Фантастика : Космическая фантастика : *** : Фрэнк Герберт

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48

вы читаете книгу

***

Образование не заменяет ум — то неуловимое качество, которое лишь частично определяется как способность разгадывать головоломки. Основная задача ума состоит в создании новых головоломок, когда чувства сообщают вам о недостаточности традиционных определений.

Первый урок ментата

Луциллу привезли к Великой Досточтимой Матроне в цилиндрической клетке. Точнее, даже в двух клетках, вставленных одна в другую. К стенкам внутренней клетки Луцилла была привязана сетью из проволоки шиги.

— Я — Великая Досточтимая Матрона, — приветствовала Луциллу женщина, сидящая в массивном черном кресле.

Маленькая женщина в золотисто-красном трико.

— Ты посажена в клетку для твоей же безопасности, на тот случай, если вздумаешь применить по отношению к нам Голос. Мы не восприимчивы к нему. Наша невосприимчивость представляет собой рефлекс. Мы убиваем. Очень многие из вас погибли из-за Голоса. Мы знаем, что такое Голос, и умеем им пользоваться. Помни об этом, когда тебя выпустят из клетки.

Рукой она сделала знак слугам, которые внесли клетку.

— Уходите!

Луцилла осмотрелась. В комнате нет ни одного окна. Помещение почти квадратное. Под потолком плавают несколько серебристых светильников. Стены выкрашены в ядовито-зеленый цвет. Типичная камера для допросов. Этаж, по-видимому, высокий. Клетку доставили сюда на пневматическом лифте незадолго до рассвета.

В стене за спиной Великой Досточтимой Матроны отодвинулась в сторону плита и в помещение по скрытым до того рельсам вкатилась кубическая клетка. В ней стояло какое-то существо, которое Луцилла поначалу приняла за обнаженного мужчину. Но вот существо оглянулось и посмотрело на нее.

Футар! Она разглядела широкое лицо и выступающие клыки.

— Хочу, чтобы мне почесали спинку, — произнес футар.

— Хорошо, милый, попозже я почешу тебе спинку.

— Хочу есть, — продолжал говорить футар, глядя на Луциллу горящим взглядом.

— Позже, милый.

Футар продолжал буравить Луциллу взглядом.

— Ты погонщик? — спросил он.

— Нет, она точно не погонщик!

— Хочу есть, — настаивал на своем футар.

— Я же сказала: позже! Пока посиди в клетке и помурлыкай.

Футар скорчился на дне клетки и принялся издавать горловые рокочущие звуки.

— Не правда ли, они очень мило мурлыкают. — Вопрос был риторическим и не требовал ответа.

Присутствие футара смутило и озадачило Луциллу. Эти твари были выведены для того, чтобы охотиться на Досточтимых Матрон и убивать их. Но здесь эта тварь сидела в клетке.

— Где вы поймали его? — спросила Луцилла.

— На Гамму. — Великая Матрона рассудила, что этим признанием не откроет никакой важной тайны.

А это Связка, подумала Луцилла. Она рассмотрела планету, когда они подлетали к ней на лихтере.

Футар перестал мурлыкать.

— Хочу есть, — прорычал он.

Луцилла и сама не отказалась бы от еды. Ее не кормили три дня и она с трудом справлялась с болезненным чувством голода. В клетке была раковина, в которой было немного воды, но и она уже кончилась. Слуги, доставившие ее сюда, издевательски шутили: «Футары любят тощее мясо».

Но больше всего неприятностей доставляло отсутствие меланжи. Первые признаки абстиненции появились сегодня утром.

Скоро мне придется убить себя.

Люди с Лампадас в ее памяти умоляли Луциллу потерпеть. Будь храброй. Вдруг эта дикая Преподобная Мать не сможет с нами справиться?

Королева пауков. Так называла Одраде эту женщину.

Оперевшись подбородком на руку, Великая Досточтимая Матрона продолжала внимательно рассматривать Луциллу. Подбородок был маленьким, изобличая слабую волю. Никаких положительных черт в ее лице не было, поэтому внимание привлекали отрицательные.

— В конце концов вы проиграете, — произнесла Великая Досточтимая Матрона после недолгого молчания.

— Посвисти на кладбище, — сказала Луцилла в ответ. — Это принесет тебе удачу.

На лице Матроны появилось приторно-вежливое выражение. Как это интересно.

Любой из моих адъютантов убил бы тебя за такие слова, поэтому-то я отослала их. Мне любопытно, зачем ты это сказала?

Луцилла посмотрела на стоявшего на четвереньках футара.

Футары появились не вдруг. Они выведены целенаправленно из животных определенного вида.

— Поосторожнее на поворотах! — В глазах Матроны заплясали рыжие огоньки.

— Для выведения футаров потребовалась смена многих поколений, — продолжала как ни в чем не бывало Луцилла.

— Мы охотимся за ними ради собственного удовольствия!

— Значит, охотник превратился в жертву.

Великая Досточтимая Матрона вскочила с кресла. Глаза пылали оранжевым огнем. Футар забеспокоился и принялся выть. Этот вой успокоил женщину. Она медленно опустилась в кресло. Рука протянулась в сторону клетки с футаром.

— Все в порядке, милый, скоро ты поешь, и я поглажу тебе спинку.

Футар снова принялся мурлыкать.

— Итак, ты думаешь, что мы прибыли сюда как беженцы, — сказала Великая Досточтимая Матрона. — Да, и не смей этого отрицать.

— Черви часто возвращаются, — произнесла Луцилла.

— Черви? Ты имеешь в виду тех чудовищ, которых мы уничтожили на Ракисе?

Это была попытка задеть Матрону за живое и спровоцировать ее на насилие. Надо как следует вывести ее из себя и она точно решится на убийство.

Мы очень просим тебя, Сестра, потерпи, в один голос кричали Сестры с Лампадас.

Вы думаете, что я смогу ускользнуть отсюда? Этот вопрос заставил почти всех замолчать, но один тихий голос продолжал протестовать. Помни, что мы — подобие древней статуэтки: семь раз мы падали, но восемь раз поднимались. Возникла ассоциация с маленькой терракотовой статуэткой улыбающегося Будды, сложившего руки на толстом округлом животе.

— Очевидно, ты имеешь в виду отпрысков Бога-Императора, — сказала Луцилла. — Но я имею в виду совершенно другое.

Великая Досточтимая Матрона задумалась. Рыжие блики исчезли из ее глаз.

Она играет со мной, подумала Луцилла. В действительности она хочет убить меня и скормить своему зверю.

Но подумай о тактически важной информации, которую ты сможешь получить и которой сможешь воспользоваться, если удастся бежать!

Мы! В этом возгласе одинокого протестанта была точность. Ее доставили с лихтера на планету прошедшим днем. Подходы к логову Великой Досточтимой Матроны были спланированы так, чтобы затруднить доступ к ней. Однако планировка немало позабавила Луциллу своей древностью и примитивностью. Сужение дорог, по обочинам которых высились сторожевые башни, похожие на грибы, выбросившие свои спорангии в нужных местах мицеллия. В стратегически важных пунктах были устроены крутые повороты, преодолеть которые на высокой скорости не могло бы ни одно транспортное средство.

Она вспомнила, как Тег критиковал оборонительную систему планеты Связки. Чудовищно неразумная оборона. При наличии тяжелого вооружения или мобильных соединений преодолеть такую оборону — пара пустяков. Конечно, там были разветвленные подземные коммуникации, но их вполне можно было взорвать. Связать их, лишить источников снабжения и долго они не продержатся. Энергия перестанет поступать по вашим трубам, идиотки! Однако видимость безопасности была, и Досточтимые Матроны крепко держались за эту иллюзию. Она придавала им уверенность! Должно быть, охрана тратила массу усилий на создание у этих женщин ложного чувства безопасности.

Коридоры! Помни о коридорах.

Да, в этом гигантском здании были огромные, просторные коридоры, по которым могли проехать громадные чаны, в которых были вынуждены существовать Гильд-навигаторы. Система вентиляции должна быть рассчитана на повышенную нагрузку, чтобы быть в состоянии удалять меланжевый газ, который распространялся вокруг навигаторов. Луцилла явственно представила себе огромные люки, которые открывались и захлопывались со страшным звоном, гулким эхом отдававшимся под сводами исполинских коридоров. Члены Гильдии были невосприимчивы к громким звукам. Кабели передачи энергии выглядели как толстые черные змеи, которые, извиваясь, вползали в каждое помещение, мимо которого проносили Луциллу по пути в зал Великой Досточтимой Матроны. Сделано это было, по всей видимости, для того, чтобы прибывшие сюда навигаторы поменьше совали нос в чужие дела, передвигаясь по зданию.

Многие из обитателей носили на руках проводники-напульсники. Даже Досточтимые Матроны. Иначе здесь можно было заблудиться. Все расположено здесь в одном месте, под крышей фаллической башни. Новые обитатели нашли эту форму привлекательной. Надежно изолированные от грубой окружающей действительности, выходящие наружу только за тем, чтобы убить кого-нибудь или понаблюдать, как рабы трудятся или исполняют свою дикарскую музыку. Под всем этим великолепием Луцилла смогла разглядеть убогость и ветхость — Досточтимые Матроны предпочитали не тратиться на поддержание порядка в своем логове. Они почти ничего здесь не изменили. План, который составил Тег, точно соответствует нынешней планировке.

Смотри, какую ценность могут иметь твои наблюдения.

Великая Досточтимая Матрона очнулась от своей задумчивости.

— Вполне возможно, что я сохраню тебе жизнь. Но только при условии, что ты удовлетворишь мое любопытство.

— Откуда ты знаешь, что я не отвечу на твое любопытство потоком дерьма?

Эта вульгарность поразила Досточтимую Матрону. Она едва не расхохоталась. Очевидно, ее никто не предупреждал о том, каковы бывают воспитанницы Бене Гессерит, когда прибегают к откровенной грубости. Предполагалось, что сама мотивация к такому поведению была чем-то отвратительным. Это же не Голос, правда? Она думает, что Голос — это мое единственное крайнее средство. Великая Досточтимая Матрона сказала и сделала достаточно для того, чтобы любая Преподобная Мать могла ею управлять по своему усмотрению. Язык тела и жестов всегда несет в себе больше информации, чем нужно для понимания. Эту неизбежную информацию нельзя было терять.

— Вы не находите нас привлекательными? — спросила Великая Досточтимая Матрона.

Странный вопрос.

— Все люди из Рассеяния отличаются известной привлекательностью.

Пусть она думает, что я видела многих из них, включая и ее врагов.

— Вы экзотичны. Я хочу сказать, что вы отличаетесь странностью и новизной для нас.

— Как вы относитесь к нашему сексуальному искусству?

— Это, конечно, создает вам определенную ауру. Некоторые находят это магнетическим и волнующим.

— Но вы так не считаете?

Говори о подбородке! Это было требование Другой Памяти с Лампадас. Почему нет?

— Я внимательно изучила ваш подбородок, Великая Досточтимая Матрона.

— Вот как? — В возгласе явное удивление.

— Очевидно, что вы сохранили детскую форму подбородка, и вам следует гордиться таким напоминанием о юности.

Она вовсе не довольна таким сравнением, но старается этого не показать. Что ж, бей снова в подбородок.

— Могу держать пари, что ваши любовники часто целуют вас именно в подбородок, — продолжала Луцилла.

Теперь она в гневе, но не спешит это выказать. Начинай же мне угрожать! Еще одно предупреждение насчет Голоса!

— Поцеловать подбородок, — сказал вдруг футар.

— Я же сказала — позже, милый. А теперь заткнись!

Выместила злобу на этом бедном животном.

— Но вы говорили, что у вас есть вопросы, которые вы хотели бы мне задать, — сладким голосом спросила Луцилла. Еще один предупредительный сигнал для тех, кто понимает. Я из тех, кто кропит на всех сахарным сиропом. «Как вы великолепны! Какое удовольствие для нас общаться с вами. Разве это не прекрасно? Вы так умны, что смогли купить это по такой дешевой цене! Да так легко и так быстро». Держись такой манеры и дальше.

Великая Досточтимая Матрона немедленно собрала в кулак свою волю. Она чувствовала, что теряет свое моральное преимущество, но не могла осознать, как именно. Она прикрыла свою растерянность загадочной улыбкой, потом заговорила:

— Но я же сказала, что освобожу тебя.

Она нажала кнопку в ручке кресла, и клетка из шиги открылась, в тот же миг из пола выдвинулось маленькое кресло в одном шаге от выхода из клетки.

Луцилла уселась в него, едва не касаясь коленями своей тюремщицы. Ноги. Помни, они убивают ногами. Она непроизвольно согнула пальцы, вдруг поняв, что сжала кулаки. Черт бы побрал это напряжение!

— Тебе надо поесть и попить, — сказала Великая Досточтимая Матрона. Она нажала в ручке кресла другую кнопку. Перед Луциллой появился поднос — тарелка, ложка, стакан с красноватой жидкостью.

Как она хвастается своими игрушками.

Луцилла взяла с подноса стакан.

Яд? Надо сначала понюхать.

Она принюхалась. Обычный чай и меланжа! Как я голодна!

Луцилла поставила на поднос пустой стакан. На языке остался горький привкус Пряности. Что она делает? Усыпляет мою бдительность? Меланжа принесла с собой улучшение самочувствия. Тарелка соблазняла бобами в пикантном соусе. Она съела все, попробовав блюдо и убедившись после первого глотка, что в пище нет нежелательных примесей. Чесночный соус. В какую-то долю секунды она вспомнила об этом блюде — добавка, оберегающая от оборотней и предупреждающая вздутие живота.

— Находишь ли ты нашу еду приятной?

Луцилла вытерла подбородок.

— Она очень хороша. Вас следует похвалить за выбор повара.

Никогда не хвали самого повара. Его можно заменить, а хозяйку нет.

— Чесночный соус просто великолепен.

— Мы кое-что узнали из книг уцелевшей на Лампадас библиотеки.

Это была издевка: Видишь, чего вы лишились?

— Правда, в этом хламе было мало чего интересного.

Уж не хочет ли она, чтобы я стала ее библиотекарем? Луцилла молча ждала продолжения.

— Некоторые из моих помощниц полагают, что в библиотеке можно найти ключ к доступу в гнездо ведьм или способ их уничтожения. Но книги написаны на таком множестве языков!

Значит, ей нужен переводчик? Притворись тупицей!

— Что вас интересует?

— Очень немногое. Кому могут быть нужны сведения о Джихаде Слуг?

— Они уничтожали все библиотеки.

— Не будь ко мне снисходительной!

Она умнее, чем мы могли предполагать. Продолжай притворяться тупой и глупой.

— Мне казалось, что здесь я — объект снисхождения.

— Слушай меня внимательно, ведьма! Ты думаешь, что ты можешь быть беспощадной при защите своего гнезда, но ты просто не представляешь себе, что значит быть беспощадной.

— Мне кажется, что вы так и не сказали мне, чем я могу удовлетворить ваше любопытство.

— Мы хотим знать все о вашей науке, ведьма! — Голос Великой Досточтимой Матроны снизился до свистящего шепота. — Давай будем благоразумными. С твоей помощью мы сможем осуществить утопию.

Покорить всех своих врагов и каждый раз достигать оргазма.

— Вы полагаете, что ключи к утопии держит в своих руках наука?

— Да, и кроме того, наука поможет нам лучше организовать дело.

Помни: бюрократия стимулирует конформизм… Сделай это и «фатальная глупость» получит статус официальной религии.

— Как это ни парадоксально, Великая Досточтимая Матрона, но наука должна нести с собой инновации. Она приносит с собой изменения. Вот почему наука находится в состоянии вечной войны с бюрократией.

Знает ли она свои корни?

— Но подумай о власти! Подумай о том, чем ты сможешь управлять!

Нет, она не знает этого.

Представления Досточтимой Матроны об управлении очаровали Луциллу. Вы контролируете свою вселенную, но не пытаетесь найти равновесие с ней. Вы смотрите наружу, но никогда внутрь. Вы не задумываетесь над нюансами своих ощущений, вы применяете мускульную силу против всего, что вам кажется препятствием на вашем пути. Эти женщины слепы?

Луцилла молчала, и Досточтимая Матрона снова заговорила:

— В библиотеке мы нашли много материалов о Бене Тлейлаксу. Вы много работали вместе с ними, ведьма. Это были разнообразные проекты: как свести к минимуму наблюдаемость корабля-невидимки, как проникнуть в тайну живой клетки, мы хотим знать, что такое Защитная Миссия, которую вы иногда называете Языком Божьим.

Луцилла натянуто улыбнулась. Неужели они всерьез полагают, что Бог существует где-то вне человека? Подвергни ее маленькому испытанию! Прояви искренность.

— Мы никогда не объединялись с Тлейлаксу. Ваши люди неправильно истолковали полученные сведения. Вы очень беспокоитесь, что попадете под наше покровительство? Но как, по-вашему, к этому отнесется Бог? Мы насаждаем защитные религии, чтобы помочь себе. В этом и состоит задача Защитной Миссии. У Тлейлаксу есть только одна религия.

— Вы организуете религии?

— Не совсем так. Организационный подход к религии всегда отдает апологетикой. Мы же не склонны к апологиям.

— Ты начинаешь действовать мне на нервы. Ты меня утомляешь. Почему мы нашли так мало материалов о Боге-Императоре?

Вот оно!

— Вероятно, ваши люди уничтожили эти материалы.

— Ага, значит, вы всегда им интересовались и продолжаете интересоваться.

Так же, как и вы, мадам Паучиха!

— Могу предположить, Великая Досточтимая Матрона, что Лето Второй и его Золотой Путь являются предметом пристального изучения во всех ваших учебных центрах.

Это жестоко!

— У нас нет учебных центров!

— Меня удивляет ваш интерес к его персоне.

— Это обычное любопытство, не более того.

Как и этот футар, который упал с ветки после удара молнией.

— Мы называем его Золотой Путь «бумажным змеем». Он пустил его на волю ветров и сказал: вот, смотрите, куда он полетел. Это мы и называем Рассеянием.

— Некоторые предпочитают называть его Поиском.

— Неужели он мог действительно предсказывать будущее? Это интересует вас?

В яблочко!

Теперь Великая Досточтимая Матрона у нее в руках.

— Мы говорим, что Муад'Диб сотворил будущее, но Лето Второй развенчал его.

— Но если бы я могла знать…

— Прошу вас, Великая Досточтимая Матрона! Люди, которые требуют, чтобы оракул предсказал события их жизни, в действительности хотят знать, где спрятано сокровище.

— Но это же естественно!

— Если вы знаете ваше будущее, то ничто в жизни уже не сможет вас удивить. Это так?

— Не требовалось так много слов, чтобы утверждать эту истину.

— Таким образом, вы не хотите будущего, вы хотите вечного сохранения настоящего.

— Я не могла бы высказать это лучше, чем ты.

— И после этого вы говорите, что я утомляю вас.

— А-а-а… О, но это вовсе не то, что я имела в виду.

— Тогда, боюсь, что я не понимаю, чего вы от меня хотите, Великая Досточтимая Матрона.

— Это не имеет значения. Мы вернемся к этому вопросу завтра.

Это отсрочка!

— Возвращайся в клетку, — приказала ей Великая Досточтимая Матрона.

— А поесть? — жалобно проскулил футар.

— Очень вкусная еда ожидает тебя внизу, а потом я почешу тебе спину, милый.

Луцилла вошла в клетку. Великая Досточтимая Матрона бросила вслед подушку с кресла.

— Это защитит тебя от шиги. Говори после этого о моей жестокости. Видишь, я могу быть и доброй?

Дверца клетки захлопнулась со звонким щелчком.

Футар вместе со своей клеткой убрался в отверстие стены, которое было тотчас закрыто плитой.

— Они становятся такими беспокойными, когда испытывают голод, — сказала Великая Досточтимая Матрона. Она открыла дверь, потом вернулась и некоторое время рассматривала Луциллу. — Здесь тебя никто не побеспокоит. Я запретила кому бы то ни было входить сюда без моего разрешения.


Содержание:
 0  Капитул Дюны Heretics of Dune : Фрэнк Герберт  1  *** : Фрэнк Герберт
 2  *** : Фрэнк Герберт  3  *** : Фрэнк Герберт
 4  *** : Фрэнк Герберт  5  *** : Фрэнк Герберт
 6  *** : Фрэнк Герберт  7  *** : Фрэнк Герберт
 8  *** : Фрэнк Герберт  9  *** : Фрэнк Герберт
 10  *** : Фрэнк Герберт  11  вы читаете: *** : Фрэнк Герберт
 12  *** : Фрэнк Герберт  13  *** : Фрэнк Герберт
 14  *** : Фрэнк Герберт  15  *** : Фрэнк Герберт
 16  *** : Фрэнк Герберт  17  *** : Фрэнк Герберт
 18  *** : Фрэнк Герберт  19  *** : Фрэнк Герберт
 20  *** : Фрэнк Герберт  21  *** : Фрэнк Герберт
 22  *** : Фрэнк Герберт  23  *** : Фрэнк Герберт
 24  *** : Фрэнк Герберт  25  *** : Фрэнк Герберт
 26  *** : Фрэнк Герберт  27  *** : Фрэнк Герберт
 28  *** : Фрэнк Герберт  29  *** : Фрэнк Герберт
 30  *** : Фрэнк Герберт  31  *** : Фрэнк Герберт
 32  *** : Фрэнк Герберт  33  *** : Фрэнк Герберт
 34  *** : Фрэнк Герберт  35  *** : Фрэнк Герберт
 36  *** : Фрэнк Герберт  37  *** : Фрэнк Герберт
 38  *** : Фрэнк Герберт  39  *** : Фрэнк Герберт
 40  *** : Фрэнк Герберт  41  *** : Фрэнк Герберт
 42  *** : Фрэнк Герберт  43  *** : Фрэнк Герберт
 44  *** : Фрэнк Герберт  45  *** : Фрэнк Герберт
 46  *** : Фрэнк Герберт  47  ПОСЛЕСЛОВИЕ : Фрэнк Герберт
 48  Использовалась литература : Капитул Дюны Heretics of Dune    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap