Фантастика : Космическая фантастика : 14 : Дэвид Файнток

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47

вы читаете книгу




14

– Не учи меня жить, Эдгар, я знаю, что делаю! – раздраженно убеждал я Толливера и себя, бросая сквозь стекло телефонной будки рассеянные взгляды на зал ожидания космопорта.

– С какой стати он будет тебе помогать? – возражал Толливер.

– Это мои проблемы. Адмирала я уже поставил в известность. Академия по-прежнему на тебе, ты временно исполняешь обязанности ее начальника. А что касается специальных кадетов, я имею в виду Арнвейла, Дрю и Стрица… Честно говоря, не знаю, что с ними делать.

– Может, прислать их вам в помощь?

– Нет, в это дело их вовлекать нельзя.

– А на следующей неделе? Церемония ввода в эксплуатацию корабля «Веллингтон»?

– Ты что, спятил? Каких-то кадетов… Там же будут сплошные шишки!

– Ну и что?

– Как что?! Ведь… Впрочем, действительно, почему бы и нет? Ладно, подумаю. Хотя, что тут думать, конечно, возьму их на церемонию. Ты закончил финансовую проверку?

– Нет еще, жду справок из отдела снабжения.

– Джефф Торн прибыл?

– Сегодня должен прибыть. Я послал гардемарина встретить его в Лондоне.

– Хорошо. Передай ему от меня привет. Пока.

– Бог в помощь.

Я вышел из будки. Навстречу мне из кресла вскочил Адам Тенер.

– Выход номер двенадцать находится там, сэр, – услужливо показав он.

– Я еще не разучился читать, – проворчал я.

– Вам, наверно, трудно ходить, сэр, посидите здесь, а я встречу вашего помощника сам.

– Я еще не инвалид. – Ну почему все относятся ко мне, как к инвалиду? После нескольких шагов бодрость моя испарилась, пришлось согласиться с гардемарином. – Ладно, подожду здесь. Ты узнаешь Эдди Босса легко, он раза в два шире тебя.

– Есть, сэр.

Итак, очередной удар судьбы – через несколько минут мне придется говорить с Эдди Боссом, бывшим беспризорником с огромными кулачищами, которыми можно переломить хребет лошади. Я вытащил его из грязи, учил читать и писать, правильному произношению и хорошим манерам, а он отплатил мне… Эх, лучше не вспоминать.

Несколько лет тому назад власти решили переселить часть беспризорников в дальние малонаселенные колонии, подобрали в трущобах Нижнего Нью-Йорка банду подростков и затолкали их в мой корабль, как сельдей в бочку. Среди этих дикарей, говоривших на непонятном мне жутком жаргоне, были Анни и Эдди Босс – главарь банды. С ними я провел тяжелейшие месяцы на «Дерзком». Из-за нехватки экипажа пришлось взять на службу некоторых пассажиров, в том числе и беспризорников. Так Эдди Босс стал солдатом. Он был неплохим малым, по-своему справедливым, учился читать, писать, говорить и вести себя, как «верхние» – жители Верхнего Нью-Йорка. Я бился с ним много недель, учеба шла тяжело, но Эдди очень старался и в конце концов освоил азы.

Вскоре захотела стать «верхней» и Анни. Я начал превращать ее в леди…

– Докладывает гардемарин Тенер, сэр!

Я встрепенулся, встал. Где я? Космопорт, зал ожидания, рядом с Тенером в белоснежной униформе – Эдди Босс. Под моим взглядом он вытянулся по стойке «смирно» и с непроницаемым выражением лица доложил:

– Рядовой Босс по вашему приказанию прибыл, сэр!

– Вольно.

Адам расслабился, а Эдди демонстративно остался стоять столбом, глядя прямо перед собой.

– Мистер Босс, вам сказали, зачем я вас вызвал? – терпеливо спросил я.

– Нет.

Он не добавил необходимого «сэр», но в интересах дела я готов был и не на такие жертвы.

– Мне нужна ваша помощь.

По лицу Эдди пробежала гримаса.

– Это приказ, капитан? – с вызовом спросил он.

– Нет, просьба. – Что толку приказывать? В таких делах нельзя действовать напролом, грубая власть все испортит.

– Тогда я отказываюсь вам помогать.

– Вы знаете, с кем говорите?! – вспылил Адам.

– Знаю, – все тем же ледяным тоном ответил Эдди.

– Что вы себе позволяете?!

– Мистер Тенер, – вмешался я, – позвольте нам поговорить наедине.

– Есть, сэр. – Адам отошел в другой конец зшта.

– Мистер Босс… – Нет, так не годится. К черту официальность! Я сменил тон. – Эдди, стряслась большая беда. Пропала Анни. Вышла из госпиталя и пропала в трущобах. Возможно, она еще жива. Мы должны ее найти.

– Ищи. Я не буду.

– Разве она для тебя уже ничего не значит?

– Анни Уэллс? Трущобница, окрутившая «верхнего», чтоб стать женой капитана? Мне нет дела до этой суки.

– Эдди! – У меня подкосились колени, я упал в кресло. – Эдди, без твоей помощи я ее не найду. Пытался уже… Смотри, что из этого вышло. – Я ткнул перевязанной рукой в огромную шишку на лбу.

– Слабовато тебя разукрасили, – злорадно оскалился он.

– Ты обиделся на меня за то, что я перевел тебя из Сентралтауна на корабль?

– За что обижаться?! За то, что ты отправил меня к черту на кулички подальше от Анни?! – От волнения Эдди говорил с жутким трущобным акцентом. – Ты сбагрил меня с такой хреновой меткой в досье, что я весь полет драил полы! – Он помолчал, с досадой махнул рукой и с горечью, тщательно следя за произношением, утрированно вежливо произнес:

– Разве я могу обижаться на такое, капитан Сифорт, сэр?

– Эдди, ты должен меня понять. Когда я увидел ее в постели с тобой, это было таким ударом… Я ведь не знал тогда, что у вас другие понятия о сексе. То, что у нас, «верхних», считается изменой, в трущобах считается пустяком, чем-то вроде легкого развлечения. Теперь я знаю, что ты… обладал Анни гораздо раньше меня. Теперь я понимаю, что ты не предал меня, а просто…

– Конечно, не предал! Это ж пустяк, капитан! В трущобах все трахаются с кем попало, кто с кем хочет, пацан с девкой, пацан с пацаном, девка с девкой. И группами… Это такой пустяк, что. Короче, это вообще ничего не значит!

– Эдди, помоги мне.

– Не, я уже не трущобник.

– Умоляю тебя, помоги мне, пожалуйста. Хочешь, стану перед тобой на колени?

– Это я люблю, капитан, становись, – плотоядно оскалился Эдди, – посмотрим, как это будет.

Анни, все равно я люблю тебя, даже после этого.

На потеху толпы, глазеющей на нас со всех сторон, я встал на колени перед ухмыляющимся рядовым, бывшим трущобником, и униженно умолял его:

– Эдди, прошу тебя, помоги мне найти…

– Встань, хватит! – Эдци поднял меня за шиворот. – Хватит ползать, капитан! Никогда больше не ползай!

– Помоги, – шептал я. – Помоги.

– Как я тебя ненавидел! Как хотел дать тебе в морду! Но ты учил меня читать. Черт бы тебя побрал, я хотел, но не мог тебя ненавидеть!

– Эдди, помоги…

– Ладно. Не тебе помогу! Ей! Понял?!

– Как скажешь, хорошо, Эдди.

– Ей помогу. Не тебе. – Он сжал мне руку. – Ей и немного тебе. Пошли.

Солдат не имеет права прикасаться к капитану без его разрешения, но я послал к черту традиции и приличия. Все ради Анни!

– Хорошо, – улыбался я, – хорошо. Пусть ей, а не мне. Только помоги.

Мы вылезли из вертолета, направились к клинике.

– Анни вышла отсюда с родственниками одного из больных, – объяснял я Эдци Боссу, показывая на ворота. – Наверно, она где-то-неподалеку.

– Не, – качал головой Эдди, осматривая окрестности. – Тут ее нету. Здесь ей жить нельзя, пришить могут.

– Ее убили?!

– Не знаю. Это же Бронкс! К бронкам хэты не суются.

– Кто?

– Мы с Анни хэты, то есть из Манхэттена, а это совсем не то, что Бронкс. Ты думаешь, мы такое дерьмо? Нет. Бронки – людоеды. Жрут даже друг друга, если кто из них сдохнет. У нас не так.

– Конечно, у вас не так, – охотно согласился я. Вспомнилось, как эти самые хэты ссали у меня на корабле в коридорах, гадили прямо в каютах. Каких трудов стоило научить их пользоваться туалетом! – Вы, хэты, гораздо лучше.

– Бронки такие отбросы, – скривился Эдди. – Пошли.

– Куда? – Я переглянулся с ошалелым Адамом.

– В Манхэттен, куда же еще, капитан, – снисходительно объяснил Эдди, словно ребенку. – Анни, натурально, знала, что бронки замочат ее, и двинула в Хэттен. Там она, если жива еще.

– Эдди, но как она могла дойти до Манхэттена? Меня тут чуть не убили, а я прошел совсем ничего, всего километр.

– Вы ж не трущобник, капитан, – ухмыльнулся Эдди, – Анни знает, как туда добираться. Хэты лучше поганых бронков, соображают. А вы пропадете. Пойду-ка я лучше один.

– Я тоже хочу искать.

– Не сможете. Не знаете наших повадок. Хотя, может, не помешаете. Некоторые трущобники знают о вас, даже уважают. Если узнают, помогут. Ладно, возьму вас с собой. Только в этой робе я не пойду, в трущобах таких не любят.

– Мне тоже переодеться?

– А как же, капитан! – посмеивался Эдди надо мной, как над придурковатым. – Парадная форма там ни к чему. Надо бы что похуже.

– А что надеть гардемарину?

– Этому, что ль? На хрен его. Сосунок нам не нужен.

– Ладно.

Мы пошли в клинику подыскивать одежду.

Адама Тенера мы взяли лишь для того, чтобы он доставил нас на вертолете в Манхэттен. Условились, что он вернется за нами завтра в полдень, а если нас там не окажется, то прилетит еще раз ровно через сутки.

– Сэр, вы опять рискуете жизнью, – увещевал меня Адам, уже сидя в кресле пилота.

Мы с Эдди уселись на заднее сиденье.

– Твое дело доставить нас на перекресток 34-й и Бродвея, – отрезал я, но на всякий случай еще раз похлопал себя по карманам синей униформы. Парадную форму я оставил в отеле. В правом кармане лежал лазерный пистолет, в левом – две запасные батарейки. Из вещей я взял с собой лишь одну смену одежды, фонарик и причиндалы для бритья. – Мистер Босс, вы готовы?

– Давно уж. Надо спешить, а то скоро стемнеет, у бродов и мэйсов начнутся разборки.

Адам запустил лопасти, наш вертолет поднялся с крыши «Шератона».

После клиники мы зашли в магазин, где Эдди закупил два-три десятка банок мясных и овощных консервов, кофе и прочей жратвы. В отеле все это он вытряхнул из сумки в наволочку, измазал ее, получился грязный мешок.

– Чтоб не подумали, будто я «верхний», – прокомментировал он для нас, дубоголовых.

Как только Адам посадил вертолет, Эдди выскочил, как ошпаренный кот, выволок меня за шкирку и скомандовал гардемарину:

– Канай отсюда! Живо!

Адам мгновенно взлетел. К моему удивлению, улица оказалась безлюдной. Помнится, когда мы с Амандой ездили сюда на экскурсию в бронированном автобусе, улицы кишели трущобниками. Правда, мы ездили днем, а теперь сгущались сумерки.

– Итак, с чего начнем? – не спеша озирался я.

– Быстрей топай, пока броды не налетели! – прикрикнул Эдди и потащил меня к обочине.

– Кто такие броды?

– Плохо слышишь или плохо соображаешь? Видишь? – Эдди показал на потрескавшуюся табличку на доме: «Бродвей». – Это их территория, а мы с Анни были мэйсами. Живее. – Эдди с наволочкой-мешком на спине побежал по Бродвею.

Я изо всех сил старался не отставать. Вскоре мы притаились за брошенным электромобилем около перекрестка Бродвея и 38-й улицы.

– Почему мы не приземлились сразу на 34-й? – спросил я.

– Тесс! Говори тише. – Эдди внимательно осматривал окрестности. – Если бы наши увидели, как я спустился на вертолете, думаешь, поверили бы, что я трущобник? Не поверили бы, в натуре. Кто тогда скажет мне, где Анни? Никто. Понял? Тут все просматривается, сейчас рванем на полной скорости. Приготовься.

Эдди бросился со всех ног через автомобильную стоянку, захламленную кирпичами и мусором. Я едва за ним поспевал. Мы остановились у заброшенного магазина с заколоченными окнами. Покореженная дверь была заперта.

– Щас завернем за угол, только вооружимся. – По-озиравшись, Эдди подошел к металлическому столбу с разбитым дорожным знаком и начал его выламывать, но столб не поддавался.

– У меня есть пистолет.

– Это на крайний случай. Лучше найти дубину. – Эдди поднажал на столб, согнул его на несколько градусов, потом начал гнуть в обратную сторону. – Ладно, хрен с ним, найдем что-нибудь полегче.

Вдруг из двери заброшенного магазина выскочили двое: худющая женщина и бородач с палкой. Эдди отбросил меня назад и замахнулся на нападавшего мешком с консервами. Женщина с визгом шмыгнула за дверь, мужик отступил и замер в боевой стойке. Я на всякий случай вытащил пистолет.

– Спрячь, пока нас не шлепнули, – приказал мне Эдди.

– Вы не броды, – выпалил бородач так неразборчиво, что я едва разобрал.

– Щас свалим отсюда. Мир? – предложил Эдди.

– Идет.

– Без свиста. – Эдди опустил мешок.

– Заметано. – Бородач скрылся за дверью.

– Бежим, – приказал Эдди и припустил, не оглядываясь.

Пробежав квартал, мы спрятались за ржавой машиной.

– Он не поднимет тревогу? – спросил я.

– Нет, он обещал. Но мы должны быстрее покинуть их территорию. А ночью нам бы не поздоровилось. -

Внимательно оглядевшись по сторонам, Эдди вышел из укрытия. Я поспешил за ним.

Мусора вокруг было не меньше, чем в Бронксе, зато костров с жарящимися на вертелах собаками не попадалось, да и жалких лачуг не было. Видимо, здесь трущобники жили на первых этажах небоскребов.

– Быстрей, капитан, остался один квартал, там территория мэйсов, – торопил меня Эдди.

– Кто эти мэйсы? Почему из зовут мэйсами?

– Сам увидишь! Быстрее!

– Там родилась Анни?

– Да. И Анни, и я. Деке летает на корабле, но Сэм и Бонн остались здесь, помнят меня! Не бойся, капитан, со мной тебя не тронут. – Эдди все ускорял бег.

Наконец мы свернули за угол. Вот она, та самая улица! Вдруг Эдди помрачнел, остановился как вкопанный, бросил мешок.

– Мэйсы! – заорал он во всю глотку. – Где вы?

Отчаянный крик эхом отражался от облупленных стен, но ответа не было. Я подобрал наволочку с провиантом, подошел к обескураженному бывшему главарю.

– Эдди, что случилось?

– Нет мэйсов! Ушли! – Глаза его сверкали сумасшествием.

– Может быть, мы перепутали, ошиблись улицей?

– Нет! Здесь они были! Здесь! Я здесь родился! Здесь погибла в разборке с бродами моя мать! Мне было тринадцать. Тогда я стал Боссом. Капитан, где же они? Где мэйсы? – По щеке Эдди Босса катилась слеза.

– Мэйсов нет! – раздался вдруг голос. Мы обернулись. К нам приближались четверо: трое парней и девица. Я сунул руку в карман, но они на меня лишь покосились. Их интересовал Эдди.

– Вы на моей территории, – объявил сухопарый верзила в потрепанной куртке. – Мы рокки. Я главный.

– Куда ушли мэйсы? – подступил к нему Эдди.

– Плати, – подло ухмыльнулся главарь.

– Бери две. – Эдди достал из мешка пару банок.

– Сунь их себе в жопу! – презрительно фыркнул главарь. – Даю две минуты. Делайте отсюда ноги. Шустро! Здесь хозяева мы, рокки.

– Рокки?! – вскричал Эдди и швырнул мешок главарю в харю.

Рокки выхватили ножи, завязалась драка. Не успел я достать пистолет, как два рокка уже бежали. Проворная девка вскочила Боссу на спину, он мгновенно стряхнул. ее и вырубил ударом в челюсть.

– Держись, мясо! – орали убегающие смельчаки. – Ща набегут рокки!

Эдди добил главаря, схватил мешок с консервами и с размаха ударил им бездвижного рокка по голове. Мешок обагрился кровью.

– Хватит, Эдди, – схватил я его за руку.

– Это земля мэйсов! – в исступлении кричал Эдди. – Была, есть и будет! Всегда!

– Эдди, бежим!

Он остыл, замер, охваченный горем.

– Мэйсов нет… Мэйсов нет, – повторял он, как заведенный.

– Эдди, нам надо бежать.

– Рокки.

Я похолодел от ужаса. Со всех сторон на нас надвигалась толпа: мужчины, женщины и даже дети. Эдди вышел из оцепенения.

– Бежим!

Мы помчались по 34-й улице. Нам вслед что-то дико кричали.

– Туда! – показал Эдди на магазин с железными ставнями. – Тедро Чанг!

– Он нас спрячет?

– Не знаю. – Эдди заколотил в стальную дверь ногою.

– Этот замок не устоит против лазера.

– Какие лазеры? Тут не достанешь для них батареек! А легавые за пистолет расстреливают на месте! – Эдди отчаянно долбил в дверь. – Открой! Чанг!

– Закрыто, – наконец ответили за дверью.

– Я Эдди Босс! Не узнаешь?! Открой! Быстрее!

– Эдди исчез три, нет, четыре года назад. Его схватила полиция, – скрипел за дверью неторопливый голос.

Рядом с нами в стену ударил камень. Я выхватил пистолет, направил в трущобников. Толпа приостановилась, ощетинившись дубинами, кирпичами, заточками.

– Чанг, пусти нас! Открой! – молотил в дверь Эдди Босс.

– Что дашь?

– Консервы! Много банок!

Дверь со скрежетом приоткрылась, в темноте над цепью настороженно блеснули глаза. О металл грохнул камень.

– Эдди? – удивленно скрипнул голос из щели.

Цепь исчезла, дверь распахнулась настежь, в то же мгновение Эдди втащил меня внутрь. Старик затворил дверь, снова загремел цепью. По стальной двери бил град камней.

В пыльном сумраке тускло светил фонарь с практически вечной батарейкой фирмы «Вальдез». Помещение было забито всевозможными ящиками и коробками, полки ломились под тяжестью консервов, на креслах валялись зимние пальто и куртки, пахло пряностями.

– Здорово, Педро, – сказал Эдди.

– А это кто? – покосился на меня старик.

– Капитан. Консервы его.

– Дай.

– На. – Эдди отдал ему мешок.

– Что за капитан?

– Космический: Я там же летаю.

– Тебя ж загребли копы.

– Отпустили.

– Отпустили трущобника? Никогда такого не слышал, – покачал головой Чанг. В дверь и ставни бешено колотили чем-то тяжелым, металлическим. – Пошли вон от Чанга! – крикнул старик толпе.

– Выдай нам мэйса! – орали снаружи. – На разборку!

– Прочь от Чанга! А то Чанг разберется с вами! – Снаружи притихли. Довольный Чанг повернулся к нам. – Ко мне не сунутся, не бойтесь. Капитан, значит? – фыркнул он, одарив меня презрительным взглядом.

– Педро Чанг от старости малость гикнулся, – прокомментировал Эдди, – а раньше соображал как шесть голов.

– Кто гикнулся?! – возмутился старик, гордо выпрямившись во весь свой маленький рост, – Думаете, поверю, что трущобник летал в космосе и вернулся с капитаном в трущобы? Кто из нас гикнутый?!

– Мистер Босс сказал правду, – вмешался я. – Взгляните на мою униформу. Я действительно капитан.

– Хватит пудрить мозги! Я Тедро Теламон Чанг! Мне мозги не запудришь! – Старик медленно обошел вокруг меня, с недоверием разглядывая мою униформу. – Форма-то ихняя, да не та. В журналах капитаны всегда в белом.

– Капитан не всегда носит парадную форму. Вы хотели, чтобы я шлялся по трущобам в парадной?

– Ой-ой, какой важный! – Чанг насмешливо пощелкал языком. – Косит под «верхнего», в натуре!

Я выхватил пистолет и решительно направился к двери.

– Пошли, Эдди! Прорвемся!

– Всех не перестреляете, капитан Николас Сифорт, – сменил тон старикан, перестав коверкать слова на испанский манер. – Закидают кирпичами, забьют дубинами. – Ни малейшего акцента!

– Ты, плут! – вспылил я. – Куда подевался твой жаргон!

– С трущобниками говорю по-трущобски, а с «верхними» – по-верхнему, – спокойно ответил Чанг. – Что вытаращился? Не в зоопарке. – Старикан хитро подмигнул Эдди. – Верю, что ты теперь ихний. Раз «верхний» капитан смог жениться на трушобнице, значит, и ты смог стать солдатом. А твоя харя, – хитрец снова посмотрел на меня, – шибко часто мельтешит в газетенках и новостях. Я сразу тебя узнал. Многие трущобники смотрят телек, но не верят ему, думают, «верхние» врут все. Ну, зачем к нам пожаловал, капитан?

– Ищу свою жену. Анни Уэллс, когда-то она жила тут, была трущобницей, как и Эдди, из мэйсов.

– Была и будет, внутри трущобники не меняются, – мудро изрек старик.

– Почем ты знаешь, старье?! – возмутился Эдди.

– Тогда почему ты говоришь мне «старье», а не мистер Чанг? Почему ты так вопил, что мэйсы ушли? А?

– Ладно, не обижайся, – смягчился Эдди.

– Говорил, что я гикнутый? Говорил, щенок. А Чанг был старьем, когда тебя еще нигде не было, – все укорял старик.

– Ладно, ладно, – зарделся Эдди, – я же сказал, не хотел обижать.

– Педро Чанг был единственным другом мэйсов. И сейчас был бы другом, если б мэйс не грубил.

– Не сердись, не буду грубить, будь другом.

– Ну. добре. Садитесь. – Чанг свалил шмотки с кресел на пол в одну кучу. – Зачем ищете Анни?

– Она лечилась в клинике в Бронксе, – начат объяснять я, – у нее нарушился баланс гормонов. Несколько дней назад Анни вышла из клиники и не вернулась. У нее нет с собой денег. Она может пропасть.

– Может, – согласился старик. – Ее могли схватить бронки, а она гикнутая, что может сделать?

– Эдди считает, что она могла дойти до Манхэттена.

– Могла, только навряд ли.

– Что с мэйсами? – вскрикнул Эдди, схватив Чанга за руку.

– Не пыли! – Старик с гримасой выдернул из огромного кулака Эдди свою костистую руку, зашаркал на кухню, вернулся с электрическим чайником, подсоединил его к батарейке, поставил на грязный стол три чашки, уселся в кресло, завел неспешный разговор. – Дома на 34-й от старости трескались, разваливались. Два года назад пришла полиция с бульдозерами, начали сносить здания. Мэйсы пытались сопротивляться… Многих мэйсов тогда укокошили. Остальные остались без крова.

– Эй, Чанг! – крикнули снаружи. – Ты с нами или с мэйсами?

– До чего же они нетерпеливые, эти рокки, – проворчал Чанг и крикнул, повернувшись к двери:

– Дайте поговорить с мэйсами! Прочь! На хрен! Ща брошу вам динамита!

Снаружи затопотали, смываясь. Чанг усмехнулся, обнажив желтые зубы.

– Куда ушли мэйсы!? – нервно взрычал Эдди.

– Не торопись, слушай. Так вот, рокки потребовали у мэйсов мзду за проход через их территорию, а у мэйсов уже не было чем платить, поэтому они пробивались с боями. Некоторые погибли, а некоторым удалось прорваться. Что случилось с мэйсами дальше – не знаю. Никто не вернулся. – Чанг наполнил до половины чашки, подумал и налил еще, доверху.

– Мистер Чанг, Анни к вам приходила? – спросил я.

– Нет. Не видел ее. Эдди, где ты научился калякать по-верхнему? В школе?

– Нет, капитан учил на корабле.

– Капитаны не учат трущобников.

– Этот капитан учил.

Старик пристально уставился на меня.

– Хорошо, капитан, ты помог Эдди, я помогу тебе. Чуточку. Много не могу, я ведь нейтрал. Только вначале скажите, за что рокки так злы на вас?

– Я убил одного или двоих, – ответил Эдди. Чанг присвистнул и покачал головой:

– Плохи ваши дела. Я должен вас выдать.

– Есть из твоей конуры другой выход?

– Рокки не такие глупые, как ты, мэйс, теперь они стерегут все мои выходы. Но Чанг тоже не глуп, Чанг хороший торгаш, может договориться о выкупе. Рокки потребуют очень большую мзду.

– Но у нас нет больше консервов! – воскликнул в отчаянии Эдди.

– Консервами все равно не откупитесь. – Чанг задумчиво чесал подбородок. – Чанг ничего им не даст. Что вы дадите? Спрошу у них. – Старик взял дубину, поколотил ею по двери. – Эй, рокки! Будете говорить с Чангом?

– Бросишь в нас динамит? – крикнули снаружи.

– Посмотрим. Давайте базарить.

– Дай мэйса.

– Один мэйс, один рокк, базар у Чанга без драки.

– Щас.

Чанг приложил ухо к двери, прислушиваясь. Через пару минут из-за двери крикнули:

– Два рокка! Только базарить! Без драки!

– Слово Чанга! Два рокка впущу! – Чанг повернулся к нам, показал на портьеры, закрывавшие вход в другую комнату. – Спрячьтесь там. Ждите.

Эта комната оказалась просторной и на удивление чистой. В углу была кровать, на полках стояло множество книг, причем не на дискетах, а старинных бумажных. В одной из стен была массивная стальная дверь, за которой, очевидно, скрывалась еще одна комната. Я встал у портьер, навострил уши и прильнул к щелочке. Заскрежетала дверь на улицу, вошла всклокоченная женщина.

– Добро пожаловать в дом Чанга, Треза! – напыщенно произнес Чанг.

– Хватит болтать, дай мэйса! – зарычал следом вошедший мужик.

– Вначале базар, вы дали слово, – напомнил Чанг.

– Слово рокка закон! Заткнись, Бучи! – прикрикнула на спутника Треза.

– Врет, – шепнул мне Эдди, – роккам верить нельзя.

– Присаживайтесь, пейте мок кофе, – пригласил гостей Чанг. – Зачем вам мэйс?

– Он убил Арно, а тот всего лишь с ним говорил, – сказала Треза.

– Говорил, что это район рокков, – злобно шепнул мне Эдди.

Я ткнул его локтем под ребро. Чанг налил гобтям в железные кружки кофе и продолжил беседу:

– Арно много болтал.

– Ей-богу, Арно просто говорил, а мэйс дал ему в морду мешком! Хотим мстить, – заявила Треза.

– Ладно, ладно, Чанг нейтрал, Чанг выдаст вам мэйса.

– Не выдаст, – шепнул Эдди.

– Почему? – спросил я.

– Он дал нам чая.

Что за бессмыслица? Но я не стал расспрашивать Эдди, мне важнее было подслушивать беседу Чанга с рок-ками.

– Какой выкуп хотите за Арно? – скрипел Чанг.

– Весь твой магазин, – пролаял Бучи.

– Не говори дурость, Бучи, говори дело.

– Не будем брать за Арно жратву, будем мстить.

– Кончаем базар. Допивайте кофе, идите на улицу.

– Возьмем мзду, – сказала Треза и умолкла. Чанг терпеливо ждал. Наконец Треза продолжила:

– У «верхнего» лазерный ствол. Я видела. Возьмем пистоль, и чай, и консервы.

– Лазерный ствол за одного рокка?! – театрально возмутился столь вопиющей несправедливостью Чанг. – Лазерный ствол стоит больше всех рокков! Еще больше!

– Значит, рокки ничего не стоят?! – грозно зарычал Бучи.

– Не так говорил! Все банды без лазеров! Если рокки получат лазер, сразу всех одолеют! Нечестно! Бучи повернулся к своей соплеменнице:

– С лазером отобьемся от бродов.

– Заткнись, лох! – взорвалась она. – Лох Бучи! Не можешь торговаться! Я буду торговаться с Чангом!

– Нельзя торговать лазером, – укоризненно покачал головой Чанг.

– Лазер, три заряда и консервы, – предложила Треза.

– Не, Чанг оставит лазер себе, а роккам даст мэйса, – неторопливо скрипел старик.

– Ты говорил: идите в дом Чанга, будет базар! Почему не торгуешься?!

– Лазерами не торгую, торгуйтесь с «верхним». Он здесь. – Чанг подошел к портьере, отодвинул ее, подмигнул мне. – Выходи, говори с рокками.

Я вышел, за мной Эдди.

– Мясо мэйс! – рыкнул Бучи.

– Кобель твою трахал мать! Пидор Арно был на земле мэйсов! – огрызнулся Эдди.

– Закрыть пасти! – крикнул Чанг. – Говорить! Хрена брешете?! Обещали!

Бучи и Эдди притихли. Чанг поставил свое кресло между враждующими сторонами и обратился ко мне:

– Капитан, дадите роккам лазер?

Я всматривался ему в глаза, пытаясь прочесть ответ, но подсказки в его взгляде не было. Пришлось думать самому.

Как быть? Другого оружия у меня нет. Кроме того, потом надо будет отчитываться за утерю лазера, а процедура эта не из приятных. С другой стороны, Чанг большой знаток психологии трущобников, великолепно торгуется. Если он хочет отдать им мой лазер, значит, это единственный выход. Лазер надо отдать, но не сразу. Чанг уже показал мне пример.

– Отдать лазер за вонючего трущобника? – показал я пальцем на Эдди. Тот вскочил, но я успел прикрикнуть:

– Молчать, салага! А ты, старье, – повернулся я к Чангу, – ты гикнулся. Пристрелю всякого, кто позарится на мой лазер!

– Тогда сам прорывайся сквозь рокков, а они будут гнаться с дубинами, – спокойно ответил Чанг.

– Всех порешу! – гремел я. – Всех поджарю! Пошипят у меня под лазером! Паленое мясо! А этих обезьян сжарю первыми! – грозно показал я на рокков.

Рокки вскочили.

– Тихо, тихо, – успокаивал Чанг трущобников, пихая их обратно в кресла. В конце концов Бучи, Треза и Эдди сели. – Никаких драк у Чанга дома. Не обижайтесь на «верхнего», что с него взять? Дурень не понимает. Не хочет дать лазера.

– «Верхний», сколько рокков подпалишь? – с вызовом залопотала Треза. – Не всех! Остальные сдерут с тебя шкуру!

– Попробуй содрать, сука, – оскалился я.

– Хватит, хватит, капитан, – замахал на меня Чанг. – Ты, наверно, не знаешь, как много рокков. Не две и не три сотни. Они тебя сделают. Лучше торгуйся.

– Я подожду здесь, пока подойдет армия! Здесь много жратвы, подожду. Армия всех перебьет! Очистит улицы!

– Я уговорю его, – сказал Чанг Трезе на ухо тихо, но так, чтоб я расслышал. – Идите, а я уговорю. Скоро позову вас, идите. Чанг хорошо торгуется, Чанг вас спасет.

Треза гордо направилась к выходу, потащив за руку Бучи, злобно сплюнула на пол. Чанг открыл им дверь.

– Верхние думают, что захватят весь мир! Мы их захватим! – на прощанье крикнула Треза. Чанг сразу запер за ними дверь.

– Мистер Чанг, простите, если я не правильно…

– Молодец! – воскликнул старик с озорным блеском в глазах. – Капитан должен быть торгашом, а в космосе сможет летать даже Чанг. Мы выиграли время! Не меньше часа. Пусть подумают, а потом еще поторгуемся.

– Значит, вонючий трущобник? – свирепо процедил Эдди.

– Мистер Босс, я действовал ради…

– Глупый мэйс, – перебил Чанг, похлопывая Эдди по плечу, – капитан спасал тебе жизнь! Сколько я учил тебя уму-разуму, щенок? Все равно не понимаешь! А Чанг и капитан понимают.

– Чего я не понимаю? – клокотал Эдди.

– Рокки не стали бы торговаться, потому что слишком злы на тебя, а капитан переключил их злость на себя. Капитан ругался на всех трущобников и на тебя тоже, рокки забыли о тебе и теперь думают только о капитане.

– Значит, он врал? Может, он всегда врет? Когда ему верить? Вначале прикидывался моим другом, потом отослал меня на корабль, а теперь…

– Он и теперь твой друг, глупенький мэйс, – снисходительно скрипел старик Чанг.

– Почему друг?

– Потому что он хочет отдать мне лазер, чтобы спасти тебе жизнь. Потому что торгаш Чанг видит всех сразу насквозь. Я вижу, капитан тебе друг. – Чанг протянул руку, я отдал ему лазер.

– Хрен вас поймешь, – пробормотал Эдди, тщетно пытаясь скрыть радость и облегчение.

Выждав нужное время, Чанг снова позвал Трезу и Бучи в гости, решительно отвергал их требование дать в придачу к лазеру что-то еще и наконец добился своего. Однако Треза соглашалась пропустить через их территорию только меня.

– Вместе пришли, вместе уйдут, – упрямо повторял Чанг.

В конце концов после долгих и трудных переговоров рокки все-таки согласились пропустить меня с Эдди в обмен на лазер и батарейки к нему. Проход был назначен на утро.

– И никакой мести, – повторил Чанг. – Пропустите их невредимыми.

– Даю слово, – обещала Треза. – Всем скажу, я главная, меня послушают, ты же знаешь. Но в следующий раз, – она презрительно сплюнула Эдди под ноги, – ты, мэйс, будешь мясом!

Эдди зарычал, но не шевельнулся. Я крепко держал его за руку.

– Они сдержат слово? – спросил я, как только рокки ушли.

– Трушобники не врут, как «верхние», – заверил меня Чанг.

Я не стал спорить.

Чанг достал в подвале консервы, пошел на кухню готовить ужин. Аппетитно запахло жареными цыплятами. Ужин был вкусным, чай замечательным. Потом Чанг показал нам туалет. Как ни странно, из кранов текла вода, причем довольно чистая. Спать мы легли на матрацах.

Среди ночи меня растолкал Чанг, шикнул, чтоб я молчал, провел мимо храпящего Эдди в другую комнату. На столике уже стоял горячий чайник. Чай был черный, крепкий, незнакомой мне марки, но такой же превосходный, как за ужином.

– Расскажите о себе и об Эдди, – неторопливо скрипел Чанг на привычном мне языке, без жаргона, почти без акцента. – Как получилось, что капитан и простой солдат оказались вместе в трущобах? Почему Эдди любит вас и ненавидит?

– Это слишком личное. Не буду рассказывать.

– Я вас укрыл, спас от верной гибели, а вы не хотите со мной разговаривать. Вы мне должны. – Старик задумчиво подул на обжигающий чай. – Когда-то у меня тоже была жена. Давно это было… Хорошая была жена, вот только детей у нее не было. Знаете, нелегко жить в трущобах, а еще труднее быть в них торговцем. Со всеми бандами нужно поддерживать отношения, ни с кем не ссориться. Надо быть искусным политиком, уметь чем-то жертвовать. Если б у вас не оказалось с собой лазерного пистолета, мне пришлось бы вас выдать роккам. Но иногда я умею быть другом. Я заботился об Эдди, когда броды убили его мать, воспитывал, учил уму-разуму. И вот Эдди вырос, уже не ребенок. И вот он опять тут, да еще с капитаном, которого показывают по телевизору. Странно все это. Почему вы взяли с собой именно Эдди?

Одинокий старик умолк, застыл, глядя в чашку. В тишине слышался любой шорох. Неспешно отхлебывая дымящийся чай, я начал рассказ:

– Впервые я увидел Эдди на «Порции», но поначалу не отличал его от десятков других беспризорников, набившихся в мой корабль. А потом мы оказались на «Дерзком». Корабль был поврежден, вернуться на Землю не мог, на помощь надежды не было, нам угрожала голодная смерть. Положение казалось безвыходным. Эдди помог мне справиться с беспризорниками. Я принял его на службу. Он очень хотел научиться читать, и я начал ему помогать. Когда учишь человека день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, постепенно проникаешься к нему особым чувством… Как бы вам объяснить? В сыновья он мне по возрасту не годится, а вот братом я мог бы его назвать. Мы чудом спаслись, наши пути разошлись, Эдди начал служить далеко от меня, но вскоре мы с ним опять встретились. Это было уже не на корабле, а на далекой-далекой планете. Мне приходилось ездить в командировки, а в городе росла преступность. Я боялся оставлять свою жену одну, но постоянно брать ее с собой в командировки не мог. Как ее защитить? Я возложил охрану на Эдди, настолько верил ему. А вскоре я застал их в постели. Пришлось отправить Эдди обратно на корабль. Анни осталась без присмотра, ее ограбили, изнасиловали, избили. У нее помутился рассудок. Я одновременно ненавидел Эдди и понимал, что он не виноват. И Анни не виновата. Во всем виноват один я. Только я. Много зла я принес Эдди.

– Не только, капитан. Вы дали ему мечту, грезу, цель жизни. Что вы смотрите на меня так? Не ожидали услышать такие слова в трущобах? Вы думали, я собрал эти книги на полках просто так? Думаете, никогда в них не заглядывал? Эх, капитан… – Чанг сокрушенно махнул рукой. – Вы мой должник. Платите.

– При себе у меня нет денег, но я могу вам послать, сколько попросите.

– Не надо. – Чанг сжал мне колено с удивительной для старика силой. – Деньги мне от вас не нужны. Нужно слово.

– Слово? – усмехнулся я. – Вы ж говорили, что «верхние» всегда врут.

– Врут. Кроме офицеров.

– Вы и это знаете? – изумился я и залился краской стыда под его взглядом. – Хорошо. Что вы хотите?

– Позаботьтесь об Эдди. У него больше нет никого.

– Я не уверен, что…

– Позаботьтесь, как о родном брате. Больше ничего не прошу, только это. Эдди был мне как сын. – Чанг тяжело поднялся. Я вдруг понял, что он дряхлый старик. – Я не требую, всего лишь прошу. Не обещайте, если не можете. – Педро Чанг прошаркал в свою комнату, оставив меня в глубокой задумчивости.


Содержание:
 0  Надежда победителя : Дэвид Файнток  1  1 : Дэвид Файнток
 2  2 : Дэвид Файнток  3  3 : Дэвид Файнток
 4  4 : Дэвид Файнток  5  5 : Дэвид Файнток
 6  6 : Дэвид Файнток  7  7 : Дэвид Файнток
 8  Часть 2 : Дэвид Файнток  9  9 : Дэвид Файнток
 10  10 : Дэвид Файнток  11  11 : Дэвид Файнток
 12  12 : Дэвид Файнток  13  13 : Дэвид Файнток
 14  14 : Дэвид Файнток  15  15 : Дэвид Файнток
 16  8 : Дэвид Файнток  17  9 : Дэвид Файнток
 18  10 : Дэвид Файнток  19  11 : Дэвид Файнток
 20  12 : Дэвид Файнток  21  13 : Дэвид Файнток
 22  вы читаете: 14 : Дэвид Файнток  23  15 : Дэвид Файнток
 24  Часть 3 : Дэвид Файнток  25  17 : Дэвид Файнток
 26  18 : Дэвид Файнток  27  19 : Дэвид Файнток
 28  20 : Дэвид Файнток  29  21 : Дэвид Файнток
 30  16 : Дэвид Файнток  31  17 : Дэвид Файнток
 32  18 : Дэвид Файнток  33  19 : Дэвид Файнток
 34  20 : Дэвид Файнток  35  21 : Дэвид Файнток
 36  Часть 4 : Дэвид Файнток  37  23 : Дэвид Файнток
 38  25 : Дэвид Файнток  39  26 : Дэвид Файнток
 40  27 : Дэвид Файнток  41  22 : Дэвид Файнток
 42  23 : Дэвид Файнток  43  25 : Дэвид Файнток
 44  26 : Дэвид Файнток  45  27 : Дэвид Файнток
 46  Эпилог : Дэвид Файнток  47  Послесловие : Дэвид Файнток



 




sitemap