Фантастика : Космическая фантастика : 71 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  115  116  117  120  124  128  132  134  135

вы читаете книгу




71

+00:42:40

Регион Эссенс, созвездие Виерес

Система Ледистьер, планета IV, луна 4

Административная станция президента


Гранд-адмирал флота Федерации Этеррер говорил спокойно, не выказывая никаких признаков, что на него оказывали давление или что он был весьма обеспокоен известиями, только что поступившими из системы Люминэр.

— Что значит «блокирована»? — требовательно спросил президент Фойритан. — Как может столичная система Федерации Галленте быть блокирована? Я не могу уследить за вашей мыслью.

— Кажется, Альянс Калдари переместил в систему все свои вооруженные силы, — ответил адмирал. — Противоположные стороны всех звездных врат, ведущих в Люминэр, блокированы энергомагнитными платформами и заминированы. Все наши попытки посылать туда корабли потерпели неудачу, но мы можем использовать другую тактику, чтобы разбить их блокаду системы.

— Другую тактику? — вскипел президент. — Сколько там судов Альянса — в точности?

— Два титана класса «Левиафан», из которых по крайней мере один находится на орбите Калдари Прайм, около пяти тысяч звездолетов различных классов; более ста тысяч малых скоростных кораблей и боевых вертолетов; и, по нашей оценке, приблизительно 1100 воинских подразделений, или более двадцати миллионов солдат, на поверхности…

— Двадцать миллионов?

— Да, и все они действуют на планете совершенно безнаказанно; города Товил и Аркурио полностью окружены. Единственные хорошие новости — Галленте Прайм это не затронуло; ни один корабль Альянса не появлялся на ее орбите, точно так же, как не осталось ни одного корабля Федерации, чтоб защитить планету.

Президент, окруженный большинством членов кабинета, впился взглядом в экранное изображение бесстрастного гранд-адмирала.

— Сколько кораблей, вы сказали, пытались прорвать блокаду?

— Тридцать девять, если быть точным.

— Вы нанесли какие-то потери силам Альянса?

— Мы перехватили арьергард конвоя, совершавшего прыжок в Люминэр, и подбили десять вражеских кораблей, — гордо сообщил адмирал.

— Десять кораблей, — президент покачал головой. — Так. Что произошло с Трипвиром?

— Мы собираемся расследовать вероятные причины неудачи…

— Вы уволены, адмирал, — прорычал президент. — Контр-адмирал Раншел — новый действующий командующий вооруженными силами Федерации.

Лицо контр-адмирала появилось рядом с изображением Анвента Этеррера, получить полное изображение было невозможно, так как, в отличие от своего командира, он находился в капсуле суперскоростного корабля в системе Алгогиль.

Адмирал усмехнулся.

— Господин президент, мы в состоянии войны. Отправить в отставку главнокомандующего после начала военной операции…

— …то, что я обязан был сделать давным-давно, спасибо, а теперь пошел на хрен!

Изображение исчезло, и президент Фойритан ударил кулаком по столу.

— Ариэль, убедитесь, черт побери, что он покинет пространство Федерации!

— Да, сэр, — отвечала шеф разведки, яростно барабаня по клавишам наладонника. Она была бледнее обычного, выражение ее лица было одновременно печальным и разъяренным.

— Каковы потери на Калдари Прайм? — спросил президент.

— Хуже, чем любой из нас мог представить. По нашей оценке, жертвы среди гражданского населения измеряются миллионами…

— Но там сотни тысяч полицейских, солдат и резервистов! — рыкнул он. — Как насчет них? Неужели они ничего не могли сделать, чтобы уменьшить эти жертвы?

— Нет, когда их превосходят численностью в соотношении двадцать к одному, — буркнул генерал Боржье, начальник генштаба Федерации. — Сэр, полное число солдат и полицейских на Калдари Прайм в мирное время — приблизительно один миллион, и большинство из них — офисные работники, поневоле привлеченные к подавлению беспорядков, когда началось вторжение. Они также попали под тотальную орбитальную бомбардировку. Что еще хуже, внутренние диверсии нанесли повреждения планетарной системе обороны, что позволило калдари взять под прицел укрепления в обоих городах.

— Внутренние диверсии?

— Перед началом вторжения они были осуществлены специально подготовленными коммандос противника. Но это — не по существу. Грубо говоря, система планетарной зашиты просто не имела значения. Что может сделать мегаимпульсный барьер и несколько ракетных батарей против такой огромной армады? В конце концов результат был бы тот же самый. Никакой оборонный генератор не сможет противостоять столь интенсивному огневому валу.

— Ясно, — сказал президент. — Контр-адмирал Раншел, как мы можем разрушить эту блокаду?

— Только грубой силой, сэр, — ответил пилот суперкурьера. — Секретные операции невозможны, поскольку противоположные выходы в Люминэр полностью заминированы. Калдари сами себя крепко заперли, и единственная возможность вытеснить их — принести и жертву сотни, если не тысячи судов. Нам придется заплатить наибольшую цену в человеческом эквиваленте за всю историю флота Федерации. И в конце концов, даже если мы сможем достигнуть Калдари Прайм, я действительно не знаю, чего это будет стоить и сколько людей нам удастся спасти.

— Тогда что вы предлагаете? — президент почти кричал. — Сидеть сложа руки? У нас лучше всего экипированные, самые высокооплачиваемые вооруженные силы в Новом Эдеме, и вы говорите мне, что военные аналитики никогда не рассматривали ситуацию полномасштабного вторжения Альянса?

— Господин президент, наша стратегия слишком сильно опиралась на предупреждения разведки, — признал контр-адмирал. Его голос был тверд. — Тибус Хет перекрыл наши сети ХАМИНТ, и нас предал Трипвир. Сказать, что мы были неподготовлены, — было бы преуменьшением тысячелетия. По моему мнению, есть только одно решение, да и то неполноценное.

— Неполноценное решение? — президент усмехнулся. — Что ж, выкладывайте.

— Ариэль может подтвердить, но судя по количеству сил, сосредоточенных у Калдари Прайм, это основные силы, собранные в Люминэре по всему пути от Нового Калдари, сэр. Дорога к их столичной системе открыта, но…

— Но что?

— Полномасштабный карательный удар на том же уровне, что провели калдари, теперь невозможен.

— И дело в том, что…

— …подготовленность наших войск — на уровне мирного времени. Мы можем разбомбить их миры до состояния Темных веков, но мы не можем захватить их планеты. Воинский дух низок как никогда — помимо высокой оплаты, нет никакого стимула для граждан вступать в вооруженные силы; наша уверенность в надежности дронов уничтожена системами глушения Альянса; и наша военная мощь опирается почти исключительно на космические корабли.

— Так вбомбите тогда их в Темные века! Дайте мне что-нибудь для ответа этим ублюдкам!

— Тогда можно начать с системы Тьериджев. Она полностью окружена системами Федерации, и там находится достаточно сил флота, чтобы нанести удар. Отдайте приказ, и мы пошлем их, чтобы сокрушить оборону в системе Тьериджев. Мы понесем потери, но разумно предположить, что там мы не встретим сил, эквивалентных тем, с которыми столкнулись в системе Алгогиль.

— Сделайте это, — приказал президент. — Уничтожьте все военные укрепления в этой системе.

Механический голос прервал совещание:

— Сэр, с нами связался Тибус Хет и хочет говорить с вами.

Все взгляды устремились на президента, чье лицо стало багровым, как закат. После сигнала согласия принять сообщение, в комнате появилось изображения Тибуса Хета, облаченного в военную форму и бронежилет.

— Президент Фойритан, — заявил Тибус. — Прежде чем вы произнесете хоть слово, позвольте представить вам новую реальность Калдари Прайм…

Его образ сменился изображением «Левиафана», проплывающего на фоне планеты; огни городов, которые когда-то отчетливо были видны из космоса, теперь являли скопище ярких оранжевых точек, каждая обозначала ад, в который армия Хета превращала бывший мир Федерации. Когда изображение увеличилось, на нем появились городские районы, залитые светом, и со всех сторон окруженные тьмой.

— Этот мир наш, — продолжал Тибус. — Он был отобран у нас ровно сто девяносто лет назад Федерацией Галленте. Мы вернули его себе.

Изображение сменилось видом реющего флага Альянса Калдари, камера отъехала, чтобы показать, что он развевается над городом Аркурио. Кругом, насколько можно было охватить зрением, были солдаты-провисты и бронированные машины, патрулировавшие улицы.

— Многие галленте умерли сегодня за отвратительные преступления своих предков, — продолжал Тибус. — И хотя неоспорима истина, что я не слишком осторожно добиваюсь своих целей, я не лишен милосердия. Ваши советники, должно быть, сообщили, что мои силы сосредоточены здесь, в Люминэре. Галленте Прайм — мир, где родилась ваша раса, все еще не тронут. Я мог бы сжечь эту планету дотла, и все же я не хочу подобного.

Все, чего я хочу, — нашу родную планету, с который вы нас изгнали. Я — человек слова: признайте за Альянсом право на Калдари Прайм, и убийства немедленно прекратятся.

Президента Фойритана явно трясло.

— Что за великим полководцем вы себя считаете, выставляя напоказ это зрелище? — прорычал он. — Вы угрожаете мне здесь, теперь, после того, что вы сделали, и ждете, что я исполню ваши требования? Вы так мало верите в наши возможности и не имеете никакого уважения к сдержанности, которую мы выказали, пытаясь обойтись с вами благородно. Я думаю, так и есть. Вы действительно сумасшедший. Я не опущусь до того, чтоб заключать соглашения с преступником. Вы бросили мне вызов, и вам лучше ожидать ответного удара!

Тибус оставался невозмутим.

— Это правда, что пространство Альянса открыто для вашего насилия, так же как Калдари Прайм давным-давно. Вы планируете начать с системы Тьериджев, потому что для вас это удобнее всего. Позвольте мне показать вам, почему вы не сможете этого сделать.

Камера изменила ракурс, показав панораму города, представляющего смешение темных и светлых участков, затем сосредоточилось на затемненной зоне. Сначала сцена была полностью погружена во мрак, затем его прорезал зелено-белый луч прожектора, показав то, что скрывала ночь.

На улицах царила паника. Застигнутые в городе, галленте бродили во тьме, ища хоть какой-нибудь помощи и не находя ее; трамваи, ховеры, все средства передвижения замерли на пути следования; и предметы роскоши, и те, что обеспечивали необходимые потребности, — все, что питалось электричеством, не работало.

Без источников энергии все достижения современной цивилизации были недоступны.

— Смотрите на них всех! — говорил Тибус. — Так много людей, молодых и старых, добрых и злых, богатых и бедных, совершенно разных, но имеющих одно общее — этническую принадлежность.

Видео внезапно воспроизвело повтор записи орбитальной плазменной бомбардировки по военным объектам планеты; ужасающий огненный ливень, стирающий все на своем пути. Все находящиеся в комнате едва могли дышать, глядя на это.

— Обратите внимание, что случилось с укрепленными целями, — продолжал Тибус. — А теперь представьте, что будет, если удары нанести по людям. Осадные орудия нацелены на каждого галленте в городах Товил и Аркурио. Забавно, вы не находите? Они все в ловушке в районах, огражденных согласно вашему же закону о военном положении.

Теперь президент видел лицо диктатора крупным планом и холодный, упорный взгляд его серых глаз.

— Вопреки тому, что вы думаете обо мне, я не жажду войны или ненужных убийств. Итак, я заявляю в самых ясных выражениях: отведите корабли от моих границ, и кровопролитие будет остановлено. Но, клянусь, если хоть один ваш звездолет появится в пространстве Альянса, я уничтожу свою родную планету со всеми галленте на ее поверхности.

«И это станет полным концом для нас, — думал президент Фойритан. — Абсолютный крах мира и процветания: конец моей администрации и просвещенного правления, на благо которого я неустанно трудился; все, чего мы добились, навсегда отравлено Тибусом Хетом».

— Вы понимаете, господин президент? — спросил тот, впиваясь в него взглядом. — Мы заключили соглашение?

«Это — война, в которой я не могу сражаться, — думал президент. — Это война, которая будет выиграна или проиграна нашими капсулирами».

Не в силах высказать согласие, он слегка кивнул.

— Хорошо, — продолжал Тибус. — Остается еще один пункт, прежде чем я сообщу эту великолепную новость Альянсу Калдари. Мои флотилии начнут возвращаться на свои базы, поскольку не все они необходимы, чтобы подкрепить здесь наше присутствие. Им будет, конечно, разрешен обратный транзит тем же путем, которым они прибыли, без помех со стороны ваших сил.

«Галленте будут помнить это унижение в течение многих поколений, — думал президент. — Я оставляю им в наследство отчаяние; для вечности я останусь глупцом, который потерял Калдари Прайм».

— Контр-адмирал Раншел, — сказал он, обводя членов кабинета взглядом — одного за другим, как бы обвиняя каждого из них в произошедшей катастрофе. — Отведите ваши корабли. Флоту Альянса будет дозволено пройти.

Последовала долгая пауза, прежде чем командующий флотом Федерации ответил.

— Если это необходимо… тогда да, сэр. Я отвожу корабли.


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  16  16 : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 28  28 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  40  26 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  56  42 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  64  33 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  72  41 : Тони Гонзалес
 76  45 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  104  59 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 115  70 : Тони Гонзалес  116  вы читаете: 71 : Тони Гонзалес
 117  72 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  128  69 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap