Фантастика : Космическая фантастика : Оружие из прошлого : Эдмонд Гамильтон

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу

Герой романов знаменитого американского фантаста Эдмонда Гамильтона – землянин Морган Чейн, "Маугли" эпохи межгалактических полетов. Его воспитала стая Звездных Волков – непобедимых флибустьеров космоса с планеты Варга. Но, сделавшись убийцей поневоле, Чейн оказывается изгнан и преследуем своими бывшими собратьями. Его новой семьей становится команда наемников папаши Дидулло, судьба и работа которых – выполнять невыполнимые задания, искать потерянное навсегда и спасать тех, кого уже перестали ждать.

Эдмонд Гамильтон.

Оружие из прошлого

Глава 1

Звезды следили за ним мириадами ледяных зрачков и, казалось, шептали: "Умри, Звездный волк, умри... Твой путь – это вечное бегство, но смерть все равно настигнет тебя!"

Морган Чейн полулежал в пилотском кресле. Он не был в бессознательном состоянии, хотя его мозг и окутывала темная вуаль, а виски горели от пульсирующей боли. И все же он сознавал, что его корабль только что вышел из подпространства и что он должен немедленно начать действовать, если хочет остаться жив.

Но это было бесполезно, совершенно бесполезно...

"Ты должен умереть, Звездный волк!"

В глубине души Чейн понимал, что, конечно, не звезды разговаривали с ним, издеваясь и пугая, а какая-то часть его жизнелюбивой и гордой натуры не желала смириться с неизбежной гибелью и пыталась его раззадорить и поднять на ноги. Но ему не хотелось сейчас прислушиваться к своему упрямому внутреннему голосу – куда легче было лежать в сонном оцепенении.

Легче – но лучше ли? Как рады были бы его недавние друзья с Варги, узнав о его смерти – и о том, что он без сопротивления сам засунул голову в петлю. Сам? Ну уж нет, дудки!..

Одурманенный мозг Чейна ухватился за эту мысль, как утопающий за соломинку, и вскоре он почувствовал пробуждающийся гнев. Нет, он не доставит братьям-варганцам такого удовольствия! Он выкарабкается из этой пропасти, цепляясь за жизнь зубами и когтями, как и положено истинному Звездному волку, а затем будет мстить. И плохо придется тем, кто сейчас безжалостно охотится за ним, травит, как раненого дикого зверя!

Охватившая Чейна ярость привела его в чувство, и он приоткрыл глаза, а затем, рыча от боли, попытался приподняться и сесть. Он чуть не потерял сознание от сильного головокружения, а затем его желудок едва не вывернуло наружу от приступа жуткой тошноты. Придя в себя через несколько минут, Чейн собрал все силы и протянул дрожащую руку к тумблеру на панели управления киберштурманом. Прежде всего нужно было определить, где он находится.

На дисплее замелькали огни – компьютер молниеносно оценил координаты космолета. Чейн машинально считывал цифры, но его мозг был еще слишком затуманен, чтобы их осознать. И тогда он поднял глаза вверх и стал всматриваться в тускло светящийся обзорный экран.

Впереди сверкали россыпи разноцветных звезд – дымчато-красные, словно рубины, ослепительно белые, подобно алмазам, зелено-голубые, как бирюза, золотистые, будто янтарь... Звездные скопления прорезали черные каньоны бархатной пустоты и темные реки пылевых течений, в глубине которых мелькали бледные огоньки утонувших светил. Некоторое время Чейн тупо глядел на открывшуюся перед ним фантастическую панораму, а затем мысли его стали постепенно проясняться, и он вспомнил, что перед тем, как эскадрилья Звездных волков настигла его, он направлялся в сторону туманности Корвус, к огромному пылевому облаку. Там, в вечной темноте, среди поясов астероидов и бесчисленных каменных обломков, его небольшой корабль мог найти убежище. Чейну нужно было время, чтобы прийти в себя и оправиться от ран – и скрыться от своры Звездных волков, которые не успокоятся, пока не найдут его остывший труп.

Собрав в кулак всю свою волю, Чейн положил руки на пульт управления и направил свой космолет на предельной скорости к ближайшему краю пылевого облака.

Мысли его внезапно вновь стали путаться. "Я должен бодрствовать, должен, – шептал он себе, вцепившись в штурвал до резкой боли в пальцах. – Завтра мы совершаем набег на Хейдес..."

Но он ошибался – варганцы, и он в том числе, разграбили Хейдес несколько месяцев назад. Осознав это, Чейн испугался. Что случилось с его памятью, куда подевался ого здравый смысл? Собравшись, он попытался восстановить события последних недель...

Вылетев с Варги, их эскадрилья прошла через бурный пылевой поток Сагиттариус, пересекла туманность Совы и внезапно напала на небольшую планету, сытую и благополучную, населенную упитанными коротышками. Они сколотили свои состояния на спекулятивных биржевых сделках в Южном секторе Галактики и настолько разнежились, купаясь в роскоши, что не оказывали ни малейшего сопротивления: с воплями и причитаниями разбежались кто куда. Их богатые города пустели только от одного слуха о приближении кораблей варганцев. Звездные волки славно поживились в том набеге...

Нет, поправил себя Чейн, это было давно, больше года назад. Последний рейд, в котором он участвовал, был нацелен на планету Шандор-5. Варганцам пришлось выдержать серьезный бой с космическим флотом этой могущественной планеты, но Звездные волки по обыкновению одержали верх. Корабли противника, не выдержав бешеного напора, в конце концов бросились врассыпную и оставили свою планету на милость победителя. Командир эскадрильи Ссандер тогда весело расхохотался и хвастливо воскликнул: "Никто не может устоять против нас! Вся Галактика трепещет перед грозными Звезднымй волками!"

И только тогда он вспомнил ссору с командиром при дележе добычи. Когда он, Чейн, потребовал свою долю, Ссандер с презрением бросил ему в лицо какие-то жалкие гроши и сказал: "Сегодня ты славно дрался, Морган, но ты никого не захотел убивать. Ты – не настоящий варганец, в тебе течет кровь жалких людишек – и доля твоя будет такой же жалкой!" Они встретились в честной схватке через несколько мгновений, и он, Чейн, сумел одолеть могучего противника. У варганцев был свой кодекс чести, и никто не мог осудить Чейна за убийство во время дуэли, но командирами двух кораблей эскадрильи были родные братья Ссандера, И ему, Чейну, пришлось тайно бежать в тот же день, спасаясь от мести разъяренных товарищей – бывших товарищей...

Чейн отвлекся от воспоминаний и вновь увидел себя сидящим за пультом управления космолета, несущегося во всю прыть к пылевому облаку. Внезапно он увидел свое отражение в экране дисплея – загорелое лицо покрыто испариной, щеки и подбородок обросли щетиной, глаза были дикими, как у загнанного зверя...

Нужно взять себя в руки, сказал он себе, до боли закусывая губы. Если темная пелена вновь опустится на его мозг и он потеряет сознание, то его уже ничто не спасет...

Сосредоточившись, он вновь взял в руки штурвал и нацелил корабль в сторону мощного пылевого течения, текущего в сторону темного облака. Миновав одинокое созвездие, в котором светила выстроились в цепочку словно часовые, он вскоре услышал шуршание пыли об обшивку космолета. Киберштурман помог выбрать траекторию, на которой ему встречались частички пыли размером всего в несколько атомов – на такой высокой скорости соударения с большими по размеру пылинками грозили кораблю катастрофой.

Чейн с огромным трудом встал из-за пульта управления и надел скафандр и шлем. Это потребовало от него таких усилий, что он, стиснув зубы, едва удержался от стона. Боль в многочисленных ранах была куда большей, чем он ожидал, но сейчас не было времени обращать на это серьезное внимание. Все, что он успел сделать для своего исцеления, – это положить на наиболее кровоточащие раны заживляющий пластырь.

Космолет, управляемый киберштурманом, продолжал лететь посреди космического течения и вскоре вошел в плотное пылевое облако. Каждое мгновение здесь могло погубить Чейна – но могло и спасти, если преследующая его эскадрилья не рискнет нырнуть за ним вслед в этот угольный мешок.

Обзорный экран потемнел и покрылся серыми пятнами. Внешне он выглядел словно обычный иллюминатор, но на самом деле это был солидных размеров дисплей, изображение на котором строилось с помощью бортового компьютера. Информация поступала от нескольких внешних радаров, излучающих Н-лучи, скорость которых во много раз превышала скорость света. Это устройство было незаменимо во время дальних галактических перелетов, и особенно при уходе в подпространство, но сейчас, в густой пыли, оно имело слишком малый радиус действия.

Вскоре Чейн разглядел на экране тусклые огоньки звезд, затонувших в огромном пылевом облаке, словно медные монетки в бассейне. Кое-где были видны и черные пятна – это были мертвые, погасшие солнца, ужас всех звездолетчиков. Чейн слегка изменил курс корабля, стараясь пройти как можно дальше от них.

Полет был монотонным и скучным, и через некоторое время Чейн невольно задремал. Ему вновь вспомнились славные денечки, когда он в составе эскадрильи Звездных волков обрушивался на большие и малые миры, выныривая из подпространства чуть ли не в стратосфере. Ошарашенные обыватели, как правило, не успевали-ничего предпринять для своей защиты, и эфир заполняли вопли на десятках языков: "Берегитесь, идут Звездные волки!" Две-три короткие схватки, и города сдавались на милость победителей, безжалостно убивавших всех, кто пытался встать на их пути. Через два-три дня трюмы кораблей уже ломились от богатой добычи, и варганцы, хохоча во все горло, отправлялись в обратный путь. Хорошие были денежки, веселые... неужто для него, Чейна, они уже позади?

Он вдруг ощутил дикий гнев. Все варганцы теперь отвернулись от него, преследуют, словно зверя, – и за что? Почему Ссандер назвал его чужаком? Разве он не столь же силен и ловок, как они, разве он не выходил победителем из сотен схваток? Да, он не любил убивать, никогда не делал этого без крайней необходимости, но, несмотря на молодость, его добыча была всегда из самых богатых, и слава о Моргане Чейне уже гремела по всей Варге! А теперь он должен скрываться, преследуемый недавними друзьями...

Он вновь взглянул на экран и увидел, что почти достиг цели. Далеко впереди светился багровый глаз красного карлика, следивший за приближающимся кораблем. Чейн знал о небольшой планете, одиноко вращающейся вокруг умирающей звезды. Здесь он мог найти безопасное убежище – никто из Звездных волков и не подозревал о существовании этого затерянного мира.

Чейн был в двух шагах от спасения.

Удача вновь отвернулась от Чейна, когда он заметил на экране искру приближающегося звездолета. Он шел вдоль края пыльного облака настолько близко, что лучи локатора вполне могли обнаружить даже небольшой по размерам варганский корабль.

Теперь Чейна могло спасти только чудо. Если чужой космолет – один из охотников с Варги, то вскоре сюда слетится вся эскадрилья, и у него нет ни единого шанса. Если же это корабль из иной звездной системы, то его экипаж, обнаружив на экране локатора типично варганские обводы корабля Чейна, не успокоится, пока не прикончит своего смертельного врага – Звездного волка, даже если для этого придется созвать на помощь звездный флот всей Галактики.

До планеты около красного карлика было ты близко – и так бесконечно далеко...

Чейну пришлось свернуть с маршрута и войти в наиболее плотные потоки пыли. Корабль задрожал, соударяясь с довольно крупными частичками, его корпус стал опасно разогреваться. Вскоре вышли из строя локаторы и экран погас. Чейна это не очень огорчило – был небольшой шанс, что чужак потеряет его корабль в таком густом пылевом облаке. Он выключил бесполезный теперь двигатель и с проклятием откинулся на спинку кресла. Теперь ему оставалось лишь одно – ждать.

Передышка, увы, оказалась короткой.

Через несколько минут Чейн с тревогой заметил, что приборы контроля один за другим выходят из строя. Он включил аварийные датчики и вздрогнул. Оказалось, крупные частицы все-таки пробили обшивку и повредили двигатели и конвертор – ядерную силовую установку.

Корабль был мертв. Теперь ничто не могло его спасти, он не мог даже послать SOS.

Чейну вновь показалось, что он слышит насмешливый шепот звезд:

"Попробуй уйти, Звездный волк!"

Впервые за свою недолгую жизнь Чейн пал духом. Все в этом жестоком мире были против него – может, пора перестать сопротивляться? Даже если каким-то чудом сейчас ему и удастся улизнуть, то что ждет его впереди? Родная планета прокляла его, для всех остальных миров в Галактике он – Звездный волк, злейший из врагов, подлежащий немедленному уничтожению без суда и следствия...

Чейн грустно усмехнулся. Он и не представлял, что придется кончить свой жизненный путь вот так. Он всегда думал, что погибнет в зените славы, с оружием в руках, во время очередного рейда, как уходит из жизни большинство мужчин-варганцев. Такой смерти можно только позавидовать. А сейчас его ожидала совсем иная смерть, медленная и скучная – от удушья. Ведь регенераторы кислорода тоже вышли из строя.

Чейн вздрогнул и с усмешкой покачал головой. Нет, надо придумать что-нибудь побыстрее.

Как ни крути, помощь может исходить только от чужого корабля. Другого он не дождется, даже если и удастся каким-то чудом восстановить передатчик, – и Звездные волки, и астронавты из других миров попросту уничтожат его. Но... но что, если в момент их прихода его корабля здесь не будет? Тогда Чейн может попытаться выдать себя за землянина – ведь его родители были миссионерами с Земли, хотя сам Чейн вырос на Варге и никогда не видел колыбели человечества...

Чейн задумчиво взглянул на приборную панель. Датчики подтверждали – двигательная установка вышла из строя, но реактор был еще разогрет. Если с помощью аварийных гидроусилителей выдвинуть из него графитовые стержни, то... Конечно, шансов крайне мало, и он бы не поставил и гроша за свою жизнь, но действовать все-таки лучше, чем сидеть и безропотно ждать смерти. Предстояла игра с судьбой: ход надо делать как можно быстрее.

Вооружившись инструментами, Чейн стал безжалостно снимать с панели управления один прибор за другим. Вскоре он набрал достаточно компонентов для сооружении примитивного взрывателя. Работа была крайне сложной, учитывая, что проходила она при тусклом аварийном освещении, но минут через пятнадцать Чейн с нею справился. Устройство, подсоединенное к гидропроводам управления графитовыми стержнями, должно было обеспечить несколько минут, за которые нужно уйти от корабля как можно дальше. Осталось установить его в реакторе, и тогда...

– Но это оказалось самым сложным делом. Пришлось работать в тесном коридорчике, где и развернуться было негде, тем более и неуклюжем скафандре. Раны в боку вновь вскрылись, и Чейну показалось, что его тело терзает стервятник. Слезы боли навернулись на его глаза, и он застонал, теряя сознание.

"Ну что ж, кричи, – сказал он мысленно себе, – кричи от боли! Как были бы рады узнать братья Ссандера, что Морган Чейн, умирая, стонал от боли!"

Злость вновь помогла ему, и туман в глазах понемногу рассеялся, Чейн продолжал работать, еле шевеля бесчувственными пальцами, и наконец установил взрыватель как следует.

Затем он с трудом побрел к кессону и, распахнув аварийный шкаф, достал оттуда четыре пороховых ускорителя. Открыв из последних сил люк, он буквально вывалился в открытый космос, держа в каждой руке по два ускорителя. Включив их, Чейн помчался от корабля прочь словно ракета.

Вдруг он начал вращаться вокруг своей оси – и тусклые огоньки звезд хороводом закружились вокруг него. У него не было времени стабилизировать положение – важно было как можно дальше удалиться от космолета, прежде чем сработает взрыватель. Чейн пересохшими губами отсчитывал секунды, ожидая взрыва.

Внезапно звезды на мгновение погасли, и перед глазами Чейна вспыхнула, казалось, новая звезда. На некоторое время глаза перестали видеть. Когда он пришел в себя, то первой мыслью было – я жив! Слава Богу, я все-таки остался жив! И только затем он вспомнил, что остался один на один с бескрайним космосом – с небольшим запасом кислорода, часа на два, не больше.

Он выключил ускорители и стал дрейфовать в облаке пыли, тревожно размышляя, велики ли его шансы выжить. Экипаж звездолета не мог не увидеть яркую вспышку в облаке – но что они предпримут? Станут ли они рисковать, входя в плотное пылевое облако? Если это варганцы, то, конечно, они сделают это – и тогда его уже ничто не спасет. Но был шанс, что это люди или гуманоиды с других планет Галактики...

Никогда в жизни он не был так одинок, как в эти страшные часы. Его родители, миссионеры с Земли, погибли от повышенной гравитации Варги, когда Чейну было всего три года. Его семьей стали Звездные волки, но сейчас и они были его смертельными врагами. Любой житель Галактики имел право убить его на месте, как пирата, поставленного вне закона... У него нет теперь ни родного дома, ни даже космолета... Только скафандр, а вокруг – враждебная всему живому Вселенная... И никто не шел ему навстречу – ни друг, ни смертельный враг.

Томительно тянулись минуты, и Чейна постепенно охватывало отчаяние. Шансы его таяли с каждым мгновением, а величественные звезды, в распоряжении которых была вечность, не торопились увидеть мучительную гибель человека.

Ему казалось, что он сделал не менее десяти миллионов оборотов вокруг своей оси, когда заметил, как одно из тусклых солнц внезапно мигнуло. Чейн встрепенулся и долго вглядывался в желтое размытое пятно, но оно продолжало ровно и безмятежно светиться, как и миллионы лет назад. Быть может, зрение обмануло его? Что же, ждать еще, зная, что жизнь с каждой минутой уходит? И Чейн решился сделать последнюю ставку в игре со смертью. Включив ускорители, он помчался по направлению к желтой звезде.

Через несколько минут он с радостью удостоверился, что чутье не подвело его. Соседняя бело-голубая звезда также мигнула, словно какое-то непрозрачное тело на секунду заслонило ее. Чейн до рези в глазах всматривался в черный бархат космоса, но ничего больше не мог разглядеть. Раны на боку вновь начали кровоточить, воздух становился тяжелым, насыщенным углекислотой, и Чейн понял, что вскоре умрет.

Но помощь была уже близка. Вскоре он разглядел среди бледных россыпей звезд темное пятно, постепенно увеличивающееся в размерах и приобретающее контуры корабля. Это был, к счастью, не варганский охотник – пиратские корабли были небольшими и иглоподобной формы. Этот же звездолет своими обводами напоминал грузовик. На носу его имелись овальные выступы, характерные для флота старой Земли.

Чейн попробовал лихорадочно придумать более или менее правдоподобную "легенду", которая могла бы уберечь его от подозрений, но мысли путались. Темная масса медленно двигалась навстречу, и он начал включать и выключать ускорители, пытаясь привлечь к себе внимание. Еще через несколько томительных минут звездолет словно гигантский кит навис над ним и хищно открыл один из люков в носовой части. Чейн сделал последнее усилие и поплыл к отверстию, задыхаясь от нехватки кислорода. Вскоре темнота поглотила его, и он потерял сознание.

Глава 2

Чейн очнулся, чувствуя себя на удивление хорошо. Он обнаружил, что лежит на корабельной койке в небольшой каюте, укутанной полумраком. С металлического потолка свисала тусклая лампа, заметно дрожа, как и все вокруг, от назойливой вибрации. "Звездолет вышел на маршевый режим", – подумал Чейн и тут же заметил сидящего на соседней койке человека.

Он был намного старше Чейна. Его лицо, фигура и руки были словно высечены из камня неумелым скульптором. Короткие волосы посеребрены сединой, на вытянутом, лошадином лице светились умные, насмешливые глаза.

– Вам повезло, раны оказались неопасными, – сказал он густым, хрипловатым голосом. – Они уже почти зажили.

– Я вижу, – ответил Чейн, пытливо глядя на собеседника. – Спасибо, что пришли мне на помощь;

– Не за что – это был наш долг. Скажите, какого дьявола вы, землянин, делали в этом дурацком облаке – один-одинешенек, да еще с распоротым боком? – с любопытством спросил незнакомец. – Кстати, давайте познакомимся – меня зовут Джон Дилулло, и капитан этого корабля.

Чейн тем временем заметил стуннер, висящий на поясе коричневого комбинезона Дилулло. Где-то он уже видел подобную форму...

– Вы Торговец, верно? – спросил он.

– Дилулло кивнул и сухо заметил:

– Вы не ответили на мой вопрос.

Мозг Чейна лихорадочно заработал, Он должен быть предельно осторожен – Торговцы известны в Галактике как весьма крутые парни. Большую часть из них составляли земляне, и тому, были веские причины.

В давние времена Земля была пионером межзвездных перелетов и стала первооткрывательницей Галактики. Несмотря на славное прошлое, она оставалась небогатой планетой. Дело в том, что все остальные планеты Солнечной системы были непригодны для жизни, и лишь на немногих имелись залежи полезных ископаемых. В области космонавтики Земля намного опередила большие звездные системы, населенные гуманоидами, а позднее – и переселенцами, но ресурсы ее быстро исчерпались, и альмаматер человечества вскоре оказалась бедной родственницей среди обитаемых миров Галактики.

Главным предметом экспорта для Земли стали... люди – искусные астронавты, инженеры, техники и воины славились по всей Вселенной. Позднее земляне стали монополистами и в области межзвездной торговли, безжалостно вытеснив с рынка своих менее удачливых конкурентов. Мало кто осмеливался встать у них на пути – кроме, разумеется, Звездных волков.

– Меня зовут Морган Чейн, – после некоторого раздумья ответил он. – Я работаю исследователем в лаборатории метеорных потоков на Альто-2. Мне чертовски не повезло – я изучал группу редких астероидов и забрался слишком глубоко в это дурацкое пылевое облако. Один из обломков пробил обшивку корабля, и его осколки повредили двигатель, да и мой собственный бок тоже. Я понял, что реактор может вот-вот взорваться, надел скафандр и выбросился через кессон с ускорителем в руках. Остальное вы знаете...

Помолчав, он с жаром добавил:

– До сих пор не могу поверить своей удаче! Если бы вы не оказались рядом и не увидели случайно вспышку в облаке...

Дилулло кивнул, не сводя с него изучающих глаз.

– Что ж, мне все ясно. Осталось выяснить одну небольшую деталь...

Внезапно он вскочил и выхватил из-за пояса стуннер.

Чейн словно змея выскользнул из койки. Одним прыжком он настиг Дилулло и, прежде чем тот успел выстрелить, выхватил оружие из рук землянина и нанес ему сокрушительный удар в челюсть. Капитан рухнул на палубу и застонал.

Чейн навел на него вороненый ствол стуннера.

– Не очень-то вы гостеприимны, – насмешливо сказал он. – Что может мне помешать угостить вас парочкой парализующих пуль?

Дилулло вытер ладонью кровоточащие губы.

– Ничего, сынок, если не считать того, что оружие не заряжено.

Чейн недоверчиво нахмурился, но вскоре его пальцы нащупали глубокий паз в рукоятке. Магазина с патронами не было!

Дилулло тем временем поднялся, с удивительной для его массивной фигуры ловкостью.

– Это было всего лишь маленькое испытание, – объяснил он, с ухмылкой разглядывая растерянное лицо Чейна. – Пока ты, сынок, спал словно сурок, я тоже занимался исследованиями, но не метеорных потоков, а твоей мускулатуры, А затем я просто сопоставил некоторые факты. Во-первых, я направляюсь к туманности Корвус и уже три дня только и слышу по рации вопли с соседних планет, перепуганных вторжением эскадрильи варганцев. Во-вторых, такие железные мускулы, как у тебя, Чейн, невозможно накачать гирями, это дело повышенной гравитации – а она характерна для той же знаменитой планеты пиратов. В-третьих, форма головы у тебя отлична от всех в Галактике, такая присуща только нам, землянам.

И тогда я вспомнил рассказы о некоем землянине, совершающем набеги вместе с варганцами и ставшем одним из Звездных волков. Никто, мол, не может сравниться с ним в силе и хитрости, но он никогда не убивает без необходимости в отличие от своих свирепых собратьев. Я никогда не верил этой легенде, да и никто ей всерьез не верит. Каждый знает, что при чудовищной гранитации Варги ни один землянин не может прожить и месяца. Но, похоже, ты сумел это сделать,мой дорогой охотник за глыбами.

Чейн ничего не ответил. Его хищный взгляд метался между Дилулло и закрытой дверью.

– Э-э, сынок, да ты и впрямь похож сейчас на волка в клетке! Дай мне слово, что не сделаешь то, что сейчас задумал.

Чейн взглянул в его насмешливые и одновременно жестокие глаза и, поколебавшись, сказал:

– Хорошо, пусть будет по-вашему. И что дальше?

– А дальше мы поговорим начистоту, – сказал Дилулло и вновь уселся на койку, которая жалобно заскрипела под тяжестью его кряжистого тела. – Я чертовски любопытен. Времени у нас предостаточно, а умереть героической смертью ты всегда успеешь, сынок.

Капитан вы внимательно взглянул на него. Чейн, поколебавшись, протянул ему бесполезное оружие и тоже присел, задумавшись.

– Говори только правду, – холодно предупредил его Дилулло. – Я не из тех, кого можно водить за нос;

– Правду?.. Неужто вы, землянин, поверите Звездному волку? Ну хорошо... Я родился на 3арге. Мои родители были миссионерами с Земли, пытавшимися наставить звездных пиратов на путь истинный. Они специально подгадали так, чтобы их сын родился в условиях страшной варганской гравитации – с расчетом на то, что я сумею адаптироваться к этим тяжелым условиям и со временем стану главой варганской церкви. Они умерли через несколько месяцев в страшных мучениях, и я едва не отправился вслед за ними. Но варганским женщинам не чужда жалость, и они выходили меня. Я вырос вместе с детьми Звездных волков, сумел стать одним из них, хотя это и далось мне невероятно трудно.

Он не смог скрыть гордости в своем голосе. Дилулло пытливо смотрел на него и молчал.

– Я выгляжу молодо, но за десять лет постоянных набегов прожил, кажется, несколько жизней. Навидался всякого – и крови, и слез, и страданий. Со временем я почти забыл, что во мне течет кровь землянина, но однажды мне об этом напомнили. Это произошло во время нашего рейда на Шандор-5. Командир нашей эскадрильи Ссандер давно уже поглядывал на меня косо, придирался по мелочам, давал самые трудные задания. То ли он ревновал к моей славе, то ли чуял во мне чужака, не знаю точно. Во время дележа добычи он оскорбил меня, и я его прикончил в честной схватке. Все бы обошлось, но в нашем отряде были братья Ссандера. Они сумели настроить против меня остальных варганцев, и я едва унес ноги. А затем мне попалось на пути это чертово облако пыли, и я увидел на экране радара ваш корабль. Остальное вам известно...

Он добавил после некоторого раздумья:

– Я не собираюсь возвращаться на Варгу. "Чертов земляшка!" – назвал меня Ссандер. Меня, варганца во всем, исключая кровь в жилах! И все же мне теперь не простят, что я, чужой, одолел одного из командиров эскадрильи.

Дилулло сказал презрительно:

– Вот что тебя волнует – собственная шкура! Ты грабил и убивал, и тебя терзают не угрызения совести, а лишь то, что твои бывшие дружки при встрече перережут тебе горло. Клянусь небом, Ссандер ошибся – ты истинный Звездный волк!

Чейн промолчал – да и что он мог ответить?

После паузы Дилулло продолжил уже более спокойным, деловым тоном:

– Ладно; хватит об этом. На Земле есть такая пословица: горбатого только могила исправит – так вот, это сказано о тебе, Чейн. Но... но сейчас твои качества могут мне пригодиться. Видишь ли, мы направляемся на планету Кхарал. Нас наняло ее правительство для довольно сложной и опасной работы. Ты можешь нам помочь, если, захочешь, конечно.

Чейн усмехнулся.

– Недурно вы меня обрабатываете.

– Ты лучше подумай как следует, сынок, – посоветовал ему Дилулло. – Учти, мои ребята мигом разорвут тебя на куски, если я им только намекну, что ты – Звездный волк.

– Хм... это убедительный аргумент. А если я соглашусь, что вы скажете тогда?

Дилулло недобро ухмыльнулся.

– Уж что-нибудь придумаю, если ты будешь держаться скромно, как и подобает охотнику за метеоритами. Но учти, не только варганцы могут быть безжалостными. Ты будешь слушаться меня, как отца родного, иначе... Кроме того, деваться тебе все равно некуда.

– Это верно, – помрачнев, ответил Чейн. Помолчав, он неожиданно спросил:

– Почему вы считаете, что можете мне доверять?

Дилулло даже подскочил от возмущения.

– Доверять Звездному волку? Ты считаешь меня кретином, сынок. Я доверяю только петле, которую набросил тебе на шею. Учти, если ты меня подведешь, то я покрывать тебя не буду.

– Ладно, хватит угроз, – недовольно сказал Чейн. – Лучше объясните, что за работа мне предстоит.

– Об этом ты узнаешь чуть позже, – сказал Дилулло и поднялся с койки. – Могу повторить только то, что дело это очень рискованное. Иначе я с тобой и связываться бы не стал, хоть ты и землянин по крови. Я, знаешь ли, не очень-то сентиментален,

Чейн усмехнулся.

– Что ж, теперь мы, кажется, поняли друг друга.

Глава 3

Ночное небо Кхарала было обсыпано серебряным серпантином звезд, а в его центре сияла гигантская спираль – туманность Корвус, обрамленная ожерельем крупных алмазных солнц.

Чейн стоял в тени, отбрасываемой космолетом Торговцев, и смотрел через пустынное поле космопорта на огни далекого города. Мягкий ветер доносил до него резкий пряный запах цветущих кустарников, растущих вокруг космодрома, приглушенный женский смех и далекое пение флейты.

Час назад Дилулло и еще один Торговец сели в присланный за ними автомобиль и отправились в столицу Кхарала под покровом темноты. "Оставайся на корабле, сынок, – предупредил его перед отъездом капитан. – Пока ты мне не нужен, так что спокойно отдыхай и набирайся сил – они тебе скоро понадобятся. Со мной поедет только мой заместитель Боллард – нам надо потолковать с нанявшими нас людьми".

Чейн усмехнулся, вспомнив эти слова. Неужто Дилулло думает, что он, Звездный волк, впервые оказавшись на новой незнакомой планете, проведет ночь за дурацкой игрой в карты вместе с остальными Торговцами? Кто к что может удержать его?

Он неторопливо зашагал к городу, освещенный трепетным сиянием небосвода. Космопорт был тихим и пустынным, вокруг не было видно ни единого человека. На посадочных площадках стояли два потрепанных межзвездных транспорта и несколько военных крейсеров. От одного из них отъехал приземистый автомобиль и с визгом промчался мимо Чейна в сторону города, даже не подумав остановиться и подвезти его. "Спешат на какую-нибудь веселую вечеринку", – подумал Чейн. 0н вспомнил рассказы Дилулло о Кхарале. Эта планета славилась своими полезными ископаемыми, и большая часть ее плоской поверхности была изрыта бесчисленными шахтами. Однако горняцких поселков рядом почти не было – кхаральцы предпочитали жить в городах, наслаждаясь там всеми радостями жизни.

Чейн почувствовал, как его сердце начало усиленно биться от возбуждения. Да, он бывал на множестве миров, но всегда лишь во время набегов, как один из стаи Звездных волков, несущих смерть и опустошение. Сейчас он впервые был один – и кто мог усомниться в том, что он не простой землянин?

Кхарал был по размерам намного меньше Варги, и Чейн, выросший в условиях чудовищной гравитации, чувствовал себя поначалу не очень уверенно, его походка напоминала движение пьяницы. Но, пройдя пять километров, разделяющих космопорт от столицы, он уже полностью адаптировался к новым условиям. Подойдя к городу, он остановился в изумлении.

Столица Кхарала представляла собой монолит, высеченный некогда из гигантского скального массива. Высоко в небо поднимались ряд за рядом изящные колоннады галерей, залитые пурпурным светом террасы и бесчисленные овальные окна. С вершины города-горы вниз спускались массивные водосточные трубы, украшенных на каждом уровне каменными идолами. Город, словно улей, кипел жизнью, воздух буквально дрожал от голосов тысяч людей, смеха женщин, пения тысяч флейт.

Чейн вошел через огромные аркообразные ворота. Массивные многометровые створки могли выдержать любую осаду, но сейчас они были гостеприимно распахнуты настежь. Долгие годы набросили на них вуаль ржавчины, так что сейчас можно было лишь смутно различить вычеканенные на них рельефные изображения королей, воинов, танцоров, фантастических зверей...

Он поднялся по широкой лестнице на первый уровень, игнорируя многочисленные лифты и эскалаторы. И сразу же его закружил бурлящий людской поток и увлек на одну из городских площадей. Чейн затерялся в толпе сотен кхаральцев. То там, то здесь ему встречались группы аборигенов-гуманоидов, ведущих на продажу низкорослых животных самых гротескных видов. Здесь же, на площади, был раскинут богатый базар. Сотни торговцев визгливыми голосами зазывали покупателей, воздух был насыщен возбуждающими запахами из многочисленных ларьков и закусочных, и над всем царила уже знакомая Чейну заунывная мелодия далекой флейты.

Кхаральцы были очень высокими, не менее шести футов роста людьми с бледно-голубой кожей и стройными и изящными фигурами. Чейн сразу же обратил внимание на то, что они поглядывают на него с явным презрением. Ярко разряженные и несколько развязные женщины с усмешкой отворачивались от него, а мужчины обменивались ядовитыми замечаниями на его счет и покатывались от хохота. За ним сразу же увязался какой-то молокосос, смешно передразнивая его неуклюжую походку и строя уморительные рожи. Он всем своим горделивым видом показывал, что на целый дюйм выше чужака, чем вызвал еще большее оживление в толпе. Вскоре за Чейном следовала уже целая свита мальчишек, издеваясь над ним от всей души под одобрительный смех взрослых.

Не обращая на них внимания, Чейн не без труда пересек площадь и стал подниматься по широкой лестнице с одного уровня на другой. Через некоторое время ребятня утомилась и отстала. Тогда Чейн стал не спеша бродить по бесчисленным галереям, освещенным серебристым светом небосвода. "А этот город – опасное место для набегов! – подумал он. – В лабиринтах улиц, площадей, лестниц и галерей запросто можно угодить в ловушку!" И только теперь вспомнил, что он больше не Звездный волк и с грабительскими набегами покончено навсегда...

С горя, он остановился у ближайшего ларька и купил бокал едкого, словно кислота, спирта. Кхаралец, обслуживший его, подождал с недовольной миной, когда он кончит пить, а затем демонстративно вымыл бокал щеткой. Это было уже не насмешкой молокососов, это было прямое оскорбление, и Чейну стоило больших трудов проглотить обиду и отойти в сторону с безразличным видом.

Он вспомнил, что ему рассказывал о кхаральцах Дилулло. В строгом смысле этого слова они не были людьми, а представляли один из множества населяющих Галактику человекоподобных видов. Это стало некогда большим сюрпризом для первых землян, вышедших в большой космос – оказалось, что на многих планетах эволюция шла приблизительно одинаково. И все же различия были заметны, особенно в обычаях, культуре и этических нормах. "Кхаральцы считают людей с других планет едва ли не полуживотными, – говорил Дилулло. – Это заносчивый и довольно примитивный народец, который к тому же терпеть не может чужеземцев. Будьте осторожны с ними".

Чейн пытался последовать этому совету. Он старательно игнорировал насмешливые взгляды горожан и их унизительные реплики, зачастую специально произносимые на галакто. Он выпил еще бокал спирта, провожая тяжелым взглядом местных девиц, а затем вновь пошел наверх, обследуя с неослабевающим любопытством один уровень за другим. Во время пиратских набегов у него никогда не оставалось времени для праздного любопытства, и потому Чейн с особым удовольствием заходил во все встречавшиеся ему кабачки, глазел на диковины со всех краев Галактики в антикварных лавках, торговался из-за безделушек с продавцами...

Наконец он вышел на широкую галерею, освещенную призрачным светом звезд. Между резных колонн толпилась группа кхаральцев, покатывающихся от хохота. Время от времени в толпе раздавались странные шипящие звуки, вызывавшие большое веселье. Заинтересовавшись, Чейн протолкнулся сквозь плотные ряды кхаральцев и стал свидетелем странной сцены.

В центре небольшого круга стояло несколько мохнатых аборигенов. Двое из них держали в руках кожаные ремни с петлями на конце. Петли плотно охватывали лапы находящейся между ними крылатой рептилии. Бедное чешуйчатое животное металось из стороны в сторону, клацая зубастой пастью, но кожаные ремни не давали ему сдвинуться с места. Брызгая слюной, рептилия пыталась укусить толпившихся вокруг кхаральцев, вызывая этим лишь веселый смех. Чейну же эта забава показалась чересчур детской и примитивной, и он с маской отвращения на лице стал вновь выбираться из толпы.

Внезапно в воздухе что-то засвистело, и Чейн почувствовал, что его руки захлестнули ременные петли. Он стремительно обернулся и увидел двух смеющихся кхаральцев – это они выхватили ремни у гуманоидов и набросили их на чужака. Чейн оказался в положении бедного затравленного зверя, и это вызвало в толпе громкие вопли одобрения.

Он попытался изобразить улыбку на своем одеревеневшем лице. Вокруг него образовался круг из смеющихся бело-голубых лиц.

– Я понимаю шутки, – громко сказал Чейн на галакто. – Для вас землянин – это лишь странный зверь. Ну хватит, посмеялись, и ладно, дайте мне уйти.

Но никто и не собирался освобождать его. Ремень, захлестнувший его левую руку, внезапно с силой дернулся, вызвав острую боль. Чейн с трудом удержал равновесие, но в этот момент ремень на правой руке так натянулся, что он пошатнулся и едва не упал.

Последовал новый взрыв смеха, заглушивший вездесущие звуки далекой флейты. Чейн оказался в центре внимания толпы, крылатый зверь был всеми забыт.

– Ну что ж, посмейтесь, – сказал Чейн сквозь зубы. – Не думаю, что доставлю вам много удовольствия.

Он уже не старался сдерживать свой гнев и казаться невозмутимым – что бы сейчас ни произошло, ему вряд ли будет хуже.

Внезапно один из гуманоидов прыгнул к Чейну, указывая на него и на крылатого зверя рукой – видимо, он хотел предложить какую-то новую шутку. Кхаральцы отозвались одобрительным смехом и захлопали в ладоши.

Чейн взглянул на рослого кхаральца, держащего ремень, захлестнувший ему правую руку, и мягко спросил:

– Так вы разрешите мне уйти?

Ответом был мощный рывок ремня, причинивший Чейну острую боль. Кхаралец смотрел на него со злобной ухмылкой.

Тогда Чейн прыгнул к нему, используя всю мощь своих варганских мускулов. Кхаралец рухнул на землю. Одним движением Чейн заломил ему руку за спину и резко дернул ее вверх. С хрустящим звуком кость выскочила из сустава. Кхаралец завопил от боли и ужаса.

Толпа замерла. Горожане явно не ожидали, что славная потеха сорвется и жалкая дворняжка на поверку окажется тигром.

Воспользовавшись общей растерянностью, Чейн вырвался из кольца и бросился по галерее к ближайшей лестнице. Через мгновение позади раздался вопль бешенства, но Чейн уже поднимался, перепрыгивая через три ступеньки. Во время бега он не мог сдержать довольной улыбки – не скоро его забудет задира-кхаралец, верзила с цыплячьими мускулами!

Вскоре он оказался посреди шумного базара, освещенного пурпурным светом шаровых ламп. Проскользнув мимо многочисленных палаток, Чейн заметил за ближайшим ларьком, увешанным гирляндами бронзовых змееруких идолов, узкую лестницу, ведущую куда-то вниз. Провожаемый возмущенными криками, он помчался к ней во всю прыть.

Спуск вниз по этой, явно вспомогательной лестнице не сулил ему ничего хорошего – он мог покинуть город – гору только через широкий центральный выход. Но Чейн не особо тревожился, бывали ситуации и похуже.

Он долго спускался по лабиринтам лестниц, неоднократно встречая патрули охранников и каждый раз ухитряясь ускользать из-под их бдительных взоров. Наконец очутился в большом зале, высеченном в недрах скалы. Чейн выяснил, что стоит как бы в амфитеатре зала, а в партере сидят несколько пышно одетых кхаральцев. На "сцене" же танцевали три почти обнаженные девушки под тоже заунывное пение флейты. Они изящно и ловко двигались среди сияющих шестидюймовых клинков, торчащих из пола, словно клыки, дюймах в пятнадцати друг от друга. Босые ступни двигались от них в опасной близости. Девушки беззаботно смеялись, совершали головокружительные кульбиты и играя со смертью.

Некоторое время Чейн словно завороженный наблюдал за ними, восхищаясь их ловкостью и отвагой. На время он забыл о преследователях, но вскоре на лестнице послышался топот множества ног. Чейн с усмешкой обернулся, готовясь разбросать толпу голыми руками, но вместо этого увидел перед собой офицера со стуннером в руках. Прежде чем Чейн успел пошевелиться, тот выстрелил прямо ему в грудь.

Глава 4

Дилулло сидел в большом, укутанном мглой зале с высоким сводчатым потолком и чувствовал, как постепенно закипает от злости. Вот уже несколько часов он ждал аудиенции у правителей Кхарала, но до сих пор он не видел никого, за исключением государственного секретаря Одения. Он-то и нанял корабль Торговцев неделю назад на Ахернаре, а сегодня ночью привез его с Боллардом в город из космопорта.

– Потерпите немного, – в который уже раз сказал ему

Одений, обворожительно улыбаясь. – Очень скоро лорды Кхарала удостоят вас своим вниманием.

– Вы говорили это два часа назад, – ворчливо заметил Дилулло.

Он чувствовал себя чертовски неуютно. Кресло, в котором он сидел, предназначалось для очень высокорослых людей, и потому его ноги свисали вниз, не достигая пола, словно он был ребенком. Капитан не сомневался, что его специально заставляют ждать, чтобы он был посговорчивее. Но что он мог поделать? Оставалось только сидеть с безмятежным видом и доделать вид, что все в порядке вещей. Однако сидевший рядом с ним толстяк Боллард и не думал скрывать своего раздражения – его лунообразное пухлое лицо побагровело, глаза метали молнии, крепкие руки яростно терзали подлокотники кресла.

Красноватый свет ламп в потолке неприятно резал глаза, но большая часть многоугольного зала с каменными стенами оставалась в тени. Через открытое окно в зал врывался прохладный ночной воздух, шум далеких голосов и раздражающие звуки флейты – похоже, в городе-горе не признавали других музыкальных инструментов.

Неожиданно Дилулло почувствовал отвращение к этому чужому миру. За свою долгую карьеру он побывал на сотнях планет, но нигде не чувствовал себя так отвратительно. Какого черта он делает здесь? Хотя... хотя на Кхарале пахнет большими деньгами, а это – лучший из ароматов для любого Торговца.

Наконец-то лорды Кхарала соизволили появиться. В зал чинно, явно соблюдая субординацию, вошли шестеро роскошно одетых сановников весьма преклонного возраста, за исключением одного. С церемонным видом они расселись в резных креслах вокруг овального стола из темного дерева и только затем обратили свое высокое внимание на гостей.

Дилулло ничуть не смутили их высокомерные взгляды. Он имел дело с сановниками различных планет и знал, что нужно с самого начала поставить себя на равных.

Нарушая все мыслимые этикеты, он заговорил первым на отличном галакто:

– Приветствую вас, достопочтенные лорды Кхарала. Вы просили нас, Торговцев, посетить вашу планету, и мы прибыли в назначенный срок.

Правители Кхарала недовольно переглянулись, а самый молодой из них, по виду сверстник Дилулло, покраснел от негодовании и резко ответил:

– Мы никого и ни о чем не просим, землянин.

– Вот как? – деланно удивился капитан и, кивнув в сторону растерявшегося Одения, сказал: – Прошу прощения, но этот человек несколько недель назад пришел ко мне в гостиницу на Ахернаре и представился как государственный секретарь Кхарала. Он рассказал, будто ваш мир имеет давнего врага в лице соседней планеты Вхоллы, находящейся на периферии вашей звездной системы. Между вами, мол, существует давнее соперничество, но в последнее время Вхолла приобрела некое мощное оружие, которое вы хотели уничтожить. Одений заверил меня, что за такую работу мы, Торговцы, получим весьма богатое вознаграждение.

Лорды с кислым видом выслушали его. После некоторой паузы старейший из них тихо ответил:

– Вы правы, землянин, дело обстоит именно так. Мы долго совещались, прежде чем послать за вами. Один из нас был категорически против этого, но большинство пришло к иному решению. Вы, Торговцы, славитесь тем, что готовы за умеренную плату выполнить самую грязную работу, – грех было бы не воспользоваться этим.

"Оскорбление за оскорбление", – подумал Дилулло, с трудом сдерживая гнев.

– Что ж, мы славно обменялись любезностями, – угрюмо сказал он. – Не пора ли перейти к делу? Почему вы враждуете с вашими соседями – вхолланцами?

– Они претендуют на лидирующее положение в нашей звездной системе, – ответил ему старик. – Население Вхоллы, увы, во много раз превышает наше, и ему требуются новые жизненные пространства. Минеральные богатства наших соседей почти истощены, в то время как наш Кхарал славится своими месторождениями. Кроме того, надо признать, что уровень развития технологии Вхоллы выше, чем наш, и военный потенциал наших противников весьма велик. Правители Вхоллы давно ищут повод, чтобы начать захватническую войну.

Дилулло кивнул. Эта была старая, как сама Галактика, история.

– Но как вы узнали о новом оружии?

– 0 нем давно ходили слухи, – помрачнев, ответил старый кхаралец. – Несколько месяцев назад наш патруль перехватил разведывательный космолет вхолланцев. Из экипажа и живых остался лишь один офицер, которого мы взяли в плен и допросили. Он рассказал нам все, что знал о сверхоружии.

Госсекретарь, улыбнувшись, пояснил:

– Это на самом деле так, землянин. В подобных случаях мы используем специальный наркотик. Человек под его воздействием приходит в бессознательное состояние и готов ответить правдиво на любой вопрос. Впоследствии он не помнит ничего о допросе.

– И что же он рассказал?

– Офицер сказал, что Вхолла может полностью уничтожить нашу планету, так как вхолланцы обнаружили в туманности Корвус военную базу со сверхоружием Предтеч.

– В туманности? – вздрогнул Дилулло. – Но это место – настоящий лабиринт космических течений, никем еще не нанесенных на карту. Сунуть туда голову может только безумец... – Он замолчал и после паузы усмехнулся и добавил: – Теперь я понимаю, почему вы нанимаете нас, Торговцев, для этой работенки...

Самый молодой из лордов смерил Дилулло презрительным взглядом и что-то произнес по-кхаральски.

Одений перевел:

– К сожалению, наши корабли не приспособлены для дальних странствий, и экипажи не имеют опыта межзвездных перелетов – иначе мы бы обошлись без вашей помощи, капитан.

Дилулло кивнул. Он отлично знал, что кхаральский флот состоит лишь из примитивных планетолетов. Торговцы славно наживались здесь, монополизировав внешний рынок этой планеты.

– Я отлично понимаю ваши трудности, досточтимые лорды, – серьезно сказал он. – Поверьте, я с большим уважением отношусь к вашим космоплавателям и ни в коем случае не сомневаюсь в их мужестве. Конечно, туманность Корвус им не по зубам, да и нам, землянам, там придется несладко, уверяю вас...

Лица лордов несколько потеплели.

– И тем не менее мы возьмемся за это трудное дело, – продолжил Дилулло. – Но мы должны узнать как можно больше о нем. Ваш пленный вхолланец знает что-либо о природе этого сверхоружия?

Старик кхаралец развел руками.

– Увы, нет. Мы допрашивали его под наркотиками много раз, но он больше ничего не знает.

– Могу я с ним потолковать наедине?

Лорды подозрительно взглянули на Дилулло.

– Вы хотите вести переговоры с нашим врагом за нашей спиной? – в ярости воскликнул самый молодой из правителей Кхарала, не сводя с капитана подозрительного взгляда. – Даже не надейтесь на это, мы не настолько вам доверяем.

Неожиданно в разговор вмешался до сих пор молчавший Боллард, Добродушно улыбаясь, он сказал капитану:

– Джон, не стоит настаивать на этом. Слишком мало – шансов, что вхолланский офицер что-либо нам скажет, хотя мы и умеем спрашивать как следует.

– Да. шансов у нас немного! – горячо возразил ему Дилулло. – Но это необходимо сделать, хотя бы просто для очистки совести. И вот еще что, уважаемые лорды, пора поговорить и о плате. Думаю, тридцать светокамней нас устроят.

Лорды озадаченно переглянулись. Капитану ответил вновь самый молодой из них.

– Это неслыханная наглость! Вы думаете, мы предложим такую поистине царскую награду каким-то наемникам-торгашам?

– Тридцать сверкающих камешков за мир и спокойствие целой планеты – не так уж это и много, – философски заметил Дилулло. – Если вхолланцы оккупируют Кхарал, то вам придется отдать значительно больше, и совершенно даром. На лицах лордов появились тени сомнений, и они в растерянности взглянули на своего старейшину.

– Браво, Джон, они заплатят! – шепнул Боллард, наклонясь к капитану.

Но Дилулло не стал упускать инициативу из своих рук.

– Думаю, мы договоримся, – добродушно продолжил он. – Учтите, что полную плату мы потребуем лишь в случае, если сумеем уничтожить оружие Предтеч. Но поначалу надо оценить, по силам ли нам это необычайно трудное дело. Мы намерены провести небольшую разведку во вражеском лагере и хотели бы в качестве аванса получить... скажем, три светокамня.

– Вы считаете нас простаками, землянин, – процедил сквозь зубы самый молодой из лордов. – А что, если вы попросту прикарманите драгоценности и исчезнете? -

Дилулло, повернувшись, спокойно спросил госсекретаря:

– Вы наняли нас по своей инициативе, господин Одений. Скажите, вы слышали хотя бы об одном случае, когда Торговцы были бы нечисты на руку в подобных делах?

– Да, слышал, – нахмурившись, резко ответил Одений. – такое случалось по крайней мере дважды.

– Верно. А что произошло впоследствии с экипажами этих звездолетов?

После небольшой заминки госсекретарь сказал, опустив глаза:

– Говорят, что их захватили в плен другие корабли и передали обманщиков в руки суда;

– Совершенно точно, – усмехнувшись, подтвердил Дилулло. – Мы, Торговцы, составляем одну из самых славных галактических гильдий. Наши доходы напрямую зависят от репутации, и потому мы ею весьма дорожим. Короче – нам нужен аванс в три светокамня, иначе через час мы уйдем с Кхарала.

Старый лорд, сощурившись, впился в Дилулло Пронзительным взглядом. Затем по его тонким губам пробежала легкая усмешка, и он, вновь откинувшись на спинку кресла, сказал:

– Хорошо. Принесите драгоценности.

Младший из лордов поморщился, но послушно встал и вышел из зала. Через несколько минут он вернулся и буквально швырнул на стол три мерцающих камня, напоминающих крошечные луны. В полутемной комнате внезапно взорвался фейерверк разноцветных огней. Боллард, не сдержавшись, причмокнул и, перегнувшись через стол, трясущимися руками сгреб драгоценности в свой карман.

В этот момент за дверью послышался шум. Одений вскочил и пошел выяснить, в чем дело. Вернувшись, он с подозрением посмотрел на Дилулло.

– Капитан, у меня есть любопытные новости, – сказал он сухо. – Один из ваших людей тайно проник в столицу и был задержан при попытке совершить убийство.

Дилулло с Боллардом с проклятиями вскочили на ноги. Дверь распахнулась, и в зал вошли два кхаральских стражника, ведя под руки жестоко избитого Чейна. Тот с трудом поднял голову и, разлепив разбитые губы, прошептал:

– Хорош сюрприз, а, капитан?

Глава 5

Когда Чейн стал приходить в себя, ему показалось, что откуда-то издалека доносится голос Дилулло. Он знал, что этого не могло быть – ведь он отчетливо помнил свое появление в зале заседания Лордов. Дав изумленным землянам вдоволь насмотреться на него, один из охранников поднял стуннер – и Чейна парализовала острая боль. Теряя сознание, он упал на пол. Один из кхаральских правителей презрительно произнес: "Этот человек не уйдет с вами, капитан. Он останется и понесет заслуженное наказание". Дилулло холодно ответил: "Делайте с ним, что хотите". Тогда охранники поволокли Чейна полутемными коридорами сюда, в тюрьму, где втолкнули в одну из камер...

Он открыл глаза. Да, память не подвела – он был в камере, больше напоминавшей каменный склеп. Через решетчатую дверь был виден тускло освещенный коридор, а под самым потолком виднелось узкое оконце, через которое в камеру лился трепетный свет звезд.

Чейн лежал прямо на сыром каменном полу. Тело ныло от жестоких побоев, левая рука одеревенела. Он с трудом поднялся и прислонился спиной к стене. Туман в голове постепенно рассеивался, и Чейн, содрогаясь от отвращения, осмотрелся.

Никогда раньше он не был в неволе. Звездных волков не брали в плен, их безжалостно убивали на месте. Собравшись с силами, он, пошатываясь, подошел к двери. Ухватившись за стальные прутья, попытался их раздвинуть – и вновь услышал далекий голос Дилулло:

– Чейн...

Он встряхнул головой, отгоняя наваждение. Видимо, выстрел стуннера приводит иногда к слуховым галлюцинациям.

– Чейн, ты меня слышишь? ..

Он замер. Шепот, казалось, доносился ниоткуда...

Взгляд Чейна упал на пуговицу на левом верхнем кармане куртки. Он наклонил к ней голову и услышал уже более отчетливо:

– Чейн!

Сомнения исчезли – голос доносился из этой небольшой металлической кнопки.

Чейн приблизил ее к губам и зашептал:

– Дилулло, вы – большой хитрец. Когда вы дали мне эту куртку, то почему не сказали о передатчике?

– У Торговцев есть свои маленькие хитрости, – сухо ответил капитан. – Посторонним знать их необязательно. Тебе, сынок, я кое-что и поведал бы, будь гарантия, что ты от нас не сбежишь.

– Спасибо за доверие, – уязвленно ответил Чейн. – А еще за то, что вы позволили этим грубиянам-кхаральцам бросить меня в эту грязную каталажку.

– Не стоит благодарить, Чейн. Ты заслужил эту привилегию совершенно самостоятельно.

Чейн усмехнулся и потер разбитый в кровь бок.

– Что ж, не спорю, мы слегка повздорили. Мои бедные ребра до сих пор ноют...

– Ребра? Это только цветочки, сынок. Боюсь, завтра наши милые кхаральцы, не утомляя никого судебным разбирательством, тихо-мирно сломают тебе конечности, а затем выбросят на улицу, чтобы ты сдох под хохот толпы, словно собака. Они мастаки на шутки такого рода.

– И вы разбудили меня только ради того, чтобы сообщить это радостное известие? – с раздражением поинтересовался Чейн.

– Нет, зачем же – хотя на месте кхаральцев я поступил бы точно так же. Но у меня есть к тебе дело, сынок.

– Дело? И какое же?

– Слушай меня внимательно, Звездный волк. Кхаральцы захватили в плен офицера со Вхоллы и содержат его, предположительно, в той же тюрьме, где находишься ты. Я хочу заполучить этого человека, Чейн. Вскоре мы направляемся на эту планету, и к нам наверняка отнесутся несколько лучше, если мы сумеем освободить этого парня.

– Почему же вы не договоритесь об этом с вашими друзьями-кхаральцами? – недоуменно спросил Чейн.

– Хм... они не очень-то мне доверяют – особенно после твоей дурацкой выходки. Как только я заикнусь об этом офицере, лорды Кхарала тут же решат, что я решил их надуть.

– А если я освобожу вхолланца – это их разве не насторожит?

– В этот момент мы будем уже далеко, ты что мне наплевать на их мнение, – резко ответил Дилулло. – Не спорь, Чейн, лучше выслушай меня внимательно. Вхолланец не должен знать, почему ты хочешь помочь ему бежать. Скажи, что тебе нужен напарник, – мол, одному из застенка не выбраться, или что-нибудь в этом роде.

– Годится, – кивнул Чейн. – Мне все ясно, кроме одной мелочи – как выбраться из камеры.

– Это несложно. Кнопка на правом кармане твоей куртки – это атомный мини-резак. Его включатель находится на обратной стороне. Резак срабатывает через сорок секунд после включения.

Чейн с изумлением взглянул на свой правый карман.

– Недурно, – хмыкнул он. – И сколько подобных сюрпризов запрятано в моей одежде?

– Есть еще кое-что... Но пока сынок, тебе рановато знать об этом.

– Спасибо за доверие, – недовольно проворчал Чейн. – Хорошо, из камеры я как-нибудь выберусь. Но что делать, если этого вхолланца содержат где-нибудь в другой тюрьме?

Дилулло ответил безмятежным голосом:

– Тогда тебе придется его разыскать, только и всего. Учти – одного мы тебя на корабль не пустим. И когда улетим, объясняться с местными властями тебе придется самому. Надеюсь, такой вариант тебя не устраивает?

– Лилулло – вы прирожденный Звездный волк! – с восхищением сказал Чейн.

– Хм... это комплимент? И еще одно, Чейн. После завершения миссии нам предстоит вернуться на Кхарал за вознаграждением. Так что выбирайся из тюрьмы как знаешь, но не вздумай никого убивать. Понял – никого! .. А теперь действуй.

В кнопке-передатчике что-то щелкнуло – связь оборвалась. Некоторое время Чейн пытался привести себя в форму – старательно массировал руки и ноги, пока онемение окончательно не прошло. Затем на цыпочках подошел к решетчатой двери и, прижавшись к ней лицом, стал внимательно изучать обстановку.

Он увидел на другой стороне коридора несколько таких же дверей, а направо, в самом конце коридора, – охранника, дремавшего в кресле. Выход находился налево, за массивной стальной дверью.

После недолгого размышления Чейн снял рубашку и обмотал ее вокруг одного из прутов так, чтобы между витками ткани осталась узкая щель. Потом осторожно отсоединил от куртки мини-резак и закрепил его на пруте в щели, предварительно включив взводящее устройство.

Голубая вспышка на мгновение осветила дверь. Рубашка вблизи мини-резака обуглилась и задымилась. Чейн, подскочив к решетке, снял куртку и замахал ею, стараясь загнать дым в камеру, чтобы его вытянуло через окошко и чтобы, не дай Бог, он не просочился в коридор. Затем размотал рубашку и удостоверился, что стальной прут прожжен насквозь.

Чейн задумался. Конечно, он мог точно так же пережечь решетку и в других местах и тем самым легко снять целую секцию, но ему не хотелось терять время, да и заряды мини-резака могли ему понадобиться при других обстоятельствах. Он надел куртку, спрятал кнопку атомного резака в левом нагрудном кармане и внимательно осмотрел соседние прутья. Ему показалось, что его варганской силы вполне хватит, чтобы отогнуть их в стороны и тем самым освободить достаточно широкий проход.

Напрягшись, он разогнул перерезанный прут, а затем, ухватившись руками за соседние прутья, легко их раздвинул. И без колебаний проскользнул в образовавшуюся щель.

Внимание охранника привлек странный металлический скрежет. Он не успел подняться с кресла, как вдруг увидел, – что к нему несется по коридору огромными прыжками человек, чем-то напоминавший разъяренного волка. Кхаралец потянулся рукой к кнопке тревоги, но Чейн в это мгновение нанес ему сокрушительный удар в челюсть. Охранник рухнул на пол. Чейн торопливо обыскал его, но не обнаружил ни оружия, ни ключей. Затем внимательно осмотрел коридор. К счастью, он не обнаружил ни единого стеклянного зрачка телекамеры – видимо, кхаральцы полагались на сирену.

Он прошелся по коридору, заглядывая через решетчатые двери в камеры, большей частью пустые. Чейна это не очень-то удивило. Он испытал на себе, что местные жители предпочитали разделываться с жертвой публично.

В одной из темниц лежал, оглушительно храпя, гуманоид могучего телосложения. Во сне его четыре волосатых руки непрерывно двигались, словно чего-то ища. Грубое, словно вырубленное топором лицо усеивали синяки. От тела шел резкий, неприятный запах.

Две следующие камеры были пусты, а в третьей Чейн обнаружил спящего мужчину средних лет. Телосложением и чертами лица он напоминал землянина, но у него была странная белоснежная кожа и белокурые волосы. Но он отнюдь не был альбиносом – когда Чейн шепотом разбудил его, то смог убедиться, что глаза у пленника не красные, а голубые.

Незнакомец вскочил на ноги, с изумлением глядя на Чейна. Его одежда – короткая серая туника и шорты – подтверждала, что он не кхаралец.

– Прошу прощения, что нарушил ваш сладкий сон, – сказал Чейн на галакто. – Вы, случайно, не знаете, как выбраться из этой тюрьмы, а заодно и из этого чертова города?

Глаза вхолланца (а это был, по-видимому, пленный офицер) сверкнули надеждой.

– Вы землянин, верно? О, тогда мне повезло, вы парни не промах... Но как вы оказались здесь, в тюрьме?

– Меня приволокли сюда вчера вечером, – спокойно ответил Чейн, не сводя с пленника изучающих глаз. – Я, видите ли, повздорил с местными грубиянами, и они обошлись со мной не слишком вежливо... Час назад я очнулся и сумел выбраться из своей камеры. Но вчера я был в бессознательном состоянии и совершенно не помню, какой дорогой меня сюда тащили. Если я помогу вам выбраться из камеры, то вы сумеете найти путь из города?

– Да, конечно! – возбужденно зашептал вхолланец, прижимаясь лицом к решетке. – Меня много раз водили на допросы к местным правителям, ты что я неплохо ориентируюсь в этой части города. Правда, меня в последний раз зачем-то накачали наркотиками, и у меня сейчас голова не совсем ясная...

– Хорошо, я полагаюсь на ваши слова, – сказал Чейн, изображая на лице крайнее сомнение. – В конце концов, выбора у меня нет, в других камерах нет никого, кроме какого-то дикаря... Отойдите к дальней стене и отвернитесь. Чейн взял из своей камеры обожженную рубашку и повторил тот же фокус с атомным резаком на решетке камеры вхолланца. Увы, заряда резака хватило лишь на то, чтобы перерезать стальной прут всего на три четверти. Чейн тихо выругался и, упершись ногами в основания соседних прутьев, ухватился за место разреза – и тут же с громкими проклятиями отпрянул назад. Прут оказался слишком горячим.

Выждав минуту-другую, Чейн повторил свою попытку, напрягая всю свою страшную силу. Дзинь! – прут лопнул, не выдержав страшного напора Звездного волка. Чейн усмехнулся, перевел дыхание и затем одним движением рук отогнул в стороны соседние прутья.

– Все, теперь можете обернуться, – негромко сказал он. – Ну, что же вы медлите!

Вхолланец еще несколько мгновений изумленно смотрел на сломанную решетку, а затем ловко проскользнул через образовавшуюся щель.

– Ну и силища у вас, приятель! – восхищенно сказал он. – А ведь никак не скажешь по вашему телосложению...

– Это только так кажется, – немедленно возразил Чейн. – Пока вы спали, я успел подпилить несколько прутьев, и все дела. Где здесь выход?

Вхолланец с сомнением взглянул еще раз на решетку, а затем указал на стальную дверь в конце коридора.

– Там – только учтите, снаружи мощные запоры, даже вам их не сломать. Когда охранник выводил меня на допросы, он попросту стучал в дверь. Черт, да как же отсюда выбраться?

Глаза вхолланца лихорадочно блестели, его била нервная дрожь. Чейн с презрением взглянул на него и на некоторое время задумался. Был лишь один путь заставить охранников открыть дверь, но это было рискованно.

Он молча взял вхолланца за руку и направился к лежавшему на полу надсмотрщику. Поставил недоумевающего офицера к стене рядом с сигнальной кнопкой, а затем поднял под мышки охранника и прислонил его обмякшее тело к вхолланцу.

– Держите его и делайте вид, что боретесь, – быстро сказал он. – Остальное беру на себя.

Чейн отошел в сторону на несколько шагов и критическим взглядом посмотрел на созданную им мизансцену. Увы, она выглядела не слишком убедительно. Оглушенный охранник был слишком высок и массивен, его кряжистая фигура была согнута неестественным образом – у вхолланца попросту не хватало сил, чтобы удерживать его в вертикальном положении. И все же тюремщики вполне могли клюнуть на эту приманку.

– Когда я свистну, нажмите на кнопку и стойте, не двигаясь, – приказал он и, подбежав к противоположной двери, встал за ней ты, чтобы его не заметили из закрытого стальной заслонкой окошка.

Он тихо свистнул – и тут же за дверью оглушительно зазвенел сигнал тревоги. Через несколько секунд заслонка на окошке двери поднялась, а вскоре распахнулась и сама дверь, заслонив Чейна.

В коридор ворвались двое стражников со стуннерами наперевес. Чейн немедленно выпрыгнул у них из-за спины и нанес два сокрушительных удара по их бритым затылкам. Охранники, даже не вскрикнув, рухнули на пол. Чейн поднял один из стуннеров, разрядил его в лежащие перед ним тела, а затем побежал к вхолланцу, который изнемогал под тяжестью тела. Надсмотрщик не подавал признаков жизни, однако Чейн на всякий случай угостил и его зарядом стуннера, а затем усадил в кресло.

– Надо идти, – отрывисто сказал он. – Возьмите второй стуннер.

Проходя вновь по коридору к выходу, он заметил, что гуманоид проснулся и таращит на них с вхолланцем узкие словно щели глаза с красными зрачками. Чейну показалось, что он здорово накачан наркотиками, так что вряд ли сознает происходящее,

– Отдыхай, волосатый братец, – весело сказал ему Чейн. – Мы идем на прорыв, а ты для этого дела явно не годишься.

Они вышли из коридора в комнату тюремщиков и, открыв еще одну дверь, оказались в широкой галерее, к счастью, совершенно пустынной.

Город, казалось, спит мертвым сном. Издалека доносилось лишь заунывное пение флейты да немногие приглушенные голоса.

– Мы что, уже вышли из тюрьмы? – несколько разочарованно спросил Чейн. – Черт, что за беспечные существа эти кхаральцы!

Офицер кивнул, но по его лицу было заметно, что он ничуть не разделяет разочарования землянина.

– Эта галерея приведет нас к главному эскалатору, ведущему на нижние уровни, – торопливо сказал он, затравленно озираясь. – Если удастся незаметно спуститься...

– Нет, этот путь не годится, – покачал головой Чейн. – Первый же встречный поднимет шум, увидев наши чужеземные физиономии. Да и ростом мы с вами не вышли... Он решительно пересек галерею и, облокотившись на перила, стал вглядываться в ночь.

По звездному небу медленно плыло на запад серебристое облако туманности Корвус, предвещая приближение скорого рассвета. Его сияние постепенно гасло, и каменные идолы, расположенные на концах водосточных труб, стали отбрасывать длинные черные тени.

Чейн знал, что подобные ццолы имеются во всех уровнях города. Склонившись через перила, Чейн насчитал десять уровней, отделяющих их от земли.

– Мы спустимся по фасаду, – сказал он решительно. – Стена здесь вытесана довольно грубо и наверняка изрядно выветрена. Да и каменные чудища нам позволят перевести дух...

Вхолланец тоже посмотрел вниз. Его лицо еще более побелело, в глазах засветился дикий страх.

Если вы боитесь высоты, то можете оставаться здесь, – жестко сказал Чейн. – Мне, откровенно говоря, наплевать...

"Ясли не считать той мелочи, что от этого слюнтяя зависит моя жизнь, – продолжил он про себя. – Черт побери, если он будет упираться, то я поволоку его за шкирку, как котенка!"

Офицер судорожно сглотнул и после некоторого колебания кивнул в знак согласия. Они перемахнули через перила и начали спуск.

Увы, это оказалось вовсе не ты легко, как представлялось Чейну. Каменный склон города-горы оказался довольно гладким. Им пришлось отчаянно цепляться за малейшие выступы и трещины, ломая ногти и раздирая пальцы в кровь, и все же они не столько спустились, сколько соскользнули на находящийся внизу выступ с каменным идолом. Вхолланец тяжело дышал от пережитого страха, его лицо было искажено болезненной гримасой, но Чейн не дал ему и минуты на передышку. Они вновь продолжили спуск, и на каждом новом уровне идолы казались им все уродливее и непристойнее. На пятом выступе Чейн решил дать немного передохнуть выбившемуся из сил офицеру, а сам, взобравшись на спину очередного уродца, некоторое время осматривался. Но все было вроде спокойно: город спал, не подозревая о святотатцах, осмелившихся оседлать многолапое чудище на конце водосточной трубы. Чейн тихо рассмеялся этой мысли, но, увидев искаженное ужасом лицо вхолланца, замолчал.

Внизу, у самой земли, ситуация осложнилась тем, что невдалеке от ворот располагалась группа людей в форме, охранявшая вход в столицу. Чейну пришлось искать сложный обходной путь, но минут через десять они все-таки завершили спуск. Вхолланец без сил опустился на корточки, тяжело дыша и обливаясь потом, но Чейн рывком поставил его на ноги. Выйдя на дорогу, ведущую к космопорту, они молча зашагали, не оглядываясь, к громадам космолетов, уходящих своими острыми носами прямо в звездное небо. Уже стало светать, когда они успешно преодолели пустынное посадочное поле и поднялись на борт корабля Торговцев, у трапа которого их поджидал Дилулло, невозмутимо попыхивающий трубкой.

Через минуту корабль стартовал.

Глава 6

Яролин, вхолланский офицер, спасенный Чейном, сидел в капитанской каюте и обрушивал на невозмутимого Дилулло одну волну негодования за другой. Выговорившись, он устало закончил:

– У вас нет причин, по которым вы должны отказываться отвезти меня на Вхоллу.

– Это как посмотреть, – хладнокровно ответил Торговец, – Меня тревожит одна мысль о том, что мой корабль волей случая оказался в звездной системе, где вот-вот вспыхнет война. Мы кое-что прослышали об этом и решили подзаработать на продаже оружия. Но, увы, не успели мы толком начать переговоры, как знакомый вам Чейн оказался замешан в драке, а затем еще и бежал из тюрьмы, зачем-то прихватив вас с собой. Пришлось убираться с Кхарала несолоно хлебавши. Где гарантия, что ваша Вхолла окажет нам более гостеприимный прием? Нет, я лучше полечу к третьей планете вашей системы, к Ярнатхе.

– Но это же варварский мир! – горячо возразил Яролин. – Он заселен полудикими и нищими гуманоидами. Вы не заработаете там ничего, кроме удара ножом в спину!

– Хм... у них только ножи? Это меняет дело. Держу пари, что туземцы выложат любые драгоценности за более современное оружие.

Чейн, тихо сидевший в углу каюты, одобрительно хмыкнул. Дилулло знал свое дело, и вхолланский офицер был окончательно сбит с толку. На его лице появилась маска безнадежности.

– Послушайте, капитан, я принадлежу к одной из знатных семей Вхоллы и имею определенное влияние, – с отчаянием сказал он. – С вами ничего дурного не случится, уверяю вас!

Дилулло притворно засомневался.

– Не знаю, не знаю... Я бы не прочь заняться бизнесом на вашей планете, коли на Кхарале дело не выгорело. Хорошо, я подумаю над вашим предложением... – После паузы он добавил: – А вам бы я посоветовал как следует выспаться. Выглядите вы неважно.

Яролин хмуро кивнул. Дилулло вывел его в коридор и указал на одну из дверей.

– Располагайтесь в каюте Доуда, нашего механика, а его мы устроим где-нибудь в машинном отсеке.

Когда капитан вернулся и свою каюту, Чейн внутренне съежился – он ожидал, что Дилулло начнет читать ему мораль. Вместо этого глава Торговцев достал из стенного шкафа бутылку вина.

– Хочешь выпить, сынок?

Удивленный Чейн взял предложенный бокал с золотистым напитком и, сделав изрядный глоток, поморщился.

– Земное виски, – заметил Дилулло. – Весьма забористая штука.

Он отпил полбокала и, откинувшись на спинку высокого кресла, стал разглядывать Чейна холодными, слегка прищуренными глазами.

– На что она похожа ваша Варга? – неожиданно спросил он.

Чейн заколебался, не зная, что ответить.

– Это сложно объяснить, Варгу надо видеть... Огромный мир, необъятные горизонты... прерии, пустыни, заснеженные горы... Это очень бедный мир... вернее, он был таким, пока мы не освоили космонавтику.

Дилулло кивнул.

– Об этом я кое-что слышал. Однажды на Варгу попал потерпевший крушение земной звездолет, пассажирами которого были спешившие на какой-то конгресс инженеры и ученые, специалисты по проблемам космостроения. Чтобы выжить, они построили с вашей помощью себе небольшой поселок с искусственно пониженной гравитацией. Они-то и научили варганцев строить звездолеты и тем самым напустили вас на Галактику, как голодную стаю. Чейн улыбнулся.

– Это давняя и очень смешная история. Варганцы провели земных специалистов словно детей. Они сказали, что хотели бы начать мирную торговлю с другими мирами, подобно землянам.

– И с тех пор мы заполучили на свою шею Звездных волков, – вздохнул Дилулло. – Пора бы независимым мирам объединиться и очистить это логово пиратов от скверны.

Чейн покачал головой с дерзкой улыбкой.

– Э, не так это легко сделать! В космосе никому не угнаться за нами, варганцами, – ведь никто не может выдержать привычных нам чудовищных перегрузок.

– Но если объединенный флот двинется на вас...

– То мы сумеем за себя постоять! Кроме того, в нашей части Галактики есть немало могущественных миров, с которыми мы заключили нечто вроде союза. Мы никогда не нападаем на них, более того, мы с ними торгуем. Эти миры покровительствуют нам и не допустят, чтобы кто-то из чужаков вошел в нашу часть Галактики с оружием в руках.

– Дурацкие, аморальные порядки! – проворчал Дилулло. – Но это не смывает с варганцев их бесчисленных грехов. Хотя я и слышал, что у вас вообще нет веры в Бога.

– То есть религии? – переспросил Чейн. – Нет, такими играми мы не увлекаемся, хотя многим нашим соседям это и не по нраву. По этой-то причине мои родители-миссионеры и попали на Варгу.

– Нет религии, нет этики... – задумчиво сказал Дилулло. – Бедный мир нищих духом! Но все же у вас, насколько я слышал, есть какие-то законы, дисциплина, повиновение начальникам – хотя бы во время набегов, не так ли?

Только теперь Чейн начал понимать, зачем Дилулло затеял этот разговор. Он хмуро кивнул:

– Да, есть у нас и законы, и дисциплина.

Дилулло не спеша наполнил свой бокал.

– Вот что я тебе скажу, Чейн. Земля тоже небогатый мир. Многие из нас вынуждены болтаться по космосу, чтобы попросту заработать на жизнь. Мы не совершаем пиратских набегов, и потому нам приходится выполнять самую черную и грязную работу, которую обитатели многих планет не хотят делать сами.

Да, мы наемники, и нас это не красит. Но мы – свободные люди и никогда не лезем в чужой карман. Если кто-то решил выбрать карьеру Торговца, он приходит к капитану грузовика вроде меня. Тот оценивает, на что годится новичок, и определяет его долю прибыли. Когда работа сделана и плата за нее получена, команду обычно распускают. В новый полет могут пойти совершенно другие люди, у нас это дело обычное. Но когда корабль в рейсе и мы заняты общим делом, все члены экипажа соблюдают строжайшую дисциплину. Наши жизни зависят от того, насколько все подчиняются приказам командира – в данном случае моим. Понимаешь, Звездный волк?

Чейн пожал плечами.

– Если помните, я не заключал с вами никакого договора. Я даже не знаю, какова будет моя доля.

– Ты не спрашивал об этом, но это не значит, что тебя обделят, – сурово сказал Дилулло, сверля Чейна жестким взглядом. – Ты черт-те что о себе воображаешь только потому, что ты Звездный волк. Запомни, сынок, пока ты работаешь на меня, ты должен забыть свои старые повадки и стать – нет, конечно, не дворовой собакой, но хотя бы ручным зверем. Ты должен терпеливо ждать, когда я тебе прикажу, и должен рвать врага на части, когда я закричу: "Бей!" Понимаешь, Чейн?

– Конечно, понимаю, – осторожно ответил Чейн и, помолчав, спросил: – Быть может, вы поделитесь со мной вашими планами? Что мы будем делать, высадившись на Вхолле?

– Хм... пожалуй, кое-что я тебе расскажу. Хотя не советую об этом болтать – иначе ты позавидуешь мертвым... Что касается Вхоллы, то она для нас лишь пересадочная станция в далеком пути. То, что мы ищем, находится в туманности Корвус. Похоже, вхолланцы нашли там военную базу Предтеч с каким-то сверхоружием. Наших друзей с Кхарала это весьма беспокоит, и они хотели бы от него избавиться – естественно, нашими руками. Для этой цели нас и наняли, сынок.

Некоторое время Дилулло молчал.

– Конечно, мы могли бы отправиться прямо в эту чертову туманность и потратить остаток жизни на поиски базы Предтеч. Однако я предпочитаю сунуть голову в пасть врагу и позволить ему самому привести нас к цели. Правда, это опасный трюк, и, если вхолланцы пронюхают о наших намерениях, нам попросту перережут глотки.

Чейн с интересом взглянул на капитана. Он любил смотреть в лицо опасности и занимался этим с тех пор, когда подрос и смог участвовать в рейдах Звездных волков. Без опасности жизнь была для него вялой и скучной – как и было до сих пор на корабле Торговцев.

– Каким же образом кхаральцы разнюхали о сверхоружии? – спросил он. – Неужто проболтался Яролин?..

Дилулло кивнул.

– Верно, но не совсем. Яролина долго и безуспешно допрашивали, и только когда его накачали специальными наркотиками, офицер разговорился. Он подтвердил, что где-то в туманности Корвус вхолланский космолет-разведчик случайно обнаружил древнюю военную базу пришельцев. Но уверен, он ничего не помнит об этом.

– Потому-то он вам и понадобился? – заинтересованно спросил Чейн. – Недурно задумано – мужественный офицер, стойко выдержавший пытки, представляет своих спасителей правительству Вхоллы.

– Ему не пришлось особенно долго меня упрашивать, – хохотнул Дилулло. – Надеюсь, нам без особого труда удастся остаться у гостеприимных хозяев ровно столько, сколько понадобится! Ладно, иди, Чейн, и помни – я тебя предупредил в первый и последний раз.

Выйдя из капитанской каюты, Чейн задумчиво побрел в кают-компанию. Там отдыхали лишь четверо – большинство Торговцев во время полета выполняли обязанности членов экипажа. Заметив Чейна, мужчины замолчали. Боллард нехотя повернулся к нему, на его бульдожьем лице промелькнула ядовитая ухмылка:

– Эй, парень, как провел время в городе? Надеюсь, недурно?

– Спасибо, я повеселился вдоволь, – рассмеялся Чейн и непринужденно уселся на кожаном диване.

– Чудесно, – сказал Боллард. – Нашему новичку с самого начала чертовски везет. Вы со мной согласны, ребята?

Рутледж обжег Чейна неприязненным взглядом и отвернулся. Радист Бихел, не отрывая глаз от небольшого прибора, напоминающего микроскоп, пробормотал, что, мол, действительно чудеса – за один день натворить столько всего. Зато Секкинен, высокий кряжистый финн с тяжелыми чертами лица и коротко стриженными волосами, не стал миндальничать.

– Слушай, парень, заруби себе на носу – пока ты член нашего экипажа, ты должен подчиняться приказам как ягненок, – басовито сказал он. – Я ясно выражаюсь, или тебе нужно повторить?

– Ему все ясно, – ответил за Чейна Боллард. – Он у нас вообще особая штучка, иначе Джон не сделал бы из первого встречного полноправного Торговца. Что же ты за птица, парень?

Чейн промолчал. Он понимал, что не может вызвать у членов экипажа особой симпатии, но это не имело значения. Вот если они бы узнали, кто он на самом деле...

– Ладно, – продолжил Боллард издевательским тоном. – Птицу мы распознаем по полету. А вот чем это ты ты взбесил милых кхаральцев? Они едва не перерезали нам глотки, так что до самого старта ребята не могли и носа показать из корабля.

– Прошу прощения, если я причинил вам беспокойство, – сказал Чейн, добродушно улыбаясь. – Я не хотел никого задевать, но на меня набросились два местных парня, которым не понравился мой рост.

Бихел одобрительно хмыкнул, а Боллард побагровел и, наклонившись к Чейну, тихо сказал:

– Вот что, парень. Если ты еще раз выкинешь такую штуку, я прикончу тебя собственными руками. У нас и без тебя хлопот хватает.

Чейн с трудом заставил себя промолчать. Он вспомнил слова Дилулло о том, что все Торговцы идут в одной связке, зависят друг от друга. Что ж, ему сделали серьезное предупреждение. Земляне во многом уступают варганцам, но все же могут быть весьма опасными. Не зря в Галактике Торговцы заслужили репутацию весьма крутых парней.

Иго самолюбие было сильно задето, и все же он не стал отвечать на оскорбления и, коротко попрощавшись, ушел в свою каюту.

Когда он проснулся "утром", корабль уже делал предпосадочный маневр около Вхоллы. Вместе с несколькими Торговцами Чейн после завтрака пошел на обзорную палубу полюбоваться видом планеты. Огромный шар уже почти полностью занял все пространство экрана. Сквозь тонкий слой облаков был виден обширный океан и изрезанные линии зеленых континентов.

– Это очень похоже на Землю, – тихо сказал Рутледж.

Чейн едва не спросил "почему", но вовремя удержался.

Когда корабль вышел на низкую траекторию, Бихел заметил:

– Смотрите, город! Но он построен прямо в морском заливе... на Земле таких нет, если не считать полузатопленной Венеции.

Сделав маневр разворота, космолет приблизился к плоскому, густо заросшему зеленью берегу, окруженному бахромой островов. Море раздробилось здесь на сотни узких протоков. На островах теснились белые уступчатые здания, а рядом с ними, на материке, располагался средних размеров космопорт, за которым были видны огромные белые кубы либо складов, либо каких-то фабричных зданий.

– Хм... это более развитый мир, чем Кхарал, – сказал Рутледж. – Взгляните – у них есть полдюжины собственных звездолетов и множество планетолетов.

Вскоре корабль Торговцев скромно приземлился на самом краю посадочной площадки, вдалеке от гигантских звездолетов. Едва на землю был опущен трап, как к нему подъехал приземистый автомобиль и на борт торопливо поднялись два вхолланца, судя по форме, административные работники космопорта. Каково же было их изумление, когда на пороге их встретил... Яролин, без вести пропавший офицер вхолланского флота!

Вхоллланцы некоторое время о чем-то говорили на своем языке, причем оба администратора с каждой минутой все больше мрачнели. Затем один из них обратился на галакто к терпеливо стоящему неподалеку Дилулло.

– Приветствую вас, капитан. Мы рады вас видеть на нашей гостеприимной планете, да еще с таким сюрпризом на борту, – он кивнул в сторону Яролина. – Скажите, вы действительно везете оружие?

– Всего лишь отдельные образцы, – добродушно улыбаясь, уточнил Дилулло.

– Зачем вы привезли их на Вхоллу?

Капитан с негодованием взглянул на вхолланцев.

– Послушайте, мы вовсе не собирались сюда лететь! Волей случая мы спасли вашего офицера из кхаральских застенков, и он нас уговорил воспользоваться вашим гостеприимством. Ну раз уж мы оказались здесь, то, конечно, надеемся заняться бизнесом.

На лицах работников космопорта появились вежливые улыбки недоверия, и Дилулло посчитал необходимым пояснить:

– Видите ли, мы – земные Торговцы. Прослышав о том, что в вашей звездной системе идет война, мы решили подзаработать. И направились сюда с самыми совершенными образцами ручного оружия. Черт побери, хотел бы я, чтобы мы сюда вообще не прилетали! Поначалу мы высадились на Кхарале и не успели толком начать переговоры, как один из наших людей попал в передрягу. Мы едва унесли от этих варваров ноги... Даже если не верите, что мы прилетели с самыми добрыми намерениями, не стоит торопиться с выводами, делать из мухи слона!

Яролин вновь горячо заговорил о чем-то по-вхоллански, уговаривая своих земляков. Наконец они неохотно кивнули в знак согласия.

– Хорошо... мы разрешаем вам пока оставаться в нашем космопорту. Но ваш корабль будет взят под стражу, а все привезенное вами оружие должно оставаться на борту.

Дилулло вздохнул.

– Хорошо, я понял... Черт, до чего же нам не везет! – Он повернулся к спасенному офицеру. – Послушайте, дорогой Яролин, нам нужно ваше содействие. Мы хотели бы вступить в контакт с кем-нибудь из официальных лиц, которые могут заинтересоваться образцами наших товаров.

Яролин задумался.

– Я могу вас свести с Тхрандирином – это весьма влиятельная фигура.

– Превосходно! – просиял Дилулло. – Было бы хорошо, если бы он навестил наш корабль – я мог бы ему показать товар.

Капитан выглядел весьма довольным. Он обернулся к членам экипажа, столпившимся в коридоре, и весело крикнул:

– Ребята, вы можете сходить в город развлечься. За исключением, разумеется, нашего шустрого новичка Чейна. На лицах Торговцев появились усмешки. Чейн, вздохнув, пожал плечами – он ожидал нечто подобное. Зато Яролин начал темпераментно возражать.

– Послушайте, капитан, это несправедливо! – воскликнул он. – Чейн спас меня, и я хочу представить его своей семье и друзьям. Я убедительно вас прошу!

Лицо Дилулло потемнело, добродушная улыбка погасла, но возражать он не стал.

– Если вы ты настаиваете... – хмуро сказал он, недобро глядя на смущенного Чейна. – Ладно, пусть будет по вашему. Чейн, надеюсь, ты за один день не успеешь разнести город?..

Вскоре вхолланцы уехали на автомобиле в город. Из корабля никому не разрешили выйти, пока не прибыла охрана, окружившая космолет Торговцев. За это время Дилулло успел улучить момент и поговорил с Чейном наедине в своей каюте.

– Ты знаешь, сынок, зачем мы прилетели сюда – серьезно сказал он. – Надо любыми путями проведать, где же в туманности Корвус находится эта чертова военная база пришельцев. Может, именно тебе повезет... Во всяком случае, держи ушки на макушке, но не старайся казаться слишком любопытным. И вот еще что... Я не верю, что Яролин пригласил тебя в гости из одного чувства благодарности. Быть может, он захочет выведать у тебя какие-нибудь сведения о наших планах. Будь настороже, Звездный волк!

Глава 7

Вечеринка удалась на славу. Богатый стол с необычными яствами и обильной выпивкой был накрыт на огромной гондоле, медленно плывущей по протокам между островами. Была уже ночь, небо мягко светилось серебристым сиянием звезд, среди которых царила овальная диадема туманности.

Кроме Яролина и Чейна, в вечеринке участвовали три пары: мужчины и женщины. К ночи все были уже изрядно навеселе. Вхолланский офицер оказался компанейским парнем, знавшим бездну анекдотов и готовым на любую озорную проделку. После нескольких бутылок его потянуло на пение, и сейчас он сидел, обнявшись с соседкой Чейна, очаровательной девушкой по имени Ланиах и распевал с ней во все горло развеселую песенку на галакто. В ней говорилось о любви, о цветах, вздыханиях при луне и прочих, на взгляд Чейна, пустяках. Он любил совсем иные песни – о мужестве Звездных волков, их славных набегах, об опасностях, поджидающих героев в безднах Галактики – и, конечно, о богатой добыче.

Тем не менее вхолланцы ему понравились своим добродушием и непоказным гостеприимством. Планета также была недурна – она была более удалена от местного Солнца, красного гиганта, чем Кхарал, и поэтому имела более мягкий тропический климат.

Чейн сидел, развались в мягком кресле, погрузив руку в воду. Гондола тихо скользила по темной протоке, в которой отражались причудливые созвездия. Легкий ветерок доносил с берегов едва различимых во мгле островов непривычные запахи цветущих деревьев. В одном из таких тропических оазисов, где располагалась вилла родителей Яролина, и началась эта славная пирушка, которая, похоже, закончится только к утру.

Он внезапно вспомнил предостережения Дилулло и его наказ держать ушки на макушке – и только усмехнулся. Что стоящего он мог услышать в пьяной болтовне местной богемы?

– Чейн, почему вы грустите? – услышал он внезапно нежный голосок Ланиах. – Мне так приятно с вами разговаривать – ведь у нас в последние годы бывает так мало чужеземцев, особенно знаменитых Торговцев.

– И как вы нас находите? – спросил Чейн, несколько раздосадовано взглянув на девушку. Ему было неприятно, что его, варганца, приняли за землянина – хотя только это его до сих пор и спасало.

– Вы... вы безобразны, – откровенно призналась девушка, не своди с него сияющих глаз. – Только не обижайтесь, но природа как-то странно вас устроила... Волосы у землян почему-то не белокурые, как у нас, вхолланцев, а самых разных цветов, даже черные, как у вас. Красная, а порой и до черноты загорелая кожа... брр-р... – В голосе Ланиах звучало отвращение, но она тем не менее ласково улыбалась Чейну, словно не находя его уродливым.

Чейн внезапно вспомнил о варганской девушке Граале – самой прекрасной из созданий женского пола, которую он до сих пор встречал. Но сейчас, насмотревшись на грациозных вхолланок, он вдруг засомневался в этом. Да, у Граале было сильное, мускулистое тело с тяжелыми бедрами, золотистая кожа, красивой формы голова, наголо обритая по варганской моде, но... Но так ли уж это и красиво, как ему до сих пор казалось?

Гондола тем временем причалила к берегу одного из островов, где царило бурлящее веселье нескончаемого карнавала. Яролин немедленно захотел присоединиться к общему веселью, и вместе со своими гостями смешался с празднично разодетой толпой. Вскоре они вышли к шумному базару – нескольким десяткам пестрых шатров, расположенных под пышными деревьями, разукрашенными гирляндами огней. Чейн с любопытством глазел по сторонам. Его поразило, как нарядно одевались вхолланцы – их короткие, до колен, туники были украшены причудливыми узорами из самоцветов, в волосы были вплетены жемчужные нити, кожа сверкала серебристыми блестками.

Друзья остановились около праздничного стола, расположенного под ветвистым деревом. Пока они утоляли жажду прекрасным фруктовым вином, Яролин, не обращая внимания на сердитый взгляд Ланиах, увлек Чейна в сторону и, дружески обнимая, начал изливать душу.

– Если бы вы знали, мой друг, как я вам завидую! – заплетающимся языком говорил он. – Вы побывали в глубинах Галактики, посетили десятки самых разных миров. А я... я вынужден довольствоваться жалким барахтаньем по нашей провинциальной системе на примитивных планетолетах...

Лицо Яролина порозовело от выпитого вина, да и сам Чейн чувствовал, что изрядно пьян – и все же он старался быть настороже.

– Не понимаю, о чем вы говорите – удивленно спросил он. – Вхолла же имеет звездолеты, я сам их видел в космопорту.

– Но их очень, очень мало! Только самые знатные люди могут служить на них... но когда-нибудь я буду среди них, буду...

К ним подошла скучающая Ланиах и капризно сказала:

– Ну конечно, мужчины говорят только о своих противных звездолетах. Яролин, я хочу развлекаться, иначе я отсюда сбегу... да хотя бы с вами, Чейн!

Яролин с досадой взглянул на красавицу, но сдержался и, расхохотавшись, увлек ее за собой в толпу. За ними последовали и остальные участники пирушки. На них обрушился новый калейдоскоп впечатлений: то и дело встречались фокусники, искусно жонглирующие серебряными колокольчиками; на их головы падал дождь ароматных цветов, мгновенно вырастающих и тут же опадающих с деревьев... и вино... и бурлящая весельем толпа... и танцы...

Наконец, они забрели в корчму, расположенную в низком и длинном, похожем на барак здании. Внутри царил полумрак, рассеиваемый тусклым красноватым светом стен и желтыми огнями жаровни. Яролин осмотрелся вокруг мутным взглядом – и внезапно с приветственным криком пошел в дальний конец длинного стола.

– Эй, Пиам! Сколько лет мы не виделись, дружище! Пойдемте, Чейн, я вас познакомлю с этим парнем, вам будет любопытно с ним поболтать.

Яролин, нежно обнимая Чейна за талию, повел его в другой конец комнаты, где перед кружкой вина и куском жаркого на глиняном блюде сидел приземистый вхолланец. Рядом с ним на лавке сидело странное существо, прикованное к руке хозяина тонкой цепочкой, Его пухлое тельце имело форму репы с двумя маленькими ножками и остроконечной, без признаков шеи головой, с мерцающими глазками и детским капризным ртом.

Дружески поздоровавшись с Пиамом, Яролин представил ему Чейна и с довольным видом опустился на лавку, с любопытством поглядывая на спокойно сидящее рядом существо.

– Эй, Пиам, зачем ты таскаешь с собой это чучело? – спросил он. – Оно что, умеет разговаривать?

– Еще как, – хрипящим голосом ответил Пиам, прикладываясь к кружке с вином. – Даже на галакто! Смышленый, подлец... Знаешь, Яролин, сколько монет он мне заработал?

– Монет? – заинтересовался Яролин. – Этакий-то уродец? Да откуда ты его раздобыл?

– Это редкий обитатель наших лесов, вполне разумный и даже обладающий замечательными талантами. Хочешь, я покажу твоему другу, на что он способен?..

Пиам что-то сказал по-вхоллански уродцу. Тот внимательно взглянул на Чейна своими мерцающими глазками. Что-то в его завораживающем взгляде вызывало тревогу...

– О да, да... – затараторил монотонно уродец. – Я вижу, вижу... Вижу людей с золотистыми волосами, и их полеты на маленьких кораблях к странной планете, огромной планете, с бесконечными пустынями, заснеженными горами, редкими поселениями, около каждого находится свой космопорт...

С внезапной тревогой Чейн догадался, в чем состоял талант уродца – он мог проникать в память человека! В любой момент он мог разболтать о его тайне и тем самым приговорить к смерти.

– Что за вздор несет это чучело? – возмущенно воскликнул он. – Неужто он выдает себя за телепата? – Приземистый вхолланец кивнул, с безразличным видом потягивая вино из кружки. – Хорошо, проверим, – продолжил Чейн, недобро усмехнувшись. – Пусть попробует прочитать сейчас мои мысли – держу пари, ему не удастся, потому что он записной шарлатан!

Он пристально взглянул на репообразное существо, с ненавистью думая: "Если ты, урод, действительно можешь читать мои мысли, то знай, если ты не заткнешься, то я немедленно прикончу тебя!"

Глаза уродца тревожно блеснули.

– О да, да... я вижу, вижу... – пробормотал он, съежившись.

– Что же ты видишь? – небрежно спросил Яролин.

– Я вижу, вижу... ничего я не вижу. Ничего! О да, да, ничего...

Хозяин странного существа был явно смущен.

– В первый раз с ним случилась такая штука, Яролин, – начал оправдываться он. – И что на него нашло?

– Ничего, Пиам, бывает, – рассмеялся Яролин и дружески похлопал вхолланца по плечу. – Может, его сила не действует на землян? Ладно, пока, нам надо идти к друзьям, а то они без нас соскучились.

Он небрежно бросил на стол монету, которую хозяин уродца поймал с неожиданной ловкостью и немедленно спрятал в карман.

– Старый мошенник, – пробормотал Яролин сквозь зубы. – Чейн, друг мой, что вы так нахмурились – это же была шутка, недурная шутка! – и он расхохотался, обнажая два ряда безукоризненно ровных жемчужных зубов. – Я думал, вам будет интересно узнать кое-что о себе...

Чейн молча присоединился к остальным друзьям, весело разговаривающим о чем-то, а сам мрачно подумал: "Мне было интересно? Нет, дружок, это тебе было интересно вынюхать, что за мысли у меня в голове, потому-то ты и затащил меня в эту грязную корчму. Дилулло был прав, с тобой надо держаться настороже".

На его лице не отразилось и тени тревоги. Вскоре Чейн уже беззаботно хохотал над чьей-то незатейливой шуткой, подмигивая раскрасневшейся Ланиах, которая явно была к нему неравнодушна. У него в голове сложился план действий, и он стал опрокидывать стакан за стаканом – ты, чтобы это все заметили.

– Эй, Чейн, не увлекайтесь! – рассмеялась Ланиах, выразительно прижимаясь к нему. – Впереди еще вся ночь.

Чейн глупо усмехнулся.

– Меня мучает жажда, красавица, – ведь в галактической пустоте нет ни капли вина!

Он продолжал пить, вызывая восхищение всех мужчин, а затем умело притворился в стельку пьяным, хотя на самом деле его голова лишь немного гудела. Время от времени он искоса поглядывал в другой конец зала, где сидели Пиам и его уродец. Вокруг них толпились люди. Время от времени уродец что-то пищал им – видимо прочитав мысли очередного клиента, а хозяин, кланяясь, получал за это деньги. Наконец толстяк встал, рассчитался с хозяином корчмы, и, ведя уродца за руку как подростка, вышел на улицу.

Чейн выждал некоторое время, а затем, пошатываясь, встал с лавки.

– Я сейчас вернусь, друзья, – произнес он заплетающимся языком, и не очень уверенной походкой пошел в дальний угол зала, где находился туалет. Сзади до него донесся смешок Яролина: "Похоже, наш новый друг недооценил вхолланское вино!"

Дойдя до входа в туалет, Чейн обернулся и заметил, что за ним никто не следит. Тогда он быстро прошмыгнул в расположенную рядом дверь и оказался в темном переулке.

Впереди он увидел приземистую фигуру Пиама, что-то напевающего себе под нос. Чейн побежал за ним вслед, стараясь не производить шума, но уродец, по-видимому, почувствовал его приближение и встревоженно пискнул. Но было уже поздно. Чейн нанес Пиаму удар в голову – вполсилы, чтобы не иметь впоследствии неприятностей с Дилулло.

Толстяк, охнув, медленно завалился на бок, увлекая за собой отчаянно верещавшего уродца.

"Эй ты, заткнись! – с яростью подумал Чейн. – Если будешь вести себя тихо, я не причиню тебе вреда".

Уродец немедленно замолчал и раболепно поклонился, согнув свои коротенькие ножки.

Чейн выхватил конец цепочки из рук неподвижно лежащего вхолланца, а затем оттащил его в темный проулок между двумя темными сараями.

Уродец захныкал, но Чейн успокаивающе похлопал его по остроконечной макушке, мысленно сказав ему: "Не тревожься, приятель. Скажи – зачем твой хозяин привел тебя в эту корчму?"

– О да... – ответил уродец, дрожа всем телом. – Я знаю... Золотые монеты, много золотых монет...

– Хм... Можешь ты прочитать мысли тех, кто находится сейчас в таверне?

– О да, да, – запищал уродец, хотя в его голосе зазвучало сомнение. – О да... если я увижу его лицо... Мне надо видеть лицо...

– Говори тише, – предупредил его Чейн. – Иначе будет больно, понял? А теперь пойдем, я покажу тебе его лицо. И он пошел назад к корчме, волоча за собой упирающегося уродца. Подойдя к входной двери, Чейн слегка приоткрыл ее и мысленно сказал: "Меня интересует человек, с которым я недавно подходил к тебе. Вот он сидит рядом с красивой девушкой, за ближним концом стола".

– О да, да, я вижу... Этот Чейн... почуял ловушку... км он смог... ведь он выглядит таким простаком... жаль, ничего не вышло... мне придется докладывать Тхрандирину, что наши подозрения не оправдались... нам не повезло... что Чейн делает в туалете так долго... может, его тошнит... надо пойти и убедиться... он мог сбежать...

Чейн торопливо захлопнул дверь и вновь пошел по темному переулку, волоча за собой уродца, не спускавшего с него перепуганных глаз.

"Мне сказали, что ты некогда жил в лесу, – мысленно произнес Чейн. – Хочешь вернуться туда?"

– О да, да!

"Если я отпущу тебя сейчас, сможешь ты найти дорогу и ускользнуть от рук людей? Мне бы не хотелось, чтобы ты вновь вернулся к хозяину".

– О да, да, да...

"Что ж, тогда будь здоров, малыш..."

Он без труда разорвал стальную цепочку и снял ее с руки уродца. Тот, быстро семеня коротенькими ножками, немедленно исчез в соседнем темном переулке, а сам Чейн торопливо пошел назад к корчме. Ведь его друг Яролин ты тревожился о нем...

Глава 8

Огромный звездолет, судя по обводам – грузовик, величественно опускался на посадочное поле. На мгновенье он завис в ночном небе, сверкая словно рубин среди серебристого облака туманности, а затем плавно опустился среди группы военных кораблей вхолланского флота.

Дилулло и Бихел, специалист по радарам, наблюдали за этим, сидя в тесном навигационном отсеке. Когда корабль сел, они обменялись озадаченными взглядами.

– Странно, ведь это – обыкновенный грузовик... почему же он сел среди крейсеров? – задумчиво сказал Бихел.

– Больше того, он сел прямо в док, который немедленно после этого закрылся, – заметил Дилулло, не спуская глаз с экрана радара, непрерывно ощупывающего космодром. – Что-то здесь не так...

– Хм... вы обратили внимание, капитан, что он шел по наклонной, градусов в пятьдесят, траектории?

Дилулло кивнул. В блеклом свете ночного неба его лицо выглядело серым и утомленным.

– Верно. Выходит, он пришел не из туманности Корвус... если только перед спуском он не сделал один-два оборота вокруг Вхоллы.

– Это я и имел в виду! – горячо воскликнул Бихел. – Эти хитрецы могут таким образом пускать пыль в глаза всяким любопытствующим вроде нас.

– Хорошо, если так. Вряд ли бы они посадили обычный транспорт на военную часть космодрома, не имея на это особой причины. А этой причиной может быть груз с военной базы Предтеч... Бихел, прощупывай радаром все машины, которые будут подъезжать или отходить от транспорта. Любопытно бы узнать, какой груз они везут...

Дилулло вышел из навигационного отсека, спустился по лестнице в еще более тесный информационный блок и занялся списками находящихся на борту товаров. Пока никто еще не проявил интереса к привезенному ими оружию. Более того, если вхолланцы действительно обнаружили военную базу Предтеч, то отсутствие любопытства вполне объяснимо. Тем не менее капитан решил подготовиться к любым поворотам событий.

Через полчаса Дилулло положил в карман микрокопии отобранных документов и в сопровождении Рутледжа вышел из корабля. Они намеревались направиться в город для переговоров с местными властями, но внезапно к трапу подъехал бронированный вездеход-скиммер.

Его экипаж составляли вхолланский офицер с группой солдат, а также одетый в гражданское господин среднего возраста, с надменным выражением массивного, с крупными чертами лица. Он не спеша подошел к Дилулло и, не замечая протянутой руки, холодно произнес:

– Меня зовут Тхрандирин, я управляющий департамента внешних сношений. Наблюдатели недавно сообщили мне, что вы использовали свое радарное устройство. С какой целью?

Дилулло выругался про себя, но на его лице не отразилось и тени тревоги.

– Верно, мы включали на несколько минут радар. Мы всегда поступаем так, оказавшись в незнакомом космопорте, – ты, на всякий случай.

– Боюсь, нам также придется предпринять кое-какие меры – и тоже на всякий случай, – недоверчиво усмехнувшись, сказал Тхрандирин. – Мы берем под охрану ваш корабль. Всех, кто к вам прибудет в гости, мы будем сопровождать военным эскортом.

– Эй, постойте! – гневно воскликнул Дилулло, – Это означает, по сути дела, что вы нас арестовываете! Вы не можете поступить с нами ты только из-за того, что мы на минуту включили радар.

– Вы могли это сделать с разведывательными целями, ведь в порту находятся несколько крейсеров, – резко ответил Тхрыщирин. – , Мы находимся в состоянии войны с Кхаралом, и все сведения о наших военно-космических силах являются строго секретными.

– К дьяволу вашу войну! – в сердцах воскликнул Дилулло. – Я простой Торговец, меня беспокоит только мой бизнес... – Он достал из кармана микрокопии документов и потряс ими в воздухе. – Послушайте, сэр, я нахожусь здесь ради продажи оружия. Меня не волнует, кто будет его использовать и против кого. Кхаральцы не пожелали с нами даже разговаривать и попросту вышвырнули вон. Я надеялся, что на Вхолле дела пойдут лучше... Скажите прямо – вы будете с нами торговать?

– Этот вопрос обсуждается в верхах, – уклончиво ответил Тхрандирин. – Офицер, чего вы ждете? Расставляйте своих людей по позициям.

– И сколько же нам ждать, пока ваша бюрократическая машина сработает? – с едва сдерживаемой яростью спросил Дилулло.

Вхолланец равнодушно пожал плечами.

– Повторяю – вопрос обсуждается в правительстве. Если до вечера ситуация не прояснится, то мы готовы предоставить вашему экипажу места в гостинице космопорта.

– Еще чего! – взорвался Дилулло. – Лучше уж мы немедленно взлетим и будем любоваться вашей расчудесной Вхоллой с орбиты.

Голос Тхрандирина стал еще более холодным и высокомерным.

– Предупреждаю, что вы не должны делать попыток взлететь без разрешения в течение... скажем, нескольких дней.

– Это неслыханно! – заорал Дилулло. – Вы не имеете права задерживать нас, война там у вас или нет!

– Поверьте, это для вашей же пользы, – успокаивающе сказал Тхрандирин. – У нас есть сведения, что в системе обнаружена эскадрилья Звездных волков.

Дилулло вздрогнул. Он совсем забыл о предупреждении Чейна, что его бывшие товарищи не дадут ему легко уйти и еще долго будут за ним охотиться.

Конечно же, Тхрандирин использовал появление варганцев лишь как повод, чтобы задержать Торговцев. Дилулло невольно подумал – а дрогнет ли хотя бы один мускул на этом холеном восковом лице, если он узнает, что Торговцам угрожает действительно смертельная опасность?

– Ну что ж, я согласен, – кисло сказал он. – Мы останемся в космопорту еще несколько дней. Но я настаиваю, чтобы с корабля была снята охрана.

– Об этом не может быть и речи, – отрезал Тхрандирин, – Мы не оставим ваш корабль без надзора, Время сейчас военное, всякое может случиться...

Это была лишь слегка завуалированная угроза, и Дилулло вынужден был смириться. Сухо попрощавшись с управляющим, он вернулся на борт. Здесь, в кают-компании, его ждали встревоженные Торговцы. Капитан коротко рассказал им обо всем, ничего не скрывая.

– Предлагаю быстро собрать самые необходимые вещи, – заключил он. – Нам придется несколько дней тихо-мирно пожить в гостинице на улице Звезды.

Понятие "улицы Звезды" было нарицательным. Для бывалых астронавтов оно означало территорию вокруг любого из галактических космопортов с его гостиницами, барами, ресторанами и прочими увеселительными заведениями. Как позднее оказалось, и на Вхолле этот район мало отличался от "звездных улиц" на многих других мирах. Здесь было много света и музыки, сомнительных гостиниц и таверн, выпивки и женщин. И все же толпящихся здесь гостей со всех концов Галактики трудно было назвать грешниками, поскольку многие из них и понятия не имели о добродетели, и тем более о какой-либо религии. Торговцы в этом смысле мало отличались от других звездопроходцев, и Дилулло не без труда смог довести свой экипаж до ближайшей гостиницы.

В дверях его приветливо встретила полная женщина с бледно-зеленой кожей и неестественно сияющими глазами. За ее спиной в вызывающих позах стояли девицы самых различных цветов кожи и даже двух гуманоидных рас.

– Эй, мальчики, не проходите мимо! – зазывающе крикнула землянам пышногрудая хозяйка притона. – В моей гостинице вас ждут все 99 удовольствий! Заходите, не пожалеете!

Дилулло решительно покачал головой.

– Извини, мамочка, но я любитель сотого удовольствия, да и мои парни – тоже.

– Это еще что сотое? – заинтересованно спросила хозяйка.

– А вот что: сидеть в кресле у камина и читать хорошую книгу, – смиренно ответил Дилулло. – Эй, Бихел, ты куда?

Кое-кто из Торговцев весело расхохотался, но далеко не все, а рассвирепевшая хозяйка заведения закричала им вслед:

– Эй, старикашка! Ты попросту больше ни на что не способен, кроме своего паршивого сотого удовольствия! Вали отсюда, чертов монах!

Вскоре капитан отыскал относительно чистую гостиницу и снял номера для своего экипажа. Перед тем как разойтись на ночь, Торговцы расположились в погруженном во мглу холле и Заказали у бармена бренди.

Дилулло сказал вполголоса Рутледжу:

– Рут, возвратитесь к кораблю и подождите около него Чейна. Расскажите ему о том, что произошло и где мы сейчас остановились.

Рутледж кивнул и неохотно ушел. А Торговцы продолжали молча цедить бренди, стараясь не смотреть на явно расстроенного капитана. Наконец Бихел не выдержал и язвительно спросил:

– Ну что, Джон, наше дело лопнуло?

– Это еще не факт, – буркнул Дилулло.

– Не факт? Вот это мило! Нас, по сути дела, выбросили из корабля, обложили вооруженной охраной – попробуй здесь что-нибудь разузнай! Даже жалких грошей на продаже оружия нам не видать как своих ушей. Не надо было прилетать на эту проклятую Вхоллу...

Дилулло, стараясь не выказывать кипящего в нем гнева, выслушал еще немало горьких упреков в свой адрес. На кораблях Торговцев обычно царили демократические порядки, Во время полетов все члены экипажа должны были беспрекословно подчиняться приказам своих капитанов, и тем не менее каждый мог высказать своему лидеру все, что о нем думает, если, конечно, тот делал явные ошибки, Если таких ошибок накапливалось достаточно много и корабль раз за разом возвращался из рейдов без прибыли, та капитана попросту меняли.

– Выговорились? – наконец спокойно сказал он. – А теперь послушайте меня, парни, Вы говорите, не надо было лететь на Вхоллу? А что нам оставалось еще делать? Нестись сломя голову в туманность – это то же самое, что искать иголку в стоге сена, да еще в кромешной темноте. Вы хоть подставляете, сколько кубических парсеков нам предстоит перепахать?

– Да, это проблема, – нехотя согласился Бихел. – Ладно, на будем больше говорить об этом. Извини, Джон, просто у всех нервы стали ни к черту.

Часа через полтора в гостиной появились отставшие по дороге члены экипажа, и все они были на удивление трезвы, Секкинен принес вести от Рутледжа,

– Джон, Рут заметил в космопорту кое-что необычное, – тихо сказал финн, усаживаясь рядом с капитаном на диван, жалобно заскрипевший под тяжестью его массивного тела, – Он видел, как вхолланцы сгружают с недавно прибывшего транспорта какие-то контейнеры под усиленной охраной солдат, Их отвезли к одному из ангаров и быстренько там упрятали,

– Вот как? – задумчиво сказал Дипулпо. – Эта становится интересным.

Вскоре к Торговцам присоединился Боплард, первый помощник капитана, Несмотря на свою толщину и неряшливый вид, он мог вполне претендовать на лидерство в экипаже – все ценили его ум и изворотливость. Капитан немедленно поделился с ним новостью, Боллард надолго задумался, а затем сказал со вздохом:

– Вот что я думаю, Джон. Контейнеры – это очень хорошо, но они нам не по зубам. Вхопланцы и так считают нас чуть ли не кхаральскими шпионами, так что нам лучше сматываться отсюда подобру-поздорову. Три светокамня мы сравнительно честно заработали, и ладно. Будем искать удачи где-нибудь в другом месте Галактики. Торговцы одобрительно зашумели – Боллард высказал их затаенные мысли. Действительно, в создавшейся ситуации было трудно придумать что-либо лучшее.

Лицо Дилулло побагровело. Сейчас его беспокоил не только провал начатого дела, но и своя собственная карьера как лидера корабля Торговцев – сейчас она как никогда находилась под угрозой, В последнее время он уже не раз подумывал, что стал стар для этой сложной и ответственной работы. Если его угораздит сделать какую либо непоправимую ошибку, то ему вполне могут сказать: "Джон, ты был в прошлом славным и удачливым капитаном, но сейчас ты уже ни на что не годишься. Сожалеем, но тебе надо уйти..."

Он вздрогнул от этой мысли и, обведя Торговцев жестким взглядом, хрипло сказал:

– Погоди, Боллард, не паникуй. Да, мы больше не можем использовать для разведки наш радар, но у нас найдутся и другие пути, Мы знаем, что транспорт сел в военной части космопорта, и то, что с его борта в ангар перевезли под охраной какой-то важный груз. Глупо упускать такой шанс и не потянуть за эту ниточку.

Боллард нахмурился.

– Предположим, что транспорт пришел из туманности Корвус – хотя это еще не факт. Но что нам это дает?

– Ничего – если мы будем сидеть сложа руки. Его вскоре вновь нагрузят, и транспорт уйдет в туманность Корвус, а мы не сможем за ним последовать. Но контейнеры-то останутся здесь, на Вхолле!

– И что же дальше? – процедил Боллард, не сводя с капитана холодных рыбьих глаз.

– Если нам удастся поближе познакомиться с их содержимым... и не только взглянуть, но и исследовать с помощью анализатора... Кто знает, быть может, это натолкнуло бы нас на мысли, откуда это было привезено и с какой целью.

– Может, и так, – сухо заметил Боллард. – А может, и нет. В любом случае контейнеры находятся под надежной охраной в ангаре, наверняка снабженном сигнальными устройствами. Пытаться проникнуть туда – означает сунуть голову в петлю.

– Кто знаете – раздраженно воскликнул Дилулло. – Ребята, найдутся среди вас добровольцы для этого дела?

Торговцы встретили его слова лишь ироничными репликами, а кое-кто смущенно отвел глаза.

– Хорошо, – сказал Дилулло, – Древний закон Торговцев гласит: если для какой-то работы не находится добровольцев, то ее должен выполнить тот из членов экипажа, кто последним нарушил приказ командира,

На круглом лице Болларда появилась усмешка.

– Верно, есть такой обычай, – сказал он. – И такой человек у нас тоже есть – это ваш протеже, Джон, – Морган Чейн!

Глава 9

Чейн полулежал, откинувшись на спинку низко опущенного кресла, и, опустив ладони в теплую воду, лениво смотрел на серебристую диадему туманности Корвус, Скиммер тихо скользил по протоке между островов, укутанных в ночную мглу.

– Вы не спите? – услышал он рядом тихий голос Ланиах.

– Нет.

– Вы пили сегодня ужасно много, Чейн.

– Я в полном порядке, красавица.

Да, он чувствовал себя нормально, но душа его была неспокойна, Яролин всю ночь только и делал, что прикладывался к многочисленным бутылкам и по-дружески болтал с Чейном, но тот не мог забыть слов уродца. Вхолланец оказался хитрым лицемером...

Всю ночь они с друзьями переезжали с острова на остров, посещая все злачные места подряд. Яролин, изрядно нагрузившись, все время говорил о каком-то потрясающем Золотом Божке, которого он, Чейн, должен непременно увидеть, Из невнятных слов собеседника Чейн понял, что тот имеет в виду нечто вроде морского чудища, чье кормление было частью местного праздничного ритуала. Чейну с трудом удалось отвязаться от назойливого Яролина. Поддавшись уговорам Ланиах, он отправился с ней на морскую прогулку по заливу. Яролину он больше не доверял – кто знает, какие еще сюрпризы приберег офицер для своего спасителя...

– Вы долго пробудете на Вхолле? – спросила Ланиах, не спуская с него загадочного взгляда.

– Трудный вопрос...

– Если вы собираетесь продавать оружие, это не займет много времени, – грустно сказала Ланиах.

– Хм... вас это так огорчает? – беззаботно усмехнулся Чейн. – Скажу вам по секрету, красавица, – есть у нас здесь и дела поважнее...

Девушка склонилась над ним. На ее кукольном лице, освещенном призрачным светом звезд, проявился явный интерес.

– Вот как? Вы мне должны все рассказать Чейн, я ужасно любопытна. Клянусь, я никому не проболтаюсь!

– Хорошо, Мы прилетели на Вхоллу с коварным, опасным планом – похитить всех красивых женщин, чтобы потом торговать ими на невольничьих рынках Галактики! – И, обняв девушку, Чейн увлек ее на дно скиммера.

Ланиах испуганно вскрикнула, высвобождаясь.

– Вы сломаете мне спину, мужлан!

Чейн расхохотался.

– Вы такой сильный... Никогда еще я не встречала такого странного землянина, – сказала Ланиах, вновь садясь в кресло и поправляя сбившуюся прическу.

– Да, я человек особенный, – согласился Чейн, не сводя с красавицы блестящих от возбуждения глаз.

– Особенный? – возмущенно воскликнула Ланиах и отвесила ему звонкую пощечину, – Вы такой же, как другие мужчины, – отвратительный и наглый тип!

– Вам виднее, красавица, – ухмыльнулся Чейн и нежно обнял девушку – она даже не сделала попытки вырваться.

Тем временем скиммер все скользил и скользил по протоке и вскоре вышел в открытое море, которое простиралось до самого горизонта гладким серебрящимся покрывалом. Позади остались острова, музыка, голоса людей – впереди была только тишина. Ланиах неожиданно склонила голову на плечо Чейна, и он замер, ощущая бурные удары сердца.

Внезапно со стороны ближайшего острова послышался громкий звук, словно в воду бросили тяжелый мешок. Немного погодя невдалеке от скиммера раздался приглушенный всплеск. Когда он повторился, Ланиах в ужасе вскочила,

– Они начали кормить Золотого Божка!

– Жаль, мы пропустим это увлекательное зрелище, – беззаботно ответил Чейн, – Яролин так хотел меня позабавить.

– Вы ничего не понимаете... мы плывем сейчас в открытое море, откуда появляются эти чудовища... Смотрите!

Чейн неохотно встал и посмотрел назад. От берега острова отделилась какая-то темная масса. Вскоре она проплыла совсем рядом.

– Хм... действительно, похоже на мешок с кормом, – пробормотал Чейн, – Но если он наткнется на скиммер, эхо вряд ли приведет к катастрофе.

Ланиах дико закричала, указывая в сторону моря. Чейн вздрогнул от неожиданности,

Справа от скиммера морская гладь забурлила, послышался звериный вой. Из вспенившейся воды появилась круглая желтая голова диаметром футов десять. Она влажно блестела под светом ночного неба. Чудовище раскрыло необъятную пасть, украшенную мелкими острыми зубами, живо поглотило мешок с кормом и вдруг заметило скиммер. И недоуменно уставилось на него круглыми, как тарелки, красноватыми глазами.

Между тем из морских глубин одна за другой выныривали точно такие же чудовищные головы. Некоторые из Золотых Божков всплыли полностью, и Чейн убедился, что они напоминали гигантских китообразных – с золотистыми тушами и странными рукообразными плавниками. Буравя воду ударами могучих хвостов, они жадно заглатывали плывущие со стороны берега мешки с кормом.

Ланиах вновь пронзительно вскрикнула и упала на дно скиммера, закрыв голову руками. Чейн оглянулся и увидел, как один из Золотых Божков, расправившись с очередным мешком, неспешно направился к ним, видимо, приняв скиммер за что-то съедобное, Необъятная пасть стала медленно раскрываться.

Чейн выругался – впервые в жизни встретился с опасностью без оружия в руках. В отчаянии он схватил металлическое весло и с размаху нанес сильный удар по мокрой, покрытой пеной макушке чудовища.

– Включайте же двигатель! – крикнул он и вновь поднял весло, чтобы нанести повторный удар. Но Золотой Божок, вместо того чтобы атаковать, неожиданно издал жалобный вопль и трусливо отпрянул, смешно шлепая по воде плавниками.

Чейн невольно расхохотался. Выло очевидно, что за всю свою жизнь левиафан не получал подобной затрещины, и это повергло чудовище в шок.

– Черт побери, Ланиах, перестаньте визжать! – со смехом сказал Чейн. – Вы лучше взгляните на этого разобиженного малыша!

Девушка испуганно взглянула на него – ей казалось, что землянин сошел с ума. Но, выглянув из-за борта, она убедилась, что опасность миновала, и со вздохом облегчения запустила мотор. Скиммер описал широкую дугу, обогнул пирующих морских исполинов и направился к одному из островов. Свет бортовых огней мягко играл на поднятых левиафанами волнах. Еще дважды эти существа принимали лодку за что-то съестное, и каждый раз Чейн угощал их ударом весла, после чего Золотые Божки уносились вдаль, вздымая фонтаны воды и пены.

Вскоре скиммер причалил к пологому берегу, где их ждали Яролин и остальные. Ланиах, выскочив из лодки, с испугом оглянулась на Чейна.

– Вы только подумайте – ОН СМЕЯЛСЯ! Эти чудовища могли нас запросто проглотить, а для него это была забава!

Девушку била сильная дрожь. Яролин успокаивающе обнял ее за плечи и удивленно спросил:

– И в самом деле, Чейн, эти левиафаны не так безобидны, как вам могло показаться, вы были на волосок от гибели. И как это вам удалось выбраться из переделки?

Не отвечая, Чейн соскочил на песчаный берег и смущенно обратился к Ланиах:

– Прошу прощения, милая леди. Я понимаю, мой смех еще сильнее напугал вас, но, черт побери, эти рыбки были так уморительны!

Яролин не сводил с него настороженных глаз.

– Вы не похожи на других землян, Чейн. Что-то в вас есть дикое, необузданное...

Чейну не хотелось, чтобы Яролин и дальше развивал эту мысль.

– Бросьте философствовать, друг! – беззаботно воскликнул он, хлопнув офицера по плечу. – Давайте лучше выпьем что-нибудь в честь нашего чудесного спасения!

Вечеринка возобновилась с новой силой, и к моменту, когда Чейна все-таки отпустили в космопорт, компания едва держалась н


Содержание:
 0  вы читаете: Оружие из прошлого : Эдмонд Гамильтон  1  Глава 1 : Эдмонд Гамильтон
 2  Глава 2 : Эдмонд Гамильтон  3  Глава 3 : Эдмонд Гамильтон
 4  Глава 4 : Эдмонд Гамильтон  5  Глава 5 : Эдмонд Гамильтон
 6  Глава 6 : Эдмонд Гамильтон  7  Глава 7 : Эдмонд Гамильтон
 8  Глава 8 : Эдмонд Гамильтон  9  Глава 9 : Эдмонд Гамильтон
 10  Глава 10 : Эдмонд Гамильтон  11  Глава 11 : Эдмонд Гамильтон
 12  Глава 12 : Эдмонд Гамильтон  13  Глава 13 : Эдмонд Гамильтон
 14  Глава 14 : Эдмонд Гамильтон  15  Глава 15 : Эдмонд Гамильтон
 16  Глава 16 : Эдмонд Гамильтон  17  Глава 17 : Эдмонд Гамильтон
 18  Глава 18 : Эдмонд Гамильтон  19  Глава 19 : Эдмонд Гамильтон
 20  Глава 20 : Эдмонд Гамильтон    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap