Фантастика : Космическая фантастика : 16 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  15  16  17  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  134  135

вы читаете книгу




16

Регион Глинистая Пустошь, созвездие Эодульф

Система Скаркон, секретный учебный район военного флота Глубокого космоса

Территория Республики Минматар


Мерцая в сиянии местного солнца, оранжевые и красные волны распространялись от туннеля, созданного искривителем пространства, купая планеты и луны системы Скаркон в призрачных лучах, — так это представало с первого взгляда. Расположив дрон с камерой слева, лейтенант Корвин Лирс любовался совершенным строем перехватчиков класса «Таранис», летящих рядом с его собственным, наблюдая танец света, отражавшийся на их бронированных поверхностях. Физически единый со своим кораблем, на мгновение он ощутил, что едва способен чувствовать, как нейроэмбриональная жидкость ласкает каждый дюйм его кожи, и изумился, как его уникальные квантовые свойства защищают от физических эффектов гиперпространственного путешествия.

«Это всегда будет волновать меня, — думал капсулир, — способность пилотировать звездолет, острые ощущения от гиперпространственных прыжков, привилегия летать во флоте, все это…» Один лишь вид перехватчиков Федерации, — каждый на расстоянии двухсот метров от крыла другого, в синевато-белом сиянии разогретых двигателей, служил для него чистым вдохновением. Приказав дронам с камерами переместиться направо, сосредоточил ментальный взор на формировании военных кораблей флота Республики с другой стороны. Коричневато-оранжевый окрас атакующих фрегатов класса «Ягуар» придавал им угрожающий вид, их симметричные двойные носы пронзали пространство, подобно остриям копий. «Надеюсь, они к этому готовы, — думал Корвин, когда двигатель деформации начал дестабилизироваться. — Эти парням необходимо создать что-то позитивное…»

— Рыцари, подготовиться, — предупредил командир эскадрильи Федерации, как только наружные небесные объекты замедлили ход. Поисковые системы «Таранисов» тут же обнаружили многочисленные цели: три вражеских линейных корабля, сопровождаемые пятью сторожевыми пушками, расположенными на сферической боевой платформе диаметром 100 километров. Корвин немедленно узнал тактическую ситуацию.

— Эскадрильи Рыцарей, вступайте в бой с линейными кораблями, назначаю Первую, Вторую и Третью; Четвертая эскадрилья обеспечит прикрытие, огневая поддержка два, — приказал командир.

— Передаю, выполняю, — ответил Корвин, направляя свой перехватчик к линейному кораблю и включая двигатель микродеформации. Без промедления его судно было катапультировано со скоростью выше двух километров в секунду. Тактический прием был лобовым. Линейные корабли обычно были вооружены большими, медлительными башенными орудиями, которые были неэффективны против малых и стремительных целей. Быстро преодолев разделяющее их расстояние, перехватчики могли опередить орудия, прежде чем те развернутся на башнях, и способны использовать свои стазисные сети и деформационные ловушки, чтобы удерживать эти громыхающие цели до того, как прибудет более мощное подкрепление.

Мощный залп одного из сторожевых орудий ударил по кораблю Корвина, сбивая его с курса. «Черт побери, — выругался он, перестраивая свой вектор и молясь, чтобы его щиты могли выдержать другой удар. — Что, черт возьми, делает эта Четвертая!?» Через внешнюю камеру он мог видеть другие перехватчики, также попавшие под огонь смертельно-точных ударов сторожевиков, которые имели лучшую позицию и отслеживали передвижения любой другой орудийной платформы в окрестности. Единственная цель Четвертой эскадрильи состояла в том, чтобы снять эти орудия прежде, чем они могли повредить или уничтожить перехватчики.

Но вместо того, чтобы сконцентрировать огневую мощь группы поддержки на отдельных орудиях, командир направил один атакующий фрегат на сторожевик. Эта ошибка стоила дорого: второй залп ударил по кораблю Корвина, испаряя остатки защитных экранов и разрушая броню.

Холодный автоматический голос боевого модератора сообщил об условной гибели Корвина.

— Рыцарь-пять уничтожен.

«Зашибись, — пробормотал Корвин, уводя корабль прочь от сражения. — Как раз то, чего не должно случиться». Управляемое дроном сторожевое орудие, только что обстрелявшее его корабль, ударило по следующему в его крыле, и в несколько секунд остальная часть эскадрильи Рыцарей была также «уничтожена». Ни один из них даже не приблизился к строю линейных кораблей.

— Миссия потерпела неудачу, — объявил командир Федерации. — Рыцари, в этом нет вашей личной ошибки, но вы не должны этого забывать. Вы должны слышать это сообщение на канале Республики прямо сейчас. Возвращайтесь на станцию Скаркон III для разбора. Конец сообщения.

«Слишком много для единства и укрепления морали, — размышлял Корвин, разворачивая свой „Таранис“, чтобы установить курс на базу. — Лучше вечером уйти из зала пораньше, прежде чем мордобой станет бесконтрольным».

Объединенные военные действия Федерации и Республики были краеугольным камнем отношений между этими двумя нациями в течение прошлых двухсот лет. Галленте, желавшие тренировать минматаров, не травмируя их гордость, предложили учения как средство для построения доверия и самостоятельности Республики. В последние годы была надежда, что престиж капсулиров, подкрепленный сильным флотом, может объединить разрозненную нацию и поддержать ее правительство против преступных бригад и картелей, угрожающих взять верх над правительством Мидулар. Но никто не предвидел, что социально-экономический климат Республики ухудшится так быстро, и теперь даже военное братство начинало рушиться.

Корвин, активно изучавший историю, размышлял над состоянием государственности Республики, как смотрел бы на осколки разбитого горшка. «Это — кризис национальной идентичности, — думал он, обсыхая перед зеркалом во весь рост и осторожно освобождая разъем в основании шеи. — Минматары просто больше не знают, кто они». Проведя рукой по подбородку и челюстной кости, он решил не бриться перед тем, как погрузиться в ночную жизнь станции. Щетина придавала ему более крутой вид, а дресс-код здесь, конечно, был менее строгим, чем на станциях Федерации. «Четыре племени бежали, третье порабощено, и никто не помогает проклятым, кроме нас». Натянув флотскую форму, он отбросил любые заботы, кроме одной — какая женщина разделит его постель нынче ночью.

«Возможно, демократия была не лучшим выходом для Республики Минматар, — размышлял он, покидая свою квартиру. — Они не принимают централизованного командования, и они отказываются сотрудничать друг с другом, даже при столкновении с бедственной ситуацией. — Корвин заметил нескольких молодых привлекательных девушек, по виду из племени верокиор, которые явно перешептывались о нем, когда закрывались двери лифта. — Это — проблема лидерства; Мидулар слишком слаба, чтобы заработать уважение племен, и слишком современна для народа, чтящего традиции. Им нужен боец, а не миротворец. Они хотят видеть какую-то силу, какую-то храбрость; нечто, способное вселить в них гордость, после того как их снова и снова унижали».

Глядя на свое отражение в двери лифта, он пригладил гриву белокурых волос, все еще влажных после душа. «Кое-что могло бы помочь. Например, рабочие места. Жилье. В значительной степени все, что Республика не может предложить прямо сейчас, и, конечно, не людям, которые больше всего в этом нуждаются».

Двери распахнулись, открывая вид на главный зал, все еще заполненный людьми, несмотря на поздний час. Чтобы убить время, Корвин прогуливался в толпе, остановившись, чтобы бросить восхищенный взгляд на огромный корабельный ангар, прежде чем продолжить путь. Он чувствовал, что люди оборачиваются на него, восхищаются его привлекательной внешностью, таращатся на разъем в его шее. В иные минуты наверняка тяжело быть VIP-персоной, но сегодня вечером он не возражал. В конце концов, иногда приятно насладится выгодами генетической удачи и многих лет тяжкой работы…

Его рассеянный взгляд упал на великолепную женщину, одетую в белое, находившуюся от него метрах в тридцати. Не часто бывало, чтоб такой мужчина, как Корвин Лирс, был ошеломлен чьей-то внешностью, но ее черты отличались от всех, когда-либо им виденных. На секунду их взгляды встретились; и, даже не осознав этого, он начал двигаться к ней, ведомый желанием и всепобеждающей жаждой привлечь ее внимание. Оказавшись метрах в десяти, он испытал разочарование, потому что у нее был спутник — невысокий, хрупкий себиестор, много ниже ее ростом и явно неподходящего для нее типа.

Он знал — будет грубо вмешаться, но он был капсулиром. Она захочет с ним познакомиться, и мужчине придется это просто принять.

— Простите, дама в белом, — громко обратился он к ней, мобилизуя все приемы из своего арсенала обольщения. — Мы, случайно, не знакомы?

Пара остановилась и повернулась к нему. Она оказалась еще более впечатляющей женщиной, чем он ожидал, а вот коротышка действительно оказался хорошо ему знаком.

— Профессор Юн! — воскликнул Корвин с неподдельной радостью, его первородные инстинкты испарились. — Что вы здесь делаете?

Тот выглядел измученным, даже больным, но затем выражение его лица изменилось.

— Корвин Лирс! Это вы?

— Ха, конечно! Сколько лет, сколько зим!

Кейтан склонил голову, присмотревшись, чтобы идентифицировать нашивки на его форме.

— Намного больше, чем вам потребовалось, чтоб получить эти знаки отличия. Вижу, вы оправдали надежды своей семьи. Корвин, примите мои поздравления с тем, что вы стали капсулиром.

Искренне возбужденный от встречи со старым другом, Корвин хотел пожать его протянутую руку. Но привлекательная женщина втиснулась между ними.

— Привет, — сказала она. — Я с Кейтаном. А вы кто?

— Вау, профессор! — Корвин улыбнулся, но осекся, когда заметил мрачное, почти пугающее выражение лица Кейтана. Женщина изучала его; он был уверен, что она его оценивает, и не с лучшей стороны.

— Прошу прощения. Мое имя — лейтенант Корвин Лирс из флота Федерации. Когда-то я не раз проделывал путь от Халма до Люминэра только для того, чтобы прослушать его лекции в Университете Республики. Я — энтузиаст истории, а профессор Юн владеет совершенно потрясающим методом ее преподавать.

— Что ж, это очень мило, — рассеянно сказала она. — Рада была познакомиться, но… милый, ты обратил внимание, который час? — завлекательно обратилась она к Кейтану. — Ты обещал… что мы проведем вместе еще некоторое время, помнишь?

У Корвина челюсть оказалась на полпути к ботинкам от того, как Кейтан на нее глянул. Все в их отношениях было неправильным, и для галленте стало очевидно, что это игра. Профессор отступил от нее в сторону, хотя она не отводила взгляда.

— Корвин, — сказал он, взяв за руку высокого лейтенанта. — Флот для вас превосходно подходит. Ваша семья привила вам правильные ценности, и у вас доброе сердце. Но примите совет: забудьте все, чему я вас когда-либо учил.

— Что?

Кейтан решительно покачал головой:

— Отриньте это, вычеркните из памяти, выбросите из мыслей — и навсегда.

Пилот-галленте был ошеломлен.

— Профессор, что случилось?

— Я потерял всю мою веру в демократические учреждения Республики. Все это обман, ложь, пустословие… Я чувствую себя дураком из-за того, что верил в них все эти годы.

— Вы не можете говорить серьезно…

— Я никогда не был более серьезен за всю свою жизнь. Теперь я изменился и ожесточился. Я не виню вас за идеализм, фактически я был таким же… Но больше — нет. Если вы меня слушаете, запомните еще один совет, если хотите сохранить то, что вам дорого: грядут решительные перемены, и если вы хотите поступать правильно, вам следует доверять своим инстинктам и избегать пути зла.

— Хм… — Амелина игриво обхватила Кейтана за талию. — Малыш, нам нужно идти.

Выражение лица профессора не изменилось, в то время как замешательство Корвина только усугубилось.

— Берегите себя, лейтенант, — сказал Кейтан, когда они двинулись к лифту. — Рад был повидать вас.

— Подождите! — взмолился Корвин. — Что вы имели в виду?

Поскольку двери закрылись, какой-то пьяный брутор разразился хохотом.

— Она любит мужчин, не галленте!

— Пошел на хрен, — пробормотал Корвин, уходя прочь. Вечер загублен. Слова Кейтана не шли у него из памяти, и он ограничился тем, что направился в ближайший зал. Когда он занял место и заказал выпивку, его внимание привлек выпуск новостей на одном из экранов гигантских головизоров в зале.

Там что-то сообщали относительно Альянса Калдари, а конкретно — о корпорации «Калдари констракшнс» и ее только что назначенном генеральном исполнительном администраторе, бывшем операторе МТАКа по имени Тибус Хет.


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  15  15 : Тони Гонзалес
 16  вы читаете: 16 : Тони Гонзалес  17  Часть вторая СМЕРТЬ НЕВИННОСТИ : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 28  28 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  40  26 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  56  42 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  64  33 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  72  41 : Тони Гонзалес
 76  45 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  104  59 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 116  71 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  128  69 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap