Фантастика : Космическая фантастика : Несущий перемены : Чарльз Ингрид

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Все пилоты Чо платили за свой талант (путешествовать в космическом пространстве со скоростью, превышающей скорость света) высокую цену. В конце концов, они умирали от нервного истощения. Незаконный эксперимент – симбиоз пилота Чо, Палатона, с землянином Рэндом мог бы позволить разрешить эту проблему. Но, проводившие эксперимент, погибают после нападения инопланетян на их базу...

Глава 1

Человека было легко различить в потоке чоя. Его маленькое, неуклюжее тело напряженно двигалось среди настоящего парада гибкой плоти. Волосы сбивались в пряди, тонкие по сравнению с роскошными гривами, обвивающимися вокруг горделивых роговых гребней. Даже на своей планете этот человек никогда бы не достиг подвижности чоя – строение его тела было совсем иным. Едва заметив Рэнда, священник уже не спускал в него глаз. Поразмыслив, Чирек решил, что даже если бы он не сумел заметить человека, то вряд ли пропустил бы Палатона, шагающего рядом с ним. Надменность тезара, отстраненность его от других чоя воспринимались совершенно естественно благодаря его качествам пилота и безупречному сочетанию грации и силы.

Народ чоя гордился тезарами. Без них звезды и по сей день оставались бы недостижимыми для этого народа, да и само его существование оказалось бы под вопросом. Чоя могли бы с легкостью стать добычей прожорливых абдреликов. Эти лилово-зеленые амфибии путешествовали от планеты к планете в поисках добычи и знаний. Помимо них, существовали ронины с гривами из ядовитых игл – более осторожные, но не менее опасные. Чирек пожелал себе никогда не встречаться с подобными врагами.

Без тезаров чоя пришлось бы полагаться на милость других народов. Потому священник, исповедующий незаконную религию, прощал Палатону его высокомерие и надменность. Без таких, как он, Чо давно бы уже не существовала среди звезд и планет. Благодаря тезарам, чоя стали не добычей, а лидерами, народом искусных пилотов, с которыми старались поддержать лучшие отношения даже абдрелики и ронины – правда, без большого желания.

Да, именно заметная фигура наследника императора привлекла взгляд Чирека, и только потом он обратил внимание на маленького, странного инопланетянина, следующего за теза-ром, как тень.

Второй наблюдатель нетерпеливо взял Чирека за двойной локоть.

– Видишь его? – спросил Чирек.

– Вижу. Его трудно не заметить.

– Должно быть, и твои помощники его заметили, – продолжал священник, и его двойные голоса подрагивали от волнения. Роговой гребень Чирека уже давно изнывал от беспокойства. Палатон и его спутник-инопланетянин не оставались еще столь незащищенными с тех пор, как внезапно началась и так же внезапно окончилась Двухдневная война. – Такого получая нам может долго не представиться.

Стоящий рядом чоя, неуклюжий, низкорослый, с тонким, обычным для простолюдинов гребнем, был одним из Заблудших, «не видящих Бога», и, подобно всем им, не обладал тем талантом, который имел Палатон. В горле у него послышался хрип, и чоя сплюнул себе под ноги.

Священник раздраженно взглянул на спутника.

– Почему ты медлишь? Мы лишимся последней возможности, если ты затянешь время.

Миск мрачно ответил:

– Никто не захочет прикасаться к нему. Он не с нашей планеты.

Священник пробормотал ругательство, едва слышное в их тайном наблюдательном посту.

– Он – Вестник Преображения, а не смерти. Думаешь, ему бы позволили разгуливать по столице так свободно, будь он заражен?

Миск прищурился.

– Это ты так думаешь, Прелат, но не мы. Еще никто не слышал пророчества, что Преображение принесет вот такое существо. Нас всегда учили, что Вестник появится на самой Чо, а не прилетит из космоса, – пожав одним плечом, он поднес ко рту микрофон и включил связь. – Начинаем, – произнес он, слегка поклонился Чиреку и покинул секретное убежище, чтобы присоединиться к своим сообщникам.

Чирек наблюдал, как он быстро растворился в толпе, движущейся по улицам города. Даже при большом желании путь Миска нельзя было бы проследить – этот чоя преуспел в искусстве быстрых исчезновений.

Несмотря на это, священник продолжал испытывать неуверенность. Миск служил Кативару, а Кативару было трудно доверять. Кативар уже слишком высоко продвинулся по ступеням иерархии официальной религии Чо, стал помощником престарелого и почтенного Риндалана. И все-таки он рисковал всем, посещая подпольную секту Чирека. Кативар исповедовал веру в Вестника Преображения и преуспел в том, что его собратья по официальной религии сочли бы ересью.

Но не только двуличность Кативара тревожила Чирека. Этот чоя двигался по ступеням иерархической лестницы быстрее, чем можно было предположить, и прочно стал правой рукой Риндалана. То, что Риндалан попал к мятежниками чуть не стал их жертвой, казалось Чиреку совсем не случайным. Каким образом Верховный прелат оказался среди разъяренной толпы в сопровождении одного лишь Кативара, и почему Кативар не сумел защитить его? Неужели он намеренно заманил Прелата в ловушку? И если так, какими были мотивы этого поступка? Ясно, что Кативар не стал бы совершать его исключительно ради Чирека.

У Чирека не было ни доказательств своих подозрений, ни оснований для них, к тому же Кативар считался его главным союзником, хотя и не слишком надежным. Отчасти союзничество С Кативаром ценилось только благодаря его высокому положению, почти неограниченной свободе и переданными Риндаланом властью и полномочиями. Чирек помнил, что в ночь мятежа Кативар последовал за Риндаланом добровольно, а Прелата постигла роковая участь. До сих пор Риндалан пребывал в коматозном состоянии, на грани между жизнью и смертью, и боролся за жизнь каждым вздохом.

Чирек моргнул. Мне везде чудится опасность, думал священник, беспокойно двигаясь в своем укромном углу. Обитатели Чо, обладающие незначительным бахдаром или полностью лишенные его, считались существами низшего сорта по сравнению с чоя из правящих Домов, и хотя твердые религиозные убеждения поддерживали в Чиреке веру, что когда-нибудь бахдар вспыхнет во всех них, он уже научился быть предусмотрительным. Только Вестник способен свершить метаморфозу с чоя. Чирек был далеко не первым среди тайных священников, но надеялся, что не является последним. Только бы Вестник появился – хоть когда-нибудь! Ради этого стоило жить.

В этом отношении Верховный прелат Риндалан, рожденный в Доме, и жалкий простолюдин Чирек не слишком отличались: каждый был исполнен веры до мозга костей. В отличие от многих Верховных прелатов Домов, Риндалан всегда служил народу. Вероятно, в этом следовало искать ответ на невысказанный вопрос Чирека – почему Риндалан отправился к мятежникам, пытаясь остановить бурю, которая в конце концов могла обратиться против самих чоя. Именно за такое сходство Чирек скорбел о приближающейся смерти Риндалана.

На улице послышались крики. Движение замедлилось, колонны приближались к мемориалу, сооруженному в память о столь стремительно завершившейся Двухдневной войне. Еще разгоряченные мятежом, чоя были готовы напасть на себе подобных, и абдрелики осмелились нанести удар, угрожая всей планете. Война произошла так быстро, что большинство жителей Чо узнали о ней намного позже, когда завершились беспорядки и мятежи. Но едва рассеялся дым пожарищ, и чоя узнали, как близко они были от гибели.

Надеясь наконец-то разделаться с давними врагами, абдрелики нарушили перемирие, объявленное Союзом. Они нашли изменников-пилотов, способных вести их боевые корабли, и были готовы нанести удар в самое сердце империи чоя – ее единственную планету Чо. Однако Союз не счел нужным преследовать агрессоров – и все вновь вернулось на позиции шаткого равновесия.

Палатон буквально воскрес из пепла мятежа, чтобы отбить атаку абдреликов. Он удачно выбрал время, когда абдрелики были наиболее уязвимы: при снижении ускорения и выходе из Хаоса, но если бы их не удалось сдержать, абдрелики не остановились бы ни перед чем. Эти массивные, коварные и прожорливые амфибии, должно быть, уже пускали слюни, предвкушая войну на Чо. Чирек поежился, подумав об этом.

Его народ не привык, чтобы на него нападали. Только тезары-чоя могли летать сквозь Хаос, и никто другой не был способен провести сквозь него боевые корабли. Однако горстка изменников все же нашлась – по причине все той же борьбы за власть, и это вызывало еще более тревожные вопросы. Откуда они узнали? Как абдрелики узнали, в какой момент лучше всего напасть на Чо, и, что уж совсем очевидно, застать планету ослабленной внутренними беспорядками?

Священник наблюдал, как извивающаяся колонна приближается к мемориалу. Если Рэнд ни о чем не подозревает, сейчас самое время действовать. Он поискал взглядом Миска и его сообщников, бросил это занятие и начал высматривать свою посланницу. Не доверяя Кати-вару, он счел нужным подстраховаться. Эту чоя было трудно не заметить благодаря ее переплетенной лентами каштановой гриве. По такому случаю она выбрала платье ярко-голубого цвета – стоило раз взглянуть на нее, и эту чоя было невозможно с кем-либо спутать.

Именно потому Дорея так оделась. После того, как все будет кончено, она сможет мгновенно переодеться, стать неприметной, облаченной в такое же серое и скучное тряпье, как и все простолюдины, и раствориться в толпе. Она превратится в заурядную чоя, одну из тысяч.

Чирек заметил, что он вцепился в перила своего наблюдательного поста, и его мускулы затвердели от напряжения. Он заставил себя шагнуть назад и достать линзы. Чирек подавил глубокий вздох – теперь либо все решится, либо ничего не произойдет. Смешно надеяться, что метаморфоза, которой его собратья ожидали столетиями, свершится здесь и теперь. И даже если ничего не произойдет, это еще не означает, что Рэнд – не то самое Преображенное Существо, о котором тайная религия проповедовала веками. Значит, обстоятельства должны измениться. Каким бы образом ни завершилась реакция, суть ее еще не найдена и не осознана. Вероятно, простого прикосновения будет недостаточно.

Чирек знал, как трудно проповедовать то, что вертится на языке, изо всех сил вырывается из души, не имея доказательства – и сегодня он собирался получить его. Но даже такого доказательства может оказаться мало. Он намеревался заполучить Рэнда, отделить его от наводящей трепет защиты Палатона и показать, на что способен этот человек. Он убедит Рэнда появиться среди Заблудших и сотворить чудо. Но даже в этом случае найдутся недоверчивые – в конце концов, этот человек просто инопланетянин. Кто способен вообразить, что инопланетянин исполнит пророчество?

Священник с трудом сдерживал лихорадочную дрожь. Ему-то доказательства были ни к чему – Рэнд способен сделать то, чего он от него ждет. Он сам, Чирек, был преображен одним присутствием и прикосновением этого человека.

Было бы глупо открываться сейчас, но бывали времена, когда вновь обретенный бахдар распространялся вокруг него так явно, что Чирек понимал – другие чувствуют это. Он старательно воздвигал вокруг себя защиту, надеясь, что времена, когда он осуществит надежды и чаяния чоя, уже близки. Об этом не знали ни Миск, ни Кативар. Никто, даже Малаки, у которого еще остались слабые проблески бахдара, не знал и не подозревал, что произошло внутри Чирека.

Голубое пятно возникло в самой середине процессии и метнулось в сторону.


Рэнд весь напрягся, стараясь не отставать от Палатона. Он уже не носил повязки, кости удачно срослись, мышцы восстановились после упражнений, но он чувствовал себя неловким, как младенец, делающий первые шаги. Палатон приостановился и обернулся, взглянув на неге..

– Я слишком спешу, – заметил чоя подрагивающими от добродушной насмешки голосами.

– А я не слишком, – Рэнд тяжело дышал, как после долгого бега. Он откинул челку темных волос со лба. Ему пора было подстричься, но здесь эта задача оказалась невыполнимой. Чоя дорожили своими роскошными гривами. Люди же, с их более низкими лбами, предпочитали, чтобы волосы не заслоняли им глаза.

Почти бессознательно он прощупывал бахдаром толпу, чувствуя напряжение ее восторга при виде Палатона. Чужой бахдар ярко пульсировал. Рэнд виновато приглушил его – эту силу, которая по праву принадлежала Палатону и когда-нибудь должна была вновь оказаться у пилота, если только найдется способ отдать ее. Рэнд не имел на нее права, едва ли знал, как ее использовать, но бахдар струился глубоко в нем, как река, несущая неизведанную силу и богатство, и временами Рэнд просто не мог не замечать ее приливы.

Теперь было как раз такое время. Он остро чувствовал толпы вокруг, стремящиеся увидеть их. Он ощущал тепло их чувств, а среди них – уколы ненависти. Эта ненависть предназначалась для него, инопланетянина, безобразного существа, незваного гостя, воспользовавшегося их силой, чтобы очутиться здесь, неприятного и опасного чужака. Все чувства чоя были искажены ксенофобией. Рэнд оглянулся, как будто видя ее, и споткнулся на неровном тротуаре. Палатон протянул руку, чтобы поддержать его, и от этого движения бахдар вновь вспыхнул, устремившись к руке – Рэнд чувствовал, будто мощный поток хлынул в пересохшее русло, пропитывая его дно и не замечая, что от этого слабеет он сам.

Палатон шумно вздохнул, почувствовав этот прилив. Он взглянул на Рэнда, и его огромные янтарные глаза засияли от прикосновения к запретной силе. Оно продолжалось всего долю секунды, но за это время Рэнд успел понять, что ощущал теперь и чего лишился его друг. Горло Рэнда сжалось от невозможности помочь пилоту обрести то, что было отнято у него.

Рэнд приоткрыл рот для невольного извинения, но промолчал. Послышался крик, затем пронзительный визг. Где-то рядом загрохотали шаги. Тела чоя вокруг качнулись, и Рэнд почувствовал, как бахдар вновь разгорается в нем. Опасность! Он обхватил руку Палатона и потащил его в сторону, прочь от опасности. На них надвигались три чоя. Рэнд не видел, есть ли у них оружие – главным сейчас было уберечь Палатона.

Палатон вначале застыл на месте, наклонив увенчанную гребнем голову в сторону источника опасности – почти так же, как лось, готовящийся к поединку, – но тяжесть тела Рэнда лишила его равновесия. Рэнд почувствовал, как тело Палатона придавило его. Мысли вихрем закрутились в его голове, настойчиво призывая освободиться. Чоя, преградившие им путь, внезапно резко остановились, как будто наткнувшись на невидимую стену, и вдруг растянулись на тротуаре, как подкошенные. Мгновенно к ним подскочили охранники Йораны. Чоя резко приказала незнакомцам встать.

Рэнд почувствовал на своей руке руки другой чоя, блестящее лазурное платье которой на мгновение ослепило его. Тем временем Палатон поднялся.

– Они безоружны, – заметил Палатон, досадуя на Рэнда и собираясь с силами. Рэнд пожал плечами.

Его бахдар еще сиял в полную силу. Чоя в голубом платье стояла возле него, и бахдар рванулся к ней, на мгновение соединив их искрящимся мостом. Незнакомое ощущение потрясло Рэнда, и он с отчаянием попытался подавить бахдар. Тот нехотя угас. Как всегда при этом, Рэнда охватила Странная пустота. Чоя в голубом платье, ростом едва ли выше него, шагнула в сторону с улыбкой, поводя ореховыми, со слабым зеленоватым отливом глазами и бормоча извинения. Повернувшись, она еще раз ослепила Рэнда голубым платьем – более пронзительного цвета, чем небо Чо. Рэнд в растерянности смотрел ей вслед.

Йорана стояла возле пленников. Палатон оглянулся, заметил, что Рэнд находится довольно далеко, и шагнул к нему. Его ноздри трепетали, и Рэнд понял, что инстинктивно пилот втягивает аромат только что сгоревшего бахдара.

– Прости, – начал Рэнд, но Палатон взмахом руки остановил его.

– Позднее. С тобой все в порядке?

– Да, – Рэнд взглянул на пленников, которых умело связывали охранники Йораны. – Никто из них даже не успел выстрелить.

– Да, – коротко отозвался тезар. – Это Заблудшие. У них нет бахдара, и потому они не знают, когда лучше всего нанести удар.

Рэнд покрутил головой в попытке расслабить мускулы шеи. Все-таки жизнь полна неожиданностей. Придется когда-нибудь объяснить это Палатону. Самые искусные убийцы галактик, ронины, не полагаются на бахдар, чтобы наносить удары, и этим троим вполне могло повезти.

Йорана отдала краткий приказ увести пленников и отправила с ними четырех охранников. Обернувшись, она нашла глазами Рэнда и Пала-тона.

– Есть проблемы? – спросила она, и ее голоса прозвучали напряженно, несмотря на беспечный тон.

– С нами все в порядке, – Палатон махнул рукой, как бы подтверждая это.

На ее лице появилось выражение облегчения.

– Мы уже почти на месте, – заметила она.

Палатон кивнул, Рэнд чувствовал понимание между ними, от чего немногие слова, которыми они обменялись, приобретали более глубокий смысл. Его вновь пронзила тоска одиночества. Он был один на Чо, и вряд ли это могло измениться. Чоя общались с представителями других народов только за пределами своей планеты или на территории Союза – например, Скорби. Чоя, не вылетавшие за пределы своей планеты, казались ограниченным, страдающим ксенофобией народом.

Рэнд попытался не думать о том, каково будет всю жизнь провести в одиночестве, привязанным к Палатону и не способным даже расстаться с ним. После нескольких минут замешательства процессия двинулась дальше.


Миск и его сообщники потерпели поражение, но Чирек не мог не порадоваться, видя, как быстро продвигается вперед чоя, используя поражение и неожиданную остановку процессии. Рэнд оказался буквально в ее объятиях. Контакт между ними не мог быть более близким. Сердце священника забилось.

После того, как процессия удалилась, он осторожно вышел из убежища, направляясь к заранее условленному между ним и чоя месту встречи. Опустив голову, чувствуя радостные подрагивание гребня, он пробрался в кафе. Успех был в его руках, и не только успех, но и надежда – близилось Преображение.

Он занял место и заказал вино бледно-желтого цвета, лучшее, какое только нашлось в кафе, попросив поставить на столик два бокала. Со своего места он видел мусор на улице, оставленный колонной. Поднимался ветер.

Бутылка вина давно согрелась, когда Чирек наконец поднялся. Он оглядел улицы, на которые вернулась привычная суета, как только закончился ритуал. Чоя возвращались к повседневным делам. Чирек не знал, что и думать – либо она не хотела, либо не могла прийти.

Чоя исчезла.


Содержание:
 0  вы читаете: Несущий перемены : Чарльз Ингрид  1  Глава 2 : Чарльз Ингрид
 2  Глава 3 : Чарльз Ингрид  3  Глава 4 : Чарльз Ингрид
 4  Глава 5 : Чарльз Ингрид  5  Глава 6 : Чарльз Ингрид
 6  Глава 7 : Чарльз Ингрид  7  Глава 8 : Чарльз Ингрид
 8  Глава 9 : Чарльз Ингрид  9  Глава 10 : Чарльз Ингрид
 10  Глава 11 : Чарльз Ингрид  11  Глава 12 : Чарльз Ингрид
 12  Глава 13 : Чарльз Ингрид  13  Глава 14 : Чарльз Ингрид
 14  Глава 15 : Чарльз Ингрид  15  Глава 16 : Чарльз Ингрид
 16  Глава 17 : Чарльз Ингрид  17  Глава 18 : Чарльз Ингрид
 18  Глава 19 : Чарльз Ингрид  19  Глава 20 : Чарльз Ингрид
 20  Глава 21 : Чарльз Ингрид  21  Глава 22 : Чарльз Ингрид
 22  Глава 23 : Чарльз Ингрид  23  Глава 24 : Чарльз Ингрид
 24  Глава 25 : Чарльз Ингрид  25  Глава 26 : Чарльз Ингрид
 26  Глава 27 : Чарльз Ингрид  27  Глава 28 : Чарльз Ингрид
 28  Глава 29 : Чарльз Ингрид  29  Глава 30 : Чарльз Ингрид



 




sitemap