Фантастика : Космическая фантастика : *** : Фрэнк Герберт

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48

вы читаете книгу

***

Ответы — опасная удавка для вселенной. Они могут быть понятными, но при этом ничего не объяснять.

Бич Дзенсунни

Ожидание обещанного эскорта затягивалось, и Одраде, которая вначале сердилась, принялась с любопытством наблюдать за роботами, заполнявшими зал ожидания. По большей части они были очень малы и нисколько не напоминали людей.

Функциональность. Вехи иксианского прогресса. Деловой аккомпанемент к временному пребыванию на Джанкшн или в любом подобном месте.

Роботы были частью обстановки, они были такой привычной деталью интерьера, что люди редко их вообще замечали. Машины не могут намеренно мешать людям, они просто перемещались по залу, деловито жужжа.

«У Досточтимых Матрон практически нет чувства юмора». Знаю, Мурбелла, знаю. Но получили ли они мое послание?

Дортуйла все поняла. Она оправилась от страха и наблюдала за древними роботами с широкой усмешкой. Там смотрела на все неодобрительно, но терпеливо молчала. Суиполь пребывала в полном восторге. Одраде едва удержала ее от попытки разобрать один из механизмов.

Дай мне поспорить с ними, дитя. Я знаю, что они припасли для меня.

Выждав, сколько, по ее мнению, было необходимо, Одраде встала под одним из канделябров.

— Подойди ко мне, Там.

Тамалейн послушно подошла к Верховной Матери.

— Ты заметила, Там, что современные вестибюли строят очень маленькими?

Там еще раз огляделась, чтобы удостовериться в этом.

— Когда-то вестибюли были большими, — сказала Одраде. — Это должно было подчеркнуть значимость и власть хозяина дома, и конечно, внушить посетителям почтение к нему.

Тамалейн уловила смысл игры Одраде и подхватила ее мысль.

— В наше время твоя значительность определяется тем, насколько много ты путешествуешь.

Одраде взглянула на роботов, стоявших там и сям по всей площади вестибюля. Они жужжали и вздрагивали. Некоторые роботы ждали, когда можно будет приступить к уборке и наведению порядка.

Автоматический администратор, фаллического вида труба из плаза с одним глазком видеокамеры на головке, выплыл из своей клетки и приблизился к Одраде.

— Сегодня очень влажно, — заговорила машина елейным женским голосом. — О чем только думает Управление Климатом?

Одраде посмотрела на Тамалейн.

— Зачем они программируют свои машины под людей, дружески настроенных к гостям?

— Это непристойно, — согласилась Там. Она с силой отодвинула в сторону механического собеседника, который свернул в сторону, попытавшись выяснить, откуда пришло воздействие. Потом машина остановилась.

Одраде вдруг поняла, что в ее душе проснулась тень силы, которая в свое время спровоцировала Джихад Слуг. Мотивация толпы.

Это мой собственный предрассудок?

Она внимательно рассмотрела робота, стоявшего перед ней. Он ждет инструкций, или ей надо прямо обратиться к механизму?

В вестибюль вошли еще четыре робота, и Одраде заметила, что они несут багаж ее сопровождающих.

Все вещи тщательно осмотрены. В этом я уверена. Ищите, сколько хотите. Мы не возим наши легионы в чемоданах.

Четыре автоматических носильщика вошли в вестибюль и направились к хозяевам, но путь им преградили неподвижно стоявшие роботы. Пришельцы остановились, ожидая, когда им освободят выход. Одраде улыбнулась.

— Так и проявятся наши тайные устремления.

Замыкайся и таись.

Этими словами надо было позлить наблюдателей.

Давай, Там. Ты же знаешь эти уловки. Смешай карты этого громадного пласта подсознания, возбуди в них чувство вины, которое они не смогут распознать. Озадачь их так, как я парализовала робота. Пусть они волнуются. Каковы подлинные силы этих ведьм из Бене Гессерит?

Тамалейн поняла, что от нее требуется. Преходящие и тайные индивидуальности. Она заговорила с видеокамерами так, как взрослые говорят с детьми.

— Что вы несете с собой, когда покидаете свое гнездо? Пытаетесь ли вы взять с собой все, что у вас есть? Или вы мудро ограничиваетесь тем, что вам необходимо?

Что наблюдатели считают необходимым? Предметы гигиены и стираемую или заменяемую одежду? Оружие? Они искали именно это в нашем багаже. Но Преподобные Матери не возят с собой видимого и осязаемого оружия.

— В какое гадкое место мы попали, — сказала Дортуйла. Она подошла к Верховной Матери, намереваясь принять участие в разыгрываемом спектакле. — Они нарочно это сделали.

Ах вы гадкие шпионки! Смотрите на Дортуйлу. Вы ее помните? Почему она решила вернуться, зная, что вы можете с ней сделать? Скормить ее футарам? Посмотрите, как мало ее это беспокоит.

— Место пересадки, Дортуйла, — сказала Одраде. — Большинство людей придет в ужас, если эта дыра окажется пунктом их конечного назначения. Неудобства и дискомфорт только лишнее напоминание об этом.

— Это просто промежуточная станция, и она всегда останется такой, если они ее не перестроят, — продолжала Дортуйла.

Слышат ли они этот разговор? Одраде твердым взглядом уставилась в один из глазков видеокамеры.

Это безобразие, которое выдает намерение. Оно говорит нам: «Мы обеспечим вам кое-что для живота, для сна, место, где вы сможете опорожнить мочевой пузырь и кишечник, место, где вы сможете удовлетворить другие мелкие потребности плоти, но вы быстро покинете это место, потому что мы хотим как можно быстрее воспользоваться энергией, которую вы здесь оставите».

Автоматический администратор объехал сзади Преподобных Матерей и попытался снова вступить в контакт с Одраде.

— Вы немедленно проводите нас в отведенные нам апартаменты, — сказала Одраде.

— Боже, мы оказались такими непредусмотрительными!

Где они нашли такой сладкий голос? Отвратительно. Но через минуту Одраде была на пути из вестибюля; впереди ехали роботы с багажом, Суиполь шла за Верховной Матерью, шествие замыкали Тамалейн и Дортуйла.

Одно из крыльев гостиницы было в состоянии полной заброшенности. Значило ли это, что движение через Джанкшн пришло в упадок? Интересно. Двери вдоль длинного коридора заколочены. Они что-то прячут? В темноте Одраде обнаружила пыль и следы салазок, на которых что-то перевозили. Скорее всего какие-то механизмы. Что-то таится за заколоченными окнами? Вряд ли. Все это закрыто и заколочено уже давно.

Она обнаружила некоторую закономерность в том, что открылось ее глазам. В этом беспорядке была какая-то повторяемость, особый рисунок. Небольшое движение. Эффект, произведенный Досточтимыми Матронами. Кто рискнет много путешествовать, если гораздо безопаснее зарыться в землю и переждать опасное и тревожное время? Сохранились, правда, подъездные пути к элитным особнякам, но там жизнь кипела и била ключом.

Когда сюда прибудут беженцы с Гамму, им найдется, где жить.

В вестибюле робот протянул Суиполь импульсный указатель пути и направления.

— Это для того, чтобы вы не заблудились.

Звонок представлял собой синий шар, на котором виднелась желтая стрелка, указывающая выбранное направление.

Но куда мы пришли?

Еще одно место, которое было «обеспечено любой потребной роскошью», но отличалось редкой отвратительностью. Комнаты с мягкими желтыми полами, светлыми розоватыми стенами и белыми потолками. Кресел-собак нет. Надо было бы поблагодарить хозяев, но отсутствие собак говорило больше об экономии, чем о стремлении угодить вкусам гостей. Кресла-собаки требовали постоянного ухода и обслуживающего персонала. Мебель была обита пермафлоксом. Но под тканью чувствовался обычный мягкий пластик. Цветовая гамма была не выдержана и безвкусна.

Постель заслуживала особого описания. Она вызвала у Одраде легкое потрясение. Кто-то воспринял просьбу обеспечить жесткий матрац слишком буквально. Просто гладкий кусок плаза даже без покрывала.

Суиполь, увидев это, принялась громко протестовать, но Одраде остановила ее. Несмотря на большие финансовые возможности Бене Гессерит, комфортом жертвовали без всякого сожаления. Если Верховной Матери приходится спать на куске плаза без одеяла, значит, таков ее долг. Кроме того, воспитанницы Бене Гессерит знали, как приспосабливаться к подобным неудобствам. Одраде спокойно перенесла неприятность, понимая, что если начнет сопротивляться, то нарвется на новое оскорбление.

Пусть они добавят ко всему еще и это, и сами обо всем волнуются.

Во время осмотра помещения, когда Одраде шла по комнатам, воздерживаясь от громких комментариев, ее вызвали. Тонкий голос раздался из трубы, вмонтированной в потолок:

— Возвращайся в вестибюль, где тебя встретит эскорт, который проводит тебя к Великой Досточтимой Матроне.

— Я пойду одна, — сказала Одраде тоном, не допускающим возражений.

Одетая в зеленое платье, Досточтимая Матрона сидела на хрупком стуле в вестибюле, ожидая Одраде. Лицо женщины было каменным — лишенным всякого выражения. Дама сосала через прозрачную соломинку какой-то напиток. По соломинке поднимался ко рту тонкий пурпурный столбик какой-то жидкости. Пахло чем-то сладким. В глазах — готовность напасть. Нос — по нему, словно по склону, стекает ненависть, накопившаяся в глазах; подбородок слабый. Туго соображает. В ней есть что-то от очень древнего сложения. В этой женщине виден ребенок. Волосы: окрашены в темный, грязно-каштановый цвет. Это не важно. Важны глаза, нос и рот.

Женщина медленно поднялась, всем своим видом давая понять, что для Одраде большая честь, что ее вообще заметили.

— Великая Досточтимая Матрона согласна принять вас.

Низкий, почти мужской голос. Гордыня этой женщины была так велика, что проступала во всем, что бы она ни делала. Досточтимая Матрона являла собой воплощенный предрассудок. Она знала так много вещей, что стала ходячей выставкой невежества и страха. Одраде видела в этом законченную демонстрацию слабости Досточтимых Матрон.

Пройдя по лабиринту коридоров, они оказались в длинном зале с множеством окон, сквозь которые в помещение лился яркий солнечный свет. Противоположную стену занимала консоль управления войсками; карты космоса и суши проецировались на многочисленные мерцающие экраны. Центр паутины Королевы Пауков? Одраде одолевали сомнения. Слишком явно все выставлено напоказ. Конструкция позаимствована в Рассеянии, но цель демонстрации можно определить безошибочно. Человек может управлять процессами до определенного предела. Интерфейс не может превзойти определенную степень сложности, даже если он светится желтым светом и имеет красивую овальную форму.

Одраде обвела взглядом зал. Обстановка спартанская. Несколько висячих стульев и низких столиков, большое пространство посередине, где множество людей могут стоять, ожидая приказаний. Никакой суматохи и суеты; чисто деловой центр.

Подавить психику этих ведьм!

За окном виднелся вымощенный плитами двор и палисадник. Досточтимые Матроны стремились создать впечатление целостной картины!

Где Королева Пауков? Где ее спальня? Как выглядит ее берлога?

В сводчатый проход, ведущий в дом со двора, вошли две женщины. Обе были одеты в красные платья, украшенные блестящими арабесками, изображениями драконов и камнями су.

Одраде молчала, дожидаясь, пока сопровождавшая ее Досточтимая Матрона не представит ее вошедшим. Представление было кратким. Сопровождавшая торопливо покинула зал.

Если бы не рассказ Мурбеллы, Одраде приняла бы за начальницу более высокую из двух Досточтимых Матрон. Однако Королева Пауков не отличалась высоким ростом. Очаровательно!

Эта не захватила власть, а пробралась к ней, тщательно обходя все ловушки и трещины на своем пути. Сестры проснулись однажды утром и поняли, что обрели новую Великую Досточтимую Матрону. Вот она — прочно утвердившаяся в центре. Кто может возразить? Через десять минут после того, как покинешь эту женщину, ты вряд ли вспомнишь предмет возражения.

Женщины, в свою очередь, с напряженным вниманием изучали Одраде.

Очень хорошо. В данный момент все так и должно быть.

Внешность Королевы Пауков удивляла. До сего дня у Бене Гессерит не было четкого описания ее физического облика. Были только отрывочные данные, теоретические построения, основанные на фрагментарных свидетельствах. И наконец, вот она, собственной персоной. Маленькая женщина. Видневшееся из-под красной накидки трико обтягивало сухощавые мышцы. Незапоминающееся продолговатое лицо с приторно-сладкими карими глазами, в которых плясали оранжевые огоньки.

Этот маленький рост и невзрачная внешность есть источник гнева и страха, хотя она сама вряд ли осознает это в полной мере. Сейчас у нее есть всепоглощающая цель: я. Что она хочет добиться от меня?

Помощница представляла собой разительный контраст по сравнению с Королевой Пауков. Золотистые волосы тщательно уложены в красивую прическу. Крючковатый нос, тонкие губы, на выступающих скулах туго натянутая кожа. Во взгляде яд.

Одраде снова перевела взгляд на Королеву Пауков. Этот нос трудно описать по памяти, его забудешь через две минуты, после того, как перестанешь на него смотреть.

Она прямолинейна? Видимо, в какой-то мере да.

Брови такого же цвета, как соломенно-желтые волосы. Рот становился видимым только тогда, когда Королева Пауков открывала его; стоило ей закрыть рот, как губы попросту исчезали, настолько тонкими они были. Взгляду не на чем было остановиться, в лице Великой Досточтимой Матроны не было ничего примечательного, поэтому все лицо казалось смазанной маской.

— Итак, ты руководишь Бене Гессерит.

Ничем не примечательный голос. Галахский язык со странными флексиями. Это не жаргон, хотя чувствуется, что Королева Пауков охотно и часто им пользуется. Это явный лингвистический трюк, о котором предупреждала и Мурбелла.

У них есть кое-что очень близкое к Голосу. Это не то же самое, что вы дали мне, но они могут делать многое другое, это своеобразные словесные трюки.

Словесные трюки.

— Как мне обращаться к тебе? — спросила Одраде.

— Я слышала, что вы называете меня Королевой Пауков. — В глазах заплясали рыжие сполохи.

— Здесь, в центре твоей паутины, учитывая твою огромную власть, боюсь, что мне придется признать это.

— Значит, ты заметила нашу силу.

Она тщеславна.

Первое, на что Одраде действительно обратила внимание, — это запах. Женщина буквально искупалась в очень резких ужасных духах.

Хочет скрыть запах феромонов?

Их предупредили о способности воспитанниц Бене Гессерит делать верные выводы на основании минимальных чувственных данных? Возможно. Но, может быть, она просто предпочитает эти духи. В ужасном запахе чувствовался аромат экзотических цветов. Цветы ее родины?

Королева Пауков коснулась пальцами своего неприметного подбородка.

— Можешь называть меня Дамой.

Спутница запротестовала.

— Это наш последний и самый главный враг с Миллиона Планет!

Вот, значит, что они думают о Старой Империи.

Дама подняла руку, отметая все возражения. Какой показательный жест. В глазах спутницы появилось выражение, напомнившее Одраде о Беллонде. Та же злобная наблюдательность и поиск слабого места для нанесения коварного удара.

— Большинство людей должно обращаться ко мне: «Великая Досточтимая Матрона», — сказала Дама. — Я оказываю тебе честь.

Она указала рукой на дверь.

— Мы прогуляемся по саду и поговорим с глазу на глаз.

Это было не приглашение, а приказ.

Одраде задержалась у двери, чтобы лучше рассмотреть карту, висевшую возле выхода. Черные линии на белом фоне с надписями на галахском языке. Одраде узнала названия растений, растущих в садах Джанкшн. Одраде наклонилась, чтобы прочесть надписи, Дама ждала у выхода с удивительным терпением. Да, это были какие-то странные, экзотические деревья, среди которых практически не встречались фруктовые. Гордость обладания такими растениями сквозила в вывешенной карте сада.

Выйдя с Дамой во двор, Одраде сказала:

— Я заметила, что ты сильно надушена.

Дама погрузилась в воспоминания, и в ее ответе прозвучали потаенные нотки.

Цветочный маркер ее собственных любимых кустарников. Вообразите только! Но она бывает опечалена и зла одновременно, когда думает об этом. Кроме того, она не может понять, почему я обратила на это особое внимание.

— Иначе я стану неприемлема для кустарника.

Интересный выбор залога.

Дама говорила по-галахски с небольшим акцентом, но Одраде понимала ее без затруднений, тем более что Великая Досточтимая Матрона невольно приспосабливалась к собеседнице.

У нее чуткое ухо. Всего за несколько секунд она уловила мой выговор и научилась его воспроизводить, чтобы быть более понятной для собеседника. Это старое искусство, которое усвоено громадным большинством человечества.

Те же корни, что и у защитной окраски.

Не хочет казаться чужаком.

Приспособительный механизм, встроенный в гены. Досточтимые Матроны не утратили этот признак, но он был причиной их уязвимости. Подсознание выдавало себя непроизвольными тональностями, которые невозможно подавить, а они открывают очень многое.

Несмотря на свое бьющее в глаза тщеславие, Дама была умна и способна к самодисциплине. Это открытие доставило Одраде радость. Нет необходимости прибегать в разговоре к околичностям.

Одраде остановилась рядом с Дамой у края внутреннего дворика. Стоя почти плечом к плечу с Дамой, Одраде оглядела сад и подивилась его сходству с садами Бене Гессерит.

— Говори, — потребовала Дама.

— Какую ценность я представляю для вас как заложница? — спросила Одраде.

Глаза Дамы вспыхнули оранжевым огнем!

— Я задала тебе ясный вопрос, — напомнила Одраде.

— Продолжай. — Гнев утих.

— У Общины Сестер есть три кандидатуры. Эти люди смогут заменить меня. — Одраде уставила на Даму пронзительный взгляд. — Мы можем ослабить друг друга до такой степени, что погибнем.

— Мы можем раздавить тебя, как насекомое!

Берегись оранжевого огня в глазах!

Одраде не стала прислушиваться к голосу Другой Памяти.

— Рука, которая раздавит нас, будет поражена ядом насекомого и начнет гноиться, со временем гной пожрет весь организм.

Лучше говорить просто, без излишних подробностей.

— Это невозможно. — В глазах снова оранжевые огни.

— Вы думаете, нам неизвестно, что вы прибыли сюда, спасаясь бегством от своих врагов?

Это мой самый опасный гамбит.

Одраде увидела, что ее слова возымели действие. Хмурая гримаса была не единственной реакцией Дамы. Оранжевый огонь погас, в глазах была растерянность, лицо пылало.

Одраде кивнула, словно Дама в ответ произнесла что-то внятное.

— Мы могли бы подставить вас тем, кто охотится на вас. Загнать вас в тупик.

— Ты думаешь, мы…

— Мы знаем.

По крайней мере я теперь знаю.

Это знание воодушевляло, но одновременно вселяло страх.

Какая внешняя сила может подчинить этих женщин?

— Мы просто собираем свои силы, прежде чем…

— Прежде чем вернуться на арену, где вы будете разгромлены, где вас раздавит превосходящий по силам противник.

Голос Дамы дрогнул, она заговорила на смягченном галахском наречии, которое Одраде понимала с большим трудом:

— Значит, они были у вас и сделали свои… предложения. Какие же вы дуры, если поверили…

— Я не сказала, что мы кому-то поверили.

— Если бы эти слова услышала Логно, — Дама кивнула в сторону дома, где осталась ее спутница, — то она убила бы тебя до того, как я успела бы тебя предупредить об этом.

— Мне повезло, что мы здесь вдвоем.

— Не слишком рассчитывай на это и не заносись.

Одраде оглянулась через плечо на дом. Были видны изменения в архитектуре, сделанные в конструкциях Гильдии. Стало больше окон, наличники отделаны редкими породами дерева и драгоценными камнями.

Демонстрация богатства.

Она сейчас имеет дело с богатством в его крайнем, агрессивном выражении. С богатством, размеры которого не поддаются никакому воображению. Дама могла получить все, что может пожелать человек, все, что могло обеспечить подчиненное ей сообщество. Она могла получить все, кроме одного: возможности вернуться в Рассеяние.

Как цепко держится Дама за фантастическую идею возможного окончания их изгнания? И что за сила вытолкнула Досточтимых Матрон обратно в пределы Старой Империи?

Почему именно сюда? Одраде не посмела спросить об этом прямо.

— Мы продолжим наш разговор в моей квартире.

Наконец-то я увижу берлогу Королевы Пауков.

Логово Дамы оказалось весьма загадочным. Полы устланы роскошными коврами. Великая Досточтимая Матрона сбросила сандалии и вошла в комнату босиком. Одраде последовала ее примеру.

Стоит посмотреть на мозоль на наружной поверхности стоп. Это смертельное оружие, и оно поддерживается в хорошем состоянии.

Однако больше всего Одраде озадачил не мягкий пол, а сама комната. В стене было лишь одно маленькое окно, выходившее на тщательно ухоженный ботанический сад. На стенах нет никаких картин. Никаких украшений. Вентиляционная решетка отбрасывала тень на дверь, в которую они только что вошли. В правой стене видна еще одна дверь. Еще одна вентиляционная решетка. Две мягкие серые кушетки. Два маленьких прикроватных столика с блестящими черными столешницами. Был в комнате и еще один стол — больший по размерам, с золотистой крышкой, покрытой зеленоватой полировкой. Одраде увидела, что в крышку большого стола вмонтирована панель управления полями и проекторами.

Ах так это кабинет. Мы что, собираемся работать?

Место было идеально приспособлено для сосредоточенной работы. Никаких отвлекающих факторов. Но что могло отвлечь Даму?

Где декоративные комнаты? Она должна жить по определенным стандартам, учитывая окружение и обстоятельства. Нельзя все время прятаться за возведенными тобой ментальными барьерами, чтобы не сталкиваться в реальности с вещами, которые и без того прочно сидят в твоей психике. Если хочешь реального комфорта, то дом не должен быть агрессивным по отношению к тебе, и ни в коем случае он не должен представлять опасность для твоего подсознания. Она знает об уязвимости своего подсознания! Она действительно опасна и обладает достаточной силой, чтобы сказать: «Да».

Это был присущий Бене Гессерит взгляд, направленный в самую суть вещей. Надо искать людей, способных сказать «да». Никогда не трать время на неудачников, способных только говорить: «Нет». Ищите людей, которые могут заключить соглашение, подписать контракт, выполнить обещание. Королева Пауков нечасто говорила «да», но она обладала этой способностью и знала об этом.

Я должна была это понять, когда она отвела меня в сторону. Первый сигнал прозвучал тогда, когда она позволила мне называть ее Дамой. Не слишком ли опрометчиво я поступила, послав Тега в атаку, которую уже не могу остановить? Сейчас уже поздно передумывать. Я знала об этом, когда спустила Тега с цепи.

Правда, теперь Одраде хорошо знала главный, доминирующий паттерн психики Дамы. Слова и жесты скорее всего заставят Королеву Пауков отступить, отползти назад и, спрятавшись в себе, начать прислушиваться к голосу собственного сердца.

Драма должна развиваться по своим законам.

Дама проделала какую-то манипуляцию над зеленым полем стола. Сосредоточенно разглядывая дисплей, Дама не обращала ни малейшего внимания на Одраде, что можно было расценить как оскорбление и одновременно комплимент.

Ты не станешь мне мешать, ведьма, потому что это не в твоих интересах, и ты это хорошо знаешь. Кроме того, не такая уж ты важная птица, чтобы отвлекать меня от дел.

Тем не менее Дама казалась чем-то взволнованной.

Атака на Гамму увенчалась успехом? Начали прибывать беженцы?

В глазах Дамы заполыхал рыжий огонь.

— Твой пилот только что взорвал корабль и себя, чтобы не допустить досмотра. Что вы привезли?

— Себя.

— Ты подаешь какие-то сигналы!

— Я даю знать своим товарищам, жива я или нет. Об этом я предупреждала еще до прилета сюда. Некоторые из наших предков сжигали корабли, прежде чем броситься на врага в атаку. Это исключает отступление и бегство.

Одраде тщательно выбирала слова и тональность, стараясь предугадать реакцию Дамы.

— Если я добьюсь успеха, вы предоставите нам транспорт. Мой пилот был киборгом, и шир не мог защитить его от ваших зондов. Ему был поэтому дан четкий приказ — убить себя при угрозе захвата.

— То есть вы боялись, что он выдаст нам координаты вашей планеты. — Рыжие огоньки исчезли из глаз Дамы, но она все еще немного волновалась. — Я и не подозревала, что ваши люди до такой степени послушны.

Как вы ухитряетесь подчинять их себе без сексуальных пут, ведьмы? Разве ответ не очевиден? У нас есть секретное оружие.

Теперь прояви максимум осторожности, сказала себе Одраде. Используй методичный подход, готовь ее к новым вопросам. Пусть она думает, что мы выбрали один способ получения ответов и продолжаем упрямо его придерживаться. Что она знает о нас? Она не знает, что даже Верховная Мать может быть приманкой, которую используют для получения жизненно важной информации. Но разве это делает нас элитой? И если так, то может ли элитное воспитание обучить высокой скорости реакции и обеспечить численное превосходство?

У Одраде не было ответа на эти вопросы.

Дама сидела за большим столом, не предлагая сесть Одраде. Было такое впечатление, что Дама считает комнату своим насиженным гнездом. Она редко покидает кабинет. Это настоящий центр ее сети. Все, что ей нужно, находится здесь. Она привела Одраде в эту комнату, потому что испытывает неудобство, находясь где-либо еще. В других местах Дама чувствует себя неуютно, или даже ощущает угрозу. Дама не ищет опасности. Однажды, очень давно, она сделала это. Но тот случай остался в далеком прошлом. Теперь она желала только одного — тихо и спокойно сидеть в удобном коконе и управлять другими.

Одраде находила, что эти наблюдения наилучшим образом подтверждают выводы, сделанные аналитиками Бене Гессерит. Община Сестер знает, как пользоваться такими рычагами.

— Тебе нечего больше сказать? — спросила Дама.

Тяни время.

Одраде задала контрвопрос:

— Мне очень любопытно, почему ты вообще согласилась на эту встречу?

— Почему ты так любопытна?

— Мне кажется, что такое поведение не совсем в вашем характере.

— Мы сами определяем, каким должен быть наш характер!

Как она вспыльчива!

— Но что в нас тебя заинтересовало?

— Ты полагаешь, что мы находим вас интересными?

— Может быть, вы даже находите нас удивительными, потому что так вы выглядите в наших глазах.

На лице Дамы отразилось удовольствие, впрочем, довольно мимолетное.

— Я знала, что вы очарованы нами.

— Экзотическое тянется к экзотическому, — сказала Одраде.

На лице Дамы появилась понимающая усмешка. Она вела себя так, словно ей доставил удовольствие ее любимый умный щенок. Дама встала и подошла к окну. Подозвав к себе Одраде, она показала гостье на начавшие цвести кусты и заговорила на том мягком диалекте, который давался Верховной Матери с большим трудом.

Внутри щелкнуло обостренное чувство опасности. Это был сигнал тревоги, и Одраде погрузилась в параллельный поток сознания, стремясь уловить источник опасности. Что-то в комнате — или угроза исходит от Королевы Пауков? В поведении Дамы не было спонтанности, все, что происходило, производило впечатление заранее отрепетированного и грамотно поставленного спектакля, рассчитанного на эффект.

Кто это — Королева Пауков или за нами следит кто-то еще?

Одраде подумала над этой мыслью, быстро просеивая варианты. Вопросов возникало гораздо больше, чем ответов, что ставило Одраде в положение ментата. Ищи важные аспекты и выявляй скрытые (но упорядоченные основания). Порядок — это всегда продукт человеческой деятельности. Хаос — это сырье, из которого человек творит порядок. Таковы постулаты ментатов; нельзя сказать, что это непререкаемая истина, но зато это прекрасное средство для принятия грамотных решений. Упорядоченное собрание данных в континуальной системе.

Вот и готовая проекция.

Они упиваются хаосом! Предпочитают его порядку! Они зависимы от адреналина!

Итак, Дама — это Дама, Великая Досточтимая Матрона. Она всегда патронесса, всегда превосходит противника.

Никто не следит за нами. Но Дама воображает, что мы торгуемся, и при этом хочет создать видимость, что никогда прежде этим не занималась. Точно! Все сходится!

Дама коснулась неприметного места под окном, и стена тут же сложилась. При этом оказалось, что окно — просто искусно выполненная проекция. Открылся выход на большой балкон, выложенный темно-зеленой плиткой. С балкона были видны заросли, весьма отличающиеся от растений, изображенных на проекции окна. Здесь был сохранен первобытный хаос, дикость была здесь предоставлена самой себе. Эти заросли смотрелись потрясающим контрастом на фоне возделанных садов. Ежевика, поваленные деревья, густые кустарники. На заднем плане огород, по вспаханным грядкам продвигается уборочная машина, оставляющая за собой голую землю.

Они действительно обожают хаос!

Дама улыбнулась и повела Одраде на балкон.

Выйдя вслед за ней, Одраде невольно остановилась, пораженная увиденным. Слева, возле парапета, находилось необычное украшение. Фигура человека, выполненная в натуральную величину из какого-то легкого эфирного материала. Скульптура состояла из перистых плоскостей и искривленных поверхностей.

Скосив глаза на фигуру, Одраде поняла, что художник хотел отобразить человеческое существо вообще. Не мужчина и не женщина. Плоскости и криволинейные поверхности скульптуры приходили в движение от малейшего дуновения ветра. Фигура была подвешена к изогнутой трубе на тонких, похожих на шигу, проволочках. Труба была укреплена основанием на прозрачной массивной подставке. Нижние конечности фигуры задевали при движениях основание.

Одраде, как зачарованная, смотрела на произведение не в силах оторвать от него взгляд.

Почему я вспомнила о Шиане и ее «Пустоте»?

Подул ветер, и фигура словно пустилась в пляс, иногда переходя на грациозный шаг, потом медленно выполнила пируэт и сделала несколько вращательных движений вытянутой в сторону ногой.

— Эта скульптура называется «Балетный мастер», — сказала Дама. — Когда дует сильный ветер, он бьет ногой. Иногда он бежит, красиво, как марафонец. Иногда производит безобразные движения руками, словно угрожает оружием. Но красивое и безобразное — суть одно и то же. Я думаю, что художник неправильно назвал свое произведение; его следовало бы назвать «Непознанное».

Прекрасное и безобразное — суть одно и то же. Непознанное.

В творении Шианы тоже было что-то ужасное. Одраде почувствовала, как по спине пробежала холодная волна страха.

— Кто автор?

— Не имею ли малейшего понятия. Одна из моих предшественниц привезла скульптуру с одной из сожженных нами планет. Почему это тебя интересует?

Это совершенно дикая сила, которой невозможно управлять. Но вслух она сказала другое:

— Могу предположить, что мы обе ищем основу для взаимопонимания, пытаясь найти между нами какое-то подобие.

В глазах Дамы загорелись рыжие огоньки.

— Возможно, это вы пытаетесь понять нас, но нам нет никакой нужды понимать вас.

— И мы и вы — сообщества женщин.

— Опасно думать, что мы — ваши отпрыски.

Но опыт Мурбеллы показывает, что дело обстоит именно так. Вы возникли от смешения Говорящих Рыб и Преподобных Матерей, оказавшихся в крайне затруднительном положении.

Разыграв простодушие, Одраде спросила:

— Почему это опасно?

Прозвучавший в ответ смех не был веселым. В нем была мстительность.

Одраде снова почувствовала скрытую угрозу. Для определения источника опасности требовалось нечто большее, нежели привычный для Бене Гессерит метод проб и наблюдений. Эти женщины привыкли убивать, когда их охватывал гнев. Это стало рефлексом. Дама сказала об этом, упомянув о своей помощнице, и только сейчас она показала, что у ее терпения есть границы.

Однако она пытается торговаться. Своеобразно, но пытается. Она демонстрирует свои механические чудеса, свою власть, силу и богатство. Она не предлагает союз. Ведьмы, будьте нашими послушными слугами, рабами, и мы многое простим вам. Заполучить последнюю из Миллиона Планет? Нет, конечно, не только это, но число само по себе интересно.

Проявив осторожность, Одраде попыталась изменить подход. Преподобные Матери слишком легко впадают в приспособительные паттерны. Я, конечно, сильно отличаюсь от тебя, но я готова немного прогнуться, чтобы достичь согласия. Такой подход не пройдет с Досточтимыми Матронами. Они не примут ничего, если только им не предложить того, над чем они будут полновластными хозяйками. Проявлением превосходства Дамы над ее Сестрами послужил даже ее жест, которым она позволила Одраде некоторые вольности в общении с собой.

Дама заговорила своим обычным повелительным тоном.

Одраде слушала. Странно, что самым интересным среди навыков Бене Гессерит Королева Пауков считает их способность обеспечивать устойчивость к заболеваниям.

Было ли это формой нападения, которая привела их сюда?

Искренность Дамы поражала своей наивностью. Утомительные периодические проверки, не содержит ли твоя плоть каких-то тайных обитателей. Иногда Дама даже не находит нужным скрывать свое любопытство. Иногда она становится отталкивающе угрожающей. Но Бене Гессерит может положить этому конец, получив моральное вознаграждение.

Как приятно это сознавать.

Однако тон очень мстительный. Одраде задумалась. Мстительный? Нет, не совсем то. Надо поискать что-то другое на более глубоких уровнях сознания.

Подсознательно ты жалеешь о том, что потеряешь, когда окончательно отделаешься от нас!

Это другой паттерн, и он уже оформился в стиль поведения.

Досточтимые Матроны вернулись к назойливому маньеризму.

Маньеризм, который мы оставили много столетий назад.

В этом упрямстве было упорное нежелание признать свое происхождение от Бене Гессерит. Они — отбросы, мусор.

Отбрасывай старые кадры, когда теряешь к ним интерес. Неудачники соберут этот мусор. Она больше озабочена следующим куском, который хочет пожрать, чем порчей собственного гнезда.

Порочность Досточтимых Матрон оказалась глубже, чем они подозревали. Они смертельно опасны для себя и для тех, кого они контролируют. Они не способны встретить эту опасность лицом к лицу, поскольку считают, что они не причастны к этой опасности.

Она никогда не существовала.

Дама продолжала являть собой неразрешимый парадокс. Союз с Бене Гессерит даже не приходит ей на ум. Она может коснуться этой проблемы, но только для того, чтобы прощупать противника.

Я правильно поступила, что спустила Тега с цепи.

Из кабинета на балкон вышла Логно с подносом, на котором стояли два высоких бокала, наполненные золотистой жидкостью.

Что за злобный блеск в глазах Логно?

— Попробуй этого золотого вина, — сказала Дама, указывая на бокалы. — Оно с планеты, о Которой ты никогда не слышала, но где мы собрали все необходимое для выращивания золотого винограда, из которого мы делаем это золотое вино.

Одраде была захвачена долгим пристрастием человека к драгоценному древнему напитку. Бог Бахус. Ягоды бродили на кустах или в племенных чанах.

— Оно не отравлено, — сказала Дама. — Уверяю тебя. Мы убиваем, если в этом возникает необходимость, но мы не опускаемся до подобной низости. Мы приберегаем наши смертельные угрозы для черни, но тебя я не рассматриваю как человека из толпы.

Дама рассмеялась собственному остроумию. Вымученное дружелюбие отдавало непристойностью.

Одраде взяла бокал и отхлебнула напиток.

— Эту вещь кто-то сделал для того, чтобы доставить нам радость и удовольствие, — заявила Дама, пристально глядя в глаза Одраде.

Одного глотка было достаточно. Верховная Мать сразу почувствовала в вине чужеродную примесь, достаточно было нескольких мгновений, чтобы понять, зачем она там оказалась.

Они хотят нейтрализовать действие шира.

Она немного изменила обмен веществ, чтобы нейтрализовать вещество, и громко объявила, что именно она сделала.

Дама с негодованием посмотрела на Логно.

— Так вот почему никакие добавки не срабатывают с ведьмами! А ты об этом даже не подозревала! — Гнев Великой Досточтимой Матроны обрушился на незадачливую помощницу.

— Это часть нашей иммунной системы, с помощью которой мы боремся с болезнями, — сказала Одраде.

Дама с силой швырнула бокал на плиты, которыми был вымощен балкон, и некоторое время молчала, стараясь взять себя в руки; наконец она овладела собой. Логно медленно отступила, прикрываясь подносом, словно щитом.

Дама пробралась к власти не только благодаря хитрости. Ее Сестры считают свою Великую Досточтимую Матрону смертельно опасной. Именно так надо расценивать ее и мне.

— Кто-то дорого заплатит за даром потраченные усилия, — заявила Дама. Ее улыбку нельзя было назвать приятной.

Кто-то.

Кто-то сделал вино. Кто-то сделал пляшущую фигуру. Кто-то заплатит. Идентичность личности никогда не играет роли. Имеет значение только потребность или желание совершить возмездие. Утилитарность и раболепие.

— Не мешай мне думать, — приказала Дама. Она отошла к парапету, встала около «Непознанного» и принялась обдумывать, как продолжать торговаться с Одраде.

Верховная Мать внимательно посмотрела на Логно. Что за пристальный взгляд, которым Логно буквально вперилась в Великую Досточтимую Матрону? Это не просто страх. Логно внезапно стала очень опасной.

Яд!

Одраде была на сто процентов уверена в своей правоте. Она точно знала о яде, словно Логно вслух выкрикнула это слово.

Не я мишень Логно. Пока не я. Она воспользовалась предоставленной ей возможностью, чтобы захватить власть.

Не было никакой нужды смотреть на Даму. Момент смерти Королевы Пауков Одраде определила по лицу Логно. Повернувшись, Одраде удостоверилась в своей правоте. Дама, похожая на кучу красного тряпья, лежала под фигурой «Непознанного».

— Ты будешь называть меня Великой Досточтимой Матроной, — сказала Логно. — Ты научишься благодарить меня за это. Она (Логно указала рукой на то, что осталось от Дамы) хотела предать тебя и уничтожить твой народ. У меня другие планы. Я не желаю уничтожать полезное оружие в момент, когда оно нам нужнее, чем когда-либо.


Содержание:
 0  Капитул Дюны Heretics of Dune : Фрэнк Герберт  1  *** : Фрэнк Герберт
 2  *** : Фрэнк Герберт  3  *** : Фрэнк Герберт
 4  *** : Фрэнк Герберт  5  *** : Фрэнк Герберт
 6  *** : Фрэнк Герберт  7  *** : Фрэнк Герберт
 8  *** : Фрэнк Герберт  9  *** : Фрэнк Герберт
 10  *** : Фрэнк Герберт  11  *** : Фрэнк Герберт
 12  *** : Фрэнк Герберт  13  *** : Фрэнк Герберт
 14  *** : Фрэнк Герберт  15  *** : Фрэнк Герберт
 16  *** : Фрэнк Герберт  17  *** : Фрэнк Герберт
 18  *** : Фрэнк Герберт  19  *** : Фрэнк Герберт
 20  *** : Фрэнк Герберт  21  *** : Фрэнк Герберт
 22  *** : Фрэнк Герберт  23  *** : Фрэнк Герберт
 24  *** : Фрэнк Герберт  25  *** : Фрэнк Герберт
 26  *** : Фрэнк Герберт  27  *** : Фрэнк Герберт
 28  *** : Фрэнк Герберт  29  *** : Фрэнк Герберт
 30  *** : Фрэнк Герберт  31  *** : Фрэнк Герберт
 32  *** : Фрэнк Герберт  33  *** : Фрэнк Герберт
 34  *** : Фрэнк Герберт  35  *** : Фрэнк Герберт
 36  *** : Фрэнк Герберт  37  *** : Фрэнк Герберт
 38  *** : Фрэнк Герберт  39  вы читаете: *** : Фрэнк Герберт
 40  *** : Фрэнк Герберт  41  *** : Фрэнк Герберт
 42  *** : Фрэнк Герберт  43  *** : Фрэнк Герберт
 44  *** : Фрэнк Герберт  45  *** : Фрэнк Герберт
 46  *** : Фрэнк Герберт  47  ПОСЛЕСЛОВИЕ : Фрэнк Герберт
 48  Использовалась литература : Капитул Дюны Heretics of Dune    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap