Фантастика : Космическая фантастика : 28 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  27  28  29  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  134  135

вы читаете книгу




28

Регион Генезис, созвездие Виерес

Система Виллоре, планета III: Морозис

Территория Федерации Галленте


В окружении пышных садов и великолепных видов на пологие лесистые холмы, президент Федерации Галленте Соуро Фойритан взирал, как сотрудники его охраны провожают последних представителей прессы и региональных сановников ко входу космодрома. Размещенный в укрепленном ангаре за пределами огромного биодома, их ждал скоростной корабль класса «Пегас», чтобы вернуть на административную станцию Сената для транспортировки из системы. Со своего места он мог видеть гладкие обводы военных космических кораблей, украшенных гербом Федерации.

Освободивших от политических фанфар текущих событий, президент прошел по дорожке к скоплению цветов и деревьев, заложив руки за спину. Охранные дроны следовали за ним на коротком расстоянии. Помпезная церемония отмечала официальное начало крайне трудоемких, финансируемых Федерацией усилий терраформировать третью планету системы Виллоре, известную региональному правительству как Морозис — Суровая. Бесплодный, скалистый мир, сотрясаемый тяжелой тектонической активностью и окутанный тонкой оболочкой углекислого газа, он стал, однако главным кандидатом на планетарную разработку из-за благоприятного гравитационного радиуса и подходящего расстояния от местного солнца.

После многих лет лоббирования в Сенате — и своевременных заверениях от геологов Федерации, что тектоническую активность можно снизить до «приемлемого уровня», — было одобрено финансирование проекта, начатого со строительства космодрома и размещения биодомов для жилья десятков тысяч инженеров, которые в конечном счете и должны были построить мощные заводы, очистные устройства для атмосферы, космические лифты, драйверы почвы, добывающие комплексы и дополнительные биодома для следующего поколения поселенцев, трудящихся, чтобы создать еще один прекрасный мир для Федерации Галленте.

Множество орбитальных танкеров уже было на пути к восьмой планете, газовому гиганту, переполненному водородом, которому предназначалось быть доставленным и введенным в атмосферу Морозиса, чтобы насытить ее. Большие кометы и ледяные астероиды системы Облака Оорта были оснащены двигателями или буксируемы транспортниками, чтобы быть размещенными на поверхности планеты. Государственные заказы на стандартные и нанотехнологические сплавы, лазерные буры, топливные ячейки, анейтронные реакторы и другие бесчисленные промышленные товары находились в процессе, способном вылиться в тысячи разнообразных коммерческих сделок во всем Новом Эдеме, но главным образом в Федерации Галленте.

Этот проект обошелся в триллионы кредитов только в самом начале и мог стоить на многие триллионы больше на всем протяжении существования. Но это было по силам экономике Федерации, которая настолько процветала, что без труда могла финансировать столь гигантские предприятия. Любой галленте, который хотел найти работу, мог ее получить; любой, кто нуждался в образовании или медицинском обслуживании, имел на них право на основании гражданства. Спрос на труд было настолько велик, что социальные привилегии распространялись и на все возрастающее количество минматарских иммигрантов, — тех, кто был достаточно энергичен, чтоб оценить открывающиеся возможности, и платил обществу Федерации, занимая предоставленные им рабочие места и живя такой жизнью, которая в других местах представлялась невозможной мечтой.

Президент Фойритан, харизматичный, смелый и трудолюбивый, был чрезвычайно популярен — настолько, что пришлось переписать некоторые статьи федеральной конституции, чтоб удержать его у власти. До его избрания конституционный закон гласил, что президентство могло длиться только пять лет. Но, под давлением разгневанного электората, угрожавшего обвинить избранных сенаторов в неисполнении долга, закон был изменен. По правде говоря, в Сенате понимали, что экономическая политика президента работает настолько хорошо, что они приветствовали его долговременные амбиции, которые могли быть реализованы, только если бы ему позволили остаться у руля. Но главной практической причиной было то, что не существовало никого, кто мог бы предложить соблазнительные альтернативы или более яркое будущее для Федерации, чем Соуро Фойритан, и те, кто присоединился к нему, извлекали выгоду, просто держась на волне его общественной поддержки.

Прогуливаясь, президент Фойритан пристально поглядел вверх, на прозрачный купол из наносплавов, расположенный более чем в километре над головой. Его беспокоили предметы более серьезные, чех успех его президентского правления.

Он был способен почти механически справляться одновременно с несколькими задачами, и, общаясь с местными губернаторами, пожимая руки и улыбаясь для публичных фотографий, он тщательно избегал вопросов журналистов о Тибусе Хете. Упоминая только, что «знает» о событиях на Бронестроительном комбинате.

По правде говоря, он перечитывал речь перед нацией Хета раз десять. Одна фраза казалась президенту более зловещей, чем любая другая:

«Галленте, с момента первого контакта, отравляли наше существование…»

«Явный этнический, националистический подтекст, — думал Фойритан, — от человека, выступающего перед международной аудиторией». Он недоверчиво покачал головой, рассматривая возникшие мрачные перспективы. Не прочитав ни единого слова о прошлом Тибуса Хета, он интуитивно подозревал, что тот способен на чудовищные действия. Но враждебность в его словах не нуждалась в интуитивной интерпретации. «Это заявление тирана, — заключил Фойритан, вдыхая сладкий запах цветов, поскольку процессоры атмосферы прогнали по окрестности мягкий бриз. — И сколь великое удовлетворение бы я ни получил, унизив его, есть миллионы экспатриантов галленте, благосостоянию которых только что угрожали».

— Господин президент, — сообщил один из дронов, — все гости поднялись на борт. Ваш транспорт готов к отлету.

— Хорошо, — ответил он, чтобы проследовать за своими спутниками к космодрому. Представители Сенатской комиссии по иностранным делам, флота Федерации и внешней разведки собирались вместе, чтобы выработать стратегию потенциальных действий в ответ на преступные намерения Хета.

Президент Фойритан был уверен, что они не разделяют его мнения поданному вопросу.

— Оливковая ветвь мира? — недоверчиво спросил гранд-адмирал флота Федерации Анвент Этеррер. — Позвольте мне удостовериться, что я правильно понял… политикан Альянса угрожает нам перед международной аудиторией, и вы хотите предложить ему помощь?

— Почему бы сразу не послать ему деньги? — съязвила глава разведки Ариэль Орвинуар. — И ящик шампанского заодно.

— Вы ничего не продумали, — возразил глава Сенатской комиссии по иностранным делам Олмонт Меис. — Есть множество галленте, живущих в пространстве Альянса и рядом с ним, включая области глубокого космоса. И мы не можем дать жесткого ответа, не имея плана, как их защитить.

Президент Фойритан хмурился, сутулясь в кресле, слушая, как обсуждается его предложение.

— Но разве этот акт финансовой помощи не оскорбит их? — воззвала Ариэль. — Смотрите сами — наши предприниматели там преуспевают, потому что калдари предпочитают наши товары и услуги своим собственным. Это просто честное соревнование.

— Я едва ли назову его честным, — усмехнулась Вадис Чен, министр экономики Федерации. — Единственная причина, по которой они вообще могут позволить себе покупать наши товары, состоит в том, что мы субсидируем наших собственных продавцов. Мы даже покрываем их убытки, которые они терпят при обмене, принимая валюту Альянса. Если мы остановим эту программу и будем проводить все трансакции в галактических кредитах…

— Мы не остановим программу субсидирования, — высказался, наконец, Фойритан. — Мы собираемся увеличить ее. Мне нужна плавающая норма, регулируемая типами продукции. Удерживайте цены на товары длительного потребления выше или ниже аналогов из Альянса, но удостоверьтесь, что цены на товары краткосрочного пользования — ниже.

Выпрямившись, он подался вперед.

— Затем я хочу, чтоб вы исключили поставщиков из Федерации. С этого времени все предприятия галленте, работающие в пространстве Альянса, приобретают товары и сырье исключительно у продавцов-калдари.

Присутствующие обменялись обеспокоенными взглядами, кто-то, возившийся с наладонником, уронил его на стол.

— Господин президент, — осторожно сказала Вадис, — это изгонит из бизнеса наших собственных экспатриантов…

Президент опустил взгляд.

— Нет, потому что мы собираемся также субсидировать потери поставщиков. Мы компенсируем предприятиям потери в бизнесе налоговыми льготами или, возможно, даже, дополнительно покупая их товары напрямую.

— Прямо как я говорила раньше, — пробормотала Ариэль. — Почему бы сразу непосредственно не послать им деньги?

Ропот прошел по комнате, пока президент Фойритан окинул каждого невозмутимым взглядом.

— То, что вы говорите, — взмолилась Вадис, проявляя больше отчаяния, чем заинтересованности, — выглядит так, будто вы ходите поддержать всю их экономику, устанавливая цены и полностью удаляя соревнование с их рынков, фактически играя в то же самое экономическое планирование, которое привело их к краху. Это полностью противоречит всем принципам свободной торговой политики, выдвинутым за всю историю Федерации.

Президент Фойритан сжал зубы.

— Как вы сами же указали, риторика относительно «свободного рынка» всегда была полным дерьмом, пока мы субсидировали предприятия галленте, — прорычал он, позволив своему темпераменту вырваться наружу. — Я могу справиться с этим политически, а Федерация может справиться с этим экономически.

— Понятия не имею, — парировала Вадис. — Это может обойтись действительно дорого…

— Меня не заботит, сколько это будет стоить, — с нажимом произнес президент Фойритан. — Я принял обязательство защищать граждан Федерации, которые рассеяны по сотням миров. Это означает, что у меня есть полномочия использовать для достижения этого любые средства, имеющиеся в моем распоряжении. Этот финансовый пакет — лучший выбор, какой я могу сделать. Никаких пушек. Никаких жестких ответов. Но оливковая ветвь… — он уставился на адмирала, затем перевел взгляд на Ариэль. — И много денег.

— Господин президент, со всем должным уважением, почему вы действуете столь осторожно? — спросил адмирал Этеррер. — Я понимаю ценность сильных экономических связей, но в свете всего, что случилось, возможно, мы слишком остро реагируем? «Калдари констракшнс» — даже не мегакорпорация. Почему нас должен так беспокоить Хет?

— Меня волнует не Хет. — Фойритан резко поднялся. — И все мегакорпорации Альянса вместе взятые. Народ калдари — вот что меня пугает.

— Думаю, это немного… — начала Ариэль, но президент отмахнулся от нее.

— Друзья, мы выиграли войну. Независимо от того, что историки пишут о тупике, в котором мы оказались сотни лет назад, неоспоримый факт — то, что с тех пор мы надрали им задницы экономически, и главным образом потому, что жадность их собственных мегакорпораций облегчала нам эту задачу.

Президент нагнулся над столом, упершись костяшками пальцев в полированную деревянную столешницу.

— Но теперь их приперли к стене, и вы просто не знаете, на что они окажутся способны. Кто-нибудь из вас понимает, насколько там все плохо? Как много калдари технически живет в бедности? Хет использует их несчастье как оружие, и признаюсь честно, это меня пугает. Сильно. Эти люди хотят, чтобы он получил власть. И он говорит им все, что они желают слышать. Разве вы не видели по всем международным каналам, как он бежит через грязь с подстреленным парнем на спине?

Он повысил голос на несколько децибел.

— Что ж, теперь они скандируют его имя, как имя героя. И если я дам ему жесткий ответ, это сыграет прямо ему на руку. Но если я пошлю ему этот пакет, это сыграет на руку нам. Разве вы не видите? Началась игра на управление восприятием. Пропаганда. Пиар. Из-за Хета я не могу защитить своих соотечественников от того, что приписывают им калдари. Если он вдохнет в них достаточно ненависти, если он сможет серьезно усилить свою позицию, обратившись непосредственно к неоконсерваторам и обвинив Федерацию во всех страданиях, или, что еще хуже, получит поддержку проклятых капсулиров, в большой опасности окажемся мы все, не только экспатрианты.

Президент видел, что члены кабинета обдумывают его аргументы, и продолжал:

— Мы — козлы отпущения. Мы — Великое Оправдание. Наш успех — это их провал. Мы пробовали поделиться с ними процветанием — и потерпели неудачу, потому что мегакорпорации не распорядились средствами так, как мы надеялись. У этого сукина сына Хета есть шанс, и весьма значительный. Так что теперь единственный ход, который нам остается, — по возможности не давать калдари повода верить в то, что изрыгает этот ублюдок.

Он скрестил руки на груди, впиваясь взглядом в каждого, словно учитель, собравшийся отчитать школьников.

— Правда в том, что мы должны защитить наш народ. Это имеет значение большее, чем что-либо другое. Мы должны рассматривать события с этой перспективы, и если для этого придется проглотить свою гордость, я, черт побери, не поколеблюсь.

Вадис, я хочу, чтоб к завтрашнему вечеру проект этого пакета лежал у меня на столе в Ледистьере. Адмирал Этеррер, рассмотрите любые планы относительно немедленной эвакуации наших людей из пространства Альянса. Они должны быть у меня на столе к тому же времени, что и этот проект. Все обязаны сохранять спокойствие — или они попадут в преисподнюю, если пресса пронюхает, куда ветер дует. Тем временем мы будем следить за Хетом. Если эскалация будет продолжаться, я хочу, чтоб мы были готовы действовать.

На лицах многих еще сохранялось недовольное выражение. Но никаких дебатов не последовало, ибо президент — демократически избранный или нет — имел право на решающее мнение по вопросам национальной безопасности.

— Кто выступит посредником? — спросил сенатор Меис. — И как?

— Никто из здесь присутствующих, — предупредила Ариэль. — Согласно Хету, мы все враги, не так ли?

— Это экономическая помощь, поэтому она будет предложена нашим министром экономики, — рыкнул президент Фойритан и, не обращая внимания на бледность, выступившую на ее лице, продолжал: — Поздравляю, Вадис. Вам оказана честь.

— Тогда нам за компанию нужен еще пацифист, — сказала Вадис. — Кто-то разумно близкий к образу, который калдари не сочтут абсолютно презренным.

— Нуар, — немедленно отозвался адмирал Этеррер. — Александр Нуар. Ему 160 лет, и он все еще сохраняет дружбу со всеми. Черт, его любят даже во флоте Альянса.

— Думаете, он согласится? — спросил президент Фойритан.

— Это зависит от того, что вы попросите его сделать, — ответил адмирал. — Если ему нужно просто побыть нянькой при дипломатической миссии, думаю, он с этим справится.

— Тогда вопрос, кто там его примет, — добавила Вадис. — Хет съест Нуара живьем. Мы не можем предоставить это ему, иначе он воспользуется случаем извлечь выгоду.

— Давайте подождем и посмотрим, как все сложится, — сказал президент Фойритан. — Возможно, появится кто-то достаточно разумный, чтоб с ним можно было вести реальный диалог. Но мы все согласны, что Нуара надо привлечь к работе, так что нужно быстрее сообщить ему, что происходит. До встречи, друзья. У нас полно работы.

Адмирал Александр Нуар, отставной офицер флота Федерации, с обожанием именуемый «Государственный деятель Древности», доживал свои «золотые годы» на периферии политики Федерации. В молодости — ястреб войны, с тех пор он стал голубем Федерации в отношениях галленте и калдари, посвящая остаток жизни излечению старых военных ран и, в известной степени, достиг в этой области больше, чем кто-либо еще.

Соглашаясь играть роль советчика, Нуар отклонял бесчисленные просьбы политиков занять официальный пост. Независимо от того, что он говорил, люди всегда к нему прислушивались. Его уважали даже во флоте Альянса; некоторые осмеливались говорить о нем не столько как о враге, как о друге. Поддерживая существование с помощью кибернетических имплантатов и медицинских дронов, он заставлял забыть о своем слабом физическом здоровье с помощью большого сердца и острого ума.

Когда адмирал Этеррер связался со старым государственным деятелем, чтобы представить план Фойритана, тот принял его без колебаний, согласившись с президентским утверждением, что это единственный жизнеспособный политический выбор, который им остается. Оба договорились, что приготовления должны начаться немедленно и, насколько возможно, в тайне. У Нуара, по его душевной доброте, беседа оставила чувство гордости, что он еще может внести вклад в большую политику. Как всегда, он был возбужден и рассказал жене, с которой состоял в браке уже сто лет, о том, что его попросил сделать президент, с обычной оговоркой, что она должна держать события в секрете. Она поцеловала его в лоб и нежно обняла, разделяя его волнение и вновь заявив, что она испытывает бесконечное вдохновение, видя его страстную борьбу за мир во всем мире.

В то же время в тишине своих собственных апартаментов, где он жил в одиночестве, адмирал Анвент Этеррер подготовил сообщение, в котором детально описывалось все, что он помнил о событиях дня. А затем, зашифровав сообщение, отправил информацию анонимному получателю, который, приняв ее, тут же перевел крупную сумму на некий счет, известный только ему.

Адмирал Анвент Этеррер понятия не имел, что получателем был Брокер — да его это и не волновало.


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  16  16 : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 27  27 : Тони Гонзалес  28  вы читаете: 28 : Тони Гонзалес
 29  29 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  40  26 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  56  42 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  64  33 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  72  41 : Тони Гонзалес
 76  45 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  104  59 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 116  71 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  128  69 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap