Фантастика : Космическая фантастика : 26 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  39  40  41  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  134  135

вы читаете книгу




26

Карин Мидулар пылко веровала, что выживание минматарской расы зависело от успеха Республики. В качестве защитницы демократических принципов, исповедуемых Федерацией Галленте, вся ее политическая карьера была посвящена построению подобной же, равно прогрессивной модели для минматарского правительства.

Как избранный премьер-министр, она видела свои обязанности в том, чтобы быть архитектором национального переходного периода, и особенно в том, чтобы продолжить незаконченное дело построения нации, начатое столетиями ранее, после Восстания. Адаптируясь к современным реалиям Нового Эдема, рассуждала она, раса минматаров могла бы развивать собственную цивилизацию, не теряя своей души.

Она никогда не желала, чтобы патриотизм служил заменой рациональному мышлению. Войны следует избежать любой ценой, независимо от того, как горьки воспоминания или сильно убеждение в необходимости мести амаррам. Она верила, что, как нация, Республика печально не подготовлена к войне. Любой длительный конфликт означал риск сотнями лет кропотливого экономического и инфраструктурного восстановления, и она оказала бы поколениям минматаров трагически дурную услугу, следуя разрушительным путем поджигателей войны. Но несмотря на все ее усилия, это был именно тот путь, на который в любом случае толкали нацию.

Через несколько минут после ухода Малету Шакора из личного офиса Кейтана Юна она получила вести настолько тревожные, что велела выйти всем своим служащим, дабы иметь время поразмыслить в одиночестве.

Вскоре об этих событиях узнали и СМИ, и значение их было столь велико, что заставило имя Тибуса Хета исчезнуть из международных выпусков новостей.


Как и Альянс Калдари, Республика Минматар страдала от последствий экономического упадка, хотя и по другим причинам. Самое большое препятствие на пути к процветанию было во многом психологическим, хотя и основывалось на подлинных ошибках политической и экономической системы.

Во-первых, это было вездесущее клеймо «порабощенной расы». Треть популяции минматаров и сейчас содержалась в неволе в Империи Амарр; за последние 800 лет практически все представители этой культуры в разное время были жертвами рабства. Нынешние минматары были лишь вторым поколением после восстания, породившего независимую Республику, и немногие понимали, насколько им повезло, что какая-та часть населения вообще получила свободу.

К вящему огорчению многих минматаров, все требования возмещения от Империи всегда ограничивались законами КОНКОРДа. Но нескончаемый поток негодования изливался скорее жалобами, чем гневом. Это поколение минматаров всегда знало власть посредственности, половинную свободу и половинные шансы. Тем сильнее был стимул уходить туда, где перспективы лучшей жизни существовали сейчас, а не строить шаткий фундамент для сомнительного лучшего будущего.

По этой причине одна пятая минматарского населения проживала сейчас в Федерации Галленте. Каждый день туда уезжали тысячи людей — и с ними утекали яркие умы и квалифицированная рабочая сила, в которых отчаянно нуждалась Республика. Трудности жизни в этих регионах облегчали решение об эмиграции, и никакой патриотизм или национальная гордость не могли остановить массовое бегство. Несмотря на неустанные усилия Мидулар убедить их остаться, после ее избрания массовая эмиграция увеличивалась с каждым годом.

Второе препятствие к процветанию являла сама Республика. Институты, призванные формировать законы и политику, парализовали себя бюрократизмом. Законодательный процесс, основанный на юридической модели Федерации, терпел неудачу из-за его несовместимости с минматарской племенной культурой. Корпоративное законодательство, призванное обуздать коррупцию, затрудняло установление законных видов коммерческой деятельности. Социальные программы перестали финансироваться из-за некомпетентного распределения налогов. Уголовное законодательство лишь выборочно применялось полицейскими, получавшими низкую зарплату, связанными круговой порукой и падкими на взятки. В политическом механизме каждый неудачный шаг вызывал отдачу большую, чем предполагалось; правительство Республики было опасно неэффективной машиной, которая работала лишь для того, чтобы предотвратить полный развал закона и порядка.

Минматарская планета Скаркон II, некогда цветущий рай с обширными городами и высокими шпилями башен, была теперь гниющим болотом — настолько травмировало ее жестокое восстание, разразившееся там столетия назад. Расположенная на периферии Республики, планета была тенью себя прежней — распадающийся мир, который связывали лишь ослабевшие города и неэффективная промышленность.

С точки зрения павших на низшую ступень, работать с местными преступными синдикатами было гораздо легче, чем в рамках государственной бюрократии. Этические принципы ничего не значили в борьбе за выживание. Подобно большей части местного населения, картели мало заботились о патриотизме и в целом были справедливы в практике незаконных отраслей, прибегая к насилию лишь при явных намерениях предать или интриговать против них.

В этом мире организованная преступность была способна пропитать практически все и на все влиять — от отраслей промышленности на поверхности планеты до деятельности в космосе. «Архангелы», часть большого преступного синдиката, известного как «Картель Ангела», теперь контролировали некоторые крупнейшие корпорации Республики, вложив в них собственный капитал. На планете Скаркон II, работали ли люди в полях или офисах, на фабриках или очистительных заводах, на гражданской или военной службе, каждый в какой-то мере был частью финансовой сети архангелов.

Нельзя сказать, что архангелы были чем-то вроде спасителей, в которых нуждалось население. Как подразумевала их преступная деятельность, они были неразборчивы в средствах. Их бизнес требовал, чтобы они толкали трудящихся к порочному образу жизни, чем они могли впоследствии воспользоваться, поставляя все необходимое для удовлетворения их склонностей, аппетитов, фетишей и похоти, соблазняя темной стороной городской жизни, которой они полностью управляли. Азартные игры, проституция, наркотики, оружие, всевозможные незаконные кибернетические средства и смертельные гладиаторские бои — вот что составляло это царство ночи.

Скаркон был выгребной ямой преступной активности, одной из худших в Новом Эдеме, и стал символом величайших проблем Республики и неэффективности правительства Карин Мидулар. И по политическим, и по личным причинам она приложила усилия, чтобы поместить Скаркон в фокусе амбициозной кампании по утверждению законов, поклявшись «избавить систему от преступных элементов и уничтожить влияние картелей в регионе» до окончания своего премьерского срока. Под гром фанфар политически ангажированной рекламы Карин сделала это заявление всего два дня назад, как раз перед провалом Кейтана Юна на Ассамблее КОНКОРДа.

Несмотря на восторженную реакцию должностных лиц, которые должны были проявлять видимость политической активности, архангелы до сих пор вели себя необыкновенно тихо.

Товарищеские отношения возникали и исчезали из жизни Карин Мидулар с хаотичностью стихийных бедствий. Ее изменчивая натура и врожденное стремление дойти до самой сути вещей отпугивали от нее знакомцев юности, чье число, казалось, росло по мере роста ее политического влияния. Блестяще образованная, она первоначально получила известность как инженер, специализирующийся на системах прыжка, используемых звездолетами флота Республики. Ее политическая карьера началась во время недолгого пребывания на посту главного исследователя Основного Комплекса — одной из немногих корпораций Республики Минматар, достигших заметного международного значения. Она естественно вела себя перед камерами и публикой и никогда не колебалась, когда требовалось разделить свои воззрения со зрителями. Ее избирательная кампания стала освежающим глотком для минматарского народа, уставшего от крушащих трибуны, жаждущих мести ястребов войны и потому одобрившего выбор кандидата, который, по общему мнению, способен провести реальные реформы и повысить общий уровень жизни.

Но поскольку все ее дальнейшие политические шаги провалились при попытке провести их через Парламент, ее рейтинг начал резко падать, и кампания, обещавшая реформы, обернулась стагнацией и упадком. Будучи по натуре прагматиком, она искала пути «разрядки» в отношениях с амаррами, чтобы можно было сфокусироваться на экономическом восстановлении, но они с легкостью очернялись ее политическими врагами. Они окрестили ее «домашней собачкой Повелителей» и былая популярность опустилась до грани открытой враждебности.

Теперь она была еще более одинока, чем прежде, и ни к кому не могла обратиться за советом, в котором нуждалась, из-за коммюнике, находившемся в ее руках:

Премьер-министр Мидулар!

Из уважения к вашей должности, мы никогда не высказывали мнения относительно вашего правления, несмотря на тот факт, что мы, архангелы, более способны обеспечить благосостояние Республики, чем ваше правительство.

Недостаток уважения с вашей стороны — это оскорбление. Мы не станем более служить вашей политической выгоде.

В 19:00 по местному времени система Скаркон переходит под суверенитет архангелов по просьбе гражданского населения и с одобрения советов планетарных губернаторов. К этому времени новости будут переданы СМИ в сопровождении добровольных электронных подписей примерно десяти миллионов жителей Скаркона.

Все звездолеты, пересекающие систему, не установив добрых отношений с «Картелем Ангела» или его филиалами, будут считаться враждебными и уничтожаться.

Насилие может быть предотвращено одним из двух способов: либо признанием перехода Скаркона под суверенитет картеля, либо публичным извинением за ваши клеветнические выпады против архангелов.

С наихудшими пожеланиями, Табе Райус, От имени архангелов

Карин позволила бумаге выпасть из рук. На ее пульте мигали все огни связи, несомненно принося известия, что блокада Скаркона архангелами уже в действии.

«Другими словами, — думала она, — положение вещей настолько плохо, что Республика больше верит слову пиратов, чем своим действиям при моем руководстве».

Когда коммуникационные сети переполнились сигналами бедствия и требованиями помощи от флота Республики, Карин должна была приказать себе прекратить колебания. Она медленно встала с кресла, чтобы встретиться с представителями кабинета министров, штурмующими ее двери.


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  16  16 : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 28  28 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  39  25 : Тони Гонзалес
 40  вы читаете: 26 : Тони Гонзалес  41  27 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  56  42 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  64  33 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  72  41 : Тони Гонзалес
 76  45 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  104  59 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 116  71 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  128  69 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap