Фантастика : Космическая фантастика : Обнажённый Бог: Феномен : Питер Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16

вы читаете книгу




 «Перед вами - одна из значительнейших и масштабнейших космических эпопей современности.  Перед нами -  «Пришествие Ночи»  Питера Ф. Гамильтона...

    Середина третьего тысячелетия.

    Человечество колонизировало десятки планет по всей Галактике.   Генные инженеры довели до совершенства технику клонирования. Ученые научились создавать разумные межзвездные корабли и разумные «искусственные планеты» ...

    Середина третьего тысячелетия. Люди разделены на две враждующие федерации - эденистов и адамистов, сторонников и противников новых технологий, но Совет Конфедерации планет еще поддерживает мир в космосе.

    Но уже разработан таинственный Нейтронный Алхимик - могущественное сверхоружие, которое в корне изменит баланс сил в Галактике. Оружие, за обладание которым начинают борьбу эденисты и адамисты...»

Питер Гамильтон

Обнажённый Бог. Феноменл не бросили

О серии Дисфункция реальности

В астовской «Золотой библиотеке фантастики» появилось сразу два тома британского фантаста Питера Гамильтона (Peter F. Hamilton, 1960 — ) - «Обнаженный бог. Феномен» (перевод Н.Омельянович) и «Обнаженный бог. Финал» (перевод Г.Усовой). На самом деле это две части одного романа «Обнаженный бог» («The Naked God», 1999; номинировался на «Locus»-2000), завершающего цикл «Пришествие ночи» («Night`s Dawn»).

Ранее в этом цикле вышли «Дисфункция реальности. Увертюра» («The Reality Dysfunction: Emergence», 1996) и «Дисфункция реальности. Угроза» («The Reality Dysfunction, Part Two: Expansion», 1996), «Нейронный Алхимик. Консолидация» («The Neutronium Alchemist: Consolidation», 1997) и «Нейронный Алхимик. Конфликт» («The Neutronium Alchemist: Part Two», 1997; перевод Даниэля Смушковича).

При всем количестве названий на самом деле это всего лишь трилогия («The Night's Dawn Trilogy»). Во всяком случае, изначально, в Британии, это было трилогией, но американские издатели разделили пополам два первых романа — «The Reality Dysfunction» (номинировался на «Locus»-1989) и «The Neutronium Alchemist», получив, таким образом, пять томов (после издания «Обнаженного бога» США в мягкой обложке — шесть).

1

Джей Хилтон крепко спала, когда электролюминесцентные ленты терапевтической палаты, моргнув, дошли до полного накала. Простенький сон с улыбавшейся мамой, подобно статуэтке из цветного стекла, разлетелся на тысячи ярких осколков.

Свет больно ударил по глазам. Джей заморгала и в недоумении подняла голову. В знакомой обстановке почудилось что-то недружелюбное. Девочка испытывала страшную усталость. По всему видать, до утра еще далеко. Рот разодрала зевота. Рядом зашевелились и другие дети, раскрывая мутные от сна глаза. Среагировали на свет голографические наклейки с забавными изображениями. Анимационные куклы сочувственно заворковали, когда детишки в испуге прижали их к себе. Двери распахнулись. В палату торопливо вошли медбратья.

Один лишь взгляд на притворно улыбающиеся лица, и Джей стало ясно: случилось что-то страшное. Забилось сердце. Уж не одержимые ли? Неужели и сюда добрались?

Медбратья вынимали детей из постелей и вели их по центральному проходу к дверям. Жалобы и недоуменные вопросы игнорировали полностью.

— Учебная тревога, — объявил старший медбрат. — Живо собирайтесь. Выходите из палаты и ступайте к лифтам. Быстро. Быстро, — и громко хлопнул в ладоши.

Джей сбросила тонкое стеганое одеяло и поспешно спрыгнула с кровати. Быстро оправила запутавшуюся в ногах длинную ночную рубашку. Она уже готова была присоединиться к выстроившимся в проходе детям, когда заметила за окном блуждающие огоньки. Каждое утро, с тех пор как она очутилась здесь, Джей просиживала возле окна, глядя на Мирчуско, на беспокойные зеленоватые облака, окружавшие газовый гигант.

— Опасность.

Беззвучное слово произнесено было так быстро, что Джей едва его уловила, хотя тут же ощутила присутствие Хейл. Девочка невольно оглянулась по сторонам, предполагая увидеть ковыляющего к ней детеныша киинта. Но нет… кроме медбратьев, подталкивавших детей к выходу, в комнате никого не было.

Прекрасно понимая, что поступает непозволительно, Джей подошла к большому окну и прижалась носом к стеклу. Лента крошечных бело-голубых звезд обвилась вокруг Транквиллити. Звездочки эти двигались, тесно охватывая обиталище. Теперь она разглядела, что это вовсе и не звезды: они удлинялись. Огни. Блестящие маленькие языки пламени. И их сотни.

— Подруга. Моя подруга. Угроза жизни.

Никакого сомнения. Это Хейл. В словах ее слышалась огромная печаль. Джей на шаг отступила от окна. За стеклом, против места, к которому она только что прижималась лицом, извивались странные серые вихри.

— В чем дело? — спросила она, обращаясь к пустому пространству.

За окном вспыхнул каскад новых огоньков. Прихотливо разбросанные в пространстве шары распускались, словно цветочные бутоны. У Джей даже дыхание захватило. Счет шел уже на тысячи. Огни скрещивались и расширялись. Потрясающе красиво.

— Подруга. Подруга.

— Началась эвакуация.

Джей нахмурилась. Второй беззвучный голос подобен был слабому эху. Джей показалось, что принадлежит он взрослому киинту, вероятно, Лиерии. Джей встречалась с родителями Хейл всего несколько раз. Выглядели они устрашающе, хотя и были с ней любезны.

— Предназначение. Два.

— Нет, — твердо откликнулся взрослый голос. — Запрещено.

— Предназначение.

— Нельзя, детка. Сочувствую человеческим страданиям. Но требуется послушание.

— Нет. Подруга. Моя подруга. Цель. Два. Утверждаю.

Джей никогда не думала, что Хейл может быть такой непреклонной. Это даже пугало.

— Пожалуйста, — нервно спросила она. — Что происходит?

В окно ворвался поток света. Казалось, над Мирчуско взошло солнце. Пространство ожило и расцвело. Взрослый киинт сказал:

— Началась эвакуация.

— Утверждено.

На Джей накатила торжествующая и слегка виноватая волна. То были чувства, овладевшие детенышем-киинт. Джей знала, что, судя по реакции взрослых, Хейл угрожает Большая Неприятность. Девочке захотелось дотянуться до нее и успокоить. Не имея возможности сделать это и желая подбодрить подругу, она мысленно послала ей сияющую улыбку. И тут же ощутила движение воздуха, словно на нее пахнуло сквозняком.

— Джей! — окликнул ее один из медбратьев. — Поторопись, детка, ты…

Свет быстро потускнел, а вместе с ним пропали и звуки, наполнявшие палату. Последнее, что услышала Джей, был изумленный возглас медбрата. Сквозняк, обратившись в небольшой смерч, вздул пузырем ночную рубашку и взметнул жесткие волосы девочки. Серый туман свил кокон вокруг тела. Сырости, правда, она не ощутила. Комната в окружившей ее темноте обрела неясные очертания. Границы расширились с такой ужасающей скоростью, что Джей завизжала. Потом границы и вовсе пропали, а вместе с ними скрылась из виду и палата. Джей в беззвездном пространстве камнем падала куда-то вниз.

Схватившись за голову обеими руками, девочка опять закричала изо всей мочи. Легче от этого не стало. Сделав паузу, глубоко вдохнула. Откуда ни возьмись явились какие-то очертания. Твердая поверхность стремительно приближалась, и она поняла, что ее неминуемо расплющит. Джей крепко зажмурилась.

— МАМОЧКА!

Подошвы ног защекотало, словно твердым пером… мгновение, и она уже стоит на чем-то твердом. Джей замахала руками, как ветряная мельница, чтобы удержать равновесие: по инерции ее тянуло вперед. Под ногами вроде бы холодный пол, но глаза она пока открыть не осмеливалась. Воздух теплее, чем в палате, зато и влажности избыток. Какой-то странный запах. Розовый свет играет на веках.

Все еще стоя на четвереньках, Джей, готовясь в случае чего завизжать, рискнула чуть приоткрыть глаза. То, что она увидела, было так невероятно, что у нее перехватило дыхание.

— О Господи, — вот и все, что она пропищала.


К пространственному прыжку Джошуа отнесся без энтузиазма. Экипаж «Леди Макбет» и пассажиры (не считая тех, что были в ячейке ноль-тау) разделяли кислое настроение капитана. После всего, что они совершили, у них отняли радость победы.

Хотя… шок, вызванный исчезновением Транквиллити с орбиты, постепенно прошел. Страха больше не было. Транквиллити не уничтожен, и то хорошо. Логика же подсказывала: обиталище захвачено одержимыми и вырвано из Вселенной.

Правда, в это он не верил.

Интуиция его, однако, вряд ли была непогрешимой. Скорее, он попросту не хотел этому верить. Транквиллити был для него домом. Он вложил в обиталище часть своей души, а это дорого стоит. Да скажи любому, что все, чем он когда-то дорожил, пропало, реакция будет одна. Душевные колебания делали его жалким, как, впрочем, и других членов экипажа, хотя и по другой причине.

— Прыжок совершен, — доложил он.

«Леди Макбет» впрыгнула в одну из аварийных зон Трафальгара, в ста тысячах километров над Авоном. Приемоответчик немедленно стал передавать опознавательные коды. И все же Джошуа казалось, что этого недостаточно. Ведь в разгар кризиса он прибыл незваным гостем на главную военную базу Конфедерации.

— Чувствую, на нас нацелились искажающие поля, — шутливо заметил Дахиби. — Пять, как мне кажется.

Бортовой компьютер предупредил Джошуа о том, что заработали радары. Затем с помощью сенсорных устройств он обнаружил три космоястреба и два фрегата, идущие на перехват. Трафальгарский штаб стратегической обороны обрушил на него град вопросов. Джошуа взглянул на эдениста, прежде чем передать ответ. Самуэль лежал ничком на акселерационном кресле. Закрыв глаза, общался с другими эденистами астероида.

Флегматично улыбнувшись, Сара обвела глазами присутствующих.

— Как думаешь, сколько медалей дадут каждому?

— Ох, — заворчал Лайол. — Сколько бы ни дали, получим мы их посмертно. Кажется, на одном из фрегатов догадались, что наш двигатель, работающий на антивеществе, чуть более радиоактивен, чем им бы того хотелось.

— Замечательно, — пробормотала она.

Монике Фолькс такие разговоры были не по душе. Если Конфедерация не ошибалась, антивещество использовали исключительно корабли Организации. Брать Мзу на Транквиллити она не хотела, да и прения на Трафальгаре заканчивать не собиралась. В дискуссии, последовавшей за исчезновением Транквиллити, на решающий голос не рассчитывала. Спор с Самуэлем закончился, как только они повстречались с «Бизлингом».

Тогда по настоянию Калверта Первый адмирал стал главным арбитром, решавшим, что следует делать с Мзу, Адулом и им самим. Самуэль согласился, а ей не удалось выдвинуть разумный контраргумент. Молча признала, что, возможно, единственной защитой против создания новых алхимиков является подписание главными сторонами соглашения по эмбарго. Такой документ, в конце концов, можно было распространить и на антивещество.

Как бы она ни тревожилась, в девяноста процентах случаев решение было не за ней. Единственное, что ей удавалось, — это контролировать Мзу, не позволяя нарушить технологию.

Взглянув на молчаливого Самуэля, Моника помрачнела. Лоб эдениста прорезала глубокая вертикальная складка, лицевые мышцы напряглись. Моника мысленно произнесла маленькую молитву собственного сочинения, присовокупив ее к неслышному бормотанию — родственному обмену мыслями, вихрившемуся возле «Леди Макбет». В молитве она просила даровать космофлоту терпимость и просветление.

Комитет стратегической обороны Трафальгара предложил Джошуа оставаться на месте, отказавшись, однако, предоставить ему посадочные данные, пока его статус не будет подтвержден. Патрульные корабли аварийной зоны осторожно приблизились к «Леди Макбет» на расстояние в сто километров и заняли наблюдательную позицию. Радары продолжали работать.

Адмирал Лалвани лично поговорила с Самуэлем. И не удержалась от недоверчивого возгласа, когда он рассказал о том, что случилось. Приняв во внимание то, что на «Леди Макбет» находилась не только Мзу с другими специалистами, разбиравшимися в действии Алхимика, но также и некоторое количество антивещества, решение о том, разрешать ли кораблю причалить к доку, принадлежало самому Первому адмиралу. Прошли еще двадцать минут, и Джошуа получил наконец-то добро от комитета. Им предоставили причал в северном космопорту астероида.

— И, Джошуа, — серьезно попросил Самуэль, — не отклоняйся, пожалуйста, в сторону.

На полет до Трафальгара ушло восемьдесят минут. На причале их ожидали специалисты в области технологии получения антивещества. Похоже, их было не меньше, чем морпехов. В толпе выделялись одетые в форму офицеры разведки флота.

Сказать, что их взяли приступом, было бы неверно. Личное оружие по-прежнему оттягивало кобуру, но коды запечатанных ноль-тау пришлось сообщить. Ячейки открыли, и полные недоумения арестанты сошли с корабля. Последовал чрезвычайно тщательный личный досмотр, и разведчики с непроницаемыми лицами провели всех вновь прибывших в бараки, расположенные в глубине астероида. Джошуа, Эшли и Лайола разместили в комнатах, которые сделали бы честь любому четырехзвездочному отелю.

— Ну что ж, — сказал Лайол, как только двери за ними закрылись. — Вот мы и в тюрьме по обвинению в провозе антивещества, и все благодаря секретной полиции, ни разу в жизни не слыхавшей о гражданских правах. А после смерти нас уже пригласит Аль Капоне для спокойной беседы, — он открыл бар из вишневого дерева и улыбнулся: стоявшие там бутылки потрясали воображение. — Ну а после этого хуже не будет.

— Ты забыл о захваченном Транквиллити, — проворчал Эшли. Лайол в ответ виновато качнул бутылкой.

Джошуа, проигнорировав роскошь обстановки, шлепнулся в мягкое кожаное кресло.

— Хуже, возможно, тебе вообще не будет. Запомни, я знаю, что делает Алхимик и как он это делает. Меня они не выпустят.

— Может, ты и знаешь, что он делает, — вступил в разговор Эшли. — Но при всем моем к тебе уважении, капитан, не думаю, что ты можешь подсказать кому-нибудь технические детали, необходимые для создания еще одного Алхимика.

— Одного намека будет достаточно, — пробормотал Джошуа. — Одно небрежно брошенное слово, и ученые пойдут в верном направлении.

— Да брось переживать, Джош. Для Конфедерации это пройденный этап. К тому же флот нам сильно задолжал, и эденисты, и королевство Кулу. Мы вытащили их задницы из огня. Ты снова полетишь на «Леди Макбет».

— Знаешь, что бы я сделал, окажись я на месте Первого адмирала? Посадил бы себя в ноль-тау до конца жизни.

— Я не позволю им так поступить со своим маленьким братом.

Джошуа заложил руки за голову и улыбнулся Лайолу.

— А вслед за этим посадил бы рядом с собой тебя.

* * *

В сумеречном небе сверкали планеты. Джей видела, по меньшей мере, пятнадцать, вытянувшихся перед глазами яркой дугой. Ближайшая казалась чуть меньше земной Луны. Должно быть, оттого, — решила девочка, — что она очень далеко отсюда. Она была похожа на любую другую планету Конфедерации: тут тебе и голубые океаны, и зеленые континенты, и толстые слои белых облаков, окутавшие сферу. Единственная разница — огни. Города, более крупные, чем города Земли прошлых столетий, так и переливались. Ночные облака чуть приглушали городскую радугу и отливавшие перламутровым блеском океаны.

Джей, подогнув ноги, уселась на пятки и восторженно уставилась в волшебное небо. Пространство, в котором она находилась, огибала высокая стена. Должно быть, там, дальше, были еще планеты, но стена заслоняла обзор и не давала увидеть линию горизонта. Звезда в ожерелье обитаемых планет! Да чтобы создать такое ожерелье, нужны тысячи планет. Покопавшись в дидактической памяти, Джей не обнаружила упоминания о солнечной системе, в которой было бы столько планет, даже если бы причислила к ним луны газовых гигантов.

— Подруга Джей. В безопасности. Счастье.

Джей моргнула и оторвалась от неба. К ней спешила Хейл. Как всегда, в моменты возбуждения у детеныша киинт нарушалась координация. С каждым шагом ноги ее заплетались все сильнее. Джей невольно улыбнулась, глядя на ковыляющую подружку. Улыбка сошла с лица, стоило ей приглядеться к окружавшей ее обстановке.

Она находилась на площадке, похожей на арену, на гладком, как мрамор, эбеновом полу. Диаметр арены составлял метров двести, а окружавшая ее стена поднималась метров на тридцать. Все сооружение накрывал прозрачный купол. В стене через равные промежутки шли горизонтальные проемы — окна, а за ними — ярко освещенные комнаты. Мебелью там, кажется, служили большие кубы основных цветов. По комнатам ходили взрослые киинты, хотя большинство их, забросив свои занятия, остановились и уставились на Джей.

Хейл набросилась на нее. Полусформированные щупальца взволнованно шевелились. Джей схватила два из них и ощутила, как бешено бьется пульс детеныша.

— Хейл! Уж не ты ли это сделала?

Двое взрослых киинтов шли к ним по эбеновому полу. Джей узнала их — Нанг и Лиерия. За ними откуда ни возьмись выскочила черная звезда, превратившаяся за долю секунды в шар диаметром метров в пятнадцать. Нижней своей частью шар коснулся пола, и оттуда вышел еще один взрослый киинт. Джей застыла от удивления. Это же прыжок ЗТТ, осуществленный без космического корабля. Она опять заглянула в дидактическую память, стараясь почерпнуть в ней сведения о киинтах.

— Да, это я, — созналась Хейл. Руки-щупальца лихорадочно задергались, и Джей крепче прижала их к себе, стараясь успокоить детеныша. — Только нам назначено спасать, когда смертельная опасность. Я тебя взять в предназначение. Против родителей. Очень стыдно. Непонятно, — Хейл повернула голову к родителям. — Почему одобрять смерть? Много хороших друзей везде.

— Мы не одобряем.

Джей тревожно глянула на взрослых киинтов и притиснула к себе Хейл. Придав щупальцу плоскую форму, Нанг нежно прижал его к спине дочери. Маленькая киинт тут же успокоилась, ощутив родительскую ласку. Джей показалось, что, кроме физического контакта, они обменялись и мысленным диалогом, сочувственным и спокойным.

— Почему мы не помогли? — спросила Хейл.

— Нам нельзя вмешиваться в раннюю историю других видов. Они пока находятся в процессе эволюции. Ты должна знать и соблюдать этот закон превыше всего. Закон, однако, не запрещает нам горевать об этой трагедии.

Джей почувствовала, что последние слова обращены к ней.

— Не сердитесь на Хейл, — торжественно сказала она. — Я для нее сделала бы то же самое. К тому же я не хотела умирать.

Лиерия потянулась к ней щупальцем и кончиком его дотронулась до плеча девочки.

— Благодарю тебя за дружеские чувства к Хейл. В душе мы рады, что ты с нами. Здесь ты будешь в полной безопасности. Сожалею, что мы не смогли ничего сделать для твоих друзей. Дело в том, что мы не можем нарушать закон.

Джей показалось, что она захлебывается в ужасном черном потоке.

— Что же, Транквиллити взорвали? — спросила она.

— Мы не знаем. Обиталище подверглось объединенной атаке, когда мы покинули его. Очень может быть, что Иона Салдана сдалась. С другой стороны, весьма вероятно, что обиталище и его население уцелели.

— А мы его покинули, — удивленно пробормотала себе под нос Джей. Сейчас на полу арены стояли восемь взрослых киинтов и все исследователи из Леймилского проекта. — Где мы? — она снова посмотрела вверх, в туманное небо и на внушающее ей страх созвездие.

— Это наша звездная система. Ты первый человек, который ее посетил.

— Но… — проблески дидактической памяти пронизали мозг. Она опять глянула на яркие планеты. — Это не Йобис.

Нанг и Лиерия, переглянувшись, неловко замолчали.

— Нет, Йобис входит в предмет нашего изучения, но он в другой галактике.

У Джей брызнули слезы.


Не успел разразиться кризис одержания, как джовианское Согласие объявило главной своей целью его преодоление. Для производства вооружения задействовали колоссальные промышленные мощности. Резервные склады адамистов забили под завязку. Йосемитское Согласие продемонстрировало Организации Капоне, чего способны добиться эденисты силами всего-то тридцати обиталищ.

Трафальгар издал первое предупреждение об угрозе, вставшей перед Конфедерацией, и тут же посыпались просьбы о материальной помощи. Послы то умоляли эденистов, то требовали, чтобы те в первоочередном порядке включили их в списки на получение оружия. Плата за вооружение включала долговые обязательства и фьюзеодолларовые трансферты. Размах сделок позволял скупить на корню четыре звездные системы.

Эденисты разработали для Армии освобождения Мортонриджа роботов, сержантов-пехотинцев. Конфедерация поверила, что одержимых можно победить.

С практической точки зрения, штурм хотя бы одного обиталища представлял (к радости населения) чрезвычайно трудную задачу. Юпитер разработал к тому времени превосходную обороноспособную сеть. Что до одержимых, то флот, способный предпринять широкое наступление, имелся только у Организации. К тому же расстояние между Землей и Новой Калифорнией такому демаршу почти наверняка препятствовало. Существовала, однако, опасность того, что найдется одиночный корабль-самоубийца с антивеществом на борту. Не исключалась и возможность того, что Аль Капоне добудет и использует против них Алхимика. Хотя Согласие понятия не имело, как эта адская машина работает, корабль-камикадзе вполне мог впрыгнуть в их систему, — правда, теоретически эденисты уничтожили бы смертоносное оружие до того, как его пустила в ход противоборствующая сторона.

Подготовка обороны началась незамедлительно. Не менее трети вооружения, выходившего с военных заводов, интегрировали в платформы стратегической обороны. Обиталища, вращавшиеся по орбите длиною в пятьсот пятьдесят тысяч километров, защищались в высшей степени надежно: вдвое выросло количество платформ, усиленных к тому же семьюстами тысячами боевых ос, действовавшими после запуска как автономное оружие. Миллион боевых ос направили к Юпитеру, на орбиту Каллисто. Там же летали и спутники-сенсоры в поисках любой аномалии, какой бы незначительной она ни казалась.

Стационарное оборонное вооружение дополнили свыше пятнадцати тысяч тяжело вооруженных патрульных космоястребов. Кружа по эллипсоидным орбитам, они в любой момент готовы были поразить любую хоть сколько-нибудь подозрительную цель. То обстоятельство, что из торговых перевозок было изъято так много космоястребов, вызвало небольшое удорожание гелия-3, что за последние двести шестьдесят лет произошло впервые.

Согласие посчитало, что экономический спад — достойная цена за безопасность. Ни один корабль, робот или кинетический снаряд не мог очутиться в радиусе трех миллионов километров от Юпитера, если на то не было специального разрешения.

Даже сумасшедший признал бы, что попытка атаки в этих обстоятельствах обречена на полный провал.


Колебания в гравитационном поле, на расстоянии пятисот шестидесяти тысяч километров над экватором Юпитера, обнаружили мгновенно. Три сотни космоястребов зарегистрировали их как ненормальный сбой временного пространства. Интенсивность сбоя была так велика, что пришлось срочно провести новую калибровку гравитационных детекторов в локальных сенсорных цепях. В пространстве появилась рубиновая звезда, всасывавшая окружавшую ее космическую пыль и частички солнечного ветра.

Согласие пришло в состояние боевой готовности. Столь сильные отклонения от нормы исключали появление в пространстве обычного космического корабля. Незнакомый объект опасно приблизился к обиталищам, а расстояние до ближайшей аварийной зоны составляло каких-нибудь сто тысяч километров. Согласие подало соответствующие команды на боевые осы, дрейфовавшие между обиталищами. Патрульные космоястребы сформировали собственное малое Согласие, определили координаты и маневры для захвата противника.

Зона с обнаруженными в ней отклонениями от нормы расширилась до нескольких сотен метров, что встревожило некоторых эденистов, Согласие же восприняло этот факт спокойно. Незнакомый объект, увеличившись в размерах, стал уже много крупнее стандартного космопорта. Затем изменил форму и стал похож на шайбу, после чего стал стремительно расти. Через пять секунд диаметр его превышал одиннадцать километров. Согласие оперативно отреагировало. Космоястребы совершали над объектом безумные параболы, то приближаясь, то пропадая из вида. Восемь тысяч боевых ос, очнувшись, устремились навстречу исполинской опасности.

Еще три секунды, и объект, растянувшись на двадцать километров, перестал расти. Одна сторона его втянулась… выглянула горловина космодрома. Три маленьких пятнышка выскочили наружу и торопливо по родственной связи назвали себя. Это были «Энон» и два других космоястреба.

— НЕ СТРЕЛЯЙТЕ! — умоляюще прокричали они. Впервые за пятьсот двадцать один год своей истории джовианское Согласие испытало шок, однако и в этот момент реакции не утратил. Быстрая проверка подтвердила: все три космоястреба одержанию не подверглись. Боевым осам просигнализировали отбой.

— Что происходит? — потребовало ответа Согласие. Сиринкс не могла удержаться от улыбки.

— Встречайте гостя, — радостно доложила она. Экипаж, окружив ее на капитанском мостике, покатывался со смеху.

Первым из гигантского терминала вышел вращающийся космопорт — серебристый диск диаметром в четыре с половиной километра. Причальные огни на металлических взлетных полосах подмигивали красным и зеленым светом.

Затем из терминала один за другим полетели космоястребы, черноястребы и другие корабли флота Конфедерации. Сенсоры Юпитера поспешно предоставляли каждому космическому судну свой коридор. К этой работе подключилось Согласие: только столкновения здесь и не хватало.

Из терминала начал выходить главный цилиндр обиталища диаметром семнадцать километров. Выдвинулся на тридцать два километра и обнаружил венок из звездоскребов. Сотни тысяч окон загорелись под ленивым послеполуденным солнцем. Цилиндр вышел полностью, и космическое пространство приняло обычный вид. Огромное искажающее поле, сложившись, спряталось в широкий воротник коралла у южного основания обиталища, что засвидетельствовала флотилия столпившихся вокруг него космоястребов.

Согласие постаралось не показать изумления и отреагировало на пришельца весьма сдержанно.

— Приветствуем вас, — хором сказали Транквиллити и Иона Салдана. В голосах их сквозило явное самодовольство.


Вот уже десять часов кабина лифта скользила по направляющим шахты, соединявшей Супра-Бразильский астероид с одноименным штатом Центрального правительства. Плавное, бесшумное скольжение. Казалось, он стоит на месте. О скорости передвижения (три тысячи километров в час) можно было догадаться, лишь когда мимо проносилась другая кабина. Так как окна шахты были с другой стороны, пассажиры этого не видели. «И слава Богу, — думали операторы. — Видеть, как на тебя с невообразимой скоростью несется другая кабина, — зрелище не для слабонервных».

Перед тем как войти в верхние слои атмосферы, кабина лифта сбавила скорость. Стратосферы она достигла в тот момент, когда над Южной Америкой занялся рассвет. Зрелище не внушало пассажирам оптимизма: большую часть континента и треть южной Атлантики заволакивали непроницаемые грязно-серые облака. Когда кабина приблизилась к вспененному слою облаков на десятикилометровое расстояние, Квинн разглядел целую армию воздушных потоков, из которых состоял гигантский циклон. Потоки эти на опасных скоростях наскакивали один на другой.

Лифт вошел в нижний слой облаков, и окна кабины задрожали под обрушившимися на стекла дождевыми каплями, каждая в добрый кулак. Больше уже ничего не было видно, лишь бесформенные серые потоки. За минуту до прибытия на вокзал за окнами стало черно: кабина вошла в корпус, охранявший нижнюю часть шахты от погодных катаклизмов.

Прибытие ознаменовалось слабенькой дрожью, магнитный рельс отсоединился, и транспортер выкатил из шахты кабину, освободив место другой, отправлявшейся в обратный путь. Щелкнув, раскрылись переходные люки. Длинные коридоры вели на вокзал с иммиграционными и таможенными службами. Офицеры контрразведки готовились досматривать прибывших пассажиров. Квинн смиренно вздохнул. Путешествием он остался весьма доволен, насладившись комфортом, полагавшимся ему как пассажиру королевского класса. За размышлениями и Норфолкскими слезами время пролетело незаметно.

На Землю он прибыл с единственной целью: завоевание. Теперь он, по крайней мере, представлял, что делать, как подчинить планету Брату Божьему. Грубая сила, которой пользовались до сих пор одержимые, на Земле не годится. Слишком уж изолированы для этого аркологи. Любопытно, но чем больше Квинн размышлял на эту тему, тем яснее сознавал: Земля — это Конфедерация в миниатюре. Ее многолюдные центры держались особняком. Смертельный страх разделял их, словно космос. Чтобы взрастить здесь зерна революции, надо проявить крайнюю осторожность. Да появись у органов разведки хотя бы намек на возможность одержания, подозрительный арколог тут же закроют на карантин. И Квинн знал, что даже с его энергистическими силами он не сможет удрать, если отправление поездов отменят.

Большая часть пассажиров покинула кабину, и старшая стюардесса выразительно посматривала на Квинна. Он встал из глубокого кожаного кресла, потянувшись, расправил занемевшие ноги. Обойти иммиграционную службу, не говоря уже о разведке, не было никакой возможности.

Он направился к переходному люку и напряг энергистические силы, мысленно выстраивая свои действия по известному уже ему образцу. По телу, каждой его клеточке побежали острые иголки. Короткий стон был единственным свидетельством той чудовищной боли, которую он испытал, пройдя в царство призраков. Сердце его остановилось, дыхание прекратилось, и мир, окружавший его, потерял материальность. И двери, и стены остались на месте, но все это приобрело эфемерность.

Старшая стюардесса, увидев, что последний пассажир ступил в переходной люк, подошла к бару. Под прилавком стояло несколько бутылок знаменитых Норфолкских слез и другие алкогольные напитки и ликеры, откупоренные экипажем. Они никогда не оставляли много, самое большее треть, прежде чем открыть новую бутылку. Но и треть содержимого бутылок стоила очень дорого.

Она начала инвентаризацию всех бутылок, внося о них сведения в контрольный блок как о пустых. Команда потом разделит их между собой, разольет по фляжкам и отнесет домой. Самое главное не жадничать: тогда инспектор закроет на это глаза. Контрольный блок вдруг понес чепуху. Она раздраженно посмотрела на него и в раздражении стукнула им о бар, но тут все огни начали мигать. В удивлении она подняла глаза к потолку. Электрические системы стали выходить из строя одна за другой. Аудиовизуальная система позади бара треснула и разлетелась на радужные осколки. Активаторы переходного люка громко завыли.

— Что такое? — пробормотала стюардесса. Падение напряжения в кабинах лифта было попросту невозможно. Каждый элемент в электрических сетях имел многократную защиту. Она готова была уже вызвать специалиста, отвечавшего за работу лифта, как лампы перестали мигать, а ее контрольный блок снова заработал.

— Ну наконец-то, — с облегчением вздохнула она. И все же на душе было неспокойно. Если уж на земле такое произошло, то ведь и в шахте может повториться.

Она бросила бутылкам прощальный взгляд, зная, что ей будет теперь не до них: ведь ей придется написать официальный рапорт о происшествии, и тогда инспектора обыщут всю кабину. Тщательно стерла начатый инвентарный список и установила связь с офицером, отвечавшим за работу лифта.

Офицер не откликнулся, а вместо этого ей пришло срочное сообщение из зала прибытия поездов. Офицер разведки приказал ей оставаться на месте. Снаружи завыла сирена, подавая сигнал тревоги. Она даже подскочила: за одиннадцать лет службы ей приходилось слышать этот вой только во время учебной тревоги.

До Квинна этот звук доходил приглушенно. Он заметил, как задрожали огни переходного люка, и ощутил возмущение в электронных сетях ближайших процессоров, когда он прошел мимо. С этим он уже ничего поделать не мог. Он и так сконцентрировал все свои энергистические силы, направляя их в нужное русло. В начале путешествия, когда он выскользнул из царства призраков в кабине лифта, электроника не реагировала. Тогда он, разумеется, не напрягался, напротив, смирял свою силу.

Ну да ладно. Будет что вспомнить.

Тяжелые двери громыхали в конце коридора, ударяя отставших пассажиров. Квинн прошел к дверям. Когда он толкнул их, они оказали ему лишь видимость сопротивления. Словно сквозь воду прошел.

Огромные многоуровневые залы прибытия соединялись друг с другом эскалаторами и открытыми лифтами. Кабина лифта могла принять одновременно семьдесят пассажиров. Теперь же, с момента кризиса, лифты загружены были лишь на двадцать пять процентов. Когда Квинн покинул кабину, ему показалось, что решетки кондиционеров подают адреналин.

Внизу, в главном вестибюле, огромная толпа людей торопилась в укрытие. Они и сами не знали, куда бегут. Все выходы были закрыты, зато они точно знали, где они не хотят находиться, и это было рядом с кабиной лифта. Зато к ней устремились плохо снаряженные офицеры разведки в громоздких кинетических костюмах. Офицеры выкрикивали команды. Пассажиров, вышедших из кабины, окружили, поставили на уровне выстрела и приказали не двигаться. Протестующим доставался удар нейроглушителем. Трое пострадавших, беспомощно дергаясь, лежали на полу. Такое зрелище заставило остальных пассажиров сплотиться.

Квинн обошел восемнадцать офицеров, вставших полукругом. Подойдя поближе к одному из них, с любопытством присмотрелся к короткоствольному ружью. Женщина-офицер слегка вздрогнула: казалось, холодный ветер пробрался под ее защитный костюм. Квинн понимал толк в оружии и понял, что в нем используются химические пули. С ее пояса свешивалось несколько гранат.

Хотя Божий Брат и даровал ему большие, чем у рядового одержимого, энергистические силы, нелегко ему было бы защитить себя от этих восемнадцати, вздумай они разом в него стрелять. По всему видно, Земля восприняла угрозу одержания очень серьезно.

Появилась еще одна группа людей, методично осматривающая хныкающих пассажиров. Эти были не в форме. Обычные синие деловые костюмы, но офицеры были у них в подчинении. Квинн ощущал их мысли, очень спокойные и сосредоточенные, по сравнению с другими людьми. Скорее всего, офицеры разведки.

Квинн решил не ждать. И отошел от них в тот момент, когда офицер дал приказ открыть дверь. Эскалаторы к главному вестибюлю были отключены, и он понесся вниз по замершим силиконовым ступенькам, перескакивая сразу через две.

Столпившиеся возле выходов люди ощутили его торопливый проход как мгновенное дуновение холодного ветра. На площади представителей службы охраны собралось еще больше. Две группы устанавливали на треножники крупнокалиберное оружие. Квинн лишь головой покрутил в насмешливом восхищении и осторожно обошел солдат. Длинный ряд лифтов, опускавших пассажиров к поездам, все еще работал, хотя людей, желавших воспользоваться их услугами, было немного. Квинн вскочил в один из них вместе с группой испуганных чиновников, прибывших, по всей видимости, из путешествия в Клавиус-сити, что на Луне.

Лифт спустился на полтора километра и прибыл в круглое помещение, диаметром в триста метров. Пол станции расчертили концентрические круги турникетов, через которые пассажиры проходили к эскалаторам, находившимся в центре. По информационным колонкам на черном стекле скользили разноцветные криптограммы, словно яркие электронные рыбки. Над головой, в воздухе, изгибались, переплетаясь друг с другом, голографические символы. Они руководили пассажирами, отправляя их к эскалаторам, опускавшим к той или иной платформе.

Квинн вальяжно обошел станцию, разглядывая информационные колонки и корчившиеся голограммы. Он приветствовал все это, снова вошедшее в его жизнь: и суетящихся людей (отводивших друг от друга глаза), и хрипящие кондиционеры, и путавшихся в ногах, старавшихся убрать мусор маленьких механоидов. Хотя он и явился сюда, чтобы мир этот уничтожить, а людей ограбить, на какое-то, пусть короткое время, это был его старый дом. Квинн уже почти расслабился, как вдруг его словно холодной водой окатило: он увидел красные дрожащие буквы, сложившие слово ЭДМОНТОН; за названием этим шли прозрачные голубые стрелки, указывавшие на один из эскалаторов. Поезд отправлялся в Эдмонтон через одиннадцать минут.

Соблазн был велик. Беннет, наконец-то… увидеть это лицо, искаженное страхом, а потом и страданием, долгим, долгим страданием, а затем, под конец, и безумием. Можно было измыслить для нее столько пыток, столько изощренных способов причинения боли, как физической, так и душевной, ведь сейчас у него были и власть, и сила. Но нет, желания Божьего Брата должны быть на первом месте. Квинн с отвращением отвернулся от свергающего приглашения и стал отыскивать поезд до Нью-Йорка.

Люди собирались возле размещенных по периметру вокзала баров и прилавков с фаст-фудом. Дети завороженно смотрели на телевизионные экраны, а непроницаемые лица взрослых свидетельствовали, что они в это время ведут мысленный диалог. Проходя мимо прилавка со спагетти, Квинн краем глаза заметил над потеющим поваром голографическое изображение. На фоне Юпитера произошло какое-то возмущение, там крутились десятки космических кораблей. Видимо, случилось что-то особенное.

К нему это отношения не имело, и он прошел мимо.


По прибытии Транквиллити к Юпитеру Иона тут же явилась во дворец Де Бовуар. Отдавать распоряжения командам, обслуживавшим обиталище, ободрять людей, разъяснять им их обязанности ей было удобнее из своего кабинета, а не из личных апартаментов. Кризис миновал, и она уютно устроилась в большом рабочем кресле. Пользуясь нейросетью Транквиллити, она наблюдала, как усаживается на пьедестал последний космоястреб, отвечающий за связь. К нему направилась целая процессия грузового транспорта: трейлеры и подъемные краны должны были выгрузить из багажного отделения космоястреба большой генератор.

Генератор поступил с индустриальной станции ближайшего обиталища эденистов — Ликориса. Согласие спешно погрузило его и переправило сюда, как только Транквиллити подтвердил свой статус. Пятнадцать инженерных команд трудились в это время над такими же генераторами, заряжали их и подключали к энергетической сети обиталища.

Погрузившись в нейросеть, Иона ощутила, что электрический ток вернулся и потек по органическим проводникам, последовательно подключая механические системы. До этого момента энергетическая сеть обиталища работала в аварийном режиме. Меры предосторожности дедушки Майкла были, оказывается, не так уж и совершенны (Иона улыбнулась), но все же они выручили. Даже без помощи джовианского Согласия они обошлись бы менее мощными генераторами в неподвижных космопортах.

— Мы бы справились.

— Ну разумеется, — откликнулся Транквиллити. В ответе прозвучал легкий упрек и удивление по поводу возникших у нее сомнений.

Очевидно, никто не просчитал последствия, к которым привел пространственный прыжок. Когда Транквиллити вынырнул на новую орбиту, сотни кабелей срезало, как ножом, почти уничтожив естественную для обиталища способность к генерированию энергии. Несколько месяцев уйдет, прежде чем вырастут новые органические проводники.

А к тому времени, быть может, понадобится снова пуститься в путь.

— Не следует об этом сейчас беспокоиться, — сказал Транквиллити. — Мы находимся на самой безопасной орбите Конфедерации. Сам удивляюсь, сколько энергии скопило Согласие для самозащиты. Так что будь довольна.

— Я и не жалуюсь.

— Наши жители тоже не жалуются.

Иона переключила внимание на жизнь обиталища.

Там происходило что-то вроде вечеринки. Все население (воспользовавшись аварийной сетью) спустилось из звездоскребов в парковую зону, ожидая восстановления электроснабжения. Пожилые плутократы сидели на траве рядом со студентами, официантки и президенты корпораций стояли в туалет в одной очереди, высоколобые ученые, работавшие над Леймилским проектом, попали в компанию светских оболтусов. Все прихватили с собой из квартиры по бутылке, и начался величайший галактический массовый пикник. Люди пили и, смеясь, рассказывали уже в который раз своим соседям о том, как я-видел-как-целый-рой-боевых-ос-несся-прямо-на-меня. Благодарили Бога, но в особенности Иону Салдану за спасение, клялись ей в вечной любви. Какая же это, черт побери, красивая, блестящая, ловкая, великолепная девушка, как же им повезло, что они живут с ней в одном обиталище. А ты, Капоне, слабак, как теперь ты себя чувствуешь? Твой хваленый флот бросил вызов Конфедерации, а посрамило тебя одно-единственное немилитаристское обиталище. И ведь у тебя все было для победы, а мы тебе нос утерли. Ну и как ты теперь, доволен, что попал в наше столетие?

Жители двух ближайших ко дворцу Де Бовуар звездоскребов пришли засвидетельствовать свои благодарность и уважение лично. За воротами собралась большая толпа, пела и умоляла свою героиню выйти к ней.

Иона улыбнулась, увидев в толпе Доминику, Клемента и жутко пьяного Кемпстера Гетчеля. Были там и другие знакомые — директора и менеджеры многочисленных компаний и финансовых институтов. Всех их подхватила эмоциональная волна. Раскрасневшиеся, восторженные, они выкрикивали ее имя охрипшими голосами. В фокус ее зрения опять попал Клемент.

— Пригласи его, — мягко предложил Транквиллити.

— Может, и приглашу.

— Выживание в критической ситуации является для людей сексуальным стимулом. Тебе следует удовлетворятьсвои инстинкты. Он может сделать тебя счастливой, и кто, как не ты, этого заслуживаешь.

— Как романтично ты выражаешься.

— Романтичность тут ни при чем. Он может дать тебе облегчение. Пользуйся моментом.

— А как ты себя чувствуешь? Ведь ты совершил прыжок.

— Когда ты счастлива, счастлив и я.

Она громко рассмеялась.

— Да какого черта, почему бы и нет?

— Вот и хорошо. Но сначала, мне кажется, тебе надо выйти к народу. Толпа добродушна и очень хочет увидеть тебя.

— Да, — она стала серьезной. — Но у меня есть еще одна официальная обязанность.

— Верно, — Транквиллити был так же серьезен.

Иона почувствовала, что их мысленный разговор расширился. К ним присоединились джовианское Согласие и Армира, посол киинтов на Юпитере. Их официально пригласили к участию в разговоре.

— Наш прыжок вызвал неожиданное событие, — сказала Иона. — Мы надеемся, что вы поможете прояснить это обстоятельство.

Армира внесла в разговор веселую нотку.

— Я бы выразилась по-другому: неожиданным событием стал ваш прыжок.

— Да, киинты, которых мы пригласили в гости, очень удивились, — сказала она. — Они, кстати, все удалились, что явилось для нас полной неожиданностью.

— Понимаю, — Армира уже не смеялась, не дав им возможности проникнуть в ее мысли.

Транквиллити вынул из своей памяти прошедшие события и проиграл их, начиная с момента атаки. Они увидели киинтов, исчезнувших в горизонте событий.

— То, что вы продемонстрировали, давно известно, — бесстрастно заметила Армира. — Мы давно усовершенствовали способность к исходу, еще в эпоху межзвездных путешествий. Это всего-навсего усовершенствованное применение ваших систем искажения поля. Мои коллеги, помогавшие вам в вашем Леймилском проекте, использовали его инстинктивно, когда поняли, что им угрожает опасность.

— Мы так и поняли, — сказало Согласие. — И кто может винить их в этом? Не в этом дело. Тот факт, что у вас есть эта способность, чрезвычайно нас вдохновляет. Нам всегда казалось непонятным ваше заявление, что звездные путешествия вас больше не интересуют. Впрочем, то, что у вас нет космических кораблей, придает вес вашему высказыванию. Сейчас, когда мы увидели вашу способность к телепортации воочию, ваше заявление представляется нам софизмом.

— Такого интереса к путешествиям в другие миры, как у вас, у нас нет, — сказала Армира.

— Конечно нет. Наши корабли летают с коммерческими и колонизаторскими целями. Есть, к сожалению, и военные корабли. Вам, с вашим технологическим уровнем, коммерческая деятельность ни к чему. Мы верим, что вы мирная нация, хотя, скорее всего, у вас разработано самое современное оружие. Следовательно, вы должны быть заинтересованы в исследованиях и колонизации.

— Справедливо.

— Значит, вы все еще занимаетесь такого рода деятельностью?

— В какой-то степени.

— Отчего же вы не сообщили нам об этом, почему скрыли ваши способности под маской мистицизма и безразличия?

— Вы сами знаете, почему, — сказала Армира. — Триста лет назад люди обнаружили расу джисиро, и все же вы до сих пор не наладили с ними контакт и не открылись им. Их технология и культура находятся на примитивном уровне, и вы понимаете, что произойдет, если их допустят в Конфедерацию. Все то, что у них есть, будет заменено тем, что они воспримут как футуристические предметы, созданные для удобства. Они перестанут делать что-либо сами. Кто знает, какие достижения будут потеряны для мира?

— Этот аргумент неуместен, — сказало Согласие. — Джисиро не имеют понятия о звездах, не знают, чтоматерия состоит из атомов. А мы знаем. Мы признаем, что наши технологии стоят на более низком уровне, чем ваши. Но в то же время мы уверены, что однажды мы достигнем вашего теперешнего уровня. Вы считаете, мы не знаем, каких высот достигла наука. Мы открылись вам, честно и дружелюбно, свои недостатки от вас не прятали, вы же не ответили нам взаимностью. Мы сделали вывод, что вы просто изучаете нас. Нам хотелось бы знать, зачем. Как чувствующие особи мы имеем на это право.

— Изучение — уничижительный термин. Мы стараемся побольше узнать о вас, как и вы о нас. Признаю, что процесс этот несбалансирован, но, принимая во внимание все обстоятельства, это неизбежно. А что до раскрытия нашей технологии, то это — грубое вмешательство в наши дела. Если хотите чего-то, добивайтесь сами.

— Тот же довод вы привели нам и относительно загробной жизни, — раздраженно заметила Иона.

— Ну разумеется, — согласилась Армира. — Скажи мне, Иона Салдана, какова была бы твоя реакция, если бы ксеноки заявили, что ты обладаешь бессмертной душой, и доказали бы это, а затем сознались, что жизнь после смерти ожидает лишь избранных? Понравилось ли бы тебе такое признание?

— Нет, не понравилось бы.

— Мы знаем, что наше столкновение с загробной жизнью произошло по случайности, — вступило в разговор Согласие. — Что-то произошло на Лалонде, отчего души вышли из преисподней и захватили тела живых людей. С нами случилась беда. Разве такое несчастье не призывает вас вмешаться?

Повисла долгая пауза.

— Вмешиваться мы не станем, — заявила Армира. — По двум причинам. То, что произошло на Лалонде, случилось оттого, что вы явились туда. Одно дело — межпланетные путешествия и научные исследования, а другое — физическое действие.

— Мы не отрицаем нашей ответственности за содеянное.

— Да, больше вам ничего не остается.

— Ну хорошо, с некоторыми оговорками мы согласны с вашим заявлением, хотя оно нам и не нравится. Какова же вторая причина?

— Видите ли, среди моего народа нашлись люди, которые были на вашей стороне и голосовали за оказание вам помощи. Возможность вмешательства была отвергнута. То, что мы узнали о вас, свидетельствует: ваша раса справится с кризисом. Эденисты — люди зрелые и могут справиться с ситуацией.

— Я не эденист, — сказала Иона. — Что же будет со мной и другими адамистами, большинством расы? Вы что же, устранитесь и позволите нам погибнуть? Разве выживание элиты, философов и интеллектуалов, оправдывает гибель остальных людей? Если это цена за улучшение расы, мы такую цену платить не собираемся.

— Если я могу быть судьей, то и ты тоже спасешься, Иона Салдана.

— Приятно сознавать. Но что будет с остальными?

— Это уж как судьба распорядится. Больше я ничего не могу сказать. Наш официальный ответ: все зависит от вас самих.

— Такой ответ не может служить утешением, — прокомментировало Согласие.

— Я понимаю ваше огорчение. Единственный мой совет: не делитесь с адамистами тем, что вы узнали о моей расе. Если они прознают, что нам известно, как разрешить кризис, это ослабит их собственную инициативу.

— Мы обдумаем ваше предложение, — промолвило Согласие. — Но эденисты не согласятся войти в вечность без своих родственников. Ведь мы одна раса, хотя и расколотая.

— Я признаю ваше единство.

— У меня последний вопрос, — сказала Иона. — Где Джей Хилтон? Ее забрали из Транквиллити в то же время, что и ваших ученых. Зачем?

Мысли Армиры смягчились, она почти смутилась, что для киинта неслыханно.

— Произошла ошибка, — созналась посланница. — И я прошу у вас за это прощения. Ошибка, правда, вызванабыла добрыми намерениями. Маленькая киинт включила Джей Хилтон в число, подлежащих эвакуации, причем против родительской воли. Она попросту пыталась спасти подругу.

— Хейл! — Иона в восторге рассмеялась. — Ах ты, проказница.

— Полагаю, ее сурово наказали за своеволие.

— Надеюсь, что нет, — возмутилась Иона. — Ведь она всего лишь ребенок.

— Верно.

— Ну, теперь вы можете вернуть Джей назад. Транквиллити не так уж беззащитен, как вы думали.

— Снова прошу прощения, но Джей Хилтон не может быть возвращена.

— Почему?

— Она слишком много видела. Уверяю вас, она находится в полной безопасности, и мы, конечно же, вернем ее вам, как только ваш кризис окончательно завершится.


Луиза притронулась к стенам тюремной камеры — сделаны они были из какого-то тускло-серого композита, не такого холодного, как металл, но такого же твердого — и забралась с ногами на койку. Согнув колени, уткнулась в них подбородком. Гравитация на Земле вполовину меньше, чем у них на Норфолке, и все же это лучше, чем на Фобосе, зато воздух прохладнее, чем на «Джамране». Мысли ее какое-то время были заняты Эндроном, системщиком с «Далекого королевства». Она полагала, что, возможно, это он выдал их властям Верхнего Йорка. Затем решила, что это уже не имеет значения. Сейчас ее беспокоила лишь разлука с Джен. Как-то там сестренка? Наверняка напугана тем, что случилось.

«Это я впутала ее в эту историю. Да мама меня просто убьет».

Хотя мама сейчас вообще ничего не могла сделать. Луиза плотнее обхватила колени и постаралась не расплакаться.

Дверь открылась. В камеру вошли две женщины. Луиза предположила, что они из полиции: на них была бледно-голубая форма с бронзовой эмблемой Центрального правительства на плечах — руки-континенты в дружеском рукопожатии.

— Ну что ж, Кавана, — сказала женщина с сержантскими лычками, — пошли.

Луиза спустила ноги на пол и осторожно перевела взгляд с одной на другую:

— Куда?

— На собеседование.

— На их месте я засунула бы тебя в ноль-тау, — сказала другая женщина. — Пыталась провезти сюда одного из этих ублюдков. Сволочь.

— Перестань, — приказала женщина-сержант.

— Я не… — начала было Луиза и беспомощно сжала губы. Все было так запутано. Одному Небу известно, сколько законов она нарушила по пути в Верхний Йорк.

По короткому коридору ее провели в другую комнату. У нее родились невольные ассоциации с больницей. Белые стены, стерильная чистота. Дешевые стулья, стол посередине комнаты мог бы стоять в лаборатории. Множество процессоров в углу на высоком стеллаже, на столе тоже стояли блоки. Брент Рои сидел за столом. С формой таможенника, в которой встречал «Джамрану», он расстался. Теперь на нем был такой же голубой костюм, как и на женщинах-полицейских. Жестом пригласил ее сесть против него.

Луиза села, ссутулив плечи. За эту привычку сама она ругала Джен. Посидела с опущенным взором, выжидая. Потом подняла глаза. Брент Рои спокойно ее разглядывал.

— Ты не одержимая, — сказал он. — Тесты это подтверждают.

Луиза нервно одернула черный халат, который ей здесь выдали: тесты слишком ярко запечатлелись в ее памяти. Семеро вооруженных людей из службы безопасности держали ее под прицелом, а медики заставили раздеться догола. Они ввели в нее сенсорные контуры, приложили сканеры, взяли пробы, и было это в миллион раз хуже медицинского обследования. После разрешили иметь при себе лишь закрепленный на запястье нанотехнический пакет.

— Хорошо, — сказала она еле слышно.

— Как он шантажировал тебя?

— Кто?

— Одержимый, называющий себя Флетчером Кристианом.

— Он меня не шантажировал, он о нас заботился.

— Так ты в благодарность за защиту от других одержимых позволила ему себя поиметь?

— Нет.

Брент Рои пожал плечами.

— Так он предпочел твою сестренку?

— Нет! Флетчер порядочный человек. Как вы можете говорить такое!

— Тогда какого черта ты здесь делаешь, Луиза? Почему пыталась незаконно провезти сюда одержимого?

— Я не пыталась. Все было не так. Мы приехали сюда предупредить вас.

— Предупредить кого?

— Землю. Центральное правительство. Сюда кое-кто едет. Некто ужасный.

— Да? — Брент Рои скептически вскинул бровь. — Кто же это такой?

— Его зовут Квинн Декстер. Я его видела, он хуже любого одержимого. Много хуже.

— В каком отношении?

— Более властный. И он полон ненависти. Флетчер говорит, что с ним что-то не так. Он чем-то от всех отличается.

— Ага, эксперт по одержанию. Ну кому же и знать, как не ему.

Луиза нахмурилась, не понимая, отчего представитель власти так недоверчив.

— Мы приехали предупредить вас, — настаивала она. — Декстер говорил, что он отправляется на Землю. Он хочет отомстить кому-то по имени Беннет. Вам нужно выставить службы безопасности во всех космопортах, не дать ему выйти на поверхность. Если это произойдет, будет беда. Он станет одерживать всех на Земле.

— А тебе-то что за дело?

— Я же сказала. Я видела его. И знаю, что он из себя представляет.

— Говоришь, он хуже любого одержимого… так как же тебе удалось спастись?

— Нам помогли.

— Флетчер?

— Нет… я не знаю, кто это был.

— Ну ладно, ты избежала судьбы, что хуже смерти, и пришла, стало быть, предупредить нас.

— Да.

— Как ты выбралась из Норфолка, Луиза?

— Купила билеты на космический корабль.

— Понятно. И прихватила с собой Флетчера Кристиана. А ты не боялась, что в экипаже корабля могли оказаться одержимые?

— Нет. Это единственное место, за которое я уверена: там не может быть одержимых.

— Итак, хотя ты знала, что на борту корабля нет одержимых, ты все же взяла Кристиана в качестве своего защитника. Это твоя была идея или его?

— Я… это… он просто был с нами. Он был с нами с тех пор, как мы убежали из дома.

— Где твой дом, Луиза?

— Криклейд. Но Декстер пришел и одержал всех. Вот тогда мы и бежали в Норвич.

— А, да. Столица Норфолка. Итак, ты привезла Кристиана с собой в Норвич. А потом, когда его стали захватывать одержимые, ты подумала, лучше будет бежать с планеты, так?

— Да.

— Ты знала, что Кристиан одержимый, когда покупала билеты?

— Да, конечно.

— А когда ты их купила, ты знала, что Декстер хочет явиться на Землю?

— Нет, я узнала потом.

— Уж не милый ли старенький самаритянин Флетчер Кристиан предложить ехать сюда, чтобы предупредить нас?

— Да.

— А поначалу ты куда собиралась, прежде чем Флетчер Кристиан заставил тебя изменить свое намерение и явиться сюда?

— На Транквиллити.

Брент Рон, удивившись, кивнул.

— Довольно странное место для молодой леди, дочери норфолкского землевладельца. Отчего ты выбрала это обиталище?

— Там живет мой жених. Если кто и сможет защитить нас, так это он.

— А кто твой жених, Луиза?

Она смущенно улыбнулась:

— Джошуа Калверт.

— Джошуа Кал… Ты имеешь в виду «Лагранжа» Калверта?

— Нет, Джошуа.

— Капитана «Леди Макбет»?

— Да. Вы его знаете?

— Его имя каждый знает.

Он сел и, сложив руки, недоуменно смотрел на Луизу.

— Могу я теперь видеть Женевьеву? — робко спросила она. Никто ей пока не сказал, что она тоже под арестом. Сейчас она была чуть увереннее: ведь полицейский выслушал ее внимательно.

— Немного погодя. Сначала разберемся в том, что ты нам только что рассказала.

— Так вы верите мне, ну… о Квинне Декстере? Вам необходимо не допустить его на Землю.

— Уверяю тебя, мы сделаем все, что можем, чтобы он не прошел службу безопасности.

— Благодарю вас, — она неуверенно глянула на двух женщин-полицейских, стоявших по обе стороны ее стула. — А что будет с Флетчером?

— Не знаю, Луиза. Это не в моей компетенции. Думаю, они выбросят его из тела, которое он украл.

— О! — она опустила глаза.

— Ты считаешь, Луиза, что с их стороны это будет нехорошо?

— Да, нехорошо, — ей трудно было произнести эти слова. Это была правда, но говорить ее не следовало. Все, что происходило, было не то и не так.

— Ну, что ж, — Брент Рои подал знак ее эскорту. — Поговорим об этом после, — когда дверь за ними затворилась, он не мог не скорчить недоверчивую гримасу.

— И что же ты думаешь? — обратился к нему с мысленным вопросом советник.

— За один допрос никогда еще не слышал столько чуши, — возмутился Брент Рои. — То ли она умственно отсталая, то ли нам и в самом деле угрожает инфильтрация одержимых.

— Она не умственно отсталая.

— Так кто же она, черт побери? Разве можно быть такой тупицей?

— Она вовсе не тупица. Просто мы так привыкли к вранью и уверткам, что когда нам говорят правду, уже не узнаем ее.

— Да брось, неужто ты поверил в эту историю?

— Она, по твоим словам, принадлежит к классу норфолкских землевладельцев, так что для роли галактического преступника вряд ли подходит. К тому же она путешествует с сестрой.

— Сестра для прикрытия.

— Брент, ты настоящий циник.

— Да, сэр, — он уже не скрывал своего раздражения. На советника, правда, его недовольство не производило ни малейшего впечатления. У анонимного существа, направлявшего его поступки последние двадцать лет, отсутствовали человеческие реакции. Бывали моменты, когда Брент Рои раздумывал, уж не имеет ли он дело с ксеноком. Теперь он уже, кстати, ничего с этим поделать не мог: к какому бы агентству советник ни принадлежал, он явно имел большой вес у центрального правительства. Его собственная быстрая и успешная карьера была тому доказательством.

— Есть моменты в рассказе мисс Кавана, которые мои коллеги и я находим небезынтересными.

— Какие это? — спросил Брент.

— Да ты и сам знаешь.

— Ну да ладно. Как ты предлагаешь с ней поступить?

— Эндрон подтвердил марсианской полиции события, происшедшие на Фобосе, но нам необходимо выяснить в подробностях, что случилось с семьей Кавана в Норфолке. Начни процедуру возвращения памяти.


За последние пять столетий понятие о центре (нижнем городе или «даунтауне») приобрело в Нью-Йорке новое и буквальное значение, впрочем, как и о прежней окраине (верхнем городе или «аптауне»). Не изменилось одно: арколог ревностно отстаивал первенство в обладании самым высоким зданием на планете. Случалось, правда, что лет этак на десяток-другой за столетие пальму первенства перехватывало европейское или азиатское государство, но затем арколог снова вырывался вперед.

Сейчас он раскинулся на четырех тысячах квадратных километров, и, по официальным данным, проживало в нем триста миллионов человек. Пятнадцать прозрачных куполов, диаметром в двадцать километров с Нью-Манхэттеном в центре, сгруппировались полукругом вдоль восточного побережья, укрывая от жары и ветров районы с обычными небоскребами (теми, что были не выше одного километра). В местах соединения куполов гигантские мегабашни упирались в контуженное небо. Гиганты эти являлись как бы воплощением старой концепции арколога как единого здания-города. Там были квартиры и торговые центры, заводы и офисы, проектные организации и рестораны, университеты, парки, полицейские участки, муниципальные помещения, больницы, бары и другие места, необходимые людям в двадцать шестом веке. Тысячи жителей рождались, жили и умирали, ни разу его не покидая.

В настоящее время мировым чемпионом был «Риган», вознесшийся в высоту на пять с половиной километров. Его основание, шириною в километр, располагалось на земле, принадлежавшей в стародавние времена городку Риджвуд, что погиб от нашествия армады. Квартиры на любом из верхних пятидесяти этажей стоили пятнадцать миллионов фьюзеодолларов, причем последнюю квартиру купили за двенадцать лет до окончания строительства. Жильцы, новое поколение аптаунцев, наслаждались видом, подобного которому на Земле больше негде было увидеть. Следует, правда, заметить, что зрелище это не менее двух дней из семи закрывали непроницаемо темные тучи, зато, когда облачность рассеивалась, воздух был и в самом деле чрезвычайно прозрачен. Далеко внизу, под стеклянными шестиугольными щитами, составлявшими крышу купола, небожители с интересом наблюдали человеческую жизнь, которая, словно морской прибой, то приливала, то отступала вдаль. Днем экзотические транспортные реки текли вдоль паутины автомобильных и железнодорожных эстакад, а по ночам разворачивался сверкающий ковер из неоновых огней.

«Риган» окружили улицы с небоскребами, раскинувшимися веером в глубоких углебетонных каньонах. Словно могучие корни, поддерживали они главную башню. Основания небоскребов в два раза превышали ширину их вершин. Эстакады возвысились над землей на сто пятьдесят метров. На каждом перекрестке от сверхскоростных автобанов отходили вспомогательные дороги, соединяя их с местными трассами. По трассам этим круглосуточно громыхали восьмидесятитонные автотраки, заползая, словно змеи, в тоннели, уводившие в подземные складские помещения. Поезда метро скользили по рельсовому лабиринту, разобраться в котором мог лишь AI [AI — искусственный интеллект (англ.)]. Чем ниже к земле, тем ниже и арендные цены: ведь там мало света, много шума, и нечем дышать. Все здесь износилось, устарело, вышло из моды, стало экономически невыгодно. Все дошло до уровня, ниже которого не спуститься, и это одинаково относилось как к людям, так и к предметам.

На перекрестках дорог разрослись похожие на моллюсков строения, заполнили промежутки между небоскребами. Жалкие хижины, сляпанные из пластмассового утиля. Под ними, словно пиявки, прилепились к улицам рыночные прилавки и лотки с фастфудом. Контрабандисты и хулиганы управляли здесь каждый своей территорией. Преступления относились к разряду мелких, распространено было и кровосмешение. Полиция ежедневно совершала сюда свои рейды, а уходила, когда невидимое солнце опускалось за кромку куполов.

Это и был даунтаун. Он был повсюду, но всегда под ногами обыкновенных горожан, невидимый ими. Квинн обожал его. Люди, жившие здесь, были почти что в мире теней. Все, что бы они ни делали, к реальному миру никакого отношения не имело.

Он вышел из подземки на мрачную улицу, запруженную прилавками под тентами и вагончиками без колес, выставившими свой товар под присмотром бдительных владельцев. На стенах небоскребов трудно было найти место, не тронутое граффити. Окон внизу мало, да и те забраны стальными решетками, за ними едва удавалось разглядеть грязные помещения магазинов и баров. Лязганье металла, доносившееся сверху, с эстакад, не умолкало ни на минуту.

Взгляды, украдкой брошенные на Квинна, тут же, метнувшись, уходили в сторону. Усмехаясь, он шел в черной рясе священника мимо прилавков.

Декстер хотел найти секту, однако в Нью-Йорке он оказался впервые. В даунтауне секту знали все: здешних жителей рекрутировали туда в первую очередь. По соседству должно быть место, где они собираются. Нужно найти того, кто это место укажет.

Не успел он отойти от подземки и семидесяти метров, как его заметили. Два подростка-хулигана, весело смеясь, мочились на женщину, которую только что избили до бесчувствия. Двухлетний малыш, лежа рядом, на тротуаре, в луже крови и мочи, ревел благим матом. Тут же валялась и вспоротая сумка с высыпавшимся из нее и разбросанным по земле жалким содержимым. Накачанными телами подростки напомнили Квинну Джексона Гейла. Добились они этого, скорее всего, гормонами, а не физическими упражнениями. На одном из них была рубашка с треугольным вырезом с надписью: ХИМИЧЕСКАЯ ВОЕННАЯ МАШИНА. Другой парень щеголял обнаженным торсом.

Он первый и заметил Квинна, фыркнул и подтолкнул локтем товарища, привлекая его внимание. Сжав кулаки, они вразвалку двинулись вперед.

Квинн медленно опустил капюшон. Сверхчувствительная к назревающему скандалу улица быстро опустела. Прохожие, давно напуганные хулиганами, забежали за лес опор. Продавцы с грохотом закрывали лотки.

Хулиганы остановились против Квинна. Он широко им улыбнулся.

— Давненько у меня не было секса, — сказал он. И посмотрел на того, что был в рубашке. — С тебя, пожалуй, и начну.

Подросток оскалился и вложил в удар всю силу накачанных мышц. Квинн остался совершенно спокоен. Кулак угодил слева, в нижнюю челюсть. Раздался звон, который даже уличный шум не смог перекрыть. Подросток взвыл, сначала от шока, потом — от боли. Отвел руку в сторону, тело сотрясалось. Все пальцы были сломаны, словно он ударил по камню. Испуганно хныча, он осторожно баюкал изувеченную руку.

— Я бы хотел, чтобы меня отвели к вашему лидеру, — сказал Квинн, будто и не заметил удара. — Но организаторская работа требует мозгов. Так что, боюсь, мне не повезло.

Второй подросток побелел, покачал головой и попятился назад на два шага.

— Не беги, — в голосе Квинна послышалась угроза.

Подросток чуть помедлил, а потом развернулся и бросился бежать. Ярким пламенем вспыхнули джинсы. Заорав, остановился, бешено заколотил по горевшей ткани. Тут же загорелись и руки. Шок заставил его замолчать. В недоумении он поднес к глазам ладони. И завопил опять. Дико крича и пьяно шатаясь, врезался в хлипкий прилавок. Прилавок сложился и зажал его, словно в тисках. Огонь пожирал тело, бежал вдоль рук и дошел до торса. Стоны становились все слабее. Подросток брыкался в заваливших его обломках.

Тот, что в рубашке, бросился к товарищу. Увы, тому нечем было помочь, и он лишь в ужасе смотрел на языки пламени, становившиеся все жарче.

— Ради Христа! — заорал он, обращаясь к Квинну. — Остановите это. Остановите!

Квинн засмеялся.

— Это тебе первый урок. Божьего Брата остановить нельзя.

Движение и крики прекратились. Среди пламени лежало что-то черное и блестящее. Квинн положил руку на плечо рыдающего подростка.

— Что, больно тебе смотреть на это?

— Больно! Больно? Ты, сукин сын, — лицо его перекосило от боли и гнева, но он не пытался сбросить с плеча руку Квинна.

— У меня вопрос, — сказал Квинн. — И я выбрал тебя, чтобы ты на него ответил.

Рука его сползла с плеча и погладила грудь подростка, а потом спустилась к паху. Там рука задержалась. Страх, который он вызывал у парня, возбудил его.

— Да. Господи, да. Все, что угодно, — захныкал подросток. Зажмурил глаза: не хотел видеть кошмар наяву.

— Укажи место, в котором собираются члены секты Светоносца.

Изнемогая от боли и страха, сковывавших его мысли, хулиган, заикаясь, сказал:

— Этот купол, район семнадцатый, Восемьдесят третья улица. Центр где-то там.

— Хорошо. Видишь, ты уже научился послушанию. Молодец. Я даже и не ожидал. Ну, остался еще один урок.

Хулиган испуганно спросил:

— Какой?

— Любить меня.


Штаб-квартира секты, будто личинка, затаилась в углу небоскреба на Восемьдесят третьей улице. То, что некогда представляло ряд квадратных комнат, задуманных скорее математиком, нежели художником, напоминало теперь темные кроличьи клетки. В некоторых стенах адепты проделали дыры, забаррикадировали коридоры, запечатали проходы к лестничным маршам. В общем, сделали все, что приказал им волхв. Снаружи нижние этажи здания ничем не отличались от других лавчонок даунтауна. Товары продавали здесь дешевле, так как сектанты же их и украли.

Окна над магазинами были затемнены: процессоры здания свидетельствовали, что комнаты не заняты, следовательно, и арендная плата за них не поступала.

В помещениях за темными окнами круглосуточно кипела жизнь. С корпоративной точки зрения, а именно так рассматривал свою секту волхв Гарт, это было весьма выгодное предприятие. Рядовых сектантов — отбросы общества — отправляли на верхние этажи, и они постоянно тащили оттуда потребительские товары. Члены секты либо употребляли их сами, либо продавали упомянутым магазинам с принадлежавшими тем уличными лавками. Старших сектантов употребляли как надсмотрщиков, отслеживавших распределение товаров и услуг. И, наконец, высшую касту секты, с неплохими мозгами, обучали на курсах дидактической памяти и доверяли им обслуживание фабричного оборудования, производящего левую продукцию, пиратские музыкальные альбомы, программное обеспечение, наркотики и гормоны.

Кроме прочего, секта не брезговала и традиционной криминальной деятельностью. Хотя благодаря развитию сенсорной технологии проституцию из даунтауна почти вытеснили, рэкет и вымогательство, шантаж, похищения и мошенничество, кражи, угон транспортных средств и растраты продолжали цвести пышным цветом.

Секта занималась всем этим с удовольствием, даже не без изящества. Работой их Гарт был вполне доволен. В течение трех с лишним лет секта не забывала о ежемесячной дани Высшему волхву Нью-Йорка, резиденция которого располагалась под Вторым куполом. Единственное, из-за чего Гарт волновался, это из-за того, что Высший волхв пронюхает, насколько прибыльной является секта, и потребует увеличения налога. Случись это, личные доходы Гарта будут урезаны, а ведь последние пять лет он всегда имел свои восемь процентов.

Бывали моменты, Гарт изумлялся, что до сих пор никто ничего не заметил. Правда, иногда, бросив взгляд на старшего сектанта Венера, он уже удивлялся не так сильно. Венеру было за тридцать. Крупный мужчина, плотнее остальных сектантов. Темная борода, росшая невероятно густо, делала его похожим на обезьяну. Тело его было в полной гармонии с головой. Гарт подозревал, что и кости у него покрепче, чем у обычного человека. Нависший лоб и выступающий подбородок придавали ему угрюмое, обиженное выражение. Пятнадцатилетнее пребывание в секте вознесло Венера на высокое место в сектантской иерархии.

— Они схватили Года и Джея-Ди, — сказал Венер, улыбнувшись мелькнувшему воспоминанию. — Тод двинул как следует парочке копов, пока те не пустили в ход нейроглушитель. И давай пинать его ногами. Я тут и ушел.

— Как случилось, что вас выследили? — спросил Гарт. Он послал Венера с пятью сектантами спустить пары. Чего проще? Двое ребят нападают на прохожего, срезают сумку, вспарывают брючный карман. Если тот протестует, его тут же окружают. Люди молодые, агрессивные, малейший повод, и прохожего отделают в сосиску. Три секунды, и готово. Двадцать жертв в одном месте, зато пары спущены.

Венер пожал могучим плечом:

— Не знаю. Копы, должно быть, заранее видели, что произойдет.

— Да ладно, к черту, — Гарт понял, что они промешкали и полиция их заметила. — У Тода с Джеем-Ди было что-нибудь в карманах?

— Кредитные диски.

— Черт! Вот это плохо. — Копы отправят их прямо в суд, а потом, как пить дать, — в места не столь отдаленные. И двое более-менее лояльных сектантов попадут в колонию. Гарт, правда, слышал, что карантин распространялся даже на полеты к колониальным планетам. Помещения для арестованных на всех орбитальных станциях переполнились. Ходили слухи о бунтах.

Венер, сунув руки в карманы, стал вытаскивать кредитные диски и другое барахло, отнятое у граждан: дискеты, ювелирные изделия, карманные блоки…

— Вот. Поход все-таки кое-что принес, — выгрузил все на стол Гарта и с надеждой посмотрел на волхва.

— Хорошо, Венер. Но впоследствии проявляй больше осторожности. Божьему Брату не по нраву провалы.

— Слушаюсь, волхв.

— Хорошо, ну а теперь убирайся с глаз к чертям собачьим, пока я не рассердился.

Тяжело ступая, Венер вышел из комнаты и затворил дверь. Гарт подал на комнатный процессор команду «Включить свет». (В присутствии сектантов кабинет едва освещали несколько красных свечей в железных канделябрах, стены же тонули в темноте.)

С потолка хлынули мощные потоки света, обнаружив богато убранную комнату: бар с великолепным ассортиментом бутылок, дорогую аудиовизуальную систему, библиотеку с сенсорными дискетами, персональный компьютер последнего поколения корпорации Кулу (настоящий, не пиратский), предметы искусства, явно краденые, продать которые было бы невозможно. Свидетельство жадности и страсти. Видишь то, что хочешь, бери без раздумий.

— Керри! — заорал он.

Она вышла из смежной комнаты полностью обнаженная. С первого же дня, когда брат привел ее сюда, Гарт не разрешал ей носить одежду. Самая красивая девка за время существования секты. Несколько заключительных штрихов с помощью косметических пакетов внесли изменения соответственно его вкусам, и она стала совершенством.

— Подай одежду номер пять, — приказал он. — Поспеши. Через десять минут буду проводить посвящение.

Понятливо кивнув головой, девушка вернулась в смежную комнату. Гарт перебирал трофеи Венера. Читая названия дисков, загружал их в память процессора. Внезапно он ощутил легкое дуновение. Мигнули свечи. Это отвлекло его на мгновение. Наверное, опять кондиционер накрылся.

В улове Венера он ничего интересного не обнаружил. Шантажа на этом не сделаешь. Некоторые дискеты содержали файлы компаний, но быстрая проверка показала, что в коммерческом плане ухватиться там не за что. Раз в неделю он должен был поставлять великому волхву информацию. Выгоды с этого он никакой не имел, разве что обзаводился невидимым зонтиком политической защиты, предоставляемой старшим членам секты. Сообщал не просто о том, что происходило внутри секты, — Великий волхв требовал, чтобы ему докладывали о событиях на улицах, на каждой улице. Какие банды действовали успешнее и почему, что именно они совершали; кто появился в их районе, кто исчез, у кого возникли неприятности и так далее.

Годы, проведенные на улице, научили Гарта ценить осведомленность, но у Великого волхва это было возведено в своего рода культ.

Керри принесла одежду. Платье номер пять было, как и положено, ярким — черное с красным, расшитое ничего не означавшими на деле пентаграммами и рунами. Просто это был символ власти, а к дисциплине в секте относились весьма серьезно. Керри помогла ему облачиться и повесила на шею золотую цепь с перевернутым крестом. Посмотрев на себя в зеркало, Гарт остался доволен. В последнее время тело немного обвисло, и все же он предпочитал воинские импланты, а не физические. Косметические пакеты помогли придать выбритому черепу и глубоко сидящим глазам соответствующий его положению зловещий вид.

Церковь, пещера высотою в три этажа, находилась в центре занимаемых сектой помещений. На бывшие здесь некогда пол и потолки указывали торчавшие из стен культи срезанных стальных опор. На торцевой стене в широком шестиугольнике — перевернутый крест, подсвеченный снизу тройным рядом толстых восковых свечей, торчащих из перевернутых черепов. Под крестом — демоны, звезды и руны, покрытые толстым слоем сажи. В качестве алтаря — углебетонная плита, вырубленная из боковой стены и поднятая на опоры. Чаша на алтаре с вырывавшимися из нее голубыми языками пламени распространяла сладкую вонь. Слева и справа от него — два высоких подсвечника в форме змеи. Сквозь утопленные в углебетон десять металлических ободов пропущены цепи с наручниками на концах.

Прихода Гарта терпеливо ожидало чуть более половины членов секты. Они выстроились рядами, в серых робах, с поясами разных цветов, означавшими принадлежность к определенному рангу. Гарт предпочел бы, чтобы народу было больше. К сожалению, с каждым разом их становилось все меньше. Разборка с бандой, действовавшей на Девяностой улице, привела к потерям. Главарь банды предполагал заключить выгодное для него территориальное соглашение. Гарт собирался его от этой иллюзии излечить: Божий Брат не торгуется. Сектанты держали банду под наблюдением и разработали план операции. У банды не было ни дисциплины, ни драйва. Лишь бы отхватить побольше деньжат на покупку наркотиков.

Этим они и отличались от секты, служившей Божьему Брату.

Через неделю Гарт намеревался открыть оружейный склад и устроить налет. С разрешения великого волхва он получил доступ к запрещенной нанотехнике, так что банде придет конец. Их превратят в биологические механоиды. Сектанты разберут всех красивых юнцов и устроят победную оргию. Без жертвоприношений, разумеется, не обойдется.

Сектанты поклонились Гарту. Он подошел к алтарю. К нему были прикованы кандалами пятеро готовившихся вступить в секту кандидатов. Трое подростков и две молодые девушки. Их заманили сюда предательством и посулами. Один парень стоял, гордо выпрямившись, показывая всем своим видом, что готов пройти ритуал, как бы он ни был тяжел, только бы вступить в секту. Двое других были мрачны и подавлены. С одной из девушек Гарт разговаривал ранее, и ей, по его распоряжению, дали транквилизатор. Она была увезена насильно членом секты, укравшим ее у соперника. Девушка была с амбициями и хотела вырваться из даунтауна.

Гарт поднял руки и начертал в воздухе перевернутый крест.

— Да соединимся мы ночью с плотью, — нараспев сказал он.

Сектанты мрачно подвывали, раскачиваясь в унисон.

— Мы любим боль, — обратился к ним Гарт. — Боль освобождает нашего дракона. Боль доказывает, что мы существуем. Мы твои слуги, Хозяин.

Он почти вошел в транс, стоило ему произнести эти слова. Ведь он столько раз их говорил. Столько посвящений отслужил. Чего только не испытала секта: аресты, драки, сжигание наркотиков. Однако образ жизни они не поменяли.

Помогали внушение и дисциплина, но главным оружием оставалась вера. Вера в собственные бесстыдство и подлость. Желание разрушать и причинять боль. Идти напролом… выпускать своего дракона на волю. Начиналось это все здесь, с этой церемонии.

Здесь они сознательно отдавались сексу и насилию, предавались самым низменным инстинктам. Так легко начать, так естественно окунуться в царящее вокруг безумие. Стать своим. Вступить в семью. Вот они рядом с тобой, твои братья.

Что до новичков, то сейчас они пролезали сквозь игольное ушко. Страх удерживал их на месте. Сознавая уродство секты, молодые люди догадывались, с чем столкнутся, посмей они ослушаться, тем более покинуть ее. А затем новый цикл и новое посвящение. Тогда уже им придется доказывать преданность Божьему Брату, выпуская на волю собственного дракона. И они будут это делать, постепенно приходя в восторг.

Кто бы ни сочинил ритуал, думал Гарт, парень этот в психологии кое-что кумекал. Элементарное варварство — единственный способ контроля над даунтаунскими дикарями. А других людей здесь попросту нет.

— Мы видим Тебя, Господь, в темноте, — завывал Гарт. — В темноте живем. В темноте ждем, когда принесешь Ты нам Ночь. И мы пойдем за Тобой в эту Ночь, — Гарт опустил руки.

— Мы пойдем за Тобой, — подхватили сектанты. Голоса раскалились от нетерпения.

— Перед концом света освети нам дорогу к спасению, и мы пойдем за Тобой.

— Мы пойдем за Тобой.

— Когда легионы Твои сразят ангелов фальшивого Бога, мы пойдем за Тобой.

— Мы пойдем за Тобой.

— Когда время…

— Время настало, — прервал его громкий и чистый голос.

Сектанты крякнули от удивления, а Гарт остановился. Он скорее удивился, нежели возмутился тем, что его прервали. Всем было известно, какое огромное значение придавал он церемониям, как нетерпим к святотатству. Ведь пробуждать веру в других людях могли только настоящие верующие.

— Кто это сказал? — воскликнул он.

Из глубины вышла фигура, одетая в черную как ночь сутану. Щель в капюшоне, казалось, поглощала свет. Невозможно было угадать очертания головы.

— Я ваш новый мессия, и я здесь, среди вас, чтобы привести Ночь нашего Господа на эту планету.

Желая проникнуть сквозь капюшон, Гарт пытался воспользоваться имплантами сетчатки, но поймать свет не удалось, даже инфракрасным лучам оказалось это не под силу. Наносенсоры зарегистрировали сбои в многочисленных программах.

— Черт! — воскликнул он и резко вскинул левую руку, целясь указательным пальцем в черную фигуру. Портативная метательная установка не сработала.

— Идите ко мне, — приказал Квинн. — Или я найду для ваших тел более достойных владельцев.

Женщина-сектантка бросилась на Квинна, нога в высоком ботинке метила в коленную чашечку. Два других сектанта, вскинув грозные кулаки, шли ей на помощь.

Квинн поднял руку. Широкий рукав сутаны, упав, обнажил бледную кисть и пальцы, похожие на когти. Из-под этих самых когтей вырвались три тонких белых луча, и атакующие упали, словно всех их поразил оружейный залп.

Гарт схватил подсвечник в форме змеи и замахал им, целя в черный капюшон. С размозженным черепом и одержимый не выживет, а захваченная душа выскочит наружу. Вокруг подсвечника сгустился воздух и, замедлив амплитуду, остановил его движение в десяти сантиметрах от головы Квинна. Змеиная голова, удерживавшая свечу, зашипела и, сжав челюсти, перекусила восковой цилиндр пополам.

— Валите его! — завопил Гарт. — Со всеми ему не справиться. Пожертвуйте собой во имя Божьего Брата.

Несколько сектантов приблизились к Квинну, большинство же не тронулись с места. Свеча загорелась по всей длине. Дикая боль поразила руки Гарта. Он услышал, как зашипела его кожа. Поднялись грязные струйки дыма. Свечу бросить он не мог: пальцы не двигались. Он увидел, как они покрываются пузырями и чернеют; по ладоням потекли струйки.

— Убейте его, — кричал он. — Убейте! Убейте, — он выл от боли.

Квинн подошел к нему поближе.

— Почему? — спросил он. — Пришло время Божьего Брата. Он послал меня к вам. Слушайте меня.

Гарт свалился на пол. Руки его дрожали, обугленные кисти по-прежнему сжимали горящую свечу.

— Ты одержимый.

— Был одержимым. Теперь вернулся. Меня освободила вера в Него.

— Ты одержишь всех нас, — шипел волхв.

— Некоторых из вас. Но ведь об этом и молится секта. Армия проклятых, адептов нашего темного Бога, — он повернулся к сектантам и поднял руки. Впервые в капюшоне показалось его лицо, бледное и полное страшной решимости. — Ожидание закончено. Я пришел, и я приведу вас к вечности. Хватит ссориться из-за черных наркотиков, не к чему тратить жизнь на престарелых шлюх. Он ждет от вас настоящей работы. Я знаю, как привести на Землю Ночь. Преклоните передо мной колени, станьте воинами тьмы. Вместе мы обрушим каменный град на эту планету, пока она не скончается от потери крови.

Гарт завопил снова. Черные кости, совсем недавно бывшие пальцами, намертво приклеились к подсвечнику.

— Убейте его, идиоты! — орал он. — Размажьте по стенке, черт вас всех подери.

Но даже сквозь слезы, застлавшие глаза, он видел, как сектанты медленно, друг за другом, падают на колени перед Квинном. По церкви словно волны побежали. Венер оказался ближе всех к пришельцу. Простоватое лицо сияло от восхищения.

— Я с тобой, — орал сектант. — Только позволь, и я буду убивать ради тебя. Я убью всех, всех. Дико ненавижу людей.

Гарт стонал от унижения. Они поверили ему! Поверили, что это дерьмо и в самом деле посланник Божьего Брата.

Квинн, закрыв глаза, наслаждался победой. Наконец-то он снова среди своих.

— Докажем Светоносцу, что мы достойны Его. Через океан крови я приведу вас в Его Империю. И там мы услышим, как лже-Бог рыдает из-за гибели Вселенной.

Сектанты восторженно смеялись. Разве не об этом они мечтали? Долой сдержанность волхва, наконец-то они дадут волю насилию и ужасу, начнут войну против света. Добьются царства тьмы.

Квинн обратил взор на лежащего волхва.

— Эй ты, я заставлю тебя слизывать с моих ног дерьмо. Станешь отныне солдатской шлюхой.

Подсвечник с остатками рук Гарта, громыхая, упал на пол. Оскалив зубы, волхв посмотрел на стоявшего над ним одержимого.

— Буду служить лишь Господу моему. Ты же проваливай в преисподнюю.

— Я там уже был, — спокойно признался Квинн. — И покончил с этим. Вернулся, — рука его опустилась на голову Гарта, словно благословляя. — Ты мне еще пригодишься. Во всяком случае, твое тело, — острые, словно бритва, ногти вспороли кожу.

Волхв обнаружил, что боль в руках была лишь прелюдией к долгой и мучительной симфонии.

2

Название «Бюро семь» с неизбежностью, свойственной государственному учреждению, сократилось до Би7. На первый взгляд бюро как бюро, входящее, как и сотни других, в подчиненную Центральному правительству структуру министерства внутренней безопасности. Официально функция его заключалась в координации процесса политической интеграции и размещения ресурсов. Би7 должно было в соответствии с задачами, поставленными перед ним министерством, позаботиться о том, чтобы достижение новых целей не столкнулось с проектами, находящимися на данный момент в разработке, и увязать их с имеющимися фондами. Если и можно было заметить какую-то аномалию в деятельности Би7, так это то, что его, выполняющего столь ответственные и щепетильные обязанности, не контролировал выборный политический деятель. В бюро с номерами от 1 до 6 включительно менялось начальство при каждой новой смене администрации, что отражало политические приоритеты, не говоря уже о сотнях других бюро, стоявших на более низкой иерархической лестнице. В Би7 таких изменений не было.

Би7 оставалось изолированным и замкнутым. Если бы кто-то посторонний вздумал поинтересоваться составом его членов, то он испытал бы шок; впрочем, состояние шока длилось бы недолго, ибо любопытного тут же бы и не стало.

Будучи антитезой демократии, оно в то же время исполняло работу по охране Земли и относилось к этому чрезвычайно серьезно. Одержание было угрозой, которая не только перевернула, но и уничтожила бы Центральное правительство. Такая перспектива возникла впервые за четыре с половиной столетия.

Кризис одержания и стал причиной, из-за которой впервые за двенадцать лет созвали всех шестнадцать членов бюро. Конференция проходила в стандартном формате: за овальным столом в комнате с белыми, уходящими в бесконечность стенами сидели их виртуальные представители. Старших у них не было, у каждого или каждой имелась своя область, за которую они отвечали. Делили их по большей части по географическому признаку, хотя имелся и наблюдатель, отвечавший за военную область.

Над столом висел экран, смотреть на который можно было с любого места. В данный момент он показывал жарко горящий норфолкский склад. Туда неслись несколько пожарных машин, более похожих на старинные музейные экспонаты, а в них люди в форме цвета хаки.

— Похоже, эта девчонка Кавана говорит правду, — сказал представитель Центральной Америки.

— А я в этом никогда и не сомневался, — заметил представитель Западной Европы.

— Нет сомнения, что она не одержимая, — вступил в разговор военный обозреватель. — Пока, во всяком случае.

— Если бы она была одержимой, то призналась бы в этом, — лениво заметила Западная Европа. — Слишком уж вы все осложняете.

— Может, вы хотите сделать полный персональный анализ, чтобы подтвердить ее слова? — поинтересовалась Южная Африка.

— Думаю, это лишнее, — сказал европеец. Он обратил внимание на слегка удивленные взгляды, направленные на него другими представителями.

— Может, поясните? — поинтересовалась представительница государств Южной акватории Тихого океана.

Европеец взглянул на военного представителя:

— Полагаю, у нас есть сведения о «Дельте горы»?

Военпред небрежно кивнул:

— Да. Мы установили, что, когда он причалил в Супра-Бразилии, на корабле было два человека. Один из них убил другого чрезвычайно жестоким образом сразу по прибытии корабля. Тело жертвы буквально взорвалось. Все, что мы можем сказать о покойном, это то, что он был мужчиной. О нем нам до сих пор ничего не известно. В ячейках памяти не нашлось клеток с соответствующим телу ДНК. Я запросил все правительства, с которыми у нас контакт, чтобы они осуществили проверку имеющихся у них сведений. Однако, честно скажу, надежд у меня мало.

— Отчего? — спросила Южная акватория.

— «Дельта горы» прибыла из Нювана. Вероятно, убитый — один из его жителей. Там все без исключения подверглись одержанию.

— Да ладно, это не имеет отношения к делу, — заявил представитель Западной Европы.

— Согласен, — сказал военпред. — Мы осмотрели «Дельту горы» и провели судебно-медицинский анализ в капсуле жизнеобеспечения и других системах. Анализ фекальных остатков позволил нам идентифицировать ДНК убийцы. С этого момента история приобретает интерес.

Военпред обратился к процессору, и на экране сменилось изображение. Теперь он демонстрировал картинку, снятую с мозга Луизы Кавана за несколько минут до того, как на Норфолке загорелся склад. Они увидели одетого в черную робу молодого человека с бледным суровым лицом. Казалось, он с насмешливой ухмылкой смотрел на членов Би7.

— Квинн Декстер. В прошлом году был доставлен на Лалонд, приговорен за сопротивление властям. Полиция считает, что он занимался контрабандой в Эдмонтоне. Так оно и было. Запрещенная нанотехника.

— Господи Иисусе! — пробормотала Центральная Америка.

— Кавана подтверждает, что он был на Норфолке. Она и Флетчер Кристиан подозревают его в том, что именно он захватил фрегат «Танту». «Танту» осуществил неудачную попытку проникнуть сквозь защитные сооружения Земли и немедленно удалился, получив при этом значительные повреждения.

Теперь к процессору обратился представитель Западной Европы, и над столом снова сменилась картинка.

— Декстер прибыл на Нюван. Один из сохранившихся астероидов подтвердил, что «Танту» причалил на астероид Джесуп. Тогда у них и начались серьезные неприятности. Корабли с Джесупа сбросили термоядерное оружие на заброшенные астероиды, — он указал на экран. Картинку с Декстером сменило изображение Нювана. Это был мир, подобного которому в галактике еще не видели. Словно шар лавы застыл в космосе. Сморщенная черная поверхность, покрытая ярко-красными трещинами. Ни малейшего сходства с планетой, некогда напоминавшей Землю.

— В первом инциденте Декстер был на Лалонде, что подтверждают Латон и наши друзья-эденисты, — безжалостно заявил европеец. — Он был на Норфолке, который мы теперь рассматриваем как главный источник инфекции. Побывал на Нюване, в результате чего кризис обрел новые черты: враждебность проявилась не только у одержимых, но и у обычных граждан. Сейчас мы уверены: он прибыл сюда, в Супра-Бразилию, — он посмотрел на представителя Южной Америки.

— Спустя пятнадцать часов с момента прибытия «Дельта горы» на вокзале в Бразилии была объявлена тревога, — невыразительным голосом объявил южноамериканец. — Как только одна из кабин лифта спустилась на землю, произошли сбои в электрической проводке. Они, как известно, случаются при контакте с одержимым. В течение девяноста секунд мы закрыли все входы и выходы и окружили вокзал. Ничего. Никакого намека на присутствие одержимого.

— Но вы думаете, он здесь? — не отступал представитель Восточной Европы.

Южноамериканец грустно улыбнулся:

— Мы знаем, что он здесь. После объявленной тревоги мы задержали всех, кто спускался в этом лифте и пассажиров, и экипаж. Вот что удалось добыть из памяти нейросети.

Изображение на экране померкло, и вместо него возникла другая, не слишком отчетливая картинка. В глубоком кресле салона королевского класса удобно устроился человек в голубом шелковом костюме. Сомнений не оставалось — Декстер.

— Милостивый Аллах! — воскликнул представитель Северной акватории Тихого океана. — Придется отменить отправление поездов. Единственное наше преимущество. Как ни искусно мерзавец уходит от наших сенсоров, но тысячу километров по туннелю, заполненному вакуумом, ему не пройти. Изолировать подонка и нанести по нему удар с платформ стратегической обороны.

— Полагаю, даже нам будет весьма непросто закрыть вакуумные тоннели, — многозначительно заметил представитель Южной акватории Тихого океана. — Пришлось бы ответить на многочисленные вопросы.

— Я вовсе не предлагаю издать приказ, — отрезала Северная акватория. — Спустите информацию в Би3, и пусть администрация президента утвердит ее.

— Если народ узнает, что на Земле появился одержимый, начнется настоящее столпотворение, — объявила Северная Африка. — Даже мы в наших аркологах не сможем удержать ситуацию под контролем.

— И все же это лучше, чем стать одержимыми, — сказала Северная Америка. — Потому что, если мы его не остановим, именно это он и сделает с населением. Даже мы окажемся в опасности.

— Думаю, на этом он не остановится, — вмешалась Западная Европа. — Мы видели, что он сделал с Нюваном. Думаю, здесь он постарается не меньше.

— Такой возможности у него здесь не будет, — заявила Военная разведка. — Даже если ему удастся проникнуть в Ореол О'Нейла, в чем я сомневаюсь, ему ни за что не приобрести столько термоядерного оружия. Невозможно взять его из складов так, чтобы никто ничего не заметил.

— Может, и так. И все же, здесь кроется что-то еще. И Кавана, и Флетчер Кристиан утверждают, что Декстер собирается найти здесь Беннет и отомстить ей. Я смотрел файл с досье на Декстера. Он был раньше членом секты в Эдмонтоне, а волхвом там у них Беннет.

— И что из этого? — спросила Северная акватория. — Вы знаете, что эти сумасшедшие сектанты делают друг с другом, как только наступает темнота. Не удивлюсь, если он вздумает забить ее до смерти.

— Вы не учитываете одного обстоятельства, — терпеливо продолжила свою линию Западная Европа. — Зачем душе, овладевшей телом Квинна Декстера, беспокоиться о бывшем у него когда-то волхве? — европеец вопросительно обвел взглядом присутствующих. — Мы имеем здесь дело с чем-то новым, необычным. Обыкновенный человек обрел такие же способности, как и одержимый, а может, и гораздо большие. Его цель другая, не такая, как у прочих.

Северная Америка догадалась первой:

— Черт. Ведь он был раньше сектантом.

— И, вероятно, остается им до сих пор, — согласилась Западная Европа. — И на Лалонде он участвовал в церемонии, а это инцидент номер один. Декстер — преданный адепт учения о Светоносце.

— Вы думаете, он вернулся, чтобы найти своего Бога?

— Верит он не в Бога, а в дьявола. Но сюда явился вовсе не для этого. Мои люди провели психологические тесты и сделали вывод: он вернулся, чтобы подготовить дорогу хозяину… Светоносцу, цель которого — война и хаос. Он постарается навлечь на нас и на одержимых мор и разрушения. Нюван был лишь репетицией. Настоящая игра будет здесь.

— Что ж, решено, — заявила Северная акватория, — мы отменяем движение поездов. Это означает, что мы сдадим ему целый арколог, зато спасем остальные.

— Только без мелодрамы, — попеняла Западная Европа. — Декстер и в самом деле проблема, и новая для нас проблема. Он — другой и обладает большей силой, с которой нам, сотрудникам Би7, за несколько столетий не приходилось сталкиваться. Но ведь мы и существуем для того, чтобы решать проблемы, угрожающие правительству. Нам просто нужно выявить его слабое место и воспользоваться этим.

— Мегаманьяк-невидимка, могущественный, как божество… и вдруг слабое место? — удивилась Северная акватория. — Да спасет нас Аллах, хотелось бы мне услышать, что это за слабость.

— Девчонке Кавана удалось бежать от него дважды. И оба раза благодаря вмешательству неизвестного одержимого. Следовательно, у нас есть союзник.

— На Норфолке! Которого уже не существует.

— Тем не менее у Декстера нет полной поддержки одержимых. Он не всесилен. А у нас перед ним есть решительное преимущество.

— В чем оно заключается?

— Мы о нем знаем. Он же не знает о нас ничего. Это обстоятельство можно использовать, чтобы загнать его в ловушку.

— А, да, — обрадованно заметил наблюдатель из Ореола. — Теперь я понимаю нежелание учинить персональный допрос Кавана.

— А я не понимаю, — проворчала Южная Америка.

— Такой допрос требует более глубокой операции, — сказала Западная Европа. — В настоящий момент Кавана не знает, что с ней приключилось. А это означает, что мы сможем, пользуясь ее незнанием, подобраться как можно ближе к Декстеру.

— Ближе к… — Южная акватория не договорила. — Боже мой, неужто вы хотите использовать ее в качестве проводника?

— Совершенно верно. В настоящее время у нас есть единственный шанс приблизиться к нему, и это Беннет. У нас, к сожалению, ограничена возможность ее подготовки. Одержимые, а следовательно, и Декстер, почувствуют эмоциональное состояние своего окружения. Нам нужно действовать исключительно осторожно, если мы хотим заманить его в ловушку. Если он узнает, что за ним идет охота, мы потеряем несколько аркологов, а может, и больше. Если мы введем в игру Кавана, наши шансы на встречу с ним удвоятся.

— Это чрезвычайно рискованное предприятие, — сказала Северная Америка.

— А мне нравится, — воодушевился представитель Ореола. — Куда тоньше отмены поездов и ведения огня с платформ стратегической обороны, испепеляющего целые районы.

— Тут не до жиру, когда весь мир катится в тартарары, — проворчала Южная акватория.

— У кого есть существенное возражение? — спросила Западная Европа.

— Ваша операция, — вспылила Северная акватория, — значит, и ответственность ваша.

— Ответственность? — вклинилась в разговор Австралия.

Несколько представителей не удержались от улыбки, глядя на распалившегося представителя Северной акватории.

— Разумеется, последствия я беру на себя, — промурлыкала Западная Европа.

— В вашем возрасте все излишне самоуверенны, — сказала Северная акватория.

Западная Европа только рассмеялась.


Все три морпеха, приписанные к флоту Конфедерации, были вежливы, но абсолютно некоммуникабельны. Они сопровождали Джошуа по всему Трафальгару, и он счел это добрым знаком. С территории разведки флота его вывезли. Предыдущие полтора дня прошли в односторонних беседах с мрачными офицерами разведки, не ответившими ни на один его вопрос. Адвоката, разумеется, не было. Офицер выразительно взглянул на него, когда Джошуа полушутя попросил юридической защиты. Сетевые процессоры тоже не отвечали. Он не знал, ни где остальные члены экипажа, ни что случилось с «Леди Макбет». И мог лишь догадываться, какого рода сообщения делают сейчас Моника и Самуэль.

С подземной станции лифт поднял их на офицерский этаж. Широкий коридор, хороший ковер, мягкое освещение, голограммы со знаменитыми морскими сражениями (некоторые он узнал), целеустремленные мужчины и женщины, переходящие из одного кабинета в другой. Ни одного офицера со званием ниже старшего лейтенанта он не встретил. Джошуа провели в приемную. За столами сидели два капитана. Один из них поднялся и отсалютовал морпехам.

— Теперь его возьмем мы.

— Что это? — спросил Джошуа. Перед ним была красивая двустворчатая дверь.

— С вами сейчас будет говорить Первый адмирал, — сказал капитан.

— Э, — начал заикаться Джошуа. — Ладно.

В просторной круглой комнате имелось окно с видом на биосферу погруженного в ночь астероида, на стенах — большие голографические экраны с сенсорными изображениями Авона и космопортов. Джошуа пригляделся, желая отыскать «Леди Макбет» среди причалов, однако ему это не удалось.

Капитан представил его:

— Капитан Калверт, сэр.

Джошуа встретился взглядом с человеком, сидевшим за большим тиковым столом.

— Итак, — сказал Первый адмирал, — «Лагранж» Калверт. Вы совершаете весьма рискованные маневры, капитан.

Джошуа прищурился, не будучи уверен, что это была шутка.

— Я всегда поступаю естественным образом.

— Совершенно справедливо, и это вполне согласуется с вашим досье, — Первый адмирал улыбнулся своим мыслям и махнул рукой. — Присаживайтесь, капитан.

Из пола выскочило кресло цвета стали. Алкад Мзу сидела рядом, в таком же кресле. Держалась она очень прямо, не касаясь спинки. Зато Моника и Самуэль по другую от нее сторону устроились в креслах весьма уютно. Первый адмирал представил ему скромную женщину-эдениста. Оказалось, это адмирал Лалвани, глава разведки флота. Джошуа нервно поклонился.

— Прежде всего, — начал Первый адмирал, — выражаю вам от имени флота Конфедерации благодарность за участие в Нюванской операции и решение проблемы Алхимика. Даже не хочу и представить, какие возникли бы последствия, попади это оружие в руки Капоне.

— Так я не арестован?

— Нет.

У Джошуа невольно вырвался вздох облегчения.

— Господи! — он широко улыбнулся Монике, ответившей ему сдержанной улыбкой.

— Э… я могу идти? — спросил он, впрочем, не слишком надеясь.

— Пока нет, — ответила Лалвани. — Вы один из немногих людей, которые знают, как работает Алхимик.

Джошуа еле сдержался, чтобы не посмотреть на Мзу.

— Лишь в общих чертах.

— Принцип работы, — пояснила Мзу.

— Мне стало известно, что вы сказали как-то Самуэлю и агенту Фолькс, что готовы обречь себя на ссылку в Транквиллити с тем, чтобы никто больше не узнал об оружии.

— Я это говорил? Нет.

Моника изобразила глубокое раздумье.

— Твои точные слова были: «Я останусь в Транквиллити, если нам удастся выжить, но я должен знать».

— А вы сказали, что останетесь вместе со мной, — парировал Джошуа. Он насмешливо посмотрел на нее: — Слышала когда-нибудь о Хиросиме?

— Это место на Земле, где впервые сбросили атомную бомбу, — откликнулась Лалвани.

— Да. До этого момента единственным секретом атомной бомбы был факт, что ее в принципе можно создать и она будет действовать. Как только бомбу сбросили, секрет вышел наружу.

— Какое отношение это имеет к нашему вопросу?

— Любой человек, посетивший место, где мы применили Алхимика, и увидевший последствия этого применения, способен сформулировать твои драгоценные принципы. Останется лишь осуществить их на практике. Между прочим, одержимые такого оружия не создадут. Им это не дано.

— Зато Организация Капоне может это сделать, — сказала Моника. — Во всяком случае, они считали, что им это под силу, помнишь? И хотели заполучить Мзу в любом качестве: либо инкарнировать, либо просто душу ее захватить. Кстати, кто узнает, где испытали Алхимика, если только ты и твоя команда им об этом не расскажете?

— О Боже! Чего вы от меня хотите?

— Очень немногого, — вступил в разговор Первый адмирал. — Думаю, все уже уверились в том, что вам можно доверять.

И, улыбнувшись кислому выражению лица Джошуа:

— Хочу просить вашего согласия на соблюдение нескольких основных правил. Вы ни с кем не должны говорить об Алхимике. Подчеркиваю: ни с кем.

— Предельно ясно.

— На время кризиса обязаны обезопасить себя от встречи с одержимыми.

— Я уже дважды встречался с ними и не горю желанием повстречаться снова.

— Из этого следует вывод: за пределы Солнечной системы вы летать не должны. Оставайтесь дома.

— Так, — Джошуа нахмурился. — Вы хотите, чтобы я летел к Солнцу?

— Да. Возьмете с собой доктора Мзу и уцелевших с «Бизлинга». Как вы сами только что заметили, приведя в пример аналогию с Хиросимой, мы не можем информационного джинна загнать обратно в лампу. Зато сможем свести вред к минимуму. Причастные к этому правительства постановили, что доктор Мзу может вернуться в нейтральную страну, дабы у нее не было возможности обсуждать Алхимика с кем бы то ни было. Доктор уже дала на это свое согласие.

— Его все равно создадут, — тихо сказал Джошуа. — Неважно, какие документы будут подписаны, правительства сделают все, чтобы построить нового Алхимика.

— Без сомнения, — согласился Самуэль Александрович. — Но это — проблема будущего. А тогда все будет выглядеть по-другому. Вы согласны, капитан?

— Если мы решим эту проблему сегодня, то да, согласен. Мир будет другим. Уже сегодняшний день уже не такой, как вчерашний.

— Это что же, «Лагранж» Калверт сделался философом?

— Сознавая то, что делаем сейчас, кто из нас теперь не философ?

Первый адмирал нехотя кивнул:

— Возможно, это и неплохо. Кто-то должен отыскать решение. Чем больше нас, ищущих, тем быстрее найдем ответ.

— Да вы оптимист, адмирал.

— Разумеется. Если бы я не верил в человеческую расу, то не имел бы права на это кресло.

Джошуа пристально посмотрел на него. Первый адмирал, оказывается, не из породы солдафонов. Выходит, в будущем на него можно рассчитывать.

— Хорошо, в какое место Солнечной системы вы предполагаете отправить доктора?

Самуэль Александрович широко улыбнулся:

— А вот этой информацией я с удовольствием с вами поделюсь.


— Подруга Джей, пожалуйста, не плачь.

Голос Хейл звучал как сонное воспоминание. Джей закрыла свой мозг так же плотно, как веки. Она лежала на полу, свернувшись в клубок, и рыдала. Все началось с того ужасного дня на Лалонде, когда иветы сошли с ума, а ее разлучили с мамой. Тесный дом в саванне… потом Транквиллити, где она, несмотря на то, что коллектив педиатрической палаты старательно уберегал детей от новостей, подслушала, что одержимые убрали Лалонд из Вселенной. А теперь она, словно ангел, переселилась в другую галактику, откуда ей уже не выбраться. Значит, она никогда больше не увидит маму. Все, кого она знала, были либо мертвы, либо одержимы. Она заревела громче, так что горлу стало больно.

В затылок толкался теплый шепот, просился войти.

— Джей, пожалуйста, крепись.

— У нее травматический психоз.

— Необходимо провести таламическую процедуру. [Разрушение отдельных участков таламуса (подкоркового центра) для уменьшения психических и физических болей. (Примеч. пер.)]

— Гуманоиды лучше реагируют на химическое подавление.

Щупальца тихонько оглаживали ее со всех сторон. Она лишь содрогалась под их прикосновениями.

Потом послышался равномерный звук — тук-тук-тук, — словно каблуки по холодному твердому полу.

— Что вы, Господи прости, здесь делаете? — послышался возмущенный женский голос. — Дайте бедняжке отдохнуть. Отойдите от нее. Уйдите, не мешайте, — по бокам киинта зашлепала, несомненно, человеческая рука.

Джей перестала плакать.

— Уходите! К тебе это тоже относится, маленькая хулиганка.

— Мне больно, — запротестовала Хейл.

— Тогда двигайся побыстрей.

Джей утерла слезы и выглянула, успев увидеть, как чей-то указательный и большой пальцы ухватили часть кожи возле уха Хейл и оттащили детеныша. Ноги малышки, путаясь, поспешили в сторону.

Владелица руки улыбнулась Джей:

— Ну, деточка, и скандал же ты тут учинила. К чему столько слез? Ну да, понимаю, ты пережила стресс, когда они тебя сюда притащили. И я тебя не виню. Этот дурацкий прыжок в темноте всегда вызывал у меня неприятные ощущения. Как-нибудь воспользуюсь Моделью-Т. Был же ведь нормальный способ передвижения. Возьми платок, утри слезы.

Джей никогда еще не видела такой старой женщины. Загорелая кожа испещрена глубокими морщинами, спина слегка сгорблена. А платье словно вышло из учебника по истории костюма: лимонно-желтый хлопок с крошечными белыми цветочками; широкий пояс, воротник и манжеты из кружева. Снежно-белые завитые волосы выглядывали из-под аккуратного берета; на шее — двойная нитка больших жемчужин. Казалось, она гордилась своим возрастом. Но зеленые глаза ее были на удивление живыми.

Вынув из рукава кружевной носовой платок, она предложила его Джей.

— Спасибо, — выдохнула Джей. И звучно высморкалась в платок. Огромные неуклюжие киинты стояли позади сплоченной группой, в нескольких шагах от старушки. Лиерия, прижав к себе Хейл, успокаивая, гладила дочку своими щупальцами.

— Ну а теперь, детка, отчего ты не назовешь мне свое имя?

— Джей Хилтон.

— Джей, — челюсти старушки зашевелились, словно она сосала очень жесткую карамельку. — Очень хорошо. А меня зовут Трэйси Дин.

— Здравствуйте. А вы настоящая?

Трэйси засмеялась:

— Да, конечно, детка. Настоящая плоть и кровь. Все нормально. И прежде чем ты спросишь, почему я здесь, отвечу: теперь мой дом здесь. Но все объяснения мы отложим до завтрашнего утра. Потому что это длинная история, а ты устала и расстроена. Тебе нужно выспаться.

— Но я не хочу спать, — заикаясь выговорила Джей. — В Транквиллити все умерли, а я здесь. Я хочу маму. А ее нет.

— Да нет, Джей, нет, детка, — Трэйси присела рядом с девочкой и прижала ее крепко к себе. Джей зашмыгала носом, готовясь снова зареветь. — Никто не умер. Транквиллити совершил прыжок, и боевые осы не успели до нее долететь. Это все эти ослы. Ничего не поняли и ударились в панику. Ну разве они не глупы?

— Транквиллити жив?

— Да.

— А Иона, и отец Хорст, и остальные?

— Да, все живы и здоровы. Транквиллити сейчас летает вокруг Юпитера. Все были крайне удивлены.

— Но… как им это удалось?

— Мы еще не совсем поняли, должно быть, они истратили ужасно много энергии, — она лукаво улыбнулась Джей и подмигнула. — Ловкие люди эти Салдана. И вдобавок очень умные.

Джей несмело улыбнулась.

— Уже лучше. Ну а теперь подыщем тебе кровать, — Трэйси поднялась, не выпуская руки Джей.

Джей свободной рукой утерла лицо и встала с пола.

— Ну ладно, — она подумала, что предстоящий разговор, должно быть, будет очень интересен. Ей хотелось расспросить об этом месте подробнее.

— Тебе сейчас лучше? — озабоченно спросила Хейл. Джей с энтузиазмом кивнула:

— Гораздо лучше.

— Это хорошо.

— Отныне я возлагаю на себя обязанности опекуна при Джей Хилтон.

Джей, склонив голову, искоса глянула на Трэйси Дин. Неужели она может общаться с киинтами на их мысленном языке?

— Хорошо, — сказал Нанг. Первое слово прозвучало в мозгу Джей отчетливо. Потом речь Нанга убыстрилась и стала похожа на эмоционально окрашенный птичий щебет.

— Мы будем ходить вместе, — сказала Хейл. — Смотреть новые предметы. Здесь много смотреть.

— Завтра, — сказала Трэйси. — Сначала нам нужно устроить Джей.

Джей, взглянув на подругу, пожала плечом.

— Ну, Джей, нам с тобой надо совершить прыжок. Он будет таким же, как предыдущий, но в этот раз ты уже будешь знать, что происходит. И я буду с тобой все это время. Хорошо?

— А разве мы не можем просто пойти пешком или поехать на автомобиле?

Трэйси сочувственно улыбнулась.

— Нет, детка, — она показала на планеты, изогнувшиеся в темном небе. — Мой дом на одной из этих планет.

— О! Но я буду видеться с Хейл, пока я здесь? — Джей помахала рукой подружке. Хейл пошевелила кончиком своего щупальца и, сформировав человеческую руку, пошевелила пальцами.

— Мы снова будем строить песочные замки.

— Закрой глаза, — сказала Трэйси. — Так легче, — она обняла Джей за плечо. — Ты готова?

В этот раз было не так плохо. Снова ветерок зашевелил ее ночную рубашку, и, несмотря на то, что глаза ее были плотно закрыты, желудок тут же подсказал ей, что она валится в пропасть. Несмотря на героические усилия, Джей невольно запищала.

— Все в порядке, деточка. Мы уже на месте. Можешь открыть глаза.

Ветер замер, послышались незнакомые звуки. Жаркий солнечный свет защекотал ее кожу. Она вдохнула соленый воздух.

Джей открыла глаза. По обе стороны, уходя в бесконечность, расстилался морской берег с мелким, словно пудра, снежно-белым песком. Их бухточка на Транквиллити померкла в сравнении. В ста метрах от нее бились о риф изумительные зеленовато-голубые волны. Между рифом и берегом стояла на якоре прекрасная трехмачтовая яхта из золотистого дерева. Сомнений не было: изготовили ее человеческие руки.

Джей улыбнулась и, заслонив глаза от солнца, оглянулась по сторонам. Она стояла на круглой площадке, изготовленной из того же эбонитового материала, что и раньше, но в этот раз не было ни стены, ни киинтов. На площадку задувало песчинки.

За спиной девочки, окаймляя берег, шла густая полоса деревьев и кустов. Длинные ветви, свешиваясь вниз, скользили по плотному песку и сплелись в кружевной узор, усеянный голубыми и алыми цветами величиною в блюдце. Тишину нарушал лишь шепот волн, да в отдалении — крик птиц, напоминавший гогот гусиной стаи. Задрав голову в небо, она увидела в его безоблачном просторе несколько птиц, то хлопавших крыльями, то неподвижно зависавших в воздухе. Изогнувшиеся дугой планеты теперь были похожи на нить из серебряных дисков, уходивших за горизонт.

— Где мы теперь? — спросила Джей.

— Дома, — Трэйси презрительно фыркнула, отчего лицо ее сморщилось еще больше. — Хотя после двух тысяч лет вращения сначала вместе с Землей, а потом с планетами Конфедерации что могу я назвать теперь домом?

Джей изумленно на нее уставилась.

— Вам что же, две тысячи лет?

— Ну конечно, детка. А что, выгляжу моложе?

Джей покраснела.

— Ну…

Трэйси рассмеялась и взяла ее за руку.

— Пошли, тебе пора в кровать. Пожалуй, помещу тебя в комнатах для гостей. Это будет лучше всего. И в мыслях не было, что когда-нибудь ими воспользуюсь.

Они сошли с эбонитовой площадки. Джей увидела несколько человек, лежавших на пляже, другие плавали в море. Движения пловцов были медленными и осторожными. Девочка догадалась, что все они не моложе Трэйси. Приглядевшись, Джей заметила домики, прятавшиеся в богатой растительности за береговой линией. Посередине возвышалось белое каменное здание с красной черепичной крышей, похожее на фешенебельный клуб. При нем был большой ухоженный сад. На лужайках у металлических столиков сидели старики. Кое-кто читал, другие играли в настольные игры или просто смотрели на море. Розовато-лиловые шары, величиной с голову, летали по воздуху, плавно передвигаясь от стола к столу. Как только на пути их встречался пустой стакан или тарелка, тут же убирали их и подавали новые стаканы, подкладывали на тарелки сэндвичи и печенье.

Джей послушно держалась за руку Трэйси, голова же ее крутилась во все стороны, так изумлялась она всему, что видела. Когда они подошли к большому зданию, старики, как по команде, уставились на них, заулыбались, закивали, приветливо замахали руками.

— Что это они? — спросила Джей. Волнение и страх испарились, и, поняв, что она в безопасности, она почувствовала, что очень устала.

Трэйси хихикнула.

— Твое прибытие — самое большое событие, что случилось здесь за многие годы. А может, и за все время.

Трэйси подвела ее к одному из домиков. Это было простое деревянное строение с верандой по всему фасаду. В больших глиняных горшках пышным цветом цвели яркие растения. Джей невольно вспомнила о хорошеньких деревенских домиках в тот день, когда они с мамой поплыли вверх по реке в Абердейл. И вздохнула. Мир с тех пор сделался очень странным.

Трэйси ласково похлопала ее по плечу.

— Почти пришли, детка.

Они поднялись по ступенькам на веранду.

— Привет, — раздался веселый мужской голос. Трэйси нетерпеливо простонала:

— Ричард, оставь ее в покое. Бедняжка еле держится на ногах.

Молодой человек в красных шортах и белой футболке с треугольным вырезом направлялся к ним, быстро переступая по песку босыми ногами. Он был высок, атлетически сложен. Длинные белокурые волосы забраны в хвост и перевязаны щегольской кожаной ленточкой. Он обиженно надул губы, а потом весело подмигнул Джей.

— Да ладно, Трэйси. Я просто хочу поприветствовать беженку, подружку по несчастью. Привет, Джей. Меня зовут Ричард Китон. — Он поклонился и протянул руку.

Джей нерешительно улыбнулась и тоже вытянула вперед руку. Он торжественно пожал ее. Манеры его невольно напомнили девочке Джош


Содержание:
 0  вы читаете: Обнажённый Бог: Феномен : Питер Гамильтон  1  1 : Питер Гамильтон
 2  2 : Питер Гамильтон  3  3 : Питер Гамильтон
 4  4 : Питер Гамильтон  5  5 : Питер Гамильтон
 6  6 : Питер Гамильтон  7  7 : Питер Гамильтон
 8  8 : Питер Гамильтон  9  9 : Питер Гамильтон
 10  10 : Питер Гамильтон  11  11 : Питер Гамильтон
 12  12 : Питер Гамильтон  13  13 : Питер Гамильтон
 14  14 : Питер Гамильтон  15  15 : Питер Гамильтон
 16  ГЛОССАРИЙ : Питер Гамильтон    



 




sitemap