Фантастика : Космическая фантастика : Глава 36 : Андреас Эшбах

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 36

Очнувшись, я увидел неяркий свет и нежное улыбающееся лицо. Меня окутывали тепло и покой. Кажется, я действительно попал на небеса, не в физическом, а в богословском смысле.

Существо ангельского облика заматывало мою руку белой тканью. И тут эту руку пронзила такая невыносимая боль, что все иллюзии разом исчезли. Вне всяких сомнений, я был жив. Когда мне удалось стряхнуть выступившие на глазах слезы, я узнал Ёсико. Она улыбалась все так же любезно и безмятежно. Какое ей дело до моих ран!

Я открыл было рот, но, оказалось, что мой язык распух, гортань пересохла, и я лишь беззвучно шлепал губами, как вытащенная из воды рыба.

— Лежите спокойно, Леонардо-сан,— промурлыкала Ёсико.— Все уже в порядке.

— Мостик...— выдавил я из себя.— Что же стало с...

— Уже все позади.

— Контроль над станцией?

— Да, Леонардо-сан.

— Связь с Землей?

— Да. Через два дня придет шаттл с медиками и полицейскими.

Я на секунду закрыл глаза, но снова впасть в беспамятство не удалось. Ёсико об этом позаботилась — антисептики, которыми она обработала рану, жгли, как адская лава.

Итак, я опять вернулся в реальность. Мы парили около нижнего сегмента осевого тоннеля, неподалеку висел открытый скафандр, внутренняя оболочка которого была густо полита кровью. Моей кровью. Я скосил глаза (шея пока отказывалась поворачиваться) и увидел пятна крови на своей одежде. Все это смотрелось ужасно.

Потом я увидел свою правую руку. Вернее, влажное иссиня-черное нечто. Похоже, я уже никогда не научусь играть на рояле.

Ёсико проследила за моим взглядом, и я с изумлением заметил слезы в ее глазах.

— О, Леонард...

Я смотрел на нее и вспоминал часы, которые мы провели вместе в хранилище скафандров. Почему я всегда влюбляюсь в иностранок? И как может отбивная, которую я сейчас собой представляю, думать о сексе?

— Как мои дела?

— С правым плечом и правой рукой — не блестяще, и все же..— Она бросила взгляд на мое многострадальное тело, испытующе взглянула мне в глаза,кокетливо улыбнулась, а потом опустила глаза, словно испугалась, что ее поймают на мыслях, неприличных для хорошей японской девочки.— Я должна наложить тебе повязку.

Мне пришлось стиснуть зубы покрепче. Вероятно, Ёсико, как и все мы, училась оказывать первую помощь на куклах, и мне выпала честь оказаться ее первым пациентом. Что я могу сказать? Ёсико стоит продолжать заниматься астрономией — карьера медицинской сестры ей не светит. Наконец я смог вздохнуть и сказать: — Ну и что? Ты не находишь, что я — герой?

Она кивнула. — О да, конечно.

— А разве герой не заслужил поцелуя?

Она вновь лукаво улыбнулась, наклонилась ниже и одарила меня невероятно долгим, по-настоящему захватывающим поцелуем. Это патентованное средство помогло мне гораздо лучше, чем перевязка. Такие поцелуи действительно способны воскрешать мертвых.

Кто-то постучал по стенке тоннеля. Мы затихли, как мыши. Но вновь раздался стук, и мы с Ёсико неохотно оторвались друг от друга. Из тоннеля выплыл Джайкер.

— Простите, что прерываю процесс лечения,— сказал он, покраснев.— Но капитан Морияма просил узнать, как ваши дела, Леонард.

Я невольно рассмеялся, точнее, издал нечто, вроде хриплого лая, и снова ощутил боль во всем теле.

— По-вашему, Джайкер, каковы мои дела?

— Я бы сказал, что вы на пути к выздоровлению.

— Что делать? — развел я руками.— Разве вы дадите спокойно умереть?

— Бросьте, Леонард,— парировал Джайкер,— никогда не давите на жалость в присутствии вашей дамы сердца. Пара царапин, несколько шрамов — все это лишь украшает мужчину.

Пока я обдумывал очередной остроумный ответ, нас прервали. По стенкам осевого тоннеля до нас донеслись тяжелые звонкие удары, словно кто-то бил металлом о металл. На мгновение я вообразил, что это Халид сидит верхом на станции и колотит чем-то тяжелым во внешний люк. От страха меня прошиб холодный пот. Джайкер, вероятно, уловил мою панику и поспешно объяснил:

— Это Спайдермен. Ким послал его ремонтировать зеркала.

Теперь я все вспомнил. Наша драку на вышке. Мои последние вдохи. Крошечный шаг, отделявший меня от великого Ничто. Халид, барахтающийся среди солнечных зеркал.

— Он не знал, какие они тонкие, эти листки,— прошептал я.— Он думал, по ним можно идти, можно взобраться наверх, чтобы прикончить меня.

Я снова вспомнил статьи в газетах. Журналисты писали, что фотоэлементы похожи на сусальное золото — чем тоньше, чем дороже. Для меня эти кремниевые листочки действительно оказались дороже золота.

— Этому бандиту стоило продержаться еще немного, дождаться Спайдермена и уцепиться за него,— сказал Джайкер задумчиво.— Это могло сработать.

— Там не за что держаться,— возразил я.— А что с остальными пиратами?

Кибернетик пожал плечами.

— Тот, кого они называли Свеном, мертв. Сакай в центре управления. Упакован, как рождественский подарок, и помалкивает.

— Отчего умер Свен?

— Пока вы были снаружи, мы запустили в вентиляционную систему командного центра ядовитый газ. У нас не было оружия, поэтому мы выжидали достаточно долго. Сакай очнулся, а скандинав оказался менее выносливым.

Я вспомнил Ивабути и Обу и понял, что не испытываю особой жалости к пирату. В конце концов он оказался здесь по своей воле.

— Вы двое должны мне помочь,— обратился я к Джайкеру и Ёсико.— Я должен попасть в центр управления.

— Это еще зачем? — возмутилась Ёсико.— Там справятся без тебя. Ты должен как следует отдохнуть.

— Есть одно дело, которое нужно закончить,— возразил я.

Они протестовали не слишком долго. Похоже, мне удалось разжечь их любопытство.

Джайкер и Ёсико помогли мне подняться по осевому тоннелю, оберегая мою правую руку. Все остальное было нетрудно. Невесомость — великое благо для больных и немощных.

Морияма вспорхнул мне навстречу, едва я вплыл через люк в помещение центра управления. Кажется, он с удовольствием обнял бы меня, но, увидев мои раны и повязки, ограничился лишь крепким пожатием левой руки и несколькими прочувствованными словами на японском. Как всегда, он умело сочетал азиатскую вежливость с европейской эмоциональностью,

Я увидел связанного Сакая, Бывший радист станции Ниппон был крепко прикручен за руки и за ноги к рукоятям на полу отсека. Он лежал с закрытыми глазами и казался мертвым.

На его месте, за пультом радиосвязи и управления радаром, сидел Ким. Он тут же поинтересовался, не знаю ли я, какая свинья разгромила его лабораторию. При этом он весело подмигнул мне, показывая, что вовсе не в претензии.

— Я могу видеть Халида на радаре,— продолжал Ким,— но на вызов по радио он не реагирует. Не знаете, что с ним случилось?

— Он мертв.

— Ах, вот как! — металлург кивнул.— Это многое объясняет.

Я попросил у него микрофон и наушники.

— Вы же сказали, он мертв! — удивился Ким.

— Он еще об этом не знает.

Ким пожал плечами, не зная, что и думать, но протянул мне микрофон. Я повис в воздухе рядом с пультом связи и настроился на частоту радио скафандра.

— Халид?

Мы услышали щелчок — пират включил свое переговорное устройство.

— Карр? — Его голос был совершенно спокоен, дыхание ровным.— Мне кажется, я улетаю все дальше от станции.

— Совершенно верно.

Он помолчал несколько секунд, потом заговорил снова:

— Хорошо, Карр, вы выиграли. Вы — триумфатор. Вы разделали меня под орех. А теперь, пожалуйста, верните меня на борт.

Я смотрел на темный экран радара, где светилась крошечная зеленая точка. Все тот же старина Халид. Гордый, но склонный пойти на уступки. Кажется, он решил, что сможет мною управлять.

— Я не знаю, что я выиграл Халид. Я не думаю о триумфе. Но я точно знаю, что с вами все кончено. — Это я тоже знаю,— в его голосе не прозвучали гневные нотки. Он решил, что я пришел поиздеваться.— Я сдаюсь, Карр. Я поднимаю белый флаг, падаю на колени — все что угодно. Возьмите меня на борт. Я клянусь, что не окажу сопротивления.

— Вы все еще не понимаете, Халид,— сказал я медленно и внятно.— Мы не можем забрать вас.

Мы услышали, как его дыхание на секунду прервалось.

— Этого не может быть! — воскликнул Халид. Он был скорее рассержен, чем испуган.— Вы лжете, Карр!

— Зачем мне вам лгать?

— Вы не можете оставить меня здесь Карр. Это самосуд. Я сдался, я отвечу перед законом.

Я почувствовал отвращение. Он все еще пытался сохранить лицо, остаться хозяином положения и одновременно цеплялся за свою жизнь. Он готов был восхвалять наши законы, готов использовать любую возможность, лишь бы усилить свои позиции.

— Ваших запасов кислорода хватит на пять часов,— ответил я как мог равнодушно.— Потом вы умрете. И ни Бог, ни пророки вам не помогут.

— Но вы должны что-то сделать, Карр!

— Что я, по-вашему, могу сделать?

— У вас же есть монтажная платформа! Та, которую вы послали навстречу нашей ракете. Вы можете послать ее за мной. Я знаю, у нее большой радиус действия.

— Баки этой платформы пусты и сухи, как пустыня, в которую вы собирались превратить Мекку. Ни капли горючего. Мы израсходовали все, когда пытались сбить с курса вашу ракету.

— Наша ракета! — воскликнул он.— Наша капсула! У нее достаточно горючего!

— Вы сами сломали пульт управления в ракете, когда посадили нас туда,— напомнил я.

— Но горючее! Вы можете залить баки платформы!

— Платформа висит в пяти километрах от станции, и нет такой силы, которая заставила бы ее вернуться.

Он помолчал, но скоро вновь заговорил.

— У ваших скафандров есть ракетные ранцы.

— Должны быть,— поправил я.— Их привезет следующий шаттл.

— Шаттл! — на этот раз он почти кричал.— Когда он сможет взлететь?!

— Не раньше чем через пятьдесят часов.

— Они должны поторопиться!

— Старт шаттла отложен из-за саботажа. Вы знаете, кто устроил этот саботаж, Халид. Наземные службы не смогут подготовить корабль раньше, чем через двое суток.

Наконец он понял то, что я пытался ему втолковать. От его былой выдержки не осталось и следа.

— Сама станция! — закричал он в панике.— Станция может совершать маневры! Разверните ее к солнцу, накопите энергию и...

Я вспоминал Обу, которая мечтала о встрече с любимым, а встретилась со смертью. Я вспоминал Ивабути, который умер потому, что был гениальным инженером. Я вспоминал профессора Ямамото, который посвятил жизнь тому, чтобы открыть человечеству путь к звездам. Я думал о Нейле и о миллионах людей, которых Халид приговорил к страшной смерти. Невольно я положил руку на нагрудный карман, где хранился факс от Нейла, и почувствовал, как бьется сердце.

— Послушайте, Халид. Все бесполезно. Ваша жизнь кончена. Через пару часов вы встретитесь со своим Творцом, постарайтесь подготовить себя к этой встрече.

После этого я прервал связь и оставил убийцу наедине с пустотой и его мыслями.

В центре управления было очень тихо. Я Смотрел на лица членов команды, пытаясь угадать их мысли. Джайкер был не на шутку испуган. Кажется, он воображал себя висящим в пустоте, над огромным земным шаром. Отторгнутый от всего человечества, в абсолютном одиночестве и безнадежности ожидающий смерти. Бурная фантазия кибернетика на этот раз сыграла с ним дурную шутку — ночные кошмары ему обеспечены.

Морияма только коротко кивнул мне. Он отлично все понял. Когда-то он сказал, что командир станции повелевает жизнью и смертью. Вероятно, смерть Свена не была случайной, и Морияма ни на секунду не раскаялся в своем решении. Однако я не убивал Халида. И не лгал ему — у нас действительно не было ни малейшей возможности взять его на борт или доставить ему баллон с кислородом. Космического пирата убили законы небесной механики, и в этом была высшая справедливость.

Морияма повернулся к Танаке, сидевшему за пультом рядом с привязанным Сакаем.

— Освободите его,— распорядился командир.

Танака удивленно уставился на Морияму. С минуту они молчали, не отрывая глаз друг от друга. Казалось, оба японца общаются без слов, с помощью телепатии. Наконец Танака кивнул и ослабил путы, удерживающие радиста. Сакай уставился на всех нас так, как будто только что пробудился ото сна. Морияма, не сказав ему ни слова, повернулся к монитору.

— Мы должны решить, что делать дальше,— начал он.— У нас куча трупов на станции...

Мы с Джайкером смотрели, как Сакай массирует затекшие суставы. Он был вял и апатичен, как будто еще не оправился от отравления газом. Танака тоже не обращал на бывшего радиста никакого внимания и спокойно сматывал веревку в клубок. Я взглянул на Ёсико. Казалось, ее мысли витают далеко-далеко отсюда.

Взгляд Сакая блуждал от Мориямы к Танаке. Потом радист молча кивнул и медленно поплыл к двери.

Джайкер хотел преградить ему путь, но Морияма жестом дал понять, что этого делать не нужно. Люк захлопнулся за спиной Сакая. Мы с Джайкером вздрогнули. Японцы и Ким остались по-прежнему невозмутимы.

Я взглянул на монитор перед Мориямой. Командир вывел на экран два протокола, которые корабельный компьютер заполняет самостоятельно. Один из них показывает, открыты или закрыты воздушные шлюзы, другой — какие скафандры взяты из своих гнезд или возвращены на место.

Я все еще не понимал, чего добивается Морияма. Как зачарованные, мы не отводили глаз от монитора.

Через пять минут после того, как Сакай покинул центр управления, мы увидели, что компьютер сигнализирует об открытии внешнего люка. Но число скафандров осталось неизменным.


Содержание:
 0  Солнечная станция Solar station : Андреас Эшбах  1  Пролог : Андреас Эшбах
 2  Глава 1 : Андреас Эшбах  3  Глава 2 : Андреас Эшбах
 4  Глава 3 : Андреас Эшбах  5  Глава 4 : Андреас Эшбах
 6  Глава 5 : Андреас Эшбах  7  Глава 6 : Андреас Эшбах
 8  Глава 7 : Андреас Эшбах  9  Глава 8 : Андреас Эшбах
 10  Глава 9 : Андреас Эшбах  11  Глава 10 : Андреас Эшбах
 12  Глава 11 : Андреас Эшбах  13  Глава 12 : Андреас Эшбах
 14  Глава 13 : Андреас Эшбах  15  Глава 14 : Андреас Эшбах
 16  Глава 15 : Андреас Эшбах  17  Глава 16 : Андреас Эшбах
 18  Глава 17 : Андреас Эшбах  19  Глава 18 : Андреас Эшбах
 20  Глава 19 : Андреас Эшбах  21  Глава 20 : Андреас Эшбах
 22  Глава 21 : Андреас Эшбах  23  Глава 22 : Андреас Эшбах
 24  Глава 23 : Андреас Эшбах  25  Глава 24 : Андреас Эшбах
 26  Глава 25 : Андреас Эшбах  27  Глава 26 : Андреас Эшбах
 28  Глава 27 : Андреас Эшбах  29  Глава 28 : Андреас Эшбах
 30  Глава 29 : Андреас Эшбах  31  Глава 30 : Андреас Эшбах
 32  Глава 31 : Андреас Эшбах  33  Глава 32 : Андреас Эшбах
 34  Глава 33 : Андреас Эшбах  35  Глава 34 : Андреас Эшбах
 36  Глава 35 : Андреас Эшбах  37  вы читаете: Глава 36 : Андреас Эшбах
 38  Эпилог : Андреас Эшбах    



 




sitemap