Фантастика : Космическая фантастика : * * * : Наталия Ипатова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34

вы читаете книгу




* * *

— На что опираемся мы, Сэм?

— На то, что в мире есть Добро, и за него стоит бороться.

П. Джексон. «Властелин колец»

— Слово «Шеба» аккумулирует в себе всю мерзость мира, — произнесла в задумчивости миз Ариадна.

— Для меня — тоже, — согласилась Натали, сидевшая в своей койке, подтянув к подбородку колени, — но у меня на то есть личная причина. А какую принципиальную богомерзость видит в Шебе Пантократор?

Желудок еще болел: Натали подозревала, что до конца дней запомнила его точное местоположение. Кошки, правда, там уже не было, но шрамы от ее когтей заживали медленно и вскрикивали болью при каждом непродуманном движении.

— Это наши паршивые овцы, — призналась миз Ариадна.

— Вот как?

Натали долго гадала над статусом монахини — сиделка та, сестра или врач? Ни то, ни другое, ни третье — и все вместе. Одним словом, монахиня. Хватает образования, чтобы поставить диагноз, провести исследования на автомате-анализаторе и назначить лечение, и в то же время достаточно смирения… или, быть может, чувства юмора… чтобы вынести из-под лежачего больного судно. В служении жизни нет грязных работ.

— Мы строили эту станцию как свой собственный научно-исследовательский комплекс, и финансирование не все было федеральным. Кое-какая значительная часть выделялась из бюджета Пантократора, хотя и предполагалось, что служить она будет человечеству в целом. Некое обособленное место, где аккумулируются идеи, плюс центральный генетический банк и еще цех уникальной медицинской аппаратуры. Мы оказались недальновидны. У тамошних управляющих слишком хорошо пошел бизнес. Заказы… как это?.. левые? В общем, вскорости оказалось, что Шеба располагает неким количеством денежных средств, и прежде, чем аудиторы с Пантократора поймали их за руку, те обратились в правительство Земель Обетованных с просьбой о предоставлении им независимого статуса в составе Федерации. Вероятно, эта просьба была чем-то подкреплена. Пантократор получил денежную компенсацию, которая нас не устроила, — конечно, ведь у нас из-под носа украли форпост галактической медицины! — а Шеба стала делать то, что ранее считалось совершенно недопустимым, зато приносило бешеный доход.

В палате по-прежнему было полутемно. Яркий свет причинял глазам Натали боль, а приятный полумрак населяли дружелюбные тени. Будучи отброшенным с позиций передовой медицины, Пантократор теперь поддерживал реноме независимостью и полной неприступностью территорий своих представительств на любой из планет Федерации.

«Даже если правительства планет нам совсем не рады».

— Если у вас нет оружия, — ввязалась в разговор Мэри-Лиис, — разве это не значит, что к вам беспрепятственно войдет любой, у кого оружие есть?

Миз Ариадна иронически хмыкнула.

— Я бы хотела посмотреть на того, кто попробует пройти мимо меня, — сказала она. — Служение жизни. У этого понятия много сторон. Те, кто проходят ступени посвящения, пользуются определенным… расположением? Нет, правильным словом будет — «доверие». Предполагается, они в состоянии распознать врага рода человеческого на расстоянии вытянутой руки, а то и пораньше, если он выстрелит первым. Нам дозволено определять ему меру пресечения.

— Кем дозволено-то?

— Прежде всего — совестью, помноженной на образование и жизненный опыт.

Она похожа на Норма, подумалось вдруг Натали. Не лицом, нет, Норм-то красив. Но вот выражение почти одинаковое — спокойная уверенность человека, который делает то единственное, что должно делать, и чувство в их присутствии возникает одно и то же: есть кто-то, вставший меж тобой и злом.

— Где в нашем мире есть место богу? — спросила Натали.

— Он взял Хаос и слепил из него ДНК, посмотрел на нее и сказал: «Да будет жизнь». — Монахиня, кажется, смеялась над ними обеими, зиглиндианками. — Догмы нет. Ты сам понимаешь, что пришел к нам. Если, конечно, пришел. Ты плачешь, женщина?

В самом деле? Натали отерла слезы с лица.

— Ты любишь кого-то, не так ли?

— Да, — неохотно призналась она. — Но я сама не знаю… Все, про кого я могу сказать это… или подумать… они как космические тела в пустоте. Летят где-то вне поля моего притяжения. Я как одинокая планета.

— Тебе лучше бы найти кого-нибудь, лучше, конечно, мужчину, кто знает это чувство. Я имею в виду — любовь, выросшую из детских штанишек. Иначе… иначе ты наш человек.


— Биллем? Биллем! Ты меня слышишь?

— Слышу, командир, не ори. Я могу только зернышки под мембраной ворочать.

— А что с резервной волной?

— Нету больше… никакой волны. Рации нет. Черти бы побрали уродов этих косоруких. Лезут вовнутрь, не имея ни малейшего представления… Пиропатроны-то не сняли, которые на военных кодах стоят. Рация вдребезги…

Виллем издал звук, более всего похожий на судорожный кашель.

— Как ты тут очутился? Что они с тобой сделали?

— Я… ну ты же знаешь, чего мне больше всего хотелось? Только не говори мне про дезертирство, командир. Разве мы выполняли боевые задачи? Мы — самая дорогая штука в Галактике, но там, в пещере, мы никому не были нужны. И еще сотню лет не понадобились бы. Как сокровища, зарытые и забытые. Ты знаешь, что сделалось с нами, когда Кирилл привел твоего мальчишку? Мы обезумели. Мы молоды, и жизнь…

— Технически мы мертвы. Следует признать этот факт, чтобы жить дальше. Извини, я не собираюсь блистать тут парадоксами.

— Ты очень сильный, Первый. На тебя трудно равняться. Тебя вон женщина любит… такого. Сына тебе родила. И вот нас выпускают — «вольно» и «врассыпную». Не знаю, сколько вас собралось потом обратно по свистку, но я, дурак, не мог упустить такой случай.

— Сюда-то ты как угодил?

— Вышел на связь с грузовиком с Цереры. Перебросился парой слов, ну а после сторговались. И на Шебе так же… я ложусь на лабораторный стол, а они изучают возможность делать таких, как мы.

— А взамен?

— А взамен они придумывают, как мне обратно… человеком. Только, мне кажется, их это пока не волнует. Может, в перспективе, когда можно вести речь о реальном бессмертии, которым можно торговать за деньги.

— Так ты что, заключил договор от собственного лица? Они пошли на это?

— Ну, это была скорее устная договоренность. Своего рода джентльменское соглашение…

— …где интересы твоей стороны никак не защищены юридически. Разве что Зиглинда объявит тебя незаконно вывезенным имуществом и потребует назад. Боюсь, однако, что в таком случае ты обменяешь одну лабораторию на другую такую же. Тут они хоть ищут, как впаять тебя обратно в человеческое тело, брат Пиноккио.

— Вначале они, кажется, найдут способ, как нас убивать. Ты не представляешь, что эти садисты вытворяют с переменным магнитным полем! Им нужны еще образцы, командир. И — да, пометь себе! — первым долгом они снимают батареи!


— Ну, приступим, помолясь!

— От винта, — согласился Брюска без энтузиазма в голосе. — Ну, то есть поехали.

Сначала он просто присматривался, что бы такое тут можно раскокать достаточно эффективно, чтобы сорвать злодейские планы Люссака. Но доктор Ванн показывал ему свое королевство с такой невинной гордостью, не ведая никакого умолчания, что не выслушать его и не разложить по полочкам информацию — она не счастье, она путь к счастью, помни! — было бы попросту глупо.

Я помню. Я в логове врага.

— Смотри, — предложил доктор Ванн, забавно мостясь на высокий лабораторный табурет и предлагая Брюсу занять точно такой же напротив. Электронный микроскоп передавал картинку на монитор, и доктор незатейливо тыкал пальцем всюду, когда хотел подчеркнуть свои слова. — Вот твои гены. Главное достояние нашего института — база, которая описывает предназначение и функционирование каждого из них. Это была титаническая работа, — он прищурился, как воин, вспоминающий славу былых дней, — но она проделана уже, и мы оставим ее за кадром, согласен? Тут программа, которая переводит текущую настройку твоих генов в цифры. Вот так!

— Да их тут миллионы! — невольно ахнул Брюс.

— Само собой. Человек — штука сложная. И любую из настроек мы в состоянии поменять, вот!

— А дальше что?

— А дальше в чан, и растить мясо.

— И мясо растет уже с заданной психикой, так, что ли? То есть вот поставили вы тут тысячу восемьсот вместо трех тысяч пятисот, и то, что получится, позволит жечь себя заживо и станет еще благодарить при этом? Вы не понимаете? Это же по определению военный пилот. Отрежете агрессивность — отрежете крылья.

— Все не так, — неуверенно сказал доктор Ванн. — Понимаешь, мы достанем его из чана с нулевым сознанием. Он еще не умеет ни бояться, ни злиться. Он по-другому будет реагировать на раздражители. Вот если бы у него была предначальная память, если бы он был научен бояться, гневаться, сопротивляться, — никуда бы эти качества в нем не делись. Остались бы привычным инструментом психики. Правда, это теоретическое допущение: еще никто не выращивал клона с памятью. А если воспитывать характер заново, получится… да, получится то, что заказывали. Фирма гарантирует. Что скажешь, если мы ему компенсируем потери? Например, способность разрешать ситуацию неконфликтным путем? Сообразительность, а?

— Они хотят меня убить, — хмуро сказал Брюс, отворачиваясь к искусственному окну. — То, что вы тут делаете, оно будет вместо меня рекламной картинкой работать. Изображать преемственность власти. Карманный, управляемый Эстергази. А я не доеду обратно до Зиглинды. Вышнырнут в шлюз, и вся недолга. Видели Люссаковых амбалов? Я д-до сих пор не з-знаю, что они сделали с м-мамой!

Доктор Ванн растерянно моргнул из-за микроскопа:

— Так не бывает! — убежденно возразил он. — Все эти драмы, страшные тайны, интриги королевского двора — их выдумывают наемные сценаристы за небольшие деньги. У меня в десять лет, помню, было воображение — ух-х-х!

Брюс поджал губы и заткнулся. Не верит и не поверит никогда. Его мирок, стерилизованный УФ-облучением, не подразумевает человеческой грязи. Тут ДНК, гены, параметры. Цифры всегда выглядят чистенько. Особенно цифры в платежной ведомости! Прогуливаться в халате, беседовать с коллегами, встречаясь с ними в столовой, возбуждаться при обсуждении «теоретической проблемы»… Единственный в своем роде специалист, что, в сущности, значит — бог. Идеальная форма существования научного работника. Он тоже не поможет, а я зря выдал себя.

Нужно было и дальше молчать, авось бы выдалась уникальная возможность нагадить им в пробирки, а я бы ее узнал, когда встретил. И воспользовался: эффективно и так, чтобы не оставить им ни малейшего шанса!

Пока я вижу единственный вариант: подменить собой собственную «куклу». Пускай они меня привезут назад! Никто ж не распознает. А там дальше сориентируемся на местности.

Только одно «но» тревожило Брюса. В шлюз отправится ни в чем не повинный пацаненок, не умеющий ни защитить себя, ни разгневаться, ни даже толком испугаться. Не ведающий зла, и даже Люссаку ни разу не нахамивший. «Кукла» — не человек. Как Игрейна.

Вернусь домой — убью Ахиллеса. Это важно. Ахейцы не победят, и хотя бы в виртуале пресечется эта дерьмовая мода — кидать младенцев со стен. Мама поймет.

В этот раз обедали не одни: к ним подсел черноволосый врач с тонкими усиками и длинным ртом, который все время кривился, придавая видимость сарказма всему, что он говорил. Доктор Ванн назвал его Спиро. Рубашка у него под халатом была голубая. Брюс хлебал вкуснейший суп из синей керамической пиалы — разумеется, опять рыбный! — слушал все и делал вид, будто ничто его не касается.

— Выглядишь так, — сказал доктор Ванн, — будто шоколадную медальку съел.

— Еще не съел, но съем непременно. Боюсь, дружище, твои големы, и Франкенштейны, и красотки на заказ — товары вчерашнего дня. У Института появилось новое перспективное направление, и я по доброте душевной намекаю тебе, дружище, что ты еще можешь успеть на аэробус.

Ого! А тут и без меня есть кому нагадить в пробирку доктору Ванну!

— Чем ты собираешься торговать, Спиро?

Тот сделал картинную паузу, перча и соля свое ризотто.

— Бессмертием, — сказал он. — Как тебе? Это лучше, чем протеиновая секс-кукла на заказ?

— Технически невозможно, — ответил Ванн, с непередаваемым изяществом отправляя в рот очередную порцию риса. Палочками. — Невозможно запрограммировать клетку таким образом. Уже пробовали.

— Так еще не пробовали. Зиглинда подбросила нам один военный заказец… Традиционно нет ничего выгоднее военного заказа, ты знаешь. Так вот, ты «Сокровища Рейна» смотрел?

— Ну?

— Они у нас, в третьем боксе. Две штуки.

— Черные Истребители?

— Ты думал — это сказка? Я тоже, пока мне их не поручили.

— Погоди, Спиро, а при чем тут бессмертие? Для того чтобы сделать один Черный Истребитель, технически необходим один труп. Причем не абы какой, а — высококлассного пилота.

— Тот, кто придумает, как их копировать, будет грести кредитки лопатой. Сможет купить кислородную планету и устроить на ней дачу. Но и это еще не то. Забудь про военную технику вообще. Представь, что умершего можно сохранить в предмете. В любом. На инфочип записать, к примеру. А потом восстановить в клоне. Его собственном или любом другом, оптимизированном по надобности, как ты это умеешь делать. Ты был просто богом. Я же буду творить богов! Каково?

— И ты предполагаешь, что твое направление будет прибыльнее моего?

— Несомненно! Если они столько платят за удовлетворение желаний, сколько они отвалят за бессмертие?

— Ты упускаешь из виду один момент. — Доктор Ванн деликатно промокнул губы салфеткой. — Клиенту придется пройти период, когда он будет технически мертв? Ты представляешь себе наследников, которые подтвердят подобный заказ? За что они будут платить? За право никогда не вступить в права?

Доктор Спиро победно ухмыльнулся:

— На то есть юристы. Душеприказчики, завещания… Прикинь, какое тут образуется правовое поле! Мы отменим все правила и поставим эту Галактику на уши. Никаких наследников! Бесконечное самосовершенствование личности. Ты только представь…

А у него голодные глаза, смекнул Брюс.

— Мне страшно, — сказал доктор Ванн. — Спиро, ты никогда не бывал на Пантократоре?

— А что там на Пантократоре?

— А они не признают клонирования, кроме как для выращивания новых органов. Я иногда думаю: может, не зря?


Содержание:
 0  Наследство Империи : Наталия Ипатова  1  * * * : Наталия Ипатова
 2  * * * : Наталия Ипатова  3  * * * : Наталия Ипатова
 4  Часть 2 Искры в пустоте : Наталия Ипатова  5  * * * : Наталия Ипатова
 6  * * * : Наталия Ипатова  7  * * * : Наталия Ипатова
 8  * * * : Наталия Ипатова  9  * * * : Наталия Ипатова
 10  * * * : Наталия Ипатова  11  * * * : Наталия Ипатова
 12  * * * : Наталия Ипатова  13  * * * : Наталия Ипатова
 14  * * * : Наталия Ипатова  15  * * * : Наталия Ипатова
 16  Часть 3 Козыри в рукаве : Наталия Ипатова  17  * * * : Наталия Ипатова
 18  * * * : Наталия Ипатова  19  * * * : Наталия Ипатова
 20  * * * : Наталия Ипатова  21  * * * : Наталия Ипатова
 22  Часть 4 Привратники богов : Наталия Ипатова  23  вы читаете: * * * : Наталия Ипатова
 24  * * * : Наталия Ипатова  25  * * * : Наталия Ипатова
 26  * * * : Наталия Ипатова  27  * * * : Наталия Ипатова
 28  * * * : Наталия Ипатова  29  * * * : Наталия Ипатова
 30  * * * : Наталия Ипатова  31  * * * : Наталия Ипатова
 32  * * * : Наталия Ипатова  33  * * * : Наталия Ипатова
 34  Эпилог : Наталия Ипатова    



 




sitemap