Фантастика : Космическая фантастика : Призыв к оружию : Алан Фостер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Читайте увлекательную трилогию мастера приключенческой фантастики А.Д.Фостера!

Века — тысячелетия — идет Война между двумя великими космическими расами. Веками ищут они планеты с разумной жизнью, чтобы — добром или силой — найти себе союзников в Войне. Самым же желанным приказом, самой заветной целью для противников по-прежнему остается — Земля. На Земле вербует солдат одна сторона... Детей Земли генетически изменяет сторона другая... Война не кончается. Кто прав? Кто виноват? Это уже не важно. Важно другое — исход Войны так или иначе решат лучшие воины Вселенной — земляне!

Глава 1

Тот-Кто-Решает откинулся на спинку своего «серпа» и расслабился. Серп — командирское кресло — покачивался высоко над полом, поддерживаемое лишь тонкой, но крепкой, гибкой трубкой. При простом нажатии на кнопки контроля кресло могло перемещаться вверх и вниз, вправо и влево так, что амплитур получал возможность непосредственно контролировать своих подчиненных, переговариваться, подавать им советы. Того же самого можно было достичь при помощи коммуникативного устройства в виде крючка, которое было удобно закреплено на его голове. Однако амплитур больше ценил непосредственное руководство.

Кресло было обито сверху донизу упругой подушкой, на одном конце которой покоились четыре короткие мясистые ноги амплитура, а на другой — свободно откидывалась его голова. Из головы, — по обе ее стороны, — выходили два щупа, каждый из которых на конце был снабжен четырьмя пальцами-манипуляторами. Эти пальцы постоянно находились в движении, подрагивали, совершали вращательные движения в воздухе, сгибались и разгибались. Создавалось впечатление, что амплитур дирижирует оркестру, играющему какой-то причудливый вальс.

Сферические глаза с золотистым отблеском обозревали просторное помещение.

По временам их внимательный взгляд останавливался в том или ином секторе. Расщепленные зрачки начинали возбужденно пульсировать, то увеличиваясь, то сокращаясь. Значит, в этом секторе работу подчиненных можно было бы чуть подстегнуть, сделать более эффективной. Обращаясь к тем, кто находился под его командованием. Тот-Кто-Решает всегда говорил ободряющим тоном. От него никогда не слышали резкости, которая была свойственна представителям других рас. Амплитуры никогда не отличались грубостью. Были времена, когда их характерной чертой можно было считать нерешительность... Но все это было еще до Назначения. До зрелости. Просто невозможно поверить в то, что было время, когда амплитуры жили без Назначения! Из истории Тот-Кто-Решает знал совершенно точно, что такое время было. Сама мысль об этом с трудом укладывалась в голове, она была чуждой и отторгалась сознанием и разумом, словно лживая и мрачная сказка о каком-то другом времени и каком-то другом пространстве. Исключительно благодаря осознанию Назначения амплитуры пришли к своей зрелости и коренным образом изменились.

Теперь Назначение изменяло Галактику.

До осознания Назначения Амплитур жил и развивался обычно, в пределах своей скромной цивилизации: развивал искусства, овладевал различными сложными вещами, свойственными своему биологическому виду и желал только одного: что бы его никто не трогал, чтобы ему дали жить своей жизнью, разрешили ему остаться самим собой... Потом пришло осознание Назначения. Тот-Кто-Решает мягко нажал кнопку контроля, и серп подался сначала влево, а потом вниз. В сектор навигации. И как только амплитур мог существовать без Назначения?! Чепуха какая-то! В те давние времена эволюцией амплитура двигали инстинкты. Они большую часть времени проводили в спокойных и теплых водах своей родной планеты, лишь иногда с трудом подползая к береговой линии на своих неуклюжих, — гораздо менее развитых, чем теперь, — конечностях. Ракообразных и съедобных моллюсков, глубоко закопавшихся в ил, амплитуры отыскивали при помощи своих чувствительных щупов с пальцами на концах. В разумности амплитуров уже тогда не приходилось сомневаться, хотя всю свою жизнь они по сути занимались только двумя делами: бессмысленно размножались почкованием, производя на свет подобных себе, да превращали растительный материал и животные протеины в энергию тела посредством сложной системы роговых челюстей и кишечника. Впрочем, это Тот-Кто-Решает еще мог понять. Сложнее представить было другое: как в те времена, — то есть до Назначения, — могла существовать цивилизация амплитуров?! А она была, о чем убедительно говорила история, старинные руины, легенды о былых триумфах движущейся уверенными шагами вперед технологии амплитуров.

Все это не имело ровно никакого значения: технология, искусство... Даже сама жизнь бессмысленна без Назначения, ибо лишь с помощью него обретаются форма и сущность.

Уже одного только размышления об этом было достаточно для того, чтобы аккумулировать в себе силу и уверенность в трудных ситуациях. Тот-Кто-Решает считал для себя большой честью принадлежать к первым служителям Назначения — амплитурам.

Корабельная команда деловито суетилась внизу. До серпа, высоко поднятого в воздух, и его покоящегося пассажира долетал мерный гул созидания. Техники переговаривались друг с другом, не отрываясь от работы, — в воздухе носились слова, произнесенные на самых разных языках, — обменивались жестами, шутками. Последнее амплитуру было особенно трудно понять, но он старался изо всех сил. Амплитурам было свойственно упорство в достижении своих целей, поэтому часто они могли понять шутки, хотя ни в малейшей степени не обладали чувством юмора.

Но это было не важно. Важно было то, что все они служили Назначению.

Это был отличительный признак их цивилизации. Разумеется, не все шло гладко. Две космические расы остались крепы к благодати Назначения. Беспощадная история не умалчивала об этих прискорбных прецедентах, но освещала их с той же бесстрастностью, с какой повествовала о длинной веренице блестящих побед, торжества Назначения. Те две расы не удалось ни убедить, ни биологически изменить. Не поддавались они и всем остальным способам, при помощи которых их хотели подвести к истине. Характеристиками их были: неиссякаемая враждебность и слепое безумие. Тогда встал вопрос об их устранении, как ни тяжело было об этом говорить. Иначе эти расы серьезно затормозили бы распространение истины. Когда Тот-Кто-Решает подумал об этом, печаль посетила его сознание. Он жалел об устранении тех рас. Не столько потому, что считал уничтожение целой цивилизации изначально актом аморальным, а потому, что понимал: погибшим уже никогда не суждено быть интегрированными в Назначение. За тысячи лет распространения истины лишь два раза пришлось идти на самые крайние меры. Память о тех отдельных катастрофах лишь плотнее сплачивала между собой амплитуров и их союзников и толкала их на новые усилия и свершения.

Тот-Кто-Решает был уверен, что ему никогда не придется командовать устранением народов. Его предшественники, имевшие полномочия принимать решения, тогда поступили правильно с двумя непокорными мирами, иного выхода просто не было... Однако печать поражения и неудачи осталась в истории на их именах и передавалась в некоторой степени даже на потомков. С тех пор Амплитур далеко ушел вперед. Множество новых миров присоединилось к этой цивилизации для того, чтобы проникнуться благодатью Назначения и помогать в деле его распространения. Сильно продвинулись вперед общее значение и науки. Каждая раса вносила свой посильный вклад в дело торжества Назначения, предлагала свои знания, философию, новые подходы к старым проблемам... Каждая цивилизация обладала чем-то уникальным, свойственным только ей, но она, не задумываясь, клала это свое богатство на алтарь общей победы.

В этом амплитуры нисколько не возвышали себя над прочими расами. Перед Назначением все были равны. Впрочем, они были первооткрывателями истины и поэтому знали, что на них возложена определенная ответственность. Ответственность, которой они для себя не искали и от которой рады были бы освободиться в тот самый момент, когда нашлась бы раса, способная принять на себя такое бремя. Но такой расы пока не было, и амплитуры продолжали служить Назначению, как руководители и вдохновители других миров и народов.

«Кто-то ведь должен принимать решения», — подумал Тот-Кто-Решает.

Амплитуры руководили и вдохновляли, другие народы вносили свой вклад. Цивилизация криголитов рождала прекрасных солдат, которые взваливали на себя тяжесть войны, когда ее не удавалось избежать. Сегуниане славились высокоэффективной промышленностью. Т'ретури спокойно могли прокормить свой небольшой народ и еще несколько цивилизаций в придачу. Представители мира Молитар, в физиологическом отношении чем-то напоминавшие амплитуров, являлись прекрасными демонстраторами грубой силы и умели внушать по отношению к себе благоговейный страх. Их способности также находили себе применение. Порой убедительная демонстрация силы без ее использования оказывалась достаточной мерой для того, чтобы убедить сопротивляющийся народ влиться в ряды осененных Назначением.

Это было очень эффективно. Война — всеразрушающая акция и к тому же пустая трата времени. Жизнь, утраченная в войне, — это и разум, утраченный для Назначения.

«Не стоит настраиваться на столь серьезный лад», — подумал Тот-Кто-Решает.

Все идет хорошо. Не так давно в Назначение была интегрирована еще одна цивилизация. Физически мощные, но технологически примитивные ашреганы сопротивлялись лишь поначалу. Им было наглядно показано, что они имеют дело с разумом, который развит неизмеримо больше, чем их доморощенный, что они имеют дело с технологиями, которые находятся на грани их понимания. В результате контакта было выяснено, что по уровню развития они стоят ниже криголитов, но выше молитаров, Назначение нуждалось в них так же, как и в любом другом народе.

В отличие от некоторых прочих цивилизаций они вовремя поняли, что война была бы бессмысленна, и не стали ее даже начинать. Они продемонстрировали неожиданную зрелость, когда приняли решение раскрыть свои объятия посланцам Назначения и влить в свои души красоту его и глубокий смысл.

Тот-Кто-Решает полагал, что это неизбежный шаг, который отличает истинную цивилизацию от всех прочих. Его кресло плавно переместилось от сектора навигации в сектор внутренней инженерии. Увидев приближение своего командира, персонал заработал активнее. Такая реакция на свое появление радовала амплитура.

Командир не смог бы этому улыбнуться, даже если бы захотел: его рот не был приспособлен для воспроизведения подобного выражения. Свет бликами упал на его оранжевую кожу, всю в крапинках. Особенно высветились золотая и серебристая полоски на теле, которые отделяли торс от головы и конечностей.

Вся стена напротив инженерии была прозрачной: дань эстетике. Разумеется, для обнаружения наружных объектов больше годились многочисленные экраны и «дальнобойные» детекторы. Корабль был построен одной из рас, союзных амплитурам, где прозрачные поверхности считались наиболее красивыми с эстетической точки зрения. Против этой стены амплитуры не возражали, ибо знали, что эта раса но многом достигла подлинного совершенства. Прозрачная стена была лишь одним малым его проявлением.

Тот-Кто-Решает некоторое время внимательно изучал небо, испещренное звездами, персонал, на котором лежала ответственность максимально безопасно провести по невидимой трассе корабль, наполненный живыми существами. Потом амплитур вдруг снова нажал на кнопку контроля. Серп устремился вверх. Многие амплитуры испытывали страх перед высотой. Многие, но только не Тот-Кто-Решает. Вернее, боязнь одно время была, но он сумел ее в себе преодолеть. Да и как иначе? Ведь он является командиром целой армады кораблей и не имеет права позволить себе быть одолеваемым индивидуальными слабостями.

Преодоление личной слабости ради достижения цели явилось результатом углубленного самоизучения и решимости. Той абсолютной решимости, которая вознесла Того-Кто-Решает на командирское кресло, — скромная награда за тяжкий труд.

Нужно было всего лишь проникнуться уверенностью к технологии поддерживания грузов в воздухе, к обитому мягкой подушкой серпу, к гибкой трубке из особого волокна, наконец, к приводному механизму, при помощи которого амплитур мог перемещаться в своем кресле по всему командному центру. Тот-Кто-Решает знал, что эта уверенность под силу отнюдь не всем. Расщепленные зрачки глаз мерцали. Командир с удовлетворением окидывал своими взглядами деловитую суету далеко внизу от его парящего насеста. Только в одном командном помещении плечом к плечу трудились представители десятка разных рас и цивилизаций, а сколько еще не похожих друг на друга работников осуществляли свои необходимые функции в других частях этого огромного корабля! Никто не испытывал своего превосходства по отношению к соседу. Миниатюрные акарии помогали массивным молитарам. Высокие и тощие сегуниане легко подлаживались под движения текуще-подвижных, как ртуть, ашреганов. Все были объединены Назначением. Все, кроме, может быть, единичных дегенератов, ибо для каждой расы бывают печальные исключения. Команда корабля была крепко сбитым коллективом, все мысли и действия которого были подчинены единой цели. В этом и была сущность Назначения, Единая цель. В этом не было ничего экзотичного или сложного. Ничего такого, что не смогли бы понять даже такие простодушные существа, как вандиры. Назначение заключалось в интеграции: высшая и абсолютная физическая, культурная и духовная интеграция.

Когда раса достигает определенного уровня развития своей технологической и социологической цивилизации, перед ней открываются два пути: либо самоуничтожение, либо долгое и однообразное скольжение в пропасть полной культурной деградации. В некоторых случаях отдельные голоса в защиту прогресса и перспективы, в защиту создания великой мультирасовой цивилизации тонут в грохоте бессмысленных оргий, варварском самолюбовании или атомном жертвоприношении. Там, где это произошло, народы были навсегда утеряны для Назначения.

Когда поступала информация о таких катастрофах, амплитуры правили траур, а вместе с ними правили траур и их союзники по Назначению. В такие моменты ими овладевало грустное осознание того, что космос стал беднее еще на одну уникальную и ни на что не похожую единицу, которая уже никогда не получит радость от объединения с другими цивилизациями и мирами. Однажды амплитуры лично вмешались в судьбу потерявшей разум расы, которой грозила гибель, хотя та и подавала много надежд. Но взаимная ярость, слепота, безнадежность и ненависть так глубоко затянули в свой омут этот несчастный народ, что даже амплитуры со всеми своими способностями оказались не в силах остановить надвигавшийся катаклизм. Наплевав на свое будущее, на перспективу, тот биологический род вымер, до конца истребив самое себя и осиротив свою прекрасную планету. Тот-Кто-Решает чуть качнул верхней частью своего туловища, которая называлась головой. Размышляя о столь печальных вещах, он не заметил, как сильно сжались пальцы на его щупах и как больно было их разжимать. Впрочем, он понял, что выбрал неподходящее время для умосозерцаний: ждала работа, которую требовалось исполнить во имя Назначения. Порой логики и разума оказывалось недостаточно. В таких случаях необходимо было применение грубоватых, но наглядных методов демонстрации возможной перспективы непросвещенным. Амплитур всегда жалел об этом, но не так, как бы он жалел оставить очередной народ один на один с неизбежностью его самоуничтожения. Вся нация амплитуров посвятила жизнь делу предотвращения таких глобальных катастроф. И покуда у них хватит воли и сил для оказания помощи, не будет расы, которой не предоставится возможность раскрыть весь свой потенциал.

И за эту жертву Амплитур не собирался требовать для себя никакой награды. Главным было осознание того, что их трудами расширяется сфера Назначения. Уже сама принадлежность к народу амплитуров означала необходимость в нужный момент пожертвовать собой во имя истины. Время от времени представители разных рас спрашивали (спрашивали и некоторые амплитуры): а что же это такое все-таки — Назначение? В чем его сущность и в чем его венец? В чем цель?

С неослабевающим терпением и логикой сомневающимся и любопытствующим разъяснялось, что Назначение — это и есть цель сама в себе. Когда труд будет окончен, когда все будут объединены, нечто новое заявит о себе, произойдет рождение чего-то качественно, принципиально нового. Пока же нужно было делать свое дело и согревать свою душу осознанием того, что ты делаешь правильное дело, что ты на верном пути. Разум — замечательная вещь. И Тот-Кто-Решает хорошо это знал.

Но когда всему этому придет конец? Тогда, когда весь разум в галактике будет поставлен на службу Назначению, о чем заявлялось с непоколебимой уверенностью. Да и после этого конец не наступит. Ибо наука амплитуров и их союзников постепенно сможет отыскать способ, с помощью которого можно было бы преодолевать зияющие бездны межгалактических расстояний. Для того, чтобы и дальше нести свет Назначения. Тот-Кто-Решает не позволял себе углубляться в подобные глобальные размышления. Ведь его ждали гораздо более приближенные по времени и расстоянию проблемы, по которым непосредственно и оперативно требовалось принимать решения. Все, что ни происходило на борту корабля, докладывалось командиру, и он обязан был решать. Амплитур с честью для себя принимал эту ответственность и справлялся с ней.

Грузное тело качнулось в своем кресле. В этом движении угадывалось раздражение. Скоро наступит время размножения, а амплитур не мог позволить себе предаться этому занятию до тех пор, пока не будет завершено — обязательно с успехом — очередное дело во имя Назначения. Было время, когда исполнение подобных биологических функций полностью диктовалось гормональным балансом и не зависело от воли амплитуров. Но их цивилизация развивалась, и амплитурам наконец удалось взять под контроль свою эндокринную систему... и эндокринную систему рас-союзников. Тот-Кто-Решает не мог позволить себе отрываться от святой миссии ради размножения. Это могло на некоторое время ослабить его способность принимать решения, так что сперва необходимо было закончить дело. Крестить истиной Назначения очередной народ, встретившийся на пути. В крайнем случае можно принять таблетку.

Золотистые глаза устремили изучающий взгляд на изогнутую прозрачную стену, как бы охватывая всю величину пространства, которое открывалось за пределами корабля. Каскады звезд и миров, радужные пятна туманностей, меняющие цвет так же, как и освещенная кожа амплитуров... Сколько нового еще ждало впереди... Субпространство искажало вид на звездное небо. Гигантские светила проносились вдоль борта корабля, как эфирные цветные искры, но это только подчеркивало их красоту. Только будучи обогащенным светом Назначения можно понять и по-настоящему оценить великолепие мироздания.

Тот-Кто-Решает понял, что не сможет объять, охватить все это глазами. Для этого нужна точная и сложная аппаратура. С легким вздохом командир вновь повернулся к контрольной панели своего серпа. Главное — не жалеть потом об этой экспедиции. Большинство новых рас с готовностью принимали логику Назначения и полностью раскрывали ей свой объятия при первой же встрече с посланцами Амплитура. Порой присутствие амплитуров было не обязательно, ибо их союзники вполне могли представить истину своими силами. Иногда восторг новообращенных даже превосходил энергию служителей. С другой стороны, временами эту энергию приходилось ограничивать и заключать в какие-то рамки, ибо благодаря ей у новообращенных могло сложиться неверное впечатление о Назначении.

И все же бывали случаи, когда оказывалось недостаточно голой логики и чистого разума. Тогда для убеждения непокорных использовалась демонстрация могущества Назначения. Небольшая сила. Скажем, три десятка военных кораблей, неожиданно материализовавшихся из субпространства на орбите планеты, проявляющей нерешительность... Обычно этого было достаточно для того, чтобы убедить местных жителей сделать необходимый и ответственный шаг вверх по лестнице галактической цивилизации. Для того, чтобы однажды они смогли полностью окунуться в благодать и изобилие Назначения. И только в редких случаях приходилось применять настоящую силу. Как сейчас. Подобную работу амплитуры считали для себя тягостной, иссушающей душу, однако совесть не позволяла переложить ее на плечи своих друзей. В этом было их предназначение, если угодно, судьба — участие в некоторых акциях, не оглядываясь на свои желания.

Мощная волокнистая трубка дрогнула, чутко отзываясь на посланную ей команду с контрольной панели, и кресло стало быстро, но плавно опускаться вниз, застыв в нескольких футах от зеркального пола. Проходивший мимо офицер-ашреган вздрогнул, приняв мысленный сигнал от командира, и повернулся к нему лицом.

— Каково состояние систем корабля, инженер? обратился к остановившемуся подчиненному Тот-Кто-Решает.

Амплитур примерно и сам знал положение дел, однако задал этот вопрос. Он не хотел допускать, чтобы его подчиненные думали о нем как о мечтателе, зависшем в своем кресле высоко под потолком, который только и знает, что предаваться абстрактным размышлениям, глядя на звездное небо. Ашреган с готовностью доложил обстановку. Хорошая, способная раса. Пожалуй, еще не хватает интеллекта и воображения. Тот-Кто-Решает держал их за разнорабочих командного уровня, то есть неспециалистов, которым можно доверять все понемножку, но не ожидать блестящих результатов. Особенно хороши они были в качестве наблюдателей и интеграторов. Командир до конца выслушал доклад, хотя ему все стало ясно уже после первых фраз, и слегка кивнул подчиненному. Он знал, что среди ашреганов подобные кивки являются знаком уважения. Затем он отпустил офицера мысленным распоряжением, и тот немедленно удалился. В этом была, пожалуй, главная черта, которая отличала амплитуров от других рас. Даже от коратов, чьи интеллектуальные способности превосходили способности их менторов из числа представителей расы амплитуров. Правда, последние обладали даром внушения. Только им удавалось по мысленным каналам проводить в сознание других свои желания, мысли, все живописное отражение великолепия Назначения. Остальные расы только принимали внушение амплитуров, причем с разной степенью чувствительности. Те народы, которые от природы оставались глухими к внушению, подвергались биологическому изменению, одарявшему их чувствительностью и восприимчивостью, которая к тому же имела свойство передаваться последующим поколениям. Амплитуры были искусными биоинженерами, поэтому не слышали возражений против этой процедуры. В самом деле, разве логично протестовать против того, чтобы твоя незримая связь с Назначением стала намного крепче? И потом амплитуры могли только внушать. Они не обладали способностью «читать» мысли в чужих головах. Так что нельзя было говорить о покушении на неприкосновенность личности. Амплитуры очень хорошо это понимали и давали прочувствовать другим.

Они обладали многими талантами и все последнее время стремились направить их в одно русло: путем биологической коррекции передать способность внушения другим расам. Впрочем, пока что им приходилось в одиночестве нести это тяжкое бремя.

«Может быть, именно поэтому амплитурам и выпала судьба открыть Назначение и нести его свет в другие миры непросвещенной галактики», — думал Тот-Кто-Решает.

У кого-то длинные ноги, сильные руки, крепкая мускулатура. Беспозвоночные амплитуры были лишены физической мощи, но это вполне компенсировалось их способностью к внушению. Благодаря этому дару мысленное общение было возможно между народами совершенно разного происхождения, порой совершенно не похожими друг на друга и даже противоположными друг другу. Амплитуры выступали в роли посредников, которые несли в массы смысл и волю Назначения. В рамках Назначения никто не чувствовал себя одиноким или забытым. Все трудились плечом к плечу ради продолжения великой миссии. Может быть, наступит время, когда будет открыта еще какая-нибудь раса, обладающая способностью к внушению, или ученым-амплитурам удастся наконец передать эту способность кому-нибудь. Для всех народов Назначения это будет великий день. «Пока же это все находится лишь на уровне гипотез», — размышлял Тот-Кто-Решает.

Ничего, приходится удовольствоваться тем, что внушать можешь лишь ты один и при помощи этого делать свою работу.

Может быть, скоро вообще не придется применять оружие. Может быть, скоро одного внушения будет достаточно. Кроме приказов, амплитуры хорошо умели внушать добрые чувства. Они умели тушить в душах неуверенность, дискомфорт. Но в определенных ситуациях умели сообщать по мысленным каналам, — это делалось лишь в крайних случаях и во имя Назначения, — и боль. Она адресовалась лидерам нерешительных рас, и порой этого было вполне достаточно для того, чтобы подавить сопротивление. Когда этого не добивались болью, приходилось идти на умерщвление одного-двух индивидуумов. Практиковались также и вооруженные десантные высадки на поверхность планеты, население которой не стремилось познать радость обретения истины.

«Сейчас этого не должно произойти», — твердо решил про себя амплитур. Война была самым последним средством для достижения целей. Все, решительно все, делалось для того, чтобы не оказаться в положении, когда приходится выбирать войну. Сама мысль о ней вызывала подкожное содрогание испещренной крапинками кожи амплитура.

Порой командир задавался вопросом: каково это — иметь скелет вместо гибкой и сложной внутренней сети связок и сухожилий, свойственной беспозвоночным амплитурам? Разумеется, костная структура — это анахронизм, пережиток, который ограничивает физическую свободу, является сдерживающим и тормозящим развитие фактором. Существа, обладающие костной системой, обречены больше обращать внимание на свое физическое развитие в ущерб развитию духовному. Все высшие цивилизации были беспозвоночными. Конечно, с некоторыми исключениями, вроде Ашрегана и Криголита. Биоинженеры Амплитура как-то провели удачную операцию по освобождению одного ашрегана от стесняющего его скелета. Результаты, — в функциональном отношении просто блестящие, — показались, однако, эстетически неадекватными позвоночным расам. Поэтому работы в этом направлении пришлось почти свернуть. Ашреганы и их физиологические собратья будут обречены до конца дней своих тащить в себе громоздкие окостеневшие храмины. И тем не менее, позвоночные принимались и принимаются в Назначение на равных со всеми. Пусть биологи считают их эволюционными уродами. Несмотря на такое неудобство, как скелет, они получают возможность развивать свой разум наравне с беспозвоночными. «И развивают!» — подчеркнул про себя Тот-Кто-Решает. В этом-то и состояло подлинное великодушие и красота Назначения: оно принимало в свое лоно всех без исключения! И ашреган стоял рядом с молитаром, а амплитур служил связующим звеном между ними. В этом была главная сущность, и командир это знал. Согласие умов, единство понимания — венец Назначения. Именно это и тянуло противоположные, казалось бы, расы друг к другу. Это — цель. А такая мелочь, как физиологическое различие, нисколько, разумеется, не могло затормозить этот процесс всеобщей интеграции. В голове Того-Кто-Решает пронеслись худшие варианты вступившего в действие Сценария, и это наполнило его внутренней тревогой. И тем не менее сценарий будет решительно и властно доведен до конца, в каком бы варианте он ни предстал в конце концов. Ибо результат — дальнейшее расширение сферы действия Назначения — окупит все.

Сспари сопротивлялись, отчаянно сопротивлялись. И тем не менее командир решил до последнего не вводить в действие разрушительную силу. Он исполнял свою работу, не пропуская ни единого пункта. Борьба — бессмысленное занятие и сильно отдает варварством и отсутствием цивилизованности. Как и необходимость сохранять гигантское количество военного материала, содержать флот для его транспортировки. Победой никто не будет наслаждаться, ибо она будет омрачена мыслью о гибели огромного количества врагов... А точнее, разумных существ, навсегда потерянных для Назначения. И единственным утешением будет осознание того, что оставшиеся в живых сспари смогут интегрироваться в Назначение и вкусить все радостные плоды этой интеграции. Но те, кто погибнет... О надвигающихся смертях сспари Тот-Кто-Решает сожалел больше, чем о потерях среди союзников, ибо последние уже познали благодать, а первые так никогда ее и не познают.

Другого выхода не виделось. Все иные способы убеждения уже были опробованы. Немногочисленная, причем не примечательная и физически не выразительная раса сспари проявляла, однако же, удивительное упрямство и неспособность понять ту простую вещь, что только в качестве составной, — равноправной! — частицы интегрированного разума она сможет до конца реализовать свои скромные возможности.

Впрочем, Тот-Кто-Решает прекрасно знал, что немногочисленность народа и его скромные достижения ничего на самом деле не значат. Главное — разум. А сспари были разумными, хотя и их цивилизация была далека от своего взлета. Достаточно разумными, чтобы заслужить включение в Назначение, начиная с того самого момента, когда к ним придет понимание того, что сопротивление — это путь в тупик, что они сопротивляются не какому-нибудь захватчику, а своей собственной неизбежной судьбе. В данном случае успеха не имело и традиционное демонстрирование силы. Это только предупредило их о том, что к ним приближается, и дало время для подготовки к отпору. Амплитур догадывался, что демонстрация силы ни к чему не приведет, но все же они пошли на этот последний, мирный шаг. Народы Назначения никогда не атакуют, предварительно не израсходовав все мыслимые методы убеждения. Они были интеграторами, а вовсе не покорителями. Следующим способом была попытка нейтрализовать правительство путем всякого рода инсинуаций и взяток. Эту акцию проводила та союзническая раса, которая в физиологическом отношении очень напоминала сспари. Моральная сторона подобных мероприятий всегда вызывала вопросы, но амплитуры делали все, чтобы избежать военного конфликта, все, чтобы разум победил над слепотой.

К сожалению, правительство Сспари устояло.

Последующий конфликт длился многие годы, и сспари время от времени удавалось одерживать местный успех, который очень их взбадривал. И хотя они дрались с одержимостью, которая была столь же несгибаема, сколь и глупа, силы были очень уж неравны, и постепенно народы Назначения все больше и больше оттесняли сспари к их планете, где был последний рубеж их обороны, последняя крепость. Находясь в особенно тяжелых условиях, сспари крайне редко сдавались и по большей части им удавалось хорошо организовывать планомерные отступления. Но все-таки отступления... Как они могли, как смели противостоять народам, которые превосходили их как в плане моральном, физическом, так и в интеллектуальном? Расовый и планетарный суверенитет теряли право неприкосновенности, когда непокорные обращали свои силы против всеобъемлющего Назначения! Амплитур намеренно не торопил события, чтобы жертв было поменьше. Ведь ясно было, что победа интегрированного разума над одиночным неизбежна. Весь вопрос был только во времени наступления этой победы.

Тот-Кто-Решает никак не мог понять, почему сспари не осознают этого? Разве им до сих пор не ясно, что интеграция — процесс неизбежный? Это был удел всех разумных миров, за исключением тех двух, уничтожения которых потребовала настоятельная необходимость. Командир поклялся себе, что не допустит подобной развязки в отношении сспари. А когда война закончится, нужно будет провести всего лишь простую биологическую коррекцию для того, чтобы оставшиеся в живых уразумели наконец, что в своем ослеплении отталкивали от себя свое же вечное счастье.

И осознавать то, что за это счастье будет заплачено многими жизнями с той и с другой стороны, было невыразимо тяжело. Устройство, расположенное на голове командира, выдало очередную порцию информации о том, как развивается баталия. Если бы флагманский корабль подошел к планете еще на несколько планетарных диаметров, с него можно было бы увидать маленькие вспышки света в районе поля боя. Это означало появление вблизи планеты военных кораблей, которые на космических челноках сбрасывали на поверхность родной планеты сспари свои вооруженные десанты. Как только корабли Назначения вываливались в обычное пространство, на них устремлялись вся мощь и весь огонь сил обороны Сспари. Происходил обмен, — как правило, очень короткий, — ударами мощнейшего оружия, после чего один или несколько кораблей с той и другой стороны вновь исчезали в субпространстве.

Идея продолжения битвы в субпространстве, где возможно развивать скорости, во много раз превосходящие скорость света, была полностью абсурдной. В самом деле, каким образом возможна перестрелка, если корабли передвигаются гораздо быстрее всех наводящих и огневых средств? Никакой заряд просто не угонится за предполагаемой целью. Поэтому битвы и сражения происходили вблизи орбит оспариваемых миров, где стороны внезапно материализовывались в нормальном пространстве. Получив повреждение, тот или иной корабль тут же пропадал в субпространстве, где мог чувствовать себя в безопасности. Конечно, не всем уже удавалось вернуться в спасительное убежище...

Словом, стычки проходили быстро, по времени были очень непродолжительны, и основная задача сводилась к тому, чтобы нанести кораблю противника такое серьезное повреждение, какое не позволит ему исчезнуть прямо на ваших глазах. Все решалось в течение секунд, а тактика базировалась во многом на интуиции и догадке. Настоящие сражения поэтому разгорались на земле. Однако там нельзя было применять наиболее мощные вооружения, ибо они грозили нанесением фатального ущерба той планете, которую подразумевалось оборонять или завоевывать. Поэтому перед кораблями была поставлена простая задача: появиться в обычном пространстве ровно на такое время, какое требуется для сброса на планету десанта или подкрепления. Именно в выполнении этой задачи кораблям Назначения сспари препятствовали особенно ожесточенно. Если атакующим на земле удастся взять под свой контроль основные центры промышленности и узлы коммуникаций, дальнейшее сопротивление станет просто бессмысленным. Собственно, оно является бессмысленным изначально, но в данной ситуации это выразится с наибольшей очевидностью. Дальше — проще. Амплитуры были уверены в том, что вылазки немногочисленных фанатиков уже после победы разума будут подавляться самими сспари, уже прошедшими внушение идей Назначения.

Одно приходилось признать: несмотря на свою немногочисленность и относительную неразвитость, народ Сспари умудряется довольно долго и стойко выдерживать натиск сил, союзных Амплитуру. И все бесполезно, разумеется. Флот народов Назначения уже достиг собственно той звездной системы, где находилась Сспари. Последняя серьезная попытка остановить его была предпринята в районе гигантского газообразного шара с тремя кольцами: именно там союзнические силы показались в обычном пространстве. После короткой схватки сспари были оттеснены непосредственно к своей планете. Командир наблюдал за этим через возвышающуюся перед ним прозрачную стену. Какая красивая у них планета!.. Вся в коричневых и зеленых пятнах — цвета жизни! Вскоре командование армадой получит возможность совершить посадку в этом несчастном мире.

Тот-Кто-Решает считал для себя большой честью возглавлять последний удар по непокорным. Испещренная крапинами оранжевая кожа его вся так и струилась содроганиями. Предчувствие вхождения в содружество Назначения новой расы... Это всегда был волнующий момент. Поначалу сспари будут грустить по тем, кто пал жертвой в этой войне. Амплитуры были самыми милостивыми победителями из всех, что когда-либо видела Галактика. Они не потребуют ни репараций, ни места. Они будут искать в душах сспари только одного, — чего искали изначально, — понимания.

Мир воцарится вновь, и сспари вдруг с изумлением обнаружат, что продолжают жить точно так же, как жили до всех ужасов планетарной бойни. За исключением того, что они теперь не будут бесполезно тратить время на суетные попытки развивать свою цивилизацию удельно, в отдалении ото всех. Они вольются в новый для них и прекрасный мир всеобщего сотрудничества на благо высшей цели Назначения. Они достигнут таких высот в своем развитии, о каких и мечтать не могли в прежних условиях существования. И тогда они поймут, что правители гнали их на войну против самих себя, заставляли приносить неисчислимые жертвы во имя пустоты... Амплитуры и их союзники, разумеется, приложат все свои силы к тому, чтобы не наступило новое кровопролитие, теперь уже гражданское. Впрочем, пока нужно было думать о последней битве, которая еще не выиграна, но в которой, разумеется, будет одержана победа. Информация, поступающая с кораблей из обычного и субпространства, свидетельствует о том, что победы ждать недолго.

Тот-Кто-Решает уже позволил себе немного расслабиться, как вдруг перед ним выросли на своих серпах его ближайшие помощники по операции — Суэрн с Кората и Ко'ой с Криголита.

Доклад начал Ко'ой, который передал через свой транслятор, висевший на груди, о том, что десантирующиеся войска союзников вдруг были атакованы неизвестной до сих пор группой кораблей. Атака по мощности превосходила все, чем к этому времени располагали сспари.

Тот-Кто-Решает не стал предаваться панике. Амплитурам это было несвойственно.

Информационная дуга тут же связала его с другими амплитурами на кораблях, участвовавших в операции. Представителей этой расы здесь было всего двенадцать. Двенадцать среди тысяч представителей прочих рас, разбросанных по кораблям всего флота. Двенадцать амплитуров, которые были в силах принимать решения и подавать необходимые советы. Их предложения были общего характера и касались сугубо стратегии, ибо еще раньше было решено, что довести до конца сражение вполне смогут кораты и их союзники. Присутствие амплитуров получало первостепенную важность лишь в случае появления признаков неожиданного развития ситуации. Похоже, первый признак этого уже появился.


Содержание:
 0  вы читаете: Призыв к оружию : Алан Фостер  1  Глава 2 : Алан Фостер
 2  Глава 3 : Алан Фостер  3  Глава 4 : Алан Фостер
 4  Глава 5 : Алан Фостер  5  Глава 6 : Алан Фостер
 6  Глава 7 : Алан Фостер  7  Глава 8 : Алан Фостер
 8  Глава 9 : Алан Фостер  9  Глава 10 : Алан Фостер
 10  Глава 11 : Алан Фостер  11  Глава 12 : Алан Фостер
 12  Глава 13 : Алан Фостер  13  Глава 14 : Алан Фостер
 14  Глава 15 : Алан Фостер  15  Глава 16 : Алан Фостер
 16  Глава 17 : Алан Фостер  17  Глава 18 : Алан Фостер
 18  Глава 19 : Алан Фостер  19  Глава 20 : Алан Фостер
 20  Глава 21 : Алан Фостер  21  Глава 22 : Алан Фостер
 22  Глава 23 : Алан Фостер  23  Глава 24 : Алан Фостер
 24  Глава 25 : Алан Фостер  25  Глава 26 : Алан Фостер
 26  Глава 27 : Алан Фостер  27  Глава 28 : Алан Фостер
 28  Глава 29 : Алан Фостер  29  Глава 30 : Алан Фостер



 




sitemap