Фантастика : Космическая фантастика : Глава 18 : Андреас Эшбах

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 18

Переборка жилого модуля поднялась, пропуская наших конвоиров обратно в осевой тоннель, и с лязганьем опустилась за их спинами. Мы услышали клацанье дверного запора и вновь наступила тишина.

— Черт побери, что они там делают?! — взорвался Танака.

Сейчас, когда мы остались без свидетелей и прямой угрозы для жизни не было, он наконец решился дать волю своему гневу.

— Они нас заперли,— как мог спокойно ответил я.

— Заперли нас? Как это им удалось? Это невозможно! Это блеф! — Танака подошел к переборке, достаточно близко для того, чтобы сенсор зарегистрировал его присутствие и передал сигнал на подъемный механизм.

Но ничего не произошло. От растерянности и обиды Танака изо всех сил стукнул кулаком по переборке, и она ответила глухим грохотом, будто инженер бил в треснувший гонг.

— Оставьте это, Танака,— устало сказал Мори-яма, присаживаясь на один из тренажеров.— Оставьте, в этом нет никакого смысла.

— Как им это удалось? — повторил Танака.— Я не понимаю — почему переборка больше не открывается?

— На каждой переборке есть предохранительный клапан, открыть или закрыть который можно с помощью отвертки,— отозвался я.— Если клапан ввинчен в гнездо, он надежно блокирует переборку.

Танака недоверчиво посмотрел на меня: — Почему я впервые слышу об этом?

— Это имело значение только во время строительства станции, когда модули пристыковывали друг к другу. После этого клапаны сняли и больше не вспоминали о них.

— Эти клапаны накладываются на дверь со стороны осевого тоннеля? — Совершенно верно.

— И мы не можем открыть их изнутри?

— Нет. Танака скрипнул зубами, но ничего не сказал.

Теперь мы слышали только собственное дыхание, шорох нашей одежды, да еле различимый скрип сидения под Мориямой. Я пытался представить себе, что сейчас могут делать пираты. Наверняка они уже установили передатчик, и Халид сейчас пробует связаться с Танегасимой, чтобы предъявить им свой ультиматум.

— Они хорошо подготовлены,— спокойно заметил Морияма.— Они знают станцию лучше, чем мы сами.

Танака снова подлетел к переборке и оттолкнулся от нее, как будто надеялся, что она сменила гнев на милость. Казалось, он готов был лопнуть от досады. Мне даже стало его жаль — ему, как и всем нам, хотелось крепко выругаться, стукнуть своего обидчика, но он вынужден был проглотить свой гнев и держать себя в руках. А поскольку он и так жил в постоянном внутреннем напряжении, то вынужденное спокойствие давалось ему труднее, чем остальным.

— Что мы будем делать? — спросил Танака дрогнувшим голосом.

— Прежде всего сядем и подумаем,— мягко сказал Морияма.— Сейчас мы ничего не можем сделать. За этой дверью вооруженные бандиты, а мы всего лишь безоружные ученые. Борьба с преступниками не входит в наши обязанности.

— Этот чертов Сакай...— проворчал Танака.— Он всегда был мне подозрителен. Ни друзей, ни жены... Наверняка он якудза.

Я подумал о нашем вероломном радисте. До сегодняшнего дня я не держал на него зла. Он меня не жаловал, но мало ли кто не жаловал меня на станции!

— Не знаю, якудза ли он,— ответил я наконец.— Но несомненно убийца. Помните, как он нервничал вчера, когда я обнаружил каплю масла на щите рядом с передатчиком. Скорее всего, именно он сжег передатчики и застрелил Ивабути.

— Вы думаете — он? — брови Танаки поползли вверх от удивления.

Я только молча кивнул. Я не стал говорить, что если бы я вчера настоял, мы открыли бы щит и нашли сожженные схемы. Ивабути починил бы передатчик, мы связались бы с Танегасимой и сорвали бы планы пиратов. И сейчас Ивабути был бы жив. Сейчас все могло быть по-другому. Могло бы? Я не был в этом уверен. Я ненавидел Сакая, я ненавидел Халида и его банду, но сильнее, гораздо сильнее я ненавидел себя. Я сплоховал. Я держал в руках все ключи к разгадке и не сумел ими воспользоваться. Я, бывший Великий Победитель, неизменно бесстрашный и хладнокровный. Бесстрашный? Хладнокровный? Куда делось все мое мужество вчера, когда я не сумел настоять на своем? Куда делся мой проницательный ум? Я видел достаточно для того, чтобы понять, что происходит, и не понял ничего. Быть может, когда-то я и был великим воином, но сейчас я мог претендовать только на первое место в хит-параде уборщиц космических станций. Слабый, боязливый, никчемный человек. Десять лет назад, увидев такого типа, я бы лишь презрительно сплюнул. Впрочем, десять лет назад мне в голову не пришло бы копаться в себе. Вместо этого я взял бы Сакая за грудки и засунул бы его в клетку вместо...

— Джайкер! — воскликнул я.— Мы совсем забыли о Джайкере!

Морияма поднял голову.

— Вы правы, Леонард, он до сих пор в клетке,— командир взглянул на Танаку.— Джайкер сможет сам освободиться, когда поймет, что происходит что-то не то?

— Нет.

— А если ему будет необходимо посетить туалет?

— Мы оставили ему ассенизационный пакет.

Танака имел в виду специальный пластиковый пакет с адсорбентом, которыми были оснащены наши скафандры.

— Впрочем,— продолжал помощник командира.— Сакай был с нами — следовательно, он знает, где Джайкер.

— Он мог и забыть,— возразил Морияма. — А может, ему это все равно. Ладно, в любом случае надо ему об этом сказать.

Командир снял со стены микрофон системы громкой связи и набрал на пульте код мостика. Но микрофон остался нем, сигнальная лампочка не загоралась. Внезапно мне показалось, что с нынешнего утра командир постарел разом на десяток лет.

— Халид — безумец,— сказал он негромко, скорее самому себе, чем нам.— Он не понимает, что может ввергнуть всю нашу космонавтику в такой кризис, от которого она никогда не оправится. Это будет конец всему.

— Вы думаете, правительство не согласится на его требования? — спросил Танака, и в его голосе были ясно слышны панические нотки.

— Согласится или нет, это не важно. Худшее уже случилось. Наши жизни стоят гораздо меньше, чем полагает этот фанатик. Но станция...

— Станция?! Это все, что вас интересует?! — Танака сорвался на крик.— Станция для вас дороже, чем наши жизни?!

— Разумеется! — громко и четко произнес Морияма.— Sh"kata gai nasal Разве вы не понимаете, что станция — наш единственный путь в будущее? Запасы нефти кончатся через несколько лет. Скоро на Земле не останется иных источников энергии, кроме атомных станций. А что потом? В каком мире будут жить наши дети? С последствиями любой серьезной аварии на атомной станции мир будет бороться веками. Мы будем жить в страхе, что завтра или послезавтра повторится чернобыльская трагедия и на поверхности Земли возникнет еще одна мертвая зона размером со все японские острова вместе взятые. Или мы будем использовать лишь энергию ветра, воды и огня, вернемся к паровым машинам и постоянной угрозе голода? Что бы мы ни выбрали, человечество неизбежно скатится к первобытному варварству; свет культуры, который мы поддерживали на протяжении тысячелетий, погаснет. Цивилизация должна выйти в космос, иначе она погибнет. Если мы не сделаем этого сегодня, завтра будет уже поздно. Построив солнечную станцию, мы доказали, что готовы обживать околоземное пространство. Что у нас есть технологии, позволяющие не только жить с комфортом в космосе, но и делиться добытой энергией с Землей. Когда-нибудь кольцо из подобных станций окружит Землю, и проблема нехватки энергии будет решена раз и навсегда. Мы откроем путь в будущее для наших детей, мы подарим им безграничное пространство для свершений, мы... мы...

Морияма махнул рукой и опустил голову, чтобы мы не видели слез на его глазах.

Потрясенные, мы молчали. Танака, сам того не замечая, нервно теребил нижнюю губу. Я чувствовал жгучий стыд: в то время как я с наслаждением копался в своих ничтожных комплексах, этот немолодой седовласый человек думал лишь о том, что действительно было важно. Я готов бы подписаться под каждым его словом, но, наверное, не имел на это права. Прежде мы с Мориямой говорили лишь о сиюминутных делах — о графике уборки, заявках на продукты и тому подобном. Теперь я ясно видел ту страстную веру в свое дело, которая управляла всеми его поступками.

Внезапно нас прервали — переборка, закрывающая выход в осевой тоннель, поехала вверх, воздух под действием разницы давлений со свистом ворвался из тоннеля в модуль. На пороге показался Ральф. Одной рукой он сжимал револьвер, а другой втолкнул в помещение Джайкера. Затем, все так же молча, бандит отступил назад, переборка опустилась и мы услышали уже знакомое клацанье — Ральф снова установил блокиратор.

— Прошу извинить меня,— пробормотал Джайкер и опрометью бросился к двери туалета.

Когда он снова вышел к нам, было видно, что он уже полностью овладел собой и теперь посматривал на нас, как прежде — насмешливо и независимо.

— Я надеюсь, что вы сможете ответить на пару вопросов,— сказал он вместо приветствия.— Например, что за типы шныряют по модулям? Что тут случилось? Первый контакт с инопланетными монстрами?

Морияма коротко рассказал кибернетику обо всем, что произошло на станции за последний час. В конце своей речи он извинился перед Джайкером за свои необоснованные подозрения. А извинения, произносимые японцем, всегда очень красочны и разнообразны. В конце концов Джайкеру не оставалось ничего, как только сменить гнев на милостью.

— Все в порядке,— кибернетик приложил руку к сердцу,— Но Сакай, этот неверный пес! Это по его милости я попал в клетку! Надутый индюк! Ну ладно, кажется, сейчас самое время устроить этим мрачным парням пару приятных сюрпризов. Давайте проверим, работают ли компьютерные терминалы в каютах!

Mimasen deshu"ka! — пробормотал Морияма.— По крайней мере мы точно знаем, что система громкой связи не работает.

— Это разные линии,— весело отмахнулся Джайкер.— Не будем гадать, просто пойдем и посмотрим.

Его оптимизм был заразителен, и мы поспешили за кибернетиком в его каюту. Джайкер включил терминал, и на экране высветилась обычная загрузочная таблица. Затем появилось изображение станции и надпись: «Локальная сеть станции Ниппон. Пожалуйста, введите пароль».

Джайкер потер руки и рассмеялся.

— Они будут здорово удивлены! Они забыли про важнейшую систему управления на станции и сейчас поплатятся за это!

Он быстро набрал на клавиатуре ряд чисел и бросил через плечо.

— Сейчас мы запустим в систему маленькое привидение и...

Я затаил дыхание и молился про себя, чтобы Халид не смотрел сейчас на мониторы — никому другому из его команды не хватило бы сообразительности, чтобы понять, что происходит.

Джайкер набрал команды выхода в основное меню, и вдруг его лицо исказилось такой гримасой боли, как будто кто-то разом ампутировал ему обе руки. На экране появились огромные красные буквы: «Терминал не зарегистрирован. В доступе отказано».

Джайкер несколько раз машинально ткнул пальцем в клавишу отмены, затем его руки безвольно повисли.

— Дьявол! — простонал он.

— Вы можете что-нибудь сделать? — быстро спросил Танака.

Джайкер покачал головой:

— Если бы они сменили пароль — я бы справился с этим за несколько минут. Если бы отменили мой статус — это тоже не заняло бы много времени. Но так... Они просто отрезали наш терминал от сети. Здесь компьютерные штучки уже не помогут.

Он поспешно выключил монитор, как будто не мог больше видеть издевательской надписи на экране. Какое-то время мы сидели молча и неподвижно, утратив последнюю надежду. Морияма казался совсем старым и больным, остальные выглядели не лучше.

— Есть еще одна вещь, о которой стоит подумать,— внезапно заговорил Джайкер, не отводя глаз от черного экрана.— Этот тип, который пришел освободить меня из клетки, как его звали? Кажется, Ральф, да? Когда он тащил меня мимо мостика, я краем уха услышал, как Сакай разговаривает с Гавайями.

— С Гавайями? — изумился я.

— Да. Он говорил, что мы успешно решаем наши технические проблемы с фокусировкой луча и скоро будем готовы к новому эксперименту по передаче энергии. И еще он сказал, что командир сейчас слишком занят, но завтра он обязательно выйдет на связь.

— Почему он лжет? Чего он добивается? — Морияма потер лоб.

— Я сам этого не понимаю,— отозвался Джайкер.— Но, возможно, это важно. Если они действительно взяли нас в заложники и хотят получить выкуп, они должны кричать об этом на весь мир. А они пытаются скрыть свое присутствие на станции.— Джайкер обвел нас взглядом.— Я спрашиваю себя, почему?


Содержание:
 0  Солнечная станция Solar station : Андреас Эшбах  1  Пролог : Андреас Эшбах
 2  Глава 1 : Андреас Эшбах  3  Глава 2 : Андреас Эшбах
 4  Глава 3 : Андреас Эшбах  5  Глава 4 : Андреас Эшбах
 6  Глава 5 : Андреас Эшбах  7  Глава 6 : Андреас Эшбах
 8  Глава 7 : Андреас Эшбах  9  Глава 8 : Андреас Эшбах
 10  Глава 9 : Андреас Эшбах  11  Глава 10 : Андреас Эшбах
 12  Глава 11 : Андреас Эшбах  13  Глава 12 : Андреас Эшбах
 14  Глава 13 : Андреас Эшбах  15  Глава 14 : Андреас Эшбах
 16  Глава 15 : Андреас Эшбах  17  Глава 16 : Андреас Эшбах
 18  Глава 17 : Андреас Эшбах  19  вы читаете: Глава 18 : Андреас Эшбах
 20  Глава 19 : Андреас Эшбах  21  Глава 20 : Андреас Эшбах
 22  Глава 21 : Андреас Эшбах  23  Глава 22 : Андреас Эшбах
 24  Глава 23 : Андреас Эшбах  25  Глава 24 : Андреас Эшбах
 26  Глава 25 : Андреас Эшбах  27  Глава 26 : Андреас Эшбах
 28  Глава 27 : Андреас Эшбах  29  Глава 28 : Андреас Эшбах
 30  Глава 29 : Андреас Эшбах  31  Глава 30 : Андреас Эшбах
 32  Глава 31 : Андреас Эшбах  33  Глава 32 : Андреас Эшбах
 34  Глава 33 : Андреас Эшбах  35  Глава 34 : Андреас Эшбах
 36  Глава 35 : Андреас Эшбах  37  Глава 36 : Андреас Эшбах
 38  Эпилог : Андреас Эшбах    



 




sitemap