Фантастика : Космическая фантастика : Стальная Крыса спасает мир : Гарри Гаррисон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Он неисправимый. Он – величайший антигерой, чья слава прогремит через будущее. Он – Неуловимый Джим ди Гриз, вор, сверхчеловек… Крыса Из Нержавеющей Стали.

Глава 1

– Ты мошенник, Джеймс Боливар ди Гриз, – прорычал Инскипп, злобно потрясая передо мной пачкой бумаг.

Я прислонился к шкафу в его кабинете, изображая оскорбленную добродетель.

– Я невиновен, – прорыдал я. – Я жертва целенаправленной, холодной, расчетливой лжи.

За спиной у меня был его сигарный ящик, и я ощупью, будучи большим специалистом в этом деле, исследовал замок.

– Хищение, обман, и что хуже всего – рапорты продолжают поступать. Ты обманывал собственную организацию, свой Специальный Корпус, своих же товарищей…

– Никогда! – вскричал я, незаметно работая отмычкой.

– Не зря же тебя прозвали Скользкий Джим!

– Недоразумение! Это просто детское прозвище. Мама считала, что я очень скользкий, когда намыливала меня в ванночке.

Ящик раскрылся, и нос мой задергался от аромата пахучих листьев.

– Знаешь, сколько ты украл? – Инскипп уже весь побагровел и выпучил глаза.

– Я? Украл? Да я бы скорее умер! – с пафосом продекламировал я, извлекая пригоршню невероятно дорогих сигар, предназначенных для начальства. Я найду им лучшее применение – выкурю сам.

Должен сознаться, мое внимание больше было сосредоточено на похищаемых табачных изделиях, чем на нудных обличениях Инскиппа, поэтому я не сразу заметил перемену в его голосе, но вдруг сообразил, что едва слышу его, – впрочем, это и к лучшему. Не то чтобы он заговорил шепотом – казалось, будто у него в глотке регулятор громкости и кто-то резко убавил звук.

– Продолжайте же, Инскипп, – твердо сказал я. – Или вас вдруг охватило чувство вины за эти ложные обвинения?

Я отошел от шкафа боком, чтобы скрыть движение, которым погружал в карман кредиток на сто экзотических сигар. Инскипп, игнорируя меня, продолжал тихо бубнить, теперь уже беззвучно потрясая бумагами.

– Вам нехорошо? – спросил я с почти искренним сочувствием – он что-то совсем сдал.

Не повернув головы вслед за мной, он продолжал смотреть на то место, где я только что стоял, и все шевелил губами. И очень побледнел. Я моргнул и снова посмотрел на него.

Он не побледнел – он стал прозрачным.

Сквозь его голову начала явственно просвечивать спинка стула.

– Прекратите! – закричал я, но он, похоже, не услышал. – Что это еще за игры? Хотите надуть меня с помощью трехмерной проекции? Зря стараетесь! Скользкий Джим не из тех, кого надувают, ха-ха!

Быстро пройдя через комнату, я протянул руку и ткнул указательным пальцем ему в лоб. Палец прошел внутрь с легким сопротивлением, причем Инскипп как будто ничего не имел против. Как только я отдернул руку, раздался легкий хлопок, и он исчез без следа, а бумаги, которые некому стало держать, упали на стол.

– Ого! – не слишком осмысленно выдавил я и наклонился, чтобы поискать под стулом скрытую аппаратуру.

И тут с отвратительным треском взломали дверь кабинета.

Ну, в этом-то я разбираюсь. Я крутанулся, все еще полусогнутый, и приготовился встретить первого, кто войдет.

Твердым ребром ладони я угодил ему в горло, как раз под противогаз. Он забулькал и упал. Но за ним вломилось много народу, все в противогазах, в белых халатах, с черными ящичками за спиной, некоторые – с импровизированными дубинками. Очень все странно. Под их натиском я отступил, но успел съездить одному ногой в челюсть, а мощным ударом в солнечное сплетение свалил другого. Потом меня приперли к стенке. Я стукнул еще одного по затылку, он упал. И исчез, не долетев до пола.

Занятно! Число нападающих теперь стало быстро уменьшаться, поскольку те, кого я бил, пропадали. Наши шансы сравнялись бы, если бы как из-под земли не возникали другие люди в том же количестве. Я пробивался к двери, мне это не удавалось. Получил дубинкой по голове – дали, так сказать, по мозгам.

После этого я дрался, как в замедленной съемке. Ударил еще одного, но как-то без вдохновения. Меня схватили за руки и за ноги и потащили из комнаты. Для порядка я извивался и проклинал их на полдюжине языков, но результат, сами понимаете, был никакой. Меня вынесли и поволокли по коридору в стоявший наготове лифт. Один из нападающих взял коробку своего противогаза и, как я ни отворачивался, пустил струю газа мне в лицо. Я ничего не почувствовал, но меня охватила злоба. Я брыкался, скрипел зубами и выкрикивал оскорбления. Люди в масках бубнили что-то в ответ – раздраженно, как мне казалось, и это только усиливало мое бешенство. Когда мы достигли места назначения, я был готов убивать – а меня нелегко довести до этого. И убивал бы, но меня привязали к электрическому стулу и прикрепили электроды к запястьям и лодыжкам.

– Скажите им, что Джим ди Гриз умер как мужчина, собаки! – крикнул я.

На голову мне опустили металлический шлем, но, пока он не закрыл лица, я успел прокричать:

– Да здравствует Специальный Корпус! Да здравствует…

Стало темно, и я понял, что сейчас последует электрошок, разрушение мозга, смерть.

Однако ничего не случилось, шлем сняли, кто-то снова пустил мне в лицо газ из баллона, и я почувствовал, что одолевавший меня гнев проходит так же быстро, как и пришел. Я поморгал и увидел, что руки и ноги свободны. Тут почти все сняли маски, и я узнал в них ученых и лаборантов Корпуса, работающих в этой самой лаборатории.

– Не соизволит ли кто-нибудь объяснить мне, что здесь происходит?

– Сначала закончим с одним делом, – сказал один из них, седой, с пожелтевшими зубами.

Он повесил мне на плечо черный ящичек и вытянул из него провод с металлическим диском на конце. Диск он прикрепил мне к затылку.

– Вы профессор Койпу, верно?

– Да. – Зубы двигались вверх-вниз, как клавиши фортепиано.

– Вы не сочтете меня грубым, если я попрошу объяснений?

– Вовсе нет. Это естественно в данных обстоятельствах. Очень жаль, что вынуждены были так с вами обойтись. Единственный способ вывести вас из себя и держать в таком состоянии. Человек, одержимый злостью, сосредоточен только на себе и за счет этого выживает. Если бы мы взывали к вашему рассудку, начали бы вам что-то объяснять, то навредили бы сами себе. Вот мы вас и атаковали. Угостили вас газом гнева, и сами им надышались. Единственный выход. О черт, теперь Магистеро. Даже здесь начинается.

Человек в белом халате засветился, стал прозрачным и исчез.

– Так же исчез Инскипп, – сказал я.

– Следовало ожидать. Одним из первых.

– Почему? – глупо улыбаясь, спросил я. В жизни не вел более идиотской беседы.

– Взялись за Корпус. Сначала убирают руководство.

– Кто?

– Не знаю.

Я скрипнул зубами, но сдержался.

– Не будете ли вы так любезны объяснить более подробно – или найти кого-нибудь потолковее.

– Прошу прощения. – Он промокнул пот со лба и облизнул сухие губы. – Видите ли, все произошло так быстро. И меры пришлось принимать экстренно. Война времен, если можно так выразиться. Кто-то где-то когда-то вмешался в ход времени. Естественно, первой мишенью они должны были избрать Специальный Корпус, независимо от того, какие у них еще цели. Поскольку Корпус – это самая эффективная, всеохватывающая, межнациональная и межпланетная правовая организация в истории Галактики, мы автоматически становимся главным препятствием на их пути. Рано или поздно, каковы бы ни были их честолюбивые планы относительно времени, они столкнутся с Корпусом. Поэтому они решили первым делом покончить с нами. Если убрать Инскиппа и других руководителей, вероятность функционирования Корпуса уменьшается, и все мы испаримся, как бедный Магистеро.

Я заморгал.

– А нельзя ли немного выпить?

– Прекрасная идея, присоединяюсь к вам.

Автомат наливал мерзкую зеленую жидкость по своему вкусу, но я, покрутив диск, заказал двойной «Пот Сирианской Пантеры» и больше половины вытянул одним глотком. Этот жуткий напиток, из-за своего гнусного воздействия на организм запрещенный в большинстве цивилизованных миров, в тот момент пошел мне только на пользу. Я допил стакан, и внезапное воспоминание выскочило из запутанных дебрей моего подсознания.

– Поправьте меня, если я ошибаюсь, но не вы ли читали как-то лекцию о невозможности путешествий во времени?

– Конечно. Моя специальность. Дымовая завеса, так сказать. Для нас-то они давно возможны. Однако боялись использовать. Меняются линии времени и все такое. Именно это сейчас и происходит. Но у нас был долгосрочный план исследований. Потому-то мы и поняли, в чем дело, когда все началось. Поднялась тревога, а мы не успели никого предупредить. Да и что толку предупреждать? Мы знали, в чем состоит наш долг. Добавьте и то, что мы – единственные, кто может хоть что-нибудь сделать. Мы поставили аварийный фиксатор времени, вокруг лаборатории создали небольшие портативные приборы – один из них сейчас на вас.

– Как он действует? – спросил я, осторожно касаясь металлического диска у себя на затылке.

– Это запись вашей памяти, которая подается в мозг каждые три миллисекунды. Напоминает, так сказать, что вы – это вы, корректирует все изменения личности, которые могут вызвать нарушение временных линий в прошлом. Чисто защитное устройство, но это все, что у нас есть.

Краем глаза я увидел, как еще один человек испарился, и профессор помрачнел.

– Мы должны перейти в наступление, если хотим спасти Корпус.

– В наступление? Каким образом?

– Послать кого-нибудь в прошлое, чтобы обнаружить силы, ведущие войну времени, и уничтожить их, прежде чем они уничтожат нас. У нас есть такая машина.

– Иду добровольцем. Похоже, эта работа как раз по мне.

– Пути назад не будет. Это экспедиция только в один конец.

– Снимаю последнее заявление. Мне и тут хорошо.

Тут я кое-что вспомнил – информация, несомненно, была подана в мозг три миллисекунды назад – и укол страха послал в кровь порцию различных химических веществ.

– Анжелина, моя Анжелина! Я должен поговорить с ней.

– Она не одна на свете!

– Для меня она одна, профессор. И уйдите с дороги, чтобы я вас не зашиб.

Он отступил, хмурясь, бормоча что-то и постукивая ногтями по зубам, а я набрал номер видеофона. Аппарат дважды прогудел, и несколько секунд до ее ответа ползли, как улитки.

– Ты здесь! – выдохнул я.

– А где же мне быть? – Морщинка меж бровей омрачила ее классические черты, и она потянула носом, будто чуяла через экран запах спиртного. – Ты пил, да еще в такую рань.

– Только глоточек, но звоню не поэтому. Как ты там? Выглядишь ты здорово, отлично, совсем не прозрачная.

– Глоточек? Больше похоже, что целая бутылка.

В голосе появился металл, что напомнило о прежней, непреображенной Анжелине, самой жестокой и беспощадной преступнице во всей Галактике до того, как медики Корпуса промыли ей мозги.

– Предлагаю прервать этот разговор. Прими отрезвляющую таблетку и позвони, когда придешь в себя.

Она положила руку на кнопку отбоя.

– Нет! Я трезв как стеклышко и вовсе этому не рад. Очень срочно, красная кнопка, готовность номер один. Приезжай сюда как можно быстрее и привези близнецов.

– Конечно. – Она вскочила. – Где ты?

– Адрес лаборатории, быстро! – повернулся я к профессору Койпу.

– Уровень 112. Комната 30.

– Ты поняла? – спросил я, поворачиваясь к экрану.

Экран был пуст.

– Анжелина…

Я застучал по клавишам, снова набирая номер. Экран зажегся. На нем была надпись: «Номер отключен». Тогда я кинулся к двери. Кто-то сгреб меня за плечо, я отпихнул его, схватился за ручку и распахнул дверь.

Снаружи ничего не было. Бесформенное, бесцветное ничто, и что-то случилось с моей головой, когда я взглянул на это. Потом ручку освободили из моих пальцев, дверь захлопнули, и Койпу прислонился к ней спиной, тяжело дыша. Лицо его исказилось от того же непреодолимого чувства, что испытывал и я.

– Все пропало, – хрипло сказал он. – Коридор, вся станция, все здание, все. Осталась только эта лаборатория, ее держит фиксатор времени. Специального Корпуса больше не существует: никто в Галактике и не вспомнит о нас. Когда фиксатор времени перестанет действовать, уйдем и мы.

– Анжелина – где она, где они все?

– Они никогда не рождались, никогда не существовали.

– Но я же помню ее, помню их всех.

– Вот на это мы и рассчитываем. Пока хоть один живой человек помнит нас, помнит Корпус, у нас есть микроскопический шанс впоследствии возродиться. Кто-то должен остановить атаку из времени. Не ради Корпуса, так ради цивилизации. История сейчас переписывается. Но не навеки, если мы сможем нанести ответный удар.

Путешествие в один конец. Жизнь в чужом мире, в чужом времени. Тот, кто решится на это, станет самым одиноким из людей, заброшенным за тысячи лет до рождения своих родных и близких.

– Готовьтесь, – сказал я. – Я пойду.


Содержание:
 0  вы читаете: Стальная Крыса спасает мир : Гарри Гаррисон  1  Глава 2 : Гарри Гаррисон
 2  Глава 3 : Гарри Гаррисон  3  Глава 4 : Гарри Гаррисон
 4  Глава 5 : Гарри Гаррисон  5  Глава 6 : Гарри Гаррисон
 6  Глава 7 : Гарри Гаррисон  7  Глава 8 : Гарри Гаррисон
 8  Глава 9 : Гарри Гаррисон  9  Глава 10 : Гарри Гаррисон
 10  Глава 11 : Гарри Гаррисон  11  Глава 12 : Гарри Гаррисон
 12  Глава 13 : Гарри Гаррисон  13  Глава 14 : Гарри Гаррисон
 14  Глава 15 : Гарри Гаррисон  15  Глава 16 : Гарри Гаррисон
 16  Глава 17 : Гарри Гаррисон  17  Глава 18 : Гарри Гаррисон
 18  Глава 19 : Гарри Гаррисон  19  Глава 20 : Гарри Гаррисон
 20  Глава 21 : Гарри Гаррисон  21  Глава 22 : Гарри Гаррисон
 22  Использовалась литература : Стальная Крыса спасает мир    



 




sitemap  
вацап +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков, только Екатеринбург.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение