Фантастика : Космическая фантастика : 59 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  103  104  105  108  112  116  120  124  128  132  134  135

вы читаете книгу




59

Регион Метрополис, созвездие Гедур

Система Иллуин, планета III

Административная станция Парламента Республики


На какие-то мгновения Карин Мидулар забыла о своем намерении сделать переломное для своей политической карьеры заявление — перед ней появилась гранд-адмирал Республики.

— Вы уверены, что хотите этого? — спросила адмирал Неко. — Мы заплатим адовой ценой…

— Мы и так в аду, — ответила Карин Мидулар. — Это правительство свое отработало… единственный путь — начать все заново.

— Тогда наша помощь сводится к тому, чтобы быть наготове, — сказала адмирал Неко. — Флот дислоцирован вдоль звездных врат и жилых районов, близких к центру Империи. Архангелы исчезли, но мы готовы к встрече с ними.

— Вы — преданный друг, — ответила Карин. — Спасибо.

— Не стоит благодарности, — заметила адмирал Неко. — Я всегда остаюсь преданной Республике, и мое дело — защитить ее любой ценой.

— Тогда скажите мне кое-что, — попросила Карин. — Что вы думаете о Кейтане Юне и его враждебности по отношению к КОНКОРДу?

— Что ж, если вы ждете честного мнения, то, надеюсь, готовы к честному ответу.

— Конечно, во что бы то ни стало, прошу вас, — настаивала Карин. — Скажите мне прямо, как вы относитесь к тому, что он сделал?

Адмирал глубоко вздохнула.

— Душой я согласна с ним. Но моя ответственность перед Республикой пересиливает личные пристрастия.

Карин тщательно обдумывала этот ответ.

— И его точка зрения относительно выживания старкманиров выглядит оправданной?

— Информация об их выживании обнадеживает меня больше, нежели новости относительно нашей расы, — признала адмирал.

— Но Республика давала нам надежду, — сердито сказала Карин. — Как он мог позволить себе противостоять КОНКОРДу? И чем, черт возьми, были те корабли в Юлае?

— Думаю, что это были Старшие, — не задумываясь, ответила адмирал. — Только к ним таккеры относятся лояльно… и только они располагают властью привести этот вид огневой мощи в пространство Империи.

— Старшие — мифические персонажи! — настаивала Карин. — Просто басни, сказки для детей!

— Возможно, так, а возможно, иначе, — не сдавалась адмирал. — Проблема с чудесами состоит в том, что можно либо отказаться верить тому, что видишь воочию, либо принять то, чего не существует. Истина лежит где-то посередине. Когда ультиматум Кейтана будет приведен в исполнение, мы, наконец, узнаем правду. И затем будем решать, как к этому относиться.

— А как будете вести себя вы? — требовала ответа Карин. — Если те корабли — «Старшие», как вы говорите, — возвратятся и нападут на КОНКОРД, во что вы будете верить? В то, что это — чудо?

Адмирал Неко смотрела на нее, не отводя взгляда.

— Полагаю, что сочла бы это первым реальным шансом, который у нас когда-либо был, для освобождения нашей расы.

— Вижу, что вы действительно преданны, — бормотала Карин, обескураженная тем, что даже адмирал Неко была не согласна с ее политикой все это время. — Посмотрите, в каком положении мы находимся сегодня и во что повергли нас барабаны войны. Вотум недоверия, распущенное правительство… все это происходит тогда, когда общество следует желаниям, а не закону.

— В нашем наследии одно никогда не исключало другого, — ответила адмирал. — Ваша попытка разделить оба этих понятия и привела к падению Республики.

Карин с недоверием уставилась на своего последнего союзника.

— Бог в помощь вам в ваших начинаниях, — сказала она кратко.

Зал Парламента разразился какофонией раздражительных замечаний и насмешек, выкриков и оскорблений, когда Карин Мидулар приблизилась к подиуму, чтобы выступить перед демократически избранным правительством Республики. Когда в аудитории раздался призывающий к порядку голос Малету Шакора, шум немного утих, и стало возможно расслышать голос Карин, чье изображение возникло на экране амфитеатра.

— Мы находимся в кризисе, и никакого выхода не предвидится, — начала она. — Это правительство парализовано неспособностью достигнуть компромисса даже относительно основных принципов демократии. То, что мы не смогли договориться и преодолеть наши разногласия, является позором для всех нас. Граждане Республики заслуживают лучшей участи, но они были дезинформированы обещанием широких реформ! За редким исключением, вы вместо этого поднимали лишь корыстные вопросы, поддерживая коррупцию, предавая самую совесть этой нации!

Последовал поток оскорблений; охрана подтянулась к амфитеатру, разгневанные политические деятели ринулись вперед.

Карин Мидулар держала над головой подписанный декрет.

— Ваш вотум недоверия является чисто символическим, это никак не касается ни моей реальной власти, ни вашего настойчивого желания запугать меня угрозами перейти к решительным действиям, чтобы мне навредить. То, что вы не справились с прямыми обязанностями государственных служащих, не оставляет мне никакого выбора. Согласно конституции Республики, я подписала предложение распустить это правительство, немедленно приступить к исполнению намеченного и призвать к проведению новых выборов в течение ближайших двух месяцев…

Охранники образовали живую цепь; предметы, не закрепленные на местах, летели в воздух; представители бруторов и себиесторов, обвиняя друг друга в измене, устроили потасовку, члены остальных партий заполняли подиум, пробуя дотянуться до Карин Мидулар.

Она еще не успела осознать, что случилось, но охрана уже оттащила ее от подиума, изо всех сил пытаясь защитить от разъяренной толпы.

Карин поместили в неудобное здание одной из казарм, окружавших станцию; здесь, находясь в безопасности, она могла обдумать, какие шаги предпринимать в связи с разразившемся в Парламенте скандалом. Отсюда ее могли доставить в изолированное убежище, где можно будет планировать, как провести новые выборы, перестроить работу кабинета, найти новых союзников… и в любом случае, самым решительным образом покончить с коррупцией, поразившей правительство.

Пока она размышляла, следя за снующими туда-сюда охранниками, ее наладонник начал гудеть. На связи был Малету Шакор. Карин с неохотой приняла передачу.

— Что вам надо? — рявкнула она. — Я не отвечаю на вызовы не членов правительства.

— Я хочу выразить восхищение вашей храбростью, — ответил он. — Со всей искренностью говорю вам, вы заставили собой гордиться.

— Я не нуждаюсь ни в вашей похвале, ни в насмешке, ни в сарказме, Малету. До свидания.

— Подождите, — сказал он. — Вы в опасности. Часть охраны, призванной вас защищать, состоит из агентов гофмейстера Карсота. Мы можем быть политическими врагами, но, Карин, я никогда не шутил бы такими вещами. Я могу предложить вам убежище, где вы будете в полной неприкосновенности, где сможете строить планы относительно правительства, где у вас будет время, чтобы перегруппировать его так, как вы считаете целесообразным…

— Нет, — упрямо настаивала она. — Ваша галантность мне льстит, но я отказываюсь продолжать с вами какие-либо отношения. Вы повернулись спиной к этому правительству, теперь я встану спиной к вам.

В подтверждение своих слов, в порыве внутреннего освобождения, она первая прервала связь. Она никогда не чувствовала себя настолько гордой в отстаивании собственных убеждений, и хотя ее эмоции были, в сущности, бескорыстными, столь же верным являлось и то, что она была голосом людей Республики и что выбор этот они сделали по своей собственной воле.

Когда она включила новости, ее точка зрения резко изменилась — на пленку была записана вся сцена беспорядков в Парламенте. Новостные каналы, безусловно, финансировались Карсотом, и даже сотрудники ее собственного правительства делали из сообщений сенсацию, преподнося информацию как «конец господства Мидулар» и «возможный конец Республики в ее существующей форме».

Когда же она увидела, как охранники стягивают с подиума ее саму, ее самоуверенность исчезла. И срочность, с какой прозвучало предупреждение Малету, заронило в сердце семена тревоги.

Сначала беспорядки начались в наиболее бедных городах Республики Минматар.

Подстрекаемые конкурирующими бандами, стремящимися заполнить вакуум, возникший после роспуска правительства Мидулар, отчаявшиеся люди, озабоченные поиском самого необходимого, повсюду, и на поселениях, и на планетах в пространстве Республики, выступали против политических партий, которые когда-то сами привели к власти. В некоторых регионах они восстали непосредственно против картелей, управлявшихся их собственными ставленниками. Они совершали набеги на правительственные здания, на бункеры с продовольствием и на товарные склады, на каждый символ богатства и финансового благополучия — но добрая половина всего находилась под контролем этих же самых банд. За частную собственность стояли насмерть; там, где преобладало гражданское население, грабители яростно нападали на все, что могли найти, опережая полицию, которая пыталась их остановить.

Карин Мидулар невольно начала восстание против Республики — не только против ее номинальных руководителей, но против самих принципов, которыми те руководствовались, и, возможно, непосредственно против демократии.

Те, кто мог себе это позволить, толпами наводняли космодромы, пытаясь бежать из этого безумия; транспорты были набиты минматарскими беженцами, стремящимися добраться до Федерации.

Воинственные банды немедленно бросались наперерез, чтобы блокировать выходы, и угрожали беженцам смертью, если те не вернутся. Адмирал Неко, непосредственно патрулировавшая границы между Республикой и Федерацией, отдала приказ стрелять в любого, кто будет препятствовать беженцам уехать.

Карин Мидулар видела, как первые разряды полыхнули в пространстве вокруг звездных врат. Вновь минматары убивали минматаров на своей собственной территории, тогда как больше трети их оставались порабощенными Империей Амарр.


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  16  16 : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 28  28 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  40  26 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  56  42 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  64  33 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  72  41 : Тони Гонзалес
 76  45 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  103  58 : Тони Гонзалес
 104  вы читаете: 59 : Тони Гонзалес  105  60 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 116  71 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  128  69 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap