Фантастика : Космическая фантастика : Ответный удар : Чарльз Ингрид

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу

У человечества много врагов в космосе. Бесконечные войны опустошают планеты, губят цивилизации, уносят тысячи человеческих жизней. Герой остросюжетных романов Чарльза Ингрида Джек Шторм верит в то, что разумные существа, какими бы разными они ни были, всегда могут найти общий язык. Ценою многих усилий и жертв ему удается примирить враждующие цивилизации

Чарльз Ингрид

Ответный удар

ПРОЛОГ

В это утро император Триадского Трона Пепис сидел в своем информационном кабинете среди множества компьютеров, как раздутый паук среди бесконечной сети никому невидимых паутин. Рыжие пряди беспомощно падали на его морщинистое лицо. Он был озабочен. Сегодня Пепис не нашел в просмотренных данных ничего нового.

Пепис откашлялся и зарычал. Его вопль прокатился эхом по обсидианово-розовым коридорам дворца. Новый министр Полиции Мира Баластер, услышав голос Пеписа, бросился в кабинет. Телекамеры охраны упрямо фиксировали каждый взмах черных одеяний императора.

Пепис уже отключился от компьютерной сети, когда его новый министр стремительно вбежал в кабинет. Император посмотрел на Вандовера и еще раз прорычал что-то неопределенное. Он был в ярости. Вандовер подумал, что все-таки в последнее время Пепис плохо выглядит. Министр искательно улыбнулся:

– Могу ли я вам чем-нибудь помочь, Ваше Величество?

Пепис вытолкнул свое тщедушное тело из глубокого антикварного кресла:

– Найди его! – резко и требовательно сказал он.

Улыбка мгновенно сошла с лица Баластера. Схватка Пеписа с командиром рыцарей Доминиона уже привела к гибели Уинтона – амбициозного предшественника Вандовера. Но все-таки у Баластера не было желания погибнуть на чьей-то чужой войне. Он осторожно сказал:

– Нам поступило сообщение, что командир Шторм исчез в результате одной из схваток на Калинаде. И хотя я мало доверяю сообщениям траков, как и вы, Ваше Величество, мне кажется, что эта информация достоверна.

– Что за глупости ты говоришь! Святой Калин выбрался оттуда целым и невредимым, а лучший солдат императора, одетый к тому же в прекрасный боевой костюм, был превращен в пепел? – Пепис хмыкнул от отвращения.

– В таком случае, Ваше Величество, Вам стоит спросить о случившемся у Его Святейшества. Как религиозный человек, он, скорее всего, не станет врать.

– Я уже спрашивал. Он подтвердил сообщение траков, – раздраженно ответил Пепис и еще раз посмотрел на министра. Его зеленые глаза лихорадочно блестели. – Джек – идеалист. Я потерял его доверие после того, как заключил союз с Тракианской Лигой. Он считает, что мы с потрохами продались своему самому заклятому врагу. Не забывайте, что в дипломатии он разбирается точно так же, как вы, дорогой Вандовер, в тонкостях любви. Если вы не можете найти его, найдите мне девчонку. А уж она-то его разыщет.

Баластер кашлянул:

– Я думаю, что эта шлюха уже вернулась на Мальтен. Но ведь она, вдобавок ко всему, не носит опознавательного чипа и может абсолютно всюду проникать незамеченной. А впрочем, если Шторм узнает, что Элибер разыскивают, он найдет себе другую девицу.

Зеленые глаза Пеписа удивленно расширились. На минуту император задержался в дверном проеме.

– Ваша оценка отношений Элибер и Шторма лишний раз говорит мне о противоположном: эта леди может быть кем угодно, но только не шлюхой. Но это – тонкости любви. А я хочу от вас другого. Я хочу, чтобы вы нашли мне Джека Шторма.

Ну так и что же я должен для этого сделать? – недовольным голосом спросил министр.

Нет, рисковать собственной шкурой Баластер все-таки не собирался. Однажды Шторм уже расправился с главой системы императорской безопасности – умным и хитрым Уинтоном. Конечно, Баластер не терял времени и тут же занял место своего предшественника, но выводы... выводы он сделал. Новый министр беспомощно развел руками, похожими на большие плоские отростки, и договорил:

– Вы же знаете, Ваше Величество, что мне, как и всем нам, не дает покоя Ат-Фарел.

Бледное лицо императора порозовело от презрения:

– Моему новому министру надо как следует поучиться своей профессии. Обрати внимание на Зеленые Рубашки. Вполне возможно, что Шторм ищет контактов с этой организацией. – Пепис подцепил угол своего бархатного халата и нервно обмотал его вокруг конопатой руки. – Я хорошо запомнил, как он говорил, что знает все, что с ним было двадцать пять лет назад. Откровенно говоря, я в этом все-таки сомневаюсь. За некоторыми ответами Шторму придется обратиться к нам.

Баластер наклонил голову и упрямо поджал пухлые губы.

– И, кстати, Вандовер...

Министр нервно накрутил на палец тонкий проводок, затем отбросил его и распрямился:

– Да, Ваше Величество?

– Распространи слух, что мы отправили Шторма из дворца с тайным заданием проникнуть в какую-то секретную организацию. Если Зеленые Рубашки об этом услышат, они сразу же перестанут ему доверять.

– Да, Ваше Величество, – поклонился Вандовер.

– Я хочу, чтобы его уничтожили, – устало сказал Пепис. – Если этого не можем сделать мы, так пускай Зеленые Рубашки сделают это за нас.

Баластер задумчиво усмехнулся:

– Похоже, в нашем космосе действуют две непреодолимые силы. Одна – это Ат-Фарел. Эта сила настолько страшна, что из-за нее мы вынуждены были заключить союз с траками. Ну, а вторая... вторая сила – это Джек Шторм. Я хочу напомнить вам, Ваше Величество, что противостоять Шторму не совсем разумно. Вы ведь и раньше хотели его убрать. А сейчас... он может нанести ответный удар.

Император рассвирепел. Его все больше раздражал его новый министр Баластер. Пепис поджал губы и быстро вышел.

Баластер посмотрел на провода, блестящими колечками обвившие его короткие пальцы, бросил их на пол информационного центра – пусть уборщики наводят порядок за императором! – и побежал за Его Величеством.

Глава 1

Калин втянул голову в плечи. Резкий холодный ветер развевал пряди его седоватых волос. Услышав щелчок, он тотчас же поднял глаза. Тракианские воины приняли боевую стойку.

Они встречали его у его собственных дверей так, как будто он, а не они, был главным врагом человеческого рода.Эта троица совсем недавно сменила его старого телохранителя у входа в штаб-квартиру миссионеров. Калин резко остановился. Тяжелый старинный крест больно ударил его по груди. Ячеистые глаза жукоподобных пришельцев настороженно наблюдали за каждым движением. Выражения этих “лиц” понять было нельзя. Калин с горечью вспомнил, что совсем недавно их заклятые враги стали их союзниками. Его Святейшество до сих пор не мог поверить в этот договор, как до сих пор он не мог поверить в ложь и предательство его старого друга Пеписа.

– Кто ты? – нахально спросил трак. Черная кожа на его горле резко вспучилась от имплантированного внутрь речевого аппарата.

– Святой Калин из Блуила, – сказал Калин и вздрогнул от звука собственного голоса. Голос был старым и слабым. Он спрятал руку в карман комбинезона и сжал её в кулак. Не растратил ли он за последние месяцы все, что так ценил раньше?

Траки проворно вытащили свои клешнеобразные лапы. Кажется, на их языке это означало: “Проходите”.

Его Святейшество решительно прошел мимо. Траки со щелканьем расступились. Калин понял, что и им тоже неприятно прикасаться к нему, В вестибюле его встретил Джонатан. Калин резко бросил своему телохранителю:

– Оставь меня.

– Ваше Святейшество...

Калин остановился, подождал, пока закроются двери, а потом сказал:

– Извини, Джонатан. Ты совсем не заслуживаешь такого обращения.

Джонатан протянул руку и хотел взять у Калина верхнюю одежду, но тот зябко пожал плечами и запахнул полы:

– Что-то сегодня прохладно. Наверное, через час начнется дождь. Нет, нет, пока я останусь одетым.

– Ваши комнаты уже отапливаются. Через пару минут я занесу вам чай.

– Уж лучше я возьму его с собой, – вздохнул Калин. – Сейчас я должен буду сочинить надгробную речь. Передай Маргарите, что этим вечером я не смогу принять никого из посетителей.

Помощник кивнул и молча вышел в кухню.

Калин взял поднос с чаем и тихо поднялся по лестнице в свои апартаменты. Сегодняшний разговор с Пеписом измотал его, а предстоящая работа над надгробной речью по Джеку Шторму пугала Его Святейшество. Джек пропал в одной из схваток, и его тело не было найдено. А если это будет угодно Богу, его не найдут никогда...

Калин поставил поднос на деревянный столик. В комнате царил полумрак. Он налил чашку крепкого чая и с удовольствием откинулся на спинку кресла.

– Человек слишком быстро становится старым, если терпит врага у своего порога... – пробормотал он.

– Насколько я знаю, ты не из тех людей, которые что-нибудь долго терпят, – послышался насмешливый голос из темного угла. Из-за занавески вышел человек.

Калин встал и от неожиданности разлил чай на пол.

– Господи! Что ты тут делаешь? Ведь ты мертв!

– Слухи о моей смерти были несколько преувеличены, – насмешливо ответил гость.

– Нет, нет, подожди... – Калин судорожно схватился за спинку кресла. – Объясни мне, что ты здесь делаешь?

Джек Шторм уселся в огромное кресло рядом с походной кушеткой и, улыбнувшись, сказал:

– Я пришел поблагодарить тебя.

– Если кто-то узнает, что ты здесь, мы оба пострадаем!

– Я не был бы рыцарем, если бы не сумел проскочить незамеченным мимо нескольких траков.

Калин поморщился и сделал глоток чаю. Он намеренно не стал ничего предлагать гостю. Шторм не нуждался в приглашениях. Джек налил себе крепкого ароматного напитка и лукаво спросил:

– Что-то случилось? Почему ты сегодня так меланхоличен?

– Сегодня мне предстоит составить надгробную речь, – вздохнул Калин.

– Ах! – повторил Джек его вздох. – Поздно ли, рано ли, а это случается с каждым из нас!

– Ты должен знать, – сухо сказал Калин, – что завтра состоятся твои похороны.

– Что-что? – переспросил Джек.

– Только не говори мне, что ты этого не знал. Теперь по твоей милости я должен буду стать лжецом.

Шторм поставил чашку на низенький дубовый

столик:

– ...Но ведь прошло всего несколько месяцев...

– Тракианский посол настаивает на постоянном назначении Крока командиром рыцарей Доминиона.

– Крок?

– Ну а кто еще?

– А я думал, что кто-нибудь из жуков... – Джек озадаченно замолчал.

– Вероятно, милосец Крок наиболее удобен для них... Хотя я не знаю, догадываются ли траки, с кем они имеют дело...

– Когда они имели дело с тобой, они точно ни о чем не догадывались, – прервал его Калин. – Но милосец пробыл в их клещах двадцать пять лет.

Веселый огонь промелькнул в синих глазах Шторма:

– Ну – это не слишком долго. Крок был рожден свободным и вырос, борясь с траками. А потом он прекратил сопротивление, чтобы избежать смерти. Как только Крок увидит возможность скинуть с себя их ярмо, он сразу же это сделает. Так что Крок – вполне подходящий командир для рыцарей Доминиона. А я... я пока останусь мертвым...

– Я рад, что ты принял такое решение. Шторм внимательно посмотрел на священника:

– Мне действительно не стоило здесь появляться?

– В этом случае завтра мне не пришлось бы лгать, Ладно. Поговорим о другом. Скажи мне, что ты делаешь на Мальтене?

– Мой визит уже доставил тебе достаточно хлопот. – Джек медленно повернулся к священнику. – Но мне кажется, что сейчас я увидел самый легкий способ для достижения собственной цели. Когда состоятся мои похороны?

– Завтра.

– Тебе нужна свита?

– Конечно, я... – Калин остановился на полуслове. – О нет, Джек, на этот раз ты не будешь скрываться за моей спиной.

– Но это моё святое право– присутствовать на собственных похоронах. К тому же, я не хочу вредить Элибер.

– И ты действительно думаешь, что, если я приведу тебя во дворец, она тебя не заметит? Джек ухмыльнулся:

– Надеюсь, что нет. Но если даже она и почувствует, что я здесь, она все равно не подаст виду. Ты же -знаешь!

– Должно быть, это действительно важно, если ты все-таки решил вернуться сюда? Джек улыбнулся:

– Да, – сказал он. – Это будет моим посвящением в ряды Зеленых Рубашек.

Чашка подпрыгнула на столе и разбилась у ног Калина. Его Святейшество этого не заметил:

– Ну, это уж слишком. Это ведь сброд, Джек. Уж лучше общаться с Пеписом.

– Вполне возможно, что они действительно террористы, но я не забыл, что это они обнаружили мой корабль и спасли меня.

– Спасли, чтобы сделать из тебя пешку, – мрачно возразил Калин.

– Да? Но ведь им это не удалось! – усмехнулся

Джек.

– Пока нет. Но все зависит от того, о чем вы с ними договорились, – упрямо гнул свое уокер. – О чем? Вы хотите уничтожить рыцарей?

Шторм побледнел:

– Никогда. И ты прекрасно об этом знаешь. Так что не задавай подобных вопросов!

– Я делаю то, что считаю нужным. – Калин вздохнул. – Я думал, что твоей целью был Пепис. Но убрать продажную администрацию – это одно, а заменить её террористической организацией – это совсем другое. Да и вообще. Каждый человек имеет свою цену. Интересно, а какова твоя?

– Они сообщат мне имя и адрес того доктора, который подобрал меня...

Калин подумал и мягко спросил:

– Зачем? Зачем тебе нужно это знать? Ведь ты помнишь, что они собирались с тобой сделать?

– У этого врача должны были сохраниться какие-то записи. Я хочу их вернуть. Я хочу вернуть свою память.

– А ты уверен, что ты действительно хочешь этого? – с сомнением в голосе переспросил священник. – Я знаю многих людей, которые, наоборот, хотели бы забыть свою жизнь. К тому же, мне противно, что ты решил связаться с этими негодяями.

Джек вздохнул:

– Странно... А вот они очень хорошо отзываются о тебе.

Калин фыркнул и вскочил на ноги:

– Что?

Прежде, чем Джек успел что-то ответить, на компьютерном блоке связи послышался сигнал. Калин постарался собраться с мыслями.

– Что это? Кто это? Кто это может быть?.. На экране появился помощник Калина Джонатан. Шторм резко отскочил в сторону от видеокамеры.

– Святой Калин, извините за беспокойство, но пришел Динаро...

Калин схватил дистанционный пульт и отключил микрофон, а потом посмотрел на Джека:

– Кажется, он знает, что ты здесь... Джек отрицательно покачал головой. Калин снова повернулся к пульту связи:

– Динаро? А в чем дело? Джонатан пожал плечами:

– Он вооружен до зубов, и ему кажется, что вы в опасности. – Джонатан отошел в сторону, и на экране показался огромный человек в комбинезоне парашютиста.

– Передай ему, что я медитирую, и меня нельзя беспокоить, – сказал Святой Калин, но Джек сделал предостерегающий знак рукой, и священник замолчал.

– Он может мне пригодиться, – шепнул Джек.

– Нет, – тихо ответил Калин. – Во всяком случае, если он узнает, что ты связался с Зелеными Рубашками...

Они посмотрели друг на друга. Когда-то Шторм обучил Динаро управлять бронекостюмом. А впрочем, у воинствующего миссионера было свое понятие о долге и чести.

– Если ты возьмешь меня в свою свиту, он все равно узнает об этом рано или поздно, – сказал Джек

Калин кивнул головой. Действительно, если на похоронах будет организована процессия священнослужителей, по флангам обязательно пойдут телохранители, и одним из них, конечно же, станет

Динаро.

– Он вряд ли пригодится тебе, Джек. Пепис постоянно держит его под наблюдением с тех пор, как Динаро сбежал из рыцарских рядов.

– В таком случае, разреши ему увидеться с тобой позднее. Он ведь все равно не успокоится, пока не побывает у тебя...

Калин кивнул, потом включил микрофон и сказал Джонатану:

– У меня был очень трудный день. Дай мне час отдыха, и потом я переговорю с Динаро. Конечно, если он будет ждать.

Ответа не последовало. Молодой человек сел в кресло и пристально посмотрел в монитор, как будто на экране он мог увидеть всю комнату Калина... Связь прервалась.

Джек сказал:

– Динаро – это для тебя хорошее прикрытие. – Это так, – кивнул Калин. – Он не будет возмущаться, обнаружив тебя здесь. Но если каким-то образом он узнает, что ты связан с Зелеными Рубашками... твоя жизнь будет в опасности...

Шторм улыбнулся:

– Ну что ж... В таком случае, ему придется стать в очередь за Пеписом, Баластером и еще многими-многими другими.

Калин поднялся. У него под ногой захрустели осколки фарфоровой чашки. Он только сейчас понял, что уронил её. Его Святейшество нагнулся и стал подбирать осколки, устало бормоча про себя:

– Боже мой! Ведь это же настоящий фарфор!..

– У Динаро есть бронекостюм? – быстро спросил Шторм.

– Нет. Баластер контролирует все доспехи. А если есть какой-нибудь черный рынок вооружения, так Вандовер, наверное, заправляет и им. – Калин выпрямился. Он все еще рассматривал обломки чашки в своей руке. Вдруг он поднял глаза и вопросительно взглянул на Джека:

– А что говорят обо мне Зеленые Рубашки?

– Мне велели передать вам, что я занимаюсь предметами раскопок, а вы, должно быть, знаете торговца подержанными вещами?

– Ах вот в чем дело! Ну конечно, я знаю пару воров в этом районе. А они случайно не поведали тебе, что когда-то я состоял в воровской лиге?

– Нет. – Джек упрямо склонил голову набок и посмотрел на Калина. Калин кашлянул:

– Я не веду тайных переговоров с врагом. Тебе вообще не следовало говорить мне об этом. А вот что касается торговцев... – Его Святейшество подбросил в руке осколки фарфора. – К сожалению, предметы религиозного культа продаются и покупаются, как и любой другой товар. Ладно. Уговорил. Лучший торговец, которого я знаю на Мальтене, настоящий негодяй. Его зовут Гиббон.

Джек удовлетворенно кивнул:

– Вот он-то мне, скорее всего, и нужен.

Калин с любопытством посмотрел на него:

– И все же – ты продаешь или покупаешь?

– Продаю, – ответил Джек. – Во всяком случае, буду продавать... Как только украду два бронекостюма...

– Так вот какова цена посвящения? А ты знаешь, что могут сделать Зеленые Рубашки с таким оружием?

– Мне необходимо проникнуть к ним, наладить связи и выйти. Я не оставлю у них оружия. К тому же... может быть, ты и не поверишь, но управлять бронекостюмом без соответствующей подготовки очень сложно...

– Я знаю, – коротко ответил Калин.

– Надеюсь, что так. В общем, скажи обо мне Динаро. Я вернусь позднее. А пока... я бы хотел, чтобы ты присмотрел за...

Из темного угла комнаты показался бронекостюм.

– Ради Бога! – закричал Калин. – Ты не можешь его здесь оставить!

– Но больше мне негде его оставить, – сказал Джек. Бронекостюм поднял руку, приветствуя священника.

– Джек, одному Богу известно, какой пришелец регенерирует внутри твоего скафандра. Боуги – это эмбрион, ребенок. Но он способен уничтожить любого. Он ведь пока еще, собственно говоря, и не живой. Так как же он может осознать, что такое жизнь?

Джек положил руку на плечо Его Святейшества:

– Я не могу бросить его одного. А ты знаешь, кто он такой, ты знаешь, что у него есть и душа, и плоть.

Если со мной что-то случится, я хотя бы буду знать, что этот младенец в хороших руках.

– Крестный отец... крестный отец такой мерзости! – вздохнул Калин. – А ведь однажды он может уничтожить тебя, Джек!

– Еще бы! Он съест меня, а мои косточки выплюнет, как милосский берсеркер. Наверное, может произойти и это... Но пока у нас взаимопонимание.

– Ты все еще носишь бронекостюм? Джек кивнул:

– Да. Это единственное, что у меня есть. И... мы нужны друг другу. Он – боевой дух, Калин, и этого не стоит забывать. Если однажды придет день, когда он захочет съесть меня, чтобы закончить регенерацию, скорее всего, он предупредит меня об этом.

– ...А потом... Что ты будешь делать потом, когда ему понадобится питание? Джек зловеще улыбнулся:

– А тогда он будет есть траков.

– Хорошо, – устало согласился Калин. – Но я оставляю его у себя только потому, что он очень опасен и его нельзя бросать без присмотра...

– Спасибо, – кивнул Джек. – Мне нужно еще кое-что уладить. Я вернусь позже. Кстати, мне хотелось бы знать, кем я буду представлен на собственных похоронах– телохранителем или священником?

– Хорошо, – сказал Калин еще раз.

Джек мгновенно исчез. Его Святейшество прислушался к звукам, доносящимся из-за дверей, но так и не понял, как Шторм покинул здание. Старик сел на кушетку и подумал, что все-таки это плохо. Ведь если в его комнату может беспрепятственно проникнуть Джек, рано или поздно кому-нибудь еще вздумается сделать то же самое. Он посмотрел на осколки разбитой чашки, потом сложил ладони лодочкой и встряхнул звенящий фарфор. Звон стих. Священник раскрыл ладони и улыбнулся. В руках у него светилась абсолютно целая фарфоровая чашка. “Если бы воскрешение Джека было таким же простым!” – мрачно подумал он.

Глава 2

– На собственных похоронахты будешь представлен как священник, – устало сказал Калин. – Определенная часть наших сект придерживается монашеских убеждений. Лучше всего будет, если ты пойдешь в черной сутане с капюшоном. Хотя... ничего подходящего для твоего роста в данный момент у меня нет... – старик внимательно посмотрел на Джека. – Мы поставим тебя рядом с Джонатаном. Думаю, что Динаро не будет против. Хотя... Хотя это чистое безумие – брать тебя с собой.

– Но ты это сделаешь, Калин.

– Конечно. Мы ведь уже договорились. – Калин замолчал и сел в кресло. Он задумчиво потер синие костяшки старческой руки и сказал: – Сейчас меня беспокоит Элибер.

– Она знает, что я здесь.

– Ты ей об этом сказал?

– Нет. Во всяком случае не напрямую. Но все равно – мы оба об этом знаем. А почему ты не хочешь, чтобы Элибер хоть что-то знала обо мне?

Калии вздохнул и попытался что-то сказать, но Джек перебил его:

– Есть какие-то проблемы? Священник тихо ответил:

– У всех людей есть проблемы, Джек. Конечно, если присмотреться повнимательней. Такие враги, как Пепис и Баластер, требуют гораздо большей осмотрительности, чем тебе кажется.

Джек уселся поудобнее. Он хотел было откинуться на спинку кресла и положить ноги на стол, но потом передумал и наклонился вперед:

– Нет, Калин. Я очень хорошо отдаю себе отчет в том, что такое наш император. В противном случае я не зашел бы так далеко.

– Я имел в виду...

Джек примиряюще махнул рукой:

– Знаю-знаю. Но учти, Калин. Траки проникли повсюду. Пепис – конченый человек. Конченый, если против него повернут траки. Конченый, если Зеленые Рубашки наложат на него свои руки. Конченый, если я раскрою карты и разоблачу его как предателя... Извини меня, Калин...

– Тебе не за что извиняться...

– Я забыл, что Пепис был тебе другом.

– Это было давно, – старик погладил висок и опустил руку.

– Но ведь ты и сейчас не удивляешься тому, что сотворил Пепис.

– Конечно, нет. Ведь он император. А я не встречал ни императоров, ни президентов, которые достигли своего поста, не перешагнув при этом через гору трупов. Ты слишком наивен, Джек, если думаешь иначе.

– А как же существовал ты? Калин смущенно улыбнулся:

– К сожалению, и у моих ног ты найдешь несколько жертв...

Джек наклонил голову:

– Ну что ж... Когда я смогу получить свои одеяния?

– Не волнуйся. Джонатан скоро принесет их. К тому же, у нас в запасе несколько часов. А Динаро... На твои похороныДинаро выйдет в полной экипировке... Кстати, он просил передать тебе, что не будет использовать устройство самоуничтожения. Правда... я не совсем понял, что он имел в виду...

Джек удивился, но постарался этого не показать.

– Если человек теряет сознание или умирает в бронекостюме и его пытаются вытащить, не отключив это устройство, происходит взрыв.

– Так что он тебе говорит? Он отказывается себя взрывать?

Джек кивнул:

– Да. Если он потеряет сознание, я смогу использовать его бронекостюм без лишних хлопот с разоружением.

Какое-то время они сидели молча. Затем Калин под столом дотронулся до руки Джека:

– Я хочу сказать тебе кое-что. Потом на это, может быть, и не будет времени. Когда мы покинем эти апартаменты, я не буду смотреть на тебя и не буду с тобой разговаривать. И пусть в это время Господь будет с тобой.

Джек улыбнулся, как двенадцатилетний мальчишка. Калин подумал, что, наверное, это и есть самая суть души Шторма.

– Я надеюсь, что он успеет за мной, – сказал Джек. – Потому что когда я завладею бронекостюмом, я побегу так быстро, как будто бы сам сатана гонится за мной!

Калин рассмеялся и добавил:

– А вот это Динаро оставил для тебя, – он вытащил из кармана брюк адресную дискету. – Здесь указаны все ограждения, о которых ты упоминал. Кстати, Динаро предлагает тебе посетить его как можно скорее, – он вздохнул. – Я такой же наивный, как и ты. Пепис знает об окружении Гиббона. Я чуть было не покончил с собой, когда связался с ним. А теперь... теперь они знают о моей слабости и беззастенчиво пользуются этим...

– Но это не твоя суть, – подумав, ответил Джек. – Ты миссионер и занимался поиском религиозных реликвий...

Калин нахмурился:

– Мы больше, чем вся эта мирская грязь, гораздо больше. И в этом ты прав. Такие мелочи не могут остановить поиск. Просто мне придется быть более осмотрительным в знакомствах. И ты... будь осторожен с Гиббоном, Джек. Ты ведь знаешь, с кем работает Динаро – этих фанатиков трудно контролировать. Кстати, Динаро отдал распоряжение, которое позволит этому торгашу заключить с тобой сделку. Так что ты выйдешь на Зеленых Рубашек. Найди Гиббона, наладь контакты, но при этом – поспеши.

– Хорошо. – Джек сжал в кулаке дискету. Тяжелые шаги Джонатана за дверью наполняли комнату пульсирующим маятникообразным звуком. Шторм улыбнулся: – Калин, Калин, спасибо тебе за все.

Калин встал. Джонатан позвонил в дверь.

– Только, – предупредил старик, заметно смутившись, – не критикуй мою надгробную речь!

Вошел Джонатан. Услышав последнюю фразу Калина, он рассмеялся.

Его Святейшество нахмурился: дело было куда сложней. Предстоящая похоронная речь вызывала у него много дурных предчувствий.

* * *

Серая пелена дождя окутала императорский плац. Похоронная процессия быстро промокла под хлесткими ледяными струями. Из тучи вынырнула быстрая змеистая молния. Короткая вспышка красноватого света осветила темные фигуры, бредущие под дождем.

Элибер стояла чуть в стороне, среди высоких и статных мужчин. её лицо было укрыто вуалью. За городом бушевала страшная гроза.

– Ну вот, почти все закончилось, – пробормотал стоящий рядом с ней мужчина. Его голова была покрыта капюшоном. Несколько прядей мокрых седовато-каштановых волос падали на морщинистый лоб. Черные глаза светились какой-то странной решимостью. Поверх простого рабочего комбинезона была накинута темно-синяя мантия. На мантии в серебряных струях дождя золотился тяжелый старинный крест. – Почти все закончилось, – устало повторил он.

Элибер кивнула:

– Да. Джеку нравился дождь. А еще ему нравилась буря. Буря и шторм.

Калин не ответил. Он крепко и сильно сжал её руку. Что бы он ни сказал сейчас, все равно все утонуло бы в шуме дождя и военного парада.

Земля задрожала от тяжелой поступи кованых сапог. Рыцари Доминиона в боевых скафандрах шагали очень медленно. Они отдавали честь маленькой женщине в черном и стоящему рядом с ней императору. Бронекостюмы тускло мерцали в серых струях осеннего дождя.

Элибер не смотрела на Пеписа. А вот император... император постоянно наблюдал за ней. Она чувствовала на себе его зеленый кошачий взгляд. Элибер вздохнула и облокотилась на руку Калина. Все-таки ей нужна была его поддержка...

Рыцари замерли по стойке смирно. В последний раз земля вздрогнула и затихла. Капли осеннего мальтенского дождя мерцали на разноцветных бронекостюмах. И только белого бронекостюма с серебристо-перламутровым отливом не было видно на этой площади. Лишь один человек носил такие доспехи. Джек Шторм.

Элибер заметила, что к их процессии присоединилось несколько инопланетян. Конечно, траки, как всегда, были здесь. Она скривила рот и облизала мгновенно пересохшие губы.

Калин отпустил её руку и шагнул вперед. Похороны начались. Вандовер Баластер оживился.

– Она отлично сыграла свою роль, – громко сказал он императору. Пепис выпрямился и стряхнул капли дождя с красно-золотых одеяний. Он вопросительно взглянул на министра:

– Она демонстрировала свою антипатию к нам?

– Нет.

– Что тогда?

Баластер сделал невозмутимый вид:

– Я не очень уверен... – с большой неохотой ответил он.

– Хорошо. Передай ей флаг. А у меня есть другие дела, – недовольно сказал маленький император и махнул Калину веснушчатой рукой.

Его Святейшество приступил к погребальной речи.


...Похороны закончились быстро. С последним звуком траурной трубы Пепис резко встал с трона и покинул плац. Баластер остался стоять с треугольным флагом в руках. Он кашлянул и посмотрел на Элибер. Она вызывающе повернулась к нему лицом. Баластер вздрогнул: их пальцы соприкоснулись, когда Элибер забирала у него флаг. Она откинула с лица траурную накидку и сказала:

– Министр, здесь присутствуют траки. Это оскорбление для рыцарей, много жизней отдавших за то, чтобы устройство этих бронекостюмов не стало известным врагу. Кстати, я хочу напомнить вам, что траки убили командира Шторма.

Баластер презрительно раздул ноздри:

– Сейчас не время и не место для таких разговоров.

– Нет? Ну конечно, ведь я забыла, что это вы пригласили врагов в наши ряды. – Элибер прижала мокрый флаг к своей груди. – Но Джек погиб для того, чтобы все помнили о врагах.

Вандовер придвинулся ближе:

– Ты дурачишь императора и дурачишь меня, – зло сказал он. – Шторм не погиб. И рано или поздно, а я собираюсь его найти.

– Я надеюсь, что вы хотя бы попытаетесь это сделать, – с упреком сказала Элибер. Она повернулась и быстро сошла с помоста. Толпа священников тут же окружила её.

Баластер взял себя в руки. Он чувствовал, что солдаты наблюдают за ним. Последний салют рыцарей Доминиона он принял с плохо скрываемой ненавистью.

В тучах опять загремело, и дождь хлынул с удвоенной силой. Команда телевизионщиков бросилась складывать свое оборудование. По знаку “вольно” солдаты трусцой побежали с плаца. Баластер сошел с трибуны. За священниками он не наблюдал. Наверное, поэтому он не заметил, как один из монахов в мокром черном капюшоне отошел в сторону.

* * *

Джек быстро открыл замок и прошел внутрь мастерской. В мастерской никого не было. Зато раздевалка была полна до отказа. Солдаты сбрасывали свои грязные бронекостюмы, промывали их гибкими резиновыми шлангами с подогретой пенящейся водой и размещали на стеллажах. Джек не спешил. Время у него еще было. Острые запахи мастерской заставили его остановиться и припомнить прошлые дни. Сколько лет подряд он непрестанно чистил и ремонтировал свой бронекостюм? И здесь, и на Милосе, и в наемнических мастерских бок о бок с другом Кэвином, который давно уже был мертв...

Джек не чувствовал вины за то, что делал сейчас. Ведь не только солдат, но и император должен быть верен своей клятве. Джек пошевелился. Конечно, охранная система довольно-таки скоро заметит его, и белый световой щиток, прикрепленный к поясу, вряд ли спасет от бдительной автоматики. Шторм не очень верил всяческим электронным устройствам.

..Новые бронекостюмы все еще лежали в ящиках. Шторм быстро погрузил два ящика на транспортировочную тележку и закодировал автопилот на адрес своего помощника. Тот, получив тележку, тут же отправит её по другому адресу. При таких манипуляциях люди Баластера вряд ли быстро нападут на след. Джек открыл ворота, и тележка исчезла в сумерках.

По плану Джек должен был уехать на этой тележке, но складские площадки были полностью автоматизированы, и от тепла его тела могла сработать сигнализация. Джек закрыл двойные ворота и, проходя через диагностическую комнату, прихватил с собой новый тестер. С его помощью Боуги сможет вполне прилично отладить старый серебряно-белый бронекостюм...

Джек почти уже добрался до выхода, когда чей-то голос остановил его:

– Я только что возглавлял торжественный парад, командир... Мы маршировали в твою честь... Я не поверил слухам...

Волосы на затылке у Джека стали дыбом. Но, может быть, это были траки или... сержант Лассадей? Траков он с радостью укокошил бы, а Лассадей... ну, Лассадей после небольшого объяснения пропустил бы своего командира. Но этот голос был слишком молод и чист. Джек обернулся, чтобы посмотреть на человека, который сейчас стоял на его месте...

Роулинз остановился у входа в коридор. Его серебристо-белые волосы блестели в тусклом свете. Голубые глаза негодующе сверкали. Джек подумал, что, в сущности, он сам всегда был только грязным отражением этого молодого человека. Ему и раньше было трудно смотреть Роулинзу в глаза, а эта встреча стала особенно болезненной.

– Роулинз, кажется, ты увидел привидение?

– Сэр... – Роулинз откашлялся и медленно произнес: – Это все-таки вы... Конечно, я сразу так и подумал, но со спины все же можно было ошибиться...

Джек прикинул расстояние между ними и расположением светового щита на стене – ему совсем не надо было, чтобы сенсоры охраны подняли тревогу. В общем-то, он не знал, что ему делать дальше. Он понимал одно: срочно надо было уходить.

– Ну вот что. Я ухожу, Роулинз. А ты меня здесь не видел и не говорил со мной.

– Это приказ, сэр?

Джек покачал головой:

– Нет, просьба. К тому же, тебе от этого будет гораздо больше пользы, чем мне.

Роулинз побледнел. Его голубые глаза блеснули, как электрические искры:

– Тогда все верно. Вы просто-напросто ушли в самоволку.

– Самые очевидные вещи не всегда являются правдой, – сказал Джек и сделал шаг к двери.

Роулинз потянулся к своему лазерному пистолету. Шторм остановился.

– Но тогда скажи мне, что верно? – спросил молодой боец.

Джек приподнял свою правую руку:

– У меня нет времени на разговоры. К тому же, пока тебе лучше ничего не знать.

– Во всем виноваты траки? – нервно спросил молодой солдат.

Джек не ответил. Он не хотел лгать. Конечно, он изменил Пепису из-за договора императора с Тракианской Лигой, но и кроме этого у него многое нагорело.

– В этом нет ничего сложного, – сказал он. – Однажды, когда у тебя будет время и ты уверишься в том, что сможешь справиться с последствиями познания добра и зла, – ты сможешь обсудить эту историю со Святым Калином.

Роулинз побледнел. Джек не знал точно, что так подействовало на молодого рыцаря, но он хорошо помнил, что у его бывшего помощника были какие-то свои отношения с Его Святейшеством. Джек вздохнул и сделал еще один шаг вперед:

– У меня действительно нет времени, – устало сказал он. – А так бы я рассказал тебе побольше.

Роулинз кивнул и нерешительно взглянул на Джека:

– Сэр, возьмите меня с собой...

– Нет. Ты не можешь пойти туда, куда иду я. Ты все еще рыцарь, – голос Джека стал резким. – Труднее всего сражаться с врагом, который шагает рядом с тобою – плечо в плечо. Но мы все делаем то, что должны делать, лейтенант.

– Капитан, – поправил его Роулинз и стремительно покраснел. – Да, сэр. Спасибо, сэр, – он повернулся и вышел.

– Нет, – ответил Джек окружившей его пустоте. – Это не мне, а тебе – спасибо.

Он постоял еще пару секунд, а потом скрылся за дверью.

Глава 3

– С ним все в порядке? – спросил Калин, стараясь не смотреть в глаза капитану своей личной армии.

– За ним никто не следил, Ваше Благочестие. – ответил Динаро. – Хотя... я не мог наблюдать за происходящим, не привлекая к себе внимания.

Его Святейшество не обратил внимания на явно неодобрительный тон капитана. Он уже закончил спор с молодым воином и окончательно определил свою позицию. Шторм нуждается в помощи, и ему нужно оказать её. Больше Калин ни о чем не хотел спорить.

– Хорошо, – вздохнул он. – Этим вечером он должен выйти на Гиббона. На это время поставь под свое личное наблюдение его офис. А потом... потом можешь убрать торговца.

Динаро помедлил, а потом неопределенно кивнул. Калин посмотрел ему в глаза. Его Святейшество ничего не сказал: он понимал, что имеет дело с человеком, у которого есть свои собственные планы. С этим нельзя было ничего поделать. Все равно это кончилось бы одним: Динаро сразу насторожился бы и потерял доверие к Калину. С другой стороны, и молчание Его Святейшества могло завести Джека в ловушку. Кажется, на этот раз Калин был бессилен. Он еще раз пристально посмотрел в глаза Динаро:

– Хорошо. Все, что сейчас от нас требуется, – это терпение и умение ждать. Если все пройдет хорошо, Джек вернется раньше, чем Гиббон исчезнет с этой планеты.

Динаро взорвался:

– Но это глупо! У вас могут возникнуть крупные неприятности!

Калин задумчиво потеребил бровь:

– Может быть, – ответил он наконец. – Но у меня есть то, в чем он очень нуждается

Через плечо Динаро он посмотрел на белый бронекостюм, молчаливо стоящий в углу, как будто бы в нем скрывалось живое, мыслящее существо, а потом сказал:

– Расслабься. Впереди у нас длинная ночь Динаро кивнул. Его Святейшество сел на маленький коврик, скрестил под собой ноги и принялся за медитацию.

* * *

В общем-то, Гиббон был тихим и трудолюбивым бизнесменом. Во всяком случае, Джек успел прийти к таким выводам. Шторм осторожно подкатил к грузовой площадке и вышел из грузовика. Телекамер охраны вокруг не было. Хотя – это совсем не означало того, что за ним не следили. Джек подошел к двери и постучал.

– Мы закрыты, – послышался из-за двери грубый мужской бас.

У Джека не было желания спорить. Он посмотрел на серебряную сетку, скрывающую громкоговоритель, и отчетливо произнес:

– Зеленая Рубашка.

Дверь моментально открылась. Вслед за дверью распахнулись и ворота склада.

Гиббон оказался огромным неповоротливым мужчиной. Джек заметил алчный блеск в его глазах, В правом ухе продавца болталась массивная золотая серьга с довольно-таки крупным рубином овальной формы. Гиббон посмотрел сначала на коробки, доставленные в его склад, а потом уже на Джека:

– Я не ожидал тебя, – сказал он. – Но есть вещи, о которых глупо говорить на улице.

Джек прошел вглубь склада и посмотрел на разбросанные повсюду ящики и коробки. Под ногами заскрипели доски явно фальшивого пола.

– Есть вещи, которые глупо делать, – пробормотал он.

Гиббон сжал кулак. Серьга в ухе угрожающе звякнула:

– Насколько я понимаю, ты пришел сюда по делу?

– А я думал, что вы закрыты...

– А я думал, что ты – это еще кто-то...

– Может быть, – вяло ответил Джек.

– Ах! Так, наверно, в этом и кроется причина твоей скромности? – Гиббон язвительно захохотал. – Ну ладно. Так что мне сделать, чтобы доказать тебе, кто я? Насколько я понимаю, ты не знаешь ни одного из моих знакомых. Иначе – ты не спрашивал бы сейчас обо мне: я не тот человек, которого легко забывают.

Джек вспомнил, что этот человек перестанет существовать сразу же после того, как они заключат сделку, и почувствовал себя виновным. Он протянул руку:

– Зови меня Джек.

– Хорошо. А ты можешь звать меня Гиббон. Ну так и кто же прислал тебя ко мне? – Святой Калин из Блуила.

– А-а! Это подтверждает все. А две эти роскошные коробки – это груз для меня?

– Нет.

Гиббон чертыхнулся и, развернувшись, направился к офису.

Джек пожал плечами:

– Весь вопрос в оплате... Гиббон кивнул:

– Ну конечно. А потом это станет моим грузом.

Джек улыбнулся. Гиббон вытянул несколько коротких пластиковых листов из своего рукава. Джек заметил, что на запястье, там, куда обычно имплантируют опознавательный чип, у продавца древностей зияет глубокий шрам. И вдруг – рука Гиббона растворилась в лазерной вспышке.

Джек упал на пол и быстро отполз к воротам склада. Гиббон схватил здоровой рукой свой обрубок и с душераздирающим криком запрыгал по гулкому фальшивому полу. Свет погас, и офис заполнился каким-то мерцающим оранжевым свечением. Следующий удар пришелся Гиббону в грудь. Желто-белая вспышка на секунду осветила склад. Фальшивый пол провалился под ногами Гиббона, и торговец с грохотом исчез где-то внизу.

Джек услышал крики людей, вбегающих в помещение. Обугленный пластиковый лист упал Шторму прямо под руку. Джек машинально свернул его и сунул за пазуху. Зеленые Рубашки пообещали ему приличную оплату за доставку бронекостюмов: кредитки, опознавательные чипы, адреса интересующих его лиц. Джек хотел подползти к ящикам и посмотреть, что осталось от вооружения, но вдруг – чья-то рука схватила его за плечо.

– Подожди, – прошептал ему в ухо знакомый мягкий голос. – Я могу гарантировать, что Гиббон начнет стрельбу сразу же, как только выберется из своего подвала. Но когда это начнется, нас уже здесь не будет.

Этот голос он мог узнать где угодно. Джек улыбнулся:

– Я говорил Калину, что ты знаешь о том, что я вернулся.

– Правильно, – сказала Элибер. – Ты вернулся и, как всегда, оказался в переделке.

Кажется, на этот раз она не сердилась на него.

* * *

В кабинете Калина Элибер прилегла на софу. Она очень нервничала, но все же – старалась не показывать этого. Мужчины тихо обсуждали происшедшее.

– Я предполагал, что Динаро может выкинуть такую штуку, – проведя рукой по своим редким волосам, сказал Калин. – Я не должен был ему доверять и не должен был посылать за тобой Элибер. Это непростительно.

– Не извиняйся, Калин. Я цел и невредим. К тому же, они оставили склад горящим. Так что сейчас он уверен в том, что я сгорел.

– Я очень хорошо знаю этот район города. Тебе не стоило отправляться туда без меня, – не выдержав, вмешалась Элибер.

– Это верно, – мягко ответил Джек. – Но верно и другое. Император повсюду следует за тобой. А от этого возникает море лишних сложностей.

– Сложным было ждать тебя эти полгода, пока ты разыгрывал из себя мертвеца. – Элибер резко отвернулась. Кажется, она сказала чересчур много.

Его Святейшество кашлянул и неопределенно пробормотал:

– Черт с ним...

Джек пристально посмотрел на него:

– Динаро мог бы защитить тебя, – сказал он. Калин пожал плечами:

– Его поступками руководят его собственные соображения. Я никогда не обольщался милитаристской фракцией среди моих последователей. Тебе надо как можно скорее покинуть Мальтен, Джек. Я не смогу долго защищать тебя. Пепис сразу поймет, что произошло, когда узнает о пропавших бронекостюмах. В этой ситуации выводы напрашиваются сами собой – ты выжил и взял бронекостюмы.

При упоминании о бронекостюмах Джек растерянно взглянул на Калина.

– Я не могу оставить Боуги...

– В таком случае, мне нужно научиться контролировать Динаро. – Калин посмотрел на тонкий пластиковый лист, который протянул ему Джек. – А что касается ответа на этот вопрос... Да, у меня есть возможность восстановить это. Но ведь у тебя нет времени ждать. Кстати, а что это такое?

– Это то, чем мне заплатили за бронекостюмы. Я просил достать кое-какую информацию, а еще... еще они обещали принять меня в лигу Зеленых Рубашек.

Калин нахмурился:

– Ты знаешь мое отношение ко всему этому.

– Может быть, наши отношения к ним в чем-то и совпадают, но я не могу без них свергнуть Пеписа. Нам нужно как можно больше узнать об этой организации, чтобы не получилось так, что одно зло мы заменяем другим.

Святой Калин озадаченно нахмурился:

– Но ты хотя бы знаешь, кого ты ищешь? Джек улыбнулся:

– Конечно. Я ищу человека, который разбудил меня от семнадцатилетнего сна. Элибер вздрогнула:

– Джек, он не захочет тебя видеть!

– Я знаю. Вот поэтому-то мы и возьмем с собой Боуги.

Глава 4

Грязный холодный дождь прохлестал над трущобами Мальтена. Нефтяные подтеки, оставшиеся после него на черном асфальте и старых серо-зеленых стенах, как бы приглушали все звуки. Обитатели трущоб радовались этой тишине.

Три фигуры притаились в тени возле дверей службы безопасности Мэнтека. Стройная и гибкая фигурка в плаще с черным капюшоном возилась с компьютерами охранной системы. С самой системой безопасности она справилась быстро, но при этом не заметила телекамеру. Высокий широкоплечий мужчина стоял спокойно и даже не пытался скрывать простое волевое лицо. Рядом с ними возвышалось массивное существо в серебристо-белом бронекостюме. Скорее всего, это был робот или киберг, но, судя по размерам, машина была военной, а не гражданской.

Два человека в центре охраны наблюдали за ними через телекамеру. Один из них, тот, который был немного повыше, сделал нетерпеливый жест:

– И все же почему мы их не слышим? – пластиковая лабораторная куртка скрипнула.

– Они включили белый звуковой барьер.

– А как им удалось подойти так близко? Седоволосый коротышка в серой униформе пожал плечами:

– Я не знаю. Они профессионалы, доктор. Могу предположить, что первый – вор...

– Но у пас здесь нет ничего стоящего! – доктор сложил руки на груди и еще раз посмотрел на охранника. Его утверждение не было верным, но он не хотел, чтобы персонал охраны знал о ценностях, хранящихся в его лаборатории. Он глубоко вздохнул. Кажется, времени не было.

Он не имел ни малейшего понятия о людях, ломившихся к нему в лабораторию. Кто они? Чего они хотят? Кто их послал сюда – наконец-таки? Он знал одно: ему надо срочно принимать решение. Знал он и другое: рано или поздно что-то подобное должно было случиться.

– Держи эту дверь как можно дольше, – сказал доктор и оставил своего служащего у монитора. – За это ты получишь премию, – подумав, добавил он уже из коридора.

А вот этого говорить не стоило. Это уже явно была ошибка. Ведь его охранник хотел получить премию, а значит – должен был выжить. Мертвым охранникам не платят денег. Впрочем, конечно, он сделает все, что в его силах...

Охранник открыл хранилище для кибернетических машин. Пять дверей бесшумно откатились в сторону. Пять роботов выехали в коридор. Серводвигатели взвыли, и оружие пришло в боевую готовность. Охранник набрал на компьютере координаты целей. Его пальцы быстро мелькали над клавиатурой. Потом он откинулся в кресле и стал наблюдать за результатами своей работы.

Доктор кинулся в первый попавшийся коридор. Затем, отдышавшись, набрал нужный номер на своем переносном компьютере. Через секунду в микрофоне послышался хриплый женский голос:

– Что там происходит?

– Мы закончили подготовку. А сейчас отключи все приборы в лабораториях и подожги их. Начинай с первой, третьей и четвертой. А о второй я позабочусь сам.

– Что-что? – удивился все тот же хриплый голос.

– У меня нет времени, черт возьми! Делай, что я сказал! Нам нужно избавиться от записей.

– Хорошо. Лаборатории один, три и четыре. Встречаемся во второй...

– Нет. Встречаемся с другой стороны здания.

– Неужели же все так плохо?

– Да.

– И мы даже не попытаемся оказать им сопротивление?

– Нет. Прекрати спорить.

Ее голос зазвенел от негодования:

– О черт! Если бы ты знал, как я ненавижу этот туннель! Ладно. Будь осторожен

Доктор подумал пару минут и отключил связь.

– И ты тоже, – успел сказать он на прощание.

* * *

Элибер раздраженно шепнула:

– Еще пару минут, и мы будем внутри. Так что потерпите немного. Все хорошо. Держитесь, ребята.

– За что? – удивленно спросил Боуги.

– Ни за что. Просто – так говорят, – сказал Джек так терпеливо, как будто общался с малышом. – А пока – будь потише. Ведь Элибер надо сконцентрироваться.

Джек стоял рядом с Элибер и чувствовал, насколько она напряжена. Она долго доказывала ему, что он без нее не обойдется. Что ж – её присутствие здесь

подтвердило это. Элибер спрятала свою золотистую гриву под капюшон, но он все-таки чувствовал пряный, еле уловимый запах её пушистых волос. Этот запах успокаивал его.

– Подвинься немного в сторону, – пробормотала Элибер. – Одно неверное движение – и полиция будет здесь. А она нам не нужна – ведь тебя считают мертвым.

Он отодвинулся.

– Я уж не говорю о том, – тихо продолжила Элибер, – что у множества людей в этом случае будут из-за тебя неприятности.

– Я знаю, – нетерпеливо ответил он.

Похоже, Элибер до сих пор не разучилась читать мысли Джека. Она помолчала пару секунд и продолжила:

– Но все равно, если мы разрушим союз Пеписа с

траками, это того стоит.

– Эта такая паутина... – вздохнул Джек. – Они успели намертво переплестись друг с другом. Этот узел уже не распутать, его надо рубить.

Элибер повторила:

– Все равно – эта игра стоит свеч, – звуковой отражатель на её тонком запястье продолжал тихо

пульсировать.

Джек похлопал по перчатке бронескафандра:

– Потерпи. Уже скоро, Боуги!

– Ну вот. – Элибер выпрямилась и увидела, что Джек напряженно наблюдает за ней. – Вы готовы?

– Как всегда. А сейчас запомни, Боуги: мне нужен доктор Дари и никто больше. Боуги прогремел:

– Понял, Босс. Значит, мне использовать электрошок?

Боуги был явно разочарован. Все-таки он был так же кровожаден, как и милосские берсеркеры. Элибер улыбнулась. Джек подумал и отдал ей свой лазер. Пригодится. У него самого было другое оружие – боевые перчатки, снятые с поломанного бронекостюма, Он неплохо приспособил их, поместив энергетический запас в ботинках и бронированных набедренных щитках. Элибер нахмурилась и посмотрела вниз:

– Джек... Один неверный шаг, и ты оторвешь себе ногу...

– Никогда. Я знаю, что делаю, – сказал он бодро и подумал, что на самом-то деле Элибер, кажется, права. Конечно, он хорошо знал свое вооружение, но, тем не менее, он совсем не был инженером.

– Сезам, откройся! – Элибер хлопнула рукой по замку. – Ну и что же ты скажешь доктору, когда он узнает, что мы вломились сюда?

Джек улыбнулся:

– Скорее всего, я скажу ему “спасибо”.

* * *

У каждого человека бывают такие моменты, когда вся его жизнь проходит перед его глазами. На транспортных кораблях, вывозивших солдат из боевых зон, врачи использовали так называемую “разгрузочную петлю”, позволяющую извлечь из памяти информацию и снять стресс во время холодного сна. “Разгрузочная петля” давно вошла во врачебную практику, и при её использовании, кажется, не могло случиться ничего необычного. И все-таки необычное произошло.

Все началось со вторжения траков на Милос. Рыцари Доминиона могли бы вполне успешно отразить эту атаку. Могли бы – но не отразили, – их самих предали на Милосе. Шторм оказался одним из немногочисленных бойцов, которым удалось погрузиться на корабль. Но корабль во время взлета был обстрелян и как следует поврежден. Он сбился с курса и затерялся среди звезд. Корабль дрейфовал в космосе семнадцать лет. Все эти долгие годы Джеку Шторму снился проигранный ими бой. В результате длительного стресса память о молодости и семье была разрушена.

Сейчас он должен будет встретить человека, который нашел его тогда на корабле – единственного живого из всех, так и не сумевших выйти из криогенного сна,

Дверь медленно отворилась. Пряный ночной воздух наполнился неприятным запахом дезинфицирующих веществ. Боуги так резко рванулся вперед, что распахнутая дверь покачнулась и сорвалась с петель. Краем глаза Джек заметил яркую вспышку в конце коридора. Он мгновенно схватил Элибер и повалил её на пол.

– Отключи электрошок, Боуги! – крикнул он.

Роботы стреляли не переставая. Лазерный веер прошелся прямо над ними. От металлических ограждений отскакивали разноцветные искры. Джек выстрелил из перчатки. Боуги моментально уничтожил одну из машин. Она задымилась прямо посередине коридора, полурасплавленная, с раскинутыми во все стороны щупальцами. Даже разбитая, машина выглядела угрожающе. Другие четыре робота передвигались так быстро, что Джек даже не успевал прицелиться.

– Когда я перекачусь с этого места, – сказал Джек Элибер, – ты сразу же вставай и беги.

– Проклятая дешевая контрабанда! – выругалась Элибер. – Мое оружие поломалось сразу же, как только мы упали на пол!

Он не мог позволить ей идти вместе с ним.

– Я побегу направо, – крикнул он. – Не бойся. Я прикрою тебя.

Серебряный паук тотчас же устремился за ним. Тяжелым ботинком Джек выбил из его манипуляторов лазер. Мощный плазменный удар разворотил дверь. Шторм упал на колени и выстрелил почти не целясь – чтобы прикрыть Элибер.

Направо была стена, налево – коридор, ведущий к хранилищу сторожевых роботов. Боуги хорошо знал, где сейчас кто находится.

Он спрятался за косяк и выстрелил. Второй робот взорвался.

Сквозь едкий дым горящей пластмассы Джек заметил, как две машины обогнули Боуги и направились к ним. Интересно, почему же бронекостюм не привлек их внимание? Кажется, он сказал это вслух. Элибер за его спиной тотчас же ответила:

– Тепло! Они настроены на тепло!

Да, конечно. Ведь Боуги был холодным! Только его оружие излучало горячий раскаленный жар. Джек прицелился и выстрелил в пятирукого механического красавца. Робот покачнулся, но потом опять поехал вперед. Боуги уже вывел из строя последнюю боевую машину. Он был недоступен для её лазеров и, не боясь ничего, ломал её на части.

Джек схватил за локоть Элибер и увлек её за собой в левый коридор. Вдруг он поскользнулся, упал на колено и почувствовал, что один из проводов энергопитания отскочил от крепления. Левая перчатка оказалась обесточенной. Робот все еще крутился на месте, размахивая целыми и невредимыми щупальцами.

– Черт! – сказала Элибер. У себя за спиной Джек услышал какой-то шум.

Боуги был занят. Машина все еще ехала на них. Джек еще раз выстрелил. Робот остановился. Но Шторм не сомневался в том, что до сих пор все еще находится в секторе огня.

– Беги! – крикнул он Элибер.

– Ну уж нет! – ответила она. – Кончай валять дурака: Прикончи поскорее эту жестянку.

Джек пустил веер огня в бронированную грудь машины, Корпус сплавился. Робот выстрелил в ответ. Конечно, он промазал, но это привлекло внимание Боуги. Белое бронированное существо повернулось и подняло руки вверх. Вокруг его пальцев на разноцветных проводах болтались запчасти.

Элибер схватила Джека за горло и толкнула вниз. Жестянка опять выстрелила. Шторм почувствовал, как по его затылку прокатилась горячая волна.

– Ничего, Джек, ты пока еще не лысый! – засмеялась Элибер.

Они лежали посреди коридора, прижимаясь друг к другу. Джек хотел обнять Элибер, но вдруг услышал визг серводвигателей. Они снова были под прицелом.

Теперь уже в робота стрелял Боуги. Машина остановилась и задрожала. Элибер громко вздохнула. её теплые сухие губы коснулись его щеки:

– Я думаю, они знают о том, что мы здесь.

Джек встал на ноги, помог подняться Элибер, а потом наклонился и проверил проводку. Энергопривод был оборван.

– И много шансов на то, что за следующим углом нас ожидают такие же малыши?

Элибер тряхнула головой и задрожала. Боуги пнул ногой обгоревший корпус машины и подошел к ним.

– Что будем делать дальше, босс?

Джек посмотрел через плечо Элибер в сторону двойных дверей. Элибер скосила глаза на замок и наморщила нос:

– Твой доктор – плохой парень.

Джек заглянул в маленькую светлую лабораторию

– Подберешь код? – спросил он.

Боуги изо всей силы навалился на герметичную дверь. У Джека чуть не лопнули перепонки, когда завопила сирена. Он дернул Боуги за руку:

– Прекрати, слышишь? – потом повернулся к Элибер: – Как там у тебя?

– Я подобрала код, но у меня плохие новости. Тебе совсем не нужно в эту лабораторию. Доктор Дари – инженер-генетик, причем подпольный, конечно, если эти примечания верны, – она вздрогнула. – Это нарушение герметизации может кончиться чем-то ужасным.

– Не шути. – Джек устало посмотрел на компьютерное табло. Бегущие строчки замедлили свое беспрерывное мелькание. Элибер опустила руки:

– Эти лаборатории приготовлены к взрыву.

– Что?

– Да-да, кто-то запрограммировал их на взрыв, – она отключила компьютер,

– Сколько у нас осталось времени?

– Семь минут.

Джек вернулся в коридор.

– Боуги, пойди в то крыло и оглуши доктора.

Бронекостюм развернулся и запрыгал в указанном направлении. Элибер вопросительно посмотрела на Джека:

– А ты уверен в том, что это разумно? Ведь Боуги еще ребенок!

– Этот ребенок повидал не меньше, чем ты.

Элибер состроила рожицу, и Джек сразу же вспомнил подростка, которого он встретил много лет назад в трущобах Мальтена. ...Маленького рыжеволосого подростка Элибер...

– В таком случае, я иду с тобой. Если Мэнтек действительно подготовлен к уничтожению, значит, за каждым углом нас может ждать чудовище.

Джек кивнул головой, и они побежали.

– А в какой последовательности запрограммирован подрыв? – спросил на бегу Джек.

– Сначала это крыло, а потом то, в которое направился Боуги.

– Вот это крыло? – переспросил Шторм.

– Там есть еще одно крыло, – Элибер подумала и показала рукой туда, где, по идее, оно должно было находиться. – Кажется, то крыло они не будут взрывать.

Джек улыбнулся:

– В таком случае, мы на правильном пути.

– Может быть, – неуверенно сказала она, – огонь все-таки не уничтожит содержимое тех лабораторий? Джек притворился, что ничего не слышит.

* * *

Доктор Дари остановился возле гидробака. Он осторожно провел перчаткой по краю контейнера. Что-то зашевелилось внутри.

– Извини, – прошептал он. – Работа еще не закончена, но все равно – твой владелец будет в восторге от моего научного доклада.

Дари протянул руку и отключил распределительный насос. Через несколько минут жидкость внутри бака начала пениться. Дари включил шланг, подающий в контейнер голубоватую кровь, и пенообразование прекратилось. Совсем недалеко от комнаты раздался приглушенный взрыв. Доктор знал, что разрушение лабораторий начнется с крыла номер один. Дари вынул чип из компьютерного пульта на стене и положил его в карман.

Двери в лабораторию распахнулись. Дари, не поворачиваясь, сказал:

– А я думал, что приказал тебе ждать меня за туннелем.

– Извините, доктор, но вы не оставили инструкций около дверей, – услышал он густой мужской бас.

Дари быстро повернулся и увидел перед собой высокого молодого мужчину и тоненького вора рядом с ним. Кажется, этот вор был женщиной, к тому же очень хорошо сложенной.

– Всё уничтожено, – устало сказал он. – Никаких следов не осталось.

– Я не думаю, что мы похожи на агентов спецслужбы, – спокойно ответила ему молодая женщина.

– Это не имеет никакого значения, – ручной лазер, лежащий в кармане доктора, словно сам по себе стал выползать наружу. Дари опустил руку. – Вы видели, чем я здесь занимаюсь. А внимание полиции мне нужно столько же, сколько и вам. Кто вы?

Высокий мужчина шевельнулся. Он закинул голову назад и посмотрел на доктора. Дари знал эти глаза...

Посетитель улыбнулся:

– Вы знаете меня, доктор.

– Зачем вы ворвались в мою лабораторию?

Мужчина шагнул вперед. На нем были массивные бронированные ботинки и боевые лазерные перчатки. Доктор инстинктивно пригнулся за гидробак.

– Я пришел, чтобы поблагодарить вас, но, насколько я понимаю, вы довольно-таки подозрительный человек.

– Поблагодарить? – Дари опустил руку еще ближе к своему карману. Он должен будет пристрелить этого мужчину. Женщина, кажется, не вооружена. Всего один точный выстрел в горло – и он успеет выскочить отсюда, пока лаборатория еще не взорвалась.

– Да. Ведь это вы обнаружили дрейфующий транспортный корабль? – Джек быстро осмотрел лабораторию. – Я должен быть благодарен вам за то, что вы оживили меня. Насколько я понимаю, в процессе воскрешения я мог быть превращен во что-нибудь весьма необычное.

Дари выхватил из кармана лазер. Джек среагировал мгновенно: он перехватил руку доктора и повалил его на пол. Что случилось? Дари стало трудно дышать. Его окружила какая-то горячая сырая субстанция. Может быть, это... гидробак...?

– Шторм... – еле слышно выдавил из себя доктор Джек опустился на колено рядом с ним:

– Какого черта ты это сделал? – сердито сказал Джек. – Я пришел сюда совсем не для того, чтобы тебя убивать. – Он на.хмурился и обыскал Дари. Его ладонь привычно скользнула по набрякшей от крови ткани.

– Послушай, – сказал Джек. – Теперь ты уже не протянешь долго. Расскажи мне, кто забрал меня и почему. И еще – почему обо мне ничего не сообщили Доминиону?

Дари чувствовал, как его горло наполняет горячая жидкость. Он сплюнул и медленно сказал:

– Мы все служим оружием в чьей-то чужой войне

– Ты принадлежишь к организации Зеленых Рубашек?

Доктор кивнул.

– И поэтому ты спрятал меня? Доктор кивнул еще раз.

– Но ведь я был рыцарем Доминиона?! Правая рука Дари задрожала:

– Пепис... уничтожил рыцарей. С тобой он сделал бы то же самое... если бы...

– А как насчет моей памяти? Где лента с записями моей разгрузочной петли? её забрали с корабля? И еще: где находится то, что я обнаружил во время раскопок?

Подбородок Дари упал на грудь. Грудь была липкой и пахла, как кусок обгорелого мяса. Доктор слабел. У него начали путаться мысли. Наконец он выдавил из себя:

– Принцесса...

– Кто?

– Принцесса, – повторил доктор. – Найди её, и тогда ты найдешь себя, – он кашлянул и затих.

– Джек! – настойчиво затеребила его Элибер. – У нас осталось только полторы минуты для того, чтобы смотаться отсюда.

Шторм встал. Его ботинки блестели от липкой докторской крови. Он включил передатчик:

– Боуги, немедленно уходи оттуда! Он вздохнул и взял Элибер за руку. – Будь осторожен. Ты это хотел сказать? – спросила она тихо и дотронулась кончиком ботинка до тела доктора. – Послушай, Джек, а не кажется ли тебе, что если доктор Дари смог изменить тебя, то он мог и отредактировать записи твоей разгрузочной петли?

Джек взял её за руку и вывел наружу. Дверь осталась открытой.

– Если у меня есть какой-то шанс, я должен воспользоваться им, не так ли?

В помещении гремели взрывы. Они становились все громче и громче и все ближе подходили к ним,

– А если ты вспомнишь какую-то давнюю, большую, утерянную любовь?

Джек посмотрел на Элибер:

– Ну что же, – сказал он тихо. – Ей так и придется остаться потерянной любовью...

Элибер улыбнулась, скинула с головы капюшон и расправила свои пушистые блестящие волосы. По коридору с грохотом протопал Боуги.

– Я не знаю, как его отключить на эту ночь? – озабоченно спросила Элибер.

– Он ничего не заметит, – улыбнулся Джек. – Его гораздо больше интересуют видеофильмы.

– Это хорошо. – Элибер положила голову ему на плечо. – Я мечтаю о долгом прощании.

– Ты можешь разбудить и мертвеца, – засмеялся Джек.

Глава 5

...Это был мир густых туманов и частых дождей. Мир, которого едва коснулась цивилизация. В этом мире не подозревали об угрозе тракианских песков. Но однажды – появилось неизвестное заражение почвы, появилось – и стало быстро разрастаться. Местом встречи старейшин назначили старую пещеру в глубине леса. Старейшины должны были решить, что делать с этим песком...

У входа в пещеру остановился гуманоид, покрытый коротким блестящим мехом. Он вытер свою усатую морду и осмотрелся. Единственной его одеждой были желтые шорты со множеством раздутых карманов и вырезом для роскошного хвоста. Он был одним из представителей народа выдр, или фишеров – как они называли себя сами.

Кажется, Скал прибыл сюда последним. Он уже слышал возбужденный стрекот старейшин внутри пещеры, но присоединиться к ним пока не спешил. Он повернулся и внимательно посмотрел на леса, на болота, на луга с высокой травой...

– Задумался? – раздался за его спиной высокий насмешливый голос. Скал развернулся. Перед ним стояла самка, покрытая блестящим мехом редкого кремового цвета.

– Да! – ответил Скал и приветственно похлопал её по руке.

– Они ждут тебя!

Скал знал об этом. На совет старейшин он был приглашен как почетный гость.

– Хорошо, пойдем внутрь, Туман-над-водой. – Скал набрал в легкие сырого лесного воздуха и нырнул в пещеру.

Сегодня старейшины не занимались песнопениями и не предлагали ему курительную трубку, и Скал был доволен этим. Он сел и уткнулся носом в колени, чтобы не смотреть в глаза старейшин. Он только что вернулся из торгового центра, а вернее, из расположенной там станции связи. Это было единственное место на планете, из которого можно было выйти на связь с другой, более развитой цивилизацией. Скал знал, о чем сейчас его спросят старейшины, но он не знал, что он должен будет им ответить.

Однорукий фишер с серебристой мордой и черными кончиками ушей сердито проворчал:

– Кончайте ходить вокруг да около. У нас есть проблема, и мы должны её решить.

Рыжие, черные и серебряные морды, заполонившие пещеру, как по команде, повернулись к нему.

– Поручите Однорукому, чтобы он побыстрее во всем разобрался, – сказала Туман-над-водой и толкнула Скала плечом. Самую молодую из самок фишеров они называли Мудрая. Она была самой сообразительной и ловкой. Наверное, за ловкость её родители и дали ей блестящее серебряной чешуей имя Рыбка. Мудрая Рыбка...

Рыбка тихо кашлянула, пытаясь прервать Туман-над-водой, и сказала:

– Рана у трех водопадов растет с каждым днем. Всем нам грозит заражение. Мне сообщили, что в голубой норе появился детеныш с двумя головами.

По кругу старейшин пронеслось потрясенное шипение:

– Это неправда!

– Не может быть!

– Что же тогда ожидает нас в будущем?

– Это правда. Я могу поклясться вам в этом, Я видела этого ребенка в дыму... Яд чужих миров, идущий от песчаной раны, заражает нашу землю...

Чья-то рыжая морда решительно прошипела:

– Мы найдем способ от него избавиться! Однорукий крикнул: – Так, значит, я прав!

Туман-над-водой засмеялась. Все с удивлением посмотрели на нее.

– Наконец-таки мы все согласились друг с другом! – сказала она. Усатые морды мрачно кивнули.

Самец с длинной шерстью рыжего цвета прорычал:

– Давайте-ка лучше послушаем Скала. Туман-над-водой кивнула. Этого Скал боялся больше всего.

– Верни назад наше Солнышко, – сказала самка. – Найди Воина и верни его в Миствальд. Мы знаем его силу и знаем, что сейчас он сумеет за нас постоять.

Скал возразил:

– Мы не можем начать войну с пришельцами. Мы слишком хорошо знаем, во что это нам обходится.

– А ты хотел бы умереть от чумы? Скал вскочил на лапы. Шкура на его спине встала дыбом. Он не хотел говорить им о смерти Шторма – это убило бы последнюю надежду его народа. Но – увы – он уже не мог избежать этого.

– Мы не можем найти Шторма, – сказал он. – Шторм мертв. На огромном экране в центре связи я видел похоронную церемонию.

Туман-над-водой тихо ойкнула:

– Нет, Скал, этого не может быть! Он посмотрел на нее:

– Не веришь мне – так спроси об этом любого в центре связи. Там поймали передачу из гиперпространства, – он задохнулся от горя и собственного бессилия.

– Однажды я привел его к вам, но я не могу сделать это во второй раз.

Однорукий пробормотал:

– Но тогда мы погибнем. Чума очень быстро расползется по планете. Неужели же ничего нельзя сделать?

Туман-над-водой вскочила на лапы вслед за Скалом. Она яростно размахивала хвостом:

– Ты хочешь сдаться? Нет! Этого не будет никогда!

– фишерка сунула руку в оранжевое пламя костра. Пламя лениво лизнуло розовый мех. Когда Туман-над-водой вынула руку из пламени, на ладони у нее блеснул маленький, украшенный резьбой нож. Огонь не тронул её шкуру. – Послушай, Скал, ты ведь дал второй, точно такой же нож нашему Солнышку. Если бы он был мертв, что случилось бы с этим ножом?

– Он... он исчез бы бесследно...

– Да. А это – душа ножа. Она существует? Скал нерешительно посмотрел на нож:

– Да, но...

– Не противоречь мне! Ты видишь душу ножа, и ты видишь, что она существует. А значит, существует и нож. А если существует нож, значит, Солнышко еще жив. Пойди и найди его, Скал!

– Но его нет в Миствальде.

Жирный кудрявый фишер громко захохотал:

– Но разве ты не знаешь, что ты должен будешь пойти туда, куда поведет тебя душа ножа?

Скал осмотрел пещеру. Сальные свечи уже догорали. На землю пришла ночь. В темно-фиолетовой небесной чаще плавали мириады звезд.

– Я должен буду найти его, если даже мне придется отправиться в другие миры? – осторожно спросил Скал.

– Куда угодно, – решительно ответила Туман-над-водой.

Глава 6

– Нет, – тихо ответила Элибер. – Я не хочу идти с тобой.

Калин молча наблюдал за ними.

– Не хочешь? Но ведь ты была одной из главных причин моего возвращения!

– Причинами твоего возвращения, Джек, были я и... Зеленые Рубашки. А я не настолько глупа, чтобы думать, что ты сможешь найти их и одновременно защитить меня.

Джек остановился и пнул каблуком бесценный старинный персидский ковер Калина.

– Я не уверен, что тебе так уж нужна защита.

– Это верно, – нежно сказала молодая женщина. – Но ты ведь все равно будешь пытаться защитить меня. Я отдала бы все, что имею, чтобы последовать за тобой, Джек. Но здесь, на Мальтене, у меня есть работа, которую я должна сделать. Дари явно показал тебе, что вовсе не стоит следовать за Зелеными Рубашками. Если среди них и есть какая-то Принцесса, до нее не так-то просто добраться.

– Так куда мне идти?

Элибер взглянула на Калина, а потом опять перевела взгляд на Джека:

– Ты серьезно? По-моему, тебе надо отправиться к внешним границам. Пограничные районы полны молодых повстанцев. Вот и выбери из них одного или двух...

Джек посмотрел на Калина:

– Это ты ей об этом сказал? Святой Калин пожал плечами:

– А разве я должен был что-нибудь ей говорить? Нет. Это она сама сказала тебе. Правда, Элибер все же забыла об одном: будет лучше, если ты используешь в качестве приманки Боуги.

Элибер откинулась в кресле и поджала под себя свои длинные ноги.

– Использовать Боуги? Ты слышишь, Джек?

– Кажется, у меня нет другого выбора. Мы перерыли все, что можно, на пожарище у Гиббона, но двух бронекостюмов так и не нашли. Боуги – это все, что у меня осталось.

– А если они уничтожат тебя и заберут его? Ведь он же еще малыш!

– Этот малыш, – фыркнул Джек, – в сущности, так же кровожаден, как траки, и ты знаешь это. – Шторм смахнул со лба золотистую прядь волос. – Что касается Боуги, так я оставлю его с половиной энергии и отключу блок самоуничтожения. А вот что будет со мной?

Элибер наморщила нос:

– Я думала, что обучила тебя гораздо лучше, ну, а если нет... – она выразительно пожала плечами.

– Можно забрать девушку с улицы, но улицу из девушки забрать нельзя, – хохотнул Джек и посмотрел на Калина.

Калин ничего не ответил, но резкие морщины в уголках его рта ясно говорили о том, что он еле сдерживается от смеха.

– Ну хорошо. А когда я окажусь на внешней границе, куда я должен буду идти дальше? – спросил Джек.

– На свалку, – быстро ответила Элибер.

– А что будет с тобой?

– Я за ней присмотрю, – добродушно сказал Калин. Элибер посмотрела на старика:

– Это совсем не обязательно. Я думаю, что за мной будет смотреть Вандовер Баластер.

– Кажется, у тебя неприятности? – сразу же догадался Джек.

– Ничего. Я справлюсь, – она постаралась не показать им своего страха. Ведь если Джек вынужден будет оставить её здесь, он должен не сомневаться в том, что они справятся со всеми неприятностями.

Джек хорошо знал Калина. Он понимал, что старик никому не позволит причинить Элибер зло. Миссионерская организация распространяла свое влияние и на весь Доминион, и на Трон Триады. Если Вандовер Баластер попытается что-нибудь сделать с Элибер, Калин узнает об этом в тот же миг.

– А как ты собираешься добираться до внешней границы? – устало спросил Калин.

– Точно так же, как я попал сюда. Либо – подработкой, либо – автостопом. Если я буду делать это по-другому, значит, неминуемо нарвусь на неприятности. Однажды я уже имел контакт с Зелеными Рубашками.

– Время работает против тебя.

– Я знаю. Может быть, и быстрее и проще добраться туда в качестве контрактного рабочего, но мне не нужен никакой контроль. – Джек зловеще улыбнулся. – К тому же, у меня до сих пор не исчезло отвращение к криогенному сну.

– А почему бы тебе не попробовать добраться туда на какой-нибудь барже миссионеров?

Джек на секунду задумался, но потом отрицательно покачал головой:

– Скорее всего, Динаро контролирует ваши грузовые линии, а поскольку в данный момент мы не уверены в его лояльности, это будет совсем не безопасно для нас.

– Я не думаю, что Динаро способен работать на кого-то еще,

– Нет, – решительно сказал Джек. – У меня нет времени ждать, пока вы с этим разберетесь. К тому же, было бы несправедливо и по отношению к нему, и по отношению к вашей организации начинать какое-то расследование этого происшествия. В конце концов это приведет к тому, чего вы всю жизнь пытаетесь избежать.

Элибер подумала и предложила:

– Но ведь ты снова можешь стать свободным наемником...

Джек покачал головой:

– Нет. Боуги слишком заметен. Если я буду путешествовать как механик, он сможет спокойно лежать в моем ящике для инструментов. К тому же, если я стану наемником, мне придется опять использовать бронескафандр. К сожалению, это никуда не годится. Да... А впрочем, я знаю, что мне делать.

Элибер выпрыгнула из кресла. Темно-синий комбинезон плотно облегал её фигуру.

– Вы знаете, я не люблю долгих расставаний, – вздохнула она. – Поэтому все, что я хочу сказать, я скажу сейчас. Ты никогда не обещал мне, Джек, что нам будет легко. Я не хочу, чтобы сейчас ты обещал

мне что-то. И я тоже не буду обещать тебе ничего. Делай так, как тебе лучше.

– Ты знаешь, Элибер, я буду очень стараться... Она резко повернулась и подошла к двери:

– Я знаю об этом. А еще я знаю... что тебя могут убить... – она дернула на себя массивную медную ручку двери и вышла.

Калин вздохнул и положил свою руку на плечо Шторму:

– Пусть идет. Стены моих апартаментов – не самое безопасное место на планете. Джек тяжело вздохнул:

– Это на нее совсем не похоже. Калин подобрал с пола конец своей длинной мантии и уселся в кресло:

– Нет. Конечно, нет, – сказал он. – И все-таки ты слишком прямолинеен, Джек. Если у тебя и есть недостаток, так тот, что со всеми людьми ты обращаешься абсолютно одинаково.

Джек опустился на софу:

Я весь состою из недостатков. Но что мне с этим делать?

– Жизнь научила Элибер увиливать, а ты об этом забываешь.

– Жизнь научила Элибер убивать, – сухо ответил Джек.

– Пусть даже так, – вздохнул Калин. – Но она сбежала отсюда потому, что боялась, что ты начнешь расспрашивать её о еёделах.

Джек нахмурился:

– Что ты имеешь в виду? Она знает, как вести себя в трущобах Мальтена, и знает, как добывать информацию...

– Может быть, и это, а может быть, что-то другое...

– Что ты имеешь в виду?

– Самый лучший источник информации в мирах Доминиона – это император Пепис. – Джек насторожился. Он понял, что это так. – Пепис протянул свои паутины повсюду. Он очень пристально следит за своими врагами. Так же пристально, как и за друзьями. Я могу держать пари, что Элибер начнет свои расследования с трущоб Мальтена, но закончит она их – попыткой проникнуть в файлы Пеписа.

Джек облизал пересохшие губы:

– В таком случае, я очень прошу тебя: проследи за ней.

– Конечно. Я даже постараюсь отговорить её от этого. И все-таки ты должен знать, что не только ты рискуешь.

– Но я так никогда и не думал... Калин помолчал и кивнул:

– Мне не нужно было так думать о тебе, Джек, – он потер свои старые сухие руки. – Я буду молить Бога, чтобы вам все удалось на этом свете. Да, кстати, прежде, чем ты уйдешь от меня, я тебе все-таки кое-что покажу... Я не хотел, чтобы Элибер видела это...

Калин включил настенный экран. Джек откинулся на спинку кресла, недоумевая – что же собирается показать ему Его Святейшество. Экран посветлел, и Шторм увидел изображение планеты, сделанное с разведывательного спутника. Кажется, это была одна из их внешних колоний – планета, заполненная водой...

– Тасия, – сказал Калин. – В основном она населена миссионерами.

– Я слышал о ней, – кивнул Джек. – Мир куполов и воды. Выглядит неплохо, только перепады температур немного великоваты.

– Да, это так. Возможно, эта планета так и не станет пригодной для массовой колонизации, – вздохнул Его Святейшество. Изображение увеличилось. – Смотри!

В самом углу экрана Джек заметил космический корабль. Такого корабля ему ещё не приходилось видеть. На экране было хорошо видно, что купола, подвергшиеся атаке незнакомца, разваливаются, как яичная скорлупа. Хрупкая жизнь, которую они так старательно оберегали, вдруг оказалась под воздействием жесткой окружающей среды... Атака закончилась за считанные минуты.

Экран уже погас, а Калин все еще смотрел на него.

– Они не успели, – с большим усилием сказал Его Святейшество, – даже передать сигнал бедствия. Спутник тоже был уничтожен этим незнакомцем.

Шторм вскочил на ноги и подошел к установке:

– Прокрути все это еще раз! Калин хотел что-то сказать, но потом встал и включил видео.

– Скажи мне, если надо будет остановить.

– Мне нужно самое начало. – Джек еще раз смотрел на уничтожение Тасии. – Останови здесь! – он выразительно постучал кулаком по стене. – И что – никакой защиты? Ни одного слова от Баластера или Пеписа?

– Нет. Хотя пока об этом говорить рановато. Беседа на эту тему у нас с императором должна произойти завтра утром.

Джек внимательно посмотрел на застывшее изображение корабля:

– Это сделали ат-фарелы.

– Мы тоже так думаем.

– Корабли Тракианской Лиги незадолго до этого прилетали в данный квадрат. Наверное, траки делали это с целью обороны...

Калин откашлялся:

– Ат-Фарел спокойно прорвался сквозь них.

– Сомнительно, – Джек устало покачал головой. – Я не знаю, кто они, но я знаю, что нам наговорили о них очень много лжи.

– Лжи? О чем ты говоришь, Джек Шторм? Они уничтожили тысячи ни в чем неповинных людей!

– И оставили планету практически нетронутой. Они ведут “чистую войну”,Калин, Эта планета года через три опять станет пригодной для жизни. Траки явно вводили нас в заблуждение, рассказывая о характере разрушений, которые производит Ат-Фарел.

– Но речь идет о человеческих жизнях!

– Я знаю об этом. Но мы не можем говорить о тотальном разрушении. Здесь не было такого огненного урагана, какой бушевал над Кэроном. Я рыцарь. А ты ведь знаешь сам, что мы были обучены убивать людей, плоть, военные машины – но мы никогда не трогали природу планеты.

Калин отключил видеомагнитофон. Экран потемнел.

– Чистая война или нет, – ответил он, – а они нас убивают. Они прорвут и нашу оборону, и оборону траков, и их уже нельзя будет остановить.

Джек снова улыбнулся:

– То, что они не разрушают планет, – ключ к их разгадке. У них есть моральные нормы, и мы должны в них разобраться, если мы хотим найти с ними какой-то контакт. Кем бы ни был Ат-Фарел, а траки его боятся. Я хотел бы это подчеркнуть – очень боятся.

– И, к тому же, Ат-Фарел ведет “чистую войну”...

Совершенно верно. Это подтверждает мои догадки. Кстати, я ведь из-за этого и дезертировал... Мы заключаем союз с траками, чтобы сражаться с Ат-Фарелом, но я уверен в том, что сражаемся мы совсем не с тем врагом.

Калин сжал губы:

– Значит, по-твоему, это допустимо – очищать планеты от живущих на них людей... Чистить от людей планеты... Это, по-твоему, и есть “чистая война”?

Все зависит от точки зрения, – устало ответил Джек.

Глава 7

– Мне сообщили, что Дари мертв, а его лаборатория уничтожена. – Баластер улыбнулся. По тону его голоса нетрудно было понять, что он очень рад тому, что избавился от доктора.

Пепис сидел в информационном центре и внимательно смотрел на своего нового министра.

– Я знаю, – после небольшой паузы коротко сказал он.

– К тому же, не осталось никаких записей о тех экспериментах, которые он проводил для Вашего Величества. Похоже, придется начинать все сначала, – продолжил Баластер.

– Я знаю, – опять сказал император. – А вот чего я не знаю, так это того, кто его атаковал. Баластер понимающе кивнул:

– Мои люди занимаются этим. Мы хотим определить, каким способом были взорваны лаборатории. Пепис пренебрежительно махнул рукой:

– Это ложный путь. Дари уничтожил свои лаборатории сам. Я хорошо знаю его почерк. Он всю жизнь не любил оставлять за собой следов.

– Я понимаю, – неопределенно кивнул Баластер.

Пепис вздохнул, поднялся с кресла и снял с головы корону с датчиками. Рыжие волосы заколыхались в легком воздушном потоке, плывущем по комнате.

– Сообщите мне как можно скорее о своих находках. Обычно Зеленые Рубашки стараются не оставлять следов. Если они на этот раз не сделали этого, мы должны знать – почему.

Баластер кивнул и повернулся к двери. Но император за его спиной зашумел и щелкнул пальцами, чтобы как-то привлечь внимание Вандовера. Его зеленые кошачьи глаза безотрывно смотрели на мониторы. Трясущейся рукой он показал на один из них:

– Вот! Это только что поступило по космической связи! Опять атакует Ат-Фарел. – Пепис натянул на голову свою корону и сел в кресло.

Вандовер подскочил к императору. Пепис смотрел как завороженный. Вдруг связь прервалась, и на экране появилась сетка.

– Что случилось? Кто занимается защитой? Почему не установлены щиты?

Баластер посмотрел на текст, побежавший по верхней части экрана:

– Это колония миссионеров, Ваше Величество. Я думаю, что щиты слишком дороги для такого маленького поселения. Раньше им вполне хватало куполов.

– Проклятье! Как долго мы сможем удерживать это в тайне от Калина и его совета?

Вандовер задумчиво почесал затылок:

– Скорее всего, он уже обо всем знает. Его шпионы работают не хуже ваших.

Пепис повернулся и язвительно посмотрел на министра. Баластер вздрогнул. Наверное, он не должен был говорить этой правды. Император облизал свои тонкие пересохшие губы:

– Я хочу знать, где это происходило и как там оказались ат-фарелы. Если миссионеры выжили, я хочу знать – почему.

– Ваше желание для меня – приказ, – иронично ответил Вандовер. Потом наклонился, посмотрел прямо в глаза императору, так же молча распрямился и вышел.

Пепис подскочил, захлопнул двери за удалившимся министром, а потом вернулся в кресло и откинулся на его мягкую спинку. На экранах мониторов мелькали сообщения из разных миров. Ни один из экранов не мог показать ему того, что он действительно хотел увидеть. На них не было сообщений о будущем.

Глава 8

Скал облокотился на стол. Его будущий работодатель, нахмурившись, взял у него диск. За этот фальшивый диск Скалу пришлось выложить почти столько же денег, сколько стоил и настоящий. Человек бросил диск в компьютер и стал считывать его содержание с небольшого экрана.

Позади них высился корпус межзвездного корабля. Вокруг шумел космопорт: сновали автопогрузчики, скрежетали транспортеры. Только тонкие полиэтиленовые стены отделяли их от этой суеты. Скал пошевелил ушами. Он не предполагал, что здесь идет такая бурная жизнь. Фишерам не разрешали заходить под купол космопорта даже на их родной планете.

Справа, у тонкой прозрачной стены, стрекотал принтер. Скалу хотелось посмотреть на него, он вытянул свою длинную лохматую морду, но потом сдержал свое любопытство и даже не взглянул в сторону интересовавшей его машины. В соседней комнате сидел юрист. Его компьютер готовил контракт прямо на глазах клиента.

Этот компьютер здорово отличался от тех, которые Скал видел в их торговом центре. Он не только умел продавать товары – он сам создавал их. Скал был очень доволен тем, что разобрался в назначении этой техники.

В маленьких комнатках не было потолков. Только тонкие стены разъединяли людей, так что – об одиночестве не могло быть и речи. По-настоящему уединиться можно было только в маленьких ячейках, расположенных в верхней части купола. Скал предпочел бы провести время там, но он не мог тратить на это свои скудные средства. Он еще понятия не имел о том, как далеко ему придется лететь для того, чтобы найти Джека Шторма.

Работодатель устало сказал:

– Согласно этим документам, я должен взять вас на корабль. Вы назначены послом в Ларж.

Скал тихонько шевельнул кончиком хвоста. Нет, он совсем не боялся выдать себя: из своего короткого знакомства с людьми он знал, что они не понимают языка жестов, на котором говорят фишеры.

– Все верно, – ответил он. – Я согласен отработать свой переезд.

У человека, разговаривавшего с ним, было массивное круглое лицо, очень походившее на лупу. Густые брови ползали вверх и вниз, как две лохматые гусеницы.

– Вы спешите? Скал погладил усы:

– Да, очень. Я не смогу ждать отправки лайнера. И потом – маршрут вашего судна мне подходит гораздо больше.

Капитан захохотал:

– Но ведь это баржа для мусора!

– Вы, сэр, перевозите отходы. Но вы, наверное, не успели заметить, что на планете Миствальд очень слабо развита техника.

Скал понимал, что если его не возьмут сейчас, ему придется несколько дней ждать следующей баржи. Брови капитана надменно выгнулись:

– А я думал, что вам, фишерам, это нравится!

– Мне не нужно напоминать вам, что это Доминион отверг нас, а не мы его.

Капитан Оби откинулся на спинку кресла и улыбнулся:

– Ну, вот теперь наконец-то я понял, в чем дело. Ты хочешь не только добраться до места назначения, но и научиться чему-то за это время. Но юнге не платят много!

Скал вздрогнул всем своим лохматым телом.

– Я не прошу много, – сказал он и улыбнулся.

* * *

После дождя, двое суток хлеставшего над трущобами Мальтена, над узкими грязными улочками повис тяжелый запах гнили. Кучи мокрого мусора, разбросанные здесь и там, источали неимоверную вонь.

“Пришел сезон дождей”, – подумала Элибер. Похороны Джека и его короткий визит на Мальтен, казалось, прошли давным-давно. Элибер пробралась вдоль водосточной канавы, придерживая рукой легкую пластиковую накидку. её ноги сами собой выписывали замысловатый рисунок: до сих пор она избегала зоркого ока телекамер службы безопасности. Что ж... со старыми привычками расставаться нелегко...

Чья-то рука тихо прикоснулась к её спине. Элибер обернулась и увидела грязного большеглазого ребенка.

– Что ты делаешь? – она проворно схватила его за руку, пытавшуюся стащить с её талии широкий кожаный ремень. – Если ты воруешь, так хотя бы подожди того момента, когда на улице будет много людей!

Подросток ответил:

– Сегодня на улице никого нет.

– Сейчас еще рано. Но они появятся. Разве ты не знаешь, когда начинается движение?

У её ног уже копошился другой малыш. Кажется, девчонка – сестричка этого грязного подростка. Девчонка изо всех сил пыталась расстегнуть её ботинок.

– Эй вы, двое, прекратите немедленно! – крикнула Элибер и дернула девчонку за жиденькую слипшуюся косичку.

Девочка пискнула, а подросток невозмутимо пожал плечами:

– Что делать! Сейчас трудное время! Элибер кивнула:

– Да, время трудное, – и сунула ему в руку пять кредиток. – Пойдите купите себе чего-нибудь горячего.

Они побежали от нее так быстро, что прядь волос из худенькой косички девчонки так и осталась у нее в руке. Элибер задумчиво посмотрела на сгущающиеся сумерки и тряхнула пушистыми волосами. Когда-то она пообещала Джеку, что никогда не вернется в трущобы Мальтена. И вот – она снова стоит здесь. По своему собственному желанию.

Элибер вздрогнула и пошла дальше. Она искала дом, где находилась её старая квартира. Все-таки лучше было жить здесь, чем в том бараке, где Баластер записывал все, что она делала или говорила. К тому же, кроме записывающих устройств, там были экстрасенсы, работающие на Пеписа. Они сообщали императору даже то, что она думала. Когда она жила во дворце вместе с Джеком, она могла позволить себе установить глушилки. А сейчас... сейчас Элибер балансировала на тонкой линии дозволенного и не дозволенного императором. А что касается экстрасенсов, так многие из них вообще не обладали никакими сенсорными способностями и безбожно врали, а ей, в довершение ко всему, приходилось скрывать свою психическую мощь. Но сейчас... сейчас её мощь исчезла, и она, кажется, могла вообще ни о чем не беспокоиться. Если бы не Баластер. Вандовер по-прежнему преследовал её. Для министра это стало какой-то манией: даже война, отнимающая у всех море сил и времени, не помешает ему через какое-то время обнаружить её снова. Элибер подумала, что лучше всего будет, если в конце недели она переедет на новую квартиру. Ей нужно как можно дольше затянуть эту игру в прятки.

Элибер хотела было войти в лифт, но что-то удержало её, она поскользнулась и ударилась об угол здания.

Что это? Будто жгучий ветер пронизал её внутренности, когда она почувствовала чье-то присутствие в собственных комнатах.

...Кажется, её поджидал Баластер...

...Кажется, он почти поймал её...

Элибер обхватила ладонями плечи. Ей было очень холодно от этого жгучего ветра. Скорее всего, Вандовер стоит у окна и наблюдает за ней. Кажется, ей опять повезло: она вовремя почувствовала чье-то присутствие. Остаток её бывшей психической силы пригодился ей. Она пробралась вдоль стены и посмотрела вверх: в золотистом свете лампы мелькнула тень. Элибер оставила лампу включенной: она знала, что когда она вернется, будет уже темно. Тень шевельнулась еще раз и скользнула со стены на потолок. Видимо, Вандоверу не терпелось заполучить её, и он расхаживал взад и вперед.

Элибер остановилась и задумалась: куда лучше всего было ей сейчас пойти? Наверное, все-таки в рабочий район – в район высокооплачиваемых технических специалистов и медицинского персонала. Вряд ли император станет искать её у себя под боком. К тому же, в трущобах она уже успела растерять все свои связи. Да и для нее самой это будет очень удобно: она сможет порыться в карманах у императора, не отходя особенно далеко от дома.

Небо потемнело и стало грязно-серым. Заморосил дождь. Элибер нырнула в его струи и исчезла в темноте.

Глава 9

Джеку не спалось этой ночью. Совсем на короткое время он смог забыться, но потом – проснулся опять. Во рту неприятной кислотой отзывался привкус принятого снотворного, Джек потянулся. Антигравитационный гамак плотно и крепко обхватывал его тело. Кто-то рядом с ним вскрикнул во сне. Шторм затих. Он не хотел, чтобы его слышали. Он лег и подложил под голову левую руку

Снотворное ему осточертело. А заснет он или нет – было, в общем-то, все равно. После семнадцати лет холодного сна волей-неволей и к простому физическому сну в его организме пробудилось явное недоверие. Джек вспомнил дикий, малонаселенный Кэрон. Когда-то он наслаждался жизнью на этой планете. Ему вспомнились назойливые сумчатые крысы и их постоянные налеты на поля с хмелем. Где-то в его вещах до сих пор лежал подаренный ими зеленый камень. Интересно, удалось ли этим существам остаться в живых после той страшной огненной атаки? Может быть, и да. Ведь они могли уходить под землю, могли – запасать зерна и орехи на случай неурожаев. Может быть, на Кэроне снова шумит жизнь? Шумит, несмотря на отказ Пеписа заняться возрождением этой планеты?

В воздухе остро чувствовался запах немытых тел и еще – аромат какого-то довольно-таки распространенного наркотика... Джек подумал, что на всякий случай ему придется определить, кто из его спутников употребляет его. Этот человек может оказаться опасным в крохотном пространстве старого корабля.

Когда-то “Вирджиния” была отличным военным кораблем. Но те времена прошли, и сейчас допотопная грузовая калоша скрипела при входе и выходе из гиперпространства. Водопроводные трубы дребезжали и выли, если кто-нибудь решался открыть кран. Пластинки внешней тепловой защиты осыпались при посадке, как лепестки яблонь. Джек ни за что не связался бы с “Вирджинией”, если бы мог найти хоть что-нибудь получше. Конечно, одно обстоятельство вполне устраивало его: на “Вирджинии” не использовали холодный сон для наемных рабочих. А значит, он мог контролировать свое время и не бояться того, что, заснув, проснется не через два месяца, а через три года.

Чья-то костлявая рука неожиданно схватила Джека за ногу:

– Спишь?

– Нет, – ответил он спокойно.

– Интересно, почему? Короче, давай выходи отсюда. Мне нужна твоя помощь.

В синеватом, почти ультрафиолетовом освещении коридора Хек еще больше смахивал на скелет. Он едва доставал головой до плеча Джека, но его малый рост, как это бывает довольно-таки часто, с лихвою компенсировался сильной волей – и люди, чувствуя это, старались подчиняться ему. Шторм привык уважать старшего по рангу еще во время рыцарской службы и поэтому подчинялся Хеку, когда считал это необходимым. А этой ночью ему нужно было отвлечься. Отвлечься – чем угодно, хотя бы и игрой в карты.

Хек обернулся и посмотрел на Джека. Тусклый свет синими рыбами мелькнул в его желто-белых глазах.

– Как идет игра? – спросил Джек и с удовольствием потянулся.

– Неплохо, – коротко ответил Хек и почесал петушиный гребень седых волос, – Сегодня ставь как угодно, – объяснил он условия игры Джеку, – но если ты проиграешь больше пятидесяти кредиток, тебе придется их возместить.

Джек молча кивнул. Они с Хеком шли к трюму. Это было единственное место для отдыха на корабле. На Хеке все еще красовался старый засаленный комбинезон. Как спущенный парус, он болтался на его худом теле.

– У тебя перерыв? – улыбнувшись, спросил Джек. Хек кивнул:

– Да! Во мне не осталось той выносливости, которая была раньше. Но они все равно никогда не узнают об этом.

Кажется, Хек опять играл с пилотами. Джек попал в команду механиков – разряд людей, гораздо менее уважаемых на “Вирджинии”. Это обстоятельство вполне могло бы сделать Джека и Хека союзниками.

Хек расправил костлявые плечи, вошел в трюм и весело закричал:

– А вот и Джек! Он будет играть за меня, а я пока пойду прогуляюсь!

Штурман Макгрю запрокинул голову и засмеялся:

– На прогулку, старик? Насколько я понимаю, ты собрался вздремнуть?

– Может быть, – отмахнулся Хек и вытянул стул для Джека. – Этот парень займет мое место. Надеюсь, никаких возражений нет?

Макгрю задиристо ответил:

– А разве ты только что не слышал? – но его голос был перекрыт одобрительными криками остальных игроков.

Штурман вспыхнул. Джек сел на свое место. Их глаза встретились. Макгрю недовольно ухмыльнулся. Черноглазый офицер, сидевший рядом с ним, примирительно сказал:

– Давай, Хек, иди и как следует перекуси. Мне надоело видеть твои кости.

Хек крякнул и коротко сказал:

– Смейтесь, парни. Но когда траки до нас доберутся, они меня не съедят!

Хек ушел. Пилоты стали раздавать карты и все так же – пусто и беззлобно – насмехаться над Хеком. Только Джек промолчал и посмотрел ему вслед.

Лишь Шторм да еще несколько солдат, которые были вместе с ним во время атаки на песочный инкубатор траков, знали о том, что жуки используют человеческие тела как корм для своих личинок. Где же был Хек, коли он так много знает об этом?

Черноглазый офицер фамильярно похлопал его по плечу:

– Давай, Джек. У меня мало времени, а я хочу отыграться. Делай ставку.

Джек с трудом оторвался от своих мыслей и занялся игрой.

* * *

Даже в гиперпространстве они будут лететь несколько недель и только потом доберутся до внешней границы. Джек знал, что это время ему понадобится для того, чтобы наладить отношения с Хеком. Завыла сирена. Джек размял плечи. Сейчас он был свободен от вахты. Шторм привел в порядок свое рабочее место, осмотрелся и понял, что остался один. Он приложил ладонь к дверному замку и подождал, пока тот откроется. Петля подъемника обхватила плечи, и Джек оторвался от пола. В верхнем отсеке петля ослабла, и он встал на ноги. Хек уже поджидал его. Он сунул полную горсть кредиток в руку Шторма:

– Держи! Это твоя доля выигрыша, парень! – Хек посмотрел на Джека с пристальным интересом. – Они все смеются надо мной, а ты нет. Ты хорошо скрывал это, но я все равно заметил. Заметил по твоим мрачным глазам. Ты ведь знаешь, о чем я сейчас говорю, так? Кто же ты такой, черт побери?

Джек вопросительно посмотрел на старика:

– Разве имеет какое-то значение, кто я? Хека затрясло от нервного возбуждения:

– Они смеются надо мной. Они понятия не имеют о траках. А ты знаешь то, о чем я говорю. Тогда – как? Как ты мог узнать об этом? Ты видел то же, что когда-то видел я?

– Пусть себе смеются, – спокойным голосом ответил Джек. – Они ведь ничего об этом не знают.

– Но ведь ты знаешь! Не шути со мной, парень! – Хек выпрямился и сжал маленький сухонький кулачок. – Не шути... Иначе тебя найдут в ванне с кислотой в утреннюю смену.

Джек выпрыгнул из-за перегородки и принял боевую позу. Хек испугался и непроизвольно отступил назад. Джек тихо спросил:

– Так что же, это угроза?

– Ну, ну... Не спеши. Мы ведь все спасаемся на этой развалине. Никаких имен, никаких вопросов. Ты отлит из металла, а я этого раньше не замечал. Это точно.

– Ну что же. Зато ты видишь это сейчас. Послушай, я воевал с траками, а где и когда – неважно. Важно другое: мы оба, ты и я, знаем, какой секрет скрывается за скрежещущими панцирями этих жуков. Я собираюсь разобраться и с остальными их секретами, а скажешь ты мне что-нибудь или нет – это неважно. Я все равно узнаюобо всем, о чем должен узнать.

Старик совсем ослаб и стал еще меньше обычного. Он прислонился к перегородке и оперся на массивный болт:

– Это долгая история...

– Ну и что же? Я ведь все равно не сплю!

– К тому же, это неприятная история, – продолжил Хек. – Моим мальчикам сейчас было бы где-то около сорока, если бы они были живы. В общем-то, мы были нарушителями соглашения. А при теперешнем союзе, если кто-нибудь узнает об этом, я поплачусь жизнью...

...История Хека была такова: он и трое его сыновей работали мусорщиками. Им приходилось подбирать трофеи на планетах, захваченных траками. Они прочесывали пески и искали в них установки, оставленные колонистами и армией. В их распоряжении был легкий корсар, так что они легко могли обогнать траков и не сталкиваться с ними лбами. К тому же, их защищало новое соглашение между Тракианской Лигой и Доминионом. По нему траки получали доступ к основным торговым линиям. Наблюдение за песчаными планетами в это время не велось. Люди не любили траков и сторонились их. Так что тракианские планеты фактически были открыты для разграбления. Этим-то и занимались Хек и его сыновья.

Джек почувствовал, как что-то внутри него холодеет от этого рассказа. Собственно говоря, их жадность привела их к погибели. Глупость – тоже. Но об этом Джек не стал говорить вслух. Хек не заметил реакции Джека: он был поглощен рассказом о своем горе, о гибели своих сыновей. Когда их захватили траки, они предложили им отдать свой груз и корсар в придачу за свободу и возможность смыться с гибельной для них песчаной планетки. Но не тут-то было. Оказалось, что траков интересует кое-что еще.Хек вздохнул:

– Мы так и не знали, что они называют “кое-чем еще”,пока нас не поместили в лагерь недалеко от Ветряных Ножниц.

Джек очнулся и переспросил:

– Где?

Хек ухмыльнулся:

– Ты об этом не слышал, парень. Это было на Милосе, а оттуда никто не вернулся живым.

– Ветряные Ножницы? Что это? Установка?

– Нет. Горная гряда, разрезающая ветер, такая острая, что даже самолеты, прошедшие над ней, разваливались пополам. – Хек устало потер глаза.

На Милосе выжили двое: Джек и Крок. Милосцы попросили жителей Доминиона помочь им в наземной войне. Джек оказался одним из немногих, кому удалось погрузиться в транспортный корабль. Наземная война была проиграна.

– Но это не беспокоило траков, – продолжал свой рассказ Хек. – Они обосновались у подножия Ветряных Ножниц и стали все вокруг превращать в песок. А я и мои мальчики должны были пополнить их кормовые запасы. Конечно, мы надеялись выбраться, но траки предпочитали свежее мясо. А мои сыновья были та

кие... огромные... Траки думали, что и мне неплохо было бы прибавить в весе. Возле базы стояло два транспортных корабля с засыпанными песком стартовыми установками. Мы хотели добраться до них и попробовать взлететь.

– Транспортные корабли? – переспросил Джек.

– Именно.

Вот так, транспортные корабли находились на стартовых установках вместо того, чтобы эвакуировать войска с Милоса. Тысячи солдат и сотни рыцарей в буквальном смысле этого слова были оставлены на съедение врагу. Они были брошены по команде Пеписа, которую передал теперь уже мертвый Уинтон. Но на каждом корабле был компьютерный вахтенный журнал с банком команд. Если бы Джек добрался до одного из этих кораблей и если бы оказалось, что их до сих пор не растащили траки, у него в руках были бы реальные доказательства измены,совершенной Уинтоном и Пеписом. Предательства тысяч людей ради императорского трона.

Значит, ему надо было возвращаться на Милос, туда, где когда-то начались его кошмары.

– Но вам так и не удалось выбраться? – прервал наступившую тишину Джек

– Нет... Они забирали нас по одному... Я был очень худ и поэтому оказался последним. В общем, мне удалось украсть глиссер, а потом... потом меня подобрал другой мусорщик. – Хек хрипло вздохнул. – В чем дело, парень? Ты выглядишь несколько уставшим. Неужели ты думаешь, что Милос мог умереть более чистой смертью, чем остальные планеты? – Хек зло захохотал. – Нет. Ничего чистого эти жуки не делают Мы нашли моих парней висящими на мясных крюках в ледяных пещерах. Их тела ждали, когда гнездо достаточно разогреется для...

– Я знаю, – сказал Джек.

Тон его голоса заставил Хека замолчать. Хек хмыкнул и прикинул, стоит ли ему продолжать рассказ, а потом прикоснулся к плечу Джека: – Да... ты тоже это видел...

– Да, – вздохнул Джек и тут же прибавил: – Но тебе было бы разумнее забыть об этом.

– Забыть? – шепотом переспросил Хек. – Но ведь больше никто не знает правды! Пепис снюхался с траками, и теперь Доминион послушно бежит за ними на веревочке. Даже Зеленые Рубашки вымерли с тех пор, как их Освободитель исчез.

– Освободитель?

– Да. Не смотри на меня так, малыш. Когда-то давно, когда ты только родился, Зеленые Рубашки были доблестной группой. Какое-то время и я примыкал к ним. Но я был для них слишком плох и понимал это. Человека, который возглавлял движение, лично я не знал. Я знал про него одно: все вокруг зовут его Освободитель.С тех пор прошло двадцать лет. Он ушел, а с ним ушел и размах движения. – Хек сгорбился и отвернулся. – Может быть, в том, что я сейчас сказал тебе, ты найдешь какую-то пищу для собственных размышлений...

Джек кивнул ему вслед. Здесь стоило кое о чем подумать. В самом деле стоило.

Глава 10

Жителей планеты Виктор-три без всякой натяжки можно было назвать хищниками. Они жили за счет остальных миров. Грузовые корабли старались облетать эту планету стороной. Шторм и Хек все же решили покинуть борт “Вирджинии” и как следует осмотреть космопорт Зрелище было не самым лучшим. Повсюду виднелись следы недавней бомбардировки. Серые бетонные стены чернели копотью большого пожара. Хек кивнул головой и сказал:

– Недавно бомбили.

– Но кто? – удивленно спросил Джек.

– Наверное, Пепис. Ведь больше некому, Виктор – планета пиратов, а им не мешает хоть иногда напомнить о том, кто настоящий хозяин.

Хек сжался и стал совсем маленьким, как будто бы разговор с Джеком лишил его последних сил. Он остановился у входа на грузовую площадку и еще раз посмотрел вокруг Джек подкатил тележку и погрузил в нее контейнер с Боуги.

Хек вздохнул:

– У тебя, как я посмотрю, неплохой набор инструментов!

– Да, – ответил Джек и запрограммировал автопилот на тележке на медленное продвижение за собственной тенью.

– Интересно было бы взглянуть, – сказал Хек. – Такой упаковки для инструментов я еще не видел.

– Вероятно. – Джек прищурился и тоже посмотрел вокруг. Порядка в космопорте, прямо скажем, не было. Ремонтники оставляли свое оборудование прямо в коридорах, и поэтому стартовые площадки были здорово захламлены.

Хек, улыбнувшись, спросил Джека:

– Кажется, ты здесь что-то ищешь?

– Да, – ответил Джек. – Я ищу все, что могу найти.

Хек смачно плюнул в сторону:

– Нет, ты не механик, парень. Ты хорош, слишком хорош для этого. К тому же, ты занимаешься ремонтом так, как будто бы от этого зависит твоя жизнь.

Джек хмыкнул и посмотрел на спутника:

– А ты вроде бы раньше не жаловался...

– На корабле становится известным все. Я прикрывал тебя там, но здесь это не пройдет. Ты делаешь это слишком медленно и слишком тщательно. Так что они выбросят тебя.

– А кто тебе сказал, что я остаюсь здесь?

Хек пожал плечами:

– Никто. Но ведь это так, верно? – ответил он. – Нет, парень, ты слишком хорош для этих мест, и они тебя сразу же заметят. Скорее всего, они уже заметили тебя.

Джек отвернулся и стал смотреть, как экипаж устанавливает грузовой трап. У него опять зачесалось между лопатками. Ощущение знакомое и верное: значит, он снова находился под прицелом врага. Джек подумал, что было бы гораздо лучше, если бы сейчас на нем был бронекостюм. Он осторожно посмотрел на Хека. Тот очишал свой ботинок от комков старой сухой грязи.

– Если я попрошу у тебя совета, ты мне дашь его? – осторожно спросил Джек.

Старик жадно посмотрел на него:

– Прошло столько лет с тех пор, как у меня в последний раз просили совета... – его тусклые глаза блеснули. – Все зависит от того, что ты здесь ищешь.

Джек решил идти напролом:

– Я ищу Зеленых Рубашек.

– Покажи мне, что ты туда засунул, и я постараюсь указать тебе верное направление, – ответил старик.

Джек вздохнул и присел на колено возле массивного контейнера. Он прикрыл рукой кодовую комбинацию на замке и осторожно открыл крышку.

Боуги лежал тихо. Гибкие сочленения скафандра мерцали в тусклом искусственном свете.

Джек защелкнул крышку и услышал за своей спиной глубокий вздох:

– Это вооружение!

Джек выпрямился и спокойно ответил:

– Я жду.

Хек еле сдержал себя. Задыхающимся голосом он сказал:

– Скагбутс. Это единственная мастерская, которую я знаю. Там ты найдешь то, что ищешь. Учти, это не единственное место. Но я знаю только его. И все-таки подумай как следует, парень. Они ведь перережут тебе горло за эту штуку. – Хек кашлянул и устало показал на контейнер.

– Я знаю, – ответил Джек и на прощание протянул старику руку. Хек посмотрел на нее, не понимая, что от него требуется, потом вытащил из кармана комбинезона свою сухую и коряжистую пятерню и сунул её Джеку, Рукопожатие старика было смертельно холодным.

* * *

Город, находившийся совсем рядом с портом, был сер и грязей. На улицах тут и там валялись груды старого, спрессовавшегося от времени мусора. Джек пробирался через трущобы. Под низкими навесами, попадавшимися ему довольно-таки часто, вспыхивали сварочные лазеры. Тележка послушно громыхала следом. Джек шел с таким видом, будто он и не подозревал, что за ним следят. Но его правая рука, опущенная в карман, как всегда, сжимала рукоятку лазерного пистолета.

Настоящий поиск Джек начал только тогда, когда на его пути стали попадаться более или менее крупные промышленные мастерские. Около одной из них лениво пригрелся на солнышке охранник. Он выглядел так, как будто его волосы никогда не видели расчески, а от низкосортных кремов для удаления волос на подбородке торчала жирная длинная щетина. Охранник внимательно посмотрел на Джека:

– Ты что-то ищешь, босс?

– Да. Я ищу работу, – спокойно ответил Шторм. Охранник задумчиво почесал бороду:

– Нет. Здесь работы нет.

– У меня свои инструменты, – уточнил Джек. Охранник улыбнулся:

– Здесь нет никакой работы. Ты её не отыщешь на всей этой планете. Ты слишком чист, и от тебя можно ожидать неприятностей. Ведь ты прилетел сюда потому, что сам захотел этого? Хочешь совета?

Джек вопросительно поднял бровь.

– Продай свой инструмент и первым же челноком вали отсюда подальше. Инструменты ты все равно потеряешь, а так – получишь за них хоть какие-то деньги.

– Потеряю? – с интересом переспросил Джек. Охранник облокотился о массивные ржавые ворота:

– Ну да. Потеряешь. Вернее, их у тебя отнимут. А это ведь все равно.

– Ну – только не для меня. Что касается меня, так я лучше умру, – ответил ему Джек.

– Это пустой треп, – ответил охранник.

– А может быть, и нет? – усмехнулся Джек и вынул кредитный диск из кармана.

Охранник ловко поймал кредитку и сунул её себе за пазуху:

– Хорошо, – сказал он. – Что ты ищешь?

– Скагбутс!

Серый страх мелькнул в бесцветных глазах:

– Подай чуть-чуть на восток, и ты не промажешь. Ищи вывеску “Распятие трака”.Джек улыбнулся:

– Ну что ж... Название мне подходит.

– Да... – охранник открыл ворота и исчез за ними.

В воздухе стало свежей, Солнце уже клонилось к горизонту.

Джек щелкнул пальцем, и тележка тотчас же развернулась. Он пошел на восток.

Сразу за мастерскими показался большой комплекс по переработке отходов, обнесенный проволочным ограждением. На его территории стояли тягачи, подъемные краны и даже небольшой корсар. Этот комплекс явно преграждал ему путь к Скагбутсу. А может быть, это была часть искомого заведения? За колючей проволокой он заметил огромную, размером с человека ящерицу с четырьмя лапами и когтями вместо рук. Время от времени ящерица посматривала на Джека. Кажется, животное выполняло здесь роль сторожевой собаки. Интересно, было ли это создание обитателем данной планеты, или ящерицу завезли из какого-то дальнего, мало кому ведомого мира? Джек взглянул на острые дрожащие когти ящера и решил, что будет лучше, если он выяснит это когда-нибудь потом.

Очень хотелось есть. Во дворе, за колючей проволокой, рабочие сортировали металлолом. Они отбирали какие-то определенные, чем-то ценные для них куски и бросали их на конвейер. От скуки Джек попытался сообразить, по какому принципу отбирается этот ржавый металл, – но так и не смог догадаться. За кучей ржавого хлама на стене висела надпись: “Распятие трака”.

Джек подумал и подошел к центральным воротам. Они были открыты. Рядом стояли компьютеры, следящие за покупкой и продажей отходов. На одном из экранов было довольно-таки хорошо видно, как идут ремонтные работы. Нет, это было не интересно. Джек вздохнул и зашагал дальше.

– Эй, что тебе нужно? – окликнули его. Это телекамеры охраны, заметив незнакомца, передали его изображение на центральный пост.

– Я ищу Скагбутс, – спокойно ответил Джек.

– Посторонним вход воспрещен, – буркнули в ответ.

Джек улыбнулся:

– Скажи им, что меня прислал Пепис, – он кивнул в сторону видеокамеры и пошел дальше, потом дал сигнал тележке, чтобы она стала рядом с ним, и открыл замок контейнера. Под ногами скрипело старое пластиковое покрытие. В воздухе пахло маслами и чистящими веществами. Небольшая дверь в стене быстро скользнула в сторону, и Шторм оказался перед дулом крупнокалиберной винтовки.

– А теперь объясни, что это значит: тебя прислал Пепис? – прорычали из темноты.

Молниеносным движением ноги Джек открыл крышку контейнера. Лучи заходящего солнца упали на гибкие сочленения бронекостюма. Он сиял так, будто был сделан из чистого белого пламени. Человек с винтовкой отошел назад и прикрыл рукой глаза:

– Где ты его откопал?

– Я не думаю, что тебе надо это знать. Человек громко выругался и крикнул:

– Бутс! Бутси, слышишь, иди сюда!

Бутси оказалась на редкость крупной женщиной. Она остановилась позади охранника и оценивающе посмотрела на Джека:

– Позови команду и закрой ворота.

– Но еще не стемнело! – неуверенно возразил охранник.

– Делай то, что я сказала, – ответила она. Бутси ослепительно улыбнулась Джеку:

– Я бы пригласила тебя внутрь, но мы еще не выключили сигнализацию.

– Я подожду, – коротко ответил он. От женщины пахло духами. Аромат был совсем не сильным, но, кажется, в этих духах присутствовали ферменты. Во всяком случае, Джека возбуждал этот запах. Шторм улыбнулся и стал терпеливо ждать.

Глава 11

Джек не мог видеть всю команду, но он чувствовал их взгляды со всех сторон. Они скрывались за стеллажами и полками, заполнявшими пространство склада.

“Босс, кажется, ты опять в беде?” – окликнул его Боуги.

– Пока нет, – ответил Джек, пытаясь оценить видимые и невидимые силы Бутси.

Сверху, из маленькой будки на лесах, чей-то голос прокричал:

– Бутси, что там у вас происходит?

– Приготовься к бомбардировке! – крикнула она и посмотрела на Джека большими выразительными глазами.

С грохотом закрылись противопожарные ворота Собственно, закрылись все ворота вокруг, кроме тех, в которых стоял Джек. Он не сомневался в том, что ворота, находящиеся в низу узкой пластиковой дорожки, тоже закрыты. Кажется, Шторм зашел слишком далеко.

“Вот сейчас мы уже в беде”, – сказал Джеку Боуги.

Четверо потных верзил встали по бокам Бутси. Мускулы у них были что надо: любой из них одной рукой мог бы поднять контейнер и забросить его в дальний конец склада. Они внимательно смотрели на Джека, вертя в руках лазерные пистолеты. Джек приподнял руку, но в сторону решил не отходить. Бутси подняла черную точеную бровь:

– Они говорят, что сейчас твою ногу прихлопнет дверь.

– Они говорят, что если ты не уберешь её, то потеряешь, – добавил стрелок. Джек качнул головой:

– Я пришел к вам по делу. Но если наша сделка не состоится, знайте, что виною тому политика открытых дверей.

Шторм заметил, что подъемные краны на складе пришли в движение. Один из крюков завис у него над головой.

Бутси улыбнулась:

– Вот теперь мы в безопасности, дорогой. Теперь мы можем и поговорить. Джек пожал плечами:

– Я не очень люблю разговоры. Вы видели то, что у меня есть. Либо вас это интересует, либо нет.

Бутси потянулась. Джек заметил, что её мышцы натренированы так, как это обычно бывает у мужчин. Она посмотрела на массивный металлический крюк, а потом опять перевела взгляд на Джека:

– Пока я не знаю, что у тебя есть. Я не видала этого сама. А вдруг там одна оболочка? Давай подцепим его на крюк и посмотрим как следует.

Джек быстро захлопнул крышку.

– Этого не будет, – сказал он Боуги. – Ты должен быть готов вскочить и бежать, если сейчас что-нибудь случится.

Наглый стрелок захохотал:

– Кажется, этот парень – девственник!

– Хорошо, – примиряюще сказала Бутси. – И чего же ты хочешь?

– Я ищу Зеленых Рубашек.

На складе стало тихо. Джеку показалось, что от неожиданности у женщины остановилось сердце.

– Вот как? А бронекостюм – это чтобы нас подразнить? Такая блестящая приманка?

– Никаких приманок, – ответил Джок. – Я собираюсь поработать в нем на Зеленых Рубашек. Она задумчиво посмотрела на него:

– И ты действительно думаешь, что мы знаем, где их найти?

– Ну так кто же из нас трусит? Женщина в упор посмотрела на Шторма:

– Хорошо. Предположим, что мы знаем, как их найти. Но какой нам от этого толк? Джек вяло пожал плечами:

– Тогда я не стану разрушать ваши здания.

За спиной Шторма послышался хохот. Бутси подняла палец, и смех тотчас же стих. Она медленно обошла Джека и его контейнер. Джек не сомневался, что Бутси запомнила все, вплоть до мельчайших деталей,

– Хорошо, – сказала она. – Я могу их найти. Для тебя...

Он упрямо качнул головой:

– Мне этого недостаточно.

Она побледнела:

– Как это – недостаточно? Что ты имеешь в виду?

– Не стоит притворяться. У меня есть бронекостюм. Значит, вы можете изготовить копию. Я видел, какому бомбовому удару был подвергнут ваш космопорт. А ведь это всего в четырех километрах отсюда! Пепис может прекратить это детское запугивание и ударить в цель сразу же, как только узнает, где находится Скагбутс.

Стрелок быстро взглянул на Шторма:

– Уж не ты ли собираешься рассказать ему об этом?

– Прекрати, – одернула его Бутси и указала Джеку: – Входи. Я гарантирую тебе выход отсюда. Подумай сам: такие разговоры не ведутся при открытых дверях. Это слишком рискованно.

Джек внимательно посмотрел на нее:

– Бронекостюм будет со мной.

– Хорошо. Входите, мистер. Чуть позже опять будут бомбить, а мы не хотим, чтобы во время бомбежки наши задницы торчали снаружи.

Нахальный стрелок представился Джеку как Гэс. Бутси скомандовала своим ребятам расходиться. Она не взглянула на Джека до тех пор, пока цех не приступил к работе.

– Насколько я понимаю, ты не пойдешь в офис? Джек отрицательно покачал головой. Бутси пожала плечами и села на какой-то ящик.

– А теперь давай поговорим. Чего ты от меня хочешь?

– Я хочу пройти по цепочке до самого основания.

Бутси вытянула из рукава сигарету с наркотиком, прикурила её и глубоко затянулась. Воздух наполнился возбуждающим ароматом. Помолчав немного, она произнесла:

– Вполне возможно, что это не самый лучший для тебя вариант. А что касается изготовления копий бронекостюма, так у меня здесь есть для этого все возможности.

– После того, как бронекостюмы будут изготовлены, надо будет обучить людей пользоваться ими. А тут не удастся сделать это незаметно.

Гэс стоял рядом с Бутси и держал в руках винтовку.

– Кажется, он прав, Бутси, – отозвался он. Не отводя взгляда от Джека, Бутси сказала:

– Заткнись! – и стряхнула пепел. – Это не единственная площадка Скагбутса. У меня есть еще одно укромное место... в сельской местности...

Джек безмятежно ответил:

– Ты знаешь, Бутси, вранье тебя очень старит. Она сделала еще одну глубокую затяжку:

– В конце-то концов, кто ты такой и как ты достал эти доспехи?

– Я рыцарь. Вернее сказать, бывший рыцарь. Как меня зовут, не имеет значения. Кстати, ты знаешь, ведь у меня нет опознавательного чипа! А если вы захотите убрать меня и завладеть бронекостюмом, имейте в виду, что он заряжен, а блок самоуничтожения включен.

– Ты определенно не девственник, – устало сказала Бутси. Сизый дым кольцами слетал с её пухлых губ. – К черту блок самоуничтожения.

На самом-то деле Джек давным-давно отключил этот блок, зная, что Боуги может постоять за себя. Бутси еще раз затянулась и оценивающе посмотрела на Джека:

– Я не знаю, смогу ли я провести тебя дальше. Ты ведь уже знаешь, что мы действуем маленькими группками по три человека. И только один человек в группе знает кого-то другого в следующей ячейке, и так дальше по цепочке.

Джек кивнул. Бутси поднялась на ноги. Гэс насторожился.

– Иди покажи ему все, что можешь, Гэс, а я постараюсь тут кое с кем связаться, – Бутси уцепилась за металлический кабель и подтянулась по нему, как по канату, на леса. Джек с невольным восхищением посмотрел ей вслед.

Гэс ударил его по плечу:

– Ладно, пошли со мной.

– Только до тех пор, пока тележка сможет следовать за нами, – сказал ему Джек. Гэс молча кивнул.

Этот завод ничем не отличался от других. На одних рабочих местах царил порядок, другие – были завалены кучами мусора, в соответствии с привычками работающих на них людей. Под потолком перемещался массивный подъемный крап. Едко пахло карбитом. Размагничивающие устройства были очень старыми, а вот электронное оборудование на стендах выглядело вполне современно. “Наверняка ворованное”, – подумал Джек. По конвейеру медленно двигались корзины с металлическими деталями. Джек опустил руку в одну из них и вынул два чипа размером с ноготь. Посмотрев марку детали, он с изумлением взглянул на Гэса. Тот рассмеялся:

– У нас тут все есть, босс!

Джек хотел было бросить чипы назад, в корзину, но Гэс одобряюще махнул рукой:

– Да что ты! Бери себе! Когда-нибудь тебе явно понадобятся эти штуки!

Джек сомневался в том, что в ближайшее время ему придется ремонтировать лазерную пушку, но детали на всякий случай положил в карман. На полу валялось все больше инструментов. Тележка уже не могл


Содержание:
 0  вы читаете: Ответный удар : Чарльз Ингрид  1  ПРОЛОГ : Чарльз Ингрид
 2  Глава 1 : Чарльз Ингрид  3  Глава 2 : Чарльз Ингрид
 4  Глава 3 : Чарльз Ингрид  5  Глава 4 : Чарльз Ингрид
 6  Глава 5 : Чарльз Ингрид  7  Глава 6 : Чарльз Ингрид
 8  Глава 7 : Чарльз Ингрид  9  Глава 8 : Чарльз Ингрид
 10  Глава 9 : Чарльз Ингрид  11  Глава 10 : Чарльз Ингрид
 12  Глава 11 : Чарльз Ингрид  13  Глава 12 : Чарльз Ингрид
 14  Глава 13 : Чарльз Ингрид  15  Глава 14 : Чарльз Ингрид
 16  Глава 15 : Чарльз Ингрид  17  Глава 16 : Чарльз Ингрид
 18  Глава 17 : Чарльз Ингрид  19  Глава 19 : Чарльз Ингрид
 20  Глава 19 : Чарльз Ингрид  21  Глава 20 : Чарльз Ингрид
 22  Глава 21 : Чарльз Ингрид  23  Глава 22 : Чарльз Ингрид
 24  Глава 23 : Чарльз Ингрид  25  Глава 24 : Чарльз Ингрид
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap