Фантастика : Космическая фантастика : Глава 17 : Гарри Гаррисон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  39  40  41  42  44  46  48  50  52  54  56  58  59

вы читаете книгу




Глава 17

В Иолке пришлось сажать и десантный бот и канонерку одновременно. На первом летели люди, а во вторую удалось впихнуть целиком долгожданную золотую обечайку вместе с двигателем. Инженерная команда во главе со Стэном успела все-таки за время перелета худо-бедно смонтировать звездолет, но отправлять его в самостоятельное плавание пирряне не рискнули. Мало ли что? Планета, конечно, дикая, но в свете последних предположений и здесь можно было ждать чего угодно – от ракетно-ядерного обстрела до спонтанного провала в иные миры через гиперпереходы-рванавры. Не для того они так долго летали за этой «золотой шкурой», чтобы теперь бесславно загубить ее в самый последний момент.

Однако Иолк встретил гостей мирно, спокойно и даже приветливо. Местные рабы и даже патриции пали на колени при виде спускающихся с небес богов на звездной колеснице – так уж здесь было принято издревле. От центральной площади перед дворцом Фелла, которая, по заведенной Метой традиции, и служила космодромом, до дома Айзона оставалось рукой подать, и Язон направил туда лучших бойцов, чтобы как можно скорее получить ответ на главный вопрос. А во дворец он велел никому пока не идти. Наследный принц прилетел сюда к отцу, к Айзону, а не к этому проходимцу Феллу!

И если тебя, Фелл, по-прежнему интересует звездолет «Овен», ты выйдешь навстречу сам, а не станешь посылать личного охранника. Кто-то здесь, помнится, размахивал своей королевской гордостью и требовал доставить ему Винторога в личное и безраздельное пользование. Извини, Фелл, за время путешествия многое переменилось, и мы уже не пойдем на уступки…»

Язон проговаривал это все про себя, как бы мысленно репетируя разговор с Феллом, но ничего подобного повторять вслух ему не пришлось. За время путешествия на Пирр и на Эгриси изменилось гораздо больше, чем могли себе вообразить даже все пирряне вместе взятые и терпеливо сидящие сейчас в своем десантном боте.

Парадные двери Иолкского дворца распахнулись, и на белые мраморные ступени под широкий портик ступил… нет, не Фелл и даже не Айзон (Айзон как раз подходил со стороны своего дома в окружении пиррянских бойцов), а многоуважаемый действительный член всех секретных организаций Риверд Бервик. А уж следом за ним под недвусмысленным конвоем четырех верзил в синей форме Космического Флота Лиги вышел господин Фелл – в наручниках. «Да, друг мой Солвиц, – подумал Язон, – актеры твои несут сегодня лютую отсебятину. Спектакль под названием „Поход аргонавтов за золотым руном“ сорван. Безобразно сорван».

Айзон кинулся в объятия сына буквально со слезами:

– Я знал, я знал, что ты вернешься, что вы оба вернетесь, как я рад вас видеть, ребята! – Он смотрел то на Язона, то на Мету. – Ты сумел разыскать «Овен»?

– Ну конечно, отец!

– И привез его сюда?

– Безусловно. Звездолет спрятан здесь, вот за этой броней. Сейчас ты сядешь в него и будешь спасен.

– О, как я счастлив, Язон. Как я счастлив! А этот мерзавец – представляешь? – каждый день придумывал мне новую страшную байку о вашей гибели. Он много знает о соседних мирах шарового скопления и рассказывал всегда очень красочно. Я понимал, что это очередная ложь, но все равно переживал, страшно переживал! Он устроил мне бесконечную психологическую пытку. Ведь у него же есть какой-то особый канал связи с другими планетами, а у меня – только аварийный односторонний псипередатчик, тот, что ты оставил. Я мог подать сигнал «SOS», но ты не велел мне, сын, и я терпеливо ждал. Я привык ждать и не верить Феллу. Пусть им теперь занимаются представители закона, я даже смотреть на него больше не желаю!

А вот Фелл в отличие от Айзона смотрел на своего названного брата, и смотрел очень странно, хитро как-то, почти торжествующе. Не иначе, задумал еще какую-то гадость. И наручники для этой новой аферы, видно, помехой не служили. Однако Язон даже не представлял себе, как лучше защитить отца. Увести противного Фелла подальше? Отослать вообще в космос? А может, просто расстрелять на месте без суда и следствия? Все это были какие-то замшелые и абсолютно негодные способы, тем более, что агрессивности задержанный преступник не проявлял и скорее всего мог считаться наиболее безопасным как раз здесь, рядом, на коротком поводке, под неусыпным наблюдением. Стоило, разумеется, забрать Фелла с собой на «Арго» и там наиболее современными средствами попытаться выудить из его пропитанной злом головы всю необходимую информацию. Вот только сумеют ли они без потерь доставить обоих Иолкских королей-братьев на орбиту? Сильные сомнения мучили Язона на этот счет. Но других вариантов все равно не было. Устраивать многочасовое совещание, да еще при участии Бервика, совершенно не хотелось. Вопрос требовал решения, и – так подсказывала Язону интуиция – решения немедленного. А величайший в Галактике игрок привык доверять своей интуиции.

– В таком случае, отец, больше ничто не держит нас на этой планете. Ты вернешься сюда позже, если захочешь. А сейчас… Я вижу, ваш жизнерадостный народ уже опять собирается на площади. Но мне кажется, не время устраивать еще один пышный праздник в честь нашей победы. Выпить мы сможем и на борту «Арго», а прогулку по морю или охоту давай отложим до следующего раза. Сегодня, думается, самое актуальное – заняться твоим здоровьем и твоей памятью. Правильно?

Айзон лишь головой кивал и непрерывно улыбался. Он уже и говорить не мог от распиравших его восторженных чувств. – А где ваш транспорт? – поинтересовался Язон, оборачиваясь к Бервику.

– Тут, неподалеку. Какой вы сегодня решительный и порывистый, Язон.

Кажется даже «здрасте» не сказали.

– Здравствуйте, Риверд. Извините. Мы так часто общаемся в эфире, что я иногда не могу вспомнить, сколько раз на дню приветствовал вас, – вывернулся Язон. – А сейчас еще раз: извините. Цейтнот полнейший. Давайте доставим этого бывшего короля на «Арго», а там уж и побеседуем с ним.

– Полагаете, это надо делать прямо сейчас? – спросил Бервик с сомнением.

– Уверен! Здесь-то что с ним делать? Обратно на трон сажать? Кстати, вы ему временного заместителя назначали?

– Да, – коротко ответил Бервик.

– Вот и прекрасно. Давайте стартовать. Я не могу позволить отцу оставаться тут больше ни секунды.

Бервик посмотрел на Язона, чуть наклонив голову и улыбаясь одними глазами, потом повернулся к конвою и скомандовал:

– Кру-гом! Шагом марш! Отведите обвиняемого Фелла в наш супербот и следуйте курсом на «Арго» по пеленгу. А я вместе с Язоном. Нам есть о чем поговорить.

Последнюю фразу он произнес практически для себя, когда солдаты уже потащили арестованного прочь.

В тот же миг Фелл судорожно вывернул шею, оглядываясь на всех стоящих возле пиррянского десантного корабля, и закричал страшным, полным отчаяния голосом:

– Нет! Нет!?!

Солдаты остановились, тоже оборачиваясь. Бервик кивнул им, дескать, постойте, и равнодушно осведомился:

– Что такое?

– Меня нельзя увозить с планеты на вашем суперботе. Я тогда умру.

Точно так же, как Айзон. Только на «Овне», только…

Неподдельный ужас, который еще стоял в глазах Фелла, позволял сделать вывод: на этот раз коварный властитель Иолка не врет. Похоже, он действительно не хотел умирать, а потому время наглой лжи для него миновало. Так подсказывала элементарная логика. Но разве мог хоть один из них – даже Язон с его гибким умом, даже всезнающий, тысячи лет проживший Бервик – догадываться, насколько их общее предположение далеко от истины?

– Ну что ж, без охраны мы все вполне разместимся в столь миниатюрном кораблике, – рассудил Язон. – При этом Керк и Мета, полагаю, вполне заменят четверых профессионалов Космофлота Лиги.

– Хорошо, – согласился Бервик. – Но в таком случае ваши друзья должны будут пристегнуть себя наручниками к задержанному.

– А это обязательно? – улыбнулся Керк. – Моя рука будет держать его крепче, чем ваши кандалы. Хотите покажу, как они рвутся в моих пальцах? – Не надо, – отказался Бервик, не страдавший излишним любопытством. Все-таки желательно сделать именно так, как я прошу.

– Не спорь, Керк, – посоветовал ему Язон. – Порядок есть порядок.

– Ладно, – вздохнул седовласый пиррянин.

Потом они быстро загрузились, если не сказать набились в тесную каюту трехместного легкого звездолетика, заполненного сейчас смонтированным на скорую руку и лишь частично подключенным оборудованием. Их было шестеро: Язон, Мета, Керк, Фелл, Айзон и Бервик. А снаружи, в канонерке, преимущественно в пилотском отсеке разместились на всякий случай еще десять человек. Остальные отправились на орбиту все в том же десантном боте. Полет проходил совершенно нормально. Айзон удовлетворенно бормотал себе под нос, не умолкая почти ни на минуту:

– Не чувствую никакой боли. Ни малейшей! Вообще ничего не чувствую. Потрясающе! Я ведь помню этот наш кораблик. Чудесный звездолет, чудесный! Экспериментальный экземпляр, конечно, но очень хороший. Вот только совсем не могу восстановить в памяти, как им полагалось управлять. Для чего, Например, эта продолговатая штуковина с крючком на конце? Для чего? Не знаю. А ты как думаешь? Эй, Язон!

– Что? А, это ты мне, отец. Извини, задумался.

– Для чего здесь вот эта ерунда?

– Не знаю, отец, мы только начали пока разбираться с вашим «Овном».

Действительно крепкий орешек.

– Ничего, ничего, я еще помогу вам, вот только вспомню все, что знал, – и помогу. Эх, Нивеллу бы разыскать! Жаль, что вы ее так и не встретили, а ведь у нас была спецсвязь, мы могли подавать сигналы друг другу в любую точку Вселенной, если б я еще помнил, как мы это делали!..

Язон опять перестал слушать бормотание отца и попытался сосредоточиться на поведении Фелла. Тот сидел совершенно неподвижно, смежив веки, смотрел на всех через узкие-узкие щелочки, может, и не смотрел вовсе, похоже было, что он действительно задремал.

Экран проскочили совершенно без приключений. И тут же почти сразу оказались рядом с «Арго», гостеприимно распахнувшим широкие шлюзы. Канонеркой на этом коротком отрезке доверили управлять Грифу – надо же учиться когда-то, – ив самый последний момент юный пиррянин ухитрился допустить ошибку: при заходе в ангар в режиме магнитной подушки он не учел наклона, связанного с неравномерным распределением груза.

А Язон еще подумал тогда, вспомнив рассказ Меты о виденной ею в детстве старинной деревянной кукле: «Ничего себе матрешка получилась! Три звездолета один в другом, да еще внутри люди».

А уже через какую-нибудь секунду матрешек стало на одну больше.

Гриф, забывший про наклон корпуса канонерки, не вписался в створ, зацепил боковым орудийным гнездом за стойку ворот, и всю команду изрядно тряхануло. Никто не ожидал удара в такой спокойный момент, поэтому даже Керк и Мета не сумели среагировать должным образом. Они готовились удерживать Фелла от любых агрессивных действий по отношению к другим – кто же мог догадаться, что этого психа следует еще контролировать на предмет суицида?

Голова дремлющего арестанта откинулась назад резче, чем можно было ожидать. А внутренние стенки «Овна» – это ведь нечто особенное – живого места не видать от рычажков, приборчиков, штуковин и ерундовин. Затылок Фелла выбрал себе ерундовину что надо – острую и твердую. Дырку, образовавшуюся у него в черепе, в старину назвали бы травмой, не совместимой с жизнью. Современные лекари, например Тека, поборолись бы, конечно, за этого кретина, и, возможно, полностью вернули бы ему дееспособность. Но уже в следующее мгновение здоровье экс-диктатора Фелла сделалось со всей очевидностью не первоочередной проблемой.

Камеры слежения, датчики внешних параметров, навигационный комплекс, гравитометры и магнитометры, да практически все приборы одновременно сошли с ума. А когда их показания успокоились, Язон уже вылетел наружу из «золотой шкуры» и прямо в шлюзовой камере канонерки столкнулся с Арчи и Стэном. Кто из них первым догадался о происшедшем или не догадался, а успел вычислить результат по косвенным данным, Язон так и не понял – они выдали информацию одновременно, даже не перебивая, а дополняя друг друга через слово:

– Экран…

– .. который…

– .. был…

– .. вокруг планеты…

– .. схлопнулся теперь вокруг «Арго».

Последние четыре слова они произнесли хором и удивительно синхронно вытерли пот со лбов. В другой ситуации это было бы ужасно смешно, но сейчас…

Ведь случилось нечто страшное. Что именно? Доходило медленно. И главное, дырка в голове Фелла никак не стыковалась с последней новостью. Не укладывалась в голове. Дырка в голове не укладывалась в голове! Не хватало ему только каламбуров в такую минуту.

Тут на лесенке, ведущей из шлюза в ангар, появилась Мета и сказала всем троим:

– Пошли! Я уже вызвала сюда Теку и Бруччо.

На запястье у нее сверкал наручник с обрывком стальной цепочки. Пиррянка машинально приняла ключ у подошедшего Бервика, щелкнула замком и, брезгливо стряхнув на пол стальное кольцо, зашагала в сторону капитанской рубки «Арго».

«Какие там еще экраны! – словно говорила всем ее прямая спина и решительная походка. – Прорвемся!»

Изучение экрана вокруг «Арго» с помощью всевозможной локации дало лишь один неутешительный результат: вновь возникшая энергетическая оболочка оказалась непроницаемой не только для электромагнитных лучей, но и – что гораздо печальнее – металлических предметов любого размера: от отдельных химически не связанных атомов до гигантского линкора. А пытаться проделать в ней дырку с помощью какого бы то ни было оружия, как предложил сгоряча Клиф, это чистейшее самоубийство – с тем же успехом можно было бы, скажем, выбираться из заваренной цистерны, взрывая внутри противотанковую гранату.

– Понимаете, – объяснял Стэн, – радиус сферы, окружавшей планету раньше, резко уменьшился, буквально на несколько порядков за одну секунду, оболочка лопнула, вывернулась и окутала наш корабль. Благодаря нынешним столь скромным размерам напряженность экранирующего поля пропорционально возросла, настолько возросла, что произошли качественные изменения отдельных параметров. Вот оно теперь и не хочет пропускать никого и ничего.

– Ну почему же никого? Раздевайся догола – и вперед, – мрачно пошутил Арчи.

– Эту почетную миссию я уступаю тебе, – так же не смешно откликнулся Стэн. – У меня в зубах полно металла.

– А между прочим, ребята, – заметил Язон, – смех смехом, но если ничего лучше не придумаем, кому-то придется на цельнопластиковой посудине и в очень легком обмундировании лететь обратно на планету, просить помощи.

– Придумаем, Язон, обязательно придумаем, – сказал от дверей Бруччо, который появился в кают-компании позже, но уже несколько минут угрюмо вслушивался в пессимистический тон разговора. Сейчас он был похож на старую нахохлившуюся птицу. – Тека еще заканчивает операцию, а я пришел рассказать вам, что найдена связь между самоубийством Фелла и всеми этими физико-космическими передрягами. Вот она.

Бруччо поднял над головой жутковатый тускло поблескивающий предмет размером с грецкий орех, но более всего напоминавший морского ежа или игольчатый плод конского каштана.

– Это было у него в голове, прямо в мозгу, – пояснил Бруччо. – Шипы-антеннки и принимают и излучают, а внутри сложнейшая, тончайшая схема. Мы назвали этот прибор регулятором мысли. У Айзона стоит практически такой же. Мы уже посмотрели методом просвечивания. Но прежде чем приступить к операции на мозге твоего отца, Язон, следует очень тщательно поэкспериментировать, как говорится, на менее ценных членах экипажа.

– Фелл жив? – поинтересовалась Мета равнодушно.

– Да, но он в коме.

– И надолго? – спросил Арчи.

– Не знаю. Коматозное состояние может длиться годами. В любом случае рассчитывать на информационную поддержку с его стороны не стоит. Удастся что-нибудь узнать – значит, повезло, а нет – так нет. Разве только Айзон что-нибудь вспомнит. Тека, кстати, считает, что вполне реально собрать прибор, который без хирургического вмешательства просто скомпенсирует влияние на мозг адского регулятора. Это к вопросу об амнезии – можно попытаться открыть новые слои памяти; а уж серьезную операцию лучше, конечно, делать не на «Арго», а дома. Или на какой-нибудь другой цивилизованной планете.

Комплимент, сделанный родному Пирру, получился у Бруччо очень изящным и ненавязчивым. Но Язон, честно говоря, предпочел бы доверить отца врачам «какой-нибудь другой цивилизованной планеты». Однако до решения этого вопроса было еще далеко, и он просто промолчал.

– В общем так, – продолжал Бруччо. Смерть Фелла – конечно, не случайность, а самоубийство, но подтолкнул его на этот поступок некий приказ извне или – как вариант – импульс, заранее заложенный в программу регулятора мысли. Фелл был прав, когда еще перед вашим с Метой отлетом отсюда говорил Айзону, что его потеря памяти – не обычная амнезия, даже вообще не амнезия. Он просто не знал и не мог знать, что это на самом деле. Человек, находящийся под влиянием могучего внешнего фактора, по определению не знает ничего об этом факторе или знает ровно то, что дозволено. Айзон и Фелл оказались превращены кем-то в управляемых индивидов – не в андроидов, не в киборгов, а просто в рабов. Человек, как показала многовековая практика, может быть управляем лишь частично. Полное подчинение свободной воли ведет к неминуемой гибели интеллекта, что прекрасно понимал этот умелец, зашивавший им в голову шипастые регуляторы.

– И все равно это омерзительно! – сказал Арчи.

– Еще бы, – согласился Бруччо спокойно. – Но я не договорил, наверно, самого главного, во всяком случае, для наших технарей. Регуляторы мысли, работая на определенной частоте, входили в жесткий контакт с силовым контуром «Овна», а ведь хранимые в этой конструкции высокие энергии и породили экран вокруг планеты, а вот теперь – вокруг линкора. Кстати, большая загадка – для меня во всяком случае, – почему этот экран не исчезал в отсутствие «Овна». Но так или иначе, друзья, а Фелл бился головой о стенку строго по инструкции.

– И чья же это была инструкция? – спросила Мета, в общем-то вполне понимая, что вопрос прозвучал как риторический.

Брутто и не стал отвечать на него впрямую.

– Надеюсь, Тека доведет до ума свой маленький, но хитрый приборчик мозговой компенсации, тогда мы, глядишь, узнаем что-то новое о начале всей этой истории.

Тека справился с задачей быстро – уже к вечеру того же дня. Чего нельзя было сказать о группе Стэна, бившейся над разгадкой природы экрана. Столь же невелики оказались и успехи Арчи, посвятившего себя целиком расшифровке управляющих программ звездолета «Овен». Так что в конце рабочего дня главным докладчиком в кают-компании оказался Айзон. Теке пришлось начисто выбрить ему голову и нахлобучить специальный шлем с торчащими во все стороны антеннками, а также парой прозрачных трубочек, обеспечивавших непрерывную подачу особого раствора, омывавшего кожу. В общем, не таким уж и маленьким получилось его хитрое устройство.

Айзон в этом экзотическом головном уборе напоминал Язону дикого воина из племени Темучина или какого-нибудь древнего шамана. Он и говорить-то начал, как шаман, пугающе глухим, изменившимся голосом. Даже Мета вздрогнула поначалу от этого утробного бормотания, но потом абсолютно все перестали обращать внимание на форму подачи – главным было содержание.

Айзон начал, разумеется, не с самого начала. Он по-прежнему не знал, на какой планете родился, где учился, кем был воспитан. Он даже не помнил, как познакомился с Нивеллой. Зато теперь он абсолютно точно мог сказать, что пресловутый звездолет «Овен» не был построен специально для них и не работали они испытателями этого экспериментального образца. Они просто совершенно случайно нашли его в космосе. И было их на обычном исследовательском корабле с названием «Пинта» не трое, а шестеро: Айзон, Нивелла, Фелл, Инна, Сулели и Кобальт.

Найденный золотой звездолет представлял огромную ценность. Все они были учеными и поняли это сразу, хотя и далеко не во всем сумели разобраться. Но там было две безусловных вещи, открывавших путь к неисчислимым богатствам и огромной власти: уникальный корпус, защищавший буквально от всего; и потрясающий генератор, работавший как самый настоящий вечный двигатель, то есть неиссякающий источник энергии.

А сама экспедиция в составе шестерых ученых направлялась вообще-то с целью изучения культур обитаемых миров центра Галактики, с целью приобщения их к глобальным проектам, с целью рассмотрения возможного членства в Лиге Миров. Было известно, что упадок сильнее всего коснулся именно центрального региона. Высшее руководство Лиги предполагало рано или поздно заняться этой проблемой, и хотя перед экипажем «Пинты» поставили сугубо научные цели, не исключалась в рамках возможного и миссионерская роль. Во всяком случае все шестеро очень любили порассуждать на тему об искусственном ускорении прогресса на безнадежно отсталых планетах. Но одних прекрасных идей для такого ускорения было, разумеется, недостаточно, а денег у Лиги Миров вечно не хватало.

И вот внезапное богатство свалилось на шестерых человек. Они были друзьями и единомышленниками. Но теперь их мнения относительно дальнейших планов резко разделились. Сулели заявил, что нужно просто плюнуть на все, освоить необитаемую землеподобную планету с обильными месторождениями тяжелых металлов и благополучно сделаться одними из самых богатых людей в Галактике.

Кобальт, настоящий фанатик инженерно-конструкторского дела, настаивал на немедленном возвращении и детальном изучении редкой находки в стационарном техническом центре на родной планете.

Фелл был одержим идеей помощи слаборазвитым народам и призывал выполнить хотя бы первый пункт намеченной программы, прежде чем разворачивать дюзы.

Айзон, пытаясь суммировать все суждения, признавал необходимость работы по программе, но при этом не допускал и мысли об использовании звездолета «Овен». Устройство, располагающее столь большими мощностями, могло представлять реальную опасность для целых планет, а значит, по формальным признакам, считалось оружием массового поражения и являлось собственностью Лиги Миров. Без согласования с Высшим Советом Лиги, строго говоря, не стоило даже активизировать двигатель уснувшего в межзвездной пустоте неведомого корабля. Нивелла поддержала позицию Айзона, потому что на том этапе поддерживала своего молодого мужа во всем.

Но тут Инна высказала особое мнение. Зачем осваивать новые миры, зачем советоваться с кем-то, для чего непременно изобретать что-то новое, когда им в руки попало это, когда перед ними огромный выбор уже освоенных миров, во главе которых они легко могут встать? Неужели никому не хочется насладиться настоящей, безраздельной, заслуженной властью? «Стать диктаторами?» – удивились все. «Зачем? – возразила Инна. – Давайте станем для этих людей богами. Благодетелями, пришедшими с неба. Нам будут поклоняться, а мы понесем в народы свет знаний и радость материального благополучия».

Звучало красиво. И мнение Инны было рассмотрено как один из возможных вариантов. Поначалу. Однако командиром на корабле формально считался Кобальт, отец Инны, души в ней не чаявший. Он очень быстро принял сторону дочери, отказавшись от возвращения назад.

И вот чем ближе подлетали они к самому первому из обитаемых миров, а им и оказался Иолк, тем яснее делалось, что все шестеро заболели манией величия. Им хотелось стать богами.

И они стали ими.

Поначалу все было неплохо. Жизнь на планете действительно улучшалась при их ненавязчивом мудром руководстве. Они не рвались пока к публичной власти, а лишь передвигали фигуры на шахматной доске Иолка, сами оставаясь в тени. Вдохновленные результатами, они расширили круг деятельности: Сулели отправился на Эгриси, Кобальт и Инна – на Дельфу.

На известном этапе кто-то из шестерых должен был открыть гиперпереход, о котором вообще-то знали (хоть и молчали) даже малообразованные местные жители. Открыл его Кобальт, и как раз рванавр помог им с Инной попасть на Дельфу. Ведь Сулели не вернулся в обещанные сроки и даже на связь не выходил. Пятеро оставшихся лишились своего корабля, то есть «Пинты». А звездолет «Овен» был, конечно, очень ценным, но не летающим. К сожалению, ни опытнейший специалист по космической технике Нивелла, ни физик Фелл, ни гениальный инженер Кобальт не сумели оживить чуждую конструкцию.

Итак, Кобальт с Инной ушли через рванавр на другую планету. Вернулись они скоро, но уже втроем. Третьего звали Тюдор. Он тоже называл себя богом, уверял, что таких, как он, много, что миссионерство – обычное дело для лучших представителей человечества, и полунамеками, но с каждым разом все прозрачнее предлагал им не останавливаться на достигнутом, а стремиться к абсолютной власти над всем миром.

Идея оказалась заразительной, можно сказать, заразной. Однако все понимали, что в первую очередь требуется исправно работающий «Овен». Тюдор проявил недюжинные знания в этой области, облазил весь корабль и объявил, что звездолет управляется силою мысли, а потому для пользования им необходимо провести небольшую, но важную операцию на мозге любого, кто хочет стать пилотом – вживить крошечный датчик. «У меня такой датчик есть», – сообщил Тюдор и продемонстрировал, как он включает различные системы в звездолете, решительно ни к чему не прикасаясь руками. Было это эффектно, но сама мысль об операции на мозге настораживала всех. Прежде чем дать согласие, оставшиеся пятеро из экипажа «Пинты» долго совещались, пытаясь как можно яснее представить себе, кто такой вообще этот Тюдор. О галактических координатах Дельфы ни Кобальт, ни Инна внятно рассказать не могли, а сам Тюдор объяснял, что он прилетел из миров Зеленой Ветви, то есть из самой-самой чертовой дали, какую только можно себе представить. Информация плохо поддавалась проверке. Но вместе с тем в их новом друге чувствовалась бездна обаяния, и убеждать он умел. А тут еще внезапно вернулся Сулели. Не совсем вернулся – в гости прилетел. От своей планеты он был в полном восторге, но и ему уже одной планеты казалось мало. Сулели необычайно загорелся идеями Тюдора. И первым лег под хирургический нож.

Страшного ничего не произошло. «Овен» легко подчинился новому владельцу, после чего радостный Сулели, казалось бы, вопреки всякой логике, сел обратно в «Пинту» и умотал к себе на Эгриси. Больше уже никто ничего не боялся. Всем, как детям малым, захотелось порулить, позабавиться с необычной игрушкой, и пресловутый датчик был благополучно вшит под череп каждого.

Тюдор после этого повертелся еще немного на их планете да и пропал навсегда. Инна с Кобальтом предпочли готовить всегалактический заговор на полюбившейся им Дельфе и вновь ушли туда через гиперпереход. На Иолке остались трое. Айзон и Нивелла засомневались вдруг в правильности сумасшедшей идеи завоевания Вселенной. Фелл спорил с ними, уверял, что они теперь на самом деле боги, то есть сверхчеловеки с непредставимыми ранее возможностями, а потому просто не имеют права отказываться от власти. Айзон возражал, что ему вполне достаточно власти на одной планете. Нивелла заняла какую-то промежуточную позицию.

Вот тогда и начали происходить странные вещи с их памятью. Давнее прошлое забылось совсем, недавнее – сильно искажалось в зависимости от обстоятельств. Ложная память подбрасывала странные сюжеты, например, о том, как они трое – только трое – прилетели на Иолк не на «Пинте», а на «Овене», который сломался.

«Овен» вдруг действительно сломался, то есть он больше не подчинялся их мысленным приказам, а ручным управлением на этом корабле и не пахло. Фелл все сильнее впадал в отчаяние, все глубже закапывался в изучение дьявольской техники – это было полнейшее сумасшествие! Вот тогда они и поругались. Окончательно. Тогда и стали врагами.

Очевидно, от многократного совмещения ложных воспоминаний с пробудившимися истинными у Айзона сильно заболела голова. Он попросил прекратить эту пресс-конференцию, тем более что двигаться дальше в прошлое все равно не получалось, а то, что случилось после, было уже известно.

– Короче, я понял, – подытожил Керк. – Боги – это такие сумасшедшие, возомнившие себя высшей расой и рвущиеся к абсолютной власти во Вселенной. – Он покосился на Бервика, и Бервик кивнул, дескать, так и получается. – Айзон отказался быть богом, его пропавшая жена Нивелла, очевидно – тоже. Фелл теперь в наших руках. Но остались трое других.

– Сулели не в счет, – заметил Айзон. – Он просто дурак и сам по себе безобиден. Инна и Кобальт – эти да, эти пострашнее Фелла.

– А главное, – подхватил Керк, – есть еще Тюдор, он же отец Федор, он же доктор Солвиц. Или их все-таки трое?

– Не знаю, – сказал Айзон, – но смею предполагать, что их гораздо больше.

– Ну и пусть, – грозно сказал Керк. – Сколько бы их там ни было. Теперь на пути этих богов встал Мир Смерти. Мы, пирряне, выступаем против власти маньяков над всей Галактикой. Мы сразимся с ними. И если кто-то еще не знает, то им предстоит узнать: пирряне не умеют проигрывать.

Керк опустился на стул, и в кают-компании повисла тишина. Конечно, седовласый вождь был прав. В теории. Но Язон вдруг представил себе, как прямо сейчас через стену входит к ним Теодор Солвиц собственной персоной и меланхолично аплодирует суровому старому воину: «Браво, Керк Пирр, браво». Наглый, спокойный, уверенный в своих бредовых идеях и в своей непобедимости. Язона аж передернуло от этой слишком ярко представившейся ему картинки.

Лично он готов был поклясться, что пресловутый Тюдор – это все тот же Солвиц, только теперь получалось, что безумный ученый присутствовал уже на трех, если не на четырех планетах одновременно. От сознания этого абсурда голова у Язона начинала болеть не меньше, чем у его отца от недавних тяжелых воспоминаний.

«Ладно, гори он в плазме, этот Солвиц, – решил про себя Язон. – Старина Керк отвлек меня. А ведь какая-то гораздо более важная мысль мелькнула, помнится, в голове, пока я слушал печальный и сбивчивый рассказ отца. Ну да, конечно! Управление звездолетом с помощью мысли. А звездолет, в свою очередь, породил экран над планетой. Значит… Экран можно убрать с помощью мысли? Да нет, глупость какая! Начнем сначала. „Овен“ управлялся мысленно, но только до тех пор, пока рядом находился Тюдор, то есть Солвиц. Он же типичный шулер, этот бессмертный псих! И учеников своих шулерству обучил. Помню я, как Фелл причинял Айзону боль, якобы приближая экран силою мысли. Что ж он там вытворял на самом деле? Скорее всего, генерировал чем-нибудь остронаправленный радиосигнал на соответствующей частоте. Когда в мозгу этакая железяка с антеннками – что проще заставить ее резонировать, вызывая боль? Стало быть, всюду чистая техника и никаких чудес. А пси-передатчики в нашем случае абсолютно ни при чем. Ведь тут существенно другие энергии задействованы. Значит, чем же мог реально включаться могучий „Овен“?.. Эврика!»

Мета, случайно посмотревшая на Язона в этот момент, даже чуть губы приоткрыла, готовая спросить, от чего такая радость на его лице. Но никто ничего сказать не успел, потому что тут в кают-компании раздался громкий и, как всегда, тревожный сигнал вызова по джамп-связи. Сигнал вызова с родного Пирра.

«Ну вот, – подумал Язон, и все у него внутри опустилось. – Так всегда: если мы оказываемся на далекой планете, где-нибудь в другой части Галактики и попадаем в тяжелейший переплет, значит, на Пирре тоже обязательно начинается голод и мор, и все стихийные бедствия сразу, в общем, конец света. Сейчас Накса попросит срочно возвращаться, а мы ему в ответ: „Присылай, дружище, корабль, без вашей помощи отсюда не улететь!“

И только одно порадовало всех: кое-какие сигналы проходят сюда даже через этот проклятый экран. Проходят! А значит, еще не все потеряно.


Содержание:
 0  Возвращение в Мир смерти : Гарри Гаррисон  1  Глава 1 : Гарри Гаррисон
 2  Глава 2 : Гарри Гаррисон  4  Глава 4 : Гарри Гаррисон
 6  Глава 6 : Гарри Гаррисон  8  Глава 8 : Гарри Гаррисон
 10  Глава 10 : Гарри Гаррисон  12  Глава 12 : Гарри Гаррисон
 14  Глава 14 : Гарри Гаррисон  16  Глава 16 : Гарри Гаррисон
 18  Глава 18 : Гарри Гаррисон  20  Глава 20 : Гарри Гаррисон
 22  Глава 22 : Гарри Гаррисон  24  КНИГА ВТОРАЯ МИР СМЕРТИ НА ПУТИ БОГОВ : Гарри Гаррисон
 26  Глава 3 : Гарри Гаррисон  28  Глава 5 : Гарри Гаррисон
 30  Глава 7 : Гарри Гаррисон  32  Глава 9 : Гарри Гаррисон
 34  Глава 11 : Гарри Гаррисон  36  Глава 13 : Гарри Гаррисон
 38  Глава 15 : Гарри Гаррисон  39  Глава 16 : Гарри Гаррисон
 40  вы читаете: Глава 17 : Гарри Гаррисон  41  Глава 18 : Гарри Гаррисон
 42  Глава 1 : Гарри Гаррисон  44  Глава 3 : Гарри Гаррисон
 46  Глава 5 : Гарри Гаррисон  48  Глава 7 : Гарри Гаррисон
 50  Глава 9 : Гарри Гаррисон  52  Глава 11 : Гарри Гаррисон
 54  Глава 13 : Гарри Гаррисон  56  Глава 15 : Гарри Гаррисон
 58  Глава 17 : Гарри Гаррисон  59  Глава 18 : Гарри Гаррисон



 




sitemap