Фантастика : Космическая фантастика : 42 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  55  56  57  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  134  135

вы читаете книгу




42

Регион Домен, созвездие Тронных Миров

Система Амарр, планета Орис

Станция Академии императорской фамилии, святая Курия кафедрального собора Пророков


Гофмейстер Карсот, довольный после результативной встречи с Тайным Советом, был не в силах сдержать мерзкую усмешку, змеившуюся от подбородка к толстым скулам. Сопровождаемый контингентом гвардии королевских паладинов, он хладнокровно упивался чрезвычайной мощью своего положения. Одним движением мизинца он мог повергнуть миры во прах, повелевать несметным богатством, превышающим сокровища легендарных королей, или обладать любыми материальными благами, которых бы возжелало его нечестивое сердце.

«Управлять империей — так просто, — думал он, позволяя имплантатам, вживленным в ноги, переносить его тучное тело вниз по ступеням мраморной лестницы. — Стравливать наследников, обманывать реформистов, подрывать влияние Богословского совета, сохраняя собственный образ набожного традиционалиста, — он почти смеялся, — это же воистину не составляет труда». Выполнение любой из этих задач — от стратегии до воплощения конечного результата, — для большинства было бы невообразимо тяжелой проблемой — только не для него. Это был его, можно сказать, генетический бонус: острый, как бритва, интеллект, который более чем компенсировал его физическое уродство и делал Карсота таким смертельно опасным противником, с которым лучше не сталкиваться.

Размеренно шествуя на своих искусственных ногах, гофмейстер амаррского Двора мечтательно размышлял, какое излишество может позволить себе вечером, но в этот момент, наконец, новости до него добрались. Его Главный советник, леди Камул Хинда, ждала его у подножья лестницы. Ее не пугало мужское естество этого огромного человека, и она решительно доложила ему о стремительно развивающихся событиях в Республике Минматар.

— Старкманиры? — спросил он, в этот момент имплантаты в его суставах заскрипели под тяжестью его ставосьмидесятикилограммового туловища. — Это точно?

— Так уверяет корпорация «Эйфир», мой господин, — ответила она. — Я не поверю этому, пока наши ученые не подтвердят полученные результаты.

— В чьих интересах? — размышлял он. — Старый Дамиус, должно быть, перевернулся в могиле. Амматарский консулат уже связался с вами?

— Нет, мой господин.

— Вызовите их… хочу узнать все из первых рук, — сказал он, потирая подбородок. — Хотя нет, лучше подождите. Как реагировал Минматар?

— Мой господин, Республика практически парализована. Они не сделали никакого официального заявления относительно развития этих событий или блокады архангелами Скаркона, и по сведениям наших шпионов, в правительстве — никакого единства, сплошной разброд и шатание на всех уровнях, вплоть до кабинета Мидулар.

Карсот усмехнулся.

— У нее остались какие-нибудь сторонники?

— Адмирал Неко и флот Республики пока лояльны. Помимо них, еще посол, который выставил себя дураком перед сессией КОНКОРДа.

— Ах да, посол Юн. Он забавляет меня. — Карсот на мгновение задумался. — Избавьтесь от него, Камул. Пусть все перегрызутся… в этой игре любые средства хороши. — Он с вожделением оглядел ее, подавляя искушение овладеть ею прямо здесь, на ступенях собора. — Прежде чем вы свяжетесь с Консулатом, — продолжал он, похотливо думая о ее теле под черно-золотой туникой, — изложите официальное заявление Двора. Подчеркните, что Империя Амарр всесторонне исследует вопрос и предпримет все возможное, чтобы сохранить племя старкманиров. Сделайте это как можно быстрее.

— Подобное заявление почти наверняка привело бы к отставке Мидулар, выступи мы с ним перед ней.

— Вы наблюдательны, Камул! Далее, я хочу, чтобы вы скоординировались с леди Коллор в Министерстве внутренних дел… разработали эффективный метод погрома, для того чтобы избавиться навеки от старкманиров. Не заботьтесь о цене — вы получите все необходимое. К моменту обращения Амматарского консулата я хочу иметь перед глазами предварительный план. Будьте откровенны относительно ваших намерений по истреблению и понаблюдайте за реакцией. Если вас попытаются остановить, дайте мне знать. Собственно, в этом случае я сам присоединюсь к вам.

— Как будет вам угодно, мой господин, — сказала она, готовая повиноваться приказу.

— О, Камул, — промолвил Карсот, мерзко улыбаясь. — Вы выглядите очень аппетитно, когда соглашаетесь на геноцид.

— Благодарю вас… мой господин.


Регион Метрополис, созвездие Гедур

Система Иллуин, планета III

Административная станция Парламента Республики


Направляясь к своему офису, Кейтан Юн слышал за спиной шаги Амелины. Рев сотен кричащих мужчин и женщин в Парламенте постепенно затихал в грубо отесанных темных коридорах, почти так же приходил в себя Кейтан после выслушанных оскорблений.

— Оставьте меня, — буркнул он, не оборачиваясь. Дверь в его офис находилась в нескольких метрах. — Мне надоело ваше преследование.

Он почувствовал, как твердая рука опустилась на его плечо и развернула, мягко прижав к стене. Вторая рука закрыла его рот.

Кейтан вырвался, пинаясь и молотя кулаками, по-ребячески давая выход раздражению. Он отбивался от цепкого захвата, заодно съездив Амелину по щиколотке, однако это ни к чему не привело. Она все так же держала его, правда, теперь приложив палец к собственным губам, гипнотическим своим взглядом указывая на дверь офиса.

— Тс-с-с.

Кейтан сердито посмотрел направо, и в этот момент наконец понял ее беспокойство: панель входа была активирована, то есть в офисе кто-то находился.

— Ждите здесь, — сказала она спокойно. Пульс Кейтана участился; в коридоре больше никого не было, но звук отдаленных бесед и окружающего гула станции казался намного громче, чем обычно.

Она бесшумно двинулась к офису, последний раз окинула взглядом коридор и вошла внутрь. Испугавшись на мгновение, когда дверь с характерным хлопком закрылась за ней, Кейтан вдруг почувствовал себя идиотом. Он не мог себе простить, что унизился до того, что поверил ее подозрениям о всюду таящейся опасности и более того, решил, что ему и впрямь что-то грозило — здесь, на главной правительственной станции Республики Минматар. Проводка могла быть неисправной; технический персонал и охрана имели неограниченный доступ в любые помещения, включая его офис. Со все более возрастающим гневом, решив послать к черту инструкции Амелины, он ворвался внутрь с гордо поднятой головой — и в тот же момент увидел падающего человека. Тот врезался в один из книжных шкафов с такой силой, что обрушил его, с полок с грохотом посыпались книги, заваливая тамбур, где стоял Кейтан.

— Что это значит…

Плохо различимая в полумраке, Амелина, не обращая внимания на разбитый рот и льющуюся из носа кровь, резко втащила Кейтана в офис; он лишь почувствовал затылком порыв воздуха, поскольку тут же оказался прижатым к полу. Только упав, он понял, что второй нападавший ударил его со спины. Подброшенный выбросом адреналина, он побежал на четвереньках вокруг массивного старинного стола, надеясь за ним укрыться. Тем временем его противник, спокойно удостоверившись, что дверь офиса закрыта, приготовился отразить нападение Амелины, занесшей ногу в прыжке.

Кейтан видел, что эти двое были минматарами, и выглядели так, будто имели полное право находиться здесь. Тот, лежавший рядом со сваленным книжным шкафом, был из технической поддержки; его станционный пропуск все еще болтался на поясе. Другой, брутор, был одним из по меньшей мере сотен охранников этой станции. Стаккато глухих ударов, стуков и хрипов повисло в воздухе, пока Кейтан, не веря глазам, наблюдал, как Амелина боролась с нападавшим, который был как минимум килограммов на двенадцать тяжелее нее, — врукопашную, с бешеной, непостижимой скоростью.

Грохот рушащихся книг и падающей мебели привлек его внимание; он увидел, как техник встал из развала и рванул кинжал из плеча, не обращая внимания на хлынувшую кровь и боль, которая должна была за этим последовать. Поймав взгляд Кейтана, техник изловчился и метнул кинжал.

Кейтан вскрикнул, закрыв глаза; потом услышал крак, поскольку лезвие, пролетев мимо него, застряло в ножке стола. Раздался грохот — Амелина упала на пол от мощного удара, нанесенного брутором. Но она перекатилась и тут же вскочила, используя момент, чтобы передвинуться к другому противнику.

Неспособный защищаться раненой рукой, техник отпал, получив от Амелины удар в висок. Не ослабляя захвата, она каблуком своего белого ботинка врезала брутору в челюсть, сломав ему несколько зубов и отбросив к двери. Потом вновь взялась за ошеломленного техника, ладонью расквасив ему нос. Поскольку шея оставалась не защищенной, Амелина локтем угодила в трахею, раздался отвратительный хруст. Неспособный дышать, техник повалился на пол, в то время как разгневанный брутор дубасил ее по пояснице; Амелина, крича от боли, с яростью выбросила кулак за спину.

Он легко ушел от этого тычка, затем, дождавшись, чтобы она повернулась, с силой врезал ей кулаками в солнечное сплетение. Воздух из легких с хрипом вырвался изо рта, брутор подпрыгнул и изо всех сил и вонзил ботинок в грудную клетку, отбросив женщину назад. Она упала, врезавшись со всего размаха в модели военных кораблей Республики, которые коллекционировал Кейтан, и затихла.

Подельник брутора, выплевывая сгустки крови, смешанной с остатками зубов, приближался, чтобы прикончить ее.

Движимый гневом и храбростью, о которых и не подозревал, Кейтан рванул кинжал из ножки стола и вскочил на ноги. Крича как безумный, он изо всех сил молотил брутора по спине, потом занес над его головой кинжал — оружие, которое чуть не убило его самого. Брутор медленно обернулся и с презрением посмотрел на него; Кейтан так и не понял, от чего потерял сознание, — оглушенный ударом кулака, он рухнул с разбитым лбом. Колени подкосились, и кинжал выпал из руки. Брутор схватил Кейтана за горло и начал душить; в сужающемся поле зрения Кейтан видел только расплывчатый образ минматара, своего убийцы, это говорило о том, что жизнь уходит.

«Ну не ирония ли, — думал он, — что я должен погибнуть от руки представителей расы, которую пробовал спасти».

Но в этот момент он увидел голову брутора, расколотую пополам, и ощутил, как сладостный воздух возвращается в его легкие, — шею освободили от зажима. Кейтан упал на колени, радостно закашлявшись, ибо это означало, что он все еще жив.

Амелина присела перед ним; ее противник был обезврежен. Прекрасное лицо женщины было в крови и ушибах, но она держалась так, будто ничего экстраординарного не произошло.

— Я же сказала вам ждать снаружи, — проговорила она, исследуя раздувающийся желвак у него на лбу.

— Я был бы мертв, если бы послушался вас, — прохрипел он.

Она положила окровавленные руки ему на плечи.

— И я тоже, — признала она с благодарной улыбкой. — Вы храбро вели себя, Кейтан. Спасибо.

Все еще оглушенный, он был пока слишком слаб, чтобы оценить сказанное.

— Пустяки. Видимо, это имплантат… вызвал заикание. — Он заметил, как сильно повреждено ее лицо, и вздрогнул. — Малету Шакор был прав. Нам обоим досталось из-за моего невежества.

— Поднимайтесь-ка на ноги, — сказала она, помогая ему встать. — Вам пора приходить в себя.

— Да, я… мне, — он чуть не задохнулся, наконец увидев, что убило брутора: Амелина расколола ему голову металлической моделью линейного корабля класса «Буря»; модель изрядно пострадала от этого удара.

«Минматар, убивающий минматара, — думал он, — говорят главы Республики».

— Кто эти люди?

— Эти двое числились на платежной ведомости у Карсота, — сказала она, обходя растущую лужу крови вокруг мертвого убийцы. — Их здесь гораздо больше.

Кейтан поднял бровь.

— Вы знали об этом заранее?

— Я помню каждого по имени и в лицо, — ответила она, — потому Старшие поручили мне вас охранять.

Кейтан потер шею.

— Я не думаю, что имеет смысл уничтожить всех разом.

— Это — скорее план на будущее. Старшие решат, когда придет срок.

Просматривая руины офиса, Кейтан поклялся себе, что ноги его на этой станции больше не будет.

— Что они делали здесь?

Амелина указала на дверь. Пульт управления, закрывающий систему слежения, был удален, провода полностью разъединены. Ранец техника, заполненный электронным оборудованием и инструментами, находился уровнем ниже.

— Там бомба. Когда я вошла, техник устанавливал ее. Вероятно, он бы сказал вам, что модернизирует систему безопасности. И когда вы бы выходили из офиса…

— Ясно, — кивнул Кейтан. Свесившееся с груды книг лицо мертвого техника было иссиня-белым, на рукавах проступала темная кровь.

— Охрана брутора служила ему прикрытием, — продолжила Амелина, глядя на второй труп. — Он должен был удостовериться, что все прошло без приключений. Когда вы открывали дверь, он услышал шум…

— Понятно, — буркнул Кейтан, удаляя из ранца подозрительный предмет. — Это — взрывное устройство?

Амелина кивнула.

— Почему датчики безопасности его не обнаружили?

Амелина спросила в ответ:

— А почему никто не пришел нам на помощь?

Кейтан смотрел на бомбу в ее руке. «Все кончено, — думал он. Старшие были правы».

Он галантно отставил локоть, предлагая Амелине взять себя под руку.

— Не желаете ли сопровождать меня назад в канцелярию премьер-министра?

Амелина улыбнулась, не обращая внимания на то, что с подбородка капала кровь.

— Если вы не возражаете!

* * *

Составляя более двухсот метров в диаметре, зал палаты Парламента напоминал огромный амфитеатр и более походил на гладиаторскую арену, чем на помещение для приемов государственных деятелей. У каждой политической партии Республики был свой сектор; наибольшее количество мест, примерно поровну, принадлежало бруторам, себиесторам, крусуалам и верокиорам. Одновременно в зале присутствовали члены множества «политических движений», или «народных фронтов», имевших своих представителей в правительстве, где порой занимали единственное место. Как лидер нынешней правящей партии себиесторов, Карин Мидулар занимала пост премьер-министра. По умолчанию в роли спикера выступал глава партии, проигравшей на последних всеобщих выборах. Сегодня эта честь принадлежала Малету Шакору, пламенному лидеру бруторов.

Изначально состоящий из этнического большинства расы минматар, современный политический пейзаж Республики, с множеством племен, представлялся куда более размытым, особенно в центрах с высокой плотностью населения, где результат национальных выборов был в основном решен. Хотя себиесторы были правящей партией, множество ее членов принадлежало к различным этническим группам. Когда-то восходящее к имени племени, название партии служило теперь скорее интересам политическим. Столкновение различных взглядов было неизбежным последствием демократии. «Умеренно-прогрессивная» программа Мидулар была достаточно популярна, чтобы однажды победить на выборах, но времена изменились, и на фоне нестабильной обстановки в Республике «консерватизм» правого крыла, представляемого Малету Шакором, теперь казался гражданам привлекательнее, чем когда-либо прежде.

На главной сцене зала заседаний парламентской палаты, окруженное четырьмя явно декоративными подиумами, было углубление, называвшееся «ямой». Как и положено премьер-министру, место Карин Мидулар находилось в Центре; прочие располагались по сторонам и чуть ниже. Еще ниже тянулись скамьи для группы спикеров, свидетелей и СМИ. Система камер проецировала объемные изображения всех спикеров «ямы» поверх голов, так, чтобы сидящие на самых высоких местах могли видеть лидеров Республики «лицом к лицу».

Вняв призыву партии крусуалов к «солидарности» во время этой чрезвычайной сессии, зал был набит до отказа, так как многие представители, предчувствуя, что совещание обещает быть взрывоопасным, удвоили количество приведенной охраны. Добавленные сотрудники безопасности, охранники станции и представители СМИ наваливались друг на друга, чтобы следить за развитием событий, собравших в зале огромную, невиданную доселе толпу. Но ни премьер-министра, ни спикера Парламента пока не было, а лидеры двух других партий требовали дать им слово. Обстановка накалялась, голоса становились все громче, возбужденная толпа кричала, перебивая друг друга.

В тот момент, когда напряжение достигло высшей точки, наконец, окруженный телохранителями, в «яме» появился Малету Шакор со своим хумааком в руке.

— Насколько сильны сейчас минматары? — взревел он. Зал взорвался криками и аплодисментами; Малету позволил аудитории мгновение безумия, прежде чем продолжил: — Насколько сильны мы, позволившие политике Мидулар и ее Республики привести нас к этому кошмару, когда картель требует наши земли, а народ предпочитает правление преступников нашему? Какой оценки после всего заслуживают действия этого правительства? Это некомпетентность! Непростительное фиаско!

Палата Парламента, казалось, ходила ходуном от шиканья и свиста.

— И вот мы обнаруживаем, что наши драгоценные старкманиры выжили; что они нашли способ существовать; сумели преодолеть программу геноцида, разработанную проклятыми амаррами. Дух Республики все еще горит в них! Их сердца все еще бьются! И как наше правительство отозвалось на их призыв к помощи? Политикой умиротворения?

С трибун полетели различные предметы в представителей себиесторов от партии Мидулар, те отвечали оскорбительными криками. Между рядами уже двигались охранники, грозя удалять людей из зала.

— Моя совесть не может больше этого выносить. Мы были не в состоянии действовать от имени Республики; мы предаем наше дело, наш народ и нашу историю, поддерживая эту прогнившую систему. И в последний раз, так как партия себиесторов не признает фактов, существующих вне законодательства этого бессильного правительства, я применю свое право спикера — я призываю вас, прямо сейчас, выразить вотум недоверия правительству Карин Мидулар!

Малету не слышал собственных слов — их заглушал рев толпы; присутствующие прихлынули к «яме» с криками «да», чтобы голосовать за отставку Мидулар, молотя по регистрирующему голоса электронному табло.

Два станционных охранника-брутора, стоявшие плечом к плечу на входе в правительственный кабинет, всячески препятствовали избитой парочке войти внутрь, даром что шум и крики слышны были даже с того места, где стоял Кейтан.

— Эй, — сказал один из охранников, увидев окровавленные лица Кейтана и Амелины, я не знаю, как вы, ребята, развлекались, но вы сюда не войдете. Сожалею, но это приказ Мидулар.

— Вы действительно сожалеете? — поинтересовался Кейтан. — Что ж, тогда вам придется говорить с моей подругой.

Он отступил в сторону, Амелина шагнула вперед, и, не дав охранникам опомниться, схватила обоих за яйца с такой силой, что бедняги не могли слова произнести, не то что защищаться.

— Кажется, вам больно, — констатировал Кейтан. — Ничего, мы пошлем за помощью.

Когда оружие бруторов упало на пол, он распахнул двери кабинета. Крики внутри мгновенно смолкли, присутствующие ошарашенно уставились на него. Карин Мидулар, все еще сидевшая во главе стола, готова была взорваться.

— Посол Юн! — заорала она. — Сколько раз я…

Кейтан швырнул бомбу на стол. Она покатилась по поверхности, те, кто еще сидел, вскочили со своих мест. Игрушечка застыла аккурат перед раскрытым ртом Карин.

— Я застукал техника-минматара, когда он устанавливал это в моем офисе, — спокойно сказал Кейтан. — Что все это означает? — спросил он, медленно входя в кабинет. Ярость его вскипала, словно лава. — Это бомба, Карин. Бомба… в моем офисе! Здесь, на главной правительственной станции Республики?

— Она действующая!? — воскликнула адмирал Неко, прислонившись к стене.

Кейтан ее проигнорировал.

— Наемники-минматары собирались убить нас, — бушевал он, сжимая кулаки. — Не поленитесь взглянуть на два трупа в моем офисе, проверьте камеры видеонаблюдения, надеюсь, предатели не успели их конфисковать. Нерешительность этого правительства допросится еще не одной жертвы прямо сейчас. Здесь, возможно, десятки наемников, которые устраивают весь этот бардак.

— Чертова бомба! — вопила адмирал Неко. — Она действующая или нет?

— Нет, — сказала Амелина, входя в кабинет. От ее окровавленного лица у многих перехватило дыхание. — У них не хватило времени ее подключить.

— Вы, оба, — немедленно в мой офис, — приказала Мидулар, вскакивая с места. — Остальные — знаете, что делать, уберите это.

Кейтан схватил взрывное устройство со стола и поспешил за Карин, Амелина практически наступала ему на пятки. Перед ними торопливо освобождали проход, они вошли в офис Мидулар, закрыв за собой дверь.

Карин дрожащими руками обхватила голову.

— Так… объясните же, наконец, что все-таки произошло!

— Я уже сказал, — с яростью ответил Кейтан. — Родные минматары из вашего правительства всего лишь пытались нас укокошить, а подкуплены они Карсотом. Он засылает наемников в сердце этой Республики, нагло пробуя убивать в открытую, тем самым вынуждая нас предпринимать ответные шаги.

— Вы точно уверены, что это шпионы? — спросила Карин, тщетно пытаясь найти в этом безумии хоть какую-то логику. — Вы можете поручиться, что это, допустим, не политические диссиденты?

Кейтан грохнул кулаком по столу.

— Карин! Все ваше правительство нашпиговано шпионами! Все, что мы когда-либо делали или планировали, было скомпрометировано с самого начала! Едва ли кому-либо из оставшихся вы стопроцентно можете доверять! Как вы думаете, что происходит? Это — предел. — Он указал на бомбу. — Дальше опускаться некуда.

— Дальше некуда? — бросила она безумный взгляд. — Пока вас не было, Малету Шакор призвал к вотуму недоверия. И это именно теперь, когда единственные решения, которые я могу принять, требуют использования силы! И это сейчас, когда я должна иметь абсолютный контроль над флотом Республики, последнее гребаное подобие демократической власти, которым я располагаю, он направил против меня!

Кейтан знал, что она права: конституция Республики запрещает премьер-министру уполномочить исполнительные власти на применение силы, — а сейчас ее собственное положение, усугубленное вотумом недоверия со стороны Парламента, под вопросом. Карин Мидулар была теперь абсолютно бессильна. Ее трясло; глаза напоминали адскую бездну, лишенную проблеска надежды. Даже более сильному человеку, чем Карин, трудно было бы вынести такое.

Испытывая к ней подлинное сострадание, Кейтан успокаивал ее как мог.

— Карин, — начал он, — я с самого начала следил за вашей политической карьерой и всегда восхищался вашим упорством и смелостью ваших суждений. Вы действовали по велению сердца. Вы сделали все, что могли, и немного сверх того.

Ее нижняя губа дрожала; Карин проигрывала сражение и была не в состоянии более сдерживаться.

— Из этого есть выход, но вы должны полностью доверять мне. Необходимо, чтобы вы поверили в меня, поверили, что я люблю эту Республику так же, как и вы, и что все мои действия направлены на то, чтобы сохранить вас на посту премьер-министра, спасти законность вашего правления.

Он перевел дыхание, готовясь услышать, какова будет реакция.

— Подпишите мое требование к КОНКОРДу позволить нам на законных основаниях применять ответные меры против рабства. Пожалуйста. Это вернет вам поддержку и…

— Как, еще! — Карин вспыхнула, глазам вернулся блеск. — Еще одна внеочередная повестка дня! Вы точно такой же, как и прочие пиявки в правительстве… Вы, сукин сын! Думаете, что я хоть на мгновение вам поверила…

Кейтан вздрогнул, но Амелина даже не шевельнулась.

— Идите вон! — прошипела Карин, устремляясь к нему. — В третий и последний раз — убирайтесь к чертовой матери!

— Карин, пожалуйста, подумайте об этом…

— Убирайтесь! — орала она. Охранники-бруторы ворвались в комнату. — Охрана, проследите за тем, чтобы эти люди были удалены!

— Хватит, — сказал Кейтан, ступая перед Амелиной. — Так или иначе, нас выставили.

Не оборачиваясь, он проговорил через плечо:

— Долина, Карин, — опасное место, чтобы идти в одиночку.


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  16  16 : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 28  28 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  40  26 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  55  41 : Тони Гонзалес
 56  вы читаете: 42 : Тони Гонзалес  57  43 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  64  33 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  72  41 : Тони Гонзалес
 76  45 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  104  59 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 116  71 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  128  69 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap