Фантастика : Космическая фантастика : 33 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  63  64  65  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  134  135

вы читаете книгу




33

Регион Делве, созвездие D5-S0W

Система T-IPZB


Сидя скрестив ноги на койке напротив Фалека, Гир уставился на капсулира с острым любопытством, нетерпеливо ожидая ответа на свой вопрос. Тея с другой стороны стояла поблизости, словно охранник, прислоняясь к дверному косяку и наблюдая за ними заботливо и внимательно.

— Ну… мне трудно сейчас это описать, — продолжал Фалек. Он был взволнован, находясь в обществе людей, не проявлявших к нему открытой враждебности. — Я не покидал корабля после своего перерождения.

Если мальчик и ненавидел амарров, теперь он не выказывал ни намека на подобное отношение. Он был зачарован объяснениями Фалека и буквально вцеплялся в каждое слово, которое тот произносил. Тея даже не пыталась скрыть своего неодобрения, но она разрывалась между естественным интересом ребенка и заботой о его безопасности. Она не доверяла капсулиру — вернее, ненавидела его, все то, кем и чем он был, и судьбу, которая из-за него постигла «Ретфорд».

Но чем больше он давал ответов — и все они казались верными, честными, и искренними, — тем больше вопросов задавал Гир. По правде, она должна была признать, что сверхчеловеческая интуиция капсулира спасла им жизнь. Одного этого было достаточно, чтобы заработать доверие мальчика. Но чтобы убедить ее, требовалось много больше; возможно, поступок, продиктованный истинной самоотверженностью и совершенный не с целью самосохранения.

Когда Гир с энтузиазмом разразился новой серией жестов, Тея — уже утомившаяся своей ролью переводчицы — продолжала интерпретировать его вопросы.

— Он хочет знать, как капсулиры перепрыгивают из одного тела в другое, — проворчала она.

Подсознательные обучающие функции продвинутого мозга Фалека зафиксировали каждое движение рук Гира с точностью компьютера.

— Это две отдельные технологии, объединенные для одной цели: клонирование и подпространственные коммуникации, — ответил он. — Ключевые точки для клонирования — способность делать точные копии человеческого мозга и сохранения его «состояния» — например, где выстреливают нейроны и в какой последовательности, — и затем способность заменять состояния, когда информация передается от клона к клону.

Подпространственные коммуникации — то, что позволяет нам переносить мозговые «состояния», содержащие огромное количество данных, практически мгновенно повсюду в Новом Эдеме. Точнее, к станциям, снабженным оборудованием, способным принять такой объем информации.

После того как Гир выдал новую серию жестов, Тея спросила:

— Что происходит, если тебе приходиться перескакивать из клона в клон против собственного желания?

— Это несколько сложнее. — Фалек знал ответы на подобные вопросы в мельчайших деталях, но не как он получил такую информацию. — Это… неприятно обсуждать. Тея, я не стану отвечать без твоего разрешения.

— Приму во внимание, — честно ответила она, поймав умоляющий взгляд Гира. — Ладно, только осторожней выбирай слова.

— Хорошо… — выдохнул он. — В сражении нет времени для прогрессивного сканирования, которое может сохранить базовую информацию и при этом не повредить ткань мозга. Непосредственно перед тем, как капсула кокона должна быть разрушена, пилоту вводится смертельный токсин, который замораживает всю нервную деятельность за долю секунды — как раз достаточно времени, чтоб зафиксировать снимок мозга. Как только данные регистрируются, они передаются через подпространство к определенной принимающей станции. Весь процесс занимает наносекунды.

Снова движения рук.

— Это больно? Ты можешь что-нибудь вспомнить впоследствии?

— Это возможно для пилота — помнить свою смерть, — ответил Фалек. — Воспоминания о боли от инъекции и последующее сканирование регистрируются. Но большей частью, пилот помнит только события до инъекции. Это — все.

Гир казался испуганным, но задумчивым, когда задал новый вопрос. Интерес Теи теперь также проснулся.

— Так когда ты умираешь в первый раз, ты действительно умираешь, верно?

Фалек на мгновение помедлил с ответом. Откровенность мальчика была жестока, но одновременно и прекрасна.

— Да, — строго и серьезно ответил он. — Мы, капсулиры, все — просто… эхо наших изначальных личностей.

— А как насчет Небес? — перевела Тея. — Видел ли ты Небеса между прыжками?

По причинам, которые он не мог понять, от этого вопроса у него сдавило дыхание.

— Я не знаю ответа, — мягко произнес он. — Я не уверен, что я мог бы продолжать жить, если бы видел.


— Винс, очнись!

После сокрушительного удара по лицу, лишившего его сознания, первое, что ощутил Винс, была ужасная боль в носу.

— Каждый раз, когда я тебя вижу, ты не в порядке, — заметила Гейбл, вытирая засохшую кровь у носа и рта Винса. Один его глаз полностью заплыл. — Однако, — добавила она, — хорошо увидеть тебя снова.

Превозмогая боль, мускулы Винса начали напрягаться. Вспышка боли пробежала от копчика, заставив зарычать сквозь зубы, которые он не мог полностью стиснуть. Через силу он стал подниматься.

— Полегче, — предупредила она. — Не вставай слишком быстро, а то…

Слепой гнев — род ярости, лишающий людей способности здраво рассуждать, приказывал Винсу встать, независимо от того, насколько сильно протестовало его тело. Когда он это сделал, кровь, скопившаяся в пазухах, пробилась сквозь поврежденные носовые перегородки. Она хлынула рекой в рот, залила нижнюю губу и темно-красными каплями упала с подбородка, забрызгав пол.

Он жаждал почувствовать вкус крови, которая бы не была его собственной.

— Винс, скажи что-нибудь. — Гейбл внезапно испугалась за собственную безопасность. — Ты меня помнишь? Это Гейбл… эй!

Он оттолкнул ее прочь с выражением зверя, отбрасывающего нежеланную добычу, его кулаки превратились в стальные шары.


— Чем вы физически отличаетесь от нас? — переводила Тея. — Помимо разъемов на шее?

— Чтобы загрузить избыточные процессы, управляющие командами кораблей и компьютерами, наши умственные способности были увеличены с помощью специализированного обучения и агрессивного хирургического вмешательства, — ответил Фалек. — Мы используем извилины, которые у большинства людей бездействуют. Разъем нейроинтерфейса позволяет нам получать и передавать информацию, хранящуюся на компьютере, точно так же, как данные, хранящиеся в нашей собственной мозговой ткани. Мы можем использовать имплантаты, чтобы обострить наше восприятие, интеллект, память, силу воли… даже собственную харизму. И мы учимся на уровне подсознания, со скоростью, которая требуется для того, чтобы через разъем благополучно загрузить нейроны, отвечающие за память. — Фалек вздохнул. — Но, за исключением этого, мы такие же, как и все остальные. Мы не сильнее и не быстрее, чем любой другой человек. Маши глаза не мечут пламя, мы не можем раскинуть руки и полететь…

У Гира вырвался сдавленный хрип, напоминающий смех; искренняя улыбка появилась на юном веснушчатом лице. Это зрелище освежило человеческие чувства капсулира, для него это был эмоциональный эквивалент тому, как если бы он много дней изнемогал в пустыне от жажды и получил глоток воды.

Но затем раздались совсем другие звуки — похожие на сиплое бульканье, сопровождаемое громкими быстрыми шагами. Лицо Гира побледнело, а Тея предостерегающе вскрикнула.

Фалек почувствовал, как его шею схватили в стальной зажим и вздернули вверх. Мужчина с разбитым лицом — клокочущий монстр навис над ним. Из глаз его смотрело убийство, как и у того ассасина.

— У тебя один шанс, чтоб мне ответить! — прошипел Винс. — Скажи, кто ты?

Фалек едва мог дышать. Здоровой рукой он отчаянно пытался оторвать огромные лапы, сдавившие его горло.

— Не знаю… — просипел он.

— Дерьмо! — взревел Винс, стащив Фалека с койки за шею и ударив его о переборку, держа так, что ноги не доставали до пола.

— Прекрати! — закричала Тея. — Ты его убьешь!

Винс не обращал на нее внимания.

— Скажи мне, на хрен, кто ты? — ревел он, слюна и брызги крови летели на лицо Фалека. — Почему они пришли за тобой? Почему они хотят убить нас? Почему?

Его лицо побагровело и полиловело, когда амарр повторил свой ответ.

— Он действительно не знает, Винс! — убеждала Гейбл. — Подумай! Он наша единственная возможность выбраться из этой заварухи!

Монстр выпустил его из захвата, и Фалек рухнул на пол, хватая воздух. Но затем его схватили за рубаху и выволокли в коридор.

Две напуганных женщины не отставали.

— Что-нибудь может вбить в тебя хоть немного разума? — взмолилась Тея. — Она права, он нужнее нам живой!

— Здесь больше нет никаких живых! — рычал Винс. Фалек не делал ничего, чтобы сопротивляться, даже когда его жестоко проволокли по металлическому полу.

— Винс, — серьезно сказала Гейбл. — Винс, остановись!

Он это и сделал — так резко, что Гейбл со всего размаху врезалась ему в спину. Для ее хрупкой фигуры это было как влететь в перегородку: она упала назад, свалив заодно и Тею.

Скрежет отодвигаемого люка вернул ее в чувство. Они были у входа в грузовой отсек, и Винс только что открыл дверь.

Затем появился Джонас.

— Что, черт возьми, происходит? — вопросил он, его глаза сузились и были полны ярости. — Винс — какого хрена ты делаешь?

Мощным движением Винс втянул Фалека в проем и швырнул в люк. Когда капсулир скатился вниз, Джонас вытащил пистолет.

— Двигай отсюда, Винс, — прорычал он.

— Эй, стоп, подождите немножко, — сказала Гейбл. — Всем нужно несколько секунд, чтобы вздохнуть.

Тея закрыла лицо руками и зарыдала.

— Это серьезный бизнес… — начал Джонас. Но Винс нажал на кнопку люка, дверь опустилась и с шипением запечатала вход.

— Будь ты проклят, Винс! — проревел Джонас, жилы на его шее вздулись, как металлическая проволока. — Пошел прочь от гребаной двери! — Он крепче сжал пистолет, в ярости он бы не колебался.

Но Винс смотрел на капитана «Ретфорда» и его оружие так, словно хотел продолжить бой. Янтарные огни сигнализации мерцали в грузовом отсеке, рука протянулась к рычагу, который бы открыл внешний выход и отправил все, находящееся внутри, в космос.

— Ты убил нас всех, Джонас! — прорычал Винс. — И я рад, что наконец добрался до тебя, чтобы тебя трахнуть, ты, сукин сын!

— Тогда получи, — ответил Джонас, прицеливаясь.

— Не делайте этого! — взмолилась Гейбл, готовясь к худшему.

Однако Винс замер в полной неподвижности, поскольку разряд электричества в 50 тысяч вольт пробежал по его телу, мгновенно лишив его силы. Он рухнул на пол, задергался и потерял сознание.

Обернувшись вправо, Гейбл увидела Гира, победоносно сжимающего импровизированный шокер, сооруженный из фрагмента кабеля и водородной батареи. Больше она ни на что не обратила внимания, бросившись вперед, чтобы оказать помощь Винсу.

Джонас опустил пистолет.

— Ничего себе… — было все, что он мог выдавить, проведя рукой по спутанным, пропотевшим волосам.

Гир бросил свой шокер и подбежал к двери, подпрыгнул, чтоб дотянуться до кнопки, и открыл люк. Добрался до скорченного тела Фалека и протянул к нему свои маленькие руки; капсулир ухватился за них здоровой рукой, и мальчик напряг все силы, чтоб помочь ему встать на ноги.


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  16  16 : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 28  28 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  40  26 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  56  42 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  63  32 : Тони Гонзалес
 64  вы читаете: 33 : Тони Гонзалес  65  34 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  72  41 : Тони Гонзалес
 76  45 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  104  59 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 116  71 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  128  69 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap