Фантастика : Космическая фантастика : 45 : Тони Гонзалес

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  75  76  77  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  134  135

вы читаете книгу




45

Регион Лоунтрек, созвездие Села

Система Малкален, планета V, луна 1

Штаб-квартира корпорации «Ишуконе»


Неловко переминаясь с ноги на ногу перед зеркалом в полный рост, Отро Гариучи позвал сестру. У него для нее были два сюрприза, один из которых, он был уверен, должен был ее ошеломить.

Приближаясь к его офису минутой спустя, Мила была одета в темную тунику без рукавов с v-образным изящным декольте. Туника охватывала тонкую талию и затем ниспадала, закрывая ноги, но благодаря разрезам колыхалась вокруг при движении. Это было вечернее одеяние, которое она держала исключительно для дипломатических приемов, и, как всегда, она выглядела великолепно для женщины ее возраста: уверенная в себе, холеная и спокойно чувственная.

Она была, однако, полностью не подготовлена, взглянув, какую одежду выбрал Отро.

— Послушай, — спросил он, Мила не верила своим глазам — костюм, да еще с галстуком! — Как это смотрится?

— Я никогда не видела тебя в костюме, — она запнулась, уставившись на него, как будто у брата было две головы.

— Дерьмо… — Отро выглядел брезгливым. — Думаешь, не имеет смысла?

— Вообще-то это на удивление хорошо, — сказала она весьма иронично, сдувая пылинку с его плеча. — Очень, я бы сказала… нетипично для тебя.

— Мне говорят, что это мне больше идет, нежели обычный мой наряд.

Мила, как бы ни старалась, не способна была скрыть усмешку.

— О, костюм — на фоне татуировки с черепом и скрещенными костями на твоем лице… В этом есть что-то пикантное!

Отро топнул ногой, подобно маленькому ребенку.

— Так выгляжу смешным в этом или нет?

— Нет, — сказала она, тряхнув головой. — Ты выглядишь как национальный лидер, государственный деятель, способный вывести нас на верную дорогу в эти опасные времена.

Она поражалась младшему брату, спрашивая про себя и затем отвечая на вопрос, почему он так и не женился или не завел детей. Причина была трагически проста для обоих: они стыдились того, кем были прежде, чем начался период их жизни в «Ишуконе». Оба были виновны в разрушении отношений и семейных связей, они никогда не могли позволить себе привилегии товарищеских отношений, чтобы множество их недоброжелателей и врагов не использовали их слабость, нанося удар по самым близким людям.

— Ты выглядишь как всегда великолепно. — Отро не стал спорить, проверяя свой наладонник. — Хотя мне и неловко, когда ты одета, как сейчас.

— Благодарю, — ответила она, позволяя себе слабую улыбку. — Приятно, что ты защищен после всех этих лет.

— Представители Федерации скоро прибудут, — сказал Отро, переходя к серьезному тону. — Министр Чен и ее партия — сейчас садятся в шаттл.

— Тогда мы должны быть готовы, — сказала Мила. — Попробуй расслабиться, ты выглядишь великолепно. Доверяй мне.

— В общем… Мне надо отослать тебя на час или около того.

— Зачем?

— Менс и его команда работали многие часы, чтобы проследить происхождение вируса, которым Брокер сумел блокировать наши радиосети. Попутно они кое-что обнаружили, и я хотел бы, чтобы ты взглянула на это, если с тобой все в порядке.

Этого не было, и Отро знал, что не будет. Но Брокер был Брокером, и обнаружение его имело приоритетное значение.

— Прекрасно, — сказала она подавленно. — Меня заменят…

— Нет, нет… — Отро положил руку ей на плечо. — Ты вернешься к тому моменту, когда начнется обед. Это — только в течение часа, а цель нашей начальной встречи — запечатлеть на фото наши рукопожатия. Реальные переговоры до завтра не начнутся, так что, пожалуйста… будь одета как сейчас, пусть твое появление поразит их, но позже.

— Хорошо, — сказала Мила. — Где он?

— У руля своего «Ворона» в главном ангаре.

— Я сделаю все, что смогу, — сказала она, обернувшись. — Удачи тебе, Отро.

— Благодарю… Тебе тоже.


Регион Эссенс, созвездие Виерес

Система Ледистьер, планета IV, луна 4

Административная станция президента


После выпуска международных новостей пошли комментарии, где обсуждалось то, что ожидалось от «Встречи на Малкалене на высшем уровне по экономическим вопросам». Президент Фойритан был взволнован, что было для него нехарактерно, и решил войти в контакт со своей отдаленной командой.

— Вадис, вы уверены, что все подготовлено? — спросил он.

Ответ министра экономики Федерации звучал решительно и твердо.

— Господин президент, ваш план находится в хороших руках, — ответила она. — Мы столь же готовы, как мы собираемся присутствовать.

— Вы думаете, что мы забыли что-нибудь?

— Нисколько, — она рассмеялась. — Это — лучшее, что мы можем сделать, фактически это — все, что мы можем сделать, и этого должно быть достаточно. Эта миссия — сама сущность инициативы доброй воли, так ведь, адмирал?

Нуар ответил не сразу.

— Как сказала министр, мы готовы.

Президент был погружен в раздумья, переводя взгляд с выпуска новостей на вид на звезды, открывавшийся из окон его жилища.

— Они будут помнить вас из-за этого, Вадис.

— Это — ваша политика, — ответила она, глядя на него огромными синими глазами. — Я — только посыльный.

— Вы знаете, мой президентский срок здесь скоро закончится. Когда-нибудь, надеюсь, меня сменит кандидат, подобный вам.

— Это вряд ли, но спасибо, господин президент. Я буду помнить то, что вы сказали, во время следующих выборов.

Он улыбнулся.

— Бьюсь об заклад, что будете.

— Время, — сказала она, глядя на экран. — Я дам вам отчет через несколько часов.

— До тех пор я буду следить за новостями. Попутного ветра, Вадис.

Когда связь оборвалась, президент Фойритан испытал странное, мощное ощущение, что именно он должен был отправиться в эту поездку, независимо от согласия его кабинета и независимо от действительных причин, почему они выступали против этого.


Регион Лоунтрек, созвездие Села

Система Малкален, планета V, луна 1

Штаб-квартира корпорации «Ишуконе»


Со своего наблюдательного пункта Корвин мог видеть, что огромные двери суперавианосца медленно открываются, предлагая взору ряды размещенных внутри меньших кораблей. Шаттл делегации, пылинка в сравнении с великаном, появился и изящно развернулся к станции — и спустя несколько минут без происшествий вошел в шлюз.

Корвин вздохнул с облечением, но тревога не оставила его.

Помимо случайного, краткого приказа по внутреннему каналу связи, Нуар не разговаривал ни с кем, и не слышалось никаких разговоров среди пилотов боевой группы.

Начался азарт ожидания, и Корвин знал, что его беспокойство не оставит его, пока они не будут на пути домой.

Тысяча вспышек камер дронов праздновала прибытие делегации Федерации в штаб-квартиру «Ишуконе», где главный администратор корпорации обнял министра экономики, как будто она была старым другом. Члены обеих делегаций обменивались крепкими рукопожатиями, и, конечно, по поводу нетипичного одеяния Отро Гариучи было много пересудов — Вадис шутливо отмстила это, как признак того, что Отро, несомненно, стареет. Ответственные за прием в «Ишуконе» расстарались, чтобы их гости чувствовали себя удобно, так что приглашенные представляли собой «умеренно» выровненный персонал калдари от рабочих сборочной линии до политических фигур — всех, кто стремился к возможности встретить миротворцев Федерации.

После фотографирования была пресс-конференция со СМИ, в течение которой и Отро, и Вадис выражали глубокое сожаление о недавних случаях этнического насилия, и каждый из выступавших признал взаимную вину за ее происхождение и говорил о принятии необходимых шагов, чтобы не дать этому случиться снова. Когда же Отро спросили, пытался ли он пригасить агрессивный «вход» власти Тибуса Хета в политику калдари, Отро ответил, что не знал ни о каких заранее спланированных действиях власти в государстве, что вызвало смешки аудитории, быстро перешедшие в дружное приветствие от толпы служащих «Ишуконе». Посерьезнев, Отро добавил, что планировал, позволив Тибусу выступить, дать шанс мирному процессу.

Главной достопримечательностью зала приема «Ишуконе» был огромный, размером с ангар, иллюминатор, построенный из прозрачного наносплава, открывавший захватывающий обзор небес и невиданного флота, припаркованного снаружи. «Никс» был основным предметом осмотра, его длинная широкая поверхность, параллельная станции, мигала и мерцала тысячами огней. Когда же персонал «Ишуконе» и члены делегации перешли к непринужденному общению. Отро и Вадис нашли друг друга в толпе.

— История — такая хрупкая вещь, — сказала министр экономики Федерации, потягивая вино из бокала.

— Как вы думаете, мы сегодня вели себя достаточно вежливо?

— Думаю, вполне, — кивнул Отро. — Говорят, принять правильное решение достаточно трудно, но здесь этого не требовалось. И не могу не подчеркнуть, как впечатлен усилиями президента Фойритана растопить лед между нами, я на такое действительно не способен.

— Думаю, это вполне удалось мне, — сказала Вадис, кивком подтверждая свои слова. — В молодости я, помня об ужасах Нувель Рувенора, была убеждена, что калдари — это бездушные существа, которые умеют только причинять боль другим. Когда я повзрослела достаточно, чтобы думать, я узнала, как наши империалистические предки попытались взять под свой контроль суверенные владения калдари, считая вашу собственную культуру слишком примитивной для их вкусов или слишком недостойной истинной демократии…

Она намеренно повернулась к нему лицом.

— И затем я читала о войне за Калдари Прайм и о тех, кто боролся и умер с обеих сторон… о тех двух миллионах, кто потерял жизнь в Иеромонте, и о потере вашего собственного мира… один порочный цикл варварства за другим, повторяясь бесконечно, пока у нас не будет мужества положить этому конец. Вы говорите о надежде сегодня так же, как последние два поколения в течение десятилетий. И все же я чувствую, что нынешнее время — другое. Я полагаю, что наша совесть может быть спокойной, ибо мы — вы и я — сделали все, что могли, чтобы надежда не угасла. И это — только первый шаг.

— Первый из многих шагов, — сказал Отро, восхищаясь искренностью эксцентричной женщины. Он поднял бокал. — За надежду! Для меня честь работать с вами, министр Чен.

— Ваше здоровье, Отро, — ответила она, радостно чокаясь с ним. — За самую светлую надежду! И скажите, пожалуйста, где ваш главный финансовый администратор? Мне бы очень хотелось встретиться с ней!

Отро усмехнулся.

— Она должна вскоре присоединиться к нам, а завтра будет присутствовать на всех наших заседаниях за закрытыми дверями.

— Превосходно, у меня к ней несколько вопросов, которые необходимо обговорить, — какие средства она может выделить…

Наладонник Отро дико загудел.

— Готов поспорить, что это она! Пожалуйста, извините меня.

Поступивший сигнал оказался вовсе не от Милы.

— Отличный костюм, — сказал Брокер. — В нем вы похожи на делового человека.

В животе у Отро все сжалось, он отвернулся от озадаченной Вадис, стараясь побыстрее отыскать какой-нибудь укромный уголок в праздничном зале.

— Не теперь, ты, эгоистичный…

— Вы же знаете, что я предпочитаю говорить лично, — прервал Брокер. — Я практически смотрю прямо на вас. Но где ваша сестра? Не думаю, что она хотела бы пропустить такое великое событие.

Отро озирался вокруг, глядя на каждого гостя, при этом тихо ругаясь сквозь зубы.

— Покажись — рычал он. — И я лично скажу, что о тебе думаю.

— Манеры, Отро, — издевался Брокер. — Вы оделись для корректного разговора, я же, напротив… так, чтобы диктовать вам мои последние условия.

Взгляд Отро бешено скользил от человека к человеку.

— Скажи мне, где ты, сукин сын…

— Ищите «странствующего святого» в толпе.

— «Святой»? Ну и сволочь же ты… — Отро вдруг обернулся к окну, взглянув на суперавианосец Федерации.

«Нет, — подумал он. — Невозможно».

— Ку-ку, — насмехался Брокер.

— Дерьмо! — ответил Отро. — Я заставляю раскрыть карты…

— Неужели вам это не нравится? — прошипел Брокер. — Ну что ж, позвольте показать вам себя с лучшей стороны.

Изменение положения «Никса» вызвало чудовищное потрясение у гостей, когда суперавианосец стал лениво разворачиваться прямо к станции, в то время как корабли сопровождения быстро скользили рядом, торопливо перестраиваясь на ходу.

Любой, опытный в летном деле, заметил бы, что эти корабли не были готовы к маневру. Это не касалось участвовавших в празднике, никого, кроме Отро, опыт и интуиция которого подсказали, что «Никс» разгоняется.

И он, своим интеллектом капсулира, просчитал, что не было достаточного количества времени, чтобы эвакуировать людей, если…

«Этого не может быть, — думал Отро, ибо сердце его бешено забилось. — Ради всего святого… этого просто не может быть!»

— Мне говорили, что кинетическая энергия «Никса» — приблизительно четыре килотонны, — продолжал Брокер. — Я новичок по части суперавианосцев, Отро. Не уверен, что буду способен остановить его вовремя. Если, конечно…

— Я сказал вам, что не могу сделать этого! — Отро почти кричал, поскольку числа лихорадочно мелькали в голове. Экипаж «Никса»: приблизительно 2 600 человек. Команда станции и обслуживающий персонал: где-то 55 000 человек. Население станции… 250 000 человек!

Пресвятая Дева!

— Слушайте меня. Это невозможно! Вы должны понять, что деньги уже…

— Не бывает ничего невозможного. Я говорю вам, что покрою ваши затраты, отменяющие договор с другой стороной, и даже подниму свое предложение на инсорум. Я — человек слова, Отро. Отзовите вашу сделку, и я остановлю эту катастрофу.

— Вы никогда не пройдете через щиты, — сказал Отро с воспаленной головой. — Щит этой станции может противостоять…

Огни в праздничной зале необъяснимо потускнели на мгновение, затем вспыхнули с прежней силой, что вызвало движение среди толпы. Некоторые начали замечать увеличившиеся очертания «Никса» в иллюминаторе.

— Я никогда никому не говорил этого прежде, — начал Брокер, в то время как наладонник Отро почти дымился от потока чрезвычайных сообщений. — Но вы, кажется, начинаете меня сердить.

* * *

Корвин не был уверен, только ли он видел крошечную вспышку, движущуюся от станции на линейном корабле, летящем непосредственно перед «Никсом». Мгновением раньше необъявленное изменение вектора едва не привело несколько военных кораблей эскорта к столкновению друг с другом. Это было последней каплей, он понял, что другие пилоты наконец засомневались в происходящем. Что-то надо было предпринять, и беспокойство заставило его сделать объявление публично, на командном канале, где его все могли слышать.

— Суперсвятой-один, это — Эхо-шесть, запрашиваю обновленную директиву полета и инструкции эскорта.

Ответ адмирала Нуара был громким, злым шипением:

— Эхо-шесть, еще одна попытка — и вы будете отставлены от командного канала!

Корвин видел, что формирование ослабилось по мере того, как прибыли дополнительные военные корабли калдари. Он быстро подсчитал, что флот Федерации был увеличен приблизительно в пропорции три к одному. Несомненно, противники думали то же самое.

— Да, сэр, — ответил он, наблюдая, как фрегат флота Альянса занимает позицию рядом с ним. Его оружейные башни уже были направлены на него.


— Это был проклятый взрывной электромагнитный импульс, — сообщил Менс со своего линейного корабля класса «Ворон», приблизившись к станции. — Форменный разряд прямо по излучателям щита в юго-западном квадранте. Черт, как этого никто не заметил, не понимаю. Вспышка, которую каждый видел, была от электростатических дуг, которые возникли, когда полетел переключатель. Все на верхних палубах работает на резервной мощи… Отро, целая часть станции не защищена!

Мила, которая слушала изнутри пассажирской бортовой каюты, еле сдерживалась, чтобы не запаниковать.

— Это — он, да? Брокер?

— Да, — ответил Отро. — Я должен эвакуировать отсюда людей…

— Отдай, — внезапно взмолилась Мила. — Отдай ему эту проклятую вакцину, и покончим с этим!

— Отро, «Никс» набирает скорость, — предупредил Менс, ведя свой военный корабль рядом с парой линейных кораблей «Ишуконе» класса «Скорпион», столкнувшихся с флотом Федерации. Потоки гражданских шаттлов, катеров и военных кораблей уже выскальзывали из пещероподобного ангара станции, пролетая мимо. — Из центра управления станцией только что сообщили, что капитан — этот самый Нуар — игнорирует их требования изменить курс. Я прошу подкрепления, но у нас нет времени или огневой мощи, чтобы нейтрализовать его, он вне досягаемости.

Милу не интересовала ничья жизнь, она думала только о брате.

— Какого черта, убирайся как можно скорее, — кричала она. — Погружайся на корабль и сматывайся!

— Мила, еще не время, — сказал он. — И я не уеду, пока не заберу отсюда всех…

— Отро, погоди, — она запнулась, понимая ужасную правду. — Где хранятся твои клоны?

— Здесь, — ответил он.

На станции оглушительно ревели сирены тревоги, оповещая об эвакуации.

— Дамы и господа, пожалуйста, следуйте за персоналом, вы будете в безопасности. — Отро кричал так громко, как только мог, без отчаяния в голосе. Стражи «Ишуконе» были всюду, сопровождая людей к выходам. Челноки ждали снаружи, чтобы доставить эвакуируемых к платформе ангара или к ближайшим аварийным отсекам — только бы поскорее увести людей со станции. — Это никакая не тренировка! Это — время для каждого, чтобы уехать!

— У вас остается последний шанс, — шептал Брокер в ухо Отро. — Продайте инсорум мне.

— Я не могу этого допустить, — сказал Отро, нижняя губа его дрожала, когда он видел панику, охватившую людей. — Никогда.

— Дорого же вы заплатите за это. «Ишуконе» и Альянс Калдари погибнут по вашей милости. Жаль, что вы не будете жить достаточно долго, чтобы сожалеть о вашем решении. Я с удовольствием посмотрел бы, как вы страдаете из-за этого.

— Вы никогда и нигде от меня не скроетесь, — поклялся Отро, заключив договор с дьяволом. — Даже в аду.

Вадис нашла его в разгар беспорядка.

— Вот это — она указала на окно, сквозь которое вырисовывались очертания «Никса», — причина эвакуации?

— Да, — признал Отро, вынимая наушник. — Адмирал Нуар или игнорирует наши запросы о том, чтобы изменить курс, или больше не находится в команде судна.

— Ерунда, — усмехнулась она, вынимая собственный наладонник. — Алекс, старина, что, черт возьми, вы делаете с вашей огромной игрушкой? Вы здесь всех перебаламутили совершенно безо всякого резона…

— Господи, — сказал адмирал Нуар. — Я вижу, как передо мной открываются золотые врата, сейчас, на заре моего самого большого вклада в победу расы галленте.

— Адмирал, вы… совсем лишились здравого смысла…

Ее голос затих, когда она поняла, что адмирал Нуар передавал их беседу и по местной сети, и вне ее, и представители СМИ, могли его слышать.

Старый «адмирал» теперь обращался ко всему Новому Эдему на заключительном витке «своей» жизни.

— Я обязан… во имя моей возлюбленной Федерации свести счет с этой ненавистной расой, проклятыми калдари. На протяжении всей моей жизни я скорбел о Иеромонте, желая, молясь, стремясь к тому дню, когда я смогу нанести ответный удар от имени тех душ, которые погибли. Судьба даровала мне эту великую возможность, этот великий момент, отомстить за всех тех, кто отдал жизнь за Федерацию, истинного хранителя нашей драгоценной расы галленте… ныне покойтесь с миром, славные души Иеромонта, и вы, родственные души почивших из Нувель Рувенора, зная, что я заберу то, что было украдено у вас… Будьте прокляты вы, калдари… я забираю столь многих из вас, сколько смогу!

Сотрясаемый дрожью, Отро Гариучи дотянулся до своего наладонника.

* * *

Хотя Корвин не мог ни допустить того, чему он только что стал свидетелем, ни поверить в то, что он только что слышал, его инстинкты выживания возобладали над действиями, и он начал отдаляться от обреченного «Никса», поскольку в противном случае это вело к неизбежному катаклизму. Словно следуя его примеру, другие суда Федерации начали делать то же самое. Прямо по курсу он видел эскадрильи истребителей, отрывающихся от взлетно-посадочной полосы супертранспорта, немедленно взмывающих вверх, образуя дугу ближе к хвостовой части судна, чтобы избежать столкновения.

Командная линия передачи разразилась еще большей злобой адмирала Нуара.

— Мы окружены! Переходите в наступление, идиоты! Боритесь за жизнь, пока еще можете!

— Мила, послушай, — умолял Отро. — Ты здесь, сестричка? Необходимо, чтобы ты очень внимательно меня выслушала…

Она была потоком слез, опасения, сожаления и гнева, пробуя обрести самообладание, чтобы прислушаться к прощальным словам брата.

— Я хочу передать координаты системы UBX–CC, сказал Отро, пытаясь оставаться спокойным. — Именно там размещена лаборатория по производству инсорума, никто еще не знает об этом… средство, которое должно было стать твоей защитой, а теперь становится твоим бременем. Ты слышишь меня? Мила!

— Да, — прошептала она.

Отро назвал три комбинации из девяти чисел: звездные координаты сетки.

— Там есть врата ускорения, — продолжил он. — Ты будешь допрошена дронами, они зададут вопросы личного порядка, ответы на которые знаешь только ты. Только так они будут знать наверняка, что это — ты, а не какой-то самозванец. Пожалуйста, скажи хоть что-нибудь, у меня почти не осталось времени…

— Да… — отозвалась она дрожащим голосом, сквозь слезы. Менс, погруженный в капсулу «Ворона» в десятке метров над ней, чувствовал, как его собственные слезы смешиваются с нейроэмбриональной жидкостью, окружавшей его.

— Мила, и еще… дай инсорум Малету Шакору. Не бери за это никакой оплаты, ни единого кредита. Это не может искупить все дурное, что я совершил, но я не буду торговать больше жизнями за деньги. Хорошо? Обещаешь?

Силуэт «Никса» занимал собой почти весь иллюминатор.

— Отро, пожалуйста, не уходи, умоляю, не надо…

— А теперь я хотел бы, чтобы ты с Менсом исчезла, — ответил Отро, наконец теряя самообладание. — Держись подальше от Хета… дроны о тебе позаботятся. Пережди бурные дни… используй время на что-то хорошее. Ты должна быть сильной, я знаю, что ты — сильная… из-за этого все и произошло… Я…

Отро боялся смерти, но был благодарен за то, что ему дан шанс вновь почувствовать себя человеком.

— Я люблю тебя, Мила. Я — твой брат, так что мне и уходить первому…

Ангел смерти пристально смотрел Отро в глаза. «Забирай меня, — думал он. — Только, пожалуйста, как можно дольше не приходи за ней».

Вражеский военный суперавианосец «Странствующий святой» скользил бесшумно, как и все в космических просторах; неколебимый, неостановимый, во всем своем великолепии шедший к ужасающей цели, он ударил по станции с апокалипсической силой. Передняя кромка крыла «Никса» прошила не защищенный броней корпус с ужасающей легкостью, сокрушая палубу за палубой, проникая все глубже и глубже внутрь для нанесения удара по одной из главных структур поддержки станции. Резкое прекращение энергетического импульса заставило остатки кормовой части «Никса» обрушиться в расширяющуюся впадину литого металла, сокрушая его реакторы в двойных, бесполезных ядерных взрывах, которые немедленно выпаривали несколько кубических километров металла и плоти.

Ударные волны корежили станцию с неукротимой жестокостью, не щадили переборок, укрепленных сложным сплавом, превращая их в крошащуюся ржавчину, поскольку взрывчатая сила яростно затрагивала всю структуру.

В то время как миллиарды испуганных людей по всему Новому Эдему наблюдали чудовищную картину, гигантская шаровая молния десятка километров в диаметре осветила пространство системы Малкален слепящей вспышкой, знаменуя смерти более чем трехсот тысяч калдари, и с ними — единственного человека, который мог остановить катастрофу.

Стенания и крики Милы Гариучи можно было слышать с каждой палубы «Ворона».

Где-то в другом месте с такой же силой раздавались вопли торжествующего Тибуса Хета.


Содержание:
 0  Век эмпирей Eve: The Empyrean Age : Тони Гонзалес  1  1 : Тони Гонзалес
 4  4 : Тони Гонзалес  8  8 : Тони Гонзалес
 12  12 : Тони Гонзалес  16  16 : Тони Гонзалес
 20  20 : Тони Гонзалес  24  24 : Тони Гонзалес
 28  28 : Тони Гонзалес  32  18 : Тони Гонзалес
 36  22 : Тони Гонзалес  40  26 : Тони Гонзалес
 44  30 : Тони Гонзалес  48  34 : Тони Гонзалес
 52  38 : Тони Гонзалес  56  42 : Тони Гонзалес
 60  46 : Тони Гонзалес  64  33 : Тони Гонзалес
 68  37 : Тони Гонзалес  72  41 : Тони Гонзалес
 75  44 : Тони Гонзалес  76  вы читаете: 45 : Тони Гонзалес
 77  46 : Тони Гонзалес  80  49 : Тони Гонзалес
 84  53 : Тони Гонзалес  88  57 : Тони Гонзалес
 92  61 : Тони Гонзалес  96  51 : Тони Гонзалес
 100  55 : Тони Гонзалес  104  59 : Тони Гонзалес
 108  63 : Тони Гонзалес  112  67 : Тони Гонзалес
 116  71 : Тони Гонзалес  120  75 : Тони Гонзалес
 124  65 : Тони Гонзалес  128  69 : Тони Гонзалес
 132  73 : Тони Гонзалес  134  75 : Тони Гонзалес
 135  Использовалась литература : Век эмпирей Eve: The Empyrean Age    



 




sitemap