Фантастика : Космическая фантастика : Глава пятая Совмещение ролей : Юрий Иванович

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу




Глава пятая

Совмещение ролей

Находясь во флайере, несущемся в усадьбу Эроски, я связался с Робертом, разбудил Алоиса и мы провели быстрое совещание. Из него я узнал, что группа Шекуна проверила несколько моусовских явок и на одной из них захватила двоих весьма подозрительных личностей. Буквально несколько минут назад, задержанных уже начали допрашивать. Алоис обещал спуститься в подвал и оттуда мне сообщить новости. Если таковые появятся и будут нас интересовать.

Но больше всего нас всех взбудоражило и насторожило сообщение от Ульриха. Тот со своей группой вёл плотное наблюдение за одной из явочных точек Горгоны. Явкой оказался огромный особняк за окраиной Старого Квартала. И, похоже, там собралось на данный момент, чуть ли не сорок человек. Прикрывались они все вывеской популярного спортивного клуба, являясь его некоим филиалом и местом расслабления для спортсменов. Вот только сами спортсмены выглядели слишком уж неправильно и агрессивно. По предварительным данным никто там не тренировался, а уж тем более не отдыхал. Во дворе постоянно дежурило несколько культуристов, под широкими плащами которых явно скрывалось оружие. По всему периметру четырёх метрового забора, тянулась колючая проволока под высоким напряжением.

По совместным предположениям особняк очень уж походил на гнездо какой-то тайной организации. И оставалось только диву даваться: как его до сих пор не обнаружили службы безопасности Оилтона. Но последнее соображение наводило также на мысль, что обнаруженное нами очень подозрительное место как раз и используют те самые службы. Или одна из них. Уж очень демонстративно особняк не был похож на место отдыха спортсменов.

Вот только ни у кого из нас не имелось никаких воспоминаний на эту тему. Хотя за полтора года подобные центры неизвестно чего могли появиться даже по личному распоряжению принцессы. Она весьма умело пользовалась для таких целей, как рычагами власти, так и денежными средствами.

И самое главное: почему Горгона назвала это место, как предполагаемую явочную точку?

Ульрих со своими детективами засели на ближних подступах к особняку и вели постоянные записи всего возле него происходящего. По мере своих возможностей. Настоятельно требуя от меня направить к ним больше людей и техники. А если появится малейший шанс, то и провести сканирование радарами из космоса всей прилегающей территории. По мнению Ульриха, под особняком находятся обширные помещения не то гаражей, не то складов. Так как во время их наблюдения, через час после начала, из ворот выехало четыре больших автобуса. А раньше на площади двора их не было. Значит, весьма крупногабаритный транспорт выехал из подземного пространства.

По вопросу космоса подняли с постели и Малыша с Арматой. И они тут же приступили к координации совместных действий. Но том разговор пришлось прервать, из-за прибытия на место. Мне повезло: в поместье я оказался раньше служб имперской безопасности, поэтому успел сжато переговорить с Амалией и перекинуться несколькими словами с Кортом Эроски. Его уже грузили в санитарный флайер, после оказания первой медицинской помощи.

– Куда тебя?

– В живот…, – простонал виконт. – Сволочи!!!

– Не беспокойте его! – стал отталкивать меня от носилок один из докторов.

– Это опасно?! – оттолкнул и я его в свою очередь.

– Уже нет! Но повозиться придётся в госпитале порядочно! И не толкайтесь! Вы нам мешаете!!!

– Ухожу! Только один вопрос! – я склонился к раненому товарищу: – Корт! Сколько их было?

– Минимум двадцать….

– В чём одеты?!

– В боевые комбинезоны нашей пехоты…. Но…, – он скривился от боли.

– Говори, что?! – меня уже оттаскивали от носилок несколько дюжих санитаров.

– У всех на шлемах по окружности белая полоска….

– Понял! Мужайся друг! И выздоравливай! Мы тут сами разберёмся со странной пехотой!

Последние слова я прокричал уже в смыкающиеся створки дверей санитарного флайера. Через секунду тот плавно взмыл в предутреннее небо. А ему на смену посыпались десантные модули наших безопасников. Добраться до своего транспорта я так и не успел: меня окликнул выскочивший из-за угла здания Хайнек:

– Стойте барон! Как вы здесь оказались?!

– Прилетел на своём флайере!

– Раньше нас?!

– Моя охрана действует более расторопно, чем ваш хвалёный Дивизион.

– Не зарывайтесь! – Хайнек подскочил ко мне вплотную и чуть ли не набросился на меня с кулаками. – Лучше признавайтесь: что вы здесь делали?!

– Хотел выяснить: какие мрази осмелились напасть на моих друзей!

– Выяснили?!

– Ещё нет! Но обязательно буду знать в скором времени!

– Лучше выметайтесь отсюда и не путайтесь под ногами! Расследованием займутся профессионалы! Дилетанты-добровольцы здесь не нужны! – похоже, нынешний командир Дивизиона был жутко разгневан. Даже угрожать начал: – И не попадайтесь мне больше на глаза, пока я вас не вызову для допроса!

– Всегда считал за сомнительную честь видеть вас даже издалека! – не соврал я и обошёл напрягшуюся передо мной фигуру бравого солдафона. Оказавшись в воздухе, тут же устроил краберное совещание и обмен мнениями с товарищами.

– Нападение произошло примерно полчаса часа назад! Враги находились в боевой форме нашей пехоты. Но самое странное: они боялись спутать себя с кем-то! На шлемах явные метки. Белая полоска. И очень странное поведение Хайнека: он прямо-таки взбесился, когда увидел меня в поместье. Какие есть предложения и соображения?

– Очень может быть, что это действительно военнослужащие империи. Может это – безопасники? – стал предполагать Малыш. – Принцесса могла для проверки отправить кого угодно. Если у неё возникли верные подозрения….

– Вряд ли! – сразу отверг я эту идею. – Столько жертв?! Ни к чему! Она имеет возможности совершить подобное и без лишнего шума. И в чём она может заподозрить графа Шалонера? Скорей уж тебя, Армату, барона Артура….

– Значит надо искать тех, кто знает лишнее о Шалонере! – Роберт закашлялся от желания высказаться быстро. – Давайте подумаем: зачем его похитили? Что он мог знать? И где мог засветиться?

– Возможно на Датарге? – предложил Армата.

– Да нет, там он всё время находился лишь на орбите….

Но наш Стрелок, опять меня перебил:

– Тогда в замке барона Зела Аристронга. Он там покупал вина и коньяки. И вполне мог знать нечто про его сына ещё там. А здесь так вообще: подозрительно крепкая дружба вас связала. Может, это странным кому-то показалось?

– Вы не забывайте про яхту миледи! – вполне резонно напомнил Роберт. – Там ведь столько людей, и некоторые видели его в нашей компании. Если кто-то сопоставил внешности Цой Тана, весьма ранее дружного с Тантоитаном, с графом Шалонером, то ему стала очевидна максимальная осведомлённость нашего похищенного товарища во многих делах. Если не во всех. Ну и следствия себя ждать не заставили….

– Что на это скажешь?

После этого моего вопроса послышался тяжёлый вздох и голос Малыша:

– Не знаю…. Такой вариант вполне возможен. Краберы на яхте запрещены, но пронести его на борт может любой без всякого труда. Я сейчас же разбужу миледи, и она всё проверит.

В подобной мере засомневался в первую очередь Роберт:

– Если она и обнаружит при обыске крабер, то, что это даст? Им ведь можно воспользоваться и без ведома хозяина.

– Стыдно признаться, ребята, но Синява мне до сих пор не открыла всех своих тайн. Но! Она мне торжественно обещала отыскать любого предателя на территории её собственности в течении нескольких часов.

– Каким образом? – засомневался и я.

– Мне кажется: у неё полный контроль! – после этих слов Малыш сделал многозначительную паузу и мы поняли, что скорей всего бортовой компьютер собирает в память все события произошедшие на яхте. И каждое слово тоже. И каждый шёпот, естественно.

– Тогда буди! – скомандовал я. – И поторопи Армату со сканированием подозрительного особняка. Кстати, Роберт, как там Алоис? Что-то уже выпытал перчёного у задержанных?

– Пока на связь не выходил, – ответил тот. – Я сейчас сам к ним в подвал спущусь.

– Добро! Хочу напоследок обратить ваше внимание ещё на одну деталь: нельзя забывать о самом приближённом к принцессе человеке: Хайнеке! У него возможности для любой акции или действия в сто раз лучшие, чем у всех остальных.

– Хм! – громко фыркнул Малыш. – Он конечно очень тяжёлый человек….. И ты его основательно недолюбливаешь…. Но….

– Так что теперь: к нему и не присматриваться?! И вычеркнуть сразу из списка подозреваемых только потому, что он мне неприятен?

– Проверим и его, командир! – пообещал Роберт как можно скорей, что бы сбить моё раздражение. – Если больше ничего, то я бегу в подвал.

– Беги! – быстро согласился я. Но тут же вспомнил и добавил: – Только вначале срочно сделай две вещи: разбуди звонком Николя и введи в курс дела. Хватит ему отсыпаться в подполье. Пусть ползёт к центру имперской связи и слушает последние новости! И подбери мне документы старого, отставного солдата. Согнутого подагрой и ревматизмом. Моего роста, но тучного и древнего. И отошли все нужное с посыльным мне в номер «Роки». Соответствующую одежду подбери по усмотрению и будь готов отправить мне её туда, куда я укажу. Место подберу по ходу дела….

Вернувшись в гостиницу, я пробрался в неё через чёрный ход. Ибо, несмотря на раннее утро, в фойе нельзя было и протолкнуться от услышавших последнюю новость корреспондентов. Все так и жаждали хоть одно слово услышать из моих уст по поводу нападения на моих друзей. Подобное положение вещей совсем не устраивало: никакой свободы действий и передвижений. Поэтому я решил изменить внешность и скрыться из поля зрения всех любопытных и заинтересованных лиц. Но подобную акцию надо тщательно прикрывать, и с начальником баронской охраны тут же в номере состоялся бурный и тяжёлый разговор. И лишь категорически настояв на исполнении высказанных приказов, мне удалось склонить его к полному сотрудничеству.

– Я буду находиться в таком месте, где меня не найдёт никто. О нём знает только отец. И дал он мне эти координаты на такой случай, как сегодня. Что бы ты не волновался, я буду каждые два часа с тобой связываться, согласовывать происходящие события и давать очередные указания. Если удастся, будем говорить ежечасно.

– А ещё лучше: каждые десять минут! – пробурчал недовольно мой главный охранник.

– Сотый раз тебе обещаю: мне ничего там не грозит! Твоя задача отваживать от моих поисков всех желающих. Пусть думают, что я испугался всё-таки последних событий и залёг на дно. Может даже и до завтра. Ко времени второго экзамена….

– Только через пару часов станет известно: прошли ли вы первый!

– Спасибо, что напомнил, – фыркнул я снисходительно. – Но в отличных оценках я не сомневаюсь. Всё! Теперь иди! И как только появится посыльный с пакетом: немедленно его ко мне!

– Понятно! – хоть начальнику охраны хотелось ещё со мной поспорить, но пришлось беспрекословно подчиниться. С видимым недовольством он таки вышел в коридор, а я остался в номере в одиночестве.

Следовало тщательно продумать сам процесс моего исчезновения. Номер графа Шалонера «светить» не хотелось. При тотальном обыске ход в подземелье обнаружат. Поэтому я решил видоизмениться в каком-то глухом и заброшенном месте. Если пожелают – пусть ищут. А мы заодно проследим за любопытными ищейками. Вот только кто осмелится идти за мной по следу?

Служба безопасности – претендент номер один. Им и так принцесса головы оторвёт за то, что потеряют меня из виду. Если не головы, то погоны точно с мясом выдерет.

Номер два – прокуратура, во главе со своим старшим следователем Энгором Бофке. Никогда не устающий Рекс теперь уделит мне ещё больше внимания. Наверняка он уже в поместье виконтов Эроски и осматривает там каждый отпечаток через старинную лупу. Как жаль, что мы не можем должным образом объединить сию минуту наши усилия и выйти на прячущихся преступников. Хотя…. Пришедшее мне в голову воспоминание, натолкнуло на неплохую идею.

А вспомнил я то время, когда Энгор мне открывал секреты следственной работы и делился своим необъятным опытом. Так вот он мне однажды стал рассказывать про осведомителей и разделять их на категории. И в самую высокую категорию он определил тех нескольких человек из своего прошлого, которые помогали следствию прямо кардинально. И при этом не требовали никакого вознаграждения. Разве только не покрытие издержек собственного расследования и, ещё реже, минимума на своё содержание. А одного такого информатора старший следователь описывал с наибольшей теплотой и горечью:

– Он мне звонил на крабер, говорил: «Это Ветер», и выкладывал мне всю информацию как на тарелочке. После его личного и тайного расследования оставалось только пойти и арестовать преступника. Или порой подсказывал некоторые детали, незнание которых ставило нас в тупик. По своей натуре и талантам «Ветер» являлся сам непревзойдённым детективом и распутывал порой сложнейшие криминалистические загадки. Я его неоднократно упрашивал перейти ко мне на работу, но он отказывался категорически. И посмеиваясь, просил его больше не разыскивать. Что я вообще то пытался сделать неоднократно, но без особого успеха. Он и голос менял разговаривая по краберу, и свою внешность маскировал при расследовании. Так что свидетели в последствии очень расходились во мнениях о подозрительном сыщике.

– И продолжает вам помогать? – спросил я тогда.

– Пропал! Уже года два от него ни одной информации. – Бофке тяжело вздохнул и философски добавил: – Может, умер от старости, или женился на ревнивой женщине. А может и сам в тюрьме оказался….

Это воспоминание мне подсказало, как подсовывать старшему следователю именно ту информацию, которая нас на данный момент устроит больше всего. Надо только хорошенько обсудить её вместе с Робертом: а вдруг Энгор Бофке и клюнет? Даже если он просто сделает вид, что поверил – это тоже весьма поможет и следствию, и нам. В конечном итоге.

Третьи и четвёртые претенденты на моё преследование – это оставшиеся в деле наёмные убийцы и слишком уж неразборчивые в средствах кандидаты из числа аристократов. Если конечно, они ещё не успокоились и не стали вести себя благоразумно.

Так же не стоило сбрасывать со счетов таинственного Шпона и прикормленных им моусовцев. А последние вообще будут меня разыскивать до моего смертного часа. Или пока я их всех не передавлю. Ведь они то точно знают о том, что настоящий Тантоитан не погиб во взлетающем звездолёте.

Или как там всё было? На самом то деле? Никаких сведений, показаний, намёков…. До сих пор ничего не прояснилось с тем днём, когда я впал в пропасть неосознанности самого себя. И ни одного воспоминания так и не воскресло в моей голове. Хоть бы что-то вспомнить! Ничего…. Только туман…. Словно не полтора года, а одна ночь прошла без сновидений!

Скорей всего у принцессы имеется ворох данных и поминутное расписание движения всех персонажей того трагического дня…. Только вот как мне покопаться в этом ворохе? Да и будет ли в этом толк? Если у меня пока никаких новых данных не появилось. Разве только обратиться за помощью к профессору Сартре? А вдруг он что-то «подправит» в моей головешке…?

«Вряд ли…, – засомневался активизировавшийся Булька. – Как у вас говорят: мёртвецу горчичник румянца не добавит!»

«Где это ты набрался такого чёрного фольклора?!» – удивился я.

«Это я так шучу! – забулькал он радостно, но тут же успокоился и продолжил: – А с твоими мозгами и в самом деле не всё в порядке. С правой стороны, над ухом, у тебя явно в наличии некоторая аномалия….»

«Ещё бы! При одном очень неудачном взрыве, мне в то место кусок обшивки угодил. Да с такой силой, что я часа два без сознания провалялся».

«И чего ты спешишь хвастаться крепостью свой дубовой башки? Дослушай вначале. Так вот: аномалия заключается в том, что в твоём черепе скорей всего специально сделали небольшое отверстие. Не знаю для чего, но заросло оно плохо и в его районе часто наблюдаю колебания температур. Не опасных конечно….»

– Просверлена дырка?! – ужаснулся в слух.

«Не паникуй! Не ДЫРКА, а маленькая дырочка. Диаметром в четыре миллиметра….»

«Ничего себе, маленькая! Да туда палец можно засунуть! – возмутился я, ощупывая правую половину своей многострадальной головы. – Ну…, может и не палец…. А гвоздь точно!»

«Может, ты на том гвозде фуражку раньше носил?!» – развеселился риптон.

«Кончай издеваться! – последовало от меня грозное предупреждение. – А то заставлю изобразить тебя на моей голове полковничью фуражку!»

«Ты ведь говорил, что только подполковник?!»

«Всё равно фуражки одинаковые. Ладно, расслабься и подумай лучше, где и как будем тренироваться на смену нового облика. Скоро Роберт пришлёт новые документы и надо будет замену внешности сделать быстро и с соблюдением всех параметров. Неровён час, поймают нас в момент отхода и сразу проверят. А ты чего-то упустишь….»

«И тебе не стыдно возводить напраслину на боевого товарища?! – возмутился Булька. – Когда это я тебя подводил?! Скорей ты не выполнял мои указания, срывая недисциплинированностью то голос, то….»

«Всё! У нас и так мало времени! – я постарался сделать эту мысль как можно внушительней. – Но по моим подсчётам полчаса, а то и час у нас ещё есть. Предлагаю употребить это время для сна: потом будет некогда отдохнуть чуть ли не сутки!»

«Тогда ложись и представь себе крупные, спелые яблоки на гнущихся от их тяжести ветках».


Поспать нам удалось целых восемьдесят минут. И разбудил меня звонком Роберт, а не посыльный от него с пакетом.

– Что случилось? Алоис нащупал что-то горячее?

– Нет, пока ничего важного. Хотя задержанные показали, что они работают на Моусовскую разведку. Но уж слишком они мелки по иерархии и ничего важного пока не рассказали. Шекун их продолжает «копать», а Алоис подключился к поиску данных про особняк. И как раз оттуда, от Ульриха, поступили сообщения очень перчёные….

– Не тяни! – не выдержал я. – Давай саму суть!

– Вернулись все четыре автобуса. Но когда они поворачивали с основной дороги, гигантский лихтеровоз своими фарами осветил внутренности салона и Ульрих отчетливо увидел нескольких бойцов в форме пехотинцев. И даже прекрасно рассмотрел на их шлёмах белую полоску….

– Надо же! – вырвалось у меня. – Может теперь вся пехота такие полоски носит?

– Ничего подобного! За полтора года никаких изменений….

– Ты выслал мне посыльного с документами? – надо было срочно заняться подозрительным особняком.

– Да! Совсем недавно. По расчёту он у тебя будет через пять, максимум десять минут.

– Отлично! Я сам его встречу. Мало ли что….

– Будем штурмовать? – деловито спросил Роберт.

– Хм! Мы и так уже шума наделали на всю столицу…! Посмотрим! На территорию особняка заезжал другой транспорт? Или выезжал?

– Два флайера за это время покинули двор, и четыре совершили посадку. Ну, и автобусы.

– Шекуна оставь на допросе, а всех его людей немедленно на особняк. Пусть костьми лягут, но выследят хоть один флайер! Вылетевший, естественно! Если удастся, пусть сразу его захватывают. Но! Всех членов экипажа или пассажиров брать только живьем! Если будет хоть малейшее сомнение в полной безопасности пленников, ждать меня или моего дополнительного распоряжения!

– А мне куда?

– Роберт! Пока сиди на связи! От Николя что-то есть?

– Ничего, молчит. – Роберт шумно вздохнул: – Я уже здесь всю задницу отсидел….

– Краберы поставь на пол, не своди с них взглядов и…. делай двести отжиманий!

– Понял командир!

– Только не обмани! И не вздумай делать триста!

– Как же, обманешь тут….

– А я бегу вылавливать посыльного.

Не то что бы я кому-то из своей охраны не доверял, но если есть возможность – лучше перестраховаться. А уж Нирьял может заглянуть в бумаги просто для собственного успокоения. Даже зная, что после этого он и минуты на своём посту больше не пробудет. Хотя вряд ли: ещё ни разу моего приказания не ослушался….

Посыльного я заметил в конце длинного коридора. Он разговаривал с моим начальником охраны и как раз оба повернулись и пошли мне навстречу. И то хорошо: документы всё равно попали бы ко мне лично в руки.

– Прекрасно! А то я уже и волноваться начал! – сказал я, забирая их рук посыльного пакет и расписываясь в бланке формуляра витиеватой подписью Артура Аристронга. Затем добавил своему главному телохранителю: – Приготовьте флайер, через десять минут вылетаем!

И бегом в свой номер. Типаж мне подобрали действительно незаурядный: во всех деталях подходящий к затребованному мной ранее. Не знаю, где этот старикан-ветеран находился в данное время, но если меня кто и окликнет на улице, приняв за него, можно всегда прикинуться совсем выжившим из ума на старости лет. Ибо, глядя на фотографии и голографическое изображение, даже Булька пошутил:

«Столько не живут!»

Когда же мы бегло просмотрели все полученные ветераном ранения, травмы и увечья, то я удостоверился, что Роберт с Алоисом явно переборщили с подборкой нового тела:

«Да! Такое со здоровым человеком никак нельзя сымитировать!»

«Почему? – притворился риптон наивным. – Сломаем кое-где кости, порвём сухожилия и будешь как огурчик!»

«Ага! Весь в предсмертных пупырышках! Ты лучше скажи, что будем делать?»

«Постарайся не попадаться на тотальную проверку! А то, что на виду, я постараюсь скопировать. Только всё равно много времени уйдёт: минут десять. Этот идиот, ко всему прочему, ещё и тело попортил татуировками! И то хорошо, что у него только четырёх пальцев не хватает… на ногах.

Так что учитывай!»

«Жаль, что ты не сможешь это сделать быстро. – С Булькой я переговаривался уже рассовав документы ветерана по карманам и устремившись к флайеру. – Я думал ты управишься за то время, что я буду переодеваться….»

«Тебе ещё придётся посидеть неподвижно! А ещё лучше полежать!»

«Тогда может, подскажешь такое место, где меня не будут так долго беспокоить?»

«Не ехидничай! Я и так за тебя почти все проблемы решаю! Можешь и сам иногда подумать мозгами, а то жиром заплывут….»

«Ай, как нехорошо! Ай, как не красиво! Препираться со старшим по званию! Видимо придётся тебя разжаловать и выгнать со службы!»

«Можно подумать – я давал присягу!» – засмеялся риптон своим булькающим смехом.

В тот же момент я уселся в центральном салоне флайера и скомандовал водителю:

– На панорамный уровень! В районе центра!

На указанном мною уровне транспортных потоков не было. Там только медленно барражировали и зависали на месте экскурсионные летательные аппараты. Из окон, которых, туристы любовались общим видом столицы и запечатляли увиденное на инфокристаллы своих видеокамер. Мне тоже захотелось окинуть город одним взглядом, не сомневаясь, что тогда мне придёт в голову хорошая мысль по поводу выбора места для смены внешности. И такая мысль пришла почти сразу, лишь только на глаза мне попались архитектурные украшения самого большого на Оилтоне дворца Водных Удовольствий. Работал он круглосуточно и там наличествовала такая путаница залов, переходов, раздевалок и водных емкостей, что сбить со следа любого соглядатая было проще простого.

Только я достал крабер, как на нём загорелся сигнал вызова от Роберта.

– Ты опередил меня на две секунды! – заговорил я так, что бы слышал только он. – Отправляй срочно человека во дворец Водных Удовольствий. Там как раз начинают расходиться ночные посетители. Пусть положит сумку в одну из свободных раздевалок которые идут с пятьсот первого номера и установит код на дверцу один ноль ноль четыре.

– Понял, отправляю! Посыльный уже в городе с крабером. Как раз в районе дворца. Минут за десять доберётся. Но у нас тоже важные новости: в столицу прибывают Дирижёры Доставки….

– Все?! – от неожиданности я воскликнул так громко, что сидящий на переднем сидении начальник охраны удивлённо обернулся. Сидящие в кормовом отсеке пятеро переодетых гвардейцев, ничего не слышали из-за поднятой звуконепроницаемой перегородки.

– Нет, только четверо. Ортокс, Стилон, Сельригер и Барайтис.

– Уф! Это ж надо!!! – приходилось изо всех сил говорить тихо. – Что ж теперь твориться в городе будет?!

– Вот именно! Николя подслушал это самым первым. Может ещё и принцесса не знает. Но вот что начнётся через пару часов?!

Роберт тоже удивлялся не меньше моего. Ещё никогда в истории Оилтона половина шефов Доставки не посещала планету одновременно. Один, очень редко два Дирижёра совершали надолго запоминающиеся визиты. Лишь один раз, в прошлом веке, при возведении в звание императора прадедушки Патрисии, Старый Квартал удостоился чести лицезреть сразу трёх главных шефов доставки. А тут вообще: четверо!

Визит Ортокса, Дирижёра Доставки по связям с общественностью вполне планировался. Шестидесятилетний красавец, двести три сантиметра роста, имел вдобавок чёрные вьющиеся волосы и огромные миндалевидные голубые глаза. Естественно: почти половина женского населения считала его эталоном мужской красоты. Ортокс только тем и занимался, что мотался по всей Галактике и выступал с пышными речами почти на всех мало-мальски значительных церемониях. Он умел расположить к себе буквально каждое разумное существо и являлся самым популярным и любимым среди народа шефом геогалактической структуры.

Дирижёр Стилон путешествовал по Галактике намного реже. И не из-за того, что был старше на восемь лет. Просто заведующему финансами Доставки достаточно послать по делам вместо себя нужного заместителя. А их у него вполне хватало: самых умелых, хитрых, изворотливых и сообразительных. Но раз Стилон решился прилететь, значит, рассчитывает на что-то очень крупное в сфере финансовых интересов для своего родного предприятия. В таких случаях он предпочитал удостовериться в надёжности «почвы» собственными ногами.

А вот визит Сельригера выглядел немного странным. Дирижёр Доставки по геологическим разработкам недр и освоению новых планет очень редко посещал подобные скопления знати и всегда являлся человеком сугубо деловым. Он даже редко посещал торжественные приёмы в резиденции самой Доставки и всегда игнорировал приглашения со стороны. Да и выглядел он как человек, у которого на уме ничего нет, кроме решения важных и неотложных проблем.

Но больше всего удивляло желание посетить Оилтон Дирижёра Барайтиса. Он занимал самый силовой пост в иерархии шефов Доставки и являлся руководителем обороны, командующим всех воинских формирований структуры и командиром внутренней и внешней разведки. Визит такой важной персоны уже сам по себе считался из ряда вон выходящим. А уж личностью он считался вообще неординарной. Хотя внешним видом Барайтис первоначально вызывал улыбку на лице у каждого. Маленький, метр шестьдесят пять, кругленький, с блестящей лысиной он скорей походил на продавца сладостей в собственной кондитерской. Но хватка и характер у него были железными. Об этом можно было судить уже по тому, что занял он свой пост пять лет назад, когда ему исполнилось всего сорок девять. Для того, что бы добиться такого повышения, надо было обладать уникальными качествами и гениальными мозгами. И всё равно подобное, считалось просто сказочным везением. Ходили, правда, слухи, что он буквально затоптал других претендентов и безжалостно отпихнул их неуклюжие носители разума со своего пути. Так что присутствие Барайтиса на Оилтоне обещало стать самым интригующим.

Вот бы знать точно: что Дирижёру обороны Доставки здесь понадобилось? Пока в моей голове мелькали десятки предполагаемых вариантов, флайер снизился на транспортную высоту и, следуя моим указаниям, опустился на разгрузочную платформу дворца Водных Удовольствий. Со мной вышли все сопровождающие.

– Остаётесь здесь и регистрируете всех, кто за нами последует. Со мной только ты!

Начальник охраны, повинуясь моему жесту, поспешил за мной в глубины огромного дворца. Ориентировался я здесь неважно, но вполне достаточно для задуманного. Дойдя до нужного мне уровня с анфиладами раздевалок, я отдал своему сопровождающему документы барона Артура Аристронга и четко обрисовал ему дальнейшие действия:

– Документы спрятать в флайере! Всех людей немедленно расставить по всему дворцу и брать на учёт каждого, кто будет меня разыскивать. Если насядут безопасники – расскажи всё как есть. Пусть думают сами, куда я здесь спрятался. Впоследствии, когда дам команду и координаты, немедленно будь готов доставить мне комплект одежды и мои документы в указанное место. Всех остальных наших людей предупредить: пусть находятся в постоянной боевой готовности. Выполняй!

Пока я перечислял свои приказы, Нирьял лишь недовольно морщил лоб и тяжело вздыхал. Но возражать таки не решился: сразу бросился обратно к флайеру. Я же за минуту достиг нужных кабинок и быстро проверил искомые двери. Две первые были закрыты, а пятьсот третья и следующая оказались свободными. Значит, круг поисков намного уменьшался. Разве только что-нибудь случилось и посыльный с сумкой пропал в тумане. По логике я стал набирать код на пятьсот второй раздевалке, но когда повторно дёрнул за ручку двери, с той стороны раздался недовольный голос:

– Занято! Неужели не понятно?!

Пришлось повторить ту же процедуру набора, но уже в номере пятьсот первом. Получилось! Дверь тихо открылась, я вскочил во внутрь и, стараясь не делать лишнего шума, стал лихорадочно раздеваться. Сумка с вещами лежала на виду, на застеленном белой простынею топчане, и вещи в них оказались вполне чистыми и приятно пахнущими после стирки. Хоть это хорошо! А то Роберт вполне мог подбросить мне одежду из таких древних сбережений Алоиса, что только в страшных фильмах сниматься!

Включив проектор голографического изображения, я встал под его лучи, а руками прикоснулся к разложенным на столике образцам с отпечатками пальцев. Подобная процедура отрабатывалась нами уже не раз. Плоть риптона прокатывалась по моему телу такими существенными волнами, что меня изрядно покачивало. Мои мускулы и сухожилия, да и внутренности тоже, подвергались то сжатию и растяжению, то сминанию, давлению и искривлению. Со всеми вытекающими при этом ощущениями. Возмущаться такой грубой перестройкой моей внешности не приходилось, да и не следовало. Иначе Булька мог усилить свои действия ненужными шутками и тем юмором, который больше присущ врачам патологоанатомам.

Поэтому я изо всех сил сосредотачивался на обдумывании предстоящих в ближайшие часы действий. Одновременно становясь ниже, горбатей, толще, старей и уродливей. Иногда, краем глаза, я с отвращением косил в расположенное на стене зеркало и сразу же, поспешно возвращался к мыслительному процессу.

Риптон в очередной раз мне напомнил, что если мне понадобится ещё раз превратиться в старого ветерана, он повторит уже этот процесс намного быстрее. Объясняя это своей памятью на молекулярном уровне.

Минут через восемь Булька разрешил мне надеть брюки, носки и обувь. Что вообще-то удалось мне с немалым трудом из-за свисающего впереди необъятного живота. Затем я переместил голограмму прямо на топчан и сам улёгся на него. Положив на глаза после этого снимки сетчатки старого ветерана.

Ещё через несколько минут в коридоре между раздевалками послышался оживлённый говор, топот ног и хлопанье открываемых и закрываемых дверей.

«Ох как быстро они начали твои поиски!» – удивился Булька.

«А то! – не преминул я похвастаться. – Я ведь сам многих из них муштровал!»

«Проектор можешь выключить. Осмотрись перед зеркалом. Вдруг, какое явное несоответствие заметишь. Мне осталось совсем небольшие мелочи, закончу на ходу. Да! И не забудь изменить голос! А то на это у нас уйдёт ещё больше времени. Сможешь?»

«Да уж постараюсь что-нибудь пропищать!»

Лишь только я подошёл к зеркалу, сразу пропало всякое желание в него любоваться. На меня смотрел престарелый и перекосившийся урод с отвисшей от удивления челюстью. Довольный моей реакцией риптон, тоже не преминул похвастаться:

«И как тебе моя ювелирная работа? Красавец?!»

– Да уж! Краше только в гроб кладут! – согласился я, заодно тихим ворчанием пробуя изменить голос. Что получалось весьма легко: из-за толстых, вывернутых чуть ли не наизнанку губ, я шепелявил словно беззубый. Ко всему ещё и слюной брызгался с непривычки.

В тот же момент стали стучаться почти во все запертые двери. Выкрикивая при этом:

– Полиция! Всем немедленно открыть двери раздевалок! Разыскиваются две женщины, опасные преступницы. Если они здесь – пусть сдадутся добровольно! Всё равно все выходы перекрыты!

Вот уж хитрецы! Любой мужчина такому объявлению поверит и спокойно откроет дверь. Даже если он сам первый кандидат для ареста. А в женских раздевалках наверняка будут искать в самую последнюю очередь. Выкрикивая, что ищут молодого парня, который стащил у рассеянной госпожи сумочку. Чем вызовут только нездоровое любопытство и ускоренное открывание дверей. Знаем мы эти тонкости психологии: сами не раз проводили подобные учения!

Чей-то кулак настойчиво загрохотал и в мою дверь. Громко прокашлявшись, я проворчал в ответ:

– Сейчас, сейчас! Дайте же хоть срамоту прикрыть!

За открытой дверью стояли два шустрых паренька в гражданской одежде. Напряжённо-выжидательное выражение на их лицах, при моём появлении сменилось удивлённо-сочувствующим. Один тут же побежал дальше по коридору, а второй, стараясь ко мне не прикасаться, протиснувшись в раздевалку, приподнял и пощупал топчан. Моё шепелявое произношение, совсем не скрыло должного сарказма:

– Под этим топчаном и одна женщина не поместится!

– Извините, господин! Работа! – и тут же опрометью выскочил из моей раздевалки. Выглянув за ним в коридор, я заметил ещё нескольких посетителей дворца, которые бурно возмущались бесцеремонным поведением полиции и апеллировали друг к другу. Как ни странно, одна из дверей так и оставалась запёртой. Возле неё собралось человек восемь полицейских в форме и гражданской одежде, и требовали немедленно открыть дверь. В ответ послышались истерические женские выкрики: кто-то проводил там время с интимной подругой. И эта подруга явно не соглашалась считаться преступницей.

Не желая слишком запомниться всем здесь находящимся, я нырнул в раздевалку, моментально закончил одеваться и с сумкой под мышкой отправился к выходу из дворца Водных Удовольствий. При этом притворяться мне не приходилось. Хромота казалась врождённой, поясницу крутило как после удара бревном, свисающий вниз живот вполне естественно заставлял спину горбиться, а торчащие в стороны кустики бровей, могли прикрыть слезящиеся глаза не только от падающего снега, если тот бы вдруг пошёл, но и от солидного града.

На основных пересечениях коридоров сновали растерянные немного люди и отдавали друг другу иногда приказания. Самое смешное: что они порой друг у друга проверяли документы. Вот уж мы с Булькой повеселились этому! И своего начальника охраны я увидел на самом выходе. Его обступило человек пять с самыми настойчивыми и командными взглядами. А в двоих из них, я узнал офицеров Дивизиона. Бедный Нирьял! Я ему не завидовал! Как только ему удастся выкрутиться? Могут ведь и домутилом пугать. Знаю я своих ребят: главное задание выполнить. И если уж принцесса прикажет, не посмотрят что мой начальник охраны неприкосновенное лицо и утверждает что его подопечный в полной безопасности.

Но главное, что тысячи глаз за мной больше не следят! И я волен действовать, как мне будет удобно. Протащившись на соседнюю улицу, первым делом связался с Робертом:

– Ты забыл мне вложить в сумку шляпу!

– Зачем она тебе? – не понял товарищ.

– Сижу вот на лавочке, а все проходящие люди смотрят на меня с такой жалостью, что наверняка бы мне в шляпу кидали только крупные монеты….

– Да, с такой рожей, как у тебя, и кошелёк уронить не жалко! – хихикнул Роберт. – Лишь бы никогда с таким больше не встречаться….

– С тобой я встречусь очень скоро! – моё многозначительное обещание заставило нашего координатора испуганно перейти к докладу:

– Пока ничего нового, командир! Через стекло наблюдаю за подвалом: Шекун как раз приступил к допросу второго моусовца под действием домутила. От первого по основным вопросам – никакого толку. Алоис остался наверху и роется в реестрах, пытается выяснить, кому же действительно принадлежит особняк со «спортсменами». От остальных ребят тоже ничего не поступало.

– Ну вот! Можешь ведь говорить по существу…. Когда захочешь. А то, кошелёк ему, видите ли, не жалко!

– Честное слово не жалко!

– Тогда приготовь: я двигаюсь к вам. Минут через сорок буду!

– Ой, мамочки! – ещё больше испугался Роберт. – Последний галакт, и тот отдавать придётся!

– Ничего! – мои утешения последовали в том же тоне: – Зато старый ветеран не умрёт с голоду! Сегодня….


Пока я пробирался через центры столицы, скучать не приходилось. Такого количества полицейских патрулей на улицах мне не доводилось наблюдать со времён путча. И это притом, что ни военного положения не вводилось, ни комендантского часа не объявлялось. И самое неприятное в нашей ситуации было не то, что на каждом углу тебя могли остановить и проверить документы. А то и попросить зайти в фургончик с передвижными лайзмерами. Намного хуже всё было из-за сотен тысяч видеокамер, расположенных чуть ли не каждой стене, крыше или другой выступающей части здания. А ведь с их помощью можно отследить маршрут и передвижение любого человека в столице. Конечно, на просмотр видеозаписей надо будет посадить тысячи человек, но в теории и это возможно.

Только транспорт оставался ещё некоторой лазейкой, через которую можно перемещаться по городу и пытаться запутать след. Да и то: шансов на успех почти не существовало. Оставалось надеяться на знание суперходов в подземных лабиринтах и на то, что вскоре не придётся уже менять внешность.

Такая мобилизация всех правоохранительных органов, конечно, произошла не только по моей вине. Или по вине похитителей графа Шалонера. Главная причина – визит на Оилтон сразу четырёх Дирижёров Доставки. Уже сейчас я выхватывал из сонма столичных безопасников, чуждые нашему климату загорелые и обветренные лица шкафоподобных парней. Которые ну совсем не выглядели туристами. Или простыми обывателями. Узнать десантников из Батальона Доставки, опытному человеку не составляло труда. Значит, действительно их четыре шефа уже находятся в пути на нашу планету. Хотя, может, мне этих посторонних наблюдателей рисовало возбуждённое сознание. Не такие уж в Доставке лопухи, что бы ставить на внешние посты наблюдения людей с явно перекачанными мышцами. Скорей всего, самые незаметные таковыми и останутся для моих глаз. Тем более в таком столпотворении. И тем более, когда за мной по идее следить не должны.

Странно только, что от Николя до сих пор не поступило никаких сведений о конкретных сроках прибытия Дирижёров. Если они свалятся нам на голову уже сегодня, то ни принцесса, ни император не смогут посетить яхту миледи этим утром. А вот если завтра…? Или послезавтра…?

И что им здесь надо, опять таки? Ох уж эта политика! Не позавидуешь ни Патрисии, ни её брату Янушу! И будущему консорту тоже не позавидуешь. Жизнь у него будет как на вулкане!

«Вот именно! – поддержал последнюю мысль риптон. – А представь, какая солидная и спокойная жизнь у врачей! Особенно знаменитых и прославленных. А мы ведь с тобой можем стать самыми великим и в истории человечества….»

«И риптоновечества! – не преминул я добавить и его в список прославленных рас. – Или как правильно?»

«Мне кажется: риптонечества. – Булька надолго задумался, а потом спросил совсем о другом: – Слушай, а когда мы сможем опять как-то заскочить на планету электромугов?»

«Зачем тебе?»

«Интересно стало: сколько риптонов вообще существует в мире? Никак не могу это вспомнить. Даже не знаю: каким способом мы увеличиваем свой род. Меня по этому вопросу буквально раздирают сомнения в последнее время….»

«Не переживай: при первой же возможности заглянем на твою родину с дружеским гостевым визитом!»

«Тогда ладно. Не буду больше тебя отвлекать болтовнёй, а попутно займёмся делом….»

«Я так и понял, – на глаза наворачивались слёзы. – Ты хочешь попутно лишить меня зрения?»

«Последний раз, когда ты танцевал с принцессой, я попробовал создать некоторые прозрачные наросты, как бы вместо линз….»

«Припоминаю….»

«Так вот если их ещё больше увеличить, появляется эффект бинокулярного зрения. И ты сможешь рассмотреть нечто или очень далёкое или очень мелкое. Вот, смотри внимательно на того голубя на фронтоне арки….»

«Вижу только темную точку. Сливается на фоне камня….»

«А теперь?»

С каждой секундой изображение птица приближалось и становилось ярким, насыщенным и неимоверно чётким. Так и хотелось прикоснуться к нему рукой. Но и дискомфорт получился большой:

«У меня сейчас глаза в мозг продавятся!» – забеспокоился я мысленно.

«А, ну да…, – Булька опять провёл небольшие манипуляции с наростами на моих глазах, и давление резко спало. Правда и изображение чуть ухудшилось. – Я только не вижу, как ты смотришься со стороны. Скорей всего твои глаза похожи на торчащие антенны улитки. Или горизонтальные сосульки….»

Я подошёл к зеркальной витрине магазина и мы общими усилиями сфокусировали взгляд на моём отражении. Глаза действительно выглядели жутко: словно белок выплеснулся наружу сантиметра на три и взрастил на своём конце ещё один зрачок.

«Убирай немедленно это уродство! А то меня сейчас в зоопарк сдадут! И так любой прохожий косится словно на монстра.»

«Всё! Не кричи! Уже убрал! – тараторил Булька, приводя мои глаза в порядок. – Хотя мне кажется, что электромуги всегда могли делать подобные наросты на своих глазах….»

«Им стесняться нечего, они свою красоту ничем не испортят! – пробурчал я и, прихрамывая, поспешил в подходящий к остановке монорельс. Сойдя через две остановки, прогулялся по нужной улице и остановился перед хорошо знакомым особняком. Калитка во двор тут же открылась: видимо Роберт наблюдал за улицей. И уже через минуту он тащил меня в подвал. Рассказывая на ходу:

– Второй моусовец на обязательный вопрос, кто такой Стахокапус, чётко отвечает: «Растение!»

– Да ну?! – не поверил я. – Такого слова ни в одном справочнике нет. Цой Тан проверял: нет таких растений! И животных тоже!

– Да их находят на новых планетах тысячами каждый год! – не согласился Роберт. – Разве можно их все классифицировать? Да ты сейчас сам услышишь….

В подвале упревший Шекун монотонным голосом задавал вопросы и получал на них не менее монотонные ответы. Из аппарата записи выползала широкая и бесконечная лента бумаги, которая отображала каждое слово допроса. Быстро пробежав по ней глазами, я нашел нужное место и указал Шекуну на него пальцем. Тот прекрасно всё понял и стал повторять вопросы:

– Что такое Стахокапус?

– Растение.

– Съедобное?

– Не знаю.

– Какой формы?

– Овальный, толстый диск.

– Какой цвет Стахокапуса?

– Черно-синий.

– Какой размер?

– До метра.

– Что напоминает поверхность Стахокапуса?

– Твёрдый, пористый и шершавый камень.

– Что тебе приказали сделать при обнаружении Стахокапуса?

– Немедленно сообщить старшему группы.

– Для сего предназначен Стахокапус?

– Не знаю….

И на все последующие вопросы об интересующем нас растении пленник отвечал только словами «Не знаю….» Потратив на него чуть ли не час, мы так и не смогли выяснить, куда делся старший группы, почему они остались на явке, и где в городе находятся остальные моусовцы. И, вместе с присоединившимся Алоисом, мы принялись раскладывать всё по полочкам.

Старший арестованной нами группы выехал по срочным делам несколько дней назад и только недавно дал приказ срочно покинуть явку и затеряться где-то в городе. Шекун только по счастливой случайности успел парочку шпионов схватить уже на выходе с явки. На захваченный крабер кто-то пытался позвонить после, но, услышав незнакомый голос Шекуна, сразу отключился.

Фоторобот складывать при допросе под воздействием домутила довольно тягомотно, поэтому личность старшего группы пока даже не выяснялась. С остальными коллегами, захваченные нами шпионы контактов не имели и ни о ком конкретно ничего не знали. Исходя из тех вопросов, что им успели задать.

Но главное: хоть что-то стало проясняться. И теперь мы хоть приблизительно могли догадаться: в каком направлении нам действовать при поисках таинственного Стахокапуса. Хотя и нами только что моусовца могли ввести в заблуждение ложной информацией, а потом подбросить нам этих пешек, что бы сбить с нужного следа. Может они даже следили за явкой со стороны, а лишь только увидели группу захвата, скомандовали убегать в город. А птички то и попались! И выдали нам именно то, что и было задумано. На последней версии особенно настаивал Алоис:

– Уж очень легко нам удалость их захватить! И ведь после ареста Горгоны, они просто обязаны были свернуть все те явки, о которых она знала!

– А вдруг они сами не знали всей той информации, что накопилась в головке их ядовитой певицы? – резонно возражал Роберт. – Им понадобилось уйма времени, что бы просчитать все возможные потери и заняться срочной эвакуацией своих подразделений.

– Но ведь особняк со спортсменами они не эвакуировали! – напомнил я. – А такой крупный объект просто убийственно подбрасывать нам на съедение. Или, может, тут замешаны другие силы?

Последний вопрос я задал Алоису, который и вёл все допросы Горгоны. И тот стал оправдываться:

– Я так и не успел у неё дословно узнать источник тех сведений, из которых она запомнила данные про особняк. Свалилась она от последней дозы домутила. Даже антидот её полностью не вытягивает. Надо теперь минимум неделю ждать до следующего допроса. Не хотелось бы её раньше времени ….

– Понятно! Но хоть твои собственные предположения?

– Мне кажется она, с её допуском во все тайны, могла просто запомнить этот адрес, выдернув его из текста сводок или секретного сообщения. И даже её муж Де Ло Кле, не сможет с уверенностью утверждать: что она знает, а что, нет.

– Конечно, настоящий разведчик всегда отложит в памяти спасительные, порой для него сведения. – Роберт, похоже, радовался предстоящему делу. – Мне кажется, мы в том гнезде отыщем все разгадки на наши вопросы и разрешим все проблемы одним ударом!

– Конечно! Так и сразу! – осадил я его пыл. – Может, хочешь попробовать штурмовать особняк?! Или сдадим о нём информацию Хайнеку? А он наломает скорей всего дров таких…! Если сам в том не замешан! Мы ведь до сих пор даже приблизительно не можем выйти на главного предателя! Но самое главное – выяснить всё-таки: где находится Цой Тан. Время то у нас есть: вряд ли они откажутся допросить его в спокойной обстановке под воздействием домутила. Получается часов восемь, десять. Это если принять во внимание, что блокада важных сведений в его голове, которую установил профессор Сартре, не даст каких-либо сбоев. Иначе нам самим придётся очень туго. В худшем случае надо убегать отсюда уже немедленно. Хоть превентивные меры безопасности нашей штаб-квартиры усилить всё равно необходимо. И сунуться в такой момент в логово врагов – просто безумие! Сам посуди: там их сорок! Да плюс двадцать вернулось в автобусах! Если не сто! Да плюс ещё неизвестно сколько, в подземных пространствах! О которых, кстати, нам пока тоже ничего не сообщили!

– Я запустил программу поиска! – успокоил мою нервозность Алоис. – Через минут двадцать система выдаст имя главного хозяина, а также всех возможных арендаторов, субподрядчиков, строителей, архитекторов и их связи с кругом лиц, нами подозреваемых. Если хоть одна ниточка появится, мы тут же по ней дойдём до основного клубка.

– Ниточка – хорошо! Но когда мы её нащупаем? И у нас же не целый сонм аналитиком и гениальных стратегов. И не Дивизион за моими плечами. А вот как выдернуть Цой Тана: надо придумать уже! Роберт, вызывай Ульриха! Что у них новенького….

Пока мы ждали ответа на наш короткий импульс на краберный вибратор нашего товарища, я решил связаться со своим начальником охраны. Всё равно Ульриху придётся выбрать место для разговора с нами, а то и просто проигнорировать сигнал, если сложится соответствующая обстановка. Находясь на посту наблюдения почти невозможно сразу же ответить на вызов.

Алоис же тем временем решил поговорить с ребятами на яхте миледи. Уйдя для этого в другую комнату. А Роберт ждал на приёме.

Нирьял отозвался сразу же, словно держал палец на кнопке ответа.

– Слушаю!

– Это я! Со мной всё прекрасно: залёг на дно! И меня отсюда никто не выковыряет.

– Ваша Светлость! Я тут уже весь холодным потом истёк! – признался начальник моей охраны. – От переживаний! Да и не только….

– За меня переживать не надо! Какие новости у вас?

– Только что мне сообщил секретарь: теоретический экзамен вами пройден. Так что: поздравляю!

– Спасибо! На другой результат я и не рассчитывал! А виконт Корт Эроски?

– Увы! Ему не удалось пройти первый этап отбора. А по состоянию Здоровья – он бы и не смог участвовать во втором. Хотя врачи обещают поставить его на ноги буквально через две недели….

– Ещё бы! Он парень здоровый! Навещу, когда время позволит! – я сделал паузу и услышал на том конце связи раздражённое ворчание и недовольное перешёптывание. – Кого-то удалось поймать? Я имею в виду тех, кто подходит под категорию врагов?

– Из врагов – никого! А вот все остальные убедительно просят считать их нашими друзьями, да ещё и настаивают….

– Сильно настаивают?

– Очень! Даже сейчас не дают мне спокойно с вами разговаривать…..

– А кто именно?

– Да вот, господин старший следователь имперской прокуратуры здесь…. Прямо требует с вами разговора!

– Хорошо! Дай ему крабер! – согласился я. И в тот же момент в динамике раздался голос Энгора Бофке:

– Господин барон?

– Да, это я.

– С вами ничего не случилось?

– Ничего! Если конечно не считать участившиеся случаи покушения на меня, моих друзей и просто знакомых людей.

– Хочу напомнить: вы ведь обязаны помогать следствию! – при этих словах старший следователь грозно запыхтел в трубку.

– Ещё бы! И для этого достаточно поставить вокруг меня нескольких поворотливых детективов и преступность в империи сойдёт на нет, за несколько месяцев.

– Мы поставим, не сомневайтесь. Только скажите куда? И почему вы скрылись с места сегодняшней трагедии?

– Да меня просто вытурил оттуда очень большой начальник, этот грубый солдафон….

– Да, господин Хайнек жаловался на ваше весьма агрессивное поведение….

– А мне наоборот: его поведение показалось странным и подозрительным! – не вполне учтиво перебил я строгого Рекса. – Мне кажется, это он пытался там что-то скрыть или запутать!

– Тем более вам надо было остаться и дождаться моего прибытия! – с непоколебимым спокойствием продолжил Энгор Бофке. – Поверьте: в моей власти защитить любого подданного нашей империи от ложных обвинений и посягательств на его доброе имя.

– Значит, вы готовы за меня полностью поручиться? – мне так и хотелось подловить собеседника. Но тот был начеку:

– Конечно, готов! Но только после того, как мы выясним некоторые детали….

– Понятно! Вот когда выясните – тогда я с вами и поговорю!

И я тут же прервал наш милый разговор. С детской мстительностью представляя, как Энгор Бофке, багровея, сжимает в руке крабер и готовится со злостью расколотить его об стенку.

Хорошо, что и старший следователь уверен теперь в моём здравии и благополучии. Хотя вряд ли он отзовёт команду специалистов из дворца Водных Удовольствий. Тем ещё долго придётся простукивать и просвечивать каждую стенку в поисках подземного тайного хода.

На данный момент не мешало бы направить усилия имперских следователей в нужное русло. А то они так и будут заниматься бесполезным для меня поиском Артура Аристронга. Вот только какие данные подбросить старому Рексу для затравки? Да ещё и пользу с этого поиметь? Этот вопрос мы попытались решить с возвращением в комнату Алоиса. И тот сразу предложил на заклание старых врагов:

– Пусть занимается моусовцами! Подбросим ему этих двоих, с них всё равно никакого толка. Вдобавок можно присовокупить тех двоих наёмников, которых мы схватили в первые дни твоего здесь пребывания. Только камеру занимают без толку! И жрут как бегемоты! Скоро все запасы истощатся!

– Не жадничай! – мне понравилось его предложение только наполовину. – Травить голодом пленников – некрасиво. И моусовцев Энгору Бофке не стоит сдавать. Ты ведь прекрасно понимаешь: ими сразу займётся Хайнек. А то и лично принцесса. Наружные враги находятся в их сфере надзора.

– Тогда сдадим убийц…..

– Намного лучше! И не для того это сделаем, что бы их наказать или отвлечь следователя, а только для того, что бы он поверил во вновь возродившегося «Ветра». Так сказать контрольный звонок: «Жив. Работаю. Это – первая ласточка. Скоро раскрою крупное дело».

– Реальные люди, – поддержал Роберт, – Его явно заинтересуют….

– Вот именно! И уже при следующем звонке он долго раздумывать не будет. А сразу поставит на ноги тех, кого мы посчитаем нужным задействовать.

– Как мы «подадим» наёмных убийц? – перешёл к разработке практической схемы Алоис. – Ведь не сюда же «Ветер» подует?

– Конечно! Вот мы немедленно этот вопрос и решим. Лучше всего подкинуть этих двоих наёмников в одну из засвеченных Горгоной явок. Откуда уже все сбежали. Если Бофке докопается при этом ещё и до старых хозяев шпионской точки, то только честь ему и хвала.

– Грузим уже? – похоже, Роберт действительно засиделся на месте, и ему не терпелось сделать хоть что-нибудь. Я с улыбкой смотрел, как он спешно пододвинул к себе коробку с артистическим антуражем и, глядя в небольшое зеркало, торопливо накладывает на лицо грим и приклеивает небольшие усики. Его лицо довольно быстро теряло свою прежнюю, так хорошо нами изученную, узнаваемость.

– Давайте! – разрешил я. – Но только на месте ты, Алоис, уж сам должен справиться, не хватало ещё нам там всем скопом околачиваться.

– Справлюсь! – и в тот же момент Алоис включил подачу усыпляющего газа в камеру, где у нас содержались неудачливые наёмные убийцы.

– А что слышно с орбиты?

– Ребята обещали данные сканирования просмотреть в самое ближайшее время….

Роберт не успел договорить остальное, как его перебил звонок от наших наблюдателей у подозрительного особняка.

– С территории объекта взлетел большой транспортный флайер! – докладывал Ульрих. – Я лично пытаюсь висеть на дальнем хвосте. Ещё два наших аппарата держат его в боковых клещах. Пока из виду не теряем. Цель слежения двигается на окраину, предположительно в район Мокрых холмов….

– Где второй флайер?! – обратился я спешно к Алоису.

– Справа, возле соседнего дома на тротуаре. Белый «Дайли-80». Вот чип управления! В переборке набор предметов ближнего боя.

– Домутил?!

– Там же, целая упаковка! И антидот.

– Заканчивай здесь без нас. Подключи Шекуна себе на помощь. Пусть подбросит наёмников на явочную точку моусовцев и выдаст определённые слова Энгору Бофке. Связь держать со мной постоянно! Роберт за мной: если выследим место посадки, постараемся взять водителей, а то и пассажиров для откровенной беседы, и выяснить кто они такие. Может быть – это наши коллеги. Алоис, твоя программа ещё не нашла хозяев особняка?

– Пока нет! – наш информативный гений щёлкал по клавишам клавиатуры лучше любой стенографистки. – Видимо, много подставных лиц задействовано…. Удачи вам!

– Ульрих! Подключайся и на мой крабер! – мы с Робертом на ходу вооружились всем, что подвернулось нам в прихожей. Накинув на себя сверху широкие плащи и прикрыв лица лёгкими шарфами. Выходя из нашей штаб-квартиры, внимательно осмотрелись и только после этого погрузились в недавно купленный Алоисом флайер последней модели. А уже через минуту неслись на максимально допустимой скорости в сторону Мокрых холмов.

– Объёкт летит зигзагами…, – продолжал докладывать Ульрих. – Сейчас повернул вообще назад…. Пролетел мимо меня….. Но наш флайер с правого фланга успел развернуться раньше и теперь у него на хвосте. Теперь это удалось сделать левофланговому…. Мне пришлось уйти в нижний транспортный поток…. Развернулся. Сообщают, что объект тоже повернул на прежний курс. Подстраиваюсь в нижнем потоке. Есть, вижу! Теперь он резко ушёл на запад. Левый фланг его ведёт. Объект – неспроста так двигается! Явно проверяет: нет ли слежки! По идее – нас заметить не должен! Опять свернул на север. Теперь он и у меня на экране. Пошёл на посадку. Какие-то склады…. Сразу влетел вовнутрь ангара! Диафрагма свода закрылась. Даю координаты места посадки….

После названных цифр и имени индустриального района Алоис сразу сообщил, что там действительно находятся продуктовые склады. И хранят в них продовольствие, принадлежащее весьма известной компании. Та в свою очередь имела обширную сеть магазинов чуть ли не по всему Оилтону. И не дорогих, но и не из дешёвых.

Ульрих и его помощники рассредоточились на близлежащих территориях, а два флайера вновь подняли в воздух. Для подстраховки и наблюдения сверху. Пока мы с Робертом до ребят добрались, они успели найти какой-то служебный вход на одной из стен вышеупомянутого складского здания. Самый обычный, с улицы. Видимо здесь этим входом пользовались обыкновенные операторы и грузчики. Наличие охраны явно предполагалось, или хотя бы дежурного вахтёра, но это можно было проверить, лишь пройдя вовнутрь.

Во время полёта Булька вновь преобразовал мою внешность, превратив в хорошо памятного лысого скандалиста-ревнивца. А так как действовать приходилось без раздумий, то я сразу, после приземления, направил к служебному складскому входу Роберта. Шёл он не скрываясь, словно там его ждали лучшие друзья. Крабер укрепив заблаговременно в наружном кармане рубашки так, что бы его слова слышали все. А из оружия оставив лишь самый минимум, то, что удалось спрятать под обычной рубашкой и простыми брюками. Хоть и ветреная погодка, слегка подпорченная дождиком, к такой форме одежды не располагала.

Одновременно Ульрих поменял место парковки своего флайера как можно ближе к месту нашего предполагаемого проникновения на склады. Я тоже делал вид, что прогуливаюсь, но при этом двигался в нужную мне сторону. Ожидая сигнала от товарища.

Роберта я отправил на остриё атаки именно из-за его кажущейся безобидности и невзрачности. Его и сейчас не приняли всерьёз. Хотя два работника охраны и сами не представляли какой-либо угрозы. Едва завидев зашедшего незнакомого посетителя, тот, что сидел за столом прямо на проходе, строго спросил:

– Ты что, новенький?

– Да нет, – Роберт скромно остановился у стола, незаметно осматривая помещение. – Мне надо сестру найти, она здесь работает….

– Сестру? А кто такая? – уже не так строго спросил первый охранник. Но руку из под стола не убрал. Второй охранник лишь в самом начале скользнул равнодушным взглядом по фигурке Роберта, и вновь полностью переключился на ковыряние отвёрткой какого-то принтерного устройства. Видимо там недавно что-то сгорело, так как в воздухе висел тяжёлый запах палёной проводки.

– Я точно не помню, где она работает, – продолжал тем временем мой товарищ, – Всего раз её сюда провожал….

И назвал выдуманное имя. Охранник с уверенностью замотал головой:

– Такой точно нет! У нас всего то три женщины работает, так что ищи в другом месте.

– Тогда извините. Может это в тех складах, что напротив? – Роберт при этом стал отходить к двери и охранник расслабившись, вытащил руку из под стола и даже приподнялся над ним:

– Скорей всего! Там у них много женщин работает! – видимо ему не терпелось присоединиться к своему коллеге, и он уже мысленно распрощался со случайным посетителем. Но взгляда с него так и не спускал. Что Роберту весьма не нравилось. Поэтому он сделал удивлённые глаза и указал рукой на пучок проводов за спиной стоящего у стола охранника:

– Ой! Да у вас же кабель горит!!!

Оба работника проходной синхронно повернулись после этого восклицания к стене и попытались рассмотреть несуществующую опасность. Этих нескольких мгновений Роберту хватило для трёх бесшумных прыжков в сторону стола и перелёта через разделяющую их переборку. Один короткий удар и первый охранник беззвучно стал оседать на пол. Второй осознал ситуацию тоже с опозданием, даже встать не успел. Только и выставил перед собой отвёртку для защиты. Что, естественно, преградой для Роберта не оказалось. За несколько секунд он скрутил охранника буквой «зю» на полу и даже успел ему заклеить липким скотчем рот.

В этот момент и мы появились. Ульрих с несколькими помощниками бросились проверять проходы во внутрь здания, а я схватил связанного охранника и затащил его в тесную подсобку. Которая служила для нескольких рядов шкафчиков с одеждой и хранения уборочного инвентаря. Отклеив скотч с губ пленника, сразу стал объяснять ситуацию:

– Служба безопасности! – одной рукой я его поддерживал, а второй подсунул под самый нос красивое и почти не фальшивое удостоверение. – Скорей всего ни ты, ни твой товарищ в преступлениях против империи не замешаны, но вы могли подать сигнал тревоги и вспугнуть объект нашего ареста. Понял?!

Пленник в ответ лишь утвердительно закивал головой. Но несколько ответов из него всё-таки требовалось вытянуть:

– Преступник прилетел сюда совсем недавно на флайере. И влетел вовнутрь через приёмник в крыше. Какая там охрана?

– Да там вообще никакой охраны нет…. Только диспетчер сидит на пульте….

– Кто ещё из работников склада там находится?

– Несколько грузчиков, кладовщики, бухгалтер, оператор линий доставки….

– Хорошо! Нам очень важно, что бы никто из них не пострадал. Поэтому как нам их предупредить и отделить от преступников?

– Даже не знаю! – похоже, охранник действительно хотел нам помочь. – Если они прилетели за продуктами как обычно, то один, как правило, сидит в бухгалтерии и оформляет заказ, а второй следит за размещением грузов в трюме флайера….

– А если их трое?

– Очень часто вообще только пилот прилетает. Наши ребята и сами трюм могут запаковать, без присмотра. Всё зависит от заказчика. Мы ведь на проходной сидим и даже не знаем: кто там прилетел….

– Это военная организация, но прикрывается вывеской спортивного клуба «Кометытранс». Такой громоздкий, темно бардовый флайер военного образца? Знаком?

– Как же! Наши частые гости! Они всегда по трое прилетают: два пилота и один снабженец.

– Вот их-то нам и надо схватить! Что ещё можешь добавить?

– Не знаю…. Разве только диспетчер что бы лишнюю тревогу не поднял. Он под куполом сидит и весь ангар просматривает….

– Спасибо и на этом. Перед товарищем твоим извинимся позже, да и компенсацию вы получите обязательно. А сейчас тут посидите и ведите себя благоразумно! Наш человек пока займёт ваше место.

А в подсобку уже втаскивали слабо упирающегося второго охранника. На голое тело у него была наброшена тёплая куртка, а его прежняя одежда уже красовалась на одном из наших помощников. Он занял место за столом и вполне мог сойти за новичка, впервые дежурящего на проходной.

Ульрих только собрался мне докладывать обстановку, как в нашу общую сеть вклинился голос Алоиса:

– Вы себе только представьте: эти склады принадлежат герцогу Давиду Рибенголу. Да и вся сеть магазинов тоже.

– Надо же! – воскликнул Роберт. – Твоему хорошему знакомому! То его чуть не отравили на твоём приёме, то ты сейчас посягаешь на его собственность.

– Да, некрасиво получается, – согласился я, представляя какой вой поднимет герцог, с его то известностью после того, как узнает о наших действиях. – Но другого выхода у нас нет….

– Мало того! – Алоис чуть ли не кричал от переполняющего его возбуждения. – Оказывается, продукты у него закупают «спортсмены» из того самого особняка, который принадлежит не кому иному, как лучшему другу герцога! Генералу Владу Савойски! Особняк – его личная собственность. Которую он якобы предоставил в пользование службе разведки своей дивизии. Или что-то в этом роде. Остальные сведения просто стёрты из памяти всех информативных баз.

Мы с Робертом от таких новостей присвистнули одновременно. Вот это да! От закружившихся в голове предположений и многочисленных вариантов мы на несколько мгновений замолкли все втроём. Но тянуть время было нельзя, и я решился:

– Как бы там ни было: берём этих снабженцев особняка. Алоис, не знаю, как, не знаю где, но откопай все сведения о герцоге и генерале и постарайся их систематизировать в свете только что полученных данных.

– Уже делаю!

– И подключи Малыша на общую линию нашего разговора. Как Шекун? Подбросил наёмников старшему следователю?

– Да. Минут десять назад докладывал. Энгор Бофке получил должную наводку.

– Следи за нашими переговорами, мы берёмся за дело. Ульрих! Начинаем захват ангара и пилотов флайера. И никто не должен сильно пострадать. Очень важно диспетчера как-то изолировать в первую очередь….

– Можем обесточить все склады: я нашёл центральный рубильник подачи электроэнергии. Поставим возле него одного человека.

– Прекрасно! Тогда рассредоточиваемся таким образом: Ульрих двигается к бухгалтеру. Я займусь снабженцем и вторым пилотом. Роберт нас подстраховывает….


Содержание:
 0  На родном Оилтоне : Юрий Иванович  1  Глава вторая Борьба за выживание : Юрий Иванович
 2  Глава третья Жёсткие экзамены и жестокие соперники : Юрий Иванович  3  Глава четвёртая Сердцу не прикажешь : Юрий Иванович
 4  вы читаете: Глава пятая Совмещение ролей : Юрий Иванович  5  Глава шестая Первые успехи : Юрий Иванович
 6  Глава седьмая И снова – барон : Юрий Иванович    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.