Фантастика : Космическая фантастика : 69 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  127  128  129  132  134  135

вы читаете книгу




69

+00:31:23

Регион Эссенс, созвездие Крест

Система Люминэр, планета Калдари Прайм

Город Товил, Энерговырабатывающий завод Денгмар

Территория Федерации Галленте


После долгого, утомительного дня, полного отупляющей скуки и потраченного впустую времени, солнце наконец село.

Назначенный охранять одну из энергостанций города, пожилой офицер полиции Федерации ворчал из-за необходимости оставаться здесь до конца рабочей смены. Сидя в одиночестве в полицейском спидере, он проклинал начальство и ругал причины своего назначения. Правда, здесь ему была предоставлена безопасность, за которую он был благодарен. Стычки и беспорядки в основном случались возле кварталов калдари, и в его возрасте это было ни к чему. Смутьянов лучше предоставить молодым, крепким, легким на подъем полицейским, которые рвутся в драку, чтобы доказать свой патриотизм и верность долгу.

Но зачем охранять вход на энергостанцию? Улицы под контролем, государственные учреждения открыты, галленте вернулись к нормальной жизни, а паразиты-калдари, ответственные за все беспорядки, заперты за заграждениями из баррикад и проволоки, по которой проведен ток. Зачем ему — полицейскому, которому лишь несколько лет осталось до пенсии, — поручили нянчиться с укрепленными воротами?

Его нетерпение было вызвано желанием вернуться домой пораньше, чтобы поспеть на праздничный обед в честь дня рождения старшего сына, которому скоро предстояло отбыть в техническую академию. Дети растут быстро, объяснял он капитану. Когда на тебя сваливается осознание, что ты не можешь быть с ним все время, то используешь каждый шанс, чтобы это восполнить. Всего лишь на несколько минут раньше, чтоб иметь возможность это сказать!

Нет, это на тридцать минут раньше, ответит ему капитан. Нам не хватает сотрудников, так что вам придется оставаться до конца смены. Извините.

Постукивая по пульту, он перебирал семейные воспоминания, одновременно наблюдая за толкотней на оживленных улицах. Он бросил взгляд на молодую пару, державшуюся за руки; на троицу болтавших бизнесменов; на компанию детей, игравших среди скульптур и садовых деревьев. Вечерело, и свет самых ярких звезд уже озарял сумеречное небо. Легкий ветерок доносил мелодии уличных музыкантов и гомон тысячи бесед; воздух пропитан множеством запахов — от ароматов вкусных яств до влажной свежести реки, питавшейся из ближайшего ледника.

«Слишком прекрасная ночь, чтобы сидеть в патрульном спидере», — грустно думал он. Но затем его надежды оживились, когда у основания мраморной лестницы ниже по улице показалась полицейская машина Федерации. Приподнявшись на сиденье, чтобы присмотреться, он подумал, что, в конце концов, все же сумеет освободиться пораньше…

Ужасающий грохот ударил по его барабанным перепонкам; он был настолько мощным, что машина закачалась, когда звук, прокатившись поверху, был отражен стенами небоскребов. Пораженный, он инстинктивно проверил, не ранен ли, — травм не было, так же как жертв и разрушений снаружи, насколько он мог видеть, люди на улице помогали тем, кто испугался, упавшие прохожие поднимались с земли и бежали, чтоб быстрей добраться до помещений.

Затем он понял, что энергия спидера отключена. Когда он попытался завести двигатель, второй громовой удар потряс его до костей; его руки задрожали, когда он осознал, что машина полностью мертва.

Из здания позади него выбежал служащий, забарабанил по дверце, чтобы привлечь внимание.

— Удар электромагнитного импульса! — отчаянно завопил он. — Нас только что накрыла двойная волна — что это, черт возьми, такое?

Рев воздушно-реактивного двигателя поразил полицейского, и оба человека взглянули наверх. Невысоко над землей летел военный дрон, сделав резкий вираж между двумя банковскими зданиями дальше по улице. Схватив коммлинк, прикрепленный к форме, полицейский попытался связаться со своим командованием, но все что он услышал — тишину.

Прежде чем дрон исчез, полицейский мог бы поклясться, что видел маркировку Альянса Калдари.

— Возвращайтесь назад и забаррикадируйтесь! — крикнул он служащему. — Бегите!

Когда тот в испуге развернулся, за его спиной раздалось резкое хрясь! — и она взорвалась красновато-белой взвесью, служащий перекувырнулся и упал на землю бесформенной грудой. Полицейский медлил, частично от потрясения, вызванного теплыми кровавыми брызгами на лице, частично оттого, что впервые со времен обучения услышал оружейные выстрелы. Глянув вперед, он увидел, что к нему приближаются полицейские Федерации, и не понимал, почему все они вооружены винтовками минматарского образца.

В следующее мгновение до него дошло, что подобное оружие совершенно лишено электронных частей.

Рванув со стойки свою плазменную винтовку, он обнаружил, что из нее невозможно выстрелить.

Батарея и электроника сели, так же как и двигатель спидера, в котором он находился.

Три пули ударили по ветровому стеклу прямо перед лицом полицейского.

Стрелявший выглядел как этнический галленте и ругался из-за того, что выстрелы не смогли пробить бронированное стекло.

— Мы на одной стороне! — крикнул полицейский, когда стрелок оказался рядом с машиной. — Какого черта вы творите?

— Поверь, — сказал «галленте», прицеливаясь, — так для тебя будет лучше всего.

Полицейский Федерации так никогда и не узнал, что он стал второй жертвой вторжения Тибуса Хета на Калдари Прайм и что его череп был не единственным, пробитым спецназом драконавров, переброшенным ко всем стратегически важным точкам планеты.

* * *

Перехватчик Корвина оказался в системе Люминэр меньше чем за секунду до атаки военных кораблей Альянса.

При блокаде электромагнитных датчиков космос вокруг врат Алгогиль омывался пульсирующими лучами, исходящими потоками чистой радиации, генерируемой энергообразующими кораблями флота Альянса, расположенными на орбите.

Ничто не могло противостоять такой интенсивной электронной бомбардировке; каждый корабль, попадающий в систему через эти врата, сразу становился слепым и беспомощным, неспособным ни видеть цель, ни использовать свое оружие. Единственная возможность пробить заграждения состояла в грубой силе, буквально в том, чтобы привести сюда больше кораблей, чем разместил здесь Альянс Калдари — цены, которую, было известно во флоте Альянса, Федерация не пожелает заплатить.

Корвин смог уцелеть только потому, что его корабль был первым, появившимся перед блокадой, до того, как полная мощь ее смертоносной силы могла быть пущена в ход. Он вынырнул из подпространства за долю секунды до того, как на врага обрушились десятки заградительных оболочек, уничтожающих двигатели. Когда его «Таранис» несся к Калдари Прайм, он успел лишь увидеть, как остальные ведомые, безнадежно обездвиженные в момент своего прибытия, были уничтожены прицельным огнем сотни кораблей.

«Это, должно быть, кошмарный сон», — думал он, пока адреналин заполнял его вены. Пока его «Таранис» проходил через безмятежное спокойствие ядра деформации пространства, временно отделенный от вселенной и недостижимый для ужасов, ждущих по ту сторону, он задавал себе единственный последний вопрос:

«Почему мы оказались не в состоянии остановить это?»

Когда туннель деформации рассеялся и его взгляду предстала усеянная огромными городами ледяная планета, он увидел, насколько реален этот кошмар.

Увиденных сцен было достаточно, чтобы вдохновить душу каждого провиста в Новом Эдеме: «Левиафан» был уже на орбите Калдари Прайм, закрепившись над руинами космической станции, построенной калдари задолго до того, как галленте изгнали их в последней войне. Тот же, который он видел у врат Алгогиль, также был теперь здесь, заняв позицию над планетой, рядом горели обломки по меньшей мере тридцати военных кораблей флота Федерации.

Корвин сомневался, что они хотя бы успели узнать, кто напал на них.

Подобно ливню, который предшествует буре, космос между флотом дредноутов Альянса и атмосферой планеты окрасился темным; быстро изменив масштаб изображения, Корвин увидел десятки тысяч скоростных кораблей и дронов поддержки, опускавшихся на поверхность. Орбитальные станции защиты Федерации были уже в руинах, и ни одна расположенная на планете оборонительная установка не открыла огня по тучам нападавших.

Флот Альянса сумел получить абсолютное преимущество в космосе над планетой, принадлежащей к столичной системе Федерации Галленте.

Поблизости эскадрилья истребителей «Стрекоза» из суперскоростных кораблей класса «Химера» уже нацелилась на перехватчик Корвина и набирала скорость для атаки.

Ему оставалось только одно. Подключившись как к командному, так и к местному каналу, он заговорил:

— Внимание всем галленте. Это — лейтенант Корвин Лирс из флота Федерации…

Он направил перехватчик на тучу скоростных кораблей и активировал двигатель деформации.

— Альянс Калдари только что начал вторжение на поверхность Калдари Прайм, — продолжал он как раз тогда, когда истребители открыли по нему огонь. — Все мои товарищи мертвы, все оборонительные силы этой системы уничтожены, через несколько мгновений я тоже буду убит и возвращен к жизни в качестве клона — далеко отсюда…

Чувствуя, что он собирается что-то сделать, пилоты истребителей усилили атаку, напрасно пытаясь сравняться в скорости с его «Таранисом».

— Будучи капсулиром, я обладаю привилегией бессмертия, но большинство из вас — нет… Вы — достойные граждане планеты, которых мы клялись защищать, но не сделали этого. Мы подвели вас, и теперь можем только просить у вас прощения…

Направив корабль на самую плотную группу скоростных судов, которую мог обнаружить, он активировал систему самоуничтожения «Тараниса».

— Ваше наследие будет вдохновлять меня в каждой жизни, в которой я обязуюсь бороться за ваше освобождение, — сказал он, высвобождая ментальный контроль над кораблем. — Боритесь с захватчиками всем сердцем и душой; не выказывайте слабости и не берите пленных, потому что те, кто врываются в ваши дома, — не люди…

Последним, что осознал Корвин перед тем, как взорвался ядерный реактор «Тараниса», было то, что его корабль находился менее чем в 300 милях над поверхностью Калдари Прайм и почти непосредственно над городом Товил.

Для команд кораблей флота Альянса и перевозимых ими солдат, оказавшихся в радиусе взрыва корабля Корвина, жизнь просто перестала существовать.

Взрыв был видим с земли, как слепящая белая вспышка, зависшая в небе на несколько минут; концентрические круги расходились от точки, отмечавшей место, где Корвин Лирс умер во второй раз.

Электромагнитный импульс взрыва сокрушил электронику множества кораблей, не позволив им войти в атмосферу и превратив в скопище горящих обломков. Многие обугленные корпуса при падении сшибали вершины зданий, их крушение вызывало взрывы в пунктах, жизненно важных как для калдари, так и галленте.

Благодаря поступку Корвина Лирса тысячи солдат и спецназовцев Альянса лишились возможности пользоваться своим оружием — от винтовок до МТАКов и танков.

Драконавры на земле в момент убийственного удара замерли, глядя на небо и молясь, чтоб уцелел один особый корабль, летевший с 5-м подразделением драконавров.

Затем они возобновили свою смертоносную работу, продолжив план вторжения так, как могли только фанатичные ультранационалисты калдари.

Пока не приземлились корабли, они были единственными людьми в многонаселенных городах планеты, владевшими функционирующим оружием. Когда они не убивали охранников военных сооружений, то использовали тактику обмана, чтобы распространить панику и дезинформацию, ободряя население, чтобы заставить его выйти из укрытий на открытую местность.

Из-за введенного Федерацией военного положения местные калдари все еще были изолированы в своих городских кварталах. Участники вторжения Хета собирались использовать это обстоятельство, особенно теперь, когда так много оборудования было потеряно в небесах над Товилом. Разрушительная грубая сила могла занять место погибших корабельных команд, которые, как предполагалось, заняли бы объекты с хирургической точностью. Немедленно началась бомбардировка поверхности, куски раскаленной добела плазмы изверглись из космоса, сжигая здания, разрушая мосты и оставляя кратеры в несколько метров глубиной, от которых галленте разбегались в ужасе.

Артиллеристы, стрелявшие из осадных орудий дредноутов, точно знали, где сконцентрированы жилища граждан Альянса, и, таким образом, были вольны вести огонь по любым необозначенным целям, имеющим военное значение, — по всем, кроме жилых кварталов галленте.

Они были нужны Тибусу Хету для кое-чего другого.


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  16  16 : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 28  28 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  40  26 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  56  42 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  64  33 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  72  41 : Тони Гонзалес
 76  45 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  104  59 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 116  71 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  127  68 : Тони Гонзалес
 128  вы читаете: 69 : Тони Гонзалес  129  70 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap