Фантастика : Космическая фантастика : Глава 21 : Андреас Эшбах

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 21

У Ральфа были явные проблемы с координацией. Он цеплялся за рукоятки и передвигался резкими рывками. Я прижимался к стенам, уклоняясь от его ботинок. На лбу пирата блестели капли пота, его лицо искажала гримаса страха. Это была космическая болезнь, или, говоря на языке медицины,— синдром адаптации к невесомости. Недуг, симптомы которого чем-то напоминали хорошо известную морскую болезнь. И так же, как морская болезнь, она поражала не всех. Некоторые люди мгновенно адаптировались в непривычных условиях, другие же страдали дни и ночи напролет. Ральфу не повезло, и я подумывал о том, нельзя ли воспользоваться этой случайностью.

Ученые полагают, что космическая болезнь возникает, когда человек попадает в невесомость, и рецепторы внутреннего уха неожиданно лишаются привычных импульсов, которые помогают мозгу ориентироваться в пространстве. В этой ситуации мозг должен заново учиться координировать движения тела. В обычных условиях у астронавтов на это уходит от трех до пяти дней.

В глубине души я понадеялся, что отправлю Ральфа на тот свет раньше, чем он справится со своей космической болезнью.

Переборка, закрывающая вход в жилой модуль, опустилась за нашими спинами, и тут Ральф внезапно дернулся и стал рывками поворачиваться, как будто пытался станцевать тарантеллу. Револьвер рыскал в его руке.

— Там кто-то был! — выкрикнул Ральф.— Черт побери, я видел, там кто-то был!

— Там никого не может быть,— как можно спокойнее отозвался Сакай.

Однако я видел, что он тоже нервничает — все японцы не любят резких движений, а Ральф сейчас просто бился в конвульсиях, так что мог бы вывести из себя и человека, воспитанного в западной культуре.

Итак, наш страдающий гангстер, рывками перемещался по осевому тоннелю, размахивая своим револьвером. Мы — Сакай, Морияма и я — молча следили за ним. Наконец он убедился, что в тоннеле никого нет, и дал нам знак продолжать движение.

— Шагайте!— распорядился он.— И чтоб без шуточек, янки!

Захватчики выключили часть освещения, так что мостик был теперь похож на рубку подводной лодки. Халид стоял за пультом связи — ноги закреплены в специальных скобах на полу,— и отблеск множества сигнальных лампочек придавал его лицу какое-то демоническое выражение. Возможно, на подобное впечатление он и рассчитывал.

И Халид, и стоявший рядом с ним Свен все еще были одеты в скафандры. Они сняли только перчатки и шлемы. Меня не удивило, что Ральф уже скинул эту неудобную оболочку — при его росте и ширине плеч скафандр наверняка был ему тесен. Странно, что другие пираты все еще таскают на себе эти громоздкие конструкции. Вероятно, они продолжали пользоваться встроенными в скафандр радиопередатчиками, настроенными на определенную частоту. А возможно, так они попросту чувствовали себя увереннее. Солнечная станция, которая стала для нас надежным приютом, наверняка казалась им неизвестной и полной опасностей территорией. Мы были здесь дома, они же боялись любой тени. Я надеялся, что это было именно так.

Сакай и Ральф проводили нас к пульту, где замер в неподвижности Халид. Швед молча направил на нас свой револьвер.

— Вы, наверно, догадываетесь, что наши знания об устройстве вашей станции все еще страдают досадной неполнотой...— начал Халид.

— Рад, что вы осознали это,— отозвался Морияма.— Надеюсь, это заставит вас изменить свои планы.

Но захватчик не дал себя спровоцировать и втянуть в спор.

— Уверяю вас, все наши планы остаются в силе,— невозмутимо ответил он.— Мы поддерживаем связь с наземной командой, и они готовы выполнить любой мой приказ.

— Зачем вы говорите мне об этом?

— Потому что вам сейчас придется принять участие в нашем маскараде, мистер Морияма. Сакай исполняет свою роль превосходно, но для пущей убедительности вы тоже должны вступить в игру. С вами хочет поговорить Роберта де Врие с Гаваев. Вы знаете эту даму?

— Она руководит исследовательским центром на атолле Нихоа.

— Правильный ответ! — Халид лучезарно улыбнулся.— Вы должны будете поговорить с нею, причем так, чтобы она уверилась, что дела на станции идут нормально. Иначе...

— Иначе, полагаю, вы меня убьете.

— О! — Халид развел руками.—Вы умеете встать на точку зрения собеседника. Очень ценное качество.

Он кивнул шведу и тот демонстративно взвел предохранитель револьвера.

Я стоял рядом с Мориямой и услышал, как он на секунду затаил дыхание. Но лицо командира осталось невозмутимым.

— Мы говорили, что вы работаете в открытом космосе,— продолжал свои инструкции Халид.— Пожалуйста, скажите ей, что вам потребуется еще несколько дней для наладки оборудования и назначьте следующий разговор на послезавтрашнее утро.

Морияма кивнул. Послезавтра. Значит, они рассчитывают, что шаттл стартует раньше.

Пока Халид беседовал с Мориямой, я внимательно разглядывал нашего тюремщика. Мне казалось, что под тонким слоем культуры и показной вежливости этот человек таит что-то темное и тяжелое. Как будто груз неисчислимых грехов лежал на его совести. Морияма и в лучшие свои минуты не был так любезен и улыбчив, но по сравнению с Хали-дом, он казался светильником, горящим во мраке.

Я хорошо знал, что намеревается сделать командир. Сейчас он усыплял бдительность Халида вежливыми и смиренными ответами, но решение, принятое еще в жилом модуле, осталось непоколебимым— в этом я был уверен. Морияма собирался предупредить Землю. Халид потом прикажет выбить ему мозги, но дело уже будет сделано.

В этот момент переборка, закрывающая выход с мостика в осевой тоннель, поехала вверх. На мостике снова появились Сакай и Ральф. Они тащили под руки Ёсико. Она была бледна и испуганно озиралась. Меня затошнило от страха.

Сакай бросил на меня взгляд, полный ненависти, и встал у пульта связи рядом с Халидом, Свеном и Мориямой. Ральф остался сторожить девушку.

— Прежде чем вы начнете говорить с Землей, я хочу дать вам еще пару напутствий,— продолжал Халид.— Прежде всего вам, лично, ничего не угрожает. Я полагаю, что вы один из тех, кто способен без колебаний пожертвовать собой ради высших целей. Один из тех, кто может решиться презреть наши револьверы и в последние мгновения своей жизни предупредить Землю. Кроме того, вы — командир станции и еще можете нам пригодиться. Поэтому вы будете жить. С мисс Ёсико все обстоит по-другому. Она не представляет для нас никакой ценности. Поэтому она умрет, если вы попытаетесь выкинуть какой-нибудь фокус,— и Халид развел руками, словно цирковой артист, призывающий публику поаплодировать ему.

Я быстро взглянул на Морияму. Его лицо осталось невозмутимым. Однако он избегал моего взгляда. И избегал смотреть на Ёсико.

«Наши жизни стоят гораздо меньше, чем полагает этот фанатик»,— внезапно вспомнилось мне. Неужели Морияма готов пойти и на такое?! В любом случае я уже не успею его остановить — на передатчике пиратов замигала зеленая лампочка и загудел сигнал. Сакай вызывал Гавайи. На секунду я ясно увидел невидимую нить радиосвязи, натянувшуюся между станцией и крохотным островом в Тихом океане.

— И еще одно, последнее предупреждение,— снова заговорил Халид, и его голос был холоден, как северный ветер.— Возможно, ради того, чтобы расстроить наши планы, вы решите пожертвовать жизнью вашей очаровательной коллеги. На этот случай мы со Свеном кое-что предусмотрели. Все, что вы скажете, передается на Землю с задержкой в две секунды. Эта задержка слишком мала, чтобы вызвать беспокойство у ваших собеседников на Земле. Но лично для вас она может означать очень многое. Сакай в любую секунду готов нажать на кнопку и оборвать связь. На Земле никогда не узнают, о чем вы говорили последние две секунды. Мы позаимствовали этот трюк из арсенала американских радиостанций. Они всегда так поступали, выходя в прямой эфир, так как у людей, собравшихся в студии, могло случайно Вырваться неосторожное слово. Итак, никаких неосторожных слов, мистер Морияма! Следите за своим языком и помните, что Сакай держит палец на кнопке.

Казалось, Морияма постарел на несколько лет, пока Халид произносил свою речь. Как будто наш несгибаемый командир разом утратил все силы и сдался на милость победителя.

И тут ожил динамик.

— Исследовательский центр. Бюро доктора де Врие,— произнес уверенный мужской голос.

— Орбитальная станция Ниппон, оператор связи Сакай,— отвечал наш вероломный радист.— Командир Морияма вызывает мисс де Врие.

— Подождите минутку, я соединяю.

Из динамика полилась безмятежная классическая мелодия. Халид дал знак Морияме подойти ближе к пульту. Тот, не поднимая глаз, повиновался.

— Алло, Ниппон, вы слышите? — это был снова голос секретаря.— К сожалению, доктор де Врие уехала домой десять минут назад.

— Мы можем связаться с ее машиной?

— Боюсь, что нет.

— Когда мы сможем поговорить с ней?

— Минутку,— секретарь помолчал, вероятно, он сверялся с расписанием своего шефа.— Завтра, к сожалению, она весь день в отъезде. Вероятно, только послезавтра утром. Передать ей что-нибудь, если она позвонит в бюро?

Халид сделал знак Сакаю, и тот поспешно сказал:

— Передайте ей привет от командира Мориямы. Мы свяжемся с ней послезавтра утром.

— Я все записал и постараюсь ей сообщить. — Большое спасибо. До связи.

Сакай оборвал контакт. Халид улыбнулся и потер руки.

— Замечательно! Все прошло лучше, чем я смел надеяться,— сказал он и, повернувшись к Морияме, добавил: — Вот видите, командир, Фортуна любит дерзких.

Морияма промолчал. Тогда Халид дал знак Ральфу и Свену.

— Уведите его,— распорядился он.— И женщину тоже.

Когда переборка опустилась за спиной Ральфа, Халид повернулся ко мне и принялся без малейшего стеснения меня разглядывать. Затем, не говоря ни слова, он взял лист бумаги, прикрепленный маленьким магнитиком к стене над развороченным пультом связи, и стал внимательно изучать его.

— Вы получили письмо, мистер Карр,— соизволил он наконец объяснить свои действия.

Кровь бросилась мне в лицо. Разумеется, я не ждал, что после захвата нашей станции, этого пирата смутят такие мелочи, как тайна переписки, или вторжение в личную жизнь, и все же его бесцеремонность и самоуверенность меня взбесили.

— Вы еврей, мистер Карр? — внезапно спросил Халид.

— Простите... кто?

— Леонард — еврейское имя.

— Насколько я помню, моей матери всегда нравился Леонард Коэн. Это все, что я могу сообщить вам о происхождении своего имени,— отчеканил я.

Халид вскинул брови и снова взялся за письмо.

— А кто такой Нейл? — поинтересовался он. Мое сердце пропустило удар. Нейл! Я так ждал от него письма и вот теперь...

— Нейл — мой сын.

Я старался, чтобы мой голос звучал как можно суше, и все же один звук этого имени разом всколыхнул столько воспоминаний. Мой сын, маленький мальчик с длинными черными локонами и темными глазами своей матери. Я держал его за руку, когда он делал первые шаги, когда он одерживал свою первую победу над силой земного притяжения. Потеряв его, я потерял лучшее в своей жизни. И это было уже непоправимо.

— Ваш сын,— протянул Халид.— А что ваш сын делает в Мекке?

— Он живет там вместе с моей бывшей женой.

— А что делает в Мекке ваша бывшая жена?

Этот допрос казался странным, но, по большому счету, мне уже было все равно. Моя дурацкая жизнь не стоит того, чтобы долго о ней распространяться, но если этому пирату любопытно, пусть слушает.

— Моя бывшая жена родом из Аравии. После нашего развода она вернулась к своим родителям. А после начала войны они все вместе перебрались в Мекку.

Судя по его лицу, Халид не верил ни одному моему слову.

— Мекка уже год как на осадном положении. Как же ваш сын смог послать вам письмо?

— Пару лет назад я подарил ему факс. Японский, если это важно для вас. Производство фирмы Панасоник.

Казалось, Халид понимает мое нетерпение и хочет всласть поиздеваться надо мной. Мой Бог, приди это письмо хотя бы на день раньше!

— Факса недостаточно для того, чтобы рассылать письма, мистер Карр. Нужна еще телефонная линия. А все телефонные кабели в Мекке давным-давно перерезаны.

— Вы что, никогда не смотрите телевизор? — не без ехидства поинтересовался я.— Или вы полагаете, репортеры передают свои сообщения из Мекки с помощью телепатии? Во всем мире давно уже пользуются спутниковой связью.

Его глаза полыхнули гневом. Казалось, он размышляет, какой казни предать меня за столь непочтительный ответ. Видимо, Халид не привык, чтобы с ним разговаривали таким тоном.

Но он был и не из тех, кого легко спровоцировать. Мгновение спустя он овладел собой, усмехнулся и протянул мне лист бумаги.


«Привет, папа! — писал Нейл.— Надеюсь, это письмо дойдет до тебя. Как твои дела? Я вижу твою станцию на небе утром и вечером и всегда желаю тебе доброго утра или доброй ночи. И знаешь, что еще? Ты не мог бы прислать нам оттуда сюда немного еды? Знаешь, как в «Стар Треке». Пока. Я люблю тебя. Нейл».


Мои глаза горели, но еще сильней горело мое сердце. Всегда, когда я получал его письма, мне хотелось заплакать. Сын был для меня самым важным существом во вселенной, и я не мог ни защитить его, ни помочь ему. Проклятье! Бездарно потерянная жизнь!

Внезапно в мои мысли ворвался металлический голос Халида.

— А теперь скажите мне, что вы замышляете?

— Что? Что я замышляю?

— Вы и ваши коллеги. Внутренний голос подсказывает мне, что вы что-то планируете против нас.

Он уже довел меня до белого каления. Этот сумасшедший Кинг Конг с револьвером вечно задавал какие-то идиотские вопросы. Что за дерьмовый мир, где подобные идиоты смеют открывать рот?! Вечно найдется какой-нибудь идиот, который разинет пасть в самый неподходящий момент. Не удивительно, что мир катится ко всем чертям.

— Мы планируем взять пару ящиков холодного пива, когда будем смотреть по телевизору вашу казнь,— ответил я, как мог вежливо.— А еще мы планируем помочиться на вашу могилу.

Халид выслушал меня не изменившись в лице, только его усмешка стала еще язвительнее.

— Я хочу, чтобы вы поняли, что у вас нет шансов,— холодно сказал он.— Нас привело сюда предназначение, и судьба на нашей стороне. Мне безразлично, что вы замышляете, все равно ваши планы обречены на провал.

— Тогда вы можете не тратить время на лишние вопросы.

Халид только задумчиво кивнул, не говоря мне ни слова. Очевидно, он счел, что разговор окончен. Тем временем на мостик вернулись Ральф и Свен. Халид приказал отвести меня в жилой модуль.

И вдруг стены станции задрожали от беспорядочных ударов. Ральф немедленно вытащил револьвер и начал испуганно озираться. Мы все вылетели в осевой тоннель. Стало ясно, что удары доносятся из жилого модуля.

Свен вытащил блокирующий клапан, а Ральф с оружием наизготовку встал у переборки.

Переборка отъехала вверх, и в тоннель выглянул бледный, перепуганный Джайкер.

— Скорее врача! — крикнул он.— У командира Мориямы сердечный приступ!


Содержание:
 0  Солнечная станция Solar station : Андреас Эшбах  1  Пролог : Андреас Эшбах
 2  Глава 1 : Андреас Эшбах  3  Глава 2 : Андреас Эшбах
 4  Глава 3 : Андреас Эшбах  5  Глава 4 : Андреас Эшбах
 6  Глава 5 : Андреас Эшбах  7  Глава 6 : Андреас Эшбах
 8  Глава 7 : Андреас Эшбах  9  Глава 8 : Андреас Эшбах
 10  Глава 9 : Андреас Эшбах  11  Глава 10 : Андреас Эшбах
 12  Глава 11 : Андреас Эшбах  13  Глава 12 : Андреас Эшбах
 14  Глава 13 : Андреас Эшбах  15  Глава 14 : Андреас Эшбах
 16  Глава 15 : Андреас Эшбах  17  Глава 16 : Андреас Эшбах
 18  Глава 17 : Андреас Эшбах  19  Глава 18 : Андреас Эшбах
 20  Глава 19 : Андреас Эшбах  21  Глава 20 : Андреас Эшбах
 22  вы читаете: Глава 21 : Андреас Эшбах  23  Глава 22 : Андреас Эшбах
 24  Глава 23 : Андреас Эшбах  25  Глава 24 : Андреас Эшбах
 26  Глава 25 : Андреас Эшбах  27  Глава 26 : Андреас Эшбах
 28  Глава 27 : Андреас Эшбах  29  Глава 28 : Андреас Эшбах
 30  Глава 29 : Андреас Эшбах  31  Глава 30 : Андреас Эшбах
 32  Глава 31 : Андреас Эшбах  33  Глава 32 : Андреас Эшбах
 34  Глава 33 : Андреас Эшбах  35  Глава 34 : Андреас Эшбах
 36  Глава 35 : Андреас Эшбах  37  Глава 36 : Андреас Эшбах
 38  Эпилог : Андреас Эшбах    



 




sitemap