Фантастика : Космическая фантастика : 41 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  71  72  73  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  134  135

вы читаете книгу




41

Регион Дерелик, созвездие Орарон

Система Джарицца, планета VI:

Амматарский консулат, Независимый Халтуржан

Бесконечно тянулись ряды высоких, зеленовато-золотистых стеблей, известных как «тсула» — съедобное, генетически модифицированное мультизерновое, используемое в различных промышленных процессах, — эти обширные плантации ежедневно обрабатывались тысячами рабов в сельскохозяйственном мире Халтуржан. Несмотря на существовавшие технологии дронов, с помощью которых можно было вырастить и собрать урожай с намного большей эффективностью, здесь использовался исключительно человеческий труд, а именно труд рабов-минматаров. Согласно социальному устройству, неизменному на протяжении сотен лет, люди, которые возделывали эти поля, получали дома в полуавтономных общинах; обильную пищу, покуда рабы оставались трудоспособными; образование, главными предметами которого были прежде всего сельское хозяйство, изучение священных текстов и истории в ее амаррской версии; но самым важным оставалась устойчивая поставка наркотика, снижающего воздействие вируса виток, чтобы искусственно поддерживать в населении блаженство и удовлетворенность.

Полностью скрытые от современного мира, рабы на Халтуржане полагали, что рабство — единственно возможный способ существования во вселенной. Живя, по сути, в каменном веке, большинство из них никогда не слышало о том, что такое «Новый Эдем»; многим настолько затуманили головы, что они никогда и не задумывались, что можно жить где-то еще, помимо возделываемых ими полей. Из-за витока, абсолютной изоляции, до крайности распланированного мира и доведенных до совершенства поведенческих методик и психологической обработки, это поколение рабов радостно жило полной жизнью в пределах отдельной плантации.

Разделенные просеками, доходившие до сотен квадратных километров индивидуальные участки земли принадлежали амматарским повелителям, которые проживали в современных, однородных в расовом отношении городах, далеко от сельхозугодий, занятых рабами. Во время жатвы массивные грузовые транспорты должны были забирать трофейный урожай в обмен на ничего не стоящую валюту, которая котировалась только в общинах рабов. Символическая ценность денег использовалась в поощрительных целях: создать фонды, чтобы выстроить новую церковь, реконструировать городскую площадь, оборудовать квартал для молодых, достигших совершеннолетия рабов, чтобы те могли создать собственную семью. Мысль проследить за этими транспортами никогда никому не приходила в голову; они слишком любили то место, где жили, чтобы заботиться о том, куда все девается. Что касается урожаев, неочищенное зерно продавалось корпорациям в пределах Империи, а с доходов взимали налоги местные амаррские власти.

Девять столетий назад прежний мир минматаров, Халтуржан, изначально был поселением племени нефантаров. Как свидетельствует история, когда амарры начали крестовый поход по завоеванию Республики, нефантары добровольно подчинились, предав оставшиеся шесть племен в расчете на милость к ним самим. Император того времени, Дамиус III, был столь впечатлен готовностью нефантаров оставить собственное наследие и перенять обычаи Империи, что переименовал их в амматаров. В награду за то, что они приняли амаррскую религию, им отдали рабов-минматаров, на что нефантары, безусловно, согласились.

Все же условия жизни рабов на Халтуржане и других амматарских мирах считаются более человечными, чем на землях, управляемых пятью наследниками Империи Амарр. Однако и в этих отдаленных, изолированных общинах не обходилось без проблем, усугубленных отсутствием современных технологий. Вспышки болезней среди людей и домашнего скота были рядовым явлением, что типично для областей со скученно живущим населением. Эпидемии в таких местах распространяются быстро, ограничивая производительный потенциал земли и вынуждая правителей вмешиваться в происходящее во имя собственных интересов.

В отличие от рабов в других мирах, те, кто возделывал тсулу на Халтуржане, были незаменимы из-за разработанной системы изоляции, дававшей возможность ими управлять. В противном случае существующее «проблемное» население было бы выбраковано, и пришлось бы покупать новых рабов. Амматарский консулат не мог последовать этому примеру, так как привлечение посторонних на плантации привело бы к катастрофическим результатам. Тем не менее сельскохозяйственные амматарские миры были более производительные, чем у амарров, ибо вместо того, чтобы обсуждать, на что уходят средства, куда продуктивнее вылечить рабов от болезней.

Так, несколько амматарских владык, не способных справиться с особо тяжелым штаммом вируса, эпидемия которого недавно вспыхнула сразу в нескольких общинах плантации, согласились воспользоваться гуманитарной помощью, предлагаемой Сестрами ЕВЫ.

Сестры — благотворительная организация, предлагавшая бескорыстную помощь всюду, где люди попадают в беду. Их деятельность вызывала всеобщее уважение в любой империи, а их прибытие в то место, где случилась трагедия, было всегда долгожданно. Когда правители послали им сигнал о помощи в связи с ухудшающейся ситуацией на Халтуржане, Сестры с готовностью откликнулись — как всегда, не задавая лишних вопросов. Искушенные в науке борьбы с эпидемиями, Сестры полагались на свой обширный опыт в фармогенетике, выбирая наиболее эффективное средство, подходящее именно для данной расы, с учетом генетических особенностей народа, оказавшегося в районе эпидемии. Иммунитет к болезням, штаммам бактерий, случайному вирусу был разным у отдельного индивида, но четко вычленялся внутри этнической группы, и Сестры лучше всего знали, какое именно лекарство необходимо изготовить и какую схему лечения назначить в каждом конкретном случае. Но сейчас их предписания оказались не эффективны, при этом не раз и не два, что было неслыханно, учитывая их опыт.

По сведениям повелителей, эта группа больных рабов в основном состояла из представителей племени себиестор. Сестры разработали вакцину, которая была предназначена для людей данного генетического склада, но состояние больше чем у половины населения ухудшалось. В этой ситуации напрашивалось два вывода — либо Сестры изначально пошли по неверному пути, либо владыки заблуждались относительно этнической принадлежности рабов. В обоих случаях единственный способ узнавать наверняка сводился к тому, чтобы взять у населения образцы крови для генетического анализа. Правители неохотно дали на это свое согласие, поскольку в конечном счете эпидемия грозила низким урожаем.

В результате генетической пробы Сестры обнаружили, что племя не только состояло из двух этнических групп, но что с одной из них они сталкиваются впервые.

Гуманные по природе своей, Сестры отнюдь не заблуждались о значении этого открытия в пределах одного невольничьего поселения. И будучи нейтральной, не связанной с политикой благотворительной организацией, они в первую очередь исходили из понятий человечности, независимо от того, кому и при каких обстоятельствах требовалась их помощь. Вместо того чтобы сообщить о результатах непосредственно правителям, они представили образцы крови «Эйфир & Ко», самой крупной биотехнологической фирме в Республике Минматар.

Ответ был получен в течение часа: корпорация объявила, что Сестры обнаружили древнее население Республики — племя старкманиров, живущих прямо под носом амаррских завоевателей, уверенных, что истребили их двести лет назад.


Регион Метрополис, созвездие Гедур

Система Иллуин, планета III

Административная станция Парламента Республики


Премьер-министр Карин Мидулар изо всех сил старалась держать правительство под контролем.

Что касается вопросов суверенитета, система Скаркон исчезла из Республики Минматар. После входа в систему через порталы Эннур или Маймирор, путешественники заметили, что их корабли со всех сторон окружены угрожающим флотом архангелов. Несмотря на присутствие поблизости патрулей КОНКОРДа, картельные военные корабли всячески провоцировали пилотов, находившихся под защитой Республики. Инициативные капсулиры пытались взять ситуацию под контроль, но обнаружили, что степень присутствия архангелов в системе была куда более внушительной, чем они предполагали, засекая и уничтожая военные объекты в карманах мертвой зоны пространства.

В ситуации, привлекшей нежелательное внимание СМИ к проблемам Республики, наиболее горластые члены Парламента публично требовали отставки Мидулар. Они всюду с пеной у рта доказывали, что ее некомпетентность нельзя больше выносить, ибо Республика из-за этого теряет свое положение. Архангелы же отказывались кому бы то ни было повиноваться, невзирая на угрозы со стороны капсулиров или Мидулар.

Усугубляло ситуацию то, что местное население благосклонно отнеслось к картелям. Большинство военных кораблей архангелов, расположенных на главных воздушных линиях, конвоировалось гражданскими транспортами, праздновавшими свою новообретенную «независимость» от Республики — в каких-то метрах от оружия, которое могло уничтожить их единственным залпом. Если бы кто-нибудь попытался ослабить контроль архангелов над системой, то для начала пришлось бы стрелять непосредственно по катерам, на которых находились минматары.

Будучи под давлением правительственных советников, политических деятелей, военных чиновников, Карин Мидулар должна была выработать и собственную линию поведения, и найти верный путь для выхода из кризиса.

— Ваши предложения, — требовала она, стуча обеими руками по столу. — Хватит обвинений. Я жду решения!

— В десятый раз повторяю, уйдите в отставку, — сказал Малету Шакор. — Зачем продолжать этот бардак, оттягивая неизбежный…

— О, заткнитесь, Шакор, — резко оборвала она, отчего у многих глаза полезли на лоб. Но она продолжала, ни секунды не колеблясь. — Адмирал Неко! Какие у нас военные варианты?

— Приказываете мне заткнуться, а? — возмутился старый брутор, так, что вены вздулись у него на висках.

— Госпожа премьер-министр, мы не можем сказать, что оказались в положении заложников, — объявила командующий флотом Республики адмирал Казора Неко. — Архангелы не вынуждали население делать что-нибудь против воли, равно как никому не причинили вреда. Как ни больно об этом говорить, но для планеты это время было непрерывным праздником, без какого бы то ни было давления со стороны.

— Карин, — перебил ее Кейтан Юн, поймав острый взгляд адмирала. Вероятно, больше, чем кто-либо, адмирал Неко сочувствовала премьер-министру, и не только потому, что она была главнокомандующим, но и потому, что полагала, будто беспорядки случились по не зависящим от нее причинам. — За неимением ясных решений, я действительно думаю, что вы должны выступить с заявлением, по крайней мере разъясняющим, что случится со дня на день, иначе это обернется бунтом там, — сказал он, указывая в направлении зала заседаний Парламента, где происходило чрезвычайное совещание, созванное политическими врагами Карин. Сессия была уловкой СМИ продемонстрировать, что Парламент готов действовать, но не может, потому что власть сосредоточена в руках потерявшего доверие человека. — Все, что вы должны сделать, — это заявить, что все варианты для урегулирования конфликта мирным путем — в ваших руках, но — и на этом необходимо сделать акцент — Республика не ведет переговоров с преступными организациями…

Чтобы еще раз утвердиться в собственной силе, Карин не позволила ему договорить.

— Благодарю вас, господин посол, но на сегодня довольно.

Взволнованный, он начал заикаться.

— Я… Я изыскиваю варианты для вас… для вашего правительства, — пытался сказать посол, как бы оправдываясь. — Бездействие — худшее… худшее из всего, что вы можете предпринять…

— Прочь! — закричала она. — Я в вашей помощи больше не нуждаюсь.

Кейтан вспыхнул от оскорбления, сокрушенно кивнув.

— Да, п-п-п… премьер-министр. — Он покидал помещение под молчаливыми взглядами собравшихся, Амелина спокойно следовала за ним.

— А как насчет капсулиров? — продолжила Карин. Несмотря на явную усталость, взгляд ее был полон решимости и самообладания. — Можем мы обратиться к ним за более действенной помощью?

— Как правило, они всегда нанимают архангелов, если это не затрагивает КОНКОРД, по крайней мере в большинстве случаев, — сообщила адмирал Неко. — Они раскрыли существенные активы картеля, но в той системе более сорока спутников. И, несомненно, гораздо больше того, что нам известно; таким образом, пока нам везло, в течение этих сражений жертвы среди гражданского населения были минимальны.

— То есть вы утверждаете, что мы не можем нанять их непосредственно, не причинив ущерба гражданским судам?

— Именно так. От нас хотят одного: чтобы мы дали артиллерийский залп по мирным катерам, чтобы потом можно было кричать о резне по всем новостным каналам. Мои капитаны хороши, но нельзя требовать от них слишком многого. Это — тактический кошмар, и ошибки неизбежны.

— А мы не можем что-то предпринять? Тайные боевые действия? — в отчаянии спросила Мидулар.

— Слишком много переменных, слишком много неизвестных, много жертв с обеих сторон… слишком высок риск, слишком мало в остатке.

— Тогда что вы рекомендуете?

Адмирал говорила уверенно, словно уже продумала каждую возможность.

— Я думаю, мы должны продемонстрировать силу и соблазнить их сделать первый выстрел. Тогда мы действуем в целях самозащиты, если стреляем в ответ. Плюс мои командующие планируют отвлечь невоюющие стороны далеко от военных кораблей архангелов. Это сведет к минимуму — но не устранит — жертвы среди гражданского населения…

Внезапно, без доклада, на пороге возник юный верокиор с дюжим охранником за спиной.

— Новости! — кричал он смешным, почти писклявым голосом. Он пулей промчался вокруг стола, где охрана не могла его настичь. — Включайте! Быстрей!

Карин нажала кнопку. Шла прервавшая разговор радиопередача.

«…Должностные лица корпорации „Эйфир“ подтвердили существование на территории Амматарского консулата племени старкманир, насчитывающего, по предварительным данным, десятки тысяч человек. Существование этого, считавшегося вымершим, племени, живущего в пределах границ того, что было когда-то управляемыми нефантарами мирами, честно говоря, не вызывает ничего, кроме удивления. Согласно официальным данным „Эйфир“, „наши испытания — абсолютно точны в идентификации этнически определенных генетических черт, и никто более не ошеломлен, чем мы“ (конец цитаты). Однако по этому поводу не поступило никаких официальных заявлений от правительства Мидулар, которое должно все же принять меры в разрешении ухудшающейся ситуации в системе Скаркон, потерявшей связь с правительством Республики с тех пор, как архангелы потребовали суверенитета».

Кабинет взорвался какофонией криков и оскорблений, столь яростных, что выставили наружную охрану, на случай предотвращения каких-либо насильственных шагов.

Под рев с требованиями немедленного действия, обвинения, под торопливо предлагаемые шаги Малету Шакор выскользнул из кабинета, прошел мимо озадаченной охраны, не говоря ни слова, с угрожающе оттягивающим руку «хумааком».


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  16  16 : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 28  28 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  40  26 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  56  42 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  64  33 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  71  40 : Тони Гонзалес
 72  вы читаете: 41 : Тони Гонзалес  73  42 : Тони Гонзалес
 76  45 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  104  59 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 116  71 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  128  69 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap