Фантастика : Космическая фантастика : Глава 10 : Эдмонд Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава 10

Прошло восемь дней. Каждое утро из лагеря во все концы восточного Побережья отправлялись колонны машин. Озэки продолжали с удивительной настойчивостью и последовательностью уничтожать памятники культуры Талабана. Взрывались чудесные храмы, расстреливались из пушек скульптуры древних богов, разбивались молотами все мелкие произведения искусства, а иконы, картины и книги тщательно сжигались в огромных кострах.

Довольно скоро Чейн понял, что озэки действовали отнюдь не как простые наемники. В их словах, поступках и даже в выражении лиц ощущалась глубокая ненависть к изысканной культуре древних королей Границы. Озэки уничтожали даже бесчисленные драгоценности, которые находили в храмах, дворцах и жилых зданиях. Чейн своими глазами видел, как несколько ангорянинов разбивали громадными молотами шкатулки с женскими украшениями, найденными в небольшом городке птицелюдей. Каждое ожерелье из звездного жемчуга, каждое колье с розовыми алмазами можно было продать на рынках Федерации за фантастические суммы, но рыцари в белых плащах только плевались в сторону сокровищ. А порой они со смехом мочились на картины с изображениями птицелюдей, словно находили в этом особое удовольствие.

Подобного фанатизма Чейну не приходилось прежде видеть. Даже самые отпетые галактические разбойники преследовали в своих рейдах прежде всего материальную выгоду. Никто из них и пальцем бы не пошевелил, чтобы уничтожить на чужой планете хотя бы одно здание. А уж тратить на это сотни тонн взрывчатки, тысячи снарядов и ракет, не стал бы даже самый последний безумец.

Чейн не раз вспоминал в эти дни свои опасные путешествия на планету Хланн, тайную обитель расы каяр. Эти высокие, златоволосые существа отличались редкой жестокостью — и он не раз ощущал это, что называется, на своей шкуре. И тем не менее, каяры являлись фанатичными коллекционерами. В их многочисленных музеях были собраны десятки тысяч самых чудесных произведений искусства с разных миров Галактики.

Озэки отнюдь не выглядели отъявленными негодяями и человеконенавистниками. В их лагере царили суровые нравы, стражники беспощадно пресекали любые беспорядки, и никого не щадили при малейшей попытке бунта, но и не более того. Чернорабочих обильно кормили, им давали достаточно времени для отдыха. Никто не подвергался пыткам. Никого не истязали просто так, ради удовлетворения садистких инстинктов. Не ощущалось и обычной для людей даже самых цивилизованных миров расовой неприязни к негуманоидам.

И тем не менее Орден Звездных Крестоносцев без всякого сомнения, ненавидел Талабан. Что-то в этой ненависти было личное, словно в прошлом между озэками и древними королями Границы уже случались серьезные конфликты. Похоже, Орден потерпел тогда, много веков назад, жестокое поражение. И теперь, волей случая оказавшись в далеком будущем, старался отомстить своим врагам, методично стирая все следы их деятельности. Уничтожалось все, включая древние кладбища, расположенные возле поселений. Они уже и без того густо заросли кустарниками и деревьям и, но озэкам этого было мало.

Особенное впечатление на Чейна произвела гигантская арка, куда по приказу магистра Андерса была направлена группа подрывников из бригады Шверса. Там уже работало несколько таких же групп из других бригад.

Арка номер 47 располагалась прямо в океане, неподалеку от берега. Могучая дуга, сделанная из какого-то удивительно прочного бетона, поднималась в небо почти на пятьсот метров, и имела в ширину не менее двух километров. Концы арки, подкрепленные множеством дополнительных опор, уходили в синие воды на глубину в многие десятки метров.

Арка состояла фактически их семи арок, между которыми имелись просветы шириной почти в десять метров. На верхней поверхности каждой дуги располагались тысячи круглых возвышений метрового диаметра. Их назначение было совершенно непонятно.

Самым загадочным являлось изменение цвета арки. По утрам и вечерам она выглядела белоснежно белой, а днем почему-то обретала цвета радуги. Особенно ярко светилась арка в те часы, когда на небо набегали густые облака, и начинался дождь.

Гигантский мост из ниоткуда в никуда поражал воображение даже самых недалеких существ. Зачастую многие из них внезапно прекращали работу, подходили к краям арочных дуг и словно зачарованные смотрели в сторону материка. Панорама действительно выглядела завораживающей: желтые песчаные пляжи, густые зеленые леса, редкие серые скалы самых причудливых видов. Особенно впечатляли десятки храмов, видневшихся то там, то здесь среди изумрудного ковра леса.

По вечерам, когда солнце уходило в море, подрывники предпочитали уходить на противоположную сторону арки, и любоваться удивительным закатом. Золотое солнце медленно тонуло в синих водах, окрашивая западную часть неба фантастическими переливами цветов — от ярко-розового зеленого всех оттенков. Особенно красиво было, когда в момент заката в небе появлялись перистые облака.

Словно небесные корабли, они величаво плыли над угасающим солнцем, распустив по ветру свои упругие паруса.

Ночь подрывники проводили здесь же, «на объекте». С самого детства Чейн отвык любоваться звездами. Уж чего-чего, а этого добра он навидался в своей жизни под завязку! Но на Талабане и звезды выглядели иначе, чем на других планетах, и даже в открытом космосе. Особе великолепие небу придавали частные метеоритные дожди. Каждую ночь они создавали впечатление чудесного фейерверка. Трудно было поверить, что все это было создано руками природы… Да и природы ли?

Первым эту давно созревшую у многих подрывников мысль высказал, как ни странно, Даззар. Этот ювенал отличался от своих собратьев не только чрезвычайно развитым разумом, но и необычным, порою парадоксальным мышлением. Внешне он выглядел точно таким же радостным дебилом, как и его соплеменники. Но когда он раскрывал свой широкий рот, все невольно прислушивались.

На третий день пребывания команды Шверса на арке, Даззар, как обычно, сидел во время обеда на крае арки, свесив с нее длинные ноги, и, непрерывно жуя, тупо глядел на панораму Побережья. Вдруг он поднял руку и, по-идиотски ухмыльнувшись, сказал:

— А ведь красиво!

Ангорянин Итор приоткрыл еще шире раковины на своих двух плоских головах и повернул глаза-шарики в его сторону.

— Конечно, красиво, — буркнул он. — Даже ювеналу ясно!.. Прости, Даззар, это я не нарочно сказал. Просто поговорка есть такая…

Даззар спокойно кивнул.

— Я понимать… Мы, ювеналы — теперь есть дикий народ. Многие мои братья и разговаривать не уметь. Я уметь разговаривать, но плохо. Но я обязательно научиться! Когда я вернуться на родной Буррахар, то рассказать разным детям, что здесь видеть. Если бы они видеть это, они бы сразу умнеть!

Чейн, меланхолично жевавший кусок баночной ветчины, встрепенулся.

— Как это — умнеть? Даззар, не говори глупости. Да, вид на Побережье отсюда, с арки, открывается чудесный. Но не ради же этого ее создали… Пьяное небо! Уж не хочешь ли ты сказать, что эта арка специально построена, как огромная смотровая площадка?

Даззар залился идиотским смехом и энергично потер руки.

— Так я сказать! А эти штуки (он указал на круглые бетонные наплешины) — есть стулья. То есть сидения. Или насесты — ведь здесь быть птицы. Они взлетать на арку и смотреть глазами на красоту. Умные — радоваться и мыслить. Глупые — умнеть. Так я думать!

Подрывники озадаченно переглянулись. Ящероподобный миддарец по имени Цунгуг приоткрыл пасть и высунул свой синий раздвоенный язык, что у него означало презрительную улыбку.

А затем он произнес несколько шипящих фраз, состоящих почти из одних согласных

Даззар кивнул, а затем взглянул на Чейна, и сразу же стал переводить на галакто:

— Цунгуг говорить, что я есть дурак. Никто не строить такой большой арка, чтобы просто сидеть и смотреть. Цунгуг говорить, это мост. Море подняться, и затопить дорогу к мост.

Один из чораннцев, Жорх, взлетел в воздух и стал носиться в воздухе, издавая гукающие звуки. Его белая шерсть поднялась дыбом — видно, у разумного шара родилась мысль.

— Нет! — свистящим голосом пропел Жорх. — Даззар прав! На моей родной планете, в отроге Алламара, люди со Скеретха построили много рудников. Я работал на одном руднике, носил камни и бревна. У нас в лагере были люди с желтой кожей. Они называли себя джапы, и сторонились других. Даже одежду носили другую, цветную, яркую. По выходных они брали длинные мечи и устраивали между собой бои, веселя других людей.

— Джапы? — Чейн удивленно пожал плечами. — Никогда не слыхал про таких. Они что, тоже стоили арки?

— Нет! Но они заставили меня носить на большую поляну много больших камней. Я сначала не понял, зачем просто класть камни на траву. Но потом понял. Каждое утро и каждый вечер после работы джапы расстилали на траве коврики, становились на них коленями, и часами смотрели на камни. Они называли это «сад камней». А потом они посадили рядом несколько деревьев с Терры, вырыли маленький прудик, и часто любовались на все это. Остальные люди смеялись над джапами за то, что те сохранили древние обычаи своего народа.

Шар совершил в воздухе головокружительный кульбит, а затем завопил:

— Я все понял! Птицелюди тоже были как джапы. Им нравилось любоваться на море, и на Побережье. У них тоже был свой сад камней — только вместо камней они любовались на свои храмы!

Даззар взволнованно вскочил и с восторженным воплем ринулся к чораннину, чтобы дружески обнять его. Разумеется, он тут же рухнул вниз. Никто даже глазом не повел — неуклюжий ювенал падал с арки уже неоднократно.

Жорх спикировал за ним вслед и, выбросив щупальца, обвил ими длинное тело ювенала. А затем поднялся ввысь и осторожно поставил Даззара на арку.

Чейн даже не заметил этого маленького происшествия. Изумленно раскрыв глаза, он оглядывал панораму Побережья. Действительно, изящные храмы выглядели словно причудливые белые камни, разбросанные рукой великана по изумрудному ковру лесов. Стоило только бросить взгляд на них, как уже трудно было оторваться от этого завораживающего зрелища. А ведь сейчас часть храмов была уже уничтожена, а многих затопили зеленые волны леса… Как же выглядела эта панорама в далеком прошлом, когда планета еще кипела жизнью?

Весь остаток дня Чейн работал словно в полусне. Его группа занимался закладкой зарядов в верхней дуге арки. От грохота отбойных молотков, буривших невероятно прочный бетон, порой закладывало уши, но даже это не могло отвлечь молодого варганца от размышлений. Он работал чисто автоматически, закладывая в отверстия заряд за зарядом. Но он уже прекрасно понимал, что ни при каких обстоятельствах не допустит разрушения этой арки.

У Чейна появилось ощущение, что он подошел к двери, за которой его ждут необычайные открытия. Так было, когда он в составе команды наемников Джона Дилулло однажды попал в пылевой поток, и несколько часов путешествовал среди летающих каменных обелисков древнего космического кладбища. Как оказалось позднее, именно тогда его заметили Ллорны, древние Хранители Галактики, и с той поры незаметно для него изменили весь ход его дальнейшей жизни. Так было, когда он рискнул в одиночку полететь через пылевое облако к таинственной Звезде Жизни. Так было и тогда, когда он встретился на огромной летающей станции с самим Верховным Ллорном.

И вот, в четвертый раз в жизни Чейн понял, что стоит ему сделать хотя бы один шаг вперед, и все в его жизни вновь изменится!

Теперь он уже не сомневался, что попал на планету Талабан не в результате несчастного стечения обстоятельств, а по велению судьбы. Он побывал уже на десятках планет, и уже считал, что знает достаточно много о народах, населяющих Галактику. Все расы, включая хомо сапиенс, не очень-то отличались по стилю жизни друг от друга. Главными ценностями и на цивилизованных, и на диких мирах была ее величество Нажива. Ей сопутствовала свита из Жестокости, Равнодушия к ближнему своему и ее родного брата Эгоизма. Вся эта малопривлекательная компания зачастую рядилась в одежды Веры, в большинстве случаев играющей роль лишь успокаивающего лекарства для не совсем чистой совести.

Иными были только Ллорны, раса, во главе своих целей поставившие задачу сохранить Разум в Галактике, не дать ему саморазрушиться в результате звездных войн. Но Ллорны исчезли в бездне времени, унесенные провременным вихрем, и унесли с собой множество тайн, и прежде все главную из них: как их раса сумела прийти к совсем другой системе ценностей.

Ну, и еще однажды он побывал вместе с Вреей на мирах Ожерелья. Там он впервые в жизни увидел людей и нелюдей, живущих в братстве и согласии, словно в раю. Но тогда он находился в Свободном Странствии, и потому до сих пор не был твердо уверен, на самом ли деле он побывал на мирах Ожерелья, или они ему только причудились во сне.

И вот волей странного случая он попал на планету, обитатели которой устроили из своего мира огромный музей — но не для избранных, а для всех своих сограждан! Они построили десятки огромных арок, которые служили открытым зрительным залом для созерцания красоты окружающего мира — мира, во многом созданного своими же руками!

«Черт побери, — думал Чейн, — я даже не удивлюсь, если чудесные звездные дожди, которые мы наблюдаем каждую ночь — это тоже дело рук обитателей Талабана!»

С точки зрения любого гражданина Федерации, не исключая и членов Совета, такие действия нельзя характеризовать иначе, как бессмысленная трата ресурсов. Разумеется, на развитых мирах должны существовать музеи, с этим никто не спорил. Но только в специально отведенных местах, для немногочисленных любителей — как скажем, бани или казино. Что поделать: культура отнюдь не являлась доминантой в системе ценностей Федерации Звезд.

Птицелюди были совершенно иными существами. Они не только создавали бесчисленные произведения искусства, но и считали это занятие важнейшим для своей цивилизации. Судя по всему, они делали все, для того чтобы приобщить к культуре и многие другие народы Границы.

Понятно, что такой образ жизни не мог не вызвать глубокую неприязнь и даже ненависть у тех, кто веками следовал совсем иной шкале ценностей. И потому случилось то, что должно было случиться. На каждый огонь найдется свой лед. И им стал Орден Звездных Крестоносцев. По-видимому, эта организация неплохо поработала в прошлых веках, раз ныне Галактика стала ныне такой страшной клоакой. И быть может, будущая деградация Галактики, которая разрушила демократическую Федерацию, и возвела на ее развалинах полуфеодальную Средне-Галактическую Империю, тоже во многом стала результатом деятельности Ордена?

Но что же Ллорны? Неужто они безучастно взирали на мракобесов в рыцарских одеяниях, прикрывавшихся в своих злодеяниях именем Христа? Странно, ведь Ллорны тоже считали себя рыцарями, и у них был свой Орден…

Чейн вздрогнул, ощутив, что подошел к важнейшей тайне. Верховный Ллорн очень неохотно говорил о причинах, который привели к резкому ослаблению древних Хранителей Галактики.

Да, одной из причин являлось естественное одряхление расы Ллорны. Но наверное, были и другие причины. Случайно ли на огромной космической станции, где побывал Чейн, многие тысячи посадочных шахт были пусты? Куда же пропал могучий флот Ллорнов? Уж не погиб ли он в страшной войне с Орденом Звездных Крестоносцев?

Стоп, сказал себе Чейн, не торопись. Верховный Ллорн говорил о войне с расой ванриан, древих обитателей Веги. По его словам, ванриане были очень агрессивной расой, огнем и мечом завоевывающими новые миры. Ллорны встали на их пути. В результате долгой и страшной войны ванриане были разгромлены, и вернулись на Вегу. Ллорны запретили им использовать космические корабли, и они на долгие века оказались словно бы под домашним арестом.

Но одна из дальних баз ванриан уцелела. И она находилась на Луне, спутнике Земли. Ванриане соверили путешествие на Терру, и с помощью генетических эксперииментов создали там расу кроманьонцев — первых людей. Так что терране — это во многом варниане! Но скороспелость их разума сделала расу людей еще более агрессивной, чем их предки с Веги.

И однажды люди с Веги все-таки построили звездный корабль и отправились на Землю. И увидев кровавый хаос, царившей на этой планете, ванриане ужаснулись. И тогда некоторые их них стали преподавать на различных материках Терры нравственные законы. Так появились боги Яхве, Магомет, Аллах и… Христос!

Чейн судорожно сглотнул. Христос… Но ведь Орден действовал от имени Христа! Вряд ли это случайное совпадение. Уж не ванриане ли эти озэки? И не их ли боевые корабли однажды уничтожили большую часть космофлота Ллорнов? И не Ллорны ли уничтожили звездных крестоносцев, да так, что в нынешние времена о них уже никто не помнил?

Но были времена, когда Орден был в силе. И разведчики Х’харнов могли узнать об этом, путешествуя в разных веках. И они могли решить: вот эта та сила, которая нам нужна, для того чтобы ввергнуть Галактику в варварство!

А для отвлечения внимания на свет божий были выдвинуты не ферзи, а пешки: сверхнейны, Третьи люди и каяры. И пока он, Чейн, увлеченно сражался с этими пешками, в центре Галактики появился огромный провременной вихрь. И он вынес на арену не только часть Средне-Галактической Империи из далекого будущего, но и миры и космические базы Ордена! Уж не они-то и были той Третьей силой, которую так опасался он, Чейн? Похоже, что так и есть.

Знают ли о появлении Ордена в Совете Федерации? Внешняя Разведка могла уже получить кое-какие сведения о новом противнике, но адмирал Рендвалл вовсе не был обязан тотчас докладыватьь об этом ему, Чейну. К тому же, главной для Федерации была операция по уничтожению Стальной планеты… Пьяное небо, а эти Х’харны умеют играть в шахматы одновременно на нескольких досках! Они даже готовы во имя победы принести немалые жертвы

— так, как это умеют делать самые искусные гроссмейстеры. Но главную партию, похоже, пока Х’харны выигрывают…

Эти мысли не давали покоя варганцу. Вечером, когда работы по закладке зарядов были завершены, он попросил чораннина Жорха отнести его на самую верхнюю дугу арки. Отсюда открывался изумительный вид на звездное небо. Как обычно, сразу же после полуночи в атмосферу вошел очередной метеоритный поток, и темно-синий купол неба расцветился десятками разноцветных фейерверков. Лежа на овальном возвышении, Чейн любовался изумительным представлением (теперь он уже не сомневался в том, что обитатели Талабана когда-то специально изменили направления метеорных потоков ради вот таких чудных ночей), и продолжал размышлять.

В небе вспыхнул заключительный аккорд небесного представления: несколько тысяч метеоров разом ворвались в атмосферу, озарив океан призрачным светом. Чейн невольно зажмурился, а затем почувствовал, что у него нежелания вновь их открывать. Усталость взяла свое, и он погрузился в сон. Последняя мысль, которая промелькнула в его утомленном мозгу, была посвященная той полупризрачной белой птице, которая дважды помогла ему в лесу.

Она очень походила на изображение птицелюдей, которых он во множестве видел в храмах Талабана. И все же он мог поклясться, что это существо было молодой, красивой женщины! Но разве люди могут летать?

Усталый мозг варганца не смог решить эту загадку, и он окончательно погрузился в забытье. И вновь ему приснилась странная птица. На этот раз она парила, широко раскинув крылья, вокруг вершине какого-то огромного, похожего на пирамиду здания.

«Теперь я верю, что ты совсем иной, чем озэки, — услышал он тихий, едва слышный голос. — Я жду тебя в Цитадели!»


Содержание:
 0  Одинокий волк Морган Чейн : Эдмонд Гамильтон  1  Глава 2 : Эдмонд Гамильтон
 2  Глава 3 : Эдмонд Гамильтон  3  Глава 4 : Эдмонд Гамильтон
 4  Глава 5 : Эдмонд Гамильтон  5  Глава 6 : Эдмонд Гамильтон
 6  Глава 7 : Эдмонд Гамильтон  7  Глава 8 : Эдмонд Гамильтон
 8  Глава 9 : Эдмонд Гамильтон  9  вы читаете: Глава 10 : Эдмонд Гамильтон
 10  Глава 11 : Эдмонд Гамильтон  11  Глава 12 : Эдмонд Гамильтон
 12  Глава 13 : Эдмонд Гамильтон  13  Глава 14 : Эдмонд Гамильтон
 14  Глава 15 : Эдмонд Гамильтон  15  Глава 16 : Эдмонд Гамильтон
 16  Глава 17 : Эдмонд Гамильтон  17  Глава 18 : Эдмонд Гамильтон



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.