быстро смыться.

— Такого еще никто не делал, — откинулась на спинку кресла удивленная необычной идеей флаг-адмирал.

— Именно! — поднял палец вверх полковник. — Потому они такого и не ждут. Мы захватим их врасплох.

— Ты уверен, что справишься? — прищурилась Дарли.

— Любой прирожденный справится, — заверил он.

— Тогда действуй. Даю добро. Одновременно отстреливайте мета-корабли фарсенскими торпедами.

— Хорошо.


Мерхалак продолжал ждать и с каждым мгновением все больше хмурился. Фарлизи не пожелала безрассудно соваться в ловушку. Убедилась, что огонь с дальней дистанции не причиняет мета-кораблям вреда, выстроила свой флот напротив и чего-то ждет, ничего не предпринимая. Но чего она ждет?

В этот момент на тактической сфере что-то изменилось, и гросс-адмирал впился в нее глазами. Так, и что мы имеем? Авианосцы и боевые станции выпустили лам-истребители. Всего четыреста с небольшим, половина из которых тут же скрылась в глубоких слоях гипера, а вторая половина короткими пульсациями двинулась к его флоту. Мерхалак пришел в недоумение. Чего они хотят добиться столь малыми силами? Однако тут же отдал приказ своим истребительным подразделениям связать врага боем и не подпустить к флоту. Авианосцы без промедления выпустили больше двадцати тысяч истребителей, и те на полной скорости ринулись на перехват. Очень скоро стало ясно, что противостоят им даже не асы, а прирожденные пилоты.

— Аарн! — выдохнул адмирал, сжав кулаки. В эту минуту он их ненавидел. — Сволочи, откуда вы здесь?!

Отвечать на этот вопрос было некому. Прирожденные пилоты, между тем, начали творить нечто несуразное. Они хаотично прыгали в разные стороны, и понять, где окажутся их ламы в следующий момент, стало невозможно. Пилоты СПД являлись неплохими профессионалами, но не более того. Не им тягаться с обученными прирожденными.

Когда мета-корабли первого круга внезапно начали взрываться один за другим, Мерхалак поначалу просто не понял, что происходит. Взрывы совсем не походили на взрывы после применения "невидимой смерти". Скорее, они напоминали взрывы мощных мезонных бомб. Не сразу до гросс-адмирала дошло, что ламы попросту прыгают внутрь мета-кораблей и оставляют там бомбы. Он восхищенно покачал головой — аарн снова сумели его удивить. Но как бороться с новой напастью? Пожалуй, поможет только огонь по площадям — это вынудит лам-истребители хотя бы отойти.

— Прикажите нашим истребителям вернуться на авианосцы, они только гибнут без толку, — бросил Мерхалак адъютанту. — Комендорам гиперкомплексов приготовиться беспрерывно вести огонь на расстоянии до двадцати световых минут перед флотом. Распределить между собой зоны поражения, ни одна не должна остаться без внимания.

Принятые меры помогли — ламы удалось отогнать, а около сорока — уничтожить. Однако передышки флоту не дали. Ушедшие в глубокие слои гипера истребители ударили оттуда "невидимой смертью", очень быстро уничтожив более трехсот мета-кораблей. Мерхалак в сердцах стукнул по пульту кулаком и выругался. А затем приказал мета-кораблям постоянно маневрировать и поставить вокруг себя обманки, на которые, как он надеялся, должна будет отвлечься часть торпед-убийц. К сожалению, ученые так и не сумели выяснить, каким образом и за счет чего крохотная торпеда уничтожает огромный мета-корабль. Похоже, это тоже наследие Кер'Эб Вр'Ан. Снова фарсенцы, будь они неладны. Их, конечно, можно понять, Мерхалак на их месте сам не простил бы того, что сотворил на их планете профессор Сартад, но от этого ему было ничуть не легче. Почему до фарсенцев никак не дойдет, что далеко не все в СПД походят на покойного профессора? Что в организации хватает достойных людей? Впрочем, это досужие размышления, на них сейчас времени нет.

Огонь по площадям вскоре пришлось прекратить — энергозапас мета-кораблей был далеко не безграничен. Да, все они имели преобразователи вакуума, но накопители гиперорудий набирали энергию не мгновенно. Мерхалак снова уставился на тактическую сферу и сдавлено выругался. Фарлизи все так же ничего не предпринимала, отдавая ему инициативу. Неужели поняла, что это ловушка? Но каким образом? И что делать дальше? Гросс-адмирал откинулся на спинку кресла и задумался.

Внезапно четыре эскадры, на которые Мерхалак обратил внимание раньше, в сопровождении еще четырех и мета-кораблей медленно подались вперед. А затем вдруг разделились не на привычные спирали, а на несколько сотен беспорядочно перемещающихся смерчей, и по совершенно непредсказуемым траекториям рванулись к флоту СПД. Их примеру последовали мета-корабли. Остальные четыре эскадры, кораблями и станциями которых управляли однозначно не аарн, что было видно по неуверенным эволюциям, разделились на восемь плоских построений и двинулись следом. Гросс-адмирал впился глазами в тактическую сферу, пытаясь понять, что задумала Фарлизи. Она все же не рискнула задействовать весь свой флот. Что ж, вполне ожидаемо. И не страшно. Если удастся уничтожить эти четыре эскадры, то с остальными он легко справится. Впрочем, ученица Говаха и Ро-Арха вполне способна преподнести ему очередной сюрприз, не учитывать этого нельзя.


Сжав кулаки, Дарли наблюдала за приближающимися к построению эспедешников эскадры. Только в этих четырех пилотский корпус был полностью укомплектован аарн. Мастерство же трирроунских пилотов оставляло желать лучшего — у нее просто не хватило времени, чтобы подготовить их должным образом. Поэтому использовать все свои наработки флаг-адмирал возможности не имела. Тем более, что в отличие от трирроунского флота, корабли флота СПД пилотировали профессионалы, имеющие реальный боевой опыт, который не заменить никаким обучением. Но по правилам противника она играть все равно не станет, найдется, чем его удивить.

Дарли позволила себе едва заметно усмехнуться. Мерхалак не подозревал, что несут в своих трюмах дварх-крейсера передовых эскадр. Главное, чтобы они получили возможность подойти достаточно близко и выпустить миноносцы, которые только выглядят обычными, а на деле способны на многое. С этим больше ста лет пылившимся в военных архивах республики проектом ее ознакомил энтузиаст оружейного дела примерно через месяц после вступления в должность инженер-майор Оленсио, служивший в техкорпусе флота. Он чудом пробился на прием к командующей в надежде, что хоть аарн поймет и оценит. Флаг-адмирал действительно сразу поняла, что разработал неизвестный гений (имя автора проекта не сохранилось) и какие перспективы открываются. Она экспрессивно высказала свое мнение о ретроградах из военного министерства и приказала срочно доработать проект, учитывая современные технологии. Мерхалак будет очень удивлен, когда при попытке погружения в гипер его корабли начнут взрываться. Псевдо-миноносцы, покинув трюмы кораблей-носителей, тут же уйдут в глубокие слои гиперпространства, где задействуют генераторы, искажающие гиперполя. В результате любой корабль, неважно, каковы его двигатели, с открытыми или закрытыми контурами, окажется размазан по окружности в десять световых минут. Но для этого миноносцы должны располагаться относительно недалеко от противника, и быть их должно очень много, чтобы охватить большую площадь.

По мере приближения трирроунских эскадр эспедешники начали перестраиваться очень странным образом. Передовое, самое большое кольцо, отошло назад, а самое меньшее, находившееся позади, наоборот выдвинулось вперед. Среднее так и осталось осталось в центре. Дарли нахмурилась — она не понимала, чего хочет этим достичь Мерхалак. Какой смысл данных эволюций?

Как только передовые эскадры приблизились к малому кольцу на двадцать световых минут и начали вести огонь, это кольцо разделилось на четыре части, которые разошлись в стороны и мгновенно скрылись в гипере. Дарли приподняла брови и насмешливо фыркнула. Фланговая атака? Всего лишь? Она мысленно отдала нужные приказы, и дварх-крейсера выпустили псевдо-миноносцы, без промедления погрузившиеся в глубокие слои. Теперь, если мета-корабли приблизятся, они очень пожалеют.

Внезапно один из дварх-крейсеров разлетелся облаком мелких обломков, никто не успел понять, что же произошло, не говоря уже об эвакуации экипажа. Дарли выругалась и приказала задействовать все типы сканеров пространства. Однако это не помогло — корабли взрывались один за другим. Только через несколько минут стало ясно, что эспедешники используют некое подобие фарсенского гиперлуча, однако посылают через проложенный лучом тоннель не залп гиперорудия, а сверхмощные мезонные торпеды. Также удалось выяснить, что огонь ведут платформы, находящиеся в центре среднего кольца. Они были прикрыты тем же защитным полем неизвестной припроды, что и мета-корабли. То есть, чтобы их уничтожить, требовалось подойти на двадцать световых минут, а то и ближе. Дарли сжала кулаки и приказала офицерам, командующим эскадрами, любой ценой уничтожить орудийные платформы — они слишком опасны.


Мерхалак вскочил и радостно потер руки, предвкушающе ухмыляясь. Фарлизи все же попалась! Впрочем, он и сам бы на такое клюнул, если бы не знал, в чем дело. Главное теперь, чтобы она не сумела понять и не отвела корабли. Гросс-адмирал отдал приказ снизить плотность огня мета-кораблей, чтобы не отогнать противника, чтобы он окончательно сунулся в ловушку.

Атакующие смерчи, вертясь в диком хороводе, рвались вперед. Залпы платформ чаще всего не приносили никакого результата — почти невозможно попасть в корабль, двигающийся по столь непредсказуемой траектории. Мерхалак напряженно наблюдал за ними — осталось совсем немного. Не поможет им эта странная тактика. Ничем не поможет.

— Давай! — скомандовал гросс-адмирал, едва трирроунские эскадры дошли до расчетной точки.

Пространство возле атакующих смерчей вдруг вспыхнуло яростным белым светом аннигиляции — и три четверти наиболее боеспособных дварх-крейсеров и боевых станций республики перестали существовать. Мерхалак подался вперед — сейчас ушедшие в гипер мета-корабли малого кольца должны выйти в реальное пространство и добить уцелевших. С остальными эскадрами флот легко справится, экипажи составляющих их кораблей еще не слишком опытны. Однако время шло, а мета-корабли не появлялись. Только минуты через две несколько из них вышли из гипера. Они выглядели сильно потрепанными.

— Дайте связь! — бросил Мерхалак адъютанту.

Вскоре на экране напротив появилась лицо капитана Теранса, выходца из княжества.

— Что случилось? — резко спросил гросс-адмирал. — Почему вы не атаковали?

— Корабли, которые вы видите перед собой, это все, что осталось от наших эскадр, — устало пояснил капитан. — Аарн применили какое-то новое оружие. Оно уничтожает корабли прямо в гиперпространстве, похоже, искажает гипер вокруг себя таким образом, что оказавшиеся в поле искажения объекты теряют четкую локализацию в пространстве. По крайней мере, такие выводы сделала моя аналитическая группа. Думаю, что миноносцы, которые дварх-крейсера выпустили перед атакой, были совсем не миноносцами.

— Ясно… — помрачнел Мерхалак. — Отходите в тыл на перегруппировку.

— Есть! — вытянулся Теранс, и экран погас.

Гросс-адмирал досадливо скривился. Он удивил Фарлизи, однако она тоже сумела удивить его. Баш на баш. Но главное, что наиболее боеспособные эскадры Трирроуна больше не представляют опасности, а с остальными он справится. Пусть ценой немалых потерь, но справится.


Внутри Дарли все сжалось от одномоментной гибели стольких братьев и сестер — экипажи кораблей передовых эскадр на девяносто процентов состояли из аарн. Снова она опростоволосилась! Как глупая девчонка сунулась в ловушку, не сумев понять, что это ловушка. Однако на переживания времени не было, плакать она станет потом, если выживет, а сейчас нужно сражаться. Слетанных экипажей осталось слишком мало, но деваться некуда, придется обходиться тем, что есть.

Кольцевые построения эспедешников распались, они сформировали атакующие ордера и двинулись вперед, обходя место, где дислоцировались псевдо-миноносцы, и вообще избегая входить в гипер. Шли на досветовой скорости.

Дарли скрипнула зубами. Командуй она аарн, а не неопытными трирроунцами, разделала бы эспедешников без проблем, используя свою тактику упреждающего хаоса. Но трирроунцы просто неспособны ее использовать. Со временем научатся, конечно, телепатические контуры внедрены в мозг всем до единого пилотам, но времени ей не дали.

Задействовав всю мощность вживленного биокомпа и подключившись к биоцентру станции, флаг-адмирал оценила ситуацию и начала отдавать приказы, передислоцируя свои эскадры и корабли, чтобы встретить противника должным образом.


Бой с переменным успехом шел уже третий час. Верх брали то эспедешники, то трирроунцы. Потери обеих сторон увеличивались с каждой минутой. Однако постепенно Мерхалак начал теснить силы Фарлизи — неопытность республиканских экипажей сыграла свою роковую роль.

Прошел еще час, и поражение трирроунского флота стало неминуемым. Это вскоре поняли практически все офицеры обоих флотов. Но сдаваться никто не собирался — республиканские корабли дрались до последнего, ведя огонь даже тогда, когда до взрыва основного реактора оставались считанные мгновения. Мета-корабли старались не подставляться под залпы главных калибров боевых станций, расстреливая их издалека, а на гиперорудия дварх-крейсеров, не говоря уже о кораблях других типов, они плевать хотели. Торпеды-убийцы, конечно, хорошо проредили их ряды, но у трирроунцев этих торпед было не слишком много, притом далеко не каждая попадала в цель.

Никто не ожидал вмешательства третьей стороны, оно произошло внезапно. Атакующие трирроунцев мета-корабли ни с того ни с сего вдруг начали либо превращаться в мелкую пыль, либо — в перекрученные абстрактные конструкции.


— Фарсенцы! — Мерхалак медленно встал. — Они все же пришли…

Он, сжав кулаки, смотрел, как один за другим без толку гибнут его корабли. И ответить нельзя — противник остается невидимым! В атакующих построениях образовывалось все больше брешей, потери росли в геометрической прогрессии.

По прошествии десяти минут Мерхалаку стало ясно, что почти уже выигранная битва окончательно проиграна. Он с досадой грохнул кулаком по подлокотнику кресла, ушиб руку и зашипел от боли. Затем заставил себя успокоиться и отдал приказ отходить через корону галактики — туда противник за ними вряд ли сунется. Гросс-адмирал никогда и ничего не оставлял на волю случая, поэтому планы отступления были тщательно проработаны заранее и доведены до сведения капитанов кораблей. Каждый из них знал, что и как должен делать. Наверное, именно это и спасло большую часть флота — фарсенцы действительно не стали преследовать бегущих эспедешников в короне, однако пока флот Мерхалака дошел до нее, не оставляли его в покое, уничтожая корабль за кораблем.

Оказавшись в безопасности, гросс-адмирал приказал доложить о потерях. После этого доклада он заперся в своей каюте и выпил целую бутылку черного тиумского. Слишком много людей, доверившихся ему, погибло сегодня. А материальные потери? Больше восемнадцати тысяч только мета-кораблей не досчитался флот СПД после этого сражения, не говоря уже об остальных! И в основном — по вине фарсенцев…


В туманном зале боевой станции "Ветер Времени" собралось около двадцати тысяч человек. Они стояли молча, глядя в центр зала, где одно за другим появлялись в воздухе лица. Лица погибших сегодня аарн. А погибло их очень много, куда больше, чем собралось здесь.

— Вы пребудете в наших сердцах и в наших душах… — сквозь слезы шептала Дарли. — Пусть унесет вас в неведомое серебряный ветер звезд…

* * *

— Я полностью провалилась, как флотоводец! — Дарли кусала губы, упершись взглядом в экран, с которого на нее смотрел Рави. — Флоту республики нужен новый командующий, я не справилась!

— Зря ты так думаешь, — укоризненно покачал головой великий князь. — На твоем месте даже Т'Сад попался бы в ловушку. Мои адмиралы в один голос утверждают, что повторили бы твою ошибку. Мало того, Володя Пащенко сказал, что хотел бы видеть командующим в предстоящей битве в княжестве именно тебя. В Кэ-Эль-Энах достаточно обученных прирожденных пилотов, они справятся с твоей тактикой упреждающего хаоса. И я присоединяюсь к его просьбе.

— Чтобы я и флот княжества погубила? — горько усмехнулась флаг-адмирал. — Может, хватит?

— Я понимаю твои чувства, Дарли, — вздохнул Рави. — Зато ты не понимаешь, что твоей вины в произошедшем нет. Мерхалак — гений, и боевой опыт у него огромный. Пойми, без поражений нет побед. Я верю, что ты справишься. И не только я.

— Умом-то я понимаю, что ты прав, но душа болит… — понурилась она. — Сколько наших погибло… Я считаю себя виноватой в их гибели. Я недостойна вести флот, хоть и знаю, что больше некому…

— Именно, что некому… — во взгляде великого князя появилась грусть. — Володя неплохой профессионал, но до тебя ему далеко, и он это признает. А об остальных адмиралах княжества я даже не говорю. Хорошие тактики, но никакие стратеги. Мерхалак их переиграет еще легче, чем тебя, и потери окажутся катастрофическими. Поэтому я повторяю свою просьбу взять на себя общее командование флотом Кэ-Эль-Энах во время предстоящего сражения.

— Хорошо, — Дарли устало потерла ладонями виски. — Фарсенцы на связь не выходили? Мне они не ответили — разгромили эспедешников и молча удалились в неизвестном направлении. Честное слово, не понимаю я их…

— А кто их понимает? — пожал плечами великий князь. — Странное общество там образовалось, очень странное. Даже живущие на Фарсене наши мало что понимают. Единственное, что можно с уверенностью сказать: фарсенцы сейчас на взлете пассионарности. Обывателей среди них практически нет. Никто из социоматиков не способен создать модель, предсказывающую развитие их общества. Удивительно, но факт.

— Да уж… — растерянно произнесла Дарли. — Такого я не ждала.

— Никто не ждал, — с досадой махнул рукой Рави. — Но они наши друзья и не раз приходили на помощь. Уверен, что если понадобится, придут еще.

— С этим согласна, — кивнула флаг-адмирал. — В конце концов, Благие с ними, они имеют право жить, как хотят. Извини, что расклеилась, но я уже взяла себя в руки. Раз мне командовать объединенными силами, то хочу сразу уточнить несколько моментов. Флот Трирроуна в полном составе приводить в княжество смысла не имеет — я не могу оставить границы без защиты. Да и не уверена, что Мерхалак полезет в Кэ-Эль-Энах, где его ждут. Он вполне способен повторно ударить по республике, дождавшись, пока флот уйдет. Единственным выходом, который я вижу, будет заманить его туда, чтобы у него не осталось другого выхода, кроме как атаковать. Но как это сделать? Я не знаю…

— Есть одна мысль, — предвкушающе усмехнулся великий князь. — Тарканак костью стоит в глотке СПД, ран Сав на все готова, чтобы уничтожить Академию.

— Даже если мы отведем от Калдара все силы, Мерхалак никогда не поверит, что мы оставили Академию беззащитной, — отрицательно покачала головой Дарли. — Нужно придумать что-то другое. Пока я не могу сказать, что — нужно поразмыслить. И обязательно посоветоваться с Никитой, Семеном и Джоном — они безопасники, у них мозги на это заточены.

— Хорошо, отложим пока этот вопрос, — кивнул Рави. — Сегодня утром я получил хорошую новость. Флоты Малого Ордена и Керсиаля на подходе. Будут здесь через три-четыре дня. Чтобы не светиться, пойдут через нижнюю и верхнюю короны галактики.

— Действительно хорошая новость, — улыбнулась флаг-адмирал. — Кто командует?

— С нашей стороны — Кир-Ванег, со стороны керси — Меен А-Торки, первый теркав их флота.

— А с какой стати керси ввязались в войну? — поинтересовалась Дарли.

— По их понятиям, эспедешники не имеют чести, а значит, не имеют и права на жизнь. — пояснил Рави. — А нас керси считают друзьями. Прийти на помощь другу — дело чести. Поэтому, узнав, что флоты Малого Ордена отправляются на помощь княжеству, они и решили поучаствовать в этом благом деле. Кир-Ванег, естественно, отказываться не стал, понимая, что для керси отказ станет страшным оскорблением всему их народу.

— Отлично, — ухмыльнулась флаг-адмирал. — Мерхалак очень обрадуется новому врагу. А что гварды?

— Наши целители разработали сыворотку от их болезни. Ее уже развезли по пострадавшим от эпидемии планетам. Больные, которых успели вакцинировать, выздоравливают. Однако потери исчисляются миллионами. В основном, несчастные умирали от жажды, не имея возможности добраться до воды. Этого гварды СПД никогда не простят. Сейчас все их планеты кипят от гнева и ненависти, население требует от Родителей вести войну на уничтожение любыми доступными средствами. Теперь для гвардов, как и для фарсенцев, хороший эспедешник — мертвый эспедешник. В СПД еще не поняли, чем это чревато, но вскоре поймут и очень пожалеют о своей ошибке.

— Не вижу, чем гварды особо смогут навредить СПД, — пожала плечами Дарли. — Силы слишком несопоставимы.

— Ты мыслишь военными категориями, — в глазах Рави запрыгали веселые искорки. — Не буду пока объяснять, сама посмотришь со временем. Но гарантирую тебе, что эспедешники взвоют.

— Дай Благие, — отмахнулась флаг-адмирал. — Меня сейчас заботят совсем другие вещи. Совместными силами мы вполне могли бы полностью уничтожить флот СПД. К сожалению, заставить его собраться в одном, да еще и заранее известном нам месте невозможно.

— Не стремись добиться всего и сразу, — посоветовал великий князь. — Так никогда не получается. Иди к цели постепенно, маленькими шажками, и тогда ты дойдешь. Сейчас наша задача одна — хорошенько проредить флот противника, чтобы его хребет затрещал. Если сможем, то со временем сломаем этот хребет.

— Наверное, ты прав, — Дарли смотрела в никуда.

— А по поводу того, что можно предпринять, чтобы заманить эспедешников в княжество, я посоветуюсь еще с дедом и с Тарни. Эти два старых прохвоста обязательно что-то, да подскажут. Ты, если что-то придумаешь, немедленно связывайся со мной.

Великий князь наклонил голову, прощаясь, и отключился. А флаг-адмирал налила себе полстакана "Черного вала", залпом выпила, затем усилием воли загнала боль в глубину души и задумалась над тем, что следует сделать в первую очередь.

* * *

Мара носилась по кают-компании, как разъяренная кошка. Она то и дело хватала что-нибудь со стола и с размаху швыряла на пол. Наконец девушка остановилась напротив спокойно смотрящего на ее буйство Мерхалака и уставилась на него бешеным взглядом.

— Адмирал нашелся… — яростно прошипела она сквозь зубы. — Просрал битву…

Внезапно она выпрямилась, стала абсолютно спокойной и холодно возразила сама себе:

— Он не виноват. Учитесь думать головой, а не тем, что ниже.

Мерхалак с Ренни переглянулись. С таким явным конфликтом субличностей Мары они еще не сталкивались.

— Хорошо, давайте все обсудим, — Мара села напротив.

— Кто ты сейчас? — поинтересовался бывший секретарь графа.

— Хитрюга. Итак, адмирал, что вы можете сказать в свое оправдание?

— Ничего, — спокойно сказал Мерхалак. — Я действовал по обстоятельствам. Битва была практически выиграна, когда в дело вмешались фарсенцы на своих невидимых кораблях. Вы сами просматривали записи, из них любому ясно, что не уведи я флот, он был бы уничтожен без всякого смысла. Нас просто расстреливали, как на полигоне.

— Вы же говорили, что есть оружие, способное справиться с этими призраками! — в упор уставилась на него Мара.

— Такое оружие есть, — подтвердил гросс-адмирал. — Однажды нам даже удалось уничтожить один призрак и взять пленных. К сожаленю, допросить их как следует не успели — мета-корабль, на котором они находились, был захвачен трирроунцами. К тому же, у этого оружия есть два минуса, делающие его применение крайне сложным. Во-первых: генераторы, способные выдавать импульсы нужной конфигурации и мощности очень сложны в производстве, их производят всего на нескольких заводах в галактике, ни один из этих заводов не контролируем мы. После передачи импульса генераторы выходят из строя, так что являются одноразовым оружием. На данный момент у нас их осталось всего два. Во-вторых: импульс необходимо очень точно нацелить, а это возможно лишь в том случае, если призрак выйдет из режима невидимости. Как вы сами понимаете, однажды попавшись, экипажи призраков предпочитают не повторять этой ошибки.

— Ясно, — нахмурилась Мара. — Получается, что эти то ли фарсенцы, то ли еще кто могут бить нас, где захотят и как захотят, а нам нечем им ответить?

— Именно так, — развел руками Мерхалак. — Однако есть кое-что обнадеживающее. Аналитики выдали довольно парадоксальные выводы, исходя из картины последнего сражения. Призраков всего то ли триста, то ли немногим больше. Если бы их была хотя бы тысяча, мы бы не ушли.

— Всего триста?! И триста кораблей смогли такое сотворить?!

— Их оружие — это нечто непредставимое, — вздохнул гросс-адмирал. — Причем оно разное. Мы из имеющегося у призраков смогли освоить пока только гипертоннели, да и то на очень примитивном уровне. На каких физических принципах работает остальное, наши ученые только предполагают.

— Нам нужно, чтобы во время следующей атаки они не смогли ударить нам в спину, — Мара прищурилась, ей явно что-то пришло в голову. — Поскольку, по всем прикидкам, это фарсенцы, мы можем заставить их отвлечься на защиту своей родины.

— Каким образом? — вздернул брови вверх Мерхалак. — Тагайская туманность абсолютно неприступна.

— Я помню, — на губах девушки зазмеилась гнусная ухмылочка. — Но кто нам мешает засеять все границы туманности миллионами гипермин? Этого добра на складах хватает.

— Интересная идея! — гросс-адмирал с огромным удивлением воззрился на нее, никак не ожидал от этой девицы подобного предложения, да что там, сам ни о чем таком даже не думал, а зря. — Нужно немедленно заняться ее реализацией. Действительно, если фарсенцы будут заняты тралением пространства вокруг своей туманности, они не смогут прийти на помощь союзникам.

— Вот и займитесь. Кого будем атаковать следующими?

— Не знаю, — нахмурился Мерхалак. — И вообще сомневаюсь, что нам стоит продолжать войну. Наши потери и потери союзников примерно равны, то есть каждый остался при своем. Мы и так контролтируем половину галактики, так может не стоит разевать рот на остальное? А то ведь можно потерять и то, что имеем…

— Нам с орденом в одной галактике не ужиться, — бросила Мара. — И вы это знаете.

— Но сейчас мы воюем не с орденом, а с Трирроуном и Кэ-Эль-Энах.

— Княжество и республика нынче — филиалы ордена, и заправляют там именно аарн. Не притворяйтесь, что вы этого не понимаете, адмирал!

— Понимаю, — усмехнулся Мерхалак. — Но все равно не вижу возможности победить. По крайней мере, победить быстро. Силы врага слишком велики.

— Да вы трус, адмирал?! — лицо Мары скривилось в какой-то зверской гримасе, глаза зажглись звериной яростью, она, похоже, снова сменила субличность.

— Нет, не трус, — осклабился тот, пригладив ежик своих белых волос. — Я, в отличие от вас, руководствуюсь разумом, а не чувствами. Этому вас всегда учил его светлость, да, к сожалению, так и не смог научить.

Девушку затрясло от его слов, добрую минуту она пыталась что-то сказать, но не могла. А затем все же взяла себя в руки и ледяным тоном заявила:

— Война будет продолжаться, пока мы в силах ее продолжать. Зарубите это себе на носу, адмирал!

— Если вести ее под влиянием эмоций, то проигрыш гарантирован, — заметил Ренни.

— Я это знаю! — буквально выплюнула Мара. — Не беспокойтесь, со своими чувствами я справлюсь.

— Очень надеюсь на это, — с сомнением сказал бывший секретарь графа.

— Вернемся к нашим баранам, — мрачно посмотрела на него девушка. — Нам необходимо определить объект для следующего нападения.

— Вы слишком спешите, — возразил Мерхалак. — Нужно несколько дней выждать и посмотреть, как будут развиваться события. Атаковать княжество сейчас — безумие, нас там ждут. И радостно встретят.

— Хорошо, подождем, — судя по ее виду, Мара едва сдержалась от грязного ругательства.

— В таком случае, позвольте откланяться, — встал гросс-адмирал. — Мне нужно ознакомиться с последними донесениями разведки. Вы идете, господин Кранер?

— Пожалуй, да, — Ренни тоже встал. — Всего доброго.

Когда они ушли, Мара дала волю своей ярости. С каким бы наслаждением она бы порезала их обоих на куски! Медленно! Но ничего, они еще поплатятся за свою наглость. Ведьма заставила себя успокоиться, уступила контроль над телом Умнице и попросила ее проанализировать все последние события. Если она совершила ошибку, то эту ошибку нужно своевременно исправить.

* * *

По коридору, ведущему к тронному залу, медленно шла понурая женщина в черном. Слуги спешили убраться с ее дороги — когда ее величество в таком горе, от нее можно ждать чего угодно, были прецеденты. Выглядела Дина страшно, казалось, она одномоментно постарела на много лет. Глаза ввалились, лицо высохло, подбородок стал похож на подбородок старухи. Она шла, шаркая ногами, сгорбившись, глядя в пол. Однако иногда вдруг ни с того ни с сего вдруг приходила в дикий гнев, срываясь на человеке, первым попавшемся ей под руку — и не важно, кто это был. Однажды она даже ухватила за грудки министра безопасности за грудки и долго трясла его с криками: "Где мои дети?!!". А затем несколько часов истерически рыдала. После этого придворные всеми силами старались избегать императрицы, но это не всегда получалось.

Несмотря на гибель детей, государствеными обязанностями ее величество не пренебрегала. Подписывала указы, принимала послов, участвовала в заседаниях государственного и тайного советов. Правда, стала намного жестче. И никто не знал, к чему приведут такие изменения в ее характере. Постоянные срывы императрицы настораживали, в среде тесаи начали тайком поговаривать, что ее величество неадекватна, что следовало бы подвергнуть ее психиатрическому обследованию и отстранить от власти. Но прилюдно, естественно, ничего подобного никто не говорил — сотрудники министерства безопасности свой хлеб зря не ели, что было видно из разгрома последних двух заговоров. Никто из аристократов не хотел себе повторения судьбы заговорщиков, они боялись попасться императрице под горячую руку. Но все равно постоянно толклись во дворце, желая быть в курсе событий и не пропустить момента, когда ее величество даст слабину, которой можно будет воспользоваться.

Дина почти ничего не видела вокруг, перед глазами стояла кроватка с двумя агукающими малышами. Ее сознание не могло смириться с тем, что их больше нет, что их убили. Одновременно ее поедом ело чувство вины. Ведь если бы она не попыталась обезопасить сыновей и не отослала их из дворца, то они остались бы живы. Атмосфера дворца тоже давила на Дину, она ощущала, что вокруг стая шакалов, готовых на все, чтобы урвать себе еще кусок. Императрица ожгла ненавидящим взглядом склонившихся в угодливом поклоне двух тесаи, но ничего не сказала, только поджала губы и прошла мимо. Ей хотелось кого-то удавить своими руками, растерзать, душа потерявшей детей женщины корчилась от боли и гнева. Да, непосредственные виновники поплатились, но этого мало, должны поплатиться и те, кто стоял за ними. И они поплатятся. Чего бы это ни стоило!

Двое гвардейцев распахнули перед Диной двери тронного зала, и зычный голос церемониймейстера провозгласил:

— Ее Императорское Величество Дина Ализия Сторн!

Дина окинула взглядом тронный зал, затем склонившихся в поклонах придворных и скривилась — стервятники проклятые! Затем она увидела сидящего на троне в вольной позе Териса, и это взбесило ее окончательно. Глаза застлало какой-то мутной пеленой, руки затряслись, дыхание перехватило. Императрица скрипнула зубами и решительно двинулась к трону.

— Сидишь, дорогой муженек?.. — яростно прошипела она, подойдя.

— Да, а что? — растерянно уставился на нее император.

— Песенки, небось, сочиняешь?! — выплюнула Дина, ее уже трясло. — Где ты был, когда моих детей убивали?!

— Это и мои дети, — медленно встал с трона Терис. — Послушай, я знаю, что тебе очень больно, но давай не будем прилюдно выяснять отношения.

— А мне плевать, пусть смотрят!!! — отчаянно завизжала императрица. Ее лицо искривилось, из глаз потекли слезы. — Довитался в облаках, идиот?! Допелся?! На что ты вообще годен?!

— Дина, прекрати, не здесь… — император испуганно смотрел на жену.

Она резко сделала шаг вперед, ухватила мужа за грудки, буквально уткнулась своим лицом в его, и сквозь зубы выдавила:

— И на что я купилась? На это вот смазливое личико?! Всего лишь?!

— Мы оказали Сторну немало помощи… — пролепетал явно не ждавший такого Терис.

— Ну да, помощи, — зло рассмеялась Дина. — Вы втянули нас в свою войну, которая нам не нужна! Что мы в итоге получили?! Потеряли половину территории, вот что! С СПД всегда можно было договориться, и мы договорились бы, если бы не вы со своим сватовством и не мой идиот-папочка, подпавший под ваше влияние!

— Дина, да что ты такое говоришь?.. — в голосе Териса слышались обида и непонимание. — Эспедешники убили твоих отца и сестру!

— Правильно сделали! Такого дебила, каким был мой папочка, давно удавить надо было!

Придворные и послы Телли Стелл, в честь которых и организовали сегодняшний прием, с жадным интересом наблюдали за набирающим обороты скандалом. Тайно находившийся среди послов эмиссар СПД сразу обратил внимание на слова императрицы о том, что с СПД всегда можно было договориться, и понял, что сегодня же обязан донести эту информацию до руководства. А обстановка тем временем накалялась все больше. Императрица трясла императора как грушу, хрипло обвиняя его во всех смертных грехах, гибели детей и потери власти.

— Ты не можешь даже стоять подле трона, не говоря уже о том, чтобы сидеть на нем!!! — надрывно орала она. — Вы, Аарн, использовали нас, как используют презерватив!!!

Кое-кто из придворных дам покраснел от прилюдного употребления этого слова, остальные с трудом сдержали смешки — они наслаждались происходящим. Невозмутимая Дина Сторн все-таки сорвалась! Интересно, пошлет она своего карманного аарн подальше или нет? При дворе к мужу ее величества относились с пренебрежением, он всегда находился в тени жены и никогда ей не противоречил, выполняя все ее приказания. Только самые умные из тесаи опасались Териса, подозревая, что все на самом деле не так, как кажется, но доказательств своим подозрениям не имели.

Дина наступала на Териса, продолжая выкрикивать ему в лицо обвинения, он пятился к выходу из тронного зала. Император уже не пытался возражать жене, только однажды тонким голосом чуть ли не пропищал:

— Дина, не здесь…

— Почему это? — насмешливо поинтересовалась она. — Боишься, что все узнают о твоей полной ничтожности?! Узнают, что ты даже в постели ни на что не годен?! Так пусть знают!

Слышавшие это придворные не выдержали и прыснули. Терис отчаянно покраснел, на его глазах показались слезы.

— Ну вот, поплачь еще! — насмешливо бросила императрица. — Тютя! Убирайся к своим аарн!

— И уберусь! — запальчиво выкрикнул он, развернулся и опрометью бросился прочь из зала.

— Чтобы ноги твоей в Сторне больше не было! — бросила ему в спину Дина. — Я расторгаю брак!

На тронный зал упала мертвая тишина. Придворные переглядывались, но никто не осмеливался сказать ни слова. Они не ждали, что императрица выгонит мужа. А что она теперь еще учинит? Ведь она явно неадекватна, вполне способна повторить сделанное женой великого князя во время Великой Войны. От женщины, потерявшей детей, можно ждать всего.

Тем временем Дина вернулась к трону, опустилась на него и обвела зал хмурым взглядом, в котором горел с трудом сдерживаемый гнев. Она довольно долго молчала, прежде чем заговорила снова.

— Хочу сделать официальное заявление, — тоном императрицы можно было заморозить воду, настолько он был холодным. — Империя Сторн разрывает союз с княжеством Кэ-Эль-Энах, республикой Трирроун и Гнездами Гвард. С этого момента мы являемся нейтральным государством. Нам эта война невыгодна. Здесь, насколько я знаю, присутствуют послы директории Телли Стелл. Это так?

— Да, Ваше величество! — с поклоном выступил вперед глава стеллианского посольства.

— Очень хорошо, господин посол. Ваша страна имеет дипломатические отношения с СПД?

— Их нельзя назвать дипломатическими, — смутился тот.

— Неважно, — отмахнулась императрица. — Прошу передать руководству этой организации нашу просьбу о мирных переговорах. Мы не хотим воевать! И ради этого выполним, естественно, в разумных пределах, все требования СПД.

— Мы передадим вашу просьбу, Ваше величество, — низко поклонился посол.

— Хорошо. Буду ждать ответа.

Дина снова замолчала, у нее подрагивали губы. Придворные тоже предпочли соблюдать тишину, не решаясь даже шушукаться. Каждый понимал, что наступает время перемен. И в душах многих просыпался страх, ведь перемены не всегда к лучшему.


С орбиты столичной планеты империи Сторн снялась небольшая яхта и, отправив диспетчерам орбитального астропорта необходимые данные, начала разгон. Не прошло и трех минут, как она набрала нужную скорость и ушла в гипер, погрузившись в средние слои, где отследить ее не составляло никакого труда. Планетарная станция слежения определила курс и сообщила в службу безопасности, что яхта императора ушла в направлении княжества с одним пассажиром на борту.

Передав управление яхтой биокомпу, Терис развалился в кресле, медлено потягивая из высокого стакана "Золото Дарна". Он довольно долго анализировал случившееся в попытках понять, не допустил ли он ошибки. Как ни странно, на душе было спокойно. Боль от потери сыновей, конечно, никуда не делась, но Терис отпустил их души — Создатель о них позаботится. Однако тех, кто ответственен за гибель малышей, внук старого Равана прощать не собирался. Они заплатят, пусть не сразу, пусть со временем, но заплатят. А сейчас нужно переговорить с братом.

По мысленной команде биокомп связался с Кельтаном по закрытому каналу, даже наличие которого не могла обнаружить ни одна станция слежения в галактике, кроме станций ордена. Вскоре на экране появилось заспанное лицо великого князя — вызов поднял его с постели. Увидев младшего брата, Рави улыбнулся и спросил:

— Ну как все прошло?

— На первый взгляд, нормально, — вздохнул Терис, — Но как-то слишком уж нарочито получилось. Могут не поверить.

— И это возможно, — согласился Рави. — Мы сейчас всем рискуем. Нам, как воздух, нужна уверенная победа хотя бы в одном сражении. Сам знаешь, что сил хватает, надо только как-то поймать флот СПД в одном месте.

— В этом и проблема.

— Как Дина?

— Плохо ей очень сейчас, — помрачнел Терис. — Не душа, а комок боли. За наш план ухватилась в надежде отплатить убийцам. Вчера во во дворец тайно прибыла Тра-Лгаа в человеческом теле. Надеюсь, она хоть немного сможет помочь Дине.

— Она сможет, — заверил Рави. — Хотелось бы, чтобы она во время переговоров с эспедешниками находилась неподалеку от императрицы.

— Дина согласилась с этим. Она не хуже нас с тобой знает, кто такие Целители Душ и на что они способны.

— Слава Благим! Да, вот еще что. Ты предупредил жену, чтобы она не вешала на нас всех собак? А то это вызовет недоверие.

— Предупредил, — кивнул Терис. — Она будет давить на линию нейтралитета и нежелания как-либо участвовать в войне. Естественное поведение для слабой страны.

— Главное, чтобы она не передавила, — пристально посмотрел на него Рави. — Сам знаешь ее темперамент.

— Да уж знаю…

— Вот-вот. Впрочем, Дина в надежных руках. Новый военный министр из наших?

— Естественно, — широко улыбнулся Терис. — Не отдавать же эту должность снова кому-то из тесаи? Хотя среди молодых тесаи немало толковых. В Тарканаке им хорошо вправили мозги.

Братья дружно расхохотались, представив, как старые тесаи перестают узнавать собственных детей. Преподаватели Тарканской военно-космической академии очень хорошо умели поворачивать в нужную сторону психику курсантов. Даже слабые духом становились сильными.

Обговорив еще кое-какие важные вопросы, братья распрощались. Скоро они все равно встретятся лично. Опасность Терису не угрожала, при приближении любого корабля на дистанцию выстрела, его яхта в автоматическом режиме нырнет в глубокие слои гипера, где обнаружить ее станет невозможно. К тому же, яхту сопровождали в режиме невидимости восемь "Нерп", выделенных по просьбе Рави фарсенским правительством. Поэтому Терис спокойно улегся спать — биокомп разбудит его после выхода на орбиту Кельтана. Нужно, чтобы его видели в обществе великого князя — заинтересованные лица должны узнать, что он в Кэ-Эль-Энах.


Дина молча смотрела на вошедшего в ее кабинет ничем внешне не примечательного мужчину средних лет. Она ждала, что СПД отреагирует на случившееся быстро, но не думала, что настолько быстро. Как выяснилось, эмиссар этой организации входил в состав посольства Телли Стелл. На следующий же день после разрыва с Терисом он обратился в секретариат ее величества, сообщил о своей принадлежности к СПД и наличии у него полномочий для переговоров, предоставив подтверждающие это документы, которые переслали ему при помощи скоростного курьера из Даргона.

Служба безопасности подготовила место для переговоров таким образом, чтобы исключить любые эксцессы. Кабинет разделяло надвое силовое поле, которое пропускало звуковые волны в слышимом для человека диапазоне, а больше — ничего. Эспедешника перед тем, как допустить к драгоценной особе императрицы, обыскали и полностью просветили всеми возможными способами. К сожалению, удалить встроенные в его тело системы самоуничтожения было невозможно, чтобы не вызвать подозрений, поэтому пришлось использовать силовое поле.

Императрица ощущала себя перед разговором с эспедешником как перед битвой. В душе застыла холодная решимость, лицо было спокойным. Она знала, что выглядит сейчас много лучше, чем вчера.

Ольвио Лайри с интересом изучал ее величество. Очень бледная, некрасивая молодая женщина в траурном платье. Запавшие глаза пристально смотрели на него.

— Ваше величество! — поклонился эмиссар. — Мое имя Ольвио Лайри. Я — посланник "Союза Права и Долга". Вы хотели говорить о мире.

— Хотела, господин Лайри, — ровным голосом ответила она. — Приношу свои извинения за меры безопасности, но в вашем теле обнаружено несколько устройств, которые могут быть использованы как оружие.

— Ничего страшного, Ваше величество, — позволил себе почти незаметную улыбку Ольвио. — Могу вас успокоить, это системы самоуничтожения, неспособные нанести вред никому, кроме меня самого. Защитное поле меня не смущает.

— Очень хорошо, — кивнула императрица. — Вы не против, если я поставлю защиту от прослушивания?

— Нет, конечно.

Дина кивнула, нажала какую-то кнопку, и по стенам кабинета взметнулось едва заметное сияние изолирующего дзарт-поля.

— Я вас слушаю, — негромко сказал эмиссар.

— Империя Сторн и СПД в данный момент находятся в состоянии войны, — помрачнела императрица. — Я хочу изменить эту ситуацию.

— Каким образом, Ваше величество? — прищурился эспедешник.

— Союзный договор с вашими врагами я разорвала. Вот подписанные послами Кэ-Эль-Энах, Трирроуна и всех четырех Гнезд Гвард уведомительные письма. Сегодня утром они были доставлены в посольства, где послы подписались в том, что ознакомлены с ними.

Поверхность стола перед эмиссаром раздвинулась, и в образовавшейся нише он увидел несколько листов пластибумаги, покрытых убористым текстом. Ольвио достал их и принялся за чтение. Закончив, он пристально посмотрел на Дину Сторн. Она не солгала, это действительно были письма о разрыве союза с подписями и печатями послов о том, что они эти письма читали. Случившиеся заметно меняло расклад сил в галактике. Такой вариант предусматривался, поэтому ему было что предложить императрице.

— Мой отец совершил большую ошибку, согласившись на мой брак с внуком великого князя, — голос Дины оставался ровным. — Меня тоже соблазнили открывающимися перспективами. Вот только цена оказалась слишком велика. Мне почему-то кажется, что если бы не этот брак, то вашего нападения на Сторн не произошло бы.

— Вполне возможно, — наклонил голову эспедешник. — Если бы вы тогда пошли нам навстречу и позволили возвести на ваших пограничных планетах батареи гиперорудий, то нападать смысла не было бы.

— Наверное, стоило позволить… — вздохнула императрица. — Ладно, это дела давно минувших дней. Поговорим о нынешнем моменте.

— Что вы предлагаете?

— Сторн становится нейтральным государством. Поймите, мы не хотим ни с кем воевать, да у нас просто недостаточно для этого сил. Однако мы готовы открыть границу с Даргоном, если вы согласитесь подписать мирный договор.

— Этого недостаточно, — эмиссар откинулся на спинку кресла.

— А чего бы вы хотели? — поинтересовалась императрица.

— У нас есть несколько требований. Первое: возврат национализированных транспортных компаний их прежним владельцам с уплатой компенсации.

— Наша казна сейчас почти пуста, нам нечем платить… — нахмурилась Дина.

— Вопрос решаемый, — не согласился эмиссар. — Компенсации можно будет выплатить постепенно. Второе требование: свободный пролет наших кораблей через территории империи.

— Хорошо.

— Тогда третье: все флоты и армейские подразделения ваших бывших союзников должны немедленно покинуть Сторн.

— Я сама потребовала этого в письмах, которые перед вами, — усмехнулась императрица.

— Я помню, — кивнул эспедешник, — однако обязан был озвучить.

— Еще есть требования?

— Да, два. Не трогать наши разведывательные сети по всей территории вашего государства. Если это требование будет нарушено, вы пожалеете.

— А они не станут вредить нашему государству? — губы императрицы едва заметно дернулись.

— Зачем? — в глазах эспедешника мелькнула насмешливая искорка. — И, наконец, пятое требование. Сотрудничество вашей службы безопасности в поимке шпионов княжества и ордена.

Лицо Дины выглядело так, словно она съела что-то кислое. Она опустила голову и задумалась, постукивая пальцами по столу.

— В конце концов, мир стоит и большего… — вздохнула она через несколько минут. — При исполнении вышеуказанных требований могу ли я быть уверена, что СПД даст империи спокойно жить и развиваться?

— Можете, — подтвердил эмиссар. — Даже более того, ожидайте крупных инвестиций в вашу экономику. Возможно, мы еще попросим некоторых налоговых льгот для организуемых на территории Сторна компаний.

— Это вообще не проблема, — с заметным облегчением усмехнулась императрица. — Инвестициям и новым компаниям мы будем рады, у нас страшная безработица.

— Но я все же хочу понять, почему вы так резко разорвали союз, ведь он был для вас довольно выгодным. Княжество и республика тоже делали в вашу экономику немалые финансовые вливания.

— Я давно подумывала об этом, если честно, — вздохнула Дина. — Понимаете, они просто использовали империю для своих целей и не раз давали мне это понять. Унизительно, знаете ли…

— Вы думаете, что мы станем поступать иначе? — с откровенной насмешкой поинтересовался эмиссар.

— Не думаю. Но вы хотя бы не будете заставлять нас участвовать в ненужных нам войнах. Это — мое главное требование! Передайте его вашему начальству.

— Передам, — пообещал эспедешник. — И, думаю, оно будет удовлетворено. Нам не нужен ваш слабый флот, чтобы победить в войне.

— Есть еще одна причина, по которой я предпочитаю вас, — подалась вперед императрица, в ее глазах загорелись злые огоньки. — Мне до смерти надоели чистенькие аарн с их завиральными моральными принципами! Вы, в отличие от них, нормальные люди, заботящиеся о своей выгоде, поэтому с вами можно договориться. А они…

Она брезгливо дернула щекой.

— Я вас понимаю, — довольно усмехнулся эмиссар. — С аарн и их приспешниками действительно не договоришься. Если что-то не соответствует их моральным нормам, то этого, по их мнению, не должно существовать вовсе.

— Вот именно! — с гневом выдохнула Дина. — Мне это уже поперек глотки стоит. Я постоянно вынуждена была притворяться не такой, какая я есть, строить из себя Проклятый знает что. А, главное, я не могу удовлетворить своих истинных желаний! Теперь, когда я послала муженька куда подальше, я смогу это себе позволить… — она гнусно ухмыльнулась.

На самом деле императрица внутри себя хохотала, наблюдая за реакцией эспедешника. Дварх дворца через вживленный сразу после свадьбы с Терисом телепатический интерфейс сообщал ей обо всех мыслях и выводах эмиссара. А если он чего-то не замечал, то это замечала сидящая в соседней комнате Тра-Лгаа. Сейчас эспедешник решил, что перед ним обычная озабоченная на передок баба, которой легко можно управлять. Он поверил.

Далеко в глубине души Дины Сторн тлело злое удовлетворение. Убийцы ее детей дорого заплатят за их смерть. Очень дорого.

* * *

В который раз Дарв ис Тормен переосмысливал свой разговор с Командором. И с каждым разом он все больше понимал, коря себя за сделанное. Но ничего вернуть было нельзя, осталось только попытаться хотя бы кое-что исправить. В голове графа теснились бесчисленные мысли. Особенно удручало то, что именно он создал охватывающую всю галактику структуру, которая являлась чистой воды паразитом, не способным ничего создать. Ведь СПД — это само выражение сути конкурентности и эгоизма. А конкурентные цивилизации действительно обречены, в отличие от солидарных. В этом Дарв успел убедиться, проведя немало времени в заброшенном архиве древней цивилизации, координаты которого дал ему Илар ран Дар. Эта цивилизация миллиардами лет наблюдала за развитием и упадком других народов, не делая выводов, всего лишь собирая и систематизируя информацию. Любой разумный, ознакомившись с их информацией, сам легко понял бы то, что понял граф. Конкуренция — это гибель.

Дарв тяжело встал, подошел к бару и налил себе на два пальца черного тиумского. Он и сам не понимал своей любви к этому отвратному пойлу восьмидесятиградусной крепости. Однако когда пребывал в душевном раздрае, черное тиумское помогало, как ничто другое. Снова сев в кресло, он закурил сигару и продолжил размышлять.

Внимательно наблюдая за происходящим в СПД после его ухода, Дарв только головой качал. Почему-то почти никто из высокопоставленных эспедешников не понимал простой истины, что если каждый будет тянуть одеяло на себя, то это одеяло, в конце концов, расползется в клочья. Созданная графом организация трещала по всем швам, от нее, то и дело, отваливались куски. Мелкие хищники, почувствовав наверху слабину, жадно рвали себе куски, растаскивая подразделения СПД для своих ничтожных нужд. Мара, конечно, пыталась предотвратить это, но она словно забыла все уроки Дарва и действовала только жестокостью, не осознавая, видимо, что это путь в пропасть. И ей, и всем остальным цели, ради которых создавалась организация, были, по всей видимости, безразличны. А это означало одно: СПД медленно, но верно превращается в хищного монстра, озабоченного лишь собственным существованием. И собственной же безопасностью.

Граф раздраженно скривился, встал и прошелся туда-сюда по каюте. Подошел к иллюминатору и долго смотрел в черноту открытого космоса. Его личный мета-корабль кардинально отличался от остальных. Он и так являлся флагманом Флота Возмездия, обладая щитами и вооружением, многократно превышающими щиты и вооружение других мета-кораблей. А уж после того, как "Знаменем" десять лет занимались несколько гениальных инженеров, реализовавших свои фантастические замыслы, корабль вообще превратился в чудо. Ни одна станция слежения не могла обнаружить его при поднятых щитах. Он погружался в самые глубокие слои гипера и был способен за день пересечь галактику. Экипажа на "Знамени" не было, им управлял искин орденского производства, приобретенный с помощью подставных лиц.

К сожалению, перестраивать корабль инженеры тайной верфи Дарва, о которой в СПД не знали, закончили только к самому концу Великой Войны. На него и ушел граф после того, как сложил с себя полномочия главы организации. Причем ушел — не зря Мара с Ренни так и не поняли, куда делся Дарв из закрытой каюты — при помощи установленной на "Знамени" системы телепортации на близкие расстояния. Ее разработал гениальный инженер и ученый Арио Тейри, уроженец Тиума, которого граф в свое время чисто случайно спас от смерти. И ученый был верен спасителю, как пес. К сожалению, его система не обладала возможностями орденского прямого гиперперехода и позволяла телепортироваться на расстояния не более трехсот километров.

Обводы "Знамени" совершенно не напоминали обводы мета-корабля, он выглядел, как огромный грузовоз кроуха-лханской постройки — около пятидесяти лет назад в Кроуха-Лхан действительно построили несколько таких гигантов для перевозки руды, но они оказались экономически невыгодны и вскоре были проданы на металлолом. Поэтому ни в одном космопорту на "Знамя" не обращали особого внимания, разве что удивлялись, что кто-то все еще использует это пожирающее варий и топливо в диких количествах медлительное чудовище. По документам мета-корабль Дарва и проходил как рудовоз.

Посторонние, кроме самого Дарва и инженеров тайной верфи во время профилактического ремонта, на "Знамени" не появлялись, а если и появлялись, то только в открытых отсеках, которые по виду являлись отсеками для экипажа грузовоза — ободранными и неуютными. Все остальные отсеки никакая сканирующая аппаратура обнаружить не могла. Вместо них она видела пустые бункеры для руды. А если у таможенных чиновников какой-либо планеты и возникали вопросы, они решались с помощью нескольких сотен галактических кредитов. Туда же, где таможенники взяток не брали, например, в княжество, Дарв просто не совался.

О тысячах покрывающих "Знамя" вероятностных плетений и говорить не стоило — о них знал только сам граф, поскольку накладывал лично.

Однажды, неподалеку от столичной планеты Тиума, на "Знамя" напали свежеиспеченные пираты, думавшие чем-то поживиться. Их за год, прошедший после Великой Войны, развелось в галактике множество. На две их ржавые лоханки хватило одного залпа не самого мощного орудия мета-корабля. Помимо этого с графом случилось немало смешных историй, записи кое-каких из них он не раз пересматривал и от души хохотал.

В общем, Дарв вел жизнь мизантропа, потребности в общении с людьми он не испытывал. Большей частью время уходило на размышления, переосмысление всего случившегося. Сейчас он даже начал понимать, почему Командор столько времени бродил по тысячам миров. И сам следовал его примеру, наблюдая за жизнью вокруг, но не участвуя в ней.

К сожалению, последние события убедили графа, что придется вмешаться. СПД явно шел вразнос, Мара не справлялась с руководством, а Лоех, похоже, самоустранился. Неужели, начал что-то понимать? Хорошо бы. Первым вмешательством стал разговор с ним и Мерхалаком, и просьба, чтобы они остались, поскольку оба собрались уходить из организации. А уж Мара в одиночку развернулась бы и натворила дел.

Дарв знал обо всем, происходящем в СПД, постоянно держал руку на пульсе и в любой момент мог перехватить контроль. На многих ключевых постах остались люди, давшие ему личную клятву верности. Помимо того, в информационных сетях организации сидели на уровне ядра операционной системы тысячи закладок, дающих графу административный доступ в любой компьютер СПД. Мимо него не проходили ни финансовые потоки, ни кадровые перестановки, ни приказы. Правда, анализом происходящего большей частью занимался искин "Знамени", и справлялся с этой задачей неплохо. Конечно, в тонкостях человеческих взаимоотношений он не разбирался, зато в них отлично разбирался сам граф, объясняя искину, на что стоит, а на что не стоит обращать внимание, и как реагировать на то или иное действие, в зависимости от того, кем и в каких условиях оно произведено.

Получив информацию о резком повороте Сторна в сторону СПД, Дарв долго смеялся. Однако вскоре он сообразил, что наступает поворотный момент. Хочешь не хочешь, а придется помочь созданной им организации побыстрее распасться, пока не слишком навредила. К сожалению, у нынешнего СПД больше нет сверхцелей, что для организации такого уровня и размера смерти подобно. Стать контролирующим органом галактики она не способна, не те люди в ней собрались. Эгоисты с такой задачей не справятся, они способны думать только о себе, поэтому их легко контролировать, но это же является и их основным минусом. А Мара не в состоянии даже контролировать. Поэтому СПД, как единая организация, должен прекратить свое существование. И если не озаботиться этим сейчас, то позже добиться цели будет значительно труднее. Да и натворить такая масса эгоистов успеет немало, не исправишь потом.

Проблема в том, что Лоех Дине Сторн не поверит и не полезет в ловушку. Вывод отсюда следует один: придется поговорить с ним и сказать всю правду. Ну, но не всю, конечно, а ту ее часть, которую он способен понять. Лоех сам уже во многом сомневается, иначе не захотел бы уйти из СПД. А вот Мерхалаку правды знать нельзя — он человек долга. Мару и вовсе можно вычесть, она и так одержима жаждой разрушения. Граф снова рассмеялся — надо же, его домашнее чудовище взялось за задачу, которую он не поручал, причем не подозревая, чем занимается. И теперь девочка вполне успешно разрушает СПД. Надо только ей немножко помочь, и она справится с этой благородной задачей.

Попросив искина вывести терминал доступа в галактическую инфосеть, граф включился и вскоре, обойдя сервера защиты, вошел в сеть СПД. Найдя Лоеха, он удовлетворенно кивнул — тот спал в своей каюте.

Резкий противный сигнал заставил Ренни подхватиться с кровати и повести вокруг ничего не видящими со сна глазами. Инфор почему-то оказался включен, хотя он четко помнил, что вечером выключил его. Бывший секретарь потряс головой и уставился на экран. Когда до него дошло, кого он видит, Ренни сразу проснулся.

— Ваша светлость! — ошалело выдохнул он.

— Здравствуй, Лоех, — мягко улыбнулся граф. — Рад тебя видеть. Нужно срочно поговорить об очень важных вещах. Включи, пожалуйста, дзарт-поле.

Несколько растерянный Ренни достал из стенной ниши портативный генератор и включил его. По стенам каюты взметнулось вверх сияние дзарт-поля. При этом инфор не отключился, хотя и должен был. Одно это многое говорило о возможностях Дарва ис Тормена.

— Так-то лучше, — кивнул граф. — Но, к делу. Сперва хочу спросить, понимаешь ли ты, что организация в нынешнем виде не способна контролировать галактику?

— Понимаю, — тяжело вздохнул бывший секретарь.

— Мало того, — продолжил ис Тормен, — она начала приносить вред, поскольку уже не имеет сверхцели, а просто стремится к власти.

— И это верно, — не стал возражать против очевидного Ренни. — Организация нашего уровня действительно не может существовать без сверхцели, иначе очень быстро вырождается, что сейчас и происходит с СПД. Я это прекрасно понимаю и уже ушел бы, если бы не ваша просьба остаться. Для чего я вам здесь понадобился, ваша светлость?

— Чтобы помочь без особых эксцессов упокоить вызванного нами к жизни монстра. — пояснил граф.

Ренни хлопнул себя ладонями по коленям и от всей души расхохотался. Значит, и ис Тормен пришел к тем же выводам, к которым пришел он сам. СПД должен распасться, или он погубит разумную жизнь в галактике. Слишком хищного, жадного и сильного монстра они создали. И этот монстр почти вырвался из-под контроля. Хорошо бы еще Мару ликвидировать, но это не в его силах, да и не в силах графа — как великий маг, она куда сильнее.

— В этом я помогу вам с особым удовольствием, — Ренни пристально посмотрел графу прямо в глаза.

Они оба совершенно одинаково по-змеиному усмехнулись и медленно наклонили головы. Ренни испытывал непередаваемое наслаждение от того, что снова работает с графом, а не с кровожадной дрянью по имени Мара. Они с патроном всегда понимали друг друга с полуслова и полувзгляда.

— Что я должен сделать в первую очередь? — поинтересовался Ренни.

— Убедить Мару, что Сторн действительно перешел на нашу сторону.

— Ее-то убедить не проблема, она видит не то, что есть на самом деле, а то, что ей хочется видеть. Если, конечно, телом управляет не Умница — ту не обманешь. Но остальные субличности почему-то перестали доверять Умнице, у них какой-то межличностный конфликт, и это играет нам на руку. Значительно труднее будет убедить Мерхалака, ведь это адмиралу вести доверившихся ему людей на убой. Он на такое не пойдет, поэтому ничего знать не должен.

— Я тоже так считаю, — согласился граф. — Практически уверен, что ссора императрицы с мужем разыграна, как и все остальное. Думаю, на границе княжества с империей наш флот ждет ловушка, и неплохо было бы, чтобы флот в нее попался — он слишком велик, надо уменьшить его до уровня, после которого начинать новую войну станет самоубийством, и это поймет даже Мара. После этого она вполне справится с дальнейшим развалом организации самостоятельно. Главное, чтобы ты не подсказывал ей ходов, способных отсрочить развал.

— Не буду, — с улыбкой пообещал Ренни. — Я и сейчас большей частью молчу, хотя некоторые действия нашего чудовища вгоняют меня в оторопь. Вы в курсе, что она развлеклась с дочерью одного из своих высших офицеров?

— В курсе, — вздохнул ис Тормен. — А я ведь ее прямо предупреждал, чтобы никогда не делала такого…

— Она давно все забыла, — скривился бывший секретарь. — В результате, сейчас из организации уходят самые лучшие люди, энтузиасты своего дела. А сволочь — остается.

— По-другому и быть не могло… — как-то странно усмехнулся граф. — Сам знаешь, кем большей частью являются наши дорогие "коллеги".

— Да уж знаю! — досадливо махнул рукой Ренни.

— В общем, подведем итог, — взгляд ис Тормена сделался пронзительным. — Созданная нами организация должна уйти в небытие. Для этого первым делом необходимо уменьшить ее флот, для чего оный флот нужно привести в ловушку. Эта задача на тебе. А я озабочусь тем, чтобы СПД испытывал финансовые затруднения. И подброшу руководителям некоторых важных подразделений предложения, от которых они не смогут отказаться. С ними я хорошо умею обращаться, они сделают все, что я сочту нужным.

— Это уж точно, — ухмыльнулся бывший секретарь, вспомнив, как считающие себя пупом земли господа прыгали по команде графа. И готовы были лаять, если бы он приказал.

— Значит, договорились. Буду прощаться.

Дарв ис Тормен еще некоторое время смотрел на Ренни, а затем отключился. А тот задумался как наиболее оптимальным образом добиться цели. Однажды он уже подвел графа, выступив против него, больше такого не повторится.

* * *

Мерхалак бродил по адмиральской рубке от стены к стене, как зверь в клетке. Его интуиция буквально вопила, что флот идет туда, куда идти не следует, что впереди опасность. На последнем совещании перед стартом гросс-адмирал изо всех сил сопротивлялся плану атаки на княжество со стороны империи Сторн. Не верил он внезапному развороту императрицы к СПД! Не верил, несмотря на то, что все эскадры Трирроуна и Кэ-Эль-Энах действительно покинули территорию страны. Не верил, хотя о разрыве Сторна с прежними союзниками вопили все средства массовой информации галактики. Однако Мара и господин Кранер почему-то поверили и настояли на своем, не обратив внимания на доводы Мерхалака. Он остался в меньшинстве — один голос против двоих.

Почему-то гросс-адмиралу не давало покоя ощущение грандиозного предательства, словно у него за спиной все о чем-то сговорились, да и сами обстоятельства были против него. На первый взгляд, план атаки выглядел великолепно — со стороны империи у княжества не имелось пояса защиты, его просто не стали возводить — слишком дорого. Поэтому путь вглубь Кэ-Эль-Энах оказался открытым. Конечно, после разрыва союза адмиралы княжества перебросили туда какую-то часть своего флота, но вряд ли передислоцировали весь флот, и подогнать его в случае атаки они просто не успеют, особенно, если атаковать крупными силами. Казалось бы, все прекрасно, но Мерхалак нутром ощущал подвох. Он вообще считал, что войну нужно как можно быстрее заканчивать — выиграть ее уже невозможно, сил не хватит. А раз так, то зачем воевать? Тем более, зачем атаковать княжество, которое готово к этому? Как ни жаль, ни Мара, ни господин Кранер к его словам не прислушались. Что ж, Мерхалак давал присягу, и он выполнит свой долг.

Военное министерставо и адмиралтейство Сторна по приказу императрицы предоставили флоту СПД несколько десятков удобных фарватеров на выбор. Гросс-адмирал долго думал, прежде чем выбрать один из них. Естественно, сообщать сторнианцам о своем выборе он не собирался. Не могло же княжество перекрыть все фарватеры? Нет, не могло — никаких сил на это не хватит. И узнать, какой именно выберет противник, тоже невозможно. Поэтому Мерхалак избрал далеко не самый удобный и экономичный маршрут, считая, что на удобных и экономичных его обязательно будут ждать. Также он разделил флот на три походных ордера — один шел по избранному фарватеру, а два меньших через нижнюю и верхнюю короны галактики.

Границу гросс-адмирал решил пересекать между двух не имеющих пригодных для жизни планет систем империи. Немного впереди и слева находился Бар-Диас, где располагались вариевые рудники, уже порядком выработанные. Тот самый Бар-Диас, на который когда-то напала империя при помощи драконов. Естественно, туда Мерхалак соваться и не думал — смысла нет. Система защищена так, что к ней не подобраться. Можно, конечно, проломить оборону, но зачем терять мета-корабли, которых и так не слишком много? Они пригодятся для атаки куда более важных систем. Например, столицы сектора, которую надо захватить в обязательном порядке — это расстроит оборону Кэ-Эль-Энах и разорвет сектор надвое.

Эскадры мета-кораблей и судов других типов прибывали в точку сбора со всех концов галактики. Они шли через корону в самых глубоких слоях гипера, чтобы не выдать себя. И, судя по всему, это удалось, так как флоты княжества не покинули места постоянной дислокации. Все, казалось бы, шло удачно, но Мерхалаку все равно было не по себе. Почему? Ведь сканеры четко говорили, что ни один из флотов противника не спешит к границе.

Во время пути никто не нападал на мета-корабли, "Призраки" прекратили свою охоту. Мерхалак довольно усмехнулся: минирование границ Тагайской туманности дало отличный результат, фарсенцам, похоже, стало не до охоты. Дай Благие, чтобы они не вмешались в сражение, а вмешаются — им же хуже. По настоянию Мерхалака удалось приобрести через подставные фирмы в Трирроуне больше трехсот генераторов, способных производить импульсы нужной конфигурации. Фарсенцев ждет большой сюрприз.

Гросс-адмирал никак не мог успокоиться, он все вспоминал и вспоминал странное поведение господина Кранера, который ни с того ни сего перестал спорить с ран Сав и начал поддерживать все ее дурацкие инициативы. При этом разговора наедине он избегал. Это настораживало и заставляло задуматься. Мерхалак напряженно размышлял, бурча себе под нос ругательства на родном языке. Его круглые красноватые глаза, не моргая, смотрели в пространство. Адъютанты переглядывались и старались ничем не привлечь к себе его внимания — когда командующий в таком гневе, лучше ему под руку не попадаться. Зашибет и не заметит.

В конце концов гросс-адмирал понял, что пришло время выбора. Нужно уходить, несмотря на просьбу графа. Ран Сав вполне успешно разрушает организацию, лучше заранее покинуть ее, чтобы не оказаться погребенным под обломками. Если он выживет в этой битве, то покинет СПД. Хватит, он уже сделал все, что мог, даже больше, чем мог. Денег хватит на три жизни, детей нет, жениться Мерхалак так и не удосужился, большой уютный дом на курортной планете Ринканга давно куплен и ждет хозяина. Правда, гросс-адмирал сомневался, что спокойная жизнь удовлетворит его натуру, но считал, что всегда сможет найти, чем заняться. Тот же Ринканг охотно отдаст под его командование спешно строящийся флот. Конечно, после мета-кораблей командовать скоплением этих лоханок будет немного не то, но он справится.

Мерхалак усмехнулся. Невзирая на принятое решение, драться он станет до последнего, никто не сможет сказать, что командующий пренебрег долгом. Гросс-адмирал вернулся к своему креслу, опустился в него и принялся размышлять над возможной тактикой предстоящего боя.


Дарли кусала губы, нервы были на пределе. Она все никак не могла избавиться от сомнений. А вдруг Мерхалак пойдет по другому курсу? Вполне ведь способен. Да и доверять источнику информации она оснований не имела.

Два дня назад произошло нечто странное, даже более, чем странное. В несколько резидентур Л'арарда разными путями поступили одинаковые послания, зашифрованные одним из расколотых два года назад шифров СПД. О них, естественно, тут же сообщили великому князю, который, прочитав сообщение, немедленно связался с Никитой и Семеном. Их изумлению не было предела, сообщения оказались подписаны лично Дарвом ис Торменом, графом Наргайским, в них указывался точный маршрут следования флота СПД при нападении на княжество. Рави и Семен не поверили, да и не могли поверить, а Никита засомневался, пытаясь понять игру графа. Да, он как будто ушел из СПД, но ушел ли на самом деле? Командор, помнится, что-то говорил об ис Тормене, но глава тайного ордена не помнил, что. Поэтому Никита на всякий случай связался с Кержаком, и тот огорошил его известием, что граф — ученик Командора. По крайней мере, в будущем.

— Но ведь Мастер умер… — растерянно пролепетал альфа-координатор.

— Ну да, как же! Не умеет эта бессмертная скотина умирать! — оскалился орк. — Вернется он, никуда не денется.

— Но как ис Тормен мог стать учеником Мастера?! — выдохнул Никита.

— Что б я знал! — развел руками Кержак. — Но это так. Потому граф и ушел из СПД. Думаешь, мне это нравится? Нет. Однако ничего не поделаешь. Мастер так решил перед уходом.

— Значит, он не умер, а ушел… — задумчиво протянул альфа-координатор.

— Именно так, — подтвердил орк. — Не спрашивай меня, почему, я и сам не все понимаю. Знаю только, что так надо. Если бы Мастер остался, то никого из нас уже не было бы в живых.

— Вот как… — Никита закусил губу. — Значит, советуешь поверить графу?

— Да. Я скоро навещу его, давно хочу с ним поговорить. Извини, мне некогда. Бывай!

С этими словами Кержак отключился. А Никита сообщил о состоявшемся разговоре Рави с Семеном — говорил он с орком через голар, поэтому остальные не слышали.

Рекомендации Кержака стоило верить, поэтому все тревожные службы княжества встали на дыбы, готовясь к отражению нападения. Однако, аарн продолжали испытывать сомнения — они физически не могли довериться человеку, создавшему СПД. Поэтому решили принять некоторые меры безопасности на случай, если граф солгал. По указанным им координатам отправился не весь флот, а только половина, причем в режиме невидимости и в самых глубоких слоях гипера. Туда же двинулись флоты Аарн Ларк и Керсиаля, но через нижнюю и верхнюю короны галактики. Оставшиеся на месте постоянной дислокации эскадры включили фальш-маяки, недавно разработанные инженерами Кельтанской промышленной лаборатории, чтобы обмануть сканеры станций слежения. После этого любой наблюдатель видел флоты в полном составе, оставшиеся на прежнем месте.

К сожалению, фарсенцы сообщили, что не смогут прийти на помощь в течение ближайших десяти дней. Эспедешники все же поняли, с кем имеют дело, и усеяли все подступы к Тагайской туманности миллионами гипермин, из-за чего даже "Призраки" не могли добраться домой. Все силы Конфедерации были брошены на разминирование.

Дарли, Владимир Пащенко, К'Тон Т'а Вертег и Брен Т'а Рансат принялись разрабатывать план кампании. Последний был не слишком доволен тем, что общее командование передали орденскому адмиралу, но ничем своего недовольства не показывал, хотя эмпатам оно было хорошо видно. Впрочем, старый флотоводец и сам понимал, что по сравнению с остальными тремя не тянет, и это вызывало глухую досаду. Он постоянно придумывал новые тактические приемы, надеясь отыскать что-то новое вместо привычных схем, которые уже отжили свое. И, в конце концов, Брен нашел то, что удивило даже Дарли Фарлизи. Он предложил разделить прирожденных пилотов разных рас в различные подразделения, чтобы максимально использовать их способности. Драконы, например, изначально летали лучше людей, зато люди куда более слаженно работали в команде. Керси, в отличие от тех и от других, хорошо умели наносить точечные удары. И Брен разработал для пилотов каждого народа свою тактику, позволяющую добиваться максимального результата при минимальных потерях. Обсудив предложение старого адмирала, остальные трое пришли к выводу, что его стоит принять. Особенно, если вооружить лам-истребители и "Белые Волки" фарсенскими торпедами. Причем, и у людей, и у драконов, и у керси будут разные задачи, и атаковать они станут по-разному.

Дарли еще потому решила использовать замысел Брена, что привыкла командовать аарн, находящимися в постоянной эмпато-телепатической связи, а сейчас ей предстояло вести в бой отнюдь не аарн, а обычных разумных. Да, у всех пилотов имелись телепатические импланты, но опыта их использования в реальном бою они не имели. Необходимо использовать все возможности, превратив недостаток в достоинство. Самый большой плюс княжества — наличие большого числа прирожденных пилотов, и это сыграет свою роль. А предложение старого адмирала позволит эту роль усилить.

После довольно долгого обсуждения все четверо сошлись на том, что дожидаться противника станут невдалеке от внешних планет системы Бар-Диас. Естественно, оставаясь в глубоких слоях гипера, где сканеры мета-кораблей были слепы. Смонтированные за последний год на кораблях княжества сканирующие системы, наоборот позволяли видеть врага. Не слишком уверенно, но позволяли, что давало огромное преимущество.

Флоты Аарн Ларк и Керсиаля, разделившись на два ордера, уже поджидали идущие к княжеству через короны галактики эскадры СПД — их отслеживали при помощи пограничных станций слежения. Как ни странно, поведение мета-кораблей подтверждало слова графа, они действительно шли к Бар-Диасу. Дарли недоумевала про себя, она никак не могла понять, почему создатель СПД решил сдать свое детище врагу. Тем не менее, факт был налицо. Если основной флот эспедешников действительно появится в указанных графом координатах, то он обречен. Главным теперь станет минимизировать собственные потери. И это можно сделать, если ввести Мерхалака в заблуждение хорошо знакомой ему орденской тактикой. Он, скорее всего, купится.


Гросс-адмирал все так же бродил про адмиральской рубке, как неприкаянный, не находя себе места. Предчувствие неприятностей становилось с каждым мгновением все сильнее. Настроение Мерхалака упало ниже критической отметки. Находящиеся в рубке офицеры видели это и старались не привлекать к себе внимания командующего.

— Господин гросс-адмирал! — внезапно встрепенулся офицер связи. — Только что получено сообщение из Керсиаля, коты передали его по широкополосному открытому каналу, обращаясь к лидерам СПД.

— На экран! — скомандовал Мерхалак.

Офицер поспешил выполнить приказ, и на экране напротив появилось лицо рослого, черного, как ночь, керси. Расшитые золотистыми узорами ремни его перевязи указывали на высокий ранг.

— Я командующий военным флотом Керсиаля, первый теркав Меен А-Торки, — с глухим акцентом заговорил на кэ-эльхэ огромный кот. — Обращаюсь к руководителям организации, называющей себя "Союзом Права и Долга". Сообщаю вам, что, согласно общему решению Великого Прайда Керсиаль и СПД с этого момента находятся в состоянии войны. Вы не имеете чести, а значит, не имеете и права на жизнь!

С этими словами керси отключился. Мерхалак в сердцах выругался, помянув Проклятого и его взаимоотношения с предками керси. Им-то что СПД сделал?! Они же в другой галактике! И что значит в их понимании "Не имеете чести"? Себя гросс-адмирал всегда считал человеком чести, и сейчас ему было просто по-человечески обидно. Да, в СПД хватает подонков, но нельзя же обвинять всех скопом! Люди-то разные!

В конце концов, Мерхалак сумел задавить свою обиду. Ему не осталось ничего иного, кроме как принять навязанную войну с еще одним противником. Вопрос в другом: чем они реально могут угрожать? Адмирал не имел об этом ни малейшего понятия. А вдруг флот керси уже здесь? Возможно? Вполне. Аарн могли и поделиться с друзьямии технологией межгалактических перемещений. Но тогда это значит, что здесь не только флот керси, но и флот ордена! Если так, то становится понятным, почему флоты княжества не сдвинулись с места.

Мерхалак в волнении забегал от пульта до своего кресла и обратно. Возникло желание немедленно развернуть свои силы и без промедления уходить в Даргон, но сделать этого он не мог — решение о нападении на княжество было колллегиальным, и не в его власти отменять это решение. Гросс-адмирал ощутил себя загнанной в угол крысой. Нет, с него хватит, если выживет в предстоящем сражении, то пошлет СПД куда подальше вместе со всеми его делами и врагами.

Так или иначе, но необходимо было подготовиться к бою, а в том, что бой вскоре начнется, Мерхалак не в малейшей степени не сомневался. Поэтому его ничуть не удивило сообщение офицера сканирующих систем о гипершторме впереди по курсу. Стандартная тактика аарн, чтобы выманить противника из гиперпространства. Только слишком уж стандартная, на Дарли Фарлизи это непохоже. Кто тогда командует? Кир-Ванег, что ли? Если так, то ему есть, чем ответить гварду, тот предсказуем. Хорошо, что у ордена больше нет ни Т'Сада Говаха, ни Сина Ро-Арха. Представив, что ему сейчас пришлось бы сейчас столкнуться с кем-то из этих двух гениев, Мерхалак нервно поежился. Ученики великих адмиралов, конечно, тоже не подарок, но они еще не имеют достаточно опыта.

Эскадра за эскадрой корабли СПД выходили в реальное пространство, тут же разворачиваясь в боевое построение. Однако их никто не атаковал, сканеры не видели чужих флотов. Мерхалак удивленно уставился на тактическую сферу, не понимая, где же противник. Зачем его вынудили выйти из гипера, раз они не атакуют? Только когда взорвался первый мета-корабль, Мерхалак все понял. Похоже, все-таки Фарлизи — она использовала похожую тактику в предыдущем сражении. Истребители прыгали прямо внутрь мета-кораблей, оставляя там мезонные бомбы. Прирожденные пилоты, чтоб им провалиться! Никто другой на такое неспособен, только эти сумасшедшие. Самое противное, что бороться с подобным нападением практически невозможно. Гросс-адмирал отдал приказ вести огонь по площадям — только так можно было отогнать ламы.

Авианосцы выпустили свои истребители в надежде перехватить врага. Но аарн, а это скорее всего были именно аарн, не обращали на них ни малейшего внимания, продолжая выбивать мета-корабли. Некоторые из них взрывались по-другому, и Мерхалак понял, что противник использует также "невидимую смерть". Гросс-адмирал сжал кулаки, ему нечего было противопоставить их тактике, поскольку прирожденных пилотов в СПД не было, эти сволочи ни за какие деньги не соглашались работать на эспедешников. Почему — Мерхалак не знал.

Это что же получается? С ними даже не воюют, а просто уничтожают, как стаю взбесившихся зверей? Это уже слишком! Гросс-адмирал окинул взглядом тактическую сферу и прикинул, где бы он сам разместил флот при атаке такого рода. Стоит принять за аксиому, что сканеры его кораблей противника не видят. Тогда самое удобное расположение вон в той точке. И Мерхалак приказал бить по ней из гиперорудий нулевого класса, которые только месяц назад установили на некоторые мета-скорабли. С огромным трудом установили!

— Что, не нравится, сволочи?! — в азарте потер он руки при виде нескольких мощных взрывов. — То-то же!

Сюрприз действительно не пришелся противнику по вкусу, и в реальное пространство начали выходить стройные атакующие ордера. Судя по построению, командует Влад Т'а Панш. Интересно, откуда он здесь взялся? Ведь, согласно данным станций слежения, его флот сейчас находится на границе с Т'Онгом. Выходит, Мерхалака просто обманули. Не иначе, опять какая-то техническая новинка, позволяющая передвигаться в скрытом режиме. Только это Т'а Паншу не поможет, если он здесь один. Так что он вряд ли один, скорее всего, где-то неподалеку и остальные адмиралы княжества со своими флотами. А может, и не только они.

Вскоре подозрения Мерхалака подтвердились. Идущие через нижнюю и верхнюю короны галактики два ордера были атакованы орденом Аарн совместно с кем-то неизвестным. По крайней мере, никто еще не видел в обитаемой галактике таких подковообразных, сужающихся в задней части кораблей. Видимо, керси. Их оружие тоже было неизвестным — что-то подобное гравидеструкторам, но ни один гравидеструктор не способен бить на такое расстояние. Эти корабли словно подминали под себя пространство. Что ж, придется знакомиться с новой расой в бою.

Нужно было думать о разворачивающемся сражении, но Мерхалаку не давала покоя мысль о том, что враги точно знали, по какому фарватеру пойдет флот. Вывод из этого следовал только один — предательство. Но кто предал?! Кто знал точный курс? Немногие, очень немногие. Гросс-адмирал дал себе слово выяснить, кто виноват во всем этом и "достойно" вознаградить предателя, если, конечно, останется в живых сам.


Как это ни удивительно, но граф не обманул, действительно сдав свой флот. Размышлять над данным вопросом сейчас времени не было, но на досуге обязательно надо будет поразмыслить о причинах его поступка.

К сожалению, Мерхалак сумел понять, где скрывается один из флотов княжества, и обстрелял его из гиперорудий нулевого класса. Флот Пащенко понес немалые потери. Дарли только головой покачала в изумлении — и как инженеры СПД исхитрились установить на мета-корабли орудия планетарного базирования? Как-то установили, и это придется учитывать. Она приказала отследить мета-корабли с этими орудиями и атаковать их в первую очередь. Слишком опасны.

Противник вынудил флот Пащенко выйти в реальное пространство, и это меняло весь план сражения. Впрочем, так даже лучше, можно преподнести Мерхалаку пару сюрпризов, которых он точно не ждет. Почему бы К'Тону, прихватив с собой мета-корабли и Бларна, на борт которого недавно установили орудия устрашающей мощности, не зайти к гросс-адмиралу в тыл? Через глубокий гипер, естественно. Но не просто в тыл, а немного снизу и слева, там построение противника не слишком удачно, несколькими точечными ударами можно будет напрочь разрушить его. В то же время, Т'а Рансат ударит с правого фланга, а сама Дарли — сверху. Такая тактика не даст Мерхалаку вести регулярный эсккадренный бой, в котором он непревзойденный мастер, заставит его принять условия, которые будет диктовать ему она.

Дарли была откровенно зла за прошлый проигрыш, но не на противника, а на себя. Поэтому ее мозг работал особенно четко, быстро просчитывая все возможные варианты. К сожалению, полностью разгромить силы СПД в этом сражении вряд ли удастся, но серьезно ослабить — вполне. Свою задачу флаг-адмирал видела в том, чтобы выбить как можно больше мета-кораблей — корабли других типов куда менее опасны, их можно бить походя, им нечего противопоставить дварх-крейсерам и боевым станциям. Впрочем, на флоте княжества хватает кораблей обычных типов, вот пусть они и займутся подразделениями врага, которые им по силам. Одним из потоков сознания Дарли передала нужные приказы, остальными продолжая прорабатывать план атаки.

Дождавшись, пока Пащенко ввяжется в бой всеми силами, флаг-адмирал двинула свой флот вперед, не выходя из глубоких слоев. Свое преимущество нужно реализовывать максимально, и она реализует. Остальные двое командующих тоже знали, что им делать, и направились к своим позициям. Атаковать решили одновременно.


Сражение разворачивалось стандартно, и это очень не нравилось Мерхалаку — он ждал подвоха. Аарн так не воюют! Согласно сообщениям с атакованных орденом и керси ордеров, там тоже не происходило ничего необычного — нормальное эскадренное сражение, если не считать необычного гравитационного оружия, которым не слишком уж большие крейсера Керсиаля поражали мета-корабли. Но при этом они часто подставлялись сами, многие уже погибли, да что там — они отдавали за один корабль СПД три-четыре своих. Подобный расклад Мерхалака полностью устраивал, его беспокоило только то, что из-за нападения противника на два ордера они не смогут прийти на помощь основному флоту. А в них, ни много, ни мало, — сорок тысяч только мета-кораблей. Внушительная сила, способная переломить ситуацию, если окажется на поле боя вовремя. Вот только это керси с аарн и не дадут сделать. Потому и перехватили. Нетрудно было перехватить, точно зная, куда направляется противник. С этим справились бы даже поборники устоявшейся тактики, которых Мерхалак от всей души презирал.

Нет, похоже, его сейчас атакуют со всех сторон. Мерхалак повернулся к офицеру связи и принялся быстро отдавать приказы, перестраивая фланговые и тыловые эскадры. Главное — не допустить так любимого орденскими флотоводцами полного хаоса, тогда его однозначно переиграют, особенно, если порядки сторон смешаются. В этом случае преимущество мета-кораблей сведется к мизерной величине.

— В двенадцати световых минутах позади флота что-то выходит из гипера! — доложил офицер сканирующих систем. — Возможно, боевая станция, но параметры иные.

— Так уничтожьте! — бросил Мерхалак, пребывая в уверенности, что один корабль или даже боевая станция не в состоянии причинить такому числу мета-кораблей никакого вреда.

— Благие! — вдруг взвыл офицер. — Это Матка!

— Какая еще Матка?! — разъяренно повернулся к нему гросс-адмирал. — Вы что, совсем тут…

Он не договорил, поскольку сам увидел на экране, что вышло в реальное пространство. Не узнать эту золотистую пирамиду, украшенную двойной спиралью, было невозможно. Матка мета-кораблей! Чужая Матка!

— Она подала сигнал: "Все на мою защиту!"… — глухо проговорил офицер. — Тыловое построение нарушено, больше пяти тысяч мета-кораблей рванулись к Матке, пульты просто отключились, пилоты ничего не могут поделать…

Мерхалак ничего не ответил, он сжимая кулаки, продолжал смотреть на экран и пытался понять, что задумали враги. Ведь Матка не вооружена, чем она может угрожать мета-кораблям?! Да, стрелять в нее они не станут никогда и не при каких обстоятельствах, это — одна из основ их программы, которую программисты СПД преодолеть так и не сумели. Только когда сотни золотистых пластин на передней грани гигантской пирамиды вдруг сдвинулись в стороны, открывая кристаллы гиперорудий даже не планетарного, а непонятно какого класса, гросс-адмирал все понял. Это уже не та Матка, что раньше — аарн полностью перестроили ее. СПД в свое время этого сделать не удалось, а они смогли.

Началось избиение младенцев. Матка расстреливала мета-корабли один за другим, а они покорно застывали и ждали гибели, ничего не предпринимая в ответ. Их кибермозги засыпали ее искин миллионами запросов, не понимая, что творится, но тот молчал, продолжая свое дело. А затем из-за Матки выскользнули около трех тысяч мета-кораблей, несущих на своих бортах не двойную спираль Предтеч, а герб княжества, будь оно проклято! Но при этом они транслировали сигнал "Свой!", поэтому мета-корабли СПД далеко не сразу атаковали их, понеся немалые потери. Однако, в конце концов, атаковали, подобная атака была предусмотрена их основной программой. Жаль только, не вернули управление экипажем, и люди вынуждены были оставаться свидетелями.

Все это произошло за несколько минут. Гросс-адмирал не рискнул отправить на помощь избиваемым другие мета-корабли, понимая, что они точно так же окажутся бессильны перед Маткой. Однако приказал линкорам первого класса попытаться эту самую Матку уничтожить, но вскоре пожалел об этом — мета-корабли княжества и СПД мгновенно прекратили сражаться между собой и совместными усилиями разнесли линкорное соединение в пух и прах. Мерхалак хлопнул себя ладонью по лбу от досады — и как он мог забыть, что иначе убогие искины мета-кораблей и не могли среагировать на нападение на Матку! Утешало одно — после случившегося управление отключилось и у мета-кораблей княжества.

Как оказалось, роли это не сыграло. Не прошло и нескольких мгновений, как в тылу, из-за Матки, с правого фланга и сверху вывалились из гипера срезанные атакующие конусы то ли княжества, то ли ордена — разницы, похоже, в этом уже не было. Конусы, бешено вращаясь, разделились на сотни меньших, очень быстро перестроились в скошенные плоскости и рванулись вперед. А поскольку они вышли в реальное пространство совсем рядом с флотом СПД, то очень скоро врезались в его порядки, смешав четкое построение, и превратили его непонятно во что.

Мерхалак от злости помянул всех самых мерзких тварей галактики, приписав Благим Защитникам происхождение от их скрещивания. Фарлизи все-таки добилась своего, превратив четкое сражение в хаос, где она чувствовала себя, как рыба в воде. Заставив себя успокоиться, гросс-адмирал начал отдавать приказ за приказом, пытаясь навести хоть подобие порядка, но это не получалось — противник не позволял, беспрерывно атакуя и мечась между кораблями СПД в разные стороны. Куда в следующий раз двинется атакующий вихрь, предугадать было невозможно.

Потери росли с каждой минутой, и вскоре Мерхалак понял, что разгром неминуем, если он не сделает чего-то неожиданного для противника. Но что именно можно сделать в такой ситуации, он никак не мог придумать. Впрочем, чему удивляться. Ведь он, как щенок на веревочке, пришел туда, куда его привели. Впрочем, нет, найдется чем удивить Фарлизи, такого она точно не ждет. Гросс-адмирал многообещающе усмехнулся — пусть в этот раз он и проиграл, но это далеко не последнее сражение. Хотя, может, и последнее. Для него, по крайней мере. Если не удастся выяснить, кто предал, то опять соваться в ловушку смысла не имеет. А пока стоит сберечь флот.

— Общая связь! — Мерхалак повернул голову к офицеру. — приказ по флоту! Всем немедленно уходить в самые глубокие слои гипера, с места уходить и расходиться в разные стороны на максимальной скорости! Точка сбора — система Тириус-2, Даргон.


Дарли победно улыбалась — у нее все получилось, план сработал! Володя, К'Тон и Т'а Рансат сработали на отлично, ни один не подвел. Особенно удачной оказалась атака дракона при помощи Бларна, которому мета-корабли по определению не могли нанести вреда. Это отвлекло Мерхалака и дало Дарли возможность подобраться к его флоту достаточно близко, чтобы применить тактику "упреждающего хаоса".

СПД потерял уже более десяти тысяч мета-кораблей, и это только здесь. Два других ордера, которые атаковали Кир-Ванег и адмирал-керси Меен А-Торки, потеряли не меньше — совместно созданные инженерами Малого Ордена и Керсиаля генераторы гравитационной нестабильности, объединенные с фарсенской технологией гиперлуча, оказались на удивление действенными. Они позволяли выбивать мета-корабли издалека, не подставляясь под залпы их орудий и гиперторпед. Надо будет обязательно позаимствовать это оружие для своего флота.

Потери врага все увеличивались, хотя свои тоже были немалыми. Время скорби о погибших еще придет. Дарли продолжала внимательно наблюдать за сражением, вмешиваясь, если требовалось. Эспедешникам уже некуда деваться, вскоре она разгромит их, и разгром будет уже окончательным. Одновременно флаг-адмирал опасалась, что враг снова выскользнет, как не раз уже делал. Все ли она предусмотрела?

Как выяснилось, не все… Внезапно отдельные мета-корабли и целые соединения начали без разгона уходить в гипер, форсируя двигатели, что было чревато взрывом. Да и вообще, уходить в гипер с места считалось крайне опасным — точка выхода была неизвестна. В течение полуминуты в обычном пространстве не осталось ни одного корабля СПД.

— Отследить, куда они уходят!

Вскоре станции слежения флота сообщили, что эспедешники разошлись в разные стороны и на максимальной скорости бегут от места сражения. Перехватить всех никакой возможности не было, разве что кое-кого. Вот только смысла это не имело. Мерхалак опять ускользнул! Снова украл у нее победу!

Неохотно отдав приказ подсчитать потери, свои и противника, Дарли опустилась в кресло и понурилась. Она, конечно, преувеличила, в этом сражении СПД побежден, но не разгромлен. А значит, громить его придется в будущем, продолжая терять друзей.

* * *

"Знамя" неторопливо двигался к границе Ринканга. Граф попросил искина не спешить, в этом не было никакой необходимости. В Телли Стелл ему наскучило, да и в Ринканге особых дел не было, так: повидаться с несколькими людьми, поработать с местной инфосетью и проконтролировать заключение нескольких контрактов, способных принести еще несколько миллиардов кредитов.

К сожалению, окончательно сломить хребет флоту СПД княжеству не удалось, Мерхалак сумел вывести большую его часть в Даргон, хоть и потерял около тридцати тысяч мета-кораблей. Осталось еще немало. Впрочем, вести их в бой больше не кому. Гросс-адмирал понял, что его кто-то предал, выдав точный курс флота врагу, и по возвращении попытался выяснить, кто это сделал, но не смог, после чего со скандалом ушел из СПД, наговорив Маре с Лоехом много неприятных слов. Дарв не раз пересматривал запись этого разговора и получал огромное наслаждение, слушая насыщенную богатыми эпитетами речь Мерхалака и наблюдая, как постепенно меняется лицо Мары. Причем лично встречаться с ней гросс-адмирал не стал, знал, на что она способна, обошелся гиперсвязью. Высказал все, что хотел, и исчез. Впрочем, граф прекрасно знал, где он обосновался, но тревожить флотоводца, пока в этом нет необходимости, не собирался. Пусть отдыхает, он еще понадобится. Когда-нибудь.

Мара после ухода Мерхалака все же исполнила свою давнюю мечту и назначила командующим флотом "карманного" адмирала, способного только выполнять приказы и практически не имеющего фантазии. Этим адмиралом оказался Роек Санси, уроженец Ринканга, за время службы не зарекомендоваший себя ничем, кроме умения лизать задницу начальству. Зато это он умел делать отлично! Граф похихикал в кулак, когда узнал, кто теперь командует флотом организации. Этот навоюет! И хорошо, совместно с Марой они угробят СПД значительно быстрее, а Лоех им незаметно в этом поможет.

Какой-то звук слева привлек внимание Дарва, и он повернулся в ту сторону. Сначала ничего не происходило, а затем прямо из стены вдруг вышла оборванная и грязная девица со странными миндалевидными глазами, откуда смотрело безумие, изо рта по подбородку стекала струйка слюны. Несмотря на это, она была невероятно, нечеловечески красива.

Граф медленно побледнел. Он как-то сразу понял, кого видит. Касра Ла Онег! Безумная убийца, уничтожившая, наверное, половину магов галактики. Теперь и до него черед дошел. Неужели все вот так глупо закончится?.. Дарв ведь прекрасно понимал, что не ему тягаться с эльфийкой…

— Постой, девочка, — неожиданно прозвучал чей-то ворчливый голос, и из правой стены выступил пожилой человек. Хотя нет, не человек, совсем другое существо. Красная кожа, желтые глаза, выступающие нижние клыки.

Незваный гость едва заметно шевелил пальцами, с которых, по крайней мере, так увидел Дарв, слетали почти незаметные вероятностные плетения, даже не плетения, а всего лишь намек на них, и устремлялись в сторону Касры, встраиваясь в некую незавершенную структуру, на которую эльфийка почему-то не обращала внимания. Граф всмотрелся и пришел в восхищение. Столь невероятного и сложного плетения ему видеть еще не доводилось. Каким-то шестым чувством он понял назначение этого плетения — сумасшедшую пытались привести в здравый рассудок.

— Снова ты! — взвыла эльфийка, плюнула на пол и исчезла, словно ее выключили.

— Ох, когда ж это все закончится?.. — устало проворчал незваный гость.

— Добрый день! — поздоровался граф, вставая и поворачиваясь к нему. — Насколько я понимаю, имею честь видеть господина Кержака Черного?

— А ты кто? — сердито уставился на него тот. — Опаньки, ис Тормен, что ли?

— Он самый, — уважительно поклонился граф. — Благодарю за спасение моей шкуры.

— Вот уж кого я не думал спасать, так это тебя! — зло сверкнул глазами Кержак. — Я девочку в порядок привожу. Она слишком сильна, чтобы позволить ей остаться безумной.

— Не желаете выпить? — поинтересовался Дарв.

— Чего уж там, наливай, — устало пробурчал орк, опускаясь в ближайшее кресло. — Чего покрепче.

Покрепче, так покрепче. Дарв отошел к бару и наполовину наполнил два стакана черным тиумским, один из которых протянул Кержаку, а второй выпил сам. Орк тоже выпил, причем залпом, после чего скосил один глаз и недоверчиво уставился им на опустевший стакан в своих руках.

— Говорили мне, что ты пьешь эту гадость, но я не верил… — укоризненно покачал он головой. — На кой хрен здоровье портишь?

— Магу ли вашего уровня говорить о здоровье? — ехидно усмехнулся Дарв, садясь. Он почему-то совершенно не боялся Кержака.

— Уел, — оскалил клыки тот. — Хорошо, что встретились, давно хотел тебя сыскать и поговорить, да времени не было, за Касрой по всей галактике гонялся. А то еще натворит чего лишнего.

— Кланяюсь мастеру, я восхищен связкой, наложенной на вашу ученицу, ни разу не видел столь совершенной, — граф действительно встал и поклонился, затем снова сел.

— Была б возможность ее сразу наложить! — раздраженно отмахнулся орк. — А то приходится таскаться за ней и добавлять фрагмент за фрагментом. Не дай Создатель, заметит — может счесть нападением. Даже мне против нее не выдюжить…

— Сочувствую.

— Неважно, справлюсь. Скажи лучше, почему ты сдал свое детище?

Граф вздохнул и объяснил свои мотивы. Для этого ему пришлось поведать и о своих сомнениях еще до Войны Падения, и подробно пересказать разговор с Командором.

— Вот, значит, как… — Кержак медленно покивал. — Узнаю Мастера, его стиль, заразы старой. Но знал бы ты, как мне хочется дать ему по морде за все хорошее! Задрал своими фокусами! А ты? Ты просто начал взрослеть.

— После нескольких столетий жизни? — брови Дарва от изумления встали домиком.

— А чему ты удивляешься? — хохотнул орк. — Ты еще молод! Мастеру для того же самого понадобилось почти три тыщи лет. К сожалению, многие маги поздно начинают понимать хоть что-нибудь — сила мешает. Слишком мало потерь и горя было в их жизни, вот и не задумываются.

— Возможно, вы и правы, — нахмурился граф. — Большинству моих знакомых магов после обретения силы все слишком легко давалось. Хотя до обретения многим пришлось нелегко.

— Только они обозлились, а не задумались, — пристально посмотрел на него Кержак. — И, получив силу, начали тешить свое ущербное "я". Не всем удается перешагнуть этот рубеж. Ты, как вижу, уже натешился.

— Давно уже, — вздохнул ис Тормен. — Мне все это неинтересно. Последние несколько лет я находился в тупике, не знал, куда идти дальше и к чему приложить себя. Прежние цели вызывали у меня недоумение. Но монстр был создан, от меня уже мало что зависело, остановить его я при всем желании не мог. Да и не знал, стоит ли. Если бы мы с Командором поговорили тогда, до начала войны, возможно, я и сумел бы.

— Если бы этого не сделал ты, сделал бы кто-то другой, — в глазах орка загорелся какой-то странный огонек. — Ордену нужно было получить жестокий урок, да и самому Мастеру — тоже. Ты и твоя организация просто стали инструментом для этого.

— Я это подозревал… — горько усмехнулся граф. — Слишком уж легко мне все удавалось. Раньше я списывал свою удачу на вероятностную магию, но, проанализировав события последних ста лет, понял, что никакая магия не позволила бы мне добиться того, чего я за это время добился. Интересно только, кто стоял за этим?

— Точно не знаю, могу только подозревать, — пожал плечами Кержак. — Сам понимаешь, что есть сущности, стоящие над обществами разумных, каким-то образом направляющие их в нужную сторону. Думаю, кто-то из них.

— Мне почему-то кажется, что вы знаете больше, чем говорите, — недоверчиво прищурился Дарв.

— Может, и знаю, — снова оскалился орк. — Но тебе, прости, это знать рано. Ты лучше подумай, что тебе делать с собой и своей жизнью.

— Пока ничего не могу придумать, — понурился граф. — Смотрю на жизнь вокруг, размышляю, но почти не в чем не участвую. Разве что, сейчас решил помочь СПД побыстрее развалиться, не то вреда слишком много принесет. А вина будет на мне, поскольку я эту организацию создал.

— А то! — ухмыльнулся Кержак. — Верно мыслишь, спросится именно с тебя. И исправить свои ошибки ты должен сам. Исправишь — и тебе откроется дорога в Сферы. Возможно, не сразу, но откроется.

— Даже так? — расширились глаза Дарва.

— Именно так, — подтвердил орк. — Но понять, что и как делать ты должен самостоятельно, никто тебе не подскажет. Я хотел было кое-что подсказать, но только что получил на это запрет от кого-то очень сильного. Я с сущностью такой силы еще не сталкивался.

— Выходит, эта сущность следит за мной? — мертвенно побледнел граф, которого это известие отнюдь не обрадовало.

— Одна такая сущность способна следить за миллиардами разумных одновременно. Для чего? Я еще не знаю. Надеюсь когда-нибудь узнать.

Дарв внезапно ощутил какую-то странную тоску, ему страстно захотелось увидеть рядом учителя, как он мысленно называл про себя Илара ран Дара с момента "смерти" того. Может, учитель и объяснил бы ему все это. Хотя… скорее всего, нет. И ему бы запретили. Значит, придется самому искать свой путь и думать, куда пойти, чтобы не совершить новой ошибки. Что ж, он никогда не сдавался раньше, не сдастся и сейчас. Кержак с почти незаметной улыбкой смотрел на него понимающим взглядом.

— Это все важно, — заговорил через некоторое время орк, — но давай рассмотрим последствия этой войны для галактики. Кроме нас с тобой, это как следует сделать не сумеет никто, поскольку мы знаем больше других.

— Резонно, — кивнул граф. — Тогда начну я. Со своей стороны, естественно. Потери СПД в войне составили немногим более пятидесяти тысяч только мета-кораблей, о других я не упоминаю, сейчас они особого значения не имеют. Хребет организации не сломался, но основательно затрещал. Совокупные силы Ордена, княжества и республики на нынешний момент превышают силы СПД почти вдвое. При толковом управлении можно было бы справиться с противниками поодиночке, но управлять организацией больше некому. Мара ран Сав, несмотря на все мое обучение, на это не способна. А Лоех…

— Это еще кто?

— Ренер Лоех Кранер, мой бывший секретарь. Сейчас он, по моей просьбе, тоже работает на развал организации. Без его помощи заманить флот СПД в ловушку возле Бар-Диаса не вышло бы. Но это не все. В курсе ли вы, что гросс-адмирал Мерхалак ушел в отставку и покинул организацию, причем со скандалом?

— Еще не в курсе, — с интересом взглянул на собеседника Кержак. — Весьма любопытная новость. А кто вместо него?

— Адмирал Санси, — брезгливо скривился Дарв. — Этого человека можно охарактеризовать так: напыщенный дурак, стелящийся перед начальством и унижающий подчиненных. К тому же, мелкий подлец. Именно мелкий, заостряю на этом ваше внимание. Флот под его командованием ни на что не годен, тем более, что вслед за Мерхалаком в отставку ушли практически все толковые офицеры. Они не простили Маре случившегося с дочерью контр-адмирала Отайни, не говоря уже о том, что поняли — кто-то передал противнику координаты флота, и этот кто-то — на самом верху.

— Но ведь это сделал ты, — приподнял брови Кержак.

— Да, я, — признал граф. — Думаете, мне легко было предавать людей, которые мне верили? Но это нужно было сделать, поскольку ни один из них не понимал, во что превращается СПД.

— А во что?

— В хищного монстра, озабоченного только собственным существованием и властью. Пока у организации была хоть какая-то сверхцель, она могла удержаться от этого. Когда сверхцель исчезла — нет.

— Ясно, — покивал Кержак.

— Правда, монстр все равно долго не протянул бы, — усмехнулся Дарв. — Он уже начал разваливаться. Слишком много в СПД эгоистов, которых заставлял сотрудничать только страх перед наказанием. После моего ухода они начали расползаться по своим норам, радуясь, что бояться больше некого. Мара, как я уже говорил, заменить меня не смогла, а Лоех — не захотел, хотя он бы справился. И слава Благим, что не захотел.

— Видимо, тоже кое-что понял, — проворчал орк. — Значит, не потерян.

— Лоех — нет. Лоех не потерян, — согласился граф. — Но ему знать о моем сотрудничестве с вами не следует.

— Так уж и сотрудничестве? — недоверчиво покосился на него Кержак.

— А почему бы и нет? — негромко рассмеялся Дарв. — Сейчас у нас с вами одна цель. Справиться с монстром, которого я создал, да хотя бы загнать его в логово.

Он встал, достал из бара бутылку хорошего коньяка, не решившись больше травить гостя черным тиумским. К тому же, за такое следовало пить что-нибудь поприличнее. Наполнил оба стакана, и два мага выпили за будущее сотрудничество.

О многом еще говорили этим вечером Кержак Черный и Дарв ис Тормен, два существа, которых еще совсем недавно нельзя было представить себе вместе, тем более, по-дружески беседующими. А на прощание орк дал графу орденский голар, преобразованный при помощи совмещенных с первозданными силами вероятностных связок, чтобы он без особых проблем мог связаться с Кержаком, где бы тот ни находился. И не использовал для связи ухищрений, которые пришлось использовать в последний раз.


Содержание:
 0  Мы - верим! Переход. : Иар Эльтеррус  1  Интерлюдия : Иар Эльтеррус
 2  Глава 1 : Иар Эльтеррус  3  Глава 2 : Иар Эльтеррус
 4  Глава 3 : Иар Эльтеррус  5  вы читаете: Глава 4 : Иар Эльтеррус
 6  Глава 5 : Иар Эльтеррус  7  Глава 6 : Иар Эльтеррус
 8  Глава 7 : Иар Эльтеррус  9  Глава 8 : Иар Эльтеррус
 10  Использовалась литература : Мы - верим! Переход.    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.