Фантастика : Космическая фантастика : Глава 18 : Майкл Гир

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32

вы читаете книгу




Глава 18

По щеке Скайлы вдоль шероховатой линии шрама пробежал легко чей-то палец. Она уже давно находилась в состоянии «полусознания», между сном и бодрствованием. «Секундочку, Стаффа, я так устала… так…» И она вновь почувствовала чье-то осторожное прикосновение к своему лицу.

Скайла сделала над собой усилие и, моргнув несколько раз, открыла глаза. Посторонняя рука тут же куда-то исчезла. Зрение, как и сознание, еще примерно с минуту было мутным и расплывчатым, но постепенно прояснилось. Скайла безошибочно узнала декор своей спальни на борту яхты. Ни одно другое помещение во всем свободном космосе не могло похвастаться такой изумительной панельной обшивкой и филигранной инкрустацией.

Она слегка повернула голову в сторону возвышавшейся над ней тени, которую уловила боковым зрением, изумленно вскрикнула:

— Крисла?!

Женщина склонила голову чуть набок и продолжала внимательно изучать Скайлу взглядом своих неподвижных янтарных глаз.

— Ты очень красива. И очень талантлива. Агенты, которых ты там убила, были большими специалистами, мастерами своего дела. И тем не менее тебе одной удалось нанести им всем полное поражение. Несмотря на все их умение. Такая женщина, как ты, заслуживает самой высокой оценки. Во всяком случае, с моей стороны.

Скайла широко раскрытыми глазами потрясено смотрела на эту холодную женщину, и страшное осознание происшедшего потихоньку начало приходить к ней. На «Веге» была устроена засада. Тиклата взяли в плен, прекрасно использовали его для целей Или и как приманку, привели на корабль ее, Скайлу.

— Арта Фера, — прошептала Скайла, делая попытку сесть на кровати.

У нее ничего не вышло, так как она была закреплена в лежащем положении электромагнитным полем. Оглядев себя, Скайла поняла, что она совершенно раздета. Ее волосы были распущены и красиво разложены по подушке, как нимб над головой. Зловещее предчувствие шевельнулось в ее душе.

Поведение Арты было странным и пугающим. Словно она чего-то ожидала от своей пленницы.

— Ты дважды назвала меня Крислой. Неужели она на меня так похожа?

«Господи боже! Что теперь делать? Сказать ей, что она всего лишь биологическая болванка? Ага, как же! Еще взбесится чего доброго… А у Арты была темная репутация рокового существа».

— Да, издали вы кажетесь похожими. Особенно волосы и их цвет. Это сбивает с толку. Но потом видишь, что сходство незначительное. К тому же Крисла погибла во время войны на Миклене.

Арта наклонилась вперед. Ее глаза сверкнули животным блеском.

— Ты там и получила эти шрамы? На войне?

Скайла прищурилась.

— Совершенно правильно. Некоторые из них — знаки того, что мне когда-то крупно повезло. Другие напоминают о ситуациях, в которых повезло ровно настолько, чтобы только остаться в живых… Кстати, о везении. Что с Тиклатом?

— Его везение уже давно было полностью израсходовано. Мы обменялись с ним удовольствиями, он и я. Тиклат получил свое, а я свое.

Невинный взгляд и улыбка биоробота бросили тело Скайлы в мелкую дрожь.

«Отлично! Ну, и как ты собираешься расхлебывать эту кашу, Скайла? Думай головой. Фера — дура набитая. Чем быстрее ты выведешь ее из игры, тем спокойнее будешь себя чувствовать».

У Скайлы имелся небольшой тайник с оружием: пистолеты были спрятаны в укромной нише прямо за передней спинкой кровати. Она понимала, что если ей каким-нибудь способом удастся освободиться и дотянуться рукой до бластера, она, пожалуй, сможет хорошенько повыбить пыль из этой биокуклы.

— Так, давай во всем спокойно разберемся, — предложила Скайла, довольно искусно изобразив небрежный тон. — Ты работаешь на Или, это ясно. Но скажи: какая тебе лично выгода от моего пленения? Через пару дней сюда примчится Стаффа и возьмет яхту на абордаж. Если, конечно, его не опередят сассанцы с Риклоса. Но, я думаю, ты предпочитаешь попасть в руки Стаффы, чем Его Святейшества?

Арта хитро усмехнулась.

— Все это звучит уже неактуально, дорогая Скайла.

Впрочем, неудивительно, что тебе ничего не известно. Мне пришлось сутки подержать тебя на наркотиках. За это время я выверила курс и покинула прежнее место. Из меня пока получается не лучший пилот, но будь уверена: мне удалось увести яхту на несколько световых лет от Риклоса. Я буду тебе признательна, если ты поучишь меня немного пилотированию. Впрочем, думаю, ты сама вскоре встанешь у штурвала.

«Как бы не так, сучка!»

— Разумеется, Арта. Никаких проблем. Если мы до сих пор не взорвались, значит, ты не так уж некомпетентна. Но ты должна понять, что я немногому смогу научить тебя, лежа здесь со связанными руками и ногами. — Сделав недолгую паузу, она добавила:

— Надеюсь, ты не планируешь держать меня в таком положении постоянно? Еще пара дней в лежащем состоянии, и я вообще уже никогда не смогу подняться.

Арта засмеялась и хлопнула в ладоши.

— О, да. Ты, разумеется, встанешь. Мне достаточно контроля над тобой с помощью ошейника. Ты будешь делать только то, что я тебе прикажу, договорились?

Холодок пробежал по спине Скайлы. Она повела головой в сторону и почувствовала сжавшее шею кольцо, которое питалось теплом, исходившим от ее тела. Страх пронзил ее сердце. Стиснув зубы, Скайла приложила все усилия, чтобы сдержать рвущийся наружу гнев и оставить на лице равнодушно-небрежное выражение. Все это далось ей с большим трудом.

— Скажи, что от меня нужно Или?

Арта провела пальцем по длинному шраму на ноге Скайлы. В глазах биоробота искрился неподдельный восторг. Несмотря на то, что Скайла держала себя в руках, она не смогла скрыть пробежавшую по телу дрожь.

Не обратив на это внимание, Арта ответила:

— Или хочет заполучить тебя потому, что тебя любит Командующий. — Она нахмурилась, и на ее высоком лбу сразу же обозначились две глубокие морщины. — Любовь… Странная вещь. Смертельная. Словно неизлечимая и страшная болезнь, она несет гибель всему тому, к чему прикасается. Однажды я любила и в результате… мне открылись врата ночи. Бутла… Милый, красивый Бутла. Он столькому меня научил! Я любила его так, что… Любила до дрожи в теле. Тебе этого не понять. — Ее глаза на секунду подернулись туманом. — Знаешь, Скайла, для меня тогда это все было так ново, необычно… Я убила не так, как я убивала других, но все равно суть дела не меняется: я уничтожила его.

Арта вдруг оглянулась. В глазах ее появился дикий блеск.

— Это моя профессия. Призвание. Быть убийцей. Тут уж ничего не поделаешь. Магистр Браен так меня запрограммировал. Бутла Рет учил меня убивать, истреблять людей с холодным расчетом и без ошибок. Солдаты Риги взяли меня в плен, изнасиловали и тем самым… выпустили на свободу истребителя, который навел опустошение среди них…

С тех пор я убиваю всех без исключения мужчин, которые любят меня. Или открыла во мне это качество, когда спасла из рук Синклера Фиста. Я показала ей, на что способна… Пойми, Скайла, в этом искусстве равных мне нет! Вот и Тибальт, император… Он тоже изнасиловал меня. Но в процессе этого он подписал себе смертный приговор. Меня это тогда потрясло. Рано до сих пор саднит глубоко в сердце, но теперь я уже взяла над собой контроль.

— Рада слышать. Послушай, почему бы тебе не разрешить мне встать и одеться? Потом я бы поела, а разговор никуда от нас не убежит.

Арта окинула ее задумчивым взором.

— Ты совсем другая. Прямо противоположна Или. Во всем. Она невысокого роста. У нее блестящие черные волосы и нет ни одного шрама. А ты… Ты такая бледненькая…

С такими восхитительными волосами… И длинными ногами… Или воюет путем обмана, коварства, введения противника в заблуждение. А ты всегда идешь в лобовую атаку и ведешь себя как одержимая. С нетерпением жду, когда мы с тобой познакомимся поближе.

— Что-то меня не убеждает твой тон.

— Скайла… Я не собираюсь причинять тебе вред. Или хочет видеть тебя на Риге целой и невредимой. Я думаю, ты многому можешь научить меня, немало можешь разделить со мной. Или требует, чтобы я доставила тебя к ней немедленно. Но она сразу же заберет тебя, и мы не сможем видеться так часто, как мне бы хотелось. После применения митола и пыток наступает такой эффект, что я уверена, ты больше не будешь прежней. — Она сделала паузу, а потом добавила:

— Интересно, считает ли тебя Или своей соперницей?

Скайла стиснула зубы и почувствовала, как у нее в животе начинает переворачиваться какая-то шестерня, наматывая на себя внутренности…

— Если мне удастся дотянуться до ее шеи руками, неважно, буду я в этом ошейнике или нет, ей придется считать меня соперницей! Так вот, Арта, — жестко проговорила она.

В глазах Арты сверкнул странный огонь.

— Ты еще лучше, чем я думала. Сейчас я позволю тебе подняться, только учти… — Она показала Скайле запястье своей левой руки, на которое была надета панель управления ошейником в виде браслета. — Он совмещен с биотоками моего мозга. Хочешь, чтобы я продемонстрировала?

— Нет! — хрипло ответила Скайла. — Я знаю, как действует эта мерзость… Ты отдаешь мысленную команду, и браслет передает ее ошейнику. Тот в свою очередь формирует внутри своего обода особое силовое поле, которое рассекает мою шею и перебивает нервные линии. Кровь перестает течь по артериям и венам. Если ты не изменишь команду через минуту, у меня может случиться серьезная травма мозга, может быть удар… Порой сердце не возобновляет свою деятельность после включения ошейника. Формируются кровяные тромбы, происходит закупорка кровеносных сосудов…

— А тебе известно, от чего питается ошейник?

— От тепла моего тела. Я все это знаю, Арта, так что можешь не беспокоиться: я буду смирной девочкой.

Голос Арты потерял жесткость.

— Да, Скайла, именно этого я от тебя и жду. Если ты будешь вести себя хорошо, то пройдет еще немного времени прежде чем я доставлю тебя Или с ее наркотиками и мозговым зондажем. Не думаю, чтобы тебе очень уж хотелось поскорее попасть в ее знаменитую пыточную, которая находится под министерством.

— Нет, Арта, у меня действительно нет ни малейшего желания попадать в пыточную Или, — с трудом управляя своим голосом, ответила Скайла.

«Но у меня нет также ни малейшего желания быть запертой на яхте вместе с таким безумным монстром, как ты, дорогая Арта!»

Арта снова провела рукой по телу Скайлы, осторожно прослеживая линии многочисленных шрамов. Как Скайла ни крепилась, она не могла сдержать брезгливой дрожи. Когда же уверенные пальцы коснулись светлых лобковых волос, Скайла в ужасе замерла. Чтобы притушить свой страх, она вынуждена была до боли закусить губу.

Увидев это, Арта тут же убрала руку.

— Прости. — Она выключила сдерживающие электромагнитные пути. — Я вижу, ты еще не готова к этому. Ничего, у нас впереди еще много времени. Только ты и я. Яхта для двоих, Скайла. Здесь никто не сможет нам помешать. Что может быть лучше? Мы многое захотим разделить друг с другом, не правда ли?

Скайла перевернулась на бок и поджала ноги к животу. Сердце у нее неистово колотилось. На какую-то секунду в ее мозгу завертелась дикая мысль: ударить биоробота, может, даже попытаться избавиться от ошейника. Но она встретилась с пристальным взглядом неподвижных янтарных глаз и поняла, что у нее ничего не выйдет.


Или села на кровати, откинув назад шелковистые локоны своих черных волос. В спальне тут же зажегся мягкий теплый свет. Она потерла глаза и проговорила сонным голосом:

— Ну, что нового?

— Вам есть сообщение, министр. Сейчас в субпространстве находится Командующий Компаньонов. Он хочет поговорить с вами. Похоже, он чем-то взволнован.

— Стаффа?

Или прищурилась, увидев свое отражение в зеркале. Ей не понравился свой внешний вид.

— Скажи ему, что я буду готова через пару минут.

— Да, мэм.

Споласкивая лицо и подкрашивая ресницы. Или старалась собраться с мыслями. Она запустила в волосы гребень и вспушила их, после чего прошла к компьютеру связи, набросила на одно плечо газовый халат и села перед экраном.

— Компьютер, соедини меня с Командующим.

— Да, мэм.

Спустя несколько секунд на мониторе проявилось лицо Стаффы с тяжелым выражением. Или удовлетворенно усмехнулась.

«Вы посмотрите только, какие мы сегодня злые! Ай-яй-яй, Стаффа, Стаффа, разве так можно?»

— Приветствую тебя. Командующий. Рада снова тебя видеть. Ты отлично выглядишь. Я надеялась…

— У тебя два выбора. Только два. Или ты немедленно возвращаешь мне Скайлу. Живой и здоровой. Или я иду на Ригу. Если случится последнее, я тебе не завидую. От твоей жалкой планетки камня на камне не останется, я могу гарантировать, Или. Камня на камне не останется! Вся планета превратится в маленькую дымящуюся головешку. Верни мне Скайлу… Сейчас же!

— Стаффа, по-моему, ты сегодня немного…

Монитор пискнул и погас.

Или задумчиво провела пальцем по углу рта, изучая мелкие морщинки. Потом вдруг рассмеялась.

«Эх, Стаффа, ты подтверждаешь мои надежды, вот и все. И навлекаешь на себя тяжкие последствия. Ты вынуждаешь меня адекватно реагировать на твои угрозы…»

Она позволила своему халату сползти с плеча и упасть к ногам. Встряхнула головой, чтобы распустить волосы.

— Компьютер, соедини меня с Синклером.

Она стала ждать сеанса связи. Ее сердце сильно билось в предвкушении ответственного момента. Ее щеки порозовели, в висках стучала кровь.

«Черт возьми, где же Синклер?!»

Монитор долго и бесцельно гудел, потом наконец выдал лицо Мхитшала, который прежде всего смерил Или пренебрежительным взглядом. Чувствовалось, что вызов на связь поднял его с постели.

— Да, министр?

— Я хочу поговорить с Синклером. У меня есть для него сообщение…

— Его здесь нет.

— Нет?!

Мхитшал, казалось, и сам удивился.

— Нет, министр. Я полагал, что вы… Я хотел сказать…

Я думал, он у вас…

— Придет день, Мхитшал, когда нам с тобой придется провести серьезную беседу о правилах хорошего тона. Ты ее долго будешь помнить, обещаю!

— Что-нибудь еще, министр?

— Где Синклер?

— Не знаю. Как только он вернется, я попрошу его связаться с вами.

Или выругалась и выключила экран.

— Компьютер, соедини меня с ЛС Синклера. Быстро!

Щеки ее пылали, глаза сверкали яростью, руки дрожали от нетерпения. Прошло около минуты, прежде чем на экране монитора показалось лицо Синклера. Оно было изможденным. Волосы торчали в разные стороны.

— Да, Или?

Она на несколько секунд задумалась.

«Что у тебя за тон? Опять бунт на корабле?»

— У меня только что состоялся разговор со Стаффой кар Терма. Пытаюсь уладить дело, но проблема возникла серьезная…

Или нажала на кнопку, и к Синклеру полетело сообщение, которое она успела составить для него по сложившейся ситуации. Синклер читал и выражение его лица становилось все более хмурым. Видя это, Или то и дело незаметно облизывала языком пересохшие губы. Когда он поднял на нее вовсе угрюмый взгляд, она добавила:

— Считаю, что над империей может нависнуть серьезная опасность.

Глаза Синклера зло сверкнули.

— Скайла Лайма у тебя? Или, не шути со мной! Она у тебя?!

— Синклер, остынь. Время эмоциональных всплесков прошло. Наступила пора трезвого размышления.

— Да, ты права, — серьезно кивнул Синклер. — Меньше чем через час я должен проводить основное тактическое занятие. Знаешь, зачем я вообще это делаю? Чтобы вооружить своих солдат навыками и знанием, которые обеспечат нам возможность сокрушить империю Сасса. После этого…

Только после этого я обращу свое внимание на Стаффу и уничтожу его. Если ты настолько обезумела, что, наплевав на все, похитила Скайлу Лайма, то ты всем нам подписала приговор! Что ты натворила, Или?

— Видимо, нам следует обсудить этот вопрос при встрече. После того как ты хорошенько выспишься. У тебя такой вид, как будто ты не спал с того времени, как покинул меня.

— Ты похитила Скайлу Лайма, да? Отвечай! Трюк с тем, чтобы посадить Тиклата на борт «Веги» и отправить за пределы империи, был всего лишь прикрытием. Ты на самом деле вовсе не собиралась отправить Тиклата на Итреату?

Выражение волнения на ее лице сменилось выражением растущего гнева.

— Я вижу, ты сильно устал, Фист. Отправляйся играть в войну, а поговорим после. После твоего отдыха. Тебе нужно дать время спокойно все обдумать. Тогда ты будешь судить об обстановке, исходя не из соображений сиюминутности, а из твоих долговременных интересов.

Или вырубила связь и изо всех сил ударила кулаком по столу, давая тем самым выход своему гневу.

Походив несколько минут взад-вперед по спальне, она упала лицом вниз на кровать.

"Думай, Или. Что происходит? С какой стороны подступиться к возникшей проблеме? Может, пришло время указать Синклеру его место? Или ты еще хочешь на нем немного покататься? Нет, об этом сейчас не может быть и речи. Он нужен. Для вторжения на Сассу. Впрочем, у всех войн есть одна особенность: им необходим первоначальный толчок, после которого они развиваются уже по своим собственным, не зависящим от людей правилам. Так что Синклера можно будет в удобный момент заменить Макрофтом. Ничего, справится, если уж на то пошло.

Нет, пока еще не могу без него обойтись. Но пришло время чуть поприжать его, это уж точно. — Она перевернулась на спину, наслаждаясь приятным ощущением трения шеи о шелковистые богатые волосы. — Эх, Или! Ты наживаешь себе опасного врага в лице Синклера, — сказала она сама себе".


Стаффа пропускал между пальцев легкую, почти невесомую и удивительно мягкую ткань скафандра Скайлы. Он сидел на краю своего гравитационного кресла, опустив голову вниз, почти физически ощущая каждую вещь, которая окружала его здесь. Потому что эти вещи принадлежали ей. Все осталось так, как было при ее уходе.

«Неужели это превратится для него в еще одну смертельную пытку, в еще один кошмар?!.. Что будет с этой комнатой, если он поймет, что окончательно потерял ее?.. Он все, наверно, оставит здесь так, как есть. И запретит что-либо переставлять, менять местами или убирать. Это будет своеобразный мемориал…»

Компьютер связи издал характерный сигнал.

— Да?

— Стаффа? Контрмеры находятся в стадии последней подгонки. Сейчас заканчиваем последнюю проверку. Все системы работают отлично. — Пауза. Затем:

— Может, у тебя будут какие-нибудь добавления или изменения?

— Нет. Спасибо тебе, Тап. И поблагодари от моего имени всех остальных.

И еще одна пауза. Затем:

— Стаффа? С тобой все в порядке? То есть… Мы все сейчас находимся на грани… Предстоит убивать. Ты прекрасно отдаешь себе в этом отчет. Сейчас я отправляюсь домой отдохнуть немного… У меня еще осталось прилично микленского виски… Хочешь? А то заходи, посидим… Поговорим. Так как?

— Спасибо, Тап, не могу. У меня много работы.

— Ну, смотри. Предложение остается в силе. Пока, Стаффа.

Монитор погас.

Стаффа сидел в кресле и смотрел перед собой в пустое пространство. Ему вспоминалась улыбка Скайлы. Его пальцы продолжали машинально перебирать тонкую белую ткань пустого скафандра.


Тяжелый челнок сотрясался, когда на него с глухим лязгом набрасывались абордажные кошки. Огромный монитор, на котором еще минуту назад было изображение передней переборки, теперь показывал неровный низ «Гитона». Мозаичная работа: заклепанная листовая обшивка, трубопроводы, инспекционные и аварийные люки и установленная на особой платформе гондола с «тарелкой» связи.

Как только раздался сигнал: «Все чисто» — Мак поднялся и решительно направился к люку, где ему пришлось подождать, пока не загорелась зеленая лампочка. За его спиной шла Бойз. На ее лице было написано удовлетворение. Увидев это. Мак подумал: «Уж не имеет ли она склонности к пиратству?»

Теперь, когда все болтавшиеся концы были подвязаны, пленение «Маркелоса» будет занесено в хрестоматии по военной науке в качестве классического образца. Там, правда, не будет записано, что в течение этого маневра, когда пространство — время искажалось со световой скоростью, две трети людей Мака лишь стояли на месте, раскрыв рты и замерев от страха.

«Ничего! В следующий раз, — если вообще будет „следующий раз“, — необходимо просто заблаговременно отработать этот маневр, чтобы преодолеть страх и придать солдатам уверенности в своих силах. Они поймут, что смогут это сделать», — дал себе торжественное обещание Мак, вступая на борт военного корабля Райсты и салютуя дежурному у люка. Он огляделся вокруг и думал о флагмане Стаффы «Крисла». Компаньоны никогда не позволили бы себе устроить на своих кораблях такие узкие, низкие и по-идиотски раскрашенные коридоры, как этот. Их корабли были просторными, ярко освещенными и с большими холлами.

Он осторожно пробирался вдоль по узкому, изгибающемуся через каждые пять метров коридору и вспоминал «Маркелос». Хоть он и был отнесен к классу грузовых судов, он резко контрастировал — разумеется, в лучшую сторону — по своей внутренней обстановке — там были просторные помещения и широкие коридоры — с этим каким-то игрушечным кораблем.

Мак дотронулся рукой до панели замкового механизма, и двери в конференц-комнату открылись. Он махнул рукой Бойз и вошел внутрь. Райста сидела во главе длинного стола и вглядывалась в голографический глобус: планета империи Сасса. Она провела языком по сухим губам, потом подняла на Мака короткий взгляд и проговорила:

— Так ты, значит, не расстрелял своих бунтовщиков?

— Никакого бунта не было. Просто ребята немного струхнули, когда все завертелось перед глазами и в головах поднялся туман. Когда я получил возможность вылезти из скафандра, то обнаружил, — не стану этого скрывать, — что и сам изрядно вспотел. — С этими словами Мак выбрал стул возле Райсты. Бойз села за его спиной. — В следующий раз они проявят себя выше всяких похвал, я уверен, и совершат невозможное.

— А, может, они снова решат, что лучше отсидеться в туалетах, пока их товарищи рискуют своими задницами?

— Этого не будет. Райста отмахнулась.

— Это все твои дела. Делай с ними, что хочешь, мне плевать. Хоть награди. Ладно, к делу. Ты говорил, что у тебя есть какая-то идея насчет империи Сасса, да? У меня тоже есть одна. Хочешь послушать?

— Еще бы.

Райста что-то пробормотала своему компьютеру. Через несколько секунд вокруг глобуса зажглось множество огоньков, которые были выстроены на орбите, словно нимб вокруг головы святого.

— Ты видишь своими глазами не что иное как вражеские оборонительные укрепления. Так же почти, как и на Риге. Сасса создает системы обороны в виде луковицы с низкой планетарной орбиты в геосинхронную орбиту, где находятся еще большие платформы. Кроме всего этого, у них еще имеется целая туча станций наведения и обнаружения. Наконец, у них есть в распоряжении зонды, оборудованные СПП, то есть Системой Предварительного Предупреждения. Они расположены в кометном гало по краям системы.

Что мы делаем? Мы нападаем в этот пояс как бы случайно. У них серьезная система обнаружения, так что они сразу нас заметят. Да и мы их тоже. Во время приветствия мы ответим паролем, который выдал нам во время допроса капитан «Маркелоса».

Мак слушал Райсту и внимательно изучал огоньки вокруг Сассы. Черт возьми, он никак не ожидал, что их окажется так много.

— Таким образом мы беспрепятственно войдем в их систему, — объяснила Райста, показывая Маку на голографическое изображение.

Он увидел тонкую красную линию, которая, удлиняясь, тянулась по сассанским пределам. Вот она сделала петлю вокруг планеты и остановилась у орбитальной стыковочной станции, зависшей на синхронной орбите над столичным городом.

— Наша цель, сассанский флот, лежит вот здесь. Прямо на противоположной стороне планеты от императорской столицы. Прямо над главными сассанскими резервами.

— Почему они поставили его на противоположной стороне планеты? — спросила Бойз. Ее широкий лоб покрылся морщинами.

Райста смерила подчиненную Мака своим традиционным кислым взглядом.

— Главным образом, для защиты их гражданских и промышленных центров. Если удар нанести по империи Сасса, — это мы и собираемся сделать, — именно здесь и будет наибольший урон противнику. Конечно, они сделают все, чтобы смягчить удар или отклонить его, но все равно это мало им поможет… Мы похороним в руинах все эти цветущие сельские окрестности. Когда они увидят, то, надеюсь, задумаются о тех осложнениях, которые могут возникнуть, если подобный же удар получит их главный город, столица, где проживает черт знает сколько населения. Больницы будут переполнены, вырубятся все коммуникации и связь, сразу начнется голод, водоснабжение упадет до первобытного уровня… Наконец, начнутся беспорядки в тылах противника, мятежи и бунты в городах и в сельской глубинке. И все это на фоне стратегической битвы. Представь.

— Но у них есть военные базы вокруг императорской столицы, — напомнил ей Мак.

— Согласна, но большинство из них не имеет непосредственного отношения к боевому потенциалу. Это штабы, административные службы, материально-техническое обеспечение, тылы, ремонтные мастерские, вспомогательные управления. Об этом поменьше вспоминай. Главное, нанести как можно более сильный удар, тем больше ослабеют их боевые возможности. Провернем нашу шараду с паролем с заблудившимися овечками, и все будет разворачиваться как в сказке.

— Хорошо, что дальше? — спросил Мак.

— Если нам удастся зайти так далеко, как я описала, то следующим шагом, на мой взгляд, был бы взрыв «Маркелоса» прямо над их столицей. Если мы загрузим корабль смесью вещества, то он разлетится, как гигантский фейерверк. Дикое по насыщенности электромагнитное излучение ослепит их системы обнаружения целей и наведения, я уж не говорю о связи. В это время мы обогнем планету, уничтожим их готовящиеся к боевым взлетам корабли и после этого, считай, операция закончена.

Мак внимательно наблюдал за голографическим изображением, где в миниатюре разворачивался наглядный пример плана, предложенного Райстой. Вспышка света над столицей. Тонкая красная линия, изображающая «Гитон», устремилась вокруг планеты и атаковала орбитальные станции с кораблями противника.

Мак пожевал нижнюю губу с минуту, потом кивнул.

— Я согласен на этот план… На тот случай, если тебе придется не по душе моя идея.

Райста на секунду поморщилась, но потом взяла себя в руки и бросила:

— Ну что ж, послушаем.

Мак встал и показал на сассанскую базу.

— В их систему мы войдем именно так, как ты предложила. Но вместо того, чтобы огибать планету, на мой взгляд, нам следует подогнать «Маркелоса» непосредственно к главной сассанской военной базе. «Маркелос» должен развить максимальную скорость.

— И они подстрелят его тотчас же, как только произойдет малейшее уклонение от курса, — вмешалась Райста. — Почему ты думаешь, что их служба безопасности обязательно будет дрыхнуть? Это проторенная космическая дорога, о которой ты говоришь. «Маркелос» будет в безопасности до тех пор, пока не возьмет направление на их военную базу. После этого у них вся планета встанет на уши и «Маркелосу» конец.

Мак кивнул.

— На уши они встанут, допустим. Но как часто случается подобное отклонение кораблей от курса? Пару раз в неделю? Нет. Я слышал, что основной причиной, по которой они разработали там много правил полетов по этой трассе, является та, что там помещается еще и база их правительства. Станут они стрелять по кораблю, если там они могут быть их шишки? Конечно, скоро они обо всем догадаются, но только будет поздно. Я очень надеюсь на то, что «Маркелосу» удастся развить скорость во все свои двадцать гравитаций. Это очень крупный корабль.

— Это указывает прежде всего на то, что по нему легко не промахнуться, — возразила Райста и всплеснула руками. — Ты можешь мне объяснить, за каким чертом тебе это надо делать? Допустим, ты выведешь из строя всю их базу, но ведь…

— Я выведу из строя управление всеми системами наведения, — спокойно уточнил Мак. — Твой план просто великолепен, командир. Я не сомневаюсь, что под прикрытием взрыва «Маркелоса» нам удастся сделать многое, но что потом? Ведь их управление останется работоспособным. Что это означает? А то, что их системы наведения засекут нас, даже если мы будем удирать со скоростью в пятьдесят гравитации. После этого у них найдется какой-нибудь очкарик, которому с помощью алгебры, геометрии и тригонометрии ничего не будет стоит вогнать нам в задницу добрый заряд, который превратит нас вместе с кораблем в расплывающуюся плазму.

Райста задумалась. Лицо у нее было нахмуренным, когда она смотрела на голографию.

— А если они успеют попасть в «Маркелос» и тот развалится по частям?

— А тебе известно, какой на нем груз? Райста покачала головой.

— Какая-нибудь чепуха с Миклены, да? Военные трофеи?

— У него на борту полное снаряжение для двух бронетанковых штурмовых дивизионов. Поэтому-то нам и удастся хорошо разогнать его. Поэтому-то корабль так сотрясался, когда мы его брали. Когда мы направим его на империю Сасса, то под влиянием своей массы и силы планетарного притяжения он разовьет такую дикую скорость и вооружится такой кинетической энергией, что… Только держись за шляпу. Представь себе, какая это будет масса! Если им удастся попасть, нам же лучше. С каждым выстрелом площадь охвата падающей массы будет шириться. Бронированные дивизионные машины понаделают таких хлопот, обрушившись на планету! Когда эти малышки упадут на землю, ее обитатели пожалеют, что они находятся не на Селене и не зарабатывают себе на жизнь добычей аммиака!

— Боже правый… — прошептала Райста. — А после этого мы можем ударить по их заправляющемуся флоту и получить почти стопроцентную возможность выбраться оттуда живыми! — Она ударила по поверхности стола раскрытой ладонью. — Знаешь, это все настолько необычно, что они ни за что не догадаются и не успеют спастись. И как тебе такое только в голову пришло?

Мак развел руками.

— Просто я спросил себя: что бы сделал Синклер на моем месте? Ответ прост. Он достиг бы главной цели, то есть уничтожил бы боевую мощь Сассы. Но Синклер всегда думает на несколько ходов вперед. Он бы захотел нейтрализовать их боевой потенциал, причинив максимум потерь их войскам, но одновременно с этим постарался бы сделать все, чтобы снять или возможно больше уменьшить опасность эвакуации из зоны боя.

Райста испустила шумный вздох.

— Я старею, мой мальчик, а ты только и делаешь, что напоминаешь мне об этом. Просто старуха какая-то. Позор! Ладно, пусть будет по-твоему. Я могу сейчас же обязать своих людей начать разрабатывать подробный план операции, который потом будет заложен в бортовой компьютер «Маркелоса». А как ты намерен поступить с пленными? Хочешь погрузить их на «Маркелос»? Для придания большей массы, погрузить их на «Маркелос»? Для придания большей массы, а?

Мак покачал головой.

— Я думаю, мы оставим их крутиться по какой-нибудь неправильной орбите на челноке. Мы выключим у них всю связь. После всего они смогут спокойно добраться домой. Даже если им удастся пронести на челнок части приемника и собрать его там, они ничего не успеют передать. Все закончится, прежде чем они сядут за монитор.

Райста улыбнулась.

— Знаешь, если бы вы с Синклером не хотели бы изменить привычный мне образ жизни, я бы с радостью работала вместе с вами.

Мак хитро улыбнулся.

— Бывают времена, когда яйца курицу учат. Райста вновь перевела задумчивый взгляд на голографическую картинку.

— Не думаю, что им удастся что-нибудь пронюхать в ближайшие день-два. А потом мы обрушимся на Сассу и будет уже поздно. К такой операции я готовилась всю жизнь. После нее они вряд ли скоро оправятся, как считаешь?

Мак тоже внимательно посмотрел на голографическую модель планеты.

— Синклер очень на это рассчитывает.


Слухи быстро распространились по всей Итреате. «Или Такка — риганская сука! — похитила командира Компаньонов». Громадные заводы и мастерские закипели горячими эмоциями. Обычные беседы и болтовня перемежались серьезными обсуждениями в среде литейщиков, сварщиков и ремонтников. Среди Компаньонов — воинов Итреаты — не было разногласий во мнениях. Чувство великого назначения овладело всеми без исключения. Гордость за тысячу одержанных побед подогревала закипавший в душах гнев. Казалось, необходимость нового подвига наэлектризовала Итреатические астероиды до самой сердцевины. Военная подготовка, занятия по укреплению боевого духа и физические тренировки выступили на первый план в жизни обитателей планеты.

— Когда выступаем? — тут и там звучал один и тот же вопрос. Тяжелые взгляды на мониторах были наиболее характерны для этих дней. Каждый ждал только одного:

— сигнала.

— Риганская сука похитила Скайлу… Слишком много на себя взяла.

С течением времени ничем не контролируемая ярость сменилась тихим, тлеющим в душах гневом, который не застилал разум и позволял лучше подготовиться к мести.

Стаффа знал об этих настроениях и переполнялся гордостью за людей.

Он шел длинными белыми коридорами, направляясь в комнату, где было назначено совещание. Ему жизненно важна была сейчас эта поддержка, так как своей уверенности не хватало. Он был скорее даже подавлен. Ведь у него снова украли любимую женщину. И не за ее проступки, а для того, чтобы еще раз нанести удар по нему, причинить ему боль и страдания. А если Скайла также исчезнет из его жизни навсегда, как Крисла? Следующих двадцати лет одиночества, тревог и неизвестности ему, может быть, уже и не выдержать…

Последними словами Скайлы были слова о Крисле. Это роковое совпадение мучило его еще больше…

«Нет, Стаффа. На этот раз все иначе. На этот раз тебе известен враг… Ты можешь пойти и задушить ее собственными руками. Его клонило в сон. Бодрствовать заставляло только беспокойство за любимую. Рот пересох. Язык, казалось, разбух. — А если ты уже опоздал? В таком случае Рига будет полыхать факелом тысячу лет. Это будет памятник трусости и подлости Или Такка».

Он вошел в комнату совещаний. Собравшиеся командиры поднялись со своих мест и приветствовали его традиционно: ударили себя кулаками в грудь. Пока Стаффа шел к своей возвышавшейся платформе перед главным монитором, все стояли молча. Плащ развевался за спиной Командующего.

Стаффа поднялся по ступенькам на свое место и оглядел собравшихся. На каждом лице он задерживал взгляд, определяя про себя возможности и способности его обладателя.

— Прошу садиться.

Когда они расселись по местам, Стаффа обратился к своим ближайшим сподвижникам и боевым товарищам.

— Все вы знаете, что случилось. Если у вас есть какие-то сомнения или вопросы, вызовите на свои экраны файлы с соответствующими записями, которые я составил и распорядился загрузить в ваши программы. Нам пока неизвестно, где сумел спрятаться агент Или во время проверки корабля. Нам пока не ясно, каким образом этому агенту удалось обмануть нас и нейтрализовать личный состав службы охраны. В настоящее время «Вега» возвращена экипажу, перед которым поставлена задача дать ответ на эти вопросы… А заодно и сделать все необходимые выводы во избежание повторения подобной ситуации.

Стаффа стал расхаживать по своей платформе, держа руки за спиной.

— Ответ на вопрос, который жжет всем нам сердца, таков: мы, черт возьми, начинаем за ней охоту! Или было приказано вернуть командира Лайма. Целой и невредимой! И немедленно! Риганская сука извещена о тех последствиях, которые наступят в результате ее отказа выполнить приказ.

Тем временем нужно сказать, что в ближайшие пять дней у флота не будет возникать никаких проблем с дозаправкой и пополнением провизии. Стартовав с Итреаты, «Черный воин» и «Кобра» тут же изменят общий курс и на всей скорости вернутся к Сассе. Там корабли должны остановиться вне пределов досягаемости систем обнаружения и отыскать сассанские оперативные силы, которые в настоящее время находятся там на экипировке. Если сассанские корабли попытаются предпринять какие-нибудь активные действия, их будет необходимо уничтожить.

Стаффа смотрел на командиров тех кораблей, о которых говорил.

— Тигр, Делшей, вы знаете наши правила. Нам совсем не нужно, чтобы в ответственный момент сассанский флот появился у нас в тылу. Неважно, произойдет ли это здесь на Итреате или на Риге. — Он перевел взгляд на остальных собравшихся. — Да, друзья, эта планета и является нашей целью. Однако вначале я, полагаю, вам следует дать кое-какую информацию. Я уверен, вам известно, что со времени микленской кампании произошло очень много радикальных перемен. Многие из вас уже поняли, что некоторые наши стратегические задачи были полностью изменены. Например, Седди, бывшие когда-то нашими врагами, теперь свободно разгуливают по Итреате. Также многие из вас знают, что я просто смотрю на свое недавнее приключение в Риганской империи. Истина, друзья мои, заключается в том, что над человечеством нависла серьезнейшая угроза вымирания. В последнее время все мы балансируем на опасной грани, связанной с чрезмерным раздуванием ресурсной базы. Думаю, некоторые из вас уже успели ознакомиться с донесением Седди. Если говорить образно, то можно изобразить положение дел следующим образом: человечество сейчас живет в карточном домике, который само себе и построило. А это означает, что при осуществлении нашей миссии нам следует соблюдать максимум осмотрительности и осторожности. Если мы вытащим не ту карту, то сразу же произойдет обвал ресурсных поставок, производства распределения в рамках всех звездных систем свободного космоса… Если разгорятся настоящие масштабные военные действия, многие миры пострадают настолько сильно, что нам уже не удастся никогда вернуть их к жизни.

Ветераны, — о, сколько раз уже им приходилось собираться в этом зале! — они смотрели с ожиданием. Некоторые сидели, скрестив руки на груди, другие делали пометки в своих портативных компьютерах.

Стаффа включил голографические проекторы, и тут же в воздухе над столом повисло изображение Риги.

— Это наша цель. Полагаю, всем вам знакома эта планета. — Несколько командиров мрачно усмехнулись. — Отлично. Итак, перейдем к разбору операции. В известном смысле это будет самая трудная, а вернее, сложная десантная операция из всех, которые нам до сих пор приходилось затевать. Вы профессионалы. Уцелевший в войнах цвет военной элиты. Если кто-то и сможет выполнить эту миссию, так только вы. На Риге мы должны уничтожить центры обработки компьютерной информации, связь, правительственные агентства и сооружения… Словом, мы должны сделать все, чтобы лишить планету способности самоуправления.

Он заметил много удивленных лиц.

— Вижу вашу реакцию и понимаю ее. Вы до сих пор полагали, что-то, что я сейчас перечислил, — всего лишь второстепенная задача. Да, мой план в военном отношении нетрадиционен, но я твердо убежден, что на этот раз мы должны оставить планету нетронутой. Она не может погибнуть. И главное: мы должны обеспечить возможность налаживания нового управления Ригой извне. Мы похожи на врачей, которые вынимают из головы пациента поврежденный, насквозь пораженный болезнью мозг и заменяют его на другой, здоровый.

В зале стояла мертвая тишина.

— Теперь вы, надеюсь, понимаете, с какими тактическими трудностями мы столкнемся. Хуже того: нам придется иметь дело с Синклером Фистом. Вижу, как некоторые из вас согласно кивают. Многие из вас знакомы с послужным списком Фиста на Тарге. В настоящее время он обучает риганских военных той тактике, которую он с таким успехом применял против тарганцев. Если мы позволим риганцам пронюхать о наших целях и планах, битва приобретет непредсказуемое и крайне тяжелое для нас течение. И Фист, конечно же, не оловянный солдатик, вроде Тедора Матайсона.

Тап поднял руку и поднялся со своего места.

— Как насчет сассанской части плана? Мы что, передадим им Ригу?

Стаффа покачал головой.

— Нет. Пришло время объединения. Унификации, точнее. Я очень надеюсь, что нам удастся ввести в заблуждение риганцев. Мы захватим ее и тут же повернем свои силы на империю Сасса. Цель, я полагаю, вам ясна; заставить этого толстого чудака слезть раз и навсегда со своего трона. По его доброй воле посредством официального отречения или путем кастрирования толстяка — не так уже важно.

— А что дальше? Мы возьмем все под свой контроль и на этом успокоимся? Будем спокойно стареть? В счастье и довольстве?

— Мы соберем по всему свободному космосу лучшие умы. — Он сжал руку в серой перчатке в кулак и опустил его на поверхность конференц-стола. — И обещаю, мы сломаем паршивую Запретную границу! Раз и навсегда!


Или начала испытывать стойкую неприязнь по отношению к военным лагерям. В старые добрые времена, которые царили еще так, казалось бы, недавно офицеры оставались в роскошных поместьях типа Тарси или работали в великолепно оборудованных строгих офисах в столице. Теперь же они вынуждены были жить в сельской глубинке, в грязи и пыли, в палатках, кишащих клопами.

Авиакар Или приземлился в самом густом скоплении и множестве переносных камуфлированных жилищ, если эти жалкие палатки можно было назвать жилищами. Здесь было относительно тихо, но всего в нескольких километрах отсюда проходили учения: тысячи мужчин и женщин проносились над урожайными полями, палили в небо лазерными зарядами и топтали луга. Владения местных землевладельцев находились под непосредственной угрозой случайного огневого поражения. Сами землевладельцы хмурились, но помалкивали. Во все стороны с диким гулом проносились звенья десантных или бронированных транспортов. Юркие одноместные боты огибали всевозможные препятствия, выслеживали цели, уничтожали их мощными огневыми ударами. Вся информация с бортовых компьютеров поступала в банк данных центрального процессора, который в свою очередь время от времени сообщил кому-то о том, что он «убит» или «ранен».

Несмотря на общее настроение отвращения, которое овладело Или, как только она попала сюда, в ней все же шевельнулось на минуту что-то вроде радостного волнения, когда она почувствовала, осознала всю гигантскую мощь и силу, которая ее здесь окружала. При свете дня ее гнев на Синклера и на угрозы Стаффы притупился и осел в глубине души тихим раздражением. Она понимала, что те, на кого она сердится, тоже в свою очередь сердятся на нее, так что решила действовать осторожно.

Водитель Или включил двигатель и открыл для нее колпак кабины. Она ступила на землю, и тут же ее ноздри затрепетали от пряного запаха вывороченных пластов почвы и раздавленных растений. Ровный гул турбин и реакторов на какую-то минуту достиг своей высшей точки, и ей пришлось зажать уши руками. Потом ветер переменился и ей в нос ударили уже другие запахи: горящей машинной смазки и пота.

Или неторопливо прошла вдоль ряда пустующих ЛС до тех пор, пока не заметила потрепанный в боях корабль Синклера. Трап напоминал язык щенка.

Она решительно взошла на борт корабля и едва не столкнулась с группой военных, которые миновали ее со свистом и улюлюканьем.

Это немедленно вызвало к жизни ее утихший было гнев.

«Я могла бы каждого из них зажарить заживо!» — заверила себя Или и посмотрела вслед солдатам взглядом, в котором было столько яда, что он мог бы отравись любого, кому не повезло бы оглянуться назад.

Она решительным шагом прошла по длинному коридору в расположение Синклера и остановилась у низкого люка, ведущего в командный центр. Пришлось сильно нагнуться, чтобы пролезть в него. Синклер сидел в кресле перед своим компьютером. Ноги его были широко расставлены и твердо уперты в пол, рот открыт, а голова извернулась под таким углом, что впору было опасаться за сохранность его шеи. Он был погружен в тревожный дневной сон.

Или удивленно подняла брови, увидев компактную панель центра управления учениями. На многочисленных мониторах происходили разные события, передаваемые с различных участков учений: тут вооруженные мужчины и женщины прятались за деревьями, там солдаты ползли в высокой траве, стараясь не высовываться, кто-то перебежками пересекал открытое поле. На других экранах поле боя изображалось схематически или было снято с высоты птичьего полета. На отдельном мониторе появлялись все время меняющиеся столбцы цифр: здесь были помечены потери и пополнения в ходе битвы.

На пластиковой скамье, где обычно спал Синклер, клубочком свернулась молодая привлекательная блондинка… Ее одежде Или с первого взгляда дала три главных характеристики: дешевая, протертая и местами рваная.

«Кто это?»

Или нагнулась над Синклером и нежно куснула его за ухо. В течение следующих нескольких секунд ничего не происходило, но потом вдруг он дернулся, вскочил со стула и только в самый последний момент удержал себя, чтобы не сбить с ног посетительницу. Он тяжело сглотнул и повернулся к ней. У него был потерянный, заспанный взгляд.

— Как идет учение? — спросила Или, показывая рукой на экраны.

Синклер зевнул, как будто для того, чтобы пробить пробки в ушах, затем растерянно уставился на показания, выводимые на мониторы.

— Как я и ожидал. Пришлось уволить несколько дивизионных командиров и заменить их теми, кто в состоянии справиться с этой должностью.

Он наконец окончательно проснулся, осознал, кто к нему пришел, и его глаза тут же потухли.

— Кто это? — спросила Или, показывая на женщину, которая продолжала безмятежно спать.

— Подруга, — коротко ответил Синклер, внимательно взглянув на Или. Он прищурился, и ей это не понравилось. — Пойдем прогуляемся, а?

Она одарила его нежной улыбкой.

— Конечно.

Они вышли из ЛС и оказались в скоплении гудящих и рычащих боевых бронированных машин.

— Знаешь, твое решение может обернуться неприятными последствиями. Эти дивизионные командиры — Макрофт, Де Гамба и другие — они не привыкли к такому обращению и просто так не сдадутся. И не рассчитывайте на это. Задето самолюбие. Таких вещей не прощают. Как ты думаешь, сколько времени уйдет у них на сговор? Или иначе: когда они начнут действовать? И что они в силах сделать?

Они миновали последний военный транспорт, который имел на редкость уродливые очертания, и вышли в открытое поле. Или сжала руки.

— Думаю, на организацию им потребуется не менее недели или даже чуть больше. Первым практическим шагом с их стороны будет попытка дискредитации тебя в войсках. Они постараются посеять волнения среди солдат и офицеров, и нельзя заранее утверждать, что им не удастся это сделать. После этого на очереди стоит твое физическое устранение. Тогда они вернутся в армию на правах спасителей перед лицом надвигающейся внешней угрозы. Ты об этом, конечно же, не подумал, зато подумала я. Возможных организаторов беспорядков я уже подавила. Они находятся в надежном месте. И все же я намерена послать к тебе людей из моей группы. На тот случай, если я кого-то упустила из виду.

— Не беспокойся, я сам об этом позабочусь. У меня есть надежная служба безопасности. Второй отдел Первого Тарганского, я думаю, вполне справится с этой задачей, — сказал Синклер.

Она искоса взглянула на него.

«Второй отдел? Твои старые друзья с Тарги? Что ж, отлично! Посмотрим, как твои ребятки справятся с делом на новом фронте, Фист!»

Вслух она сказала:

— Как хочешь.

В воздухе витал резкий запах влажной почвы и разложившихся растений. Над головой небо потемнело в ожидании приближающегося урагана. Дальние деревья гнулись уже под ветром, словно кланялись горизонту. Если бы не военный лагерь со всей своей вонючей грохочущей техникой, можно было бы спокойно вставать за мольберт и писать картину: «Сельский пейзаж перед грозой».

Или раздраженно пинала свалявшуюся под ногами траву.

Некоторое время они шли в молчании. Потом он обратил на нее вдруг горящий рассерженный взгляд и проговорил:

— Ладно, перейдем к главному. Ты с самого начала планировала похитить Скайлу? Так ведь? Все остальное для отвода глаз.

Или шумно и раздраженно вздохнула.

— Тиклата не хотели посвящать в суть дела. Я выбрала наилучший вариант. Подумай о том, какие преимущества мы приобрели. Я сделала все, как бы сказали твои военные, для обеспечения минимальных потерь. Мне удалось внедрить своих людей в их систему безопасности, а это, скажу я тебе, было не так-то просто.

— Где находится Скайла Лайма?

— В безопасном месте. Нет, не смотри на меня такими глазами. Если честно, то я даже не знаю, где это место находится. Ни малейшего представления. Где-то между нами и Риклосом. Ей не будет причинено вреда.

— Видно, ты недостаточно его знаешь.

— Я? Интересно, кого ты имеешь в ви…

— Стаффу! — взорвался Синклер. — А вот я знаю. Я бился с ним. Моя стратегия противостояла его стратегии. И я изучил его. У него есть одно качество, которое можно называть по-разному: неутомимостью, упорством, упрямством… Он проявил его в борьбе в полную силу. Я был там, когда Компаньоны обрушились на нас неизвестно откуда. И вот снова повторяется та же ситуация. Он идет на меня, а я не имел времени подготовиться. Ты не дала мне времени на то, чтобы устроить ему ловушку.

Она вся напряглась, уловив гнев в его словах.

— Синклер…

— Теперь пеняй на себя.

— Синклер, успокойся ради бога! У нас будет вполне достаточно времени до тех пор, пока он приготовится к походу. Что ты думаешь? Он проведет мобилизацию по мановению волшебной палочки? Ему потребуется для всего этого по меньшей мере месяц!

— Или, а ты, оказывается, дура.

У нее дрогнули нервы на лице, но ей удалось скрыть это.

— Даже тебе не позволительно разговаривать со мной в таком тоне, — проговорила она спокойно, но сдержанно.

Не чувствуя того, что заходит слишком далеко, Синклер ткнул в ее сторону пальцем.

— Этот человек стал готовиться к войне со мной сразу же, как только он вернулся на Итреату! Стаффа кар Терма не тот человек, который может легко снести подобное отношение к себе! Свободный космос наэлектризован до предела.

Он готов взорваться. И тебе не удастся застать Стаффу спящим! Если ты сейчас же вернешь свободу его командиру, мы еще можем спасти как-нибудь положение.

Закипавший в душе Или гнев стал потихоньку угасать.

— О чем ты говоришь? Я взяла ее в заложники. С ней в руках мы сможем оказывать влияние, если не давление на Стаффу.

Синклер прикрыл глаза. Он дышал шумно и глубоко. Видно было, что ему с большим трудом удается держать себя в руках.

— Сначала мы должны вырвать зубы у Сасса. Затем нужно сделать ложный финт в сторону самой империи Сасса, дальнейшие шаги после налета Мака. По-моему, вполне разумно, не так ли? Как только они ослабнут, мы их сразу выведем из игры. Основное же будет, естественно, касаться Риклоса. Я бы выполнил операцию в три приема. Первые два корабля должны взять планету и тем самым плюнуть Стаффе в лицо. Он не потерпит риганское присутствие столь близко от своих пределов. Если потерпит, значит, он просто самоубийца.

Или кивнула.

— Ты рассчитываешь на то, что он набросится на твои оккупационные силы, словно рипарианский гриф?

— Совершенно верно. Тогда последует вторая волна моего удара, которая должна будет рассеять его атакующие порядки. — Синклер изобразил это замысловатым жестом руки. — Стаффа узнает, что я ударил по Сасса. Но он имеет весьма смутное представление о боевых возможностях риганского флота. Он бросит в бой свои резервы, вообразив, что это будет лучшим способом оставить меня калекой на всю оставшуюся жизнь. В этот момент мы ударим по нему нашей третьей ударной волной, в которую войдет все, чем мы располагаем.

Или жестко усмехнулась.

— И у тебя будет открыта дорога на Итреату. Синклер потер рукой свой шишковатый нос и поднял голову, чтобы взглянуть на грохочущее звено ЛС, пронесшееся над ними в сторону лагеря.

— Возможно. Сасса будет повержена, но не уничтожена до конца. Стаффе придется зализывать свои тяжкие раны. Я буду совершенно свободен в выборе: захочу ударить по Сасса — пожалуйста, захочу по Стаффе — сколько угодно! Я также могу вернуться и перегруппироваться. Мне никто в этом не сможет воспрепятствовать. В том и другом случае перед нами будут два ослабленных, истекающих кровью мира. Инициатива будет полностью в наших руках. И мы сохраним наступательные возможности. Сасса будет заботиться только о том, как бы спасти свое имущество, поэтому не сможет выйти против меня большой силой. Стаффа будет лихорадочно укреплять оборону Итреаты. Если он рискнет преследовать нас и покинет свои базы раненым и уязвимым… Впрочем, мой план никак не предполагал похищения Скайлы!

Или не могла сдержать рассерженного восклицания.

— Прошлой ночью все мы были очень усталыми. Стаффа был в ярости. Я была поражена. А ты просто, кажется, еле держался на ногах. Но я знала, что наступит день и каждый из нас сможет спокойно обдумать положение и выслушать другого. Я не буду терять связь с Командующим. Я уверена, что мне удастся хоть в какой-нибудь степени смягчить его гнев. Будем исходить из того, что твои предположения справедливы и он уже вовсю проводит мобилизацию.

Синклер с подозрением взглянул на нее.

— Синклер? — мягко проговорила она. — Что с тобой происходит? Ты ведешь себя так, как будто я в чем-то провинилась. Я же не знала, что ты заранее составил такой подробный план. Давай не будем делать поспешных выводов. Зачем нам навлекать беду на свои головы, торопить ее наступление? В любом случае мы всегда можем отпустить Скайлу Лайма на свободу… Но подумай сам! Если она будет в наших руках, это будет сковывать деятельность Командующего, не позволит ему вовсю развернуться.

— Отпусти Лайма, Или, — проговорил упрямо Синклер, скрещивая руки на груди. — У меня такое впечатление, что ты все-таки не понимаешь Командующего. Ты никогда не была солдатом. Убеждения — нечто совсем другое. Я предупреждаю тебя. Если хоть волосок упадет с головы этой женщины, ты тем самым можешь навлечь на нас верную смерть.

— Ну, в настоящий момент я ничего не могу с ней сделать, даже если бы захотела. Лайма в космосе, а где именно, бог ведает. Послушай, мы сейчас оба раздражены. Ты выглядишь устало. Как насчет ужина и отдыха? У меня есть бутылочка великолепного микленского коньяка. Заодно поговорим. Только не о политике и войне, а о чем-нибудь другом, что придет на ум. Неужели нам не о чем поговорить?

Она придвинулась к нему ближе и заглянула прямо в глаза.

Она взяла его руки и положила их себе на грудь, заметив тень желания, проскочившую в его темных глазах. Однако Синклер решил не поддаваться.

Или удивилась. «И откуда это взялось в нем?»

— Может быть, позже, — сказал он, переводя взгляд с нее на идущий на посадку у лагеря ЛС. — У меня есть срочнейшие дела. Я не имею права отвлекаться.

Он высвободился из ее объятий и направился в лагерь. Через несколько шагов он, однако, остановился, обернулся и поднял вверх указательный палец правой руки.

— А насчет Скайлы Лайма я говорил серьезно. Не трогай ее, иначе мы превратим в пыль весь свободный космос. Да и то…

Она провожала его пристальным взглядом, сжигаемая недобрыми предчувствиями. «Он отверг меня. Почему? Из-за той женщины?»

Обдумывая разговор с Синклером, Или направилась к своему авиакару. «Неужели командующему быстро удастся мобилизовать свой флот? И если Синклер прав, каким образом эффективнее использовать Скайлу Лайма? Разве что пригрозить немного Стаффе?»

Она пробралась на свое место в авиакаре, закрыла колпак кабины и откинулась на мягкую обивку, когда машина поднялась в воздух. Перемена в отношении к ней Синклера очень обеспокоила Или.

Повинуясь внезапному импульсу, она включила экран компьютера связи.

— Гиселл. Есть одна женщина. Блондинка. Около метра шестидесяти сантиметров роста. Весит порядка пятидесяти пяти килограммов. Внешне выглядит лет на двадцать пять или чуть старше. В настоящую минуту она находится с Синклером в его ЛС. У нас есть в окружении Фиста агент, который должен добыть голографию или отпечатки пальцев. Поставь перед нашими людьми задачу присмотреть за ней. Она не могла появиться из воздуха. Проверьте все контакты Фиста. Перетрясите всю его прошлую жизнь. Мне нужно знать, кто она такая, и можем ли мы ее как-нибудь использовать.

«Потому что, дорогой Синклер, если она имеет для тебя большое значение, я могу с ее помощью влиять на тебя так же, как с помощью Скайлы я буду влиять на Стаффу. Ты у меня по струночке ходить будешь, Фист!»


"На квантовом уровне возможности наблюдателя одновременно и поражают, и остаются странно ограниченными.

Тайна кванта, тайна принципа неопределенности связана именно с наблюдением. Математически мы можем описать квант во всех его проявлениях. Но когда речь идет о наблюдении, у нас есть возможность описать только его состояние, что можно сравнить с бриллиантом, грани которого мы не сможем увидеть одновременно. Седди считают, что это ключ того, что такое Вселенная.

Уже тем, что мы рассматриваем ее как объект наблюдения, мы воздействуем на нее и искажаем ее образ. При экспериментах с фотоном наши датчики изменяют его либо как частицу, либо как волну, но только раздельно и, похоже, каждый решает, что именно он хочет найти. Таким образом, наблюдение создает реальность. Но как быть с другими параметрами? Искажаем мы, тем самым, лишь ничтожную часть Вселенной или за этим стоит что-то большее? Математически мы можем показать, что тем самым мы на месте одной, реальности как бы создадим две. Каждое решение, которое мы принимаем, например, принимая приглашение на прием, когда мы можем отужинать с кем-то еще, меняет реальность вокруг нас. Вселенная как бы раздваивается и в том случае, когда мы принимаем приглашение с другой стороны. Так же, как и в эксперименте с фотоном, мы выбираем и видим лишь одну грань, но многогранный бриллиант остается самим собой.

Так почему же это происходит? Какой божий умысел заложен в этом?

Для Седди доказательство существования свободной воли принципиально важно. Принимая решение, мы каждый раз подталкиваем эволюцию Вселенной. Без этого во Вселенной восторжествовал бы фатализм, без этого она утратила бы способность меняться и осталась бы бесплодной и застывшей.

Оглянитесь на людей, которых вы знаете, и поймете, что каждый из вас, сознательно или нет, постоянно меняет будущее и тем самым природу Вселенной и божественного разума. Сможете ли вы после этого снова взглянуть на мир прежними глазами?"

Из выступления Кайллы Дон по Итреатическому вещанию.


Содержание:
 0  Осколок империи : Майкл Гир  1  ПРОЛОГ : Майкл Гир
 2  Глава 1 : Майкл Гир  3  Глава 2 : Майкл Гир
 4  Глава 3 : Майкл Гир  5  Глава 4 : Майкл Гир
 6  Глава 5 : Майкл Гир  7  Глава 6 : Майкл Гир
 8  Глава 7 : Майкл Гир  9  Глава 8 : Майкл Гир
 10  Глава 9 : Майкл Гир  11  Глава 10 : Майкл Гир
 12  Глава 11 : Майкл Гир  13  Глава 12 : Майкл Гир
 14  Глава 13 : Майкл Гир  15  Глава 14 : Майкл Гир
 16  Глава 15 : Майкл Гир  17  Глава 16 : Майкл Гир
 18  Глава 17 : Майкл Гир  19  вы читаете: Глава 18 : Майкл Гир
 20  Глава 19 : Майкл Гир  21  Глава 20 : Майкл Гир
 22  Глава 21 : Майкл Гир  23  Глава 22 : Майкл Гир
 24  Глава 23 : Майкл Гир  25  Глава 24 : Майкл Гир
 26  Глава 25 : Майкл Гир  27  Глава 26 : Майкл Гир
 28  Глава 27 : Майкл Гир  29  Глава 28 : Майкл Гир
 30  Глава 29 : Майкл Гир  31  Глава 30 : Майкл Гир
 32  Глава 31 : Майкл Гир    



 




sitemap