Фантастика : Космическая фантастика : 2. Экспедиция на Плутон : Эдмонд Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3

вы читаете книгу




2. Экспедиция на Плутон

По пути на Луну я ни словом не упомянул о своих бедах: не хотелось огорчать Кэрта. Я, правда, надеялся, что он сам заметит, как мне плохо, но ошибся. Вероятно, он был занят собственным делом в Правительстве.

Но когда мы вернулись в Лунную лабораторию, мои героические попытки скрыть болезнь разрушил Иик.

Он мой любимец. Это маленький лунный зверек из породы кремниевых телепатических недышащих существ, обитающих в самых глубоких пещерах и питающихся металлом. Малыш меня обожает.

Увидев меня, Иик с помощью телепатии сразу почуял неладное. Он вскарабкался ко мне на плечо, глянул на меня умными глазками и стал с неистовым беспокойством обнюхивать.

– Чем встревожен Иик? – спросил Кэрт. Разумеется, Отхо тут же выдал объяснение в своем стиле:

– Он, как всегда, голоден. Видимо, Грэг, улетая, забыл включить автоматическую кормушку.

– Иик огорчен, – сердито парировал я, – потому что беспокоится о моем здоровье больше, чем некоторые.

Они изумленно уставились на меня. Потом Кэрт сказал:

– О твоем ЗДОРОВЬЕ?

Я понял, что правду скрывать бесполезно. И рассказал о визите к доктору Перкеру, о психозах, которые он у меня обнаружил.

– Грэг с психозами? – закричал Отхо. – Вот это да! – И разразился смехом.

Его бессердечность так меня разозлила, что я, невзирая на недомогание, рванулся к нему, приучить к правильному отношению к больным.

Кэрт перестал улыбаться. Очевидно, понял, насколько плохи мои дела. Он шагнул между нами и сурово одернул Отхо.

– Замолчи, Отхо! Прошлый раз, когда ты рассердил Грэга, получились крупные неприятности. Если он говорит, что у него психозы, значит, так оно и есть. Лучше займись «Кометой».

Когда Отхо ушел, я почувствовал реакцию. Видимо, отрицательные эмоции мне вредны. Мне стало совсем худо.

– Спасибо, Кэрт. Я сяду, с твоего разрешения.

– Но ты же ни разу в жизни... – начал было он, он осекся. – Хорошо, только не в кресло. Этот верстак тебя выдержит.

Его лицо странно напряглось, будто он сдерживал свои чувства. Я понял, как глубоко он переживает.

– Не волнуйся, – попытался я его успокоить. – Просто такие психозы так действуют на нервную систему.

Саймон Райт, как всегда, молча и неподвижно парил в воздухе. Его холодные линзоподобные глаза изучали меня.

– Все это глупости, – резко произнес он неприятным металлическим голосом. – Я знаю твою психику лучше тебя. Мысль о том, что она может расстроиться, абсолютно нелепа.

Это в манере Саймона. Он очень умен, но, боюсь, недостаточно человечен.

– Не мешай мне, Саймон, – сказал Кэрт. – Грэг действительно расклеился.

Они вышли. Было очевидно, что по крайней мере капитан Футур глубоко обеспокоен. Это вселяло надежду.

Когда вернулся Отхо, чувствовалось, что даже он понял – тут не до смеха.

– Грэг, ты действительно выглядишь неважно. Я не заметил этого сразу, но теперь вижу.

Я не поверил его внезапной заботливости.

– Неужели?

– Да. Это видно по твоему лицу, – сказал он, качая головой.

– Мое лицо – сплошной металл, что на нем можно увидеть?

– Я говорю о глазах, – объяснил Отхо. – Они как-то потускнели, будто твои фотоэлектрические контуры разладились. И мне не нравится тембр твоего голоса.

Новость меня испугала. Я почувствовал себя еще хуже.

– Тебе следует защитить мозговые ячейки от ужасных перепадов температур, которым ты их подвергаешь, – напрямую сказал Отхо. – Знаю, что обычно жар и холод ничего для тебя не значат, но сейчас...

Он вышел и тут же вернулся с толстым одеялом.

– Вот, это подойдет. Давай я укутаю тебя, Грэг.

Он обмотал одеялом мою голову и плечи. Потом решил измерить температуру.

– Можно это сделать с помощью чувствительной термопары, введенной в твой топливный бак, – предложил он.

Меня, говоря по правде, тронула его забота.

– Не тревожься обо мне, Отхо, – сказал я слабо. – Это лишнее. Все пройдет, не убивайся.

– Забота о моем старом приятеле Грэге не может быть излишней, – настаивал он. – Как бы тебя развеселить? Сейчас попрошу Ууга повторить новый фокус.

Если мне и не хотелось кого-то видеть, так именно Ууга. Это метеоритная обезьяна, отвратительная астероидная тварь, обладающая ужасающей способностью принимать по желанию любую форму тела.

Но обижать его не хотелось, и я согласился. На свист Отхо явился Ууг – белый, маленький, круглый, как колобок, с пустыми выпученными глазами.

– Покажи фокус, которому я тебя научил! – распорядился Отхо.

Тело Ууга расплылось, деформировалось и вдруг приняло другие очертания. Теперь это была человекоподобная сидящая фигурка в капюшоне, раскачивающаяся взад-вперед, уперев руки в бока.

Отхо внезапно расхохотался:

– Браво, Ууг!

Заподозрив неладное, я пристальнее вгляделся в зверька. Да! Фигуркой, которую он имитировал, был я.

– Пантомима «Больной робот»! – хохотал Отхо.

Я вскочил, отбросив одеяло.

– Ну, погоди, андроид! Ты зашел слишком далеко!

Мой гнев по отношению к негодяю, который мог шутить, когда мне плохо, был очень велик. Не знаю, что бы я с ним сделал, если бы на шум не прибежал Кэрт.

– Убирайся, Отхо! – отрезал капитан Футур. – Я уже говорил, чтобы ты оставил его в покое.

– Я разнесу эту пластмассовую куклу на элементы! – в бешенстве кричал я.

– Грэг, не выходи из себя. Это тебе вредно. Ведь у тебя психическое расстройство, – напомнил капитан Футур.

Его слова меня охладили. Действительно, как можно было забыть о болезни?

Кэрт торопливо продолжал:

– Грэг, кажется, психоаналитик говорил, что для излечения от комплекса тебе лучше держаться подальше от людей?

– Да. Он сказал, общество людей мне вредно, особенно в этом смысле вреден Нью-Йорк, поэтому ему больше не удастся меня принять.

Лицо Кэрта вновь странно напряглось. Это, как я уже знал, указывало на глубокое беспокойство.

– Однако он не дурак, – отметил капитан Футур. – Думаю, он прав, тебе не стоит какое-то время контактировать с другими людьми. И кстати, – продолжал он, – ты сможешь выполнить одно исключительно важное задание. Ты слышал про Дис?

– Четвертый спутник Плутона? – сказал я. – На котором работают автоматические шахты актиния?

Капитан Футур кивнул.

– Он самый. Спутник богат этим веществом, но атмосфера у него ядовитая, гибельная для тех, кто дышит кислородом. Поэтому там работают автоматические машины, которые добывают и размельчают руду, потом грузят актиний на баржи. Это делается без всякого участия человека. Сейчас там что-то случилось. В Правительстве сказали, что получена радиограмма с корабля, который должен был подобрать груженые баржи. Но они оказались пусты. Маши, автоматические машины, куда-то запропастились. Поскольку на организацию экспедиции к этому опасному мирку нет времени, нас попросили расследовать, что случилось с Машами. Я обещал, что мы попытаемся.

– А при чем тут я и мои болезни? – спросил я.

– Я хочу, чтобы ты слетал туда и во всем разобрался, – объяснил он. – Саймон и я заняты с делом Андромеды. Но ты справишься, Грэг. Яд на тебя не действует, тебе даже не понадобится защита. Это то самое, о чем говорил доктор. Ты окажешься вдали от людей – ведь на Дисе нет никого, кроме этих Машей. Это всего-навсего автоматические машины. Ты легко их исправишь, если там что-то сломалось, и снова заставишь работать.

Я это обдумал. Не люблю покидать Кэрта, но, в конце концов, нужно же выполнять предписания врача.

– Будет трудновато руководить толпой этих глупых машин, – сказал я.

– Да, их электроника довольно примитивна, – согласился Кэрт. – Но ты справишься, Грэг. Естественно, они будут тебе подчиняться – они запрограммированы на безусловное повиновение человеку.

– Не хочется, конечно, лишаться человеческого общества, чтобы командовать какими-то безмозглыми машинами, но раз доктор Перкер считает, что мне это полезно, я это сделаю.

– Грэг, вот увидишь, это излечит все твои комплексы, – облегченно улыбнулся капитан Футур.

Я подготовился быстро. «Комета» не требовалась – мне достаточно ракетных нарт. Этот аппарат я смастерил сам для себя, больше никто не может им пользоваться, поскольку здесь нет ни верхнего перекрытия, ни системы жизнеобеспечения, ни кают. Это просто вытянутая открытая лодка с мощными атомными двигателями. В воздухе я не нуждаюсь, поэтому вакуум открытого космоса мне не вредит.

Когда все было готово к старту, Иик почуял, что я улетаю, и вскарабкался на плечо. Я решил взять его. Поскольку он тоже не дышит, ему не опасны ни космос, ни ядовитая атмосфера. А он бы не вынес новой разлуки.

Саймон Райт выскользнул из своей лаборатории, услышав, что мы с Кэртом прощаемся.

– Ты действительно собираешься послать Грэга одного? – спросил он Кэрта.

– Кому-то надо разобраться в делах на Дисе, и Грэг вполне справится, – ответил капитан Футур. – Думаю, это прочистит ему мозги.

Отхо протянул мне небольшую сумку.

– Здесь комплект первой помощи, Грэг. В твоем состоянии пригодится.

Открыв сумку, я увидел портативный атомный сварочный аппарат и много заклепок. Я тут же швырнул все это хозяйство ему в голову. Он со своей обычной легкостью уклонился.

Кэрт поднялся со мной к воздушному шлюзу.

– Комплексы комплексами, но будь осторожен, Грэг. Ты знаешь, как мы тебя любим.

Его слова меня растрогали. Радовало, что он недооценивает мой недуг. Иначе он бы меня не отпустил.

Я вышел через шлюз на поверхность и вывел свои длинные космонарты из ангара. Затем, став перед пультом управления, с Ииком, удобно устроившимся на моем плече, взмыл вверх. Потом обогнул Луну и взял курс к Плутону.

Путешествуя в космическом корабле, даже «Комете», я чувствую себя стесненно. Это невозможно сравнить с полетом в открытом аппарате, когда вокруг блистают ясные звезды, а позади пылает Солнце. И не надо думать, как на кого действуют перегрузки. Я попросту даю полную тягу.

Обычно я наслаждаюсь самостоятельными прогулками по Солнечной системе. Но на этот раз мне было тревожно. Хрупкий инструмент вроде моего мозга может выдержать не так много, и я надеялся, что на Дисе не возникнет особых проблем.

Я сказал Иику, который устроился на моем плече, глодая кусочек меди:

– Придется обращаться помягче с этими Машами, Иик. Они не столь разумны, как твой хозяин. Это простые автоматические машины с примитивной электроникой.

Опасаясь, что с этими безмозглыми механическими устройствами случилось что-то серьезное, я все же надеялся на их запрограммированное послушание.

– Если мы проявим снисходительность к этим беднягам, их можно будет вернуть к работе, – сказал я.

К счастью, я не мог предвидеть, какой ужасный удар заготовила для моей и без того слабой психики эта луна Плутона.


Содержание:
 0  Мои бедные железные нервы : Эдмонд Гамильтон  1  вы читаете: 2. Экспедиция на Плутон : Эдмонд Гамильтон
 2  3. Маши : Эдмонд Гамильтон  3  4. Безумная луна : Эдмонд Гамильтон



 




sitemap