Фантастика : Космическая фантастика : 3 : Антон Грановский

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  44  45  46  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  98  99

вы читаете книгу

3

Ник Бойцов, псионик Гера и Спекторский сидели в небольшом баре «Фонда Здоровья и Искусств». В баре было шумно и многолюдно. Посетители – художники, писатели, примазавшиеся к ним пройдохи и любители дармовщинки – успели изрядно напиться. Они хлопали друг друга по плечам, говорили друг другу «старик» и слюнявили друг другу небритые щеки, выпивая на брудершафт.

Монументальная Нонна Андреевна Фельцер восседала за столом, словно королева. Это была громадная толстуха с низким лбом и обвисшими щеками. Маленькие, заплывшие жиром глаза ее смотрели устало и высокомерно. Волосы, сильно тронутые сединой, уложены в высокую прическу. Толстые сильные руки великанши были сложены на животе и теребили края серой шали, украшавшей ее воловью шею.

– Дружок, сделай-ка мне водочки, – попросила она услужливого толстячка, который увивался рядом с ней. – Горло что-то сушит.

Толстячок тотчас поднялся со стула и отправился за водкой.

Нонна Андреевна лениво перенесла вес тела на одну ягодицу и звучно испортила воздух. Лицо ее при этом сохраняло величественное выражение.

– Газовая атака, – сообщила она равнодушно. – Со мной такое иногда случается. Если хотите, заткните носы салфеткой.

Она извлекла откуда-то из складок тяжелой шали сигарету и прикурила от массивной антикварной позолоченной «Зиппы», которая смотрелась в ее толстых пальцах не крупнее шпильки для волос.

– На вас здесь все смотрят снизу вверх, – заметил Ник.

Госпожа Фельцер спокойно взглянула на него и сказала:

– Эти ребята жрут и пьют за мой счет. За мой счет они издают свои паршивые книжки и организуют персональные выставки своей мазни. Конечно, они смотрят на меня снизу вверх, потому что я обеспечиваю их паршивое будущее, в котором нет ни смысла, ни красоты.

К столику подошел услужливый толстячок и поставил перед госпожой Фельцер графинчик с водкой – граммов на четыреста. А к нему – четыре граненых стакана и тарелочку с мелко нарезанной рыбой-бессмерткой. Кусочки рыбы, украшенные колечками маринованных водорослей, еще шевелились.

– Ну что, друг Спекторский, поухаживаешь за старой подругой? – спросила она, с улыбкой взглянув на иллюзиониста.

Спекторский открыл графин, занес его над стаканом толстухи и спросил:

– Сколько тебе?

– Лей, мой милый, не скупись. Я покажу, когда хватит.

Спекторский стал лить. Она плавно взмахнула ладонью – мол, достаточно. Движение ладони было таким ленивым и таким медлительным, что пока она его делала, стакан наполнился доверху.

– Спасибо, старый друг, – сказала толстуха.

Потом плотно обхватила стакан толстыми пальцами, осторожно поднесла его ко рту, сказала «Будем здоровы» и медленно – глоток за глотком – выпила до дна. Ловко поддела на вилку кусок бессмертки и отправила его в рот.

– Люблю жизнь во всех ее проявлениях, – прокомментировала она, уминая рыбу.

Прожевав, посмотрела на Ника Бойцова и вдруг спросила:

– Позвольте узнать: вы буддист или христианин?

– Скорее гностик, – ответил Ник.

– Значит, вы верите в то, что после смерти ваша душа навсегда распростится с материальным миром и забудет его, как забывают страшный сон?

– Абсолютно верно.

Госпожа Фельцер прищурилась.

– Забавно… Господин Бойцов, а вам не кажется, что, называя грезы истинной реальностью, а материальный мир – сном, вы все переворачиваете с ног на голову?

– Я иду по пути познания, – спокойно ответил Ник. – И я знаю, что́ меня ждет в конце пути.

– Встреча с истинным Богом, не так ли?

– С тем, кто не несет ответственности за наш кошмарный мир, поскольку не запятнал себя причастностью к его созданию.

– О, так значит, вы – избранный? Один из тех, чье существование продлится после смерти в мире истинной реальности?

Ник склонил голову в знак согласия. Нонна Андреевна усмехнулась:

– Если я правильно поняла, это означает «да». А что, если окажется, что ваше существование – такая же фикция, как существование большинства людей на нашей планете? И что никакой «души» в вас нет, а есть лишь тело, набитое вонючими потрохами? Как вы это переживете?

Ник нахмурился. С подобным ходом мыслей он сталкивался много раз и давно взял за правило оставлять уничижительные реплики без ответа. Госпожа Фельцер, кажется, все поняла.

– Спасибо за душеспасительную беседу, детектив, – сказала она, с любопытством разглядывая Ника. – В наше время люди не любят говорить на подобные темы.

– Я тоже не люблю.

– Вот как? – Толстуха усмехнулась. – Выходит, мое общество дурно на вас влияет.

Стряхнув пепел с сигареты, она снова воззрилась на Спекторского и спросила:

– Итак, что вас ко мне привело?

Спекторский посмотрел на Ника, тот нахмурился и сказал:

– В городе происходит что-то странное.

– Да ну? – Нонна Андреевна прищурилась. – Неужели я что-то пропустила? И что же именно тут происходит?

Ник покосился на иллюзиониста, тот кивнул, как бы говоря – «Расскажи ей все без утайки, она поймет». Бойцов перевел взгляд на ведунью и сказал:

– Я думаю, реальность, окружающая нас, глубоко больна.

Вопреки ожиданиям Ника, толстуха не усмехнулась и не удивилась, она лишь прищурила свои маленькие, холодные глазки и задумчиво произнесла:

– Странно слышать это от полицейского детектива.

– Да, – согласился Ник. – Я знаю. Но все признаки болезни налицо. Мертвые птицы оживают… Время движется в обратную сторону… Отражение в зеркале отказывается считать себя таковым…

Ника передернуло при воспоминании о взбунтовавшемся зеркале.

– Реальность больна, – повторил он. – И болезнь быстро прогрессирует.

Нонна Андреевна помолчала, с любопытством глядя на Ника, затем спросила:

– И вы тоже думаете, что в этом виноваты псионики?

– Только если среди них появился гений, способный менять ткань реальности, – ответил Ник. – Но я в это не верю.

– Кажется, ваш спутник, Спекторский, способен на такое, – заметила Нонна Андреевна. – Разве нет?

– Я могу менять реальность в весьма ограниченном диапазоне, – возразил иллюзионист. – Кроме того, девяносто процентов того, что я показываю – всего лишь иллюзии.

– И чего же ты хочешь от меня? – спросила толстуха.

– Мы хотим разобраться в том, что происходит, – сказал Ник. – С вашей помощью.

Нонна посмотрела ему в глаза.

– Вы хотите, чтобы я заглянула в ваше будущее, детектив?

– Да.

Нонна Андреевна прищурилась. Помедлила несколько секунд, потом уточнила:

– Илья сказал вам, что это очень опасно?

– Сказал.

– Это может вас убить. Или оставить калекой.

– Я надеюсь, что этого не случится.

Госпожа Фельцер хмыкнула.

– Обычно я беру за это большие деньги. Но с вас не возьму ничего. Однако вы должны подписать бумагу, так, как делают это другие.

– Какую бумагу?

– Своего рода расписку. На тот случай, если все закончится плохо.

Нонна Андреевна дала знак толстячку-слуге, тот поспешно извлек из внутреннего кармана пиджака листок бумаги и положил его перед Ником.

– Просто поставьте свою подпись, – сказала Нонна Андреевна.

Бойцов взглянул на «расписку», и брови его приподнялись.

– Это чистый лист бумаги, – сказал он.

Госпожа Фельцер кивнула:

– Да.

Ник усмехнулся, после чего взял протянутую слугой ручку и поставил внизу листа свою подпись.

– Хорошо, – сказала Нонна Андреевна.

Толстяк поднял листок, сложил его вдвое и вновь засунул в карман. Госпожа Фельцер посмотрела на Бойцова пристальным, долгим взглядом, словно пыталась проникнуть под его черепную коробку.

– Сначала вам будет больно, – спокойно произнесла она. – Но потом боль уйдет, и вы сможете задать мне несколько вопросов. А теперь, прошу вас, закройте глаза.

Ник выполнил ее указание.

– Постарайтесь расслабиться.

Госпожа Фельцер взяла его за руку. Прошло несколько секунд. Поначалу Ник думал, что ничего не происходит, потом он почувствовал, что от руки Нонны Андреевны идет холод, и холод этот, перекинувшись на его руку, стал подниматься все выше и выше, пока не достиг головы. А затем он ощутил, как холод забирается ему под черепную коробку. Ощущение было неприятное, но вскоре все стало еще хуже – мозг Ника словно пронзила ледяная спица. Он тихо вскрикнул, но тут же сцепил зубы и попытался овладеть собой.

Вскоре боль перестала быть острой и, кажется, пошла на убыль.

– Боже мой! – тихо воскликнула Нонна Андреевна.

Ник открыл глаза. Госпожа Фельцер сидела напротив него в той же позе, что и раньше, но тяжелые веки ее были опущены, а на лице отобразилась печать ужаса.

– Что? – хрипло спросил Ник. – Вы что-то увидели?

– Я вижу тьму, – ответила ведунья глухим, словно бы звучащим издалека, голосом. – Тьму и пустоту.

– Меня ждет тьма?

– Она ждет всех нас. Никто из нас этого не избежит.

Ник поморщился от головной боли и уточнил:

– Значит, реальность действительно разрушается?

Лицо Нонны Андреевны исказила гримаса страдания.

– Нельзя разрушить то, чего не существует, – возразила она.

Ник сдвинул брови.

– Вы говорите загадками, – сказал он.

– Напротив, я выражаюсь предельно ясно, – отозвалась госпожа Фельцер.

Бойцов попробовал продумать следующий вопрос, чтобы он был четким и не допускающим уловок в ответе, но в голове еще пульсировала боль, и сосредоточиться было крайне сложно.

– В том, что происходит, виноваты псионики? – спросил он после паузы.

– Нет, – ответила Фельцер.

– Пришельцы? Чужаки?

– Нет.

– Тогда кто?

– Никто из тех, кого ты знаешь.

Боль снова стала нарастать. Ощущение было такое, будто кто-то вбивает в мозг тупые гвозди.

– Все это скоро кончится, Ник, – хрипло произнесла Нонна Андреевна.

– Что кончится? – не понял он.

– Все, – могильным голосом сказала госпожа Фельцер. – Абсолютно все!

Ник пребывал в замешательстве. Сеанс «ведовства» оказался совсем не таким, как он предполагал, и здорово сбил его с толку.

– И что же нам делать? – растерянно спросил Ник.

– Верить, – сказала Нонна Андреевна с неизбывной горечью в голосе.

– Во что?

– В то, что у всего этого есть какой-то смысл. И какая-то цель. Что все это – не напрасно.

– И только-то? – Ник нахмурился, в душе его стала подниматься злость. – Но я не получил ответов на свои вопросы.

– Теперь ты знаешь все, что хотел знать.

Бойцов вздрогнул. Эту фразу Нонна Андреевна произнесла голосом его бывшей жены Анны.

– Остерегайся фальшивок, Ник. – (Бойцова пробрал мороз.) – Остерегайся!

Он сглотнул слюну и хотел спросить, что значат эти слова, но вдруг Нонна Андреевна открыла глаза, настороженно к чему-то прислушалась, а затем выпустила его руку из своих толстых пальцев и взволнованно произнесла:

– Ваши преследователи уже близко! – Посмотрела на Ника тревожным взглядом и добавила: – Полицейские и спецназовцы приближаются к зданию фонда!

До слуха Бойцова долетел отдаленный вой сирен.

– Ступайте за Акирой, он покажет вам путь! – сказала госпожа Фельцер, кивнув на узкоглазого толстяка-слугу.

– А ты? – хрипло спросил у нее иллюзионист Спекторский.

– Я попытаюсь их задержать.

– Ваша пси-способность для этого не годится, – возразил Ник.

Нонна Андреевна перевела на него взгляд и усмехнулась:

– Вы уверены, что знаете обо мне все? Акира, дружок, выведи наших гостей наружу!

Толстяк вскочил из-за стола.

– Идите за мной! – проронил он.

– Ну! – поторопила госпожа Фельцер. – Чего же вы ждете?

Ник, Гера и Спекторский встали из-за стола.

– И не надо долгих прощаний! – снова воскликнула Нонна Андреевна. – Ступайте скорее!

За стенами послышался шум. Толстяк побежал между столиками к неприметной дверце рядом с баром, и гости, кивнув на прощание госпоже Фельцер, последовали за ним.

Как только дверца за ними закрылась, Нонна Андреевна повернулась к центральному входу. Когда в бар ввалились люди в черной униформе, она поднялась с кресла и сбросила с плеч свою тяжелую, теплую шаль.

Посетители бара закричали и засуетились. Спецназовцы с ними не церемонились – они уверенно продвигались к Нонне Фельцер, расшвыривая писателей и художников ударами прикладов и крепких кулаков.

– Нонна Фельцер! – крикнул боец, шедший впереди. – Вы обвиняетесь…

Договорить «ниндзя» не успел, Нонна Андреевна сделала легкий пасс, и спецназовец отлетел в сторону, сбив столик и несколько стульев.

Второго противника госпожа Фельцер легким мановением руки подбросила высоко вверх – боец пробил головой потолок, осыпав вниз дождь штукатурки и обломков бетона, и остался там висеть.

«Ниндзи» вскинули автоматы и пистолеты, нацелив их на Нонну Фельцер, но она широко взмахнула руками, и бойцы разлетелись в стороны, как сбитые кегли. Трое из них угодили в размягчившиеся вдруг, а затем затвердевшие стены и намертво там застряли.

– Госпожа псионик! – крикнул кто-то.

Нонна повернула голову на крик. Из двери, ведущей на кухню, вышел спецназовец с капитанскими нашивками. Лицо его было обожжено и словно бы оплавлено. Нонна Андреевна вскинула руки, но капитан-дройд опередил ее, открыв огонь сразу из двух плазменных пистолетов.

Госпожа Фельцер рухнула на пол, подобно огромному раненому животному.

– Колпак! – крикнул капитан.

Двое «ниндзей» подбежали к поверженной гигантше и натянули ей на голову экранирующий колпак, а затем заломили ей руки за спину и стянули их пластиковым хомутом со свинцовым напылением.

Капитан Двадцать Пятый подбежал к госпоже Фельцер, поставил ей ногу на грудь и рявкнул:

– Мне нужны детектив Бойцов и псионик Спекторский! Где они?

Женщина извивалась на полу всем своим огромным телом. Из простреленного плеча ее текла кровь, юбка задралась, обнажив старомодные гамаши.

– Где они? – повторил капитан Первый-А-Эс-Двадцать Пять. – Куда они побежали?

– Идите к черту, – вяло отозвалась Нонна Андреевна.

Несколько секунд капитан-дройд стоял неподвижно, с брезгливым любопытством наблюдая возню толстухи, потом усмехнулся, поднял один из пистолетов, прицелился в центр экранирующего колпака и нажал на спусковой крючок. Заряд плазмы прожег Нонне Андреевне голову, она дернулась в агонии и затихла.

Командир «ниндзей» убрал ногу с ее жирной груди, повернулся к бойцам и коротко приказал:

– Допросите здесь всех. Если понадобится – применяйте силу.

– Мы не имеем права бить людей без согласования с вышестоящей инстанцией, – возразил один из бойцов. – Нужно отправить запрос в штаб.

Капитан посмотрел на него тяжелым взглядом, а затем медленно произнес:

– Отныне я – ваш штаб и ваша верховная инстанция. Выполняйте приказание, солдат.

Боец посмотрел на пистолет, забрызганный кровью, который капитан по-прежнему сжимал в руке, и ответил:

– Слушаюсь.


Содержание:
 0  Двойная тень : Антон Грановский  1  Глава 1 : Антон Грановский
 3  3 : Антон Грановский  6  3 : Антон Грановский
 9  3 : Антон Грановский  12  2 : Антон Грановский
 15  Глава 3 : Антон Грановский  18  4 : Антон Грановский
 21  7 : Антон Грановский  24  3 : Антон Грановский
 27  6 : Антон Грановский  30  2 : Антон Грановский
 33  5 : Антон Грановский  36  1 : Антон Грановский
 39  4 : Антон Грановский  42  7 : Антон Грановский
 44  2 : Антон Грановский  45  вы читаете: 3 : Антон Грановский
 46  4 : Антон Грановский  48  2 : Антон Грановский
 51  Глава 6 : Антон Грановский  54  4 : Антон Грановский
 57  2 : Антон Грановский  60  5 : Антон Грановский
 63  3 : Антон Грановский  66  6 : Антон Грановский
 69  9 : Антон Грановский  72  2 : Антон Грановский
 75  5 : Антон Грановский  78  8 : Антон Грановский
 81  Глава 8 : Антон Грановский  84  4 : Антон Грановский
 87  7 : Антон Грановский  90  1 : Антон Грановский
 93  4 : Антон Грановский  96  7 : Антон Грановский
 98  9 : Антон Грановский  99  Использовалась литература : Двойная тень
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap