Фантастика : Космическая фантастика : Загадки Вселенной : Ярослав Иркал

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу




Пилоты межзвёздных кораблей, как и земные моряки, очень любят рассказывать разные байки. Вот и старый звёздный волк Ксантер рассказывает одну из них молодому пилоту Шольцу…


© mastino

Ярослав Иркал

Загадки Вселенной

— Все возвращается на круги своя, — философски заметил старый пилот Ксантер. Защитного скафандра на нем не было. Астролет “Луч” летел в пятьдесят седьмом квартале Алкивиада, где датчики зафиксировали жесткое излучение. Это был один из самых мощных исследовательских звездолетов, он мог даже приближаться к солнечной короне, радиация не в силах была проникнуть внутрь, а датчики на внешней поверхности панциря покрывала изоляция из рыбьего клея.

— И мой отец был пилотом, — продолжал Ксантер. — Летал на маленьком корабле, как мы. Только не здесь, а в треугольнике Навсикая—Симеонович—Соркер. Работал там целых пять лет.

Шольц, второй член экипажа, совсем молодой, сидел в крайнем кресле, отвернувшись к большому экрану на стене рубки. Временами он поглядывал на седоволосого Ксантера, восседавшего в кресле первого пилота перед шеренгой маленьких экранов.

— Дома меня вечно расспрашивают о моих странствиях. Вот и рассказываю о кораблях, пилотах, о бесконечной Вселенной, полной загадок.

— Так-таки и обо всем? — спросил Шольц.

Ксантер кивнул.

— И о всяких происшествиях тоже?

— Ну да, — сказал Ксантер. — Мало ли что во время полета случается. Пилоты, знаешь ли, рассказывают друг другу о самых невероятных приключениях.

— А мне ты можешь что-нибудь рассказать?

— Не время. Сам знаешь, куда мы забрались, в глушь несусветную. До ближайшей станции аж…

— Но ведь нам скоро ложиться на обратный курс. Поиски все равно безуспешно закончились. Так расскажи что-нибудь, не томи душу.

Ксантер сказал:

— Я обычно рассказываю только про те случаи, которые можно назвать “мнимыми” приключениями. Про те, что так и остались необъясненными. Хоть техника у вас и великолепная, пилот иногда может увидеть такое… И ни один прибор не объяснит, что же ты наблюдал.

— Ах, эти рассказы бывалых пилотов… — мечтательно сказал Шольц. — Они меня прямо-таки заворожили. Все эти необыкновенные приключения…

— А с тобой они случались?

— Пока что нет, — погрустнел Шольц.

В дальнем уголке рубки что-то шевельнулось. Фокстерьер поднял лохматую голову, посмотрел на говорящих и снова лег.

— Взять хотя бы случай с “Арамисом” пятнадцать лет назад, — тихо, уже без пафоса продолжал Шольц. — Говорят, в созвездии Стрельца ему встретилась триера, которой управлял Меркурий. “Арамис” потерпел аварию, и в показаниях его компьютера до сих пор не разобрались.

— Не терпится встретиться с загадками? — усмехнулся Ксантер. — Полетаешь подольше — встретишься. Тайны существуют. И в то же время не существуют. Любое неисследованное явление в глубинах космоса порождает легенды.

— Мы как раз в этих самых глубинах.

— Верно, — сказал Ксантер. — Но ни с чем не объяснимым пока что не встретились.

Он повернулся к пульту и включил музыку. Зазвучала сонатина Квальдино “Admaiorem universi gloriam”,[1] сочиненная еще в двадцать восьмом веке. Звездолет с двумя путешественниками и собакой на огромной скорости мчался в пространстве.

— Одну легенду я сам слышал от пилотов.

— Это которую?

— О блуждающем корабле.

— Знаю такую, — подумав, сказал Ксантер. На экранах перед ними роились цифры и значки. — Легенд этих множество. Когда состаришься, сам их будешь рассказывать юнцам.

Шольц тоже сидел без скафандра. Инструкции позволяли космонавтам самим решать, когда надевать скафандры, когда нет — психологи считали, что так будет лучше. В аварийной ситуации автоматы сами изолируют рубку от внешнего мира — независимо от того, невредимы пилоты или мертвы.

— Возвращаемся, — сказал Ксантер. — Нужно выйти в девятый парсек шестнадцатого квадрата Алкивиада. В зону действия субпространственной связи.

— Я слышал от бывалых пилотов, что как раз в зоне действия субсвязи и происходили разные невероятные события

— Кто знает, — сказал Ксантер. — Случай есть случай. Мне больше приходилось слышать о пилотах, отклонившихся от предписанных маршрутов. Они затерялись во Вселенной. То ли психический сдвиг, то ли непредвиденные аварии…

— А об Атласе ты слышал? Сверхзвезда в виде орлиной головы, на которой покоится купол Галактики.

— Ну как же, — вздохнул Ксантер. — Довольно путаные побасенки. Пилоты еще болтают, будто в вакууме живет некий гигант, похожий на античного Геракла. Почти в тех местах, где мы сейчас летим, он создает незнакомые созвездия, которые-де замыкают Вселенною, как стена. Но ни один компьютер эту гипотезу не подтвердил. А наши корабли давно миновали эту “стену”.

— Все это — наши земные толкования, — уперся Шольц.

— Математика отвергает понятие “конца Вселенной”.

— Но рассказы пилотов?

— Не существует явлений, которые мы не в состоянии проверить на компьютерах.

— Да? — сказал Шольц. — А не может ли наша техника хоть разок оказаться бессильной?

— Нет, — сказал Ксантер. — Исключено.

Но все равно казалось, будто Шольц одержал верх в этом споре, завязавшемся так далеко от Земли, так близко от звезд. Шольц не унимался:

— Интересно, те, кто ведут научные дискуссии, упоминают, например, о блуждающем корабле с мертвым экипажем, обреченным вечно странствовать по Вселенной?

— Ах ты, господи… — вздохнул Ксантер, не отрываясь от экранов. — Банальнейшая легенда, которой тешатся первокурсники летных школ.

— Так что, это только сказка? Разве приборы никогда не засекали чужие корабли?

— Есть еще пилоты — не машины, а люди. Окружающее они воспринимают иначе, чем приборы, а фантазия у них богатая, — он покосился на Шольца. — Приборы всегда в почете, не то, что люди…

— А что? Неужели когда-нибудь… — жадно спросил Шольц.

— Никому ничего не удавалось доказать, — сухо бросил Ксантер — Но и легенды, впрочем, нельзя отбрасывать безоговорочно. Зернышко истины в них всегда найдется.

— Мы уже у границ района, охваченного звездными картами, — безучастно, словно автомат, произнес Шольц. — Дальше заходили только танкеры, что возят сырье с окраины Туманности

Теперь вопрос задал Ксантер:

— А сам ты что думаешь об этих местах?

— Да ничего особенного. Ты прав, капитан — все это легенды для первокурсников…

…Танкер “Золотой” шел с полным грузом ионного энергетического пластика. Это был обычный корабль большой грузоподъемности, возивший в четыре звездные системы топливо для термоядерных реакторов. Вели его автоматы. Он без участия людей приземлился на Морке, второй планете Алкивиада, где шесть его гигантских трюмов автоматы загрузили под завязку. Со стороны супербалкер напоминал сигару. Его команда из пяти человек произвела контроль и дала автоматам добро на старт. Автоматы препроводили корабль на стартовую площадку, и оттуда тяжелый танкер ушел в космос.

Он летел в космическом мраке, как огненное знамение. Его создатели покрыли внешнюю поверхность корабля ярко фосфоресцирующей красной краской. Конструкторы хотели, чтобы человек издали увидел танкер во тьме Вселенной и сразу отличил его от созданного самой Вселенной. По седьмой звездной трассе супербалкер мчался к станции Алкивиад Малый, гигантской мельнице, обдуваемой звездными ветрами. В ее недрах жарко пылала печь, превращавшая радиоактивную руду в энергию, а энергию разными способами отправляли потребителям. “Золотой” летел по маршруту протяженностью два с четвертью парсека, по эллиптической кривой, с оптимальной скоростью, какую мог выдержать экипаж; через пять земных недель танкер достиг нижнего участка параболы, района, где проходят трассы метеоритных роев. Он всегда пролетал здесь. И защищен был надежно. Правда, в истории грузовых полетов был случай, когда танкер “Бегемот” попал в аварию как раз в этом районе. Считалось, что его поразил огромный метеорит, быть может, и ядро кометы — одним словом тело, летевшее со столь высокой скоростью, что лазерные локаторы не успели отреагировать. При аварии расщепляющиеся материалы приобрели критическую массу, и последовал ядерный взрыв. Наблюдатели с двух ближайших станций увидели тогда, что вспыхнула Сверхновая.

Скоростные исследовательские корабли типа “Лук”, бывало, отклонялись от предписанных инструкциями маршрутов. Романтическая тяга к неизведанным просторам была столь сильной, что пилоты на свой страх и риск ныряли в глубины звездного океана, где прежде не бывали.

Супербалкер “Золотой” гасил скорость. Локаторы подали сигнал к торможению, когда от Алкивиада Малого корабль отделяло восемьдесят парсек. И в эту минуту экипаж принял сообщение вычислителя, гласившее, что в небезопасной близости от корабля находится неизвестный объект, и столкновение с ним не исключено.

Однако главный компьютер утверждал, что пространство перед танкером свободно.

— Неполадки? — сказал Кворчин. На экране перед ним чернел мрак межпланетного пространства.

— Может, здесь работают исследователи, — сказал Черк. — Глазами мы их не увидим.

— Но компьютер нащупал бы их локаторами. Мы — в районе комет, — он понизил голос и повторил: — Может, неполадки в системе?

— Ерунда, все в порядке. Мы у цели.

— Где-то в этих местах потерпел аварию “Бегемот”. Сам знаешь, чем все кончилось, — сказал Кворчин. Они сидели у контрольного пульта на верхней палубе. Экраны позволяли им видеть, что происходит вокруг танкера. Остальные трое, как всегда на этом участке маршрута, разместились на трех других палубах, возле приборов и двигателей.

Черк кивнул:

— Ну да, здесь все и случилось. Но мы уже вышли в район, где летают исследователи.

— А они могут помочь, если…?

— Если окажутся близко, если у них будет такая возможность Что-то настроение у тебя упало, я смотрю. Не стоит тревожиться, возьми себя в руки. С такими мыслями не стоило бы тебя выпускать в следующий рейс. На Алкивиаде Малом я свяжусь с “Луком”, раздобуду тебе лекарства.

В прямоугольной рубке, битком набитой приборами, воцарилась тишина. Здесь размещались два устройства, позволявшие наблюдать пространство вокруг танкера. Как и повсюду во Вселенной, сияли тысячи звезд Впереди показался Алкивиад, величиной с лунный полумесяц, как он видим с Земли.

— Ну что ж, — чуть раздраженно сказал Кворчин. — Одна авария уже была. Может быть, экипаж “Бегемота” тоже надеялся, как ты сейчас, что в случае чего на помощь подоспеет “Лук”?

Черк что-то переключил на пульте:

— Я сейчас свяжусь с “Луком”’и сообщу, что ты захворал “боязнью пространства”. С Алкивиада Малого тебя отправят на вторую станцию, а оттуда — на Землю. Ну, а что до ответа на твой вопрос — кроме “Лука”, просто-напросто некому было бы прийти на помощь. Разве что какой-нибудь поисковик собьется с курса и заглянет в эти места, — он обернулся к сидевшему позади него Кворчину. — Не беспокойся, все будет нормально.

И в этот момент загрохотало, словно некая неведомая сила раздирала керамит, из которого были сделаны все пять палуб и пять трюмов “Золотого”.

…“Лук” лег на курс, ведущий к шестьдесят второму парсеку. На нем давно уже засекли “Золотого”, но танкер был слишком далеко, чтобы связаться с его экипажем. Лазерные локаторы “Лука” свидетельствовали, что автоматы надежно держат корабль исследователей в безопасном отдалении от четко прочерченного на экранах курса танкера

На видеотабло светили огоньки звезд. Лазерные локаторы показали “Золотой” справа по борту, танкер шел в сторону Сириуса. Все нормально. Черный океан Вселенной сиял тысячами звездных капелек. Внезапно локаторы отметили предмет, двигающийся к югу от “Золотого” на расстоянии в тысячу парсек. Насколько Ксантер знал, этот участок пространства был абсолютно пуст. Правда, там могли обращаться и неизвестные планеты, на которых еще никто не бывал.

— Опасность? — спросил Шольц.

Ксантер молча пожал плечами. Экраны показывали величественную картину звездного океана, казавшегося землянам бесконечным. Лежавший смирнехонько фокстерьер вдруг поднялся; гавкнул несколько раз и улегсч у ног Ксантера.

Ракету невозможно было затормозить мгновенно. Автоматы трудились несколько десятков тысяч секунд, чтобы ракета описала широкий эллипс и развернулась носом к настигающему предмету. Локаторы показали, что он уже преодолел половину разделявшего их расстояния — не более не менее как пятьсот парсек.

— Астролет, — вполголоса констатировал Шольц.

— Земляне не внесли бы таких скоростей.

Прозвучало это весьма многозначительно.

— Но кто же там тогда? — растерянно спросил Шольц.

Это тоже прозвучало весьма многозначительно.

“Лук” набрал скорость и по дуге вышел на курс “Золотого”.

— Нужно присмотреть за ними, — сказал Ксантер.

— Если догоним.

— Постараемся. Мы уже в шестидесяти парсеках от Алкивиада Малого,

На Алкивиаде Малом было смонтировано защитное устройство. Лучевая пушка высокой мощности превращала в пыль любой посторонний предмет, залетевший из глубин Вселенной.

Локатор определил размеры настигавшего их тела — больше “Лука”, но меньше супербалкера. Чужак быстро изменил курс с южного на юго-западный, он, несомненно, направлялся в сторону двух земных кораблей. Благодаря своей неимоверной скорости, он вновь наполовину сократил разделявшее их расстояние. До “Золотого” ему оставалось парсек сто “Золотой” приблизился к Алкивиаду на расстояние четырехсот парсек и уже замедлял полет. “Лук” летел пятью парсеками позади.

— Пора тормозить. Свяжемся с “Золотым”.

— Чужак догоняет нас. Он меняет курс, а значит, им кто-то управляет.

Ксантер не ответил. Опустил руку и почесал фокстерьера за ушами. Пес радостно заскулил.

— Если он не замедлит скорость, протаранит нас обеих.

— Попробуем уклониться.

— Не выйдет. ОН держится у нас в кильватере. Что там компьютер — скоро тот нас настигнет?

Недолгое молчание.

— Если не уменьшит скорость — через четыре тысячи секунд.

— Хочет вступить в контакт?

— Видно будет. Посмотрим. Скоро он войдет в зону действия видеолазеров.

Вскоре неизвестный предмет вошел в зону оптического наблюдения. Они опознали его сразу. Астролет устаревшего типа, на каких летали шестьсот лет назад. Его узнали бы и неспециалисты. Пилоты тут же отметили, что старинный корабль поврежден. Вдоль борта зияла трещина. Из некоторых кают свисали наружу занавески, одеяла, светильники. Поверхность во многих местах деформирована. Древние солнечные батареи потрескались, антенны погнуты. В носовой части выворотило наружу какие-то решетки. Корабль несся во Вселённой, являя грустную картину.

В этот миг раздались сигналы. Призыв о помощи.

— Что это? — придушенным голосом спросил Шольц.

— Дают СОС, — ответил Ксантер.

— Кто?

— “Золотой”, кто же еще?

Ксантер вслух прочитал сообщение:

— Неизвестный предмет протаранил танкер. Два пилота погибли. Танкер теряет скорость. Быстро достичь Алкивиада Малого не сможем. Опасность. Поблизости замечены два астролета. Прошу у обеих помощи.

— Мы можем помочь?

Ксантер молча кивнул.

— Каким же образом?

— Если пилоты “Золотого” выбросятся наружу в скафандрах, мы их возьмем на борт. Вот только…

— Что?

— На “Золотом” может начаться цепная реакция.

— И тогда?

— Тогда всем трем кораблям крышка.

— Передадим им, чтобы катапультировались?

Ксантер кивнул.

— Прямо сейчас?

— Подождем. Посмотрим, что сделает чужак, — сказал Ксантер. — Как-никак это земная ракета.

— Но ее скорость! Люди такой не вынесут.

— А там и не люди.

— Но кто же? — смертельно удивленный, спросил Шольц.

— Если бы я знал…

— Ничего не понимаю. Ты о чем? Что хочешь сказать?

— Что там есть кто-то живой.

— Пошли сигнал на танкер, — сказал бледный Шольц.

На экране чернел космический простор. В нижнем углу виден был дрейфующий “Золотой”. Он казался неповрежденным, разве что несколько темных пятен виднелись на алой поверхности.

— Внимание, внимание! — повторял Ксантер, пока его пальцы нажимали клавиши. — Сообщите, подавал ли и чужой корабль сигнал о помощи.

— Эта развалина? — фыркнул Шольц. Ксантер, как ужаленный, резко обернулся к нему. Пес убежал в угол.

— Ты сам говорил недавно: во Вселенной можно встретить что угодно! Что возможны любые неожиданности. Пойми ты, парень! Если корабль меняет курс — это уже не развалина, кто-то ею управляет! Нужно с ними связаться!

— Думаешь, ответят?

— Земляне с чем-то подобным сталкивались еще в двадцатом веке.

— Ну да, Агасфер… Или морской бродяга.

— Любой старый пилот тебе подтвердит, что ОН является при необходимости, словно заранее знает, что произойдет. Эта старинная развалина знала, что произойдет несчастье. И на полной скорости мчалась к месту катастрофы.

— Ну да, и сейчас он наведет на нас чары…

— Наш пес спокоен.

— Да нет там никого живого, ни души!

— Прикажи компьютеру связаться с чужим, — словно не слыша, приказал Ксантер.

— Я это уже сделал.

— И что?

— Ничего. Чужак не отвечает. Он мертв. Нужно идти на помощь “Золотому”.

— А если чужой нам этого не позволит? — спокойно спросил Ксантер.

Шольц судорожно дернулся в сторону пульта. Фокстерьер выбрался из своего угла и примостился рядом с ним.

Старый разбитый астролет двигался к беспомощно дрейфовавшему “Золотому”. Никакого сомнения. Исследовательский корабль “Лук” двигался следом в полупарсеке, сохраняя ту же скорость, что и “Золотой”.

— Чем он сможет помочь? — почти крикнул Шольц.

— Смотри!

Чужой корабль вплотную приблизился к “Золотому” — казалось, танкер вот-вот разломится пополам. Локатор подтвердил, что на борту танкера проходит все расширяющаяся трещина. Когда “Золотой” переломится, произойдет ядерный взрыв и уничтожит все вокруг.

На “Золотом” замелькали вспышки.

— Что-то передает стародавним способом, — констатировал Ксантер. — Похоже, бенгальские огни.

— Мы можем подойти к ним поближе?

— Для нас не хватит места. Вокруг них летает чужак.

— Зачем? Чтобы их уничтожить?

— Наоборот!

Чужак вплотную подошел к танкеру. Содрогнулся. В его носовой части распахнулся люк, и оттуда появился чешуйчатый пузырь. Внутри смутно виднелось что-то темное.

— Компьютер! — крикнул Ксантер. — Что там?

— Некая неизвестная оболочка. Защитная оболочка. Окружает некую фигуру.

— Человека?

— Не могу сказать точно.

— Инопланетянин?

— Можно с уверенностью сказать, что нет.

Чешуйчатый пузырь достиг поврежденного танкера. Из пузыря выплыла фигура. Человек. Оба пилота прекрасно его видели. Бледный, со слипшимися волосами. Каким-то непостижимым образом он мог передвигаться в пространстве без всякого скафандра. В руке он держал какое-то продолговатое устройство. Прикоснулся им к трещинам. Темные пятна на глазах становились алыми и вскоре борт танкера выглядел неповрежденным.

— И он может в вакууме… вот так! — выдохнул Ксантер.

— Но как же это…

— Гляди!

Они замолчали. Существо со старого, полуразрушенного земного корабля закончило свою работу. Трещины на борту танкера исчезли. Существо скрылось в своем пузыре, пузырь вернулся к разбитому старинному астролету и нырнул в люк. Чужак тронулся с места.

— Посигналить им? — спросил Шольц.

— Нет.

— Почему?

— Нужно еще быстрее убрать всю информацию о чужаке из памяти компьютера.

— Зачем?

— Чтобы на Земле ничего не узнали.

— А те, на “Золотом”?

— Пусть думают, что повреждения исправили мы.

— Но кто это был, скажи на милость?

Ксантер пожал плечами:

— Твой Летучий Голландец.

— Это еще кто?

— Догони его, и все узнаешь.

— Но его скорость?

Ксантер промолчал. Разбитый астролет уже исчез с экрана. Локатор выдавал строчки чисел, свидетельствуя, что неизвестный корабль с невероятной скоростью движется на север, в направлении Сириуса.


Содержание:
 0  вы читаете: Загадки Вселенной : Ярослав Иркал  1  Использовалась литература : Загадки Вселенной



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.